Главная » Книги

Циммерман Эдуард Романович - По северным окраинам Африки, Страница 3

Циммерман Эдуард Романович - По северным окраинам Африки


1 2 3 4 5

1123;мцы, громко заявили свое негодован³е, такъ что судъ не осмѣлился оказать снисхожден³е и приговорилъ автора памфлета къ шестимѣсячному тюремному заключен³ю и тридцати фунтамъ стерлинговъ пени.
   Не стоило бы упоминать о такихъ мелочныхъ газетныхъ дрязгахъ, но въ этомъ эпизодѣ какъ бы отразились враждебныя отношен³я между англичанами и другими европейскими колон³ями въ Египтѣ, что въ свою очередь отзывается также отчасти въ дипломатическихъ отношен³яхъ европейскихъ государствъ по поводу египетскаго вопроса, который пользуется важнымъ значен³емъ, тѣмъ болѣе, что съ нимъ тѣсно связано господство надъ Суэзскимъ каналомъ. Ни одна изъ европейскихъ державъ, какъ извѣстно, не заинтересована обладан³емъ этого воднаго пути въ такой сильной степени, какъ Великобритан³я, которая и пользуется каналомъ болѣе всѣхъ другихъ государствъ. Когда, вопреки всѣмъ кознямъ Пальмерстона, созданный ген³емъ французскаго строителя и трудомъ египетскихъ рабочихъ каналъ былъ открытъ, то англичане, пользуясь затруднительнымъ положен³емъ египетскихъ финансовъ при Измаилѣ-пашѣ, скупили болѣе цѣлой трети всѣхъ акц³й и сдѣлались такимъ образомъ главными акц³онерами предпр³ят³я. Не довольствуясь этимъ, они имѣютъ въ виду сдѣлаться неограниченными обладателями канала, а для того имъ необходимо завладѣть Нильскою долиной, которая служитъ ключемъ къ послѣднему. Такимъ образомъ они, опираясь одной ногой въ Инд³и, а другой въ Египтѣ, окончательно утвердятся по обѣ стороны канала.
   Несмотря на то одинъ изъ послѣднихъ англ³йскихъ коммисаровъ въ Египтѣ, Друмондъ Вольфъ, уже открыто высказалъ въ своихъ запискахъ: "Египетъ составляетъ въ извѣстномъ отношен³и достоян³е всего свѣта; онъ служитъ какъ бы международною проходною страной для торговыхъ сношен³й всѣхъ нац³й. Въ свободѣ Египта заинтересованъ весь свѣтъ". Вопреки такимъ признан³ямъ сo стороны своихъ должностныхъ особъ, вопреки даже данному обѣщан³ю покинуть въ свое время страну, правительство Великобритан³и, повидимому, вовсе не намѣрено по доброй волѣ вывесть свои войска изъ занимаемаго ими края. Когда такимъ образомъ Англ³и удастся окончательно подчинить державу своей власти, то Египетъ, подобно Инд³и, преобразится въ страну, изъ которой будутъ вытѣснены остальныя европейск³я нац³ональности: англичане всячески будутъ добиваться, чтобы захватить въ свои руки всѣ отрасли промышленности и окончательно лишить иноземныхъ переселенцевъ возможности водвориться въ долинѣ Нила. Тѣмъ еще болѣе, что съ обладан³емъ Египта Великобританская держава на самомъ дѣлѣ сдѣлается почти неограниченной владычицей Средиземнаго и Краснаго морей.
   Въ настоящее время алчные сыны Альб³она не только занимаютъ своими войсками наиболѣе крѣпк³я позиц³и въ Каирѣ и Александр³и, но они, сверхъ того, размѣстили по всѣмъ важнымъ должностямъ своихъ чиновниковъ, назначивъ имъ значительные оклады изъ египетской казны. Для содержан³я войска и этой толпы чиновниковъ оказалось необходимымъ увеличитъ налоги, и безъ того уже крайне обременительные для феллаховъ. Англ³йск³е публицисты увѣряютъ весь свѣтъ, будто ихъ правительство имѣетъ при этомъ въ виду утвердить власть и поддержать значен³е хедива. Однако на самомъ дѣлѣ ихъ печать всячески старается, напротивъ, опозорить въ глазахъ европейской публики особу царствующаго правителя, Аббаса II. Ихъ публицисты беззастѣнчиво поносятъ личность послѣдняго, нерѣдко прибѣгая даже съ наглой брани; тогда какъ съ другой стороны, по отзывамъ мѣстной французской и нѣмецкой печати, хедивъ пользуется заслуженнымъ уважен³емъ въ странѣ и любовью своего народа. Это въ особенности обнаружилось во время недавно совершившагося путешеств³я хедива по областямъ Нижняго Египта. Народъ, какъ говорятъ, вездѣ встрѣчалъ его съ восторгомъ и высказывалъ искреннюю преданность своему государю. Заявляя объ этомъ, французская газета патетически восклицаетъ: "Никогда еще страна фараоновъ не видала правителя, который былъ бы такъ искренне привѣтствованъ египтянами, какъ хедивъ Аббасъ II!" Англичанъ крайне встревожила эта тр³умфальная поѣздка хедива и, принявъ ее за демонстрац³ю, за намѣренную угрозу, они съ своей стороны сочли необходимымъ заявить въ видѣ предостережен³я; "Пускай Аббасъ II не забываетъ, что у него есть еще братъ, который также можетъ царствовать!" Мало того, англ³йское правительство черезъ своихъ тайныхъ агентовъ всячески пытается возстановить султана противъ Аббаса II, распространяя слухъ, будто послѣдн³й намѣренъ отдѣлиться отъ владычества Турц³и. На самомъ же дѣлѣ хедивъ вполнѣ сознаетъ, что до тѣхъ поръ, пока англ³йск³я войска находятся въ долинѣ Нила, ему слѣдуетъ неукоснительно держаться султана, а послѣдн³й въ свою очередь убѣжденъ въ томъ, что переходомъ Египта во власть англичанъ нанесенъ будетъ чувствительный ущербъ значен³ю и владычеству Турц³и.
   Сознавая, что своимъ сопротивлен³емъ англ³йскимъ властителямъ хедивъ можетъ только навлечь на свой народъ еще болѣе гнетущее бѣдств³е, Аббасъ II по неволѣ покоряется всѣмъ ихъ распоряжен³ямъ, терпѣливо выжидая время, когда наконецъ Египетъ освободится отъ иноземнаго гнета. Англ³йск³е дипломаты честнымъ словомъ обязались, правда, что ихъ войска покинутъ страну, какъ только она совершенно успокоится. Однако, ссылаясь преимущественно на возстан³е въ Суданѣ, они всячески пытаются представить положен³е иностранцевъ въ Египтѣ крайне опаснымъ, лишь бы имѣть поводъ къ поддержан³ю своего господства въ странѣ; и ради этого они пользуются всякимъ ничтожнымъ случаемъ, только бы оправдать свои мнимыя опасен³я. Для примѣра приведемъ здѣсь слѣдующ³й, характеризующ³й современное состоян³е страны эпизодъ. На дняхъ въ Александр³и какой-то итальянецъ затѣялъ на улицѣ ссору съ феллахомъ, продававшимъ арбузы. Въ дѣло вмѣшался проходивш³й мимо арабъ. Вскорѣ ссора перешла въ драку и итальянецъ былъ повергнутъ на земь. Вскочивши на ноги, онъ въ ярости бросился въ сосѣднюю лавку, въ которой торговалъ грекъ, схватилъ тамъ ножъ, выбѣжалъ вновь на улицу и ударилъ араба ножемъ въ грудь, такъ что послѣдн³й палъ замертво. На другой день совершились похороны убитаго. Его провожала густая толпа арабовъ, которые вообще дружно отстаиваютъ своихъ соплеменниковъ въ случаѣ нужды. Проходя мимо лавки вышеупомянутаго грека, толпа подняла неистовый крикъ, забросала лавку каменьями и, наконецъ, ворвавшись въ нее, разнесла въ ней всѣ товары, перебила шкапы и все, что попалось подъ руку. Полицейск³е не въ силахъ были справиться съ толпой, которая бросилась потомъ на друг³я лавки по сосѣдству. Только тогда, когда на мѣсто прибылъ губернаторъ и начальникъ полиц³и привелъ съ собой отрядъ солдатъ, удалось усмирить расходившуюся толпу и водворить порядокъ.
   Англ³йск³я газеты раздули эту уличную свалку, приписавъ ей значен³е фанатическаго характера, угрожающаго будто бы всѣмъ европейцамъ въ странѣ. На самомъ же дѣлѣ нѣтъ народа болѣе миролюбиваго и менѣе фанатичнаго, чѣмъ египтяне, которые въ религ³озномъ отношен³и, какъ оказывается, вполнѣ индифферентны. Что же касается собственно арабовъ, разсѣянныхъ по Нильской долинѣ, то они составляютъ незначительный контингентъ - всего около трехъ процентовъ - въ общемъ составѣ населен³я. Вообще, если исключить дальн³й Суданъ, то никакой опасности отъ возстан³я фанатическаго свойства не можетъ угрожать иноземнымъ колон³ямъ. Тѣмъ еще болѣе, что забитые феллахи равнодушно относятся въ тому, кто именно правитъ ими, лишь бы правительство не слишкомъ обременяло ихъ налогами. Англ³йская печать ссылается на возстан³е 1881 г. въ Египтѣ подъ руководствомъ Араби-паши. Но вѣдь и этотъ мятежъ, если его строго разобрать, былъ вызванъ деспотическимъ вмѣшательствомъ своекорыстныхъ иноземцевъ во внутренн³я египетск³я дѣла. Такъ точно и теперь, скорѣе слѣдуетъ ожидать, что народъ возстанетъ вслѣдств³е того гнета, какому онъ подвергается отъ непосильныхъ налоговъ ради содержан³я иноземнаго войска и чуждыхъ ему правителей.
   Не подлежитъ сомнѣн³ю, что судьба египтянъ, этого древнѣйшаго культурнаго народа на свѣтѣ - самая плаченная: феллахи испоконъ вѣка и донынѣ вынуждены были трудиться въ угоду смѣнявшихъ другъ друга властителей ихъ благодатной страны, а сами постоянно переносили крайнюю нужду. Несмотря на бѣдственное состоян³е, этотъ народъ чрезвычайно живучъ и повидимому мало измѣнился съ древнѣйшихъ временъ, сохраняя свой исконный образъ жизни, свои привычки, свои земледѣльческ³я и друг³я оруд³я. Долго ли придется еще сносить этому народу иноземный гнетъ и не пробудится ли, наконецъ, стих³йная сила его? Въ такомъ случаѣ Египетъ, пожалуй, вновь впадетъ въ варварское состоян³е и всѣ попытки въ прогрессу и цивилизац³и окажутся тщетными, точно такъ же, какъ это совершилось не такъ давно въ Суданѣ. A нельзя не пожалѣть о такомъ переворотѣ, тѣмъ болѣе, что изъ извѣстныхъ мусульманскихъ народностей египтяне прежде всѣхъ вступили на путь прогресса и не безуспѣшно пытались пр³урочить въ своей странѣ плоды западной цивилизац³и. Но за послѣднее десятилѣт³е развит³е въ странѣ, можно сказать, обратилось вспять, и Египту трудно будетъ освободиться отъ двойныхъ путъ, которыми онъ прикованъ съ одной стороны въ турецкому, а съ другой - къ великобританскому правительству.
   Англ³йск³е властители въ странѣ оправдываютъ свою оккупац³ю еще тѣмъ, что они пр³учаютъ, будто бы, египтянъ къ самоуправлен³ю. Но въ дѣйствительности, замѣщая не только высш³я правительственныя мѣста, а даже второстепенныя должности своими соотечественниками, удаляя туземцевъ отъ всякаго участ³я въ административныхъ дѣлахъ, они скорѣе лишаютъ египтянъ всякой возможности развить у себя самостоятельное правительство.
   Надо, впрочемъ, отдать справедливость англичанамъ въ томъ, что они возстановили нѣкоторый порядокъ въ разстроенныхъ египетскихъ финансахъ: когда туземное правительство оказалось несостоятельнымъ въ финансовомъ отношен³и, то англичане помогли ему выйти изъ затруднительнаго положен³я. Но, оказавъ эту услугу, они впослѣдств³и тѣмъ еще крѣпче утвердили свою власть надъ страною и отнюдь не во благо народу. Ограничимся, однако, заявлен³емъ, какое высказала по этому поводу въ своемъ отчетѣ здѣшняя австро-венгерская камера; тамъ значится между прочимъ: "Прежн³й несостоятельный Египетъ овладѣлъ новыми областями, строилъ желѣзныя дороги, проводилъ телеграфы, созидалъ превосходныя здан³я, поощрялъ просвѣщен³е; промыслы и торговля въ немъ процвѣтали, капиталы его были производительны, народъ былъ менѣе обремененъ. Современный же Египетъ, съ его благоустроенной финансовой. системой, не только лишился завоеванныхъ областей, но вмѣстѣ съ тѣмъ и своей независимости; онъ покинулъ прежн³й путь прогресса и предался застою; народъ бѣдствуетъ пуще прежняго; капиталы не находятъ себѣ производительнаго примѣнен³я, наемники тщетно добиваются работы и голодаютъ, правительственная касса наполняется деньгами, а населен³е обречено на нужду и отчаянье!" Какъ ни густы нанесенныя здѣсь краски, но подобные отзывы повторяются въ здѣшней печати такъ часто и такъ настойчиво; что по неволѣ приходится признать за ними нѣкоторую долю правды.
   Ни въ чемъ, однако, англ³йская политика не обнаружилась въ такомъ гнусномъ видѣ, какъ въ суданской катастрофѣ. Надо вспомнить, что Суданъ, занимая земли во верхнему течен³ю Нила, составляетъ весьма важную область въ долинѣ рѣки: въ свое время онъ, можно сказать, много способствовалъ благосостоян³ю всего края и самъ также пользовался значительными благами отъ сл³ян³я съ Египтомъ. Эта расположенная подъ тропиками страна обладаетъ чрезвычайно обильными производительными средствами, такъ что она могла бы быть самымъ богатымъ краемъ въ Африкѣ. Дѣвственная плодородная почва подъ вл³ян³емъ тропическаго солнца и нильскихъ разливовъ обезпечиваетъ за краемъ неограниченное производство всякихъ продуктовъ, такъ что Суданъ могъ бы служить житницей стараго материка. Не такъ еще давно, когда до возстан³я дервишей этотъ край принадлежалъ Египту, онъ отправлялъ по рѣкѣ свои продукты въ Каиръ и Александр³ю, а взамѣнъ того получалъ оттуда произведен³я европейскихъ и туземныхъ мануфактуръ. Вообще, отдѣлить отъ Египта верхнее течен³е Нила съ Суданомъ все равно, что перерѣзать у животнаго главную жизненную артер³ю. Англ³йск³е правители вполнѣ сознавали это, а между тѣмъ, занявъ Египетъ своими войсками и управляя имъ якобы во благо страны, они не приняли надлежащихъ, своевременныхъ мѣръ для усмирен³я возставшихъ въ Суданѣ арабовъ, сплотившихся подъ начальствомъ лжепророка Магди, какъ называютъ его туземцы. Объ этомъ бунтѣ, извѣстномъ подъ именемъ нашеств³я дервишей, англ³йская печать, а вслѣдъ за нею всѣ европейск³я газеты извѣщали публику, какъ о неизбѣжномъ стих³йномъ возстан³и внутреннихъ африканскихъ племенъ. Вмѣсто того, чтобы своевременно выслать въ Суданъ хотя бы небольшой вооруженный отрядъ, англ³йское правительство ограничилось тѣмъ, что разрѣшило хедиву послать туда въ 1884-мъ году одного генерала Гордона, не снабдивъ его, впрочемъ, никакими средствами для борьбы съ возстан³емъ. По этому поводу самъ Гордонъ,- какъ извѣщаетъ редакторъ мѣстной нѣмецкой газеты,- въ своемъ дневникѣ заявилъ, еслибъ къ Чартуму въ свое время подошелъ англ³йск³й отрядъ, состоящ³й хотя бы только изъ двухъ сотъ солдатъ, то Суданъ былъ бы спасенъ.- Въ томъ же дневникѣ говорится: "Я ненавижу правительство Ея королевскаго величества за то, что оно покинуло Суданъ, послѣ того, какъ оно само вызвало въ немъ ужасныя смуты"... Далѣе генералъ прибавляетъ: "Какъ-бы ни пытались исказить все дѣло, но не подлежатъ никакому сомнѣн³ю три выдающихся, непреложныхъ факта: во-первыхъ, правительство королевы отказало помочь Египту усмирить Суданъ; во-вторыхъ, оно не допустило, чтобы египетское правительство само своими средствами усмирило Суданъ; и въ третьихъ, оно препятствовало, чтобы кто-либо со стороны помогъ въ этомъ случаѣ Египту"!
   Какъ бы то вы было, но войско, которое правительство отправило, наконецъ, въ помощь осажденнымъ, подвигалось такъ медленно, что не успѣло спасти Чартумъ: ворвавшись въ городъ, дервиши, какъ извѣстно, перебили въ немъ болѣе десяти тысячъ человѣкъ; самъ Гордонъ палъ въ борьбѣ, Суданъ былъ отторгнутъ отъ Египта: и страна, въ которой стали уже водворяться начатки цивилизац³и, благодаря политическимъ уловкамъ англ³йскихъ дипломатовъ, вновь была предана самой разнузданной анарх³и.
   Мало того, въ 1896 году назначенъ былъ походъ въ Суданъ, но правительство Великобритан³и и тутъ даже всячески старалось скрыть по возможности факты отъ египтянъ. Извѣст³я объ этихъ событ³яхъ ближе всего касаются, конечно, самого Египта, и они сообщаются обыкновеннымъ путемъ телеграммъ Рейтера. Но вотъ въ исходѣ 1897-го года агентура Рейтера заявляетъ египетской печати: "Къ сожалѣн³ю, мы должны объявить, что въ силу приказа отъ директора агентуры Рейтера депеши изъ Судана съ этихъ поръ будутъ отправляться непосредственно въ Лондонъ и не будутъ сообщаться въ Египетъ". По этому поводу французская газета замѣчаетъ: "Египетское правительство выдаетъ агентурѣ Рейтера денежное пособ³е, состоящее изъ тысячи фунтовъ стерлинговъ въ годъ; несмотря на то, агентура получаетъ изъ Лондона приказъ не публиковать въ Египтѣ извѣст³я о походѣ, отъ котораго зависитъ будущая участь страны. Къ кому намъ обратиться съ жалобой въ этомъ случаѣ? Конечно, не къ Рейтеру, такъ какъ онъ не что иное, какъ послушное оруд³е въ рукахъ англ³йскаго правительства... Такимъ-то путемъ стараются облечь покровомъ таинственности событ³я, как³я совершаются на верхнемъ Нилѣ. Въ Европѣ убѣдятся, наконецъ, что эта сѣть таинственныхъ махинац³й, эта система скрытности имѣетъ лишь цѣлью утаить продѣлки, как³я совершаются въ странахъ между Каиромъ и мысомъ Доброй Надежды. Так³я продѣлки совершаются въ одно и то же время въ разныхъ концахъ свѣта, но въ недальнемъ будущемъ онѣ разомъ обнаружатся какъ одно гранд³озное цѣлое"!
  

VII.- Александр³я.

  
   Таково было политическое состоян³е Египта, когда съ наступлен³емъ 1898 года я переѣхалъ изъ Каира въ Александр³ю. Этотъ городъ оказался гораздо скромнѣе Каира: въ немъ туристы вообще не останавливаются подолгу, а спѣшатъ отсюда на югъ. Тѣмъ еще болѣе, что въ Александр³и не попадается почти никакихъ слѣдовъ оригинальнаго восточнаго города: это по преимуществу космополитическ³й портъ. Здѣсь встрѣчается менѣе, чѣмъ въ другихъ мѣстахъ, праздношатающаго люда и по улицамъ попадается менѣе праздной публики. Здѣсь туристовъ не привлекаютъ никак³е особенно замѣчательные памятники. Даже прекрасная съ виду бронзовая конная статуя Мехмеда-Али среди окружающихъ ее фонтановъ на площади не являетъ ничего своеобразнаго, новаго для европейскаго туриста, вдоволь приглядѣвшагося къ подобнымъ памятникамъ въ своихъ городахъ. Наиболѣе замѣчательнымъ предметомъ въ городѣ служитъ, конечно, сохранившаяся со временъ римскаго владычества, такъ называемая Помпеева колонна. Проходя по улицѣ, я обратился съ полицейскому съ вопросомъ, какъ пройти въ этой колоннѣ. Тутъ же проходила мимо толпа школьниковъ съ книжками подъ мышкой. Услышавъ мой вопросъ, они поманили меня за собой, подвели въ стоявшему вблизи вагону конки и сказали кучеру, чтобы онъ высадилъ меня около колонны. Я ожидалъ уже, не попросятъ ли они бакшиша, какъ это случалось въ Каирѣ, но, объяснивъ мнѣ, что я въ вагонѣ доѣду до назначеннаго мѣста, они привѣтливо раскланялись и ушли.
   И дѣйствительно, вскорѣ, миновавъ покинутое арабское кладбище, я по конкѣ доѣхалъ до пустынной мѣстности, по которой разбросаны были лачужки живущихъ здѣсь арабовъ. Тутъ-то среди мусорныхъ кучъ, на глиняномъ холмикѣ поднималась, около пятнадцати саженъ въ вышину, знаменитая колонна, воздвигнутая префектомъ Помпеемъ въ честь императора Д³оклец³ана. Этотъ высѣченный изъ цѣльнаго куска краснаго гранита столпъ, даже въ нѣсколько поврежденномъ его видѣ, напомнилъ мнѣ такую же прекрасную Александровскую колонну въ Петербургѣ.
   Для того, чтобы убѣдиться въ важномъ значен³и города, этого излюбленнаго создан³я Александра Великаго, стоитъ только выйти на пристань: тутъ коммерческая жизнь кипятъ живымъ ключомъ. Въ гавани развѣваются флаги всѣхъ цивилизованныхъ нац³й; тѣмъ еще болѣе, что она помимо торговыхъ цѣлей служитъ какъ бы попутной станц³ей для паломниковъ, какъ христ³анъ, такъ и магометанъ, отправляющихся изъ западныхъ краевъ въ Палестину или въ Мекку. Потому-то Александр³я и признается космополитическимъ портомъ, который служитъ какъ бы звеномъ, соединяющимъ западъ стараго материка съ его востокомъ.
   Первое мѣсто въ коммерческихъ сношен³яхъ съ Египтомъ занимаетъ, конечно, Англ³я. Затѣмъ слѣдуютъ Турц³я, Франц³я, Австро-Венгр³я и Герман³я, а послѣ нихъ - Росс³я. На пароходахъ русскаго общества въ Александр³ю доставляется пшеница, мука, лошади, волы, овцы. Сверхъ того, изъ Росс³и въ Египетъ вывозится значительное количество керосина, также строевого лѣса. Взамѣнъ того, изъ Египта въ Росс³ю доставляется отличнаго качества хлопокъ. Послѣдн³й вообще составляетъ самый важный продуктъ, вывозимый изъ Нильской долины. Затѣмъ уже слѣдуютъ сахаръ и фасоль. Рисъ, чечевица и кукуруза такъ же относятся съ важнымъ предметамъ экспорта. Сверхъ того вывозится еще за границу вообще и даже въ Росс³ю значительное количество томатовъ. Пшеница дурного качества, какъ извѣстно, доставляется лишь въ Англ³ю и Бельг³ю на винокуренные заводы. Однако, Египетъ въ коммерческомъ отношен³и потерпѣлъ значительный урокъ съ той поры, какъ отъ него отторгся Суданъ. Если эта область, какъ утверждаютъ близко знакомые съ нею путешественники, вновь перейдетъ въ власть Египта и въ нее проникнутъ цивилизованные колонисты, то она сдѣлается самымъ богатымъ краемъ чернаго материка.
   Покидая долину Нила, я вынесъ о ней впечатлѣн³е какъ о странѣ, которая вообще находится въ переходномъ состоян³и. Пока Египетъ находится подъ властью Турц³и и въ немъ будутъ господствовать англичане, до тѣхъ поръ нельзя ожидать нормальнаго развит³я въ странѣ. A между тѣмъ Египетъ не иначе какъ при совокупномъ содѣйств³и великихъ европейскихъ державъ въ состоян³и будетъ освободиться отъ оккупац³оннаго англ³йскаго корпуса. Турц³я непосредственно заинтересована въ этомъ дѣлѣ; а потому судьба Нильской долины, какъ видно, въ нѣкоторомъ отношен³и состоитъ въ связи съ рѣшен³емъ восточнаго вопроса. Если Египту когда-нибудь суждено будетъ свергнуть съ себя иго англичанъ и вслѣдъ за тѣмъ освободиться отъ власти турецкаго султана, то можно надѣяться, что онъ самъ своими средствами въ состоян³и будетъ продолжать благотворное прогрессивное развит³е, которое съ наступлен³емъ текущаго столѣт³я начато было великимъ реформаторомъ страны, Мехмедомъ-Али.
  

ТУНИС²Я и АЛЖИР²Я.

  

I.- Тунисъ.

  
   За послѣдн³я десятилѣт³я Африка стала излюбленнымъ поприщемъ колон³альной политики европейскихъ державъ. Даже Герман³я, не имѣвшая доселѣ ни одной своей собственной колон³и, но поставлявшая при всемъ томъ значительное количество переселенцевъ въ чуждые края,- даже она съ недавнихъ поръ пр³обрѣла въ Африкѣ обширныя владѣн³я, тщетно, впрочемъ, пытаясь направить туда потокъ своихъ выходцевъ, массами переѣзжающихъ въ иноземныя колон³и по ту сторону Океана.
   Занявъ въ тридцатыхъ годахъ текущаго столѣт³я Алжир³ю, а лѣтъ семнадцать тому назадъ Тунис³ю, Франц³я не ограничилась этими странами и въ свою очередь пыталась также въ другихъ областяхъ чернаго материка завесть новыя колон³и. Сопровождаемое взаимнымъ смѣшен³емъ разноплеменныхъ расъ, такое современное переселен³е европейскихъ нац³й представляетъ, конечно, наиболѣе выдающееся соц³альное явлен³е въ истор³и вашей эпохи. По своимъ послѣдств³ямъ оно окажетъ, пожалуй, болѣе широкое вл³ян³е на будущ³я судьбы человѣчества, нежели въ свое время оказало нашеств³е варваровъ, потому уже, что распространяется на весь населенный м³ръ, тогда какъ послѣднее взволновало лишь римскую импер³ю, владѣн³я которой не выходили за предѣлы извѣстныхъ въ то время областей древняго материка.
   Такое пробудившееся въ нашу эпоху пристраст³е къ колон³альной политикѣ служитъ, конечно, признакомъ здороваго состоян³я европейскихъ метропол³й, которыя въ погонѣ за иноземными рынками для сбыта излишнихъ произведен³й своей широко развившейся промышленности направляютъ избытокъ своихъ внутреннихъ силъ въ иные дѣвственные края. Насколько усилилась за послѣднее время колонизац³я изъ самой Франц³и, можно судить по тому, что до конца истекшаго десятилѣт³я изъ этой страны, выселялось ежегодно не болѣе шести тысячъ душъ, тогда какъ за послѣдн³я десять лѣтъ количество эмигрантовъ доходило до 30.000 въ годъ.
   Такое развившееся въ наше время эмиграц³онное движен³е состоитъ, конечно, въ тѣсной связи съ чрезвычайно развитыми средствами сообщен³я, съ рельсовыми путями и морскимъ пароходствомъ. Имѣя это въ виду, я надѣялся въ Александр³и навѣрное застать пароходъ, который перевезъ бы меня прямо въ гавань Туниса. Однако, всѣ мои поиски въ этомъ случаѣ оказались тщетными. Это обстоятельство мало говорило въ пользу новой колон³и французовъ: какъ будто Тунис³и нечѣмъ было бы размѣняться съ Египтомъ! И вотъ для того, чтобы добраться до Туниса моремъ, я вынужденъ былъ на пароходѣ переправиться въ Мессину, а оттуда во желѣзной дорогѣ въ Палермо. Не останавливаясь здѣсь, я утромъ 2-го января 1898 года выѣхалъ изъ гавани Палермо на пароходѣ итальянской компан³и.
   Обогнувъ съ западной стороны Сицил³ю, мы на другой же день послѣ полудня пристали въ небольшому, принадлежащему Итал³и вулканическому острову, Пантелар³и. Свѣтлые домики въ городѣ того же имени живописно раскинулись въ лощинѣ между двумя горами, а на вершинѣ одной изъ нихъ виднѣлась башня цитадели. Сдавъ въ городъ привезенный изъ Сицил³и товаръ и принявъ новыхъ пассажировъ, пароходъ подъ вечеръ направился далѣе прямо къ Тунису. Ночью мы простояли въ пристани Голетты, а съ наступлен³емъ утренней зари солнце освѣтило передъ вами справа берегъ, на которомъ виднѣлись развалины Карѳагена, потомъ еще новый храмъ на холмѣ, гдѣ прежде стояла крѣпость разрушеннаго города, и пароходъ узкимъ проливомъ прошелъ въ Тунисское озеро. На заднемъ планѣ его бѣлѣли передъ нами здан³я Туниса, къ пристани котораго и причалилъ нашъ пароходъ.
   Послѣ поверхностнаго осмотра моего багажа на таможнѣ, я сѣлъ въ коляску и поѣхалъ по широкому прекрасно застроенному новыми домами авеню. Вскорѣ справа показался католическ³й храмъ красивой архитектуры, а напротивъ него окруженный садами дворецъ представителя французскаго правительства въ Тунис³и. Передъ дворцомъ расхаживалъ по тротуару зуавъ съ ружьемъ на плечѣ. Далѣе, по обѣ стороны авеню потянулись подъ арками галантерейные, гастрономическ³е, книжные и друг³е магазины, рестораны и кофейни; коляски парой неслись взадъ и впередъ, а по тротуарамъ и подъ арками проходили толпы людей въ европейскихъ костюмахъ, среди которыхъ раздавались крики мальчугановъ, продававшихъ только-что полученныя изъ Франц³и газеты. Словомъ, еслибъ изрѣдка не показывались смуглые, чалмоносные арабы въ бѣлыхъ бурнусахъ, то нельзя бы и подозрѣвать, что находишься въ африканскомъ городѣ, въ столицѣ тунисскаго бея. На самомъ концѣ авеню показались французск³я ворота (La porte de France); передъ ними стояли извозчичьи экипажи, тутъ же проходилъ вагонъ, влекомый по рельсамъ парою лошадей. Проѣхавъ подъ аркой тр³умфальныхъ воротъ, я очутился на площади, по которой толпился разноплеменный людъ. Это мѣсто находилось какъ разъ на рубежѣ между туземнымъ старымъ городомъ съ одной стороны и новымъ французскимъ кварталомъ съ другой. Такимъ образомъ при выходѣ изъ отеля, въ которомъ я здѣсь остановился, мнѣ стоило только направиться за ворота, и я обрѣтался какъ бы въ самой Франц³я, въ недавно лишь возникшемъ кварталѣ ея, а довернувъ за уголъ въ другую сторону, я попадалъ въ самыя нѣдра Африки, въ старый туземный городъ, современный древнему Карѳагену.
   Главная улица этого туземнаго квартала оказалась еще уже и тѣснѣе подобныхъ улицъ на базарахъ въ старомъ Каирѣ. Проходя до ней, я вскорѣ былъ объятъ полумракомъ, оттого, что во всю ширину прохода сверху тянулся навѣсъ, частью изъ тесинъ, частью изъ натянутой парусины, такъ что въ эти улицы никогда не проникаютъ солнечные лучи. Здѣсь, какъ на всякомъ восточномъ базарѣ, до обѣ стороны, словно въ нишахъ каменныхъ здан³й, размѣщались лавки, наполненныя произведен³ями туземнаго издѣл³я. На широкой скамьѣ одной изъ лавокъ сидѣли на корточкахъ портные и шили узорчатые кафтаны и штаны. Въ другой такой же нишѣ башмачники тачали туфли, а тамъ далѣе раздавался рѣзк³й стукъ молотка оружейнаго мастера. Мѣстами обонян³е внезапно поражалось разлитымъ въ воздухѣ запахомъ ладана, розъ и иныхъ благовонныхъ эссенц³й, разносимымъ по узкому проходу парфюмерными лавками, продуктами которыхъ искони славится Тунисъ. Эти лавки отличаются еще тѣмъ, что стѣны и столбики по бокамъ входа разведены спиралью синими и красными узорами, а внутри по полкамъ стоятъ цвѣтныя коробочки съ пудрами и румянами, затѣйливаго вида флакончики съ духами. Самъ хозяинъ въ бѣлой чалмѣ апатично сидитъ у входа на разостланномъ коврѣ и словно задремалъ подъ вл³ян³емъ своихъ одуряющихъ благовон³й.
   Кое-гдѣ надъ этими лавчонками возвышаются величественныя мечети съ ихъ стройными минаретами, а въ иныхъ мѣстахъ тѣсная улица расширяется, какъ бы образуя небольшую площадь. Тутъ въ близкомъ сосѣдствѣ съ другими строен³ями кузнецъ на улицѣ подковывалъ лошадь араба. Возлѣ самой кузницы слѣва стоитъ лавка съ бакалейными товарами, а справа производится торговля мыломъ, свѣчами и даже керосиномъ. Торговцы, впрочемъ, нисколько не боятся здѣсь опаснаго сосѣдства кузницы съ ея пылающимъ горномъ, такъ какъ при исключительно каменныхъ постройкахъ здѣсь и горѣть-то нечему.
   Свернувъ съ главной улицы въ узк³й переулокъ, я попалъ на довольно обширный дворъ, гдѣ подъ разведенными на старыхъ колоннахъ арками лежало нѣсколько сваленныхъ въ груду деревянныхъ ящиковъ. Это глухое, заброшенное въ настоящее время мѣсто служило прежде шумнымъ рынкомъ, на которомъ не такъ еще давно продавались не только захваченные по оазисамъ Сахары негры, но даже плѣненные пиратами обитатели европейскихъ государствъ, омываемыхъ водами Средиземнаго моря. На каменныхъ скамьяхъ подъ арками сидѣли, какъ бы пригорюнясь, смуглые туземцы въ бурнусахъ: они, казалось, вспоминали о тѣхъ блаженныхъ временахъ, когда отцы ихъ привозили на этотъ рынокъ изъ Европы дѣдовъ и отцовъ тѣхъ самихъ пришельцевъ, которые въ настоящее время почти неограниченно властвуютъ въ ихъ странѣ. Нескончаемые морск³е разбои африканскихъ пиратовъ и послужили, можно сказать, однимъ изъ главныхъ поводовъ въ завоеван³ю сперва Алжира, а потомъ и Туниса французами. Власть туземнаго бея признается, правда, неприкосновенною, однако, никак³я правительственныя распоряжен³я не минуютъ контроля французскаго резидента; словомъ, въ Тунис³и бей царствуетъ, но не управляетъ; администрац³ей края распоряжается уполномоченный представитель французской республики. Господствуя такимъ образомъ въ завоеванномъ краѣ, французы, однако, не только стараются поддержать уважен³е туземцевъ къ личности ихъ бея, но сверхъ того разумно избѣгаютъ всего, что могло бы нарушить административныя традиц³и населен³я. Размѣстивъ въ странѣ пятнадцатитысячное войско, состоящее изъ такъ-называемыхъ африканскихъ батальоновъ, французское правительство безпрепятственно подчиняетъ своей власти полуторамилл³онное населен³е мусульманъ. Замѣтимъ кстати, что прежнее туземное войско вслѣдств³е возстан³я 1883 года было распущено, а вмѣсто него образованы теперь новые отряды въ числѣ 1.620 солдатъ, а при самомъ беѣ состоитъ еще гвард³я изъ шестисотъ человѣкъ. Туземцы, впрочемъ, очень довольны тѣмъ, что они такимъ образомъ гораздо менѣе прежняго обременяются воинскою повинностью.
   Благодаря такимъ порядкамъ, небольшое количество европейскихъ колонистовъ въ странѣ, состоящее приблизительно изъ 45.000 душъ, пользуется въ настоящее время полною безопасностью. Послѣ не такъ давно подавленнаго возстан³я арабовъ, все населен³е Тунис³и безропотно подчиняется власти чужеземцевъ, тѣмъ болѣе, что французская администрац³я всячески старается примѣниться къ традиц³оннымъ обычаямъ и порядкамъ нац³и. Всяк³е приказы и административныя распоряжен³я всходятъ, правда, изъ канцеляр³и французскаго резидента, но они подписываются самимъ беемъ и скрѣпляются его печатью. Французское правительство не только признавало широкую свободу вѣроисповѣдан³я въ странѣ, но предоставило даже населен³ю управляться въ своихъ округахъ по искони заведенному обиходу: тѣ же туземные чиновники, что и прежде, завѣдуютъ внутренними дѣлами каждой изъ областей, тѣ же шейхи, избираемые мѣстными жителями, но утверждаемые беемъ подъ строгимъ контролемъ резидента, остались административными главами племенъ и сборщиками податей, налагаемыхъ французскимъ протекторатомъ, но все-таки за подписью бея. Сверхъ того, устроивъ для европейскихъ колонистовъ въ Тунис³и особую судебную палату высшей инстанц³и и мировые суды, французское правительство оставило, однако, неприкосновеннымъ существовавшее искони туземное судопроизводство, основанное на коранѣ и отличающееся своею крайнею простотою. Такимъ образомъ, не чувствуя и не подозрѣвая гнета со стороны французовъ, населен³е, состоящее изъ нѣсколькихъ разнородныхъ племенъ, не сплоченныхъ другъ съ другомъ ни единствомъ вѣры и языка, ни одинавовымъ племеннымъ происхожден³емъ, безропотно и доброхотно относится въ чуждымъ пришельцамъ въ ихъ край, тѣмъ еще болѣе, что послѣдн³е надѣлили туземцевъ многими весьма драгоцѣнными въ жизни благами, въ родѣ водоснабжен³я въ краѣ, желѣзными дорогами и тому подобными пр³ятными для жителей нововведен³ями.
   Слѣдя за разноплеменными толпами какъ въ туземномъ городѣ, такъ и во французскомъ кварталѣ, я прежде всего съ удовольств³емъ замѣтилъ, что здѣсь на улицахъ къ пр³ѣхавшему въ край туристу не пристаютъ такъ сильно, какъ бывало въ Египтѣ, ни проводники, ни погонщики ословъ, ни иного рода попрошайки. A сверхъ того, мнѣ казалось даже, что здѣшн³е туземцы дружелюбнѣе относятся къ европейскимъ пришельцамъ и охотнѣе сближаются съ ними. Такъ, между прочимъ, мнѣ случалось въ арабскихъ кофейняхъ встрѣчаться съ французами, распивавшими густой кофе изъ крошечныхъ чашекъ, и наоборотъ, но французскихъ ресторанахъ приходилось также видѣть туземцевъ, курящихъ наргиле за стаканомъ шипучаго лимонада.
   A впрочемъ, въ Тунисѣ встрѣчаются почти тѣ же племенные типы, съ какими мнѣ пришлось ознакомиться въ Египтѣ, за исключен³емъ развѣ коптовъ и феллаховъ. Зато послѣдн³е замѣняются здѣсь отчасти вабилами, которыхъ считаютъ потомками нумид³йцевъ, исконныхъ обитателей края. Вабилы носятъ обыкновенно длинную шерстяную рубаху, сверхъ которой накидываютъ бѣлый бурнусъ, подобно арабамъ, а голову они покрываютъ феской, наматывая на все толстый жгутъ на подоб³е чалмы изъ бѣлой бумажной матер³и. Сверхъ того, по улицамъ встрѣчаются также потомки изгнанныхъ изъ Испан³и мавровъ, которые одѣваются подобно арабамъ. Тутъ же нерѣдко попадаются черные, какъ смоль, негры. Эти бывш³е невольники остались въ городѣ даже по освобожден³и ихъ отъ рабства. По инымъ угламъ словно въ нишахъ нижнихъ этажей засѣдали передъ разставленными на столикахъ грудками серебряной монеты мѣнялы, евреи, которыхъ въ общемъ составѣ насчитывается здѣсь гораздо болѣе другихъ европейскихъ переселенцевъ, всѣхъ вмѣстѣ взятыхъ. Изъ послѣднихъ въ краѣ болѣе всего оказывается итальянцевъ, которые не даромъ завидуютъ французскому протекторату: имъ на самомъ дѣлѣ гораздо сподручнѣе было бы владѣть Тунис³ей, которая своими сѣверными окраинами весьма близко подступаетъ къ Сицил³и и во время оно составляла даже владѣн³е Рима. Въ Тунис³ю переселяются сверхъ того мальт³йцы, греки, даже швейцарцы и нѣмцы. Эти иноземные колонисты пользуются здѣсь всѣми благами протектората, а вмѣстѣ съ тѣмъ они избавлены отъ обременяющей на родинѣ солдатской службы, тогда какъ переселивш³еся сюда французы никоимъ образомъ не ускользаютъ отъ этой повинности.
   Для того, чтобы окинуть, такъ сказать, съ птичьяго полета мѣстность, на которой расположился Тунисъ, я отправился на конкѣ по такъ-называемому Парижскому бульвару къ бельведеру, который находится верстахъ въ восьми отъ города въ сѣверномъ направлен³и. По дорогѣ справа и слѣва мелькали домики съ огородами и садами при нихъ. Однако, такъ-называемый бельведеръ, хотя и именуется садомъ (Jardin du Belvèdere), но на самомъ дѣлѣ представляетъ не что иное, какъ довольно высок³й холмъ, по сватамъ котораго спиралью вьются усыпанныя пескомъ дорожки. Здѣсь пока не разводили ни деревьевъ, ни даже кустовъ; все это имѣется еще въ виду. Поднявшись по окружающимъ холмъ дорожкамъ на самую вершину, я сразу могъ обозрѣть окрестности Туниса; весь городъ съ его плоскими кровлями, надъ которыми высятся куполообразныя мечети съ остроконечными минаретами, лежитъ словно на перешейкѣ между двумя озерами. Примкнувъ своимъ восточнымъ фронтомъ къ гавани, городъ съ остальныхъ сторонъ обведенъ старою зубчатою стѣною съ башнями по угламъ; а на западномъ возвышен³и его стоитъ касба: такъ вообще называются замки или цитадели, какими снабжены болѣе важные города не только въ Тунис³и, но также въ Алжир³и. Въ настоящее время онѣ почти всѣ преобразованы въ казармы для французскихъ батальоновъ. За стѣною здѣсь и тамъ торчатъ небольш³е форты; далѣе въ южномъ направлен³и виднѣются развалины римскаго водопровода, а съ противоположной стороны, въ берегамъ Средиземнаго моря открывается видъ на мѣстность, гдѣ былъ расположенъ Карѳагенъ съ его славною гаванью.
   Эта мѣстность посѣщается обыкновенно туристами по желѣзной дорогѣ изъ Туниса, однако тутъ не приходится видѣть никакихъ явныхъ слѣдовъ древняго пуническаго города. Попадающ³яся здѣсь и тамъ развалины относятся скорѣе къ остаткамъ римскаго Карѳагена, возстановленнаго, какъ извѣстно, императоромъ Августомъ, но вновь разрушеннаго въ исходѣ седьмого вѣка арабами.
  

II.- Городокъ Сусса и его окрестности.

  
   Протекторатъ въ Тунис³и оказался для Франц³и во многихъ отношен³яхъ выгоднѣе неограниченнаго господства ея въ Алжир³и. И въ самомъ дѣлѣ, тогда какъ въ послѣдней области французское правительство, поощряя колонизац³ю, провело на свой счетъ нѣсколько рельсовыхъ путей во внутрь материка, расходуя на это значительные капиталы, въ то же время въ Тунисѣ оно предоставило самимъ колонистамъ заботу о необходимыхъ путяхъ сообщен³я. A между тѣмъ колонизац³я въ протекторатѣ, относительно по крайней мѣрѣ, шла успѣшнѣе, нежели заселен³е Алжир³и. Не даромъ поэтому здѣшн³е колонисты стали сѣтовать на правительство за то, что оно, отказывая въ пособ³и Тунис³и, способствовало проложен³ю рельсовъ въ такихъ мѣстахъ, гдѣ они были рѣшительно безполезны; такъ, между прочимъ, въ Суданѣ, тѣмъ болѣе, что въ этомъ тропическомъ краѣ, помимо солдатъ и чиновниковъ, нѣтъ, да и нельзя ожидать ни одного французскаго колониста. За послѣдн³е годы, наконецъ, правительство обратило нѣкоторое вниман³е на справедливыя жалобы тунисскихъ колонистовъ, и въ настоящее время страна перерѣзана рельсовыми путями, которыми Тунисъ состоитъ въ непосредственномъ сообщен³и не только съ Алжиромъ, но также съ другими важными портами при Средиземномъ морѣ, и между прочимъ съ городомъ Сусса, куда я и отправился по желѣзной дорогѣ.
   Этотъ древн³й, основанный финик³йскими колонистами, портъ расположенъ къ югу отъ Туниса, въ одной изъ самыхъ плодородныхъ мѣстностей протектората. Площадь, занимаемая городомъ, составляетъ довольно правильный четыреугольникъ длиною немногимъ менѣе одной версты, а шириною всего съ полверсты. По всѣмъ четыремъ сторонамъ тянутся бѣлокаменныя зубчатыя стѣны, продольная сторона которыхъ обращена къ небольшой гавани, гдѣ пр³ютились три небольшихъ каботажныхъ судна, нѣсколько рыбачьихъ лодокъ и прибывш³й изъ Туниса пароходъ.
   Во внутрь города ведутъ трое воротъ. Весь онъ перерѣзавъ неправильными улицами, которыя, однако, гораздо шире, нежели на базарахъ Туниса, такъ что здѣсь и свѣтлѣе, и просторнѣе. Въ лавкахъ оказались так³я же туземныя произведен³я, какими торгуютъ въ Тунисѣ, и здѣсь ремесленники также изготовляютъ свои издѣл³я при открытыхъ дверяхъ на виду у проходящей мимо публики. Такъ, между прочимъ, тутъ можно видѣть, какъ женщины ткутъ разноцвѣтные шерстяные ковры, которыми славится Сусса. Въ иныхъ лавкахъ кабилы выдѣлываютъ корзины разныхъ величинъ изъ пальмовыхъ листьевъ, плетутъ также цыновки изъ тростника. Въ Суссѣ находится нѣсколько туземныхъ мыловаренныхъ заводовъ. Здѣшнее оливковое масло также издревле уже составляетъ не маловажный предметъ внѣшней торговли. Сверхъ того, туземные жители всегда промышляли въ обширныхъ размѣрахъ рыболовствомъ на морѣ. Помимо крупной рыбы, здѣсь въ значительномъ количествѣ ловятся сардины и анчоусы. Какъ по всему видно, эта древняя финик³йская колон³я даже до прибыт³я въ край европейскихъ колонистовъ обладала довольно доходными промыслами.
   Кварталъ европейскихъ колонистовъ, примкнувъ съ сѣвера къ стѣнѣ туземнаго города, свободно раскинулся до самаго порта. Тутъ по широкимъ улицамъ находятся нѣсколько французскихъ магазиновъ, торгующихъ галантерейными и вообще изъ Европы завезенными товарами, книжная лавка, кофейни и гостинницы, а среди площади разведенъ прекрасный скверъ, въ которомъ между тропическими растен³ями красуются великолѣпно разросш³еся цикусы. Вообще съ водворен³емъ въ краѣ европейскихъ переселевцевъ въ городѣ въ большомъ порядкѣ поддерживаются разныя административныя учрежден³я, не только почтовыя и телеграфныя, по также полицейск³я и санитарныя. Отъ здѣшней думы по стѣнамъ домовъ развѣшены почетныя воззван³я, увѣщающ³я туземцевъ прививать оспу дѣтямъ, при чемъ предлагается даровое оспопрививан³е.
   Въ европейскомъ кварталѣ сооруженъ отличный крытый рынокъ. Высокое каменное здан³е этого рынка, съ двумя башнями по угламъ, снаружи походитъ нѣсколько на укрѣпленный фортъ. Внутренняя просторная площадь его со всѣхъ четырехъ сторонъ занята лавками, въ которыхъ торгуютъ мясомъ, рыбой и овощами. По утрамъ сюда наѣзжаютъ на фурахъ изъ окрестныхъ фермъ продавцы огородныхъ и другихъ продуктовъ, которые частью привозятся также на ослахъ и верблюдахъ. Близь воротъ среди площадки за столомъ сидитъ обыкновенно сборщикъ податей изъ туземцевъ. Получивъ съ каждаго изъ продавцовъ надлежащую пошлину въ пользу города, онъ выдаетъ имъ свидѣтельство на право продажи. Такимъ образомъ французская администрац³я перенесла въ Африку свою господствующую въ метропол³и пошлину съ съѣстныхъ припасовъ, свое октруа, которое довольно тяжкимъ бременемъ ложится на потребителей именно самаго бѣднаго класса населен³я. У воротъ при входѣ въ туземный городъ сидитъ такой же сборщикъ податей, такъ что и туда не могутъ пробраться торговцы съ съѣстными припасами, не заплативъ пошлины. Близь этихъ городскихъ воротъ находится еще другой обширный рынокъ подъ навѣсомъ съ двумя рядами колоннъ по обѣ стороны. Судя по надписи надъ просторными дверьми (Halle aux grains), онъ назначенъ для продажи зерновыхъ продуктовъ.
   На одной изъ улицъ надъ окнами большого дома я замѣтилъ вывѣску съ надписью: Chambre mixte du Centre de commerce et d'agriculture. Поднявшись по лѣстницѣ во второй этажъ, я вошелъ въ комнату, среди которой стоялъ круглый столъ съ разложенными на немъ книгами, журналами и газетами. Тутъ же за конторкой сидѣлъ дежурный чиновникъ, который принялъ меня привѣтливо и на мой вопросъ пригласилъ сѣсть въ столу и пользоваться книгами и журналами сколько мнѣ угодно. Эта читальня открыта здѣшними членами распространеннаго въ Тунис³и общества торговля и земледѣл³я.
   Въ городѣ нашелъ я три типограф³и. Въ одной изъ нихъ печатались произведен³я на туземномъ, арабскомъ языкѣ, а въ остальныхъ двухъ - на французскомъ, при чемъ издавалась газета подъ заглав³емъ: "Le Progrès". Сверхъ того, въ к³оскѣ на скверѣ продаются газеты изъ Алжира, Туниса и Парижа. Замѣтимъ кстати, что въ городѣ не болѣе 20.000 всѣхъ жителей, въ числѣ которыхъ насчитывается всего около 4.000 европейскихъ колонистовъ. Признаюсь, я никакъ не ожидалъ на почвѣ чернаго материка встрѣтить въ такомъ маленькомъ городѣ подобныя благоустроенныя учрежден³я цивилизованныхъ нац³й, и если по нимъ можно было бы судить о развит³и колонизац³и въ краѣ, то слѣдовало бы признать, что послѣдняя въ Тунис³и достигла значительныхъ успѣховъ. Однако, подобныя учрежден³я въ городахъ не могутъ еще служить порукою нормальнаго заселен³я новаго края; сами французы говорятъ, что наиболѣе плодотворную колонизац³ю они ожидаютъ отъ земледѣльческихъ колонистовъ, съ которыми мнѣ и хотѣлось познакомиться ближе.
   Редакторъ выходящей въ городѣ газеты "Le Progrès" coобщилъ мнѣ, что въ пяти километрахъ отъ Суссы не такъ давно поселился изъ Франц³и сельск³й хозяинъ, который собираетъ въ горахъ растен³е, извѣстное подъ назван³емъ альфы. Желая ближе познакомиться съ этой травой, я послѣ полудня отправился изъ города и, миновавъ покрытыя пшеничными всходами поля, подошелъ въ сельскому одноэтажному деревянному дому довольно значительныхъ размѣровъ. Самъ хозяинъ встрѣтилъ меня у открытыхъ настежь дверей и радушно пригласилъ въ комнату. Она ничѣмъ не отдѣлялась отъ поля: при ней не было ни порога, ни передней; даже земляной полъ стлался вровень съ наружной землей и только покрывался тростниковой циновкой. Посреди довольно просторной комнаты стоялъ круглый столъ, за которымъ сидѣли жена хозяина и пожилой французъ, одинъ изъ недальнихъ сосѣдей его. Они пили послѣобѣденный кофе. Пригласивъ меня присѣсть къ столу, хозяйка и мнѣ предложила чашку. Оглядѣвшись кругомъ, я увидѣлъ размѣщенные по тремъ стѣнамъ комнаты стеклянные шкафы. Въ нихъ разставлены были чучела водяныхъ и болотныхъ, крупныхъ и мелкихъ птицъ; рядомъ съ блѣдно-розовымъ фламинго стоялъ бѣлый пеликанъ, затѣмъ слѣдовали кроншнепы, гуси и утки разныхъ породъ, вальдшнепы и бекасы. Хозяинъ и сосѣдъ его были охотники и настрѣляли эту дичь въ окрестныхъ болотахъ и морскихъ заводя

Другие авторы
  • Попугаев Василий Васильевич
  • Даль Владимир Иванович
  • Кавана Джулия
  • Кузьмина-Караваева Елизавета Юрьевна
  • Потехин Алексей Антипович
  • Пешков Зиновий Алексеевич
  • Гердер Иоган Готфрид
  • Александров Петр Акимович
  • Смирнова-Сазонова Софья Ивановна
  • Тучков Сергей Алексеевич
  • Другие произведения
  • Тургенев Александр Иванович - Г. Н. Моисеева. Неизвестное письмо А. И. Тургенева о славистических трудах Йозефа Добровского
  • Бальмонт Константин Дмитриевич - Поэзия как волшебство
  • Дорошевич Влас Михайлович - Визит
  • Иванов Иван Иванович - Корсар (Байрона)
  • Авсеенко Василий Григорьевич - А. Фомин. В. Г. Авсеенко
  • Кармен Лазарь Осипович - Человек в сорном ящике
  • Михайловский Николай Константинович - Борьба за индивидуальность
  • Крашевский Иосиф Игнатий - Дети века
  • Ходасевич Владислав Фелицианович - Собрание стихов
  • Полевой Петр Николаевич - Адам Мицкевич
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 166 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа