Главная » Книги

Бонч-Бруевич Владимир Дмитриевич - Материалы к истории и изучению русского сектантства и раскола

Бонч-Бруевич Владимир Дмитриевич - Материалы к истории и изучению русского сектантства и раскола


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

   Изд: "Материалы к истории и изучению русского сектантства и раскола /Materiaux pour servir a l`histoire des sectes russes/ (в 5 вып.) Вып. 1. Баптисты. Бегуны. Духоборцы. Л. Толстой о скопчестве. Павловцы. Поморцы. Старообрядцы. Скопцы. Штундисты / под ред. Бонч-Бруевича В. - СПб. : Тип. Б. М. Вольфа, 1908. - XII, 314 с. : ил. ; 26 см.
   Источник в формате DjVu: http://relig-library.pstu.ru/modules.php?name=1193
   Date: февраль 2010
   OCR: Адаменко Виталий (adamenko77@gmail.com)
  

Материалы к истории и изучению русского сектантства и раскола.

Под редакцией Владимира Бонч-Бруевича.

ВЫПУСК ПЕРВЫЙ

  
  
   Баптисты
   Бегуны
   Духоборцы
   Л. Толстой о скопчесте
   Павловцы
   Поморцы
   Старообрядцы
   Скопцы
   Штундисты
  
  
  

С.-ПЕТЕРБУРГ.

-

1908.

ОГЛАВЛЕНИЕ.

---

   СТР.
   Предисловие VI
   Программа для собирания сведений по исследованию и изучению русского сектантства Владимира Бонч-Бруевича VIII
   Опечатка XII
   Воспоминания ссыльного, баптиста В. Г. Павлова 1
   I. Мое обращение 1
   II. Моя деятельность до первой ссылки 2
   III. Первая ссылка 6
   IV. Жизиь в первой ссылке 7
   V. Краткое пребывание на родине 9
   VI. Арест и отправление во вторую ссылку 10
   VII. Опять в Оренбурге 13
   VIII. Прибытие и смерть семьи 13
   IX. Второй брак 15
   X. Собеседования 16
   XI. Гонение 18
   XII. Искушение 21
   XIII. Освобождение и переселение в Румынию 22
   От редакции. Приложения к статье В. Г. Павлова "Воспоминания ссыльного" 24
   I. Статьи "Уложения о наказаниях" 24
   II. Положение Комитета министров, Высочайше утвержденное 4 июля 1894 г. и циркуляр
министра внутренних дел от 3 сентября 1894 г. 26
   III. Мнение Государственного Совета, Высочайше утвержденное 3 мая 1883 г. 28
   Письмо Е. Н. Иванова к В. Д. Бонч-Бруевичу 31
   Краткое жизнеописание баптиста Егора Никаноровича Иванова 32
   В тюрьме и в ссылке. Записки баптиста Е. Н. Иванова 41
   Краткие сведения о жизни штундиста Софрона Чижова, сообщенные им самим 52
   Дополнительные сведения о жизни штундиста Софрона Чижова (Письмо) 57
   Письма Л. Н. Толстого о скопчестве 69
   I. Письмо первое .69
   II. Письмо второе 71
   Мое путешествие. Рассказ члена христианской общины Всемирного Братства
Михаила Андросова 74
   I. Путешествие первое 74
   II. Обратный путь 94

- ²V -

   III. Обратный путь из Мезени 104
   IV. Второй путь 118
   Рассказ о наших предках, Михаила С. Андросова 147
   Письмо духоборца Василия Потапова к П. И. Бирюкову 158
   Духоборцы-выходцы 161
   Съезд духоборцев в селе Надежда 28 февраля 1904 года. 162
   Первый отчет прихода и расхода "Христианской общины всемирного братства в Канаде" 165
   Отчет о съезде канадских духоборцев, бывшем в селе Надежда 1906 г. 15-го февраля 169
   Отчет прихода и расхода "Христианской общины Всемирного Братства" за 1905 год 175
   Отчет Ивана Евсеевича Конкина, - расхода и прихода на проезд якутских братьев
в Канаду в 1905 году 183
   Начало жизни христиан и страдание их в селе Павловках,
какие они переносили мучения и гонения от язычников за веру Господа нашего Иисуса Христа 186
   Послание ко всем скопцам 206
   Книга о посылке Новоспасского монастыря архимандрита в
Костромской и Кинешемской уезды в 195-м году к расколникам о увещании их
ко истинной вере 217
   Бегунские стихи, сообщил В. И. Срезневский 228
   I. Введение В. Срезневского 228
   II. Лист с духовными стихами (снимок) 230
   1. "Кто бы мне поставил..." 231
   2. Стих Иоасафа царевича 231
   3. Стих Иоасафа царевича 232
   4. Стих Иоасафа царевича Индийского 233
   5. Стих Иоасафа царевича 234
   6. Стих Иоасафа царевича 235
   7. "О коль чудно сие дивно..." 236
   8. Стих стремящейся души к Богу 237
   9. "Идет старец из пустыни..." . 238
   10. "Пойду страдать в страну..." 239
   11. "Среди самых юных лет..." 239
   12. "Время радости настало.." 240
   13. "Горе мне, увы мне..." 241
   14. Воспоминание о ленивом 242
   15. "Невесты Христовы..." 244
   16. О умолении матери своего чада 244
   17. "Речь о девстве простираю..." 245
   18. "Прошу выслушать мой слог..." 248
   19. Поэма стихами во утешение скорбных постижений .... 249
   20. "Увеселие есть у юности..." 250
   21. "Пойдем ныне, сиротнии дети..." 250
   22. Стих преболезненного воспоминания о озлоблении каеоликов. 252
   23. "Боже, зри мое смирение..." 253
   24. "Слезы ливше о Сионе..." 254
   25. Стих узника-невольника 255
   26. "Что за чудная перемена..." 257
   27. "Кто бы дал мне, яко птице..." 263

- V -

   28. "Даждь ми, Господи..." 264
   29. О блудном сыне 264
   30. О памяти смертного часа 265
   31. О памяти смертного часа 267
   32. О исходе души от тела 268
   33. С другом я вчера сидел..." 270
   34. "Господь грядет в полунощи..." 271
   35. Приложение: "Братия, вонмите..." 273
   К истории поморского согласия. Сообщил Вс. И. Срезневский 275
   1. Лексинский летописец. В. И. Срезневского 275
   Краткое летосчисление настоящего века выгорецкого общежителства 276
   Дополнения к тексту летописца из рукописи бывшей Невоструева 283
   2. Рифмы воспоминательны, стих и плач об
Андрее Дионисиевиче, устроителе и предводителе
Выговской монастырской общины Сообщил В. И. Срезневский 291
   I. Рифмы воспоминательны о киновиарсе Выгорецкого общежительства Андрее
Дионисиевиче, вкратце всего жития его (и) рождения 291
   II. Стих плача, емуже краегранесие: Печаль сокрушает мя 293
   III. Стих надгробного плача 293
   IV. Плач от лица всея церкви. Глас 8 294
   3. Плач о Симеоне Дионисиевиче, предводителе
Выговской монастырской общины. Сообщил В. И. Срезневский 295
   Плач о отце умершем, сочинен стихами, писан от многи скорби теплыми слезами 295
   4. Слово надгробное Симеону Титовичу. Сообщил В. Срезневский 296

---

Алфавитный указатель.

ПРЕДИСЛОВИЕ.

---

  
   Приступив к изданию "Материалов к истории и изучению русского сектантства и раскола", мы имеем в виду постененно опубликовывать произведения приверженцев различных общественно-религиозных учений, которых обыкновенно принято называть "сектантами" и "раскольниками", а также наблюдения и исследования сторонних лиц, имевших возможность изучать интересующую нас среду.
   С давнах пор и почти до самых последних дней учения эти, имевшие под собой твердую почву сложившихся социально-экономических отношений, захватывая широкую народную массу, не только волновали ее, но нередко определяли путь общественного движения той или иной группы населения, особенно в крестьянской массе. Принципы этих учений, почти всегда становившиеся вразрез с узаконенными установлениями общественно-политической жизни России, легли в основу различных обществ, общин, "кораблей" и прочих самочинных, нередко тайных, и почти всегда преследовавшихся, народных организаций.
   Творя жизнь по своему, сектанты внесли свою лепту в дело строительства новых форм русской общественной жизни. Историческая наука не может пройти мимо крупного народного явления, долгое время определявшего внутреннюю жизнь и устройство миллионных масс населения. Всесторонне изучив его, мы найдем в нем много поучительного, интересного и совершенно необходимого для правильной оценки пережитых эпох. Ясно сознавая значение широкого сектантского движения в общем обороте жизни русского народа, мы считаем необходимым, прежде чем сделать определенные выводы, довести до всеобщего сведения те многочисленные рукописные материалы, которые накопились в различных общественных и частных библиотеках, в архивах частных лиц, сектантских общин и т. п. местах. Мы думаем что опубликование всего этого материала является первой необходимой ступенью в деле серьезного изучения интересующего нас вопроса.
  

- V²² -

  
   В целях лучшего осуществления предпринятого исследования мы считаем необходимым обратиться ко всем, кто только нам может сочувствовать, с просьбой: 1) ответить на вопросы, которые мы опубликовываем ниже в "программе для собирания сведений по исследованию и изучению русского сектантства и раскола"; 2) присылать всякие указания по поводу изданного нами первого выпуска "материалов к истории и изучению русского сектантства и раскола" и 3) журналы и газеты - особенно провинциальные - мы просим перепечатать нашу программу, дабы широким распространением ее привлечь к исследованию наибольшее число лиц, живущих в самой глубине России.
   "Материалы к истории и изучению русского сектантства и раскола" мы будем издавать выпусками, предполагая печатать в год 4-5 книг.
   Все запросы, справки, письма а также рукописи, статьи, фотографии, книги и пр. просим высылать нам по адресу: Книгоиздательство "Прометей", Пушкинская улица, дом N 15, С.-Петербург, для Владимира Дмитриевича Бонч-Бруевича.
   Печатаемую ниже программу мы всем желающим высылаем бесплатно.

Владимир Бонч-Бруевич.

   С.-Петербург.
   19-го мая 1908 г.
  

---

Программа для собирания сведений по иссле-дованию и изучению русского сектантства и

раскола.

---

   Предприняв издание "Материалов к истории и изучению русского сектантства и раскола", мы хотели бы привлечь к этому делу возможно большее число лиц, которые могут, сочувствуя нам, оказать ту или иную помощь намеченному исследованию.
   Прежде всего мы обращаемся к тем людям, которых у нас обыкновенно принято называть "сектантами", "раскольниками", "старообрядцами", и просим их самих оказать нам свое содействие. Содействие это может выразиться больше всего в присылке тех рукописей и других материалов, которые уже имеются и сохраняются в архивах и у частных лиц различных общин.
   Если рукописи эти будут нам переданы совершенно, то мы обязуемся сохранить их в целости и сохранности для нужд будущих поколений, для чего мы будем их передавать на хранение в Рукописное Отделение Библиотеки Академии Наук. Если рукописи и пр. будут пересланы нам для временного пользования, то, после прочтения их и переписки, они будут немедленно возвращаться их собственникам.
   Кроме того, мы обращаемся с убедительной просьбой к тем людям, которых называют "сектантами", "раскольниками", "старообрядцами", и просим их взяться за перо, и пока не поздно, записать все, что совершалось в их общинах на их памяти, иди перешло по преданиям от предков из рода в род. Описывая свою жизнь, необходимо изложить полное понятие о вере и жизне; о том, как нужно устроиться жить людям, чтобы жить хорошо; надо записать также все свое учение: псалмы, молитвы, стишки, сказания, предания и различные толкования. Нужно описать все случаи, которые совершались на пути жизни, особенно же те, когда отдельным лицам или целым общинам приходилось страдать за совершение дел, соглас-
  

- IX -

  
   ных с их совестью. О тех, кто пострадал, и если их уже нет в живых, нужно, чтобы братья и друзья их записали подробные воспоминания. Просим помимо здесь перечисленного также отвечать и на все те вопросы, которые печатаем ниже.
   Помимо тех лиц, которых обыкновенно называют "сектантами", "раскольниками", "старообрядцами", мы также обращаемся вообще ко всем, кто только имел или имеет возможность изучать и наблюдать жизнь интересующих нас групп населения и просим их возможно полно и подробно описать нам все, что они знают о них.
   1) Описывая жизнь какой-либо сектантской *) общины - (или отдельной сектантской семьи, или сектанта) - необходимо указать, - если это находят возможным, - губернию, уезд, город, местечко, хутор, село или деревню, вообще подробное местожительство.
   2) Очень желательно получить подробные списки членов общины или семьи, с указанием семейного положения, пола, возраста, грамотен или нет, откуда родом и пр. т. п.
   3) Желательно, чтобы подробно была описана действительная хозяйственная жизнь общины или семьи с полным переименованием и описанием всего хозяйственного устройства, владения земли, всякого инвентаря и пр. т. п., а также чем по преимуществу занимаются. Работают ли только сами, или при помощи наемных рабочих? Ходят ли сами на отхожие промыслы? и прочее тому подобное.
  
   Примечание. В этом отделе желательно особенно полное описание всей хозяйственной жизни.
  
   4) Был ли ранее православным или какой другой религии, или родился от родителей сектантов или старообрядцев?
   5) Название веры или общины, к какой сам себя причисляет?"
   6) Какое прозвище общины имеется у окружающих жителей, или у миссионеров и священников?
   7) Подробное и самое лолное описание понятия о жизни и вере.
   8) Подробный разбор, почему и в чем не согласны с той религией, которую принято называть "православной".
   Желательны подробные описания споров и собеседований между миссионерами православной и иных церквей и теми, кого называют "сектантами", "раскольниками", "старообрядцами".
   9) Просим описать обычаи и обряды, а также весь быт и обиход жизни "сектантов", "раскольников", "старообрядцев". Нужно описание молитвенных домов и собраний.
   10) Просим записать полностью молитвы, псалмы, стишки, нраво-
   -----
   *) Все, что указано по отношению к сектантам в равной мере, относится и к тем, кого обыкновенно называют "раскольниками", "старообрядцами".

- X -

   учения, наставления, толкования, различные рассказы и все прочее, что известно и что передается из рода в род членами общины.
   11) Если Евангелие и Библия понимаются духовно, иносказательно, то записать подробно все духовное толкование Библии и Евангелия.
   12) Если псалмы и молитвы имеют два смысла, - кроме внешнего, и внутреннее духовное толкование, - прошу обязательно записать духовное толкование, второй смысл псалма.
   13) Если в общине или у отдельных лиц имеются рукописи, как старые, так и новые, или иные какие записки, воспоминания и другие сочинения, прошу прислать их мне. Если прислать нельзя, то указать, что именно имеется, по возможности с передачей краткого содержания.
   14) Необходимо сообщить перечень книг и рукописей, которые теперь наиболее распространены и любимы теми, кого обыкновенно называют "сектантами", "раскольниками", "старообрядцами", а если возможно, то сообщить подробные каталоги библиотек общин и отдельных лиц.
   15) Если сохранились у кого различные листки, брошюры, газеты, журналы, прокламации, резолюции, воззвания и пр. напечатанные тайно в России, или в вольных заграничных типографиях - прошу все это выслать мне.
   16) Прошу всех пострадавших от разных преследований как со стороны духовенства, миссионеров, полиции, судов и пр., а также со стороны окружающего населения, - подробно записать все случаи жизни, с упоминанием, по возможности, всех свидетелей и всех действовавших лиц.
   17) Нужно подробно описать сидение в тюрьмах, в крепостях, в монастырях, описать суды, следствие, допросы, следование в ссылку, этапы, жизнь в ссылке, а также если пришлось выселиться из России, то причины выселения и жизнь за границей.
   18) Если кто умер в изгнании, в ссылке или в заключении, подробно описать: кто именно, где и когда умер, где похоронен, за что пострадал. Желательно получить подробное описание жизни умершего, всех испытаний им перенесенных, а также, если осталась, то прислать фотографическую карточку, хотя бы на время. Если от умершего или пострадавшего остались письма, рисунки, записки, описание понятия о жизни, и прочие тому подобные сочинения, а также различные бумаги - необходимо все прислать нам. Если в ссылке или в заключениях кто-либо был подвергнут унижениям, побоям или наказаниям - нужно точно сообщить об этом: где, когда и что было.
   19) Необходимо собрать и прислать всю взаимную переписку между общинами, братьями, друзьями и посторонними лицами.

- XI -

   20) Необходимо собрать и прислать все обвинительные акты, следственные дела, протоколы, приговоры мировых судей, земских начальников, приговоры обществ, ведомости оценки имуществ и аукционных продаж, копии экспертиз и прочие тому подобные документы.
   21) Необходимо подробно описать все случаи отказов от воинской повинности, от уплаты налогов и других повинностей, а также и все другие отказы от исполнения требований и приказаний представителей полиции, духовенства, различных присутствий и пр. т. п. правительственных лиц и учреждений.
   22) Лиц, имеющих сведения о пребывании тех, кого обыкновенно называют "сектантами", в полках, гарнизонах, во флоте и пр. - просим описать отношение их к военной службе.
   23) Если же имеются сведения о пребывании сектантов в дисциплинарных баталионах, военных тюрьмах и пр. т. п. учреждениях, то просим сообщить самые подробные сведения об их участи и жизни в этих учреждениях.
   24) Если у кого имеются сведения о проявлении деятельности сектантов в действовавших армиях в ту или иную войну - желательно получить самые подробные об этом сведения.
   25) Лиц, соприкасающихся с теми, кого обыкновенно называют "сектантами", "раскольниками", "старообрядцами", прошу записать самым подробным образом свои впечатления и наблюдения над их жизнью, бытом и деятельностью.
   26) Лиц, принадлежащих к различным политическим партиям и группам, прошу записать свои наблюдения и воспоминания об отношении "сектантов", "раскольников", "старообрядцев" к освободительному движению в целом и к различным его проявлениям и эпизодам в частности. А также, если будет найдено возможным, отметить и описать бывшие, хотя бы имеющия теперь только исторический интерес, связи и сношения политических организаций и их членов с членами и организациями тех, кого обыкновенно называют "сектантами", "раскольниками", "старообрядцами".
   27) Необходимо подробное и точное описание отношения тех, кого обыкновенно называют "сектантами", "раскольниками", "старообрядцами", к различным политическим и социальным учениям.
   28) Прошу высылать мне портреты, группы, виды местности, всякие другие картины и изображения, так или иначе касающиеся быта и жизни "сектантов", раскольников", "старообрядцев".
   29) Прошу собирать надгробные надписи, сделанные на памятниках и на могилах тех, кого обыкновенно называют "сектантами", "раскольниками", "старообрядцами".

- XII -

   30) Прошу высылать мне вырезки из газет и журналов, - особенно провинциальных, - касающиеся сектантства и раскола с точным указанием названия газеты или журнала, года, номера, числа, месяца и страницы.
   31) Если у кого имеются вырезки за прошлые годы, буду чрезвычайно благодарен за их присылку.
   32) Составляя подробную библиографию по сектантству, расколу и старообрядчеству, прошу указывать мне самые малейшие упоминания о них во всевозможных книгах, причем необходимо сообщать полное название книги и страницу.
   33) Лиц, занимающихся в общественных и частных библиотеках, архивах и других хранилищах, - прошу сообщать мне о рукописях и материалах по сектантству и расколу, встречаемых ими в этих учреждениях.
   34) Издателям книг, газет, журналов, описаний библиотек и архивов, предлагаю вступить в обмен изданиями.
   35) Лиц, работающих в иностранных библиотеках, и архивах особенно прошу отмечать рукописные и печатные материалы, касающиеся русского сектантства и раскола.
   36) Все запросы, справкн, нисьма, а также рукописи, статьи, фотографии и пр., просим посылать по адресу: Книгоиздательство "Прометей". Пушкинская улица, д. N 15. С.-Петербург, для Владимира Дмитриевича Бонч-Бруевича.

Владимир Бонч-Бруевич.

  
   С.-Петербург.
   24 мая 1908 года.
  

---

ОПЕЧАТКА.

   Просим исправить опечатку:
   на стр. 157 в 91 примечании напечатано:
   "...на военной службе в конце XVII столетия"
   надо читать:
   "на военной службе в конце XVIII столетия".
  
  

Воспоминания ссыльного 1).

---

I.

Мое обращение.

  
   Благодатию Божией я был приведен к познанию своего греховного состояния и к искренней вере во Христа на 16-м году моей жизни. До этого времени я хотя читал библию, посещал собрание - (собрание, а не церковь, потому что я родился от сектантских родителей), - но был духовно мертв и не имел любви к Богу. Но Господь нашел меня, как погибшую овцу, я познал Его любовь и предался ему телом и душой и с тех пор служу ему в благовествовании Его слова.
   Родители мои были молокане. Молокане - это такая секта, которая очень близко подходит к протестантству, но подобно квакерам отвергает крещение водою и св. вечерю. Через чтение Нового Завета и разговоры с баптистами, я убедился, что мне необходимо креститься. Я присоединился в 1870 году к общине баптистов в Тифлисе (в Закавказье), которая тогда только что возникла и состояла всего лишь из несколько человек. Родители мои были против этого, и мне пришлось от них терпеть гонение.
   Но мало-по-малу и они стали убеждаться в истине учения Христова и начали посещать наше собрание.
   Несмотря на мою молодость, я старался привести других к Господу и братия иногда заставляли меня читать слово Божие и объяснять в собрании.
   -----
   1) Рукопись "Воспоминания ссыльного" принадлежит перу одного из выдающихся русских баптистов Василию Гурьевичу Павлову. Написана она с специальной целью ознакомления немецких баптистов с положением их братьев в России.
   В настоящее время подлинник этой рукописи, принадлежащий собранию рукописей по сектантству В. Д. Бонч-Буревича, - хранится в Рукописном отделении библиотеки Импер. Академии наук в отделе сектантских рукописей и значится по описи: "Сект. 58". Прим. ред.

- 2 -

   Первый баптист, прибывший в Тифлис из внутренних губерний был немец Мартин Кальвейт, который в 1867 году крестил первого русского из сектантов купца Никиту Воронина.
   В 1875 году я поехал в Гамбург, чтобы подготовиться к проповедническому служению. В то время там не было еще правильного миссионерского училища, но покойный И. Г. Онкэн принял меня и назначил одного брата для моего обучения.
   Пребывание в Гамбурге в течение года помогло моему духовному развитию. Я нередко бывал у Онкэна и беседовал с ним, а также слышал его проповеди, ездил на конференцию в Бремен и вообще не пропускал случая, чтобы участвовать в каком-либо духовном торжестве.
   В 1876 году покойный Онкэн рукоположил меня в миссионеры и я возвратился домой в Тифлис, где и сделался проповедником баптистской общины.
  

II.

Моя деятельность до первой ссылки.

  
   Осенью того же 1876 года я предпринял с одним братом первое миссионерское путешествие по Закавказскому краю, потому что некоторые друзья просили меня посетить их.
   Первое селение, которое мы посетили, было молоканское селение Воронцовка, где я родился. Там мы пробыли несколько дней, посетили молоканское собрание, но старики были враждебно настроены против нас, и мы имели несколько собраний в частном доме.
   В этом же селе посетили мы так называемое собрание прыгунов. Эта секта утверждает, что она имеет чрезвычайные Дары св. Духа, как-то: говорение иными языками, пророчество и прочее. Во время пения гимнов они начинают прыгать и скакать будто бы по наитию Св. Духа. Когда говорят им, что это неприлично, то они оправдывают это примерами пророка Давида, который скакал пред ковчегом. Последователи этой секты празднуют также ветхозаветные праздники, как-то: пасху, кущи и день очищения. Они устраивают также общие обеды, называя их жертвами. Мы старались доказать им, что Христос принес жертву за грехи всего мира, и что все другие жертвы отменены.
   Отсюда мы поехали далее по молоканским селениям, перебираясь чрез горы и долины, на лошадях, а иногда и на волах, пока не доехали до подошвы Арарата, в с. Давалу, где посетили одного немецкого брата, работавшего при прорытии оросительного канала из реки Аракса.
   Оттуда (из Эриванской губернии, древней Армении), мы прибыли

- 3 -

   в г. Баязет и переехали чрез горное озеро Гокча, в Елисаветпольскую губернию, в селение Михайловку, где я крестил мужа с женой. Спускаясь вниз к большой дороге мы посетили селение Новоивановку и затем, прибыв на станцию Дзегам, отправились на почтовых лошадях в Бакинскую губернию. Посетили город Шемаху, селение Чухур-Юрт, затем прибыли в с. Пришиб и, наконец, в г. Ленкоран, на Каспийском море близ персидской границы.
   Здесь мы имели несколько благословенных собраний, несколько душ обратилось и основалась церковь. Но древний враг воздвиг гонение. На нас донесли уездному начальнику, что мы распространяем лютеранскую веру. Нас призвали в полицию, взяли наши паспорта и велели нам уехать домой. Хотя нас и не послали этапом, но дали с собою пакет с тем, чтобы мы по пути своего следования являлись к уездным начальникам. Все шло хорошо, пока не прибыли в местечко Агдаш, Елисаветпольской губернии, откуда уездный начальник отправил нас под конвоем до г. Елисаветполя. На пути случилось забавное происшествие. Всадники, которые сопровождали нас от одной почтовой станции до другой, отстали, и мы поехали одни на почтовых лошадях. Приехали в г. Елисаветполь, и расположились в гостинице ночевать. Ночью стали стучать и искать нас, говоря, что бежали арестанты. До утра поставили к нам сторожа, а утром в г. Елисаветполе уездный начальник снова освободил нас и мы опять поехали до Тифлиса без конвоя. По прибытии в Тифлис, мы должны были явиться в полицию и дать подписку, что мы не будем распространять лютеранскую веру. Так как мы не принадлежим к лютеранской церкви, то мы с спокойной совестью дали эту подписку.
   В 1877 году открылась русско-турецкая война и наша община выставила от себя две сиделки-сестры и двух братьев для ухода за ранеными. Правительство относилось к нам благосклонно. В это время наместником кавказским был Великий Князь Михаил Николаевич, который за свою доброту до ныне любим всеми кавказцами.
   В это время мы наняли себе молитвенный зал в более видной части города и собрание наше посещалось не только простым народом, но и интеллигентными классами.
   В конце этого года я женился.
   В 1879 году я посетил город Владикавказ, куда переселился один из братьев из Тифлиса, брат Богданов и образовал там кружок верующих. Я крестил там несколько душ. Полиция впоследствии узнала об этом и арестовала меня. Ночью в мою камеру пускали всех, кого только полиция подбирала на улице: пьяных, воров и других. На вторую ночь меня освободили от этого общества и я ночевал с пожарными. После трехдневного ареста меня освободили.

- 4 -

   В 1880 году я был утвержден правительством в звании старшины тифлисской общины баптистов и до 1886 года мы пользовались свободой. Я посещал многие места и проповедывал слово Божие. О всех посещениях и моей деятельности рассказывать значило бы написать целую книгу, поэтому я упомяну только некоторые из моих путешествий.
   В этом же году осенью я посетил Таврическую губернию, именно молоканские селения Нововасильевку и Астраханку, где были большие собрания и впоследствии возникли баптистские общины.
   До сих пор мы жили с отцом вместе на свои средства, но после пожара в 1879 году мы обеднели и в 1881 году я принужден был поступить в прикащики, пока в 1882 году не стал получать пособия от одного миссионерского общества.
   В 1883 году я еще раз путеществовал по Закавказью, но на этот раз уже по железной дороге. Осенью посещал Самарскую губернию, и крестил в селении Новый Узень 16 душ.
   В 1884 году в апреле полковник Пашков и граф Корф созвали в С.-Петербурге съезд представителей разных партий евангельского направления, в котором участвовала большая часть русских деятелей. Между прочими на этом съезде были: известный доктор Бэдэкер, и господин Радклиф из Англии, немецкие проповедники баптистов Винер, Либих, Ондри, Каргель, я и другие баптистские и штундистские проповедники. Цель съезда была: объединение всех верующих. Собрания были весьма благословенны. Говорить речи никого не приглашали, но каждый, кто чувствовал побуждение, вставал и говорил. Но цель съезда - соединение всех в вечери Господней, при разных взглядах, не была достигнута. Особенно за столом сказывалось евангельское братство: мужик сидел рядом с графом и знатные дамы служили простым братиям. Для меня это осталось самым светлым воспоминанием в моей жизни.
   Так мы наслаждались беспрепятственно несколько дней.
   Когда мы однажды воззратились в свою гостиницу на Выборгской стороне, то увидели, что наши номера атакованы полицией, которая отворила двери, раскрыла наши чемоданы и производила обыск. Когда мы явились, то полиция обыскала и нас и арестовала. Сначала нас 13 человек, одних русских, отвели в участок, а потом отправили в Казанскую часть в тайную полицию, где нас подвергли допросу и мы провели там ночь. На короткое время нас освободили, потом снова арестовали. На первый день Пасхи явился к нам г. градоначальник и поздравил нас с праздником Воскресения Христова. Вскоре жандарм проводил нас на вокзал, взял с нас деньги, и купил каждому билет до места его жительства. Он наблюдал за нами, пока мы не сели в поезд и не тронулся поезд.

- 5 -

   Повод к обвинению был вымышлен: будто в гостинице, где мы остановились, найден был типографский шрифт, что послужило благовидным предлогом к обыску.
   Пашкову и Корфу, за отказ дать подписку не сообщаться с сектантами, в том же году высшею властью было предписано выехать на жительство за границу, и им доныне не разрешают вернуться на родину 2).
   В 1885 году я посетил опять Самарскую, Киевскую, Могилевскую и Херсонскую губернию, где проповедывал слово Божие и несколько человек присоединились к церкви.
   По пути из Киева я заехал в селение Любомирку, где жил брат Иван Рябошапка. Когда мы собрались в клуне (le sИchoir, Korn-kiln), и я стоял на проповеди, явился урядник, переписал всех присутствующих, а меня посадил под арест при сельском правлении. На другой день братия с бумагою на своих лошадях доставил меня в г. Ольвиополь, где я еще сутки пробыл под арестом. Затем меня передали брату Рябошапке с пакетом для доставления меня в г. Елисаветград. Там я еще одну ночь ночевал в квартире сторожа, при чем жена его уверяла меня, что когда штундисты сходятся вместе, то они ставит кадку с водой, ходят вокруг нее, и выходит из кадки чорт и оделяет их деньгами. Подобные нелепые рассказы весьма распространены в простом народе.
   Исправник не возвратил мне паспорта, а сказал мне, чтобы я ехал в Одессу, потому что мое дело передано туда. Я отправился туда, и целую неделю всякий день ходил в консисторию. Мне давали лишь один ответ: "приди завтра". Не имея возможности жить там без средств, я бросил все, сел на пароход и уехал домой в Тифлис, думая, что если я буду надобен, то консистория знает, где искать меня. Дело это пока не имело для меня никаких видимых последствий. Вероятно консистория донесла на меня, кому следует, но это остается неизвестным для меня.
   В 1886 году в июле месяце я был вытребован покойным братом Андреем Савиным на диспут с священником Рудневым и профессором Кутеповым в Ростове-на-Дону. Предметами собеседования были крещение младенцев и миропомазание. Народу собралось на площади около собора тысячи. Самый диспут происходил в ограде собора, в школьном здании, которое могло вместить лишь несколько сот человек. Но по окончании собеседования толпа начала
   -----
   *) "Воспоминания ссыльного" написаны В. Г. Павловым в 1869 г.
   В. А. Пашков умер 13 февраля н. с. 1902 г. в Париже, а Корф получил право свободного въезда в Россию.

Прим. ред.

- 6 -

   кричать на меня и хотела бить, и я едва успел спастись от побоев, сев на дрожки и скрывшись. В тот же день я уехал из города. По моем отъезде пред лавкою Савиных собралась тысячная толпа, ругая их, и спрашивая где я. Но все обошлось благополучно, и я возвратился домой. В этом же году правительство взяло назад мое утверждение и запретило нам собираться для молитвы. Но мы нашли себе другой зал, в другой более глухой части города и продолжали собираться там.
  

III.

Первая ссылка.

  
   26-го марта (7-го апреля) 1887 г. утром явился ко мне в квартиру городовой и пригласил меня в участок. Когда я пришел туда, то пристав спросил меня, знаю ли я, где живет Амирханьянц. На мой утвердительный ответ он дал мне околоточного и приказал его привести сюда. Когда мы с Амирханьянцем явились в участок, то пристав прочел нам бумагу, в которой сказано было, что мы трое: я, Амирханьянц и Воронин посылаемся, за распространение штундизма-баптизма, по распоряжению высшей власти, под надзор полиции на четыре года в распоряжение Оренбургского губернатора. Пристав не позволил нам с Амирханьянцем даже проститься с нашими семьями и прямо отправил нас в тюрьму, а Воронина не было дома.
   Когда нас привели в тюрьму, то приказали нам снять всю нашу одежду, обувь и белье и надеть грубое арестантское платье. Нашей постелью были голые досчатые нары (le lit de corps de garde). Никакого матраца не было и приходилось спать на голых досках. Мы ухитрились снять с себя арестантские башмаки и подложить их себе в изголовье вместо подушек.
   Арестанты спрашивали нас, за что нас посадили в тюрьму, и когда мы объясняли, что мы заключены за проповедь слова Божия, то они никак не могли понять этого.
   Русских арестантов было мало, а большею частью туземцы и мы говорили с ними о Христе.
   Через два дня, по ходатайству наших друзей, нам позволили опять надеть свою одежду и перевели нас в лучшее помещение. Наши домашние и друзья посещали нас и нам позволяли говорить с ними через цепь, протянутую между ними и нами в присутствии тюремных надзирателей.
   По истечении десяти дней нас освободили по ходатайству некоторых лиц и позволили отправиться на свой счет в ссылку в сопровождении одного полицейского.

- 7 -

   В назначенное время мы, три семьи (Воронин прибыл к этому времени), сели на

Категория: Книги | Добавил: Ash (12.11.2012)
Просмотров: 862 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа