Главная » Книги

Чехов Антон Павлович - Переписка А. П. Чехова и О. Л. Книппер, Страница 5

Чехов Антон Павлович - Переписка А. П. Чехова и О. Л. Книппер



ом. Милый Стрицкий! Когда в старости буду вспоминать о нем - сейчас же нарисуется славная полоска нашей жизни - тишина, покой, Любимовка. Дусик мой!
   Брюки и сюртучок мы здесь закажем тебе, обмундируем. Ночные рубашки, длинные, я на днях закажу для тебя. Тебе будет хорошо здесь, уютно. Поживем хоть немножко.
   Шольца я не читала; я ведь знаю его, т.е. беседовала с ним1.
   Кушай хорошенько, милый, наедайся, будь всегда сытым. Когда буржуй сыт, то это противно, когда ты сыт, то это великолепно, так и знай.
   Когда приедет мамаша? Она должна непременно пожить и у нас, а то обидно. Если она будет после твоего отъезда или до, то она может спать у Маши, а Маша у меня. Места довольно, и будет хорошо. Так и передай, да, впрочем, я сама напишу. Поведем ее в наш новый театр, будем увеселять.
   Привези мне своих томиков, я хочу все отдать переплесть. Сделай мне этот подарок. Труда тебе никакого, а мне приятно и трогательно. Будь мил.
   Лаврики растут. Воздух в квартире хороший. Будешь единственный мужчина в нашем женском монастыре. Хорошо тебе будет! Кормить отлично будем.
   Сейчас пойду на репетицию размечать 4-ый акт "Дна".
   Вчера была у нас Мария Федор. Желябужская с Женичкой2. Влад. Ив. болен, сидит дома.
   Все благополучно. Вишневский с Инночкой столуются у нас и счастливы ужасно.
   Ну, спешу, будь здоров, весел. Скоро увидимся, а? Родной мой, протертые мои брючки, берегите себя. Заклинаю.
   Целую крепко, нежно и обнимаю. Мамаше целую ручку.

Твоя Оля

  

586. А. П. Чехов - О. Л. Книппер

  

26 сент. [1902 г. Ялта]

   Здравствуй, собака! В последнем письме ты жалуешься, что у тебя сердце колотится, что ты точно взбудораженная и что ты не будешь уже больше пить кофе. Кофе безвредно, дусик мой. Вся беда это твой кишечник, вялый и тугой. Тебе бы надо попробовать питаться молоком, т.е. кроме всего прочего съедать в день еще 5-6 стаканов молока. Ну, да об этом скоро поговорим.
   Скажи Горькому, что я скоро приеду в Москву, чтобы он был на первых представлениях. Я ведь еще не видел "Мещан", не видел "В мечтах". Все теперь посмотрю, клопик мой, и похвалю мою жену необыкновенную.
   Мать едет в почтовом поезде, потому что почтовый останавливается чаще; она не может ни стоять, ни ходить в вагоне, когда идет поезд.
   Вчера был у меня Куприн, женатый на Давыдовой ("Мир Божий"), и говорил, что его жена плачет по нескольку раз в день - оттого что беременна. И совы по ночам кричат, и кажется ей, что она умрет во время родов. А я слушал его и на ус себе мотал. Думал: как моя супруга станет беременной, буду ее каждый день колотить, чтобы она не капризничала.
   Покашливаю, но мало. Все обстоит благополучно. На сих днях пойду стричься, потому что Ольга Леонардовна не любит у своего мужа длинных волос.
   Итак, будь здорова и весела. Не гонись за работой, еще успеешь. Бери пример с меня.

Твой А.

587. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

27-ое сент. вечер [1902 г. Москва]

   Как здравствуешь, дусюка? Что делаешь? Пишешь ты что-нибудь или нет? Об этом молчишь. Что-то ты сообразил про себя и молчишь. Много ли сидишь в саду, и какой он вид имеет? Хорошо ли ешь и почему опять-таки не пьешь сливки?
   Сегодня приехал Горький, очень спрашивал про тебя, хочет видеть тебя. Останется здесь дней десять. Учил меня делать "собачью ножку", т.е. крутить папироску из бумажки и насыпать махорку; конечно, я буду сыпать табак, а не махорку. Придет к нам, сказал.
   Представь, "На дне" идет раньше в Берлине, чем у нас1.
   Завтра смотрят декорации "Власти тьмы" в Лианоз. театре2. Понемногу будем перебираться.
   Вишневскому вчера д-р Степанов давил гланды. Он не ходит пока на репетиции, говорит не совсем свободно. Сегодня кончили разметку 4-ого акта, а 3-ий еще не трогали. Надеюсь, Горький посмотрит репетиции "Мещан" и "Дна". У меня очень сильный 4-ый акт, сильный по нерву. Мне бы хотелось, чтобы Горький послушал меня. Сам он очень нервен, все плачет. Начал рассказывать, как он читал "На дне" в ночлежке, где был настоящий барон Бухгольц3, настоящая Настя, и говорил со слезами, все давился. Говорит, плакали в ночлежке и кричали, что "мы хуже, хуже". Целовали его, обнимали. Рассказывает, а сам плачет. Опять он за кого-то вступается, защищает. Остановился у Скирмунта.
   Для уборной мы с Машей почти все соорудили, слава Богу. Была сегодня твоя подруга Кундасова. Зелена, страшна. Ужасно она несчастная.
   Влад. Ив. все еще болен, находится у сестры жены. Завтра хотим с Самаровой навестить его. Маша пошла сейчас к Корш, а я поеду на поганую Божедомку, на "Мещан". Там так пустынно и страшно вечером.
   Плечо у меня все время побаливает, а вчера сильно разболелось, т.ч. Маша растирала скипидаром с вазелином, но я думала, что это что-то вроде неврита. Тяжелого не могу поднимать правой рукой, даже лампу не могу. Ты мне будешь массировать, дусик? Мне так это приятно будет.
   А теперь, роднуля, до завтра, иду на репетичку. Напиши, когда соберешься в поездку. Веди себя умно в вагоне, не простуживайся. Целую и обнимаю крепко необыкновенного моего, целую глаза и морщиночки около рта. Будь здоров, весел.

Твоя Оля

  

588. А. П. Чехов - О. Л. Книппер

  

28 сент. [1902 г. Ялта]

   Актрисуля, ты каждый день, буквально каждый день ходишь покупать мебель для своей уборной (что видно из твоих писем), но не догадаешься купить широкое камышовое кресло для отдыха, кресло с покатой спинкой, в котором ты могла бы сидеть в то время, когда не играешь. Затем нужен хороший пульверизатор, нужен ковер, который легко снимался бы с пола при ежедневной уборке.
   Я здоров совершенно; стало быть, оставаться мне в Ялте незачем, и я приеду к 15 или 16 октября, а если театр открывается позже, то к 20. Одним словом, приеду не позже 20-го, и вероятнее всего, что раньше 20-го, даже, быть может, раньше 15-го1. Без жены жить и в то же время быть женатым человеком - необыкновенно скучно.
   Мать будет в Москве 4 октября.
   Настойчиво уверяют, что между Ялтой и Севастополем будет строиться скоро железная дорога и что до постройки, теперь же, билеты от Севастополя до Москвы будут продаваться не в Сев., а в Ялте.
   Я люблю тебя, мой балбесик, бабочка моя, актрисуля. Господь с тобой, будь здорова и покойна. Будь весела. Целую тебя и обнимаю.

Твой А.

   Сегодня послал письмо Мейерхольду2.
  

589. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

28-ое сент. [1902 г. Москва]

   Антошка, милый мой, золотой, мы увидимся скоро!!! Урррааа!!! Можно опять жить надеждой, можно быть бодрой, не все уже так черно! Как я тебя буду целовать, как буду глядеть на тебя, рассматривать всего моего человека хорошего.
   Твое письмо пришло как раз, когда был у нас Горький. Ему очень нужно тебя видеть, и он приедет, когда ты будешь в Москве. Он сидел долго, говорил. Чудак, хочет ехать сам к Шрамму хлопотать за Сулержицкого1 - много бы он сделал! Мы его отговорили и сказали, что мы похлопочем через Стаховича, и завтра назначили им обоим свидание у нас.
   Сегодня утром я была с Самаровой у Влад. Ив. Лежит бедный, да еще не дома, как-то неуютно. Жалко его. Вчера ему было нехорошо. Беляев проколол ему нарыв в ухе, а промывали ему неумелыми руками, раздражили, и у него поднялась рвота, продолжавшаяся 1 ¥ ч. Гриневский говорит, что это очень нехорошо. Он ужасно слаб, хотя лежит одетый на диване. Котик приезжает во вторник. Они перебрались на другую квартиру на Б.Никитскую.
   Потом я была в театре. Демонстрировались звуки. Гром удивительный. Все зааплодировали, и братья Жуйкины раскланивались2. Проезжала пожарная команда, гудел ветер, завывал, свистел. Театр удивительный. Все тебе будем показывать. Вишневский уже мечтает, как ты будешь лежать на его тахте. Завтра будут сцену вертеть.
   Я просила Гриневского побывать у меня насчет плеча. Он был недавно, всю меня слушал, стукал. Говорит, что боль нервно-мышечная, обострилась вследствие болезни. Прописал мазь, а через несколько дней начнет массажем лечить, массажистку привезет. Говорит, что дыхание в правой стороне боязливое, и правда, мне ведь больно дышать и вздыхать.
   Была m-me Фейгина, был Членов, но я их мало видела, занята была с доктором.
   На вокзал я обязательно приеду, привезу шубу; а если будет пакостно в природе, позволь в маленькой каретке встретить тебя. Позволь, дусик! Чистенькую возьму. Поболтаем по крайней мере. Можно ведь? Ответь. Ехать ли тебе за границу - поговорим здесь. Телеграфируй день мамашиного приезда, я хочу ее встретить. Непременно. Слышишь? А то рассержусь. Меня мучает - где ты будешь есть? В городе - это чепуха. Очевидно, Марьюшка должна раскачаться. Умоляю только, не мори себя голодом и заказывай сам и помногу. Сделай это, умоляю тебя. Пока до свиданья, целую и обнимаю и перекувыркиваюсь через тебя.

Твоя Оля

  

590. А. П. Чехов - О. Л. Книппер

  

30 сент. [1902 г. Ялта]

   Актрисуля, угадай-ка, кто у меня был вчера. Не угадаешь ни за какие пряники. Вчера часа в четыре вдруг является твой доктор Штраух, одетый франтиком, с пестреньким галстучком; оказывается, он делал в Гурзуфе операцию. Говорил, что ты совершенно выздоровела и можешь играть сколько тебе угодно.
   Вчера я переделывал один свой старый водевиль1. Сегодня перепишу и отправлю Марксу.
   Завтра уезжает мать. Я остаюсь solo.
   Здоровье мое становится все лучше и лучше. Ем за десятерых. Только вот не пью, ибо пива порядочного нет, а вино здесь тяжелое, неинтересное. Мать привезет ¥ бут. вина красного, для пробы. Попробуй с Машей, и если найдете, что оно хорошо, то я привезу. Кажется, ничего себе. Только скорее напиши, так как очень возможно, что я скоро выеду.
   Значит, я буду на первом представлении! И вдруг мне не окажется места и придется сидеть в ложе вместе с Котиком!
   Ну, балбесик мой, обнимаю тебя крепко. Не забывай, что у тебя есть муж. Вспоминай об этом хоть раз в два дня. Если вздумаете менять квартиру, то поищите в доме Гонецкой, повыше. Если дороже на 100-200 р., то это ничего. Как ты думаешь?

Твой А.

  

591. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

30-ое сент. [1902 г. Москва]

   За твои последние письма, дусик мой, целую крепко-накрепко. Не дождусь тебя, дорогой мой. Ужасно хочу тебя видеть, тебя слышать, тебя обнимать.
   Только что вернулась с Божедомки, где "марали" (играли) 3 акта "На дне" при Горьком. Играли вяло, скучно. Все волновались, что автор смотрит самую черновую работу, а по-моему, это хорошо. По крайней мере они высказались с Алексеевым, чего каждый хочет. Алексеев, конечно, волнуется, потому что Горький, как не актер, хвалит тех, кто идет чистенько на общих тонах. Устали все сильно. Долго слушали, что говорил Горький. Мария Петр. была; она выглядит очень хорошо, свежа и бодра и играть будет. Все сетует, что нет твоей пьесы и потому она без роли.
   Вчера у нас были Горький и Стахович, и д-р Коробов. Первые два говорили о Сулержицком, как его бы вернуть в Москву. После их визита я поехала с Вишневским навестить Влад. Ив. Там были доктора, его belle-soeur1, с кот. мы и беседовали большую часть времени. Появился Влад. Ив., очень слабый; это история скверная и продолжительная у него. Воспаление среднего уха. Теперь ему лучше все-таки. Он говорил о тебе. Все говорят о тебе и не могут помириться, что ты из-за денег выходишь из пайщиков, как будто твоя главная подмога в деньгах. Конст. Серг. ведь писал тебе?2 Приедешь, переговоришь обо всем.
   Сегодня утром Гриневский привез электрич. машину и электризовал меня. Думаю, что поможет и что плечо и рука не будут болеть. Кишки мои понемногу приходят в норму и действуют.
   Завтра напишу тебе хорошее письмо, а сейчас устала, золото мое, иду спать. Завтра октябрь. Сегодня целый день шел мокрый снег. Целую, обнимаю и ласкаю мужа моего ненаглядного.

Твоя собака.

   Умоляю есть хорошенько. На коленях горячо умоляю. Целую тысячу раз.
   До свиданья.
  

592._О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

1-ое окт. [1902 г. Москва]

   Твое письмо пахнет фиалкой, дусик мой родненький! Отчего это? Так тонко и так приятно.
   Спасибо тебе, что ты заботишься о моей уборной. Меня это ужасно трогает. Вместо камышового кресла у меня будет удобная кушетка, на кот. я могу вытянуться, перед столом будет мягкое кресло, тоже удобное. Ковер будет. О пульверизаторе я еще не думала.
   Мамаша, значит, уехала. Как ты теперь будешь питаться? Меня это смущает. Ведь бабушка очень стара. Будь милый, заказывай сам себе. Будешь, дусик мой нежный? Капризничать не будешь? Я поеду встречать мать, Маша будет на уроке.
   Сегодня у меня был день без репетиций. Сидела утро дома, был Гриневский, электризовал меня. Пела я, потом навестила Надежду Ивановну и вместе с ней обедала у мамы. Как у нас там людно и шумно! Все время звонки, приходят, уходят, кое-как обедают, но обедают очень вкусно. У мамы работы масса. Как только она выносит такую беспокойную трудовую жизнь! Володя недавно выиграл дело одно и получил через него трех клиентов. Адель его приближает к себе, дает ему тоже работу. Я очень рада за Володю. Эля работает запоем в мастерской Мешкова. Они теперь очень скоро поженятся. Успокойся. У Бартельс выстроили чудесную новую печь и хлебы пекут отменные, но Эля худеет все-таки. Вечером мы все перекочевали к нам, пили чай, я пела с мамой дуэты, играла с Николашей в четыре руки. На моем рояльчике играть просто наслаждение, такой он мягкий и бархатный. Услышишь. Маша была у Ивана. У Володи корь, но он встал уже. Маша ездит в мастерскую с сестрой Марии Федоровны - Женичкой1.
   Собирались мы сегодня с Горьким в цирк, но он должен был быть у Симова, и потому не состоялось. Жаль. А с тобой мы пойдем в цирк? Пойдем? Когда ты у меня будешь в объятиях? Когда ты меня приласкаешь? А то мне сухо. Я не могу так жить. Затылочек выстриг? Прижимаю твою милую голову к своей груди и целую до тех пор, пока заснешь. Будь здоров, милый, будь покоен. Целую тебя.

Твоя собака

  

593. А. П. Чехов - О. Л. Книппер

  

2 окт. [1902 г. Ялта]

   Актрисуля, для чего это понадобилась тебе карета? Ведь карет порядочных нет в Москве, в карете всегда тошнит. Давай проедем просто на извозчике. Я буду в осеннем пальто, и шубы, быть может, не потребуется. Буду иметь плед, калоши.
   Мать уехала вчера на мальпосте1 с тем, чтобы отправиться в Москву на почтовом. Не телеграфировал тебе, потому что не знаю наверное, найдет ли она в Севастополе билет, или нет. Говорят, поезда полны, билеты раскупаются за 2 недели.
   То, что у Немировича была рвота, это в самом деле нехорошо. По крайней мере было нехорошо. Когда увидишь его, скажи, что я очень беспокоюсь и желаю ему скорейшего выздоровления.
   В газетах печатают, будто все билеты на курьерском поезде и добавочном до 15 окт. уже распроданы. Каково, если это справедливо? Я написал в Севастополь, авось найдется местечко.
   Живу во всем доме один. И ничего. Хотел было завести себе любовницу, да раздумал: осталось до отъезда так немного!
   Будь здорова, собака моя хорошая, дворняжка. Если приедешь на вокзал встретить меня, то найми извозчика на вокзал и обратно.
   Ну, кланяюсь тебе в ножки и обнимаю. Помни обо мне, а то будешь бита. Ты ведь знаешь, как я строг.

Твой Antoine.

   Матери и Маше поклонись.
  

594. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

2-ое окт. [1902 г. Москва]

   Сегодня неожиданно был у меня д-р Штраух, дорогой мой! Поразил и своим появлением и тем, что приехал от тебя1. Говорит, что ты очень хорошо выглядишь и хорошо чувствуешь себя. Как я рада была этим вестям! Дусик мой нежный.
   Сегодня у меня опять свободный день. Утром я мыла цветы, много пела, была в голосе. Электризовалась. Ходила в Лианоз. театр насчет устройства уборной опять-таки, была в магазинах. Вечером сейчас были с Машей, Инночкой и Вишневским в Малом театре и смотрели Джерома "Мисс Гоббс"2. Пьеса неважная, наивная, играется неинтересно. Обстановка хорошая. Разрез каюты довольно мил, и двигают декорацию справа влево - это должно изображать качку. Та же Лешковская, тот же Южин - все в том же виде. Шла еще "Тяжба" Гоголя с Ленским и Рыбаковым. Последний был ужасен. Да и вообще к чему это. Скучно отчаянно. Во время пьесы Джерома я вздремнула раза два, а ведь радовалась пойти в театр! Теперь надо еще посмотреть Ермолову и потом - adieu Малый театр на весь сезон. J'en ai assez3. Было очень много наших художественных в театре.
   Завтра придется идти на "четверг" у Желябужских. Маша с ними чего-то подружилась, и мне уже неловко, раз она к ним ходит, вечно отказываться. Я не люблю ходить в гости и разводить разговоры.
   Сегодня ужасная слякоть на дворе, хотя тепло и к вечеру теплеет еще. Если бы скорее погода установилась, чтобы тебе, моему писателю, было бы совсем хорошо здесь! Я утром опять думала о младенчике, о нашем будущем младенчике. Мне даже показалось, что он у меня на руках лежит. Я дура, а? Я уже рисовала себе, как я поеду встречать тебя, как ты выйдешь из вагона и так далее...
   Теперь уже скоро увидимся и потому мне не так будет хотеться писать тебе.
   Милый, привези мне, пожалуйста, складную рамку в моей комнате (если она еще существует), в которой вставлен твой портрет и портрет детишек. Я привыкла, чтоб это стояло на моем столе. Привезешь?
   Пора спать. Целую тебя, моего хорошего, золотого, удивительного. Ласкаю нежно и ушко покусываю.

Твоя Оля

  

595. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

5-ое окт. [1902 г. Москва]

   Два вечера не писала тебе, дорогой мой! Это ведь ужасно. И сейчас напишу нелепое письмо, чувствую. Все спешу куда-то. Подходит открытие, а у меня как будто ничего не готово.
   Сегодня тепло, ®, но слякотно. Вчера я была в отчаянии. Ездила вчера встречать мать, как ты написал 4-ого с почтов. поездом, и никого не встретила. Сначала испугалась, а потом решила, что виновато твое враждебное отношение к телеграммам: ты вот сэкономил, а я израсходовала 1 р. и зря протряслась на вокзал и обратно. Чувствуешь, тиран души моей? Да еще плюс беспокойство. Приезжал и Иван с супругой, и все не знали, что думать. Подождем сегодня.
   Дни заняты "Мещанами" и "Властью тьмы". Третьего дня вечером первый раз репетировали на новой сцене. Чудесно! Просторно, аппетитно. Все хорошо. Только мы репетировали плохо. Пьесу играли мало, а уже надоела. Невольно все вспоминают твои пьесы, уже игранные без конца, но не надоевшие.
   Почему ты нам не прислал переделанный водевиль?1 Маркс напечатал, и его сыграют раньше, чем у нас. Это нехорошо. Конст. Серг. возмутился.
   Вчера жарили "Мещан" за столом, с часу до 6-ти. Во как! Вечерком я съездила к Немировичам. Посидела недолго. Вл. Ив. все еще слаб и посидит еще с неделю. Котик устраивает квартиру и возмущается толщиною Южина. Там была m-me Качалова, и она утащила меня к себе. Качалов ужасно смешной дома, не такой, как в театре.
   Будь покоен, тебя усадят в театре и будешь все смотреть, и Котик не будет мешать.
   Дуся моя, когда же ты приедешь? Как ты питаешься? Пиши все и подробнее, умоляю.
   Целую тебя крепко и нежно, моего милого, дорогого.

Твоя собака

  

596. А. П. Чехов - О. Л. Книппер

  

5 окт. [1902 г. Ялта]

   Актрисуля, здравствуй! Мать выехала первого октября, затем я получил от нее письмо, из которого узнал, что она на поезд не попала и осталась ночевать в Севастополе и ночевала, вероятно, в какой-нибудь дешевой разбойницкой гостинице. Где она теперь, не знаю. Быть может, продолжает жить в Севастополе. А ты 4-го окт. ходила на вокзал встречать ее? Да, вот что значит - не слушаться меня! Ведь я писал, чтобы не ездила встречать, потому что она приедет в Москву не раньше 27 ноября и не иначе, как в товаро-пассажирском поезде, в IV классе. Дуся, ради Создателя, пригляди, чтобы она в Петербург поехала на почтовом в 1-м классе или же на том поезде, который отходит и приходит в Петербург на ¥ часа позже почтового.
   Как только узнаешь из письма или из телеграммы, когда я приеду, тотчас же пошли в аптеку взять для меня
   1/2 ф. рыбьего жиру чистого, светлого.
   10,0 (10 грамм) Kreosoti fagi.
   Поняла? А приеду я или 14-го или 17 окт. Говорят, что все билеты до 15 уже разобраны, и если это правда, то приеду не раньше 17-го. Во всяком случае, я написал в Севастополь и теперь жду ответа.
   Я обедаю хорошо. Бабушка готовит суп или борщ и жаркое. Ем и арбуз. Скажи матери, если она приехала, что Настя еще не ушла, чему я рад, так как есть кому собрать на стол и встретить гостя. Журавли сыты и довольны. Целый день отдыхают, а от какой работы - неизвестно. Собаки целый день едят и спят. Погода солнечная, теплая, даже жаркая.
   Ну, Христос с тобой, моя радость. Будь покойна и весела, за это я буду тебя любить еще больше.

Твой А.

  

597. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  
   Телеграмма

[6 октября 1902г. Москва]

   Мамаша приехала вчера здорова целую. Оля
  

598. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

7-ое октября [1902 г. Москва]

   Дусик ненаглядный, здравствуй! Я совсем засохла без любви, без ласки. Нехорошо так. Да и тебе нехорошо. Я стала писать неаккуратно. Какое-то суматошливое время, я устаю, путаю дни, числа.
   Мамаша приехала благополучно. Сейчас у нее насморк. Спит она у Маши, а Маша у меня. Вчера обедали у нас Иван с супругой, была Надежда Ивановна. Третьего дня был старик Суворин, много говорил, говорил, что тебя очень любит, и прослезился, когда увидел тебя1. Прислал нам читать свою пьесу "Вопрос", кот. пойдет на Мал. сцене2. Был в нашем театре, говорит, что очень нравится сцена и уборные, а зрительный зал, говорит, современный, а я этого не понимаю.
   В одно время с ним был и Бунин и Мария Григор. Средина, кот. была очень интересна, первый раз за все время, что я ее знаю, я хоть немного поняла, что Саша мог ею увлечься. Она перевела с итальянского драму, и, кажется, эта драма пойдет в Новом театре3.
   Вчера была у нас генеральная "Мещан". Ничего, все подобрались. Был Найденов и кроме него никого. Горький, кажется, еще не уехал.
   Мамаша сегодня была с Полей в Кремле, потом обедала у Ивана. Простуженную ее нельзя пускать в Петербург. Мы с Машей смеемся - мать и здесь все ходит двери запирает. Завтра я ее поведу в Пассаж, если насморк будет лучше. Ей у нас нравится, по-видимому.
   У нас тепло; сегодня был чудесный день. Вечер я была дома, у нас сидела Хотяинцева, я с ней пойду завтра в кружок послушать, о чем говорят умные люди, и посмотреть на них. А больше всего мне хочется увидеть моего умного, чудесного писателя, моего поэта с лучистыми глазами и с чистой душой. Ты меня не забыл? Не разлюбил? Я тебя буду долго разглядывать. Мне почему-то кажется, что твой приезд, т.е. наше свиданье, должно что-то решить, то, что сидит у меня в душе. Ты, конечно, не понимаешь меня. Ну, да это все равно. Что со мной будет в ту минуту, когда я увижу твою физиономию, вылезающую из вагона! Ты, конечно, состроишь самую равнодушную и спросишь о чем-нибудь постороннем. Я уж это знаю. И знаю, что у тебя внутри будет в эту минуту. Целую крепко, любовно, тысячу раз моего дорогого, и затылочек, и глаза, и губы, и усы и кусаю и шепчу в ушко.

Твоя собака.

   Ты переделал "Юбилей". Верно? Я угадала?4
  

599. А. П. Чехов - О. Л. Книппер

  

8 окт. 1902 [Ялта]

   Актрисуля, если не получишь от меня телеграммы, то знай, что выезжаю я из Ялты, а в Москву приезжаю 14 октября. Так и знай. Билет уже заказан, отъезд решен окончательно. Итак, стало быть, 14-го буду в Москве.
   Да ты с ума сошла!!! Давать водевиль в Художеств. театр!1 Водевиль с одним действующим лицом, которое только говорит, но не действует вовсе!! Для театра я пьесу напишу, это будет лучше.
   Несчастные Смирновы заказали мне купить для них крымские башмаки, и я никак не найду; сегодня Синани купил и прислал с Арсением, но это обыкновенная мужицкая обувь, я не понимаю, для чего он купил, пропали только деньги.
   Значит, жди, приеду. Я буду скверно одет, потому не подходи ко мне в Москве, не узнавай; вместо того, чтобы здороваться с тобой на вокзале, я только подмигну тебе.
   Погода в Ялте теплая.
   Сегодня подали мне кофе с мухой, вываренной мухой. Такая гадость!
   Ну, собачка, будь здорова и весела. Обнимаю тебя и целую миллион триста тысяч раз.

Твой А.

600. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

8-ое окт. [1902 г. Москва]

   Ты теперь успокоился, что мать благополучно прибыла в Белокаменную? Дусик мой родной! Только что приехали с Машей из кружка, видела много людей. Ехала назад, думала о тебе, и весь ты как-то стоишь отдельно от них всех, такой чистый, такой светлый. Мне безумно захотелось видеть тебя, услышать голос твой. Встречусь с тобой, и мне опять покажется, что я еще не жила с тобой. Все будет ново и интересно. Это хорошо или скверно? Или я глупый вопрос предлагаю?
   Я не думаю, чтобы театр открылся 15-го. Ты во всяком случае должен быть на открытии - хоть на ковре-самолете прилетай. Сегодня говорили о девушке Насте, и пожалуйста, если она нужна и если она хорошая - не надо отпускать ее.
   Рыбий жир и креозот приготовлю, будь покоен. И пиво будет тебе, и баня, и теплая постель, и еще кое-что.
   Говорили в кружке о романтизме Горького. Говорил Любошитц, оппонировали Михеев, Голоушев и какие-то два задорные братья Койранские1 (кажется). Влетело и Худож. театру, но он говорил так смешно, что я хохотала. А что они вообще говорили, резюмировать я отказываюсь. Все как-то мелко и ненужно, и неглубоко. "Чайка" идет в Питере 23-го, говорил Эфрос. Маша, может, увидит. Она едет 18-го в Питер к Мише на неделю. Был Фейгин, были Кожевниковы, и все по-старому.
   Сегодня я наконец снималась у Набгольца2. Через неделю посмотрим.
   У нас тепло, приятно, дождя нет. Хоть бы тебя погода побаловала!
   Неужели не будет твоей пьесы? У нас воют все. Я молчала, но тоже начну говорить.
   Целую тебя крепко и говорю до скорого свиданья, дорогой мой.

Твоя Оля

  

601. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

10-ое октября [1902 г. Москва]

   Сегодня, дорогой мой, мы проводили мамашу в Петербург. Отъехала благополучно с Полей. Поехали обе в 3-м классе; Маша уверяет, что так лучше, т.к. Поля все время при мамаше. Там очень чисто, места спальные, билеты Маша брала утром в Wagons-lits, бюро которых переехало теперь к нам на Неглинную. Вчера на ночь я напоила мать яблочным чаем, и ей стало гораздо лучше. Получил ли ты в воскресенье телеграмму, кот. я прислала на другой день по приезде матери?1
   Что ты делаешь, мой Антон? Что ты делаешь целыми днями? Что ты думаешь? Куда глядишь? Чего ждешь? Как я хочу пожить с тобой! Хочу чувствовать тебя около себя, всегда, всегда.
   Театр откроется не раньше 20-ого. Не справились с освещением. Вишневский волнуется, что все убыток для нас каждый пропущенный день. Да и правда. Вообще все волнуются и тревожатся. "На дне" сильно помарала цензура, т.ч. Горький в таком виде не хочет ставить. Вл. Ив. поедет в Питер хлопотать2. "Столпы" так помарали, что нечего играть. Пьес совсем нет. Наш любимый автор молчит. Для меня лично - пока тайна, это молчание. Поговорим еще с тобой, дусик.
   Вчера снимали "Мещан". Утомительно было. Приехал Горький с женой, Скирмунт и Пятницкий, и я даже снялась с ними всеми, только в своем виде. Горький сегодня уехал, а приедет к открытию.
   Вечер вчера мы сидели дома, пришли Иван с женой, беседовали мирно, я раскладывала пасьянс. Ты вспоминаешь Любимовку? Я как вспомню ее, так на душе тепло станет. О многом мне надо будет поболтать с тобой.
   Сегодня был Бунин. Я пошла на репетицию "Сестер", но ее отменили, и я поехала с Вишневским к Влад. Ив. Сидели, говорили о театре. Котика не было дома. Получила письмо от Мани Смирновой, очень любовное, спрашивает о тебе и кланяется. Привезешь ли ты мне коралловую цепь? Не забыл? Попроси m-me Бонье.
   Целую тебя крепко, крепко много раз. Ленюсь писать, т.к. знаю, что скоро увижу тебя.

Твоя Оля.

   Прилагаемое письмо посылает Алекс. Алексеевна Андреева, сестра жены Бальмонта. Телеграмму вчера передали мне3.
  

602. А. П. Чехов - О. Л. Книппер

  

27 ноябрь [1902 г. Тула]

   Дусик мой, тяжело было с тобой расставаться1. Скоро после Москвы подсел ко мне Шубинский, муж Ермоловой; беседовали, говорили о театрах, об Ермоловой, о художниках, т.е. о вас.
   Я уже закусил, спасибо тебе, радость моя. Господь тебя благословит. Живи тихо, не горюй, не сердись. Целую тебя. Кажется, я ничего не забыл, все взял. Это опускаю в Туле.
   Целую и обнимаю.

Твой А.

  

603. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

27-ое ноября 1902 г. [Москва]

   Голубчик мой, дуся моя, опять ты уехал... Я одна, сижу в спальной и строчу. Все тихо. Ты, верно, около Орла, или уже в нем. Мне так многое хотелось бы тебе сказать, и я чувствую, что ничего не напишу толком, как-то дико сразу писать, а не говорить. Отвыкла. У меня так врезалось в памяти твое чудное лицо в окне вагона! Такое красивое, мягкое, изящное, красивое чем-то внутренним, точно что-то сияет в тебе. Мне так хочется говорить тебе все самое хорошее, самое красивое, самое любовное. Мне больно за каждую неприятную минуту, кот. я доставила тебе, дорогой мой.
   Целую тебя. Как ты едешь? Что думаешь? Кушал ли? Спишь теперь, верно. Скоро час. В спальной пахнет вкусно тобой. Я полежала на твоей подушке и поплакала. Перестелила свои простыни на твою кровать и буду спать на твоей; моя с провалом.
   С вокзала я завезла домой шубу и ботики, посмотрела на милого пса, кот. привезли без меня. Шнапсиком зовем. Породистый, отличный.
   Дома оставаться было тяжело. Репетиции не было. Я села и поехала к Ольге Мих. (моей, а не твоей), на дороге встретила Володю с Элей и с ними пошла на выставку. Это было хорошо. Долго смотрела на лицо Демона. "Сирень" мне понравилась сегодня, нашла место, откуда смотреть1.
   Видела m-me Бальмонт. С выставки пошли обедать к маме, потом я была у Ольги Мих., потом ездила к Эле за Гаршиным2 и от нее прямо в театр, играть "Мещан". Трудно было играть. Пришла домой и - как пусто! И спешить некуда. Ах, Антон мой! Не дура ли я?
   Умоляю, говори обо всем дома, чтоб тебе было уютно и хорошо и тепло. Христос с тобой, родной мой, крещу тебя на ночь и целую много тысяч раз. А рука ночью кренделем ложится? До свиданья, моя любовь.

Твоя собака.

   Мамашу целую.
  

604. А. П. Чехов - О. Л. Книппер

  

28 ноябрь [1902 г. Лозовая]

   Пишу это в Лозовой. Холодно, мороз градусов десять, солнечно. Я здоров, ем рассольник. Скучаю по своей хозяйке. Милая дуся, пиши мне обо всем, не ленись. Шубинский покинул меня только сегодня утром. Поезд почти пустой.
   Господь тебя благословит. Целую и обнимаю. Поклонись Маше.

Твой А.

  

605. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

28-ое ноября [1902 г. Москва]

   Сейчас пришла домой и нашла твою открытку, дорогой мой, и поцеловала ее. Ты теперь спишь в вагоне, дусик милый! Видишь ли сны?
   А как мы с тобой сжились за это время, правда? Ты мне стал гораздо ближе. А я тебе тоже? Какой ты чудесный!
   А как без тебя пусто. Я сейчас еще не понимаю ясно, что тебя нет со мной. Дальше будет яснее и тоскливее. Как скучно приходить домой! Никто не взглянет ласково, никто не погладит, не поцелует. За обедом скучно. Чавкает Вишневский. Вечером нет работы с кроватями, нет передвигания. Нет красивого мужа с мягкими глазами. Стоит пустая кровать. Некому давать рыбий жир. А он едет себе в теплом вагоне по снежным полянам...
   Сегодня была приблизительная генералка 2-х актов "На дне". Показывали грим, костюмы. Не было Конст. Серг. и Грибунина. Актера играет Громов, и очень хорошо, сильно, захватывает. Местами 2-ой акт интересен. Завтра опять чистая генеральная, а затем примемся за 3-ий акт. Я очень рада, т.к. у меня до 3-его нет роли. Декорация была приблизительная, но, кажется, будет хороша. Завтра все будет яснее и я напишу тебе.
   Голова у меня тяжелая. После обеда лежала, читала Гаршина. В 8 час. поехала в Филармонию на ученический вечер, где пели мамины ученицы. Мама просила меня послушать их. Я с удовольствием слушала, волновалась их волнением. Пила чай и ужинала у мамы, слегка поругалась с д. Карлуном из-за современного направления в искусстве. Но он со мной не позволяет себе выходок, только погорячился.
   Все в театре спрашивают о тебе, и я без конца отвечаю.
   Электричество давно уже потухло, значит, поздно. Кончаю. Пасьянс раскладывал?
   Сделай все возможное, чтоб у тебя было тепло. По субботам меняй белье и вспоминай обо мне. Жена, мол, приказала. Будешь?
   Целую всего тебя горячо, обнимаю, ласкаю.

Твоя Оля

  

606. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

29-ое ноября [1902 г. Москва]

   Здравствуй, золотой мой, ненаглядный мой! Как ты доехал? Как нашел в Севастополе мать, какими путями дальше ехали? Погода, правда, хорошая? Я ужасно рада. При солнце все легче. Тепло ли у тебя в кабинете? Все ли в порядке? Приспособь к себе Арсения, чтоб он при тебе состоял и все тебе делал. Напиши, если что не ладится. Как сад, журавли? Все напиши. А главное, как твое самочувствие? В духе ли ты? Или уже ялтинское выражение на лице? Не кисни, умоляю тебя. А сегодня я не получила открытки.
   Читал в "Русск. ведомостях" о постановке "Мещан" в Вене и критику?1 Умные там люди.
   Я вчера очень поздно заснула, и мыши все пугали, а утром разбудили рабочие рядом в помещении. Кофе пила и читала газеты в постели; в 12 ч. пошла на репетицию.
   Два акта двинулись. Конст. Серг. будет хорошо играть. Фигура и грим отличные. Москвина все очень хвалят, Качалова, Громова. Сегодня Алешку репетировал опять Адашев, и очень удачно, дает удаль, орет вовсю, озорно. Мария Петровна была на репетиции. Говорит, что 1-й акт очень интересен, а второй скучноват, длинен. Странно, что в чтении - наоборот.
   Домой шла пешком, уже не летела на извозчике к мужу моему милому.
   После обеда играла в четыре руки с Инночкой; заезжала Мария Петровна, звала завтра обедать к ним. Потом пришел Елпатьевский, Членов.
   Первый едет месяца на три в Петербург. Оказывается, что попадья, у кот. жила и столовалась мама летом, - его двоюродная сестра. Он ездил к матери, 2-го он смотрит "Власть тьмы"2. Спрашивал о тебе, спрашивал, отчего я такая худая. Пил чай у нас.
   Часу в девятом приезжал Влад. Ив., я просила прослушать прозу Гаршина, кот. я завтра читаю3. Я еще ни разу не читала прозы на вечере, а в этой сказке много очень тонов - разговоры животных. Прочла ему раза три, он мне сделал много дельных замечаний.
   Вечер сидела, читала, учила роль, попела и поплакала.
   На дворе тепло - ноль. Мало места для прощания. Целую крепко мою любовь, ласкаю и люблю.

Твоя Оля.

   Умоляю, вышли копию с договора или пошли ее прямо к Пятницкому4.
  

607. А. П. Чехов - О. Л. Книппер

  

30 ноябрь [1902 г. Ялта]

   Радость моя, дусик, вчера вечером я приехал в Ялту. Ехал я хорошо, народа в вагоне было мало, всего четыре человека; пил чай, ел супы, ел то, что ты дала мне на дорогу. Чем южнее, тем холоднее; в Севастополе застал я мороз и снег. Плыл в Ялту на пароходе, было спокойно на море, обедал, беседовал с генералом о Сахалине. В Ялте застал холод, снег. Сижу теперь за столом, пишу тебе, моей жене бесподобной, и чувствую, что мне не тепло, что в Ялте холоднее, чем в Москве. С завтрашнего дня начну поджидать от тебя письма. Пиши, моя дуся, умоляю тебя, а то я тут в прохладе и безмолвии скоро заскучаю.
   Мать доехала благополучно, хотя и ехала на лошадях. Дома застал я все в порядке, все в целости; впрочем, дорогие яблоки, которые я оставил дома до декабря (они созревают только в декабре), Арсений и бабушка положили в кислую капусту. Когда у нас узнали, что ты привезешь такса, то все очень обрадовались. Собака очень нужна. Не захочет ли такс приехать с Машей на Рождестве? Подумай-ка.
   Не скучай, светик, работай, бывай везде, спи побольше. Как мне хочется, чтобы ты была весела и здорова! В этот мой приезд ты стала для меня еще дороже. Я тебя люблю сильнее, чем прежде.
   Без тебя и ложиться, и вставать очень скучно, нелепо как-то. Ты меня очень избаловала.
   Сегодня приедет Альтшуллер, отдам ему твой бумажник. Собачка, цуцык мой, я целую тебя бесконечное число раз и крепко обнимаю. Пришел Жорж. Будь здорова. Пиши мне.

Твой А.

  
   Ты положила мне в чемодан очень много сорочек. Для чего мне столько? В шкафу у меня образовалась целая гора.
   Поклонись своей маме, поблагодари за конфеты, пожелай ей всего самого лучшего. Дяде Карлу, дяде Саше, Володе и Элле тоже поклон нижайший.
  

608. О. Л. Книппер - А. П. Чехову

  

30-ое ноября [1902 г. Москва]

   Дуся моя, целую тебя крепко. Как ты далеко от меня! Сегодня получила открытку из Лозовой. Спасибо, милый. Ужасно жалею, что не взяла с тебя слова известить меня телеграммой сейчас же, как приехали в Ялту. Жди теперь письма! Как мамаша перенесла дорогу? Скажи ей, что шляпа ее готова и вышла хорошо; я думаю, она остане

Другие авторы
  • Жизнь_замечательных_людей
  • Петриенко Павел Владимирович
  • Дункан Айседора
  • Энгельмейер Александр Климентович
  • Захер-Мазох Леопольд Фон
  • Виардо Луи
  • Буринский Владимир Федорович
  • Малышев Григорий
  • Галанский Сергей
  • Апулей
  • Другие произведения
  • Кривич Валентин - Заметки о русской беллетристике
  • Лесков Николай Семенович - Инженеры бессребреники
  • Тургенев Иван Сергеевич - Три встречи
  • Писемский Алексей Феофилактович - Старая барыня
  • Гуревич Любовь Яковлевна - Студия Художественного театра. "Праздник мира" Г. Гауптмана
  • Дурова Надежда Андреевна - Угол
  • Достоевский Федор Михайлович - И. Битюгова. Неопубликованное письмо Ф. М. Достоевского
  • Беккер Густаво Адольфо - Зеленые глаза
  • Дикинсон Эмили - Эмили Дикинсон: биографическая справка
  • Чаянов Александр Васильевич - Путешествие моего брата Алексея в страну крестьянской утопии
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 253 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа