Главная » Книги

Авилова Лидия Алексеевна - А. П. Чехов в моей жизни, Страница 2

Авилова Лидия Алексеевна - А. П. Чехов в моей жизни


1 2 3 4 5

оштрафился как кавалер?
   - Да кто же так делает? Даму надо посадить, устроить поудобнее, а потом уже самому сесть как придется.
   - Не люблю я назидательного тона,- отозвался Антон Павлович.- Вы похожи на старуху, когда ворчите. А вот будь на мне эполеты...
   - Как? Опять про эполеты?
   - Ну вот. Опять сердитесь и ворчите. И все это оттого, что я не нес ваш шлейф.
   - Послушайте, доктор... Я и так чуть леплюсь, а вы еще толкаете меня локтем, и я непременно вылечу.
   - У вас скверный характер. Но если бы на мне были густые эполеты...
   В это время он стал надевать перчатки, длинные, кожаные.
   - Покажите. Дайте мне. На чем они? На байке?
   - Нет, на меху. Вот.
   - Где вы достали такую прелесть?
   - На фабрике, около Серпухова. Завидно?
   Я их надела под ротондой и сказала:
   - Ничуть. Они мои...
   Извозчик уже съезжал с моста.
   - А куда ехать, барин?
   - В Эртелев переулок!12 - крикнула я.
   - Что? Зачем? На Николаевскую.
   - Нет, в Эртелев. Я вас провожу, а потом усядусь поудобнее и поеду домой.
   - А я за вами сзади саней побегу, как собака, по глубокому снегу, без перчаток. Извозчик, на Николаевскую!
   - Извозчик! В Эртелев!
   Извозчик потянул вожжи, и его кляча стала.
   - Уж я не пойму... Куда же теперь?
   Поехали на Николаевскую. Я отдала перчатки, и Антон Павлович опять стал нахваливать их, подражая Лейкину.
   - Разве у Сергея Николаевича есть такие перчатки? А миллионер. Не-ет. Надо самому съездить в Серпухов (или в Подольск? забыла) на фабрику, надо знать толк... Ну, а вы будете писать роман? Пишите. Но женщина должна писать так, точно она вышивает по канве. Пишите много, подробно. Пишите и сокращайте. Пишите и сокращайте.
   - Пока ничего не останется.
   - У вас скверный характер. С вами говорить трудно. Нет, умоляю, пишите. Не нужно вымысла, фантазии. Жизнь, какая она есть. Будете писать?
   - Буду, но с вымыслом. Вот что мне хочется. Слушайте. Любовь неизвестного человека. Понимаете? Вы его не знаете, а он вас любит, и вы это чувствуете постоянно. Вас окружает чья-то забота, вас согревает чья-то нежность. Вы получаете письма умные, интересные, полные страсти, на каждом шагу вы ощущаете внимание... Ну, понятно? И вы привыкаете к этому, вы уже ищете, боитесь потерять. Вам уже дорог тот, кого вы не знаете, и вы хотите знать. И вот что вы узнаете? Когда вы найдете? Разве не интересно?
   - Нет. Не интересно, матушка! - быстро сказал Чехов, и эта поспешность и решительность, а еще слово "матушка", которое тогда еще не вошло у нас в обычай, так насмешили меня, что я долго хохотала.
   - Почему я - матушка?
   Мы подъезжали к Николаевской.
   - Вы еще долго пробудете здесь? - спросила я.
   - Хочется еще с неделю. Надо бы нам видеться почаще, каждый день. Согласны?
   - Приезжайте завтра вечером ко мне,- неожиданно для самой себя предложила я. Антон Павлович удивился.
   - К вам?
   Мы почему-то оба замолчали на время.
   - У вас будет много гостей? - спросил Чехов.
   - Наоборот, никого. Миша на Кавказе, а без него некому у меня бывать. Надя вечером не приходит. Будем вдвоем и будем говорить, говорить...
   - Я вас уговорю писать роман. Это необходимо.
   - Значит, будете?
   - Если только меня не увлекут в другое место. Я здесь (у Суворина) от себя не завишу.
   - Все равно, буду вас ждать. Часов в девять.
   Мы подъехали, и я вышла и позвонила у подъезда. Извозчик с Чеховым отъехал и стал поворачивать, описывая большой круг по пустынной широкой улице. Мы продолжали переговариваться.
   - Непременно приеду,- говорил Чехов своим прекрасным низким басом, который как-то особенно звучал в просторе и тишине, в мягком зимнем воздухе.- Хочу убедить вас писать роман. И как вы были влюблены в офицера.
   - Кто это сказал?
   - Вы сами. Давно. Не помните? Будете спорить?
   Дверь отпирал швейцар в пальто внакидку.
   - Ну, до завтра.
   - Да. А вы не будете сердиться? Будете подобрее? Женщина должна быть кротка и ласкова.
   Не было у меня предчувствия, что меня ждет.
  

VI

  
   И вот настал этот вечер.
   С девяти часов я начала ждать.
   У меня был приготовлен маленький холодный ужин, водка, вино, пиво, фрукты. В столовой стол был накрыт для чая. Я представила себе так: сперва я затащу Чехова в детскую. Пусть позавидует. Дети еще не будут спать, а будут ложиться, а тогда они особенно прелестны. Самое веселое у них время. Потом мы пойдем пить чай. Потом перейдем в кабинет, где гораздо уютнее, чем в гостиной. Сколько необходимо сказать друг другу.
   Ужинать позднее. Шампанского я не посмела купить. Чувствовалось, что это было бы чуть не оскорблением Мише.
   Да и на то, что я купила, истратила денег больше, чем могла. (Помню, я решила: не заплачу по счету в свечную, подождут.)
   В начале десятого раздался звонок. Прижавши руку к сердцу, я немного переждала, пока Маша шла отворять, пока отворила и что-то ответила на вопрос гостя. Тогда я тоже вышла в переднюю и прямо застыла от ужаса. Гостей было двое: мужчина и женщина, и они раздевались. Меня особенно поразило то, что они раздевались. Значит, это не было недоразумение: они собирались остаться сидеть весь вечер. А всего несноснее было то, что это были Ш., Мишины знакомые, к которым он всегда тащил меня насильно, до того они были мне несимпатичны. Против него я еще ничего не могла сказать, но она... Я ее положительно не выносила. И он, и она были математики, преподавали где-то, у них в квартире стояло рядом два письменных стола, и это меня почему-то возмущало. Оба были очень заняты и навещали нас, слава богу, чрезвычайно редко. Надо же им было попасть именно в этот вечер!
   - Да, это мы, мы! - закричала В. У.- А Михаил Федорович на Кавказе? Ха! ха! ха!
   У нее была манера хохотать во все горло по всякому поводу и даже без всякого повода. Если она говорила - она хохотала. Как она могла преподавать? Я помню, что она рассказывала мне про смерть ее единственного ребенка и при этом заливалась хохотом.
   И теперь этот хохот разнесся по всей квартире. Конечно, пришлось пригласить их в гостиную. Тускло горела большая лампа, и весь воздух был пропитан тоской. А. В. У. бушевала; она рассказывала, как одна девушка заболела меланхолией вследствие смерти или измены ее жениха и как В. У. посоветовала ей решать задачи. Она стала решать и выздоровела, утешилась и теперь усиленно занимается математикой и счастлива.
   - Почему вы не решаете задачек? - удивлялась она мне,- это дисциплинирует ум, исключает всякую мечтательность, укрепляет волю. Заставляйте детей решать задачки. Вы увидите, как это им будет полезно, ха, ха, ха.
   В десять часов Маша доложила, что чай подан. Я вздрогнула и кинулась в столовую. Так оно и было! Весь мой ужин стоял на столе. И вино и фрукты.
   - Да здесь целый пир! - вдруг закричала В. У. за моей спиной.- Вы ждали гостей? Петя, мы с тобой так рано обедали... Как приятно. Ха, ха, ха. Но почему?
   Они с аппетитом принялись за еду. Я угощала, подкладывала.
   - Очень вкусный соус. Это ваша кухарка? Как? Вы сами? А Михаил Федорович говорил, что вы не любите хозяйничать. Больше в сфере фантазии, поэзии.
   И тут она так расхохоталась, что даже подавилась.
   На наших больших столовых часах было половина одиннадцатого. Ясно, что Антон Павлович не приедет, и я уже была этому рада.
   Вдруг в передней раздался звонок, и я услышала голос Антона Павловича. Он о чем-то спросил Машу.
   - Что с вами? - крикнула В. У.- Петя! Скорей воды... Лидии Алексеевне дурно.
   - Нет, я ничего,- слабо сказала я.- Почему вам показалось?
   - Но вы побледнели, как мел... Теперь вы вспыхнули...
   Вошел Антон Павлович, и я представила друг другу своих гостей.
   Какой это был взрыв хохота!!
   - Как? Антон Павлович Чехов? И Лидия Алексеевна не предупредила нас, что ждет такого гостя? Как мы счастливо попали! Вот когда вы ответите мне, Антон Павлович, на вопросы, которые я ставила себе каждый раз, как читала ваши произведения. Я хочу, чтобы вы ответили.
   Она напала на Чехова, как рысь на беззащитную лань. Она впилась в него, терзала, рвала на части, кричала, хохотала. Она обвиняла его, что он тратит свой большой талант на побасенки, что он ходит кругом и около, а не решает задачи, не дает идеала. Все у него расплывчато, нет точности, нет математичности. Математичности нет, нет! Ха, ха, ха!
   Антон Павлович несколько раз растерянно оглядывался на меня. Вдруг он спросил меня:
   - Вы курите? - В. У. на миг замолчала, удивленно моргая. Я тоже удивилась.
   - Нет...
   - Мне показалось, что у вас папироса.
   - У меня ничего нет,- и я показала ему руки.
   - Вам не надо курить.
   Я предложила ему закусить. Он отказался.
   В. У. опять закричала, подскакивая на своем стуле и сотрясая воздух. И от этого крика было душно, трудно было дышать. Я боялась, что мне опять будет дурно, потому что чувствовала Сильную слабость и легкое головокружение.
   Антон Павлович защищался слабо, нехотя, говорил односложно. Он сидел над своим стаканом чая, опустив глаза.
   Но вдруг Ш. встал и сказал жене:
   - Вера, нам пора домой.
   - Домой? - вскрикнула она.- Но, Петя, когда я дождусь еще случая высказать то, что Чехов должен выслушать? Должен же он понять свой долг как писатель...
   Она опять забарабанила, но меня утешало то, что ее муж стоял, а не садился вновь. Он настаивал, что пора ехать, и я, конечно, не возражала. Но я боялась, что он не сладит с расходившейся женой и предоставит ей возможность исполнить свой долг и наставить Чехова на путь истинный. Но, к счастью, он сладил. Она в последний раз ринулась на Чехова, стала жать и трясти его руки и кричать ему в уши, что он большой, большой талант и что она верит в него и ждет от него многого. Наконец крик перешел в переднюю, потом на лестницу, и взрыв хохота потряс все этажи. Дверь хлопнула, и мы с Антоном Павловичем в изнеможении перешли в кабинет.
   - Вы устали,- сказал Антон Павлович.- Я уйду, вас утомили гости.
   Что со мной делалось? Я едва могла говорить.
   - Прошу вас, останьтесь.
   - Кстати... не можете ли вы дать мне то, что обещали. Газеты с вашими рассказами и рукопись.
   Я все собрала заранее и передала ему пакет.
   - Почему вы не хотите, чтобы я обратился с рукописью к Гольцеву в "Русскую мысль"?
   - Потому что ее примут не за ее достоинство, а по вашей протекции.
   - Но ведь я-то отдам ее по достоинству. Вы не верите мне?
   - Не то что не верю, Антон Павлович, а я вашей оценки часто совсем не понимаю. "Рассказ хорош, даже очень хорош, но то, что есть Дуня (героиня моего рассказа), должно быть мужчиной. Сделайте ее офицером, что ли. А героя (у меня герой был студент, и он любил Дуню), героя - чиновником департамента окладных сборов"13. Видите, я даже выучила наизусть вашу рецензию. Но какой же роман между офицером и чиновником департамента окладных сборов? А если романа вовсе не нужно, то что же хорошо и даже очень хорошо в моем рассказе?
   - Ну, и оставили бы все, как было. Правда, хорошо. Ведь я писал вам, что по языку вы мастер и что я платил бы вам, будь я редактором, не меньше двухсот за лист. А вы идете не туда, куда я вас посылаю, а бог знает куда. Зачем вы попали в "Сын отечества"? С. Н. Кривенко14 - милейший человек, но не в этом суть. Вы знаете, как прозвали его газету? Очень метко. Труп честного покойника. И вы не оживите этот труп. К чему вы пошли туда?
   - Это что, - вяло сказала я.- Вы не знаете, куда я еще ходила! К Буренину15.
   Чехов так и подскочил. Даже фалды его сюртука взлетели.
   - Какой идиот послал вас к этому негодяю? - не повышая голоса, спросил он и так нахмурился, что я удивилась.
   - Да, ходила,- подтвердила я.- Он сказал мне, что если я сама буду приносить ему свои рассказы... Понимаете? Ему и сама...- то он будет их печатать.
   Сказала и раскаялась. Совсем лишнее! глупо! Ведь это мне просто понравилось, что Антон Павлович сердится, и я постаралась еще усилить впечатление. Это называется кокетством.
   - Ну, конечно, я ушла со своей рукописью и никогда больше носа туда не покажу,- прибавила я.
   - Умоляю вас, верьте мне немножко. Следуйте моим советам и не подвергайтесь опасности попасть в неловкое положение. Хороших людей гораздо больше, чем дурных. Хотелось бы уберечь вас от дурных.
   Он успокоился, а я пошла в столовую за вином. Да и закусить бы надо. Но... какие жалкие остатки оставили Ш.! Я собрала, что могла, и отнесла на Мишин письменный стол. Свою пачку с рукописями я отложила на круглый столик у окна.
   - Я не хочу этого,- сказал Чехов, и мне показалось, что он сказал это брезгливо. Взял бутылку с вином, отставил ее и налил себе пива. Мне было и стыдно и больно. Приняла гостя, нечего сказать.
   - Вам надо лечь спать,- сказал Чехов,- вас утомили гости. Вы сегодня не такая, как раньше. Вид у вас равнодушный и ленивый, и вы рады будете, когда я уйду. Да, раньше... помните ли вы наши первые встречи? Да и знаете ли вы?.. Знаете, что я был серьезно увлечен вами? Это было серьезно. Я любил вас. Мне казалось, что нет другой женщины на свете, которую я мог бы так любить. Вы были красивы и трогательны, и в вашей молодости было столько свежести и яркой прелести. Я вас любил и думал только о вас. И когда я увидел вас после долгой разлуки, мне казалось, что вы еще похорошели и что вы другая, новая, что опять вас надо узнавать и любить еще больше, по-новому. И что еще тяжелее расстаться.
   Он сидел на диване, откинувшись головой на спинку; я - против него на кресле. Наши колени почти соприкасались. Говорил он тихо, точно гудел своим чудесным басом, а лицо у него было строгое, глаза смотрели холодно и требовательно.
   - Знали вы это?
   У меня было такое чувство, точно он сердится, упрекает меня за то, что я обманула его, изменилась, подурнела, стала вялая, равнодушная и теперь не интересна.
   "Кошмар",- промелькнуло у меня в голове.
   - Я вас любил,- продолжал Чехов уже совсем гневно и наклонился ко мне, сердито глядя мне в лицо.- Но я знал, что вы не такая, как многие женщины, что вас любить можно только чисто и свято на всю жизнь. Я боялся коснуться вас, чтобы не оскорбить. Знали ли вы это?
   Он взял мою руку и сейчас же оставил ее, как мне казалось, с отвращением.
   - О, какая холодная рука!
   И сейчас же он встал и посмотрел на часы.
   - Половина второго. Я успею еще поужинать и поговорить с Сувориным, а вы ложитесь скорей спать. Скорей.
   Он что-то искал глазами на столе, на диване.
   - Я, кажется, обещал еще завтра повидаться с вами, но я не успею. Я завтра уезжаю в Москву. Значит, не увидимся.
   Он опять внимательно оглянулся, пошел к столику у окна и взял пакет с рукописями. Я же сидела как мертвая, не шевелясь.
   В ушах у меня шумело, в голове вихрем неслись мысли, но ни одной я не могла остановить, схватить, понять. Сказать я тоже ничего не могла. Что делалось в моей голове? Как это было мучительно!
   Я с трудом встала и пошла его провожать.
   - Так не увидимся, - повторил он. Я молчала и только вяло пожала его руку.
   Мы жили на четвертом этаже. Вся лестница была ярко освещена. Я стояла на площадке и смотрела, как он бежит вниз. На первом повороте я его окликнула:
   - Антон Павлович!
   Он остановился и поднял голову. Подождал и опять побежал.
   Я ничего не сказала.
  

VII

  
   На другой день я получила с посыльным пакет с книгой и моими рукописями и письмо. Книга была только что вышедший сборник его рассказов с сухой надписью: "Лидии Алексеевне Авиловой от автора". Письмо следующее:
   "15 февраля 1895 года. СПБ.
   Несмотря даже на то, что в соседней комнате пели Маркони и Баттистини, оба Ваши рассказа я прочел с большим вниманием. "Власть" милый рассказ, но будет лучше, если Вы изобразите не земского начальника, а просто помещика. Что же касается "Ко дню ангела", то это не рассказ, а вещь, и притом громоздкая вещь. Вы нагромоздили целую гору подробностей, и эта гора заслонила солнце. Надо сделать или большую повесть, этак листа в четыре, или же маленький рассказ, начав с того момента, когда барина несут в дом.
   Резюме: Вы талантливый человек, но Вы отяжелели, или, выражаясь вульгарно, отсырели и принадлежите уже к разряду сырых литераторов. Язык у Вас изысканный, как у стариков. Для чего это Вам понадобилось ощупывать палкой прочность поверхности снега? И зачем прочность, точно дело идет о сюртуке или мебели (нужно плотность, а не прочность). И поверхность снега тоже неловкое выражение. Затем встречаются и такие штуки: "Никифор отделился от столба ворот" или "отделился от стены".
   Пишите роман. Пишите роман целый год, потом полгода сокращайте его, а потом печатайте. Вы мало отделываете, писательница же должна не писать, а вышивать по бумаге, чтоб труд был кропотливым, медлительным. Простите за сии наставления. Иногда приходит желание напустить на себя важность и прочесть нотацию. Сегодня я остался, или, вернее, был оставлен, завтра непременно уезжаю.
   Желаю Вам всего, всего хорошего. Искренне преданный

Чехов".

   Разбранил меня Антон Павлович: "отяжелела, отсырела". Сердится. А я уже успела о многом размыслить и хотя не пришла ни к чему определенному, но, казалось мне, стала рассуждать логично. Очень мне не по душе была эта логика, очень не хотелось ей подчиняться, но должен же был разум взять верх над чувством? Из-за этого чувства сколько уж я наделала глупостей! Пригласила Антона Павловича, когда Миши не было дома. Что он мог подумать? Соблазняла его тем, что мы будем одни. Что он мог заключить?
   Я не знаю, как это случилось, но вдруг все мои рассуждения смело, как вихрем. И этот вихрь была моя вера, моя любовь, мое горе.
   "Я вас любил и думал только о вас..."
   Промучившись еще два дня, я приняла решение. В ювелирном магазине я заказала брелок в форме книги. На одной стороне я написала: "Повести и рассказы. Соч. Ан. Чехова", а с другой - "Стран. 267, стр. 6 и 7".
   Если найти эти строки в книге, то можно было прочесть: "Если тебе когда-нибудь понадобится моя жизнь, то приди и возьми ее".
   Когда брелок был готов, я вырезала в футляре напечатанный адрес магазина, запаковала и послала в Москву брату16. А его просила отнести и отдать в редакцию "Русской мысли".
   Брат передал футляр Гольцеву для передачи Антону Павловичу.
   Я сделала все это с тоски и отчаяния. Адрес же вырезала, чтобы не было явного признания, чтобы все-таки оставалось сомнение для него, а для меня возможность отступления. Не могла же я отдать ему свою жизнь! Разве что сразу четыре жизни: мою и детей. Но разве Миша отдал бы их мне? И разве Антон Павлович мог их взять?
  

VIII

  
   Не могло быть сомнения, что Антон Павлович получил мой подарок. Я ожидала последствии и тревожилась и волновалась. То мне казалось, что он приедет, то я ждала от него письма и вперед сочиняла содержание. Иногда это была холодная отповедь, на которую я тотчас же отвечала возможно язвительнее, то несколько небрежных строк, милостыня, как бы разрешение продолжать знакомство и переписку.
   Но время шло, и не было ни Чехова, ни письма, не было ровно ничего.
   Как мне надоело разбираться в моих мыслях! Повторять про себя все сказанные Чеховым слова, которые я уже выучила наизусть и которые всегда ярко вызывали в памяти лицо и голос Антона Павловича.
   Одно для меня было ясно: ничего не могло быть понятнее, естественнее и даже неизбежнее, чем то, что я полюбила Чехова. Я не могла не восхищаться не только его талантом, но и им самим, всем, что он говорил, его мыслями, его взглядами.
   Правда, говорил он мало, но и этими короткими фразами точно освещал жизнь всей своей большой, сложной, благородной личностью.
   Для меня его взгляд был не то что законом, которому нужно подчиниться, а откровением, которое нельзя не схватить с жадностью и нельзя откинуть, забыть. Мне часто приходилось слышать беседы "умных" людей и испытывать досаду, неприязнь, даже возмущение.
   Выражая это возмущение, я чувствовала, что не умею обосновать его, но и преодолеть не могла. Когда говорил Антон Павлович, хотелось смеяться от счастья. Он как-то открывал в душе человека лучшее, и человек изумленно радовался, что обладает такими сокровищами, о которых и не подозревал. Я по крайней мере всегда испытывала это чувство. Как-то он сказал мне: "У вас врожденная, не прописная нравственность. Это много". Сказал он это по следующему поводу: завязался общий разговор о том, справедливо ли, что ошибка в выборе мужа или жены должна испортить всю жизнь? Одни говорили, что справедливость тут ни при чем и что раз церковь благословила союз, то он должен быть крепок и нерушим. Другие горячо протестовали, приводя всякие доводы. Чехов молчал - и вдруг тихо спросил: "А ваше мнение?" Я сказала: "Надо знать, стоит ли".- "Не понимаю. Как стоит ли?" - "Стоит ли новое чувство тех жертв. Ведь непременно должны быть жертвы. Прежде всего - дети. Надо думать о жертвах, а не о себе. К себе не надо жалости. Тогда ясно: стоит или не стоит ".
   Позже, гораздо позже, я вспомнила этот разговор и могла предположить, что он имел большое значение. Тогда Антон Павлович и сказал мне:
   - У вас не прописная нравственность... Это много.
   Но разве этого было достаточно, чтобы он мог любить? Он!
   Не могло быть сомнения, что Антон Павлович получил брелок, но не отозвался ничем, даже переписка наша прекратилась. Надо было жить без него17.
  

IX

  
   Опять была масленица. Я сидела вечером в кабинете Миши и читала. Брат, приехавший из Москвы, играл в гостиной на рояли, муж за письменным столом что-то писал. Вдруг крышка рояля хлопнула, и брат Алеша быстро вошел к нам.
   - Не могу я больше в этой адской скучище мучиться! - крикнул он.- Неужели я за этим приехал в Петербург? Едемте куда-нибудь!
   Миша посмотрел на часы.
   - Куда теперь ночью ехать? Ты с ума сошел.
   - Двенадцати еще нет. Какая же ночь? Ну, двигайтесь!
   Он схватил меня за руку и стал тащить.
   - Но куда ехать? - слабо протестовала я.
   Алеша взял газету.
   - Маскарад сегодня в театре Суворина. Прекрасно!
   - А костюмы? Или домино?
   - Пустяки! Найдем. Только живее!
   Он стащил меня с кресла и бегом проводил в спальную.
   - Одевайся! и я...
   Миша наотрез отказался ехать.
   Когда мы одевались в передней, он кричал нам:
   - Сумасшедшие! Шлендры!
   - Молчи, департаментская крыса! - отвечал Алеша.
   Мы наняли извозчика и поехали на Владимирскую. Там был маленький костюмерный магазин, но увы! Он был уже заперт.
   - Ничего не значит,- сказал Алеша и стал стучать в дверь.
   - Перестань! - кричала я ему с извозчика.- Что ты делаешь! Ну, скандал: городовой идет.
   - И прекрасно! - нисколько не смутился брат.
   Когда городовой подошел, Алеша тихо сказал ему что-то и, мне показалось, пожал ему руку, и тогда тот сейчас же постучал сам и, несмотря на то, что стучал он гораздо тише, дверь немедленно отворилась, и на пороге показалась хозяйка в нижней юбке и ночной кофте. Городовой сказал ей несколько слов, откозырял Алеше и даже помог мне выйти из саней.
   Мы выбирали костюмы при свете одной свечи. Но и выбрать было не из чего: все было разобрано. Мне удалось только найти черное домино. По моему росту оно было немного коротко, но пришлось удовольствоваться и этим.
   Через несколько минут мы подъезжали к театру.
   - Ты не бросай меня одну,- просила я брата,- мне будет жутко.
   Зал театра показался мне каким-то кошмаром. Он был битком набит, двигаться можно было только в одном направлении, вместе с толпой. Я нащупала в своей сумке пару орехов (остались после игры в лото с детьми) и сунула их в рот, чтобы не забыться и не заговорить своим голосом, если встречу знакомых.
   - Не подавись! - предупредил брат и вдруг чуть не вскрикнул: - Смотри направо...
   Направо стоял Чехов и, прищурившись, смотрел куда-то поверх голов вдаль.
   - Теперь, конечно, я свободен? - сказал Алеша и сейчас же исчез.
   Я подошла к Антону Павловичу.
   - Как я рада тебя видеть! - сказала я.
   - Ты не знаешь меня, маска,- ответил он и пристально оглядел меня.
   От волнения и неожиданности я дрожала, может быть, он заметил это? Ни слова не говоря, он взял мою руку, продел под свою и повел меня по кругу. Он молчал, и я тоже молчала. Мимо нас проскользнул Василий Иванович Немирович-Данченко.
   - Э-ге-ге! - сказал он Чехову.- Уже подцепил!
   Чехов нагнулся ко мне и тихо сказал:
   - Если тебя окликнут, не оборачивайся, не выдавай себя.
   - Меня здесь никто не знает,- пропищала я.
   Немирович как-то ухитрился кружить вокруг нас и все повторял свое: "Э-ге-ге!"
   - Неужели он узнал тебя? - беспокоился Чехов.- Не оборачивайся! Хочешь пить? Пойдем в ложу, выпьем по стакану шампанского.
   Мы с трудом выбрались из толпы, поднялись по лестнице к ложам и оказались в пустом коридоре.
   - Вот, как хорошо! - сказал Чехов.- Я боялся, что Немирович назовет тебя по имени и ты как-нибудь выдашь себя.
   - А ты знаешь, кто я? Кто же? Скажи!
   Я вырвала у него свою руку и остановилась. Он улыбнулся.
   - Знаешь, скоро пойдет моя пьеса,- не отвечая на вопрос, сообщил он.
   - Знаю. "Чайка".
   - "Чайка". Ты будешь на первом представлении?
   - Буду. Непременно.
   - Будь очень внимательна. Я тебе отвечу со сцены. Но только будь внимательна. Не забудь.
   Он опять взял мою руку и прижал к себе.
   - На что ты мне ответишь?
   - На многое. Но следи и запомни.
   Мы вошли в пустую аванложу. На столе стояли бутылки и бокалы.
   - Это ложа Суворина. Сядем. Чокнемся.
   Он стал наливать шампанское.
   - Не понимаю! - сказала я.- Ты смеешься? Как ты можешь сказать мне что-нибудь со сцены? Как я пойму, что именно эти слова относятся ко мне? Да ведь ты и не знаешь, кто я?
   - Ты поймешь. Сядь, пей, пожалуйста,
   - Жарко!
   Я подошла к зеркалу.
   - Хочешь попудриться? Я отвернусь: сними маску.- И он сел ко мне спиной. Я следила за ним в зеркало: он не шевельнулся, а я маску не сняла.
   Потом мы сидели рядом и пили.
   - Тебе нравится название "Чайка"?
   - Очень.
   - Чайка... Крик у нее тоскливый. Когда она кричит, хочется думать о печальном.
   - А почему ты сегодня печальный? - спросила я. - Все глядишь вверх, будто тебе ни до кого дела нет, даже глядеть на людей скучно.- Он улыбнулся.
   - Ты не угадала, маска,- сегодня мне не скучно. Я опять вернулась к "Чайке".
   - Ну, как можно сказать что-нибудь со сцены? Если бы еще ты знал, кто я, то я бы подумала, что ты вывел меня в своей пьесе.
   - Нет, нет!
   - Ну, не понимаю и не пойму! Тем более, что ответишь ты не мне, вероятно, а той, за кого ты меня принимаешь.
   - Пойдем вниз,- предложил Антон Павлович.- Неприятно, если сюда придут.
   Мы вернулись в зал, сперва ходили, а потом сели в уголке.
   - Расскажи мне что-нибудь,- попросил Чехов.- Расскажи про себя. Расскажи свой роман.
   - Какой роман? Это ты пишешь романы, а не я.
   - Не написанный, а пережитый. Ведь любила ты кого-нибудь?
   - Не знаю.
   Двигалась мимо нас, шуршала и шумела толпа. Необычная, нарядная толпа, а какая-то сказочная или кошмарная. Вместо женских лиц - черные или цветные маски с узкими прорезами для глаз. То здесь, то там высовывались звериные морды из-под поднятых капюшонов мужских домино, ярко блестели пластроны фрачных сорочек. И над всем этим гремел непрерывно оркестр пьянящими вальсами, страстными ариями. Голова у меня слегка кружилась, нервы были напряжены, сердце то замирало, то билось усиленно. Вероятно, выпитое шампанское не прошло даром. Я прислонилась плечом к плечу Антона Павловича и близко глядела ему в лицо.
   - Я тебя любила,- сказала я ему.- Тебя, тебя...
   - Ты интригуешь, маска,- сказал он.- И ты противоречишь себе: ты только что сказала "не знаю".
   - Нет, это не противоречие. Может быть, это была и не любовь, но, кажется, не было ни одного часа, когда я не думала бы о тебе. А когда я видела тебя, я не могла наглядеться. Это было такое счастье, что его трудно было выносить. Ты не веришь мне? Дорогой мой!
   Он откинул прядку волос со лба и поднял глаза к потолку.
   - Ты не веришь? Ответь мне.
   - Я не знаю тебя, маска.
   - Если не знаешь, то все-таки принимаешь меня за кого-то. Ты сказал, что ответишь мне со сцены.
   - Сказал на всякий случая. Если ты не та, кому я хотел сказать, это значения не имеет. Тогда ты не поймешь.
   - А кому ты хотел сказать?
   Он улыбнулся.
   - Тебе.
   - Так что же ты говоришь, что ты меня не знаешь?!
   - Знаю, что ты артистка и что ты сейчас очень хорошо играешь.
   - И эта артистка должна быть очень, очень внимательна и следить?
   - Ты!
   Он опять улыбнулся и наклонил голову ко мне.
   - Ты будь внимательна и следи. Но ты не кончила рассказывать свой роман. Я слушаю.
   - Роман скучный, а конец печальный.
   - Конец печальный?
   - Я же тебе сказала, что не знаю, любила ли я действительно. Разве это значит любить, если только борешься, гонишь эту любовь, прислушиваешься к себе с постоянной надеждой: кажется, я уже меньше люблю, кажется, я выздоравливаю, кажется, я наконец победила. Разве это любовь?
   - Не было бы любви, не было бы и борьбы,- быстро сказал он.
   - А! Значит ты мне веришь!
   - Я не знаю тебя, маска.
   Он взял меня под руку и встал.
   - Тут много любопытных глаз. Ты не хочешь еще вина? Я хочу.
   Мы опять поднялись в ложу, после того как Чехов удостоверился, что она пуста.
   На столе стояли две почти полные бутылки. Мы опять уселись и теперь стали весело и бессвязно болтать. Он настаивал, что я артистка, что он знает меня в драматических ролях. Я стала дразнить его Яворской18.
   - Ты еще влюблен в нее, несчастный?
   - Неужели ты думаешь, я тебе отвечу?
   - А почему нет?
   - Да только потому, что ты сама Яворская.
   - Ты в этом уверен?
   - Убежден.
   - Давно бы сказал. Я бы сняла здесь маску.
   - Сними.
   - Нет, поздно, домой пора.
   Мы взглянули в зал. Публика очень заметно поредела. Я увидела Алешу, который щурился во все стороны. Очевидно, искал меня. Мы, смеясь, быстро спустились и около лестницы столкнулись с Сувориным и Ко.
   - Антон Павлович! - закричал он.- Мы все вас искали, искали...
   Я быстро пожала руку Антону Павловичу и бросилась к Алеше.
   - Ты довольна? - спросил он.
   - Довольна и немножко пьяна. А ты доволен?
   - Доволен, но совершенно трезв.
   И дорогой, и дома в постели я думала:
   "Я - Яворская? Он ответит со сцены Яворской?"
  

X

  
   Мы с Мишей обыкновенно бывали на всех премьерах драматических представлений, и я думала, что и на этот раз мы пойдем вместе. Но Миша передал мне только один билет.
   - Вот тебе, чехистка! С трудом достал, и то не в партер, а в амфитеатр.
   - А ты?
   - У меня заседание. И, по правде сказать, не велика потеря.
   Я отправилась одна и тоже, по правде сказать, была этому рада. Про то, что я жду ответа со сцены, я, конечно, никому не сказала, даже Алеше, но скрыть своего волнения я не могла. Давно ждала я этого дня и все время думала то одно, то другое. Узнал меня Антон Павлович или не узнал и принял за другую? Он сказал, что "убежден", что я Яворская. Я решила, что этого не может быть. Это он пошутил. Ни в фигуре, ни в манерах у меня с Яворской сходства не было ни малейшего. Но мало ли у него могло быть других знакомых женщин!
   Между прочим, я вспомнила: в тот вечер я второй раз в жизни была в маскараде. В первый раз я была с Мишей и с целой компанией знакомых. Я старалась интриговать, но ко мне привязывались незнакомые и приглашали ужинать, кататься на тройке. Я пугалась и обращалась в бегство. Было не весело, а противно, и ни за что я не пошла бы с кем-нибудь под руку и не приняла бы предложения выпить. С Чеховым я сейчас же согласилась подняться в пустую ложу, и почему-то меня даже не удивило, что он весь вечер вел себя так, как будто мы были не в маскараде, а в гостях у общих знакомых. Почему-то он даже оберегал меня от любопытных глаз и боялся, что я себя выдам. А я отнеслась к этому так, будто иначе и быть не могло. Раз я была с Чеховым, то все это было вполне естественным, кто бы я ни была. За это ручалось его уважение к женщинам, за это ручалось его личное достоинство, его благородство.
   Но кому же хотел он ответить со сцены?
   - Тебе! - сказал он.
   И когда я его спросила, артистка ли должна следить внимательно, он ответил:
   - Ты!
   И вот почему-то во мне росла уверенность, что это "ты" - это я. Весь день я была в большом возбуждении.
   Театр был переполнен. Очень много знакомых лиц. Мое место было в амфитеатре с правого края, около двери, и на такой высоте, что я могла подавать руку, здороваться со знакомыми и слышать все разговоры проходящих и стоявших у дверей. Мне казалось, что все, как и я, возбуждены, заинтересованы.
   Началось первое действие.
   Очень трудно описать то чувство, с которым я смотрела и слушала. Пьеса для меня как-то пропадала. Я ловила каждое слово, кто бы из действующих лиц его не говорил, и была напряженно внимательна, но пьеса для меня пропадала и не оставляла никакого впечатления. Когда Нина Заречная стала говорить свой монолог: "Люди, львы, орлы..." - я услышала в партере какой-то странный гул и точно проснулась. Что это происходило? Показалось мне, что это пронесся по рядам сдержанный смех, или это был не смех, а ропот, возмущение? Во всяком случае, это было что-то неприятное, враждебное. Но этого не может быть! Чехов так популярен, так любим!
   Занавес опустился, и вдруг в зале поднялось что-то невообразимое: хлопки заглушались свистом, и чем больше хлопали, тем яростнее свистели. И тогда ясно стал слышен и смех. Мало того, что смеялись,- хохотали. Публика стала выходить в коридоры или в фойе, и я слышала, как некоторые возмущались, другие злобно негодовали.
   "Символистика..." "Писал бы свои мелкие рассказы..." "За кого он нас принимает?.." "Зазнался, распустился..."
   Остановился передо мной Ясинский, весь взъерошенный, задыхающийся.
   - Как вам понравилось? Ведь это черт знает что! Ведь это позор, безобразие...
   Его кто-то отвел.
   Многие проходили с тонкой улыбкой на губах, другие разводили руками или качали головой. Всюду слышалось: Чехов... Чехов...
   Если бы я даже хотела встать, я бы не могла. Но я и не хотела. В зале стало тихо, все злобствующее, язвительное, злорадно захлебывающееся - все ушло разливать свою желчь на простор, собираясь в кружки, стараясь перекричать друг друга. Литературно-журналистская братия! Та, которая кланялась ему низко, подобострастно льстила. Им ли было не радоваться, когда неожиданно явился случай лягнуть его побольнее. Слишком быстро и высоко он поднялся, и теперь они тянули его вниз, воображая, что его гордая голова уже никогда больше не под

Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 194 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа