Главная » Книги

Гроссман Леонид Петрович - Брюсов и французские символисты

Гроссман Леонид Петрович - Брюсов и французские символисты



Леонид Гроссман

Брюсов и французские символисты *)

  
   Леонид Гроссман. Собрание сочинений в пяти томах
   Том IV. Мастера слова
   Кн-во "Современные проблемы" Н. А. Столляр. Москва. 1928
   OCR: М. Н. Бычков, август 2012 г.
  
   *) Речь в Российской Академии Художественных Наук в день празднования 50-летия Валерия Брюсова.
  
  

I

   В творчестве каждого крупного поэта скрещиваются лучи многообразных художественно-философских культур. Пласты различных духовных накоплений образуют ту тучную почву, на которой всходит обычно всякая значительная поэзия. Она неизбежно вбирает в себя бесчисленные системы, верования, предания и вкусы целых эпох, переплавляя эти "легенды веков" в новый, еще невиданный стиль словесного искусства.
   Этому закону, конечно, подчинено творчество Валерия Брюсова. Поэт-эрудит, художник-ученый, он не даром сказал о себе:
  
   Я посещал сады Ликеев, академий,
   На воске отмечал реченья мудрецов...
  
   Многочисленные доктрины и поэтики Востока и Европы, древности и современности прельщали его фантазию и питали его мысль. Эллада и латинская культура, Италия и раннее германское возрождение, сказания скандинавского севера и запросы новейших поэтических поколений - все это отлагалось в подпочве его обширной поэзии, выявляя единый своеобразный и выразительный тон брюсовского голоса.
   В этом многоголосом оркестре мировых культур для нас звучит особенно явственно тема современного Парижа. Поэты Франции, прежде всего, образовали ту звуковую и образную среду, в которой впервые развернулось словесное мастерство автора раннего сборника, "Chefs d'oeuvres". Не даром сам он свидетельствует, что его первое знакомство около 1890 г. с Верленом, Маллармэ и Рембо было для него целым откровением. Литература, зародившая на рубеже двух столетий самое значительное и плодотворное движение последнего полувека, наметила пути этому борцу за символизм и признанному вождю русских символистов.
   Вот почему самые источники брюсовского творчества обращают нас к французским поэтам.

II

   Своеобразно было зарождение этой крупнейшей после романтизма поэтической школы. В настоящее время подлинным зачинателем французского символизма признан поэт Артюр Рембо, друг Верлэна. переживший странную судьбу искателя приключений, скитавшийся по всей Европе и даже заброшенный надолго в Африку. В наши дни во Франции идет усиленная реабилитация этого забытого поэта, которого необыкновенно высоко оценил Поль Клодель, а один из новейших критиков Жак Ривьер в книге, вышедшей в 1920 г., признал самым великим из всех когда-либо существовавших поэтов.
   Историки новейшей французской литературы, отмечая некоторый отлив символической волны, не считают возможным определить сроки, когда окончится наново возникшее влияние этого гениального провидца.
   В личной судьбе Артюра Рембо есть момент знаменательный для путей всей французской лирики. Весной 1871 г. 16-тилетний поэт находился в Париже и отважно сражался в рядах коммунаров. Вскоре затем появился первый сборник его стихов, признанный теперь одним из самых могучих истоков всего символического движения.
   Это важный и показательный момент. Сочетание в одном лице активной борьбы и поэтического новаторства необыкновенно характерно для Франции. Эти поэты-солдаты и поэты-революционеры, сменяющие кафэ и кабинеты на баррикады и траншеи, проходят по всем столетиям французской лирики. Их героическая плеяда тянется от Агриппы д'Обинье, писавшего свои "Tragiques" на боевом коне, среди лагерей и траншей, через Андре Шенье до нашего современника Шарля Пеги, погибшего в последнюю войну в окопах. Воинственность, боевой темперамент, протестантский пафос, разрушительный и завоевательный инстинкт одинаково сказываются и в готовности ринуться в смертельную опасность, и в задоре поэтических программ, и в резком вызове художественных манифестов. Эти воинствующие лирики всегда готовы бросить нам новое плодотворное учение, наметить неведомые пути, провозгласить каноны бунтарских форм и увлечь ими повсеместно поколения молодых искателей. Отважная борьба за новые ценности и неиссякающее творчество новых форм-вот признаки той старинной Галльской традиции, в силу которой Париж так выразительно был назван "городом окровавленной мостовой и лучезарной мысли".
   Два этих устремления французской поэтической культуры были рано восприняты Брюсовым и остались навсегда характерными для него. Он вступил в русскую поэзию, как бунтарь, и сразу стал в ней строителем и чеканщиком нового поэтического стиля. Брюсов давно уже признан законодателем форм русского символизма. Современники и соратники его по боевым выступлениям единогласно признали за ним роль предводителя поэтического движения. По словам Андрея Белого - "Брюсов один организовал символизм в России". Современники с изумлением отмечали, как этот поэт страсти, отчаяния и ужаса закрыл свою проповедь "железным щитом формы" и стал, по его собственному слову, не только творцом, но и хранителем тайны.
  
   Нет, мы не только творцы, мы все и хранители тайны.
   В образах, в ритмах, в словах есть откровенья веков.
   Гимнов заветные звуки для слуха жрецов не случайны.
   Праздный в них различит лишь сочетания слов.
   Пиндар, Вергилий и Данте, Гете и Пушкин согласно
   В явные знаки вплели скрытых намеков черты.
   Их угадав, задрожал ли ты дрожью предчувствий неясной?
   Нет? Так сними свой венок: чужд Полигимнии ты.
  
   Так уже в расцвете творчества обращается Брюсов к младшему собрату-начинающему поэту. Указывая на эти драгоценные, полновесные трофеи поэтической культуры, поэт словно возвещает принцип посвящения в тайны своего искусства. Но верность традиции не лишает его права искать новых путей.

III

   Миссия новатора всегда трудна, а роль конструктора нового художественного течения бывает непомерно тягостной и мучительной. Задача, ставшая на рубеже двух столетий перед вождем нового устремления русской поэзии, отличалась именно такими чертами. Необходимо было оформить в русском поэтическом стиле художественные течения, провозглашавшие разрушение всех законченных форм предшествующей поэзии.
   Символизм прежде всего выступал в качестве реакции парнасизму с его графической отчетливостью и скульптурной осязательностью стиха. Проблема словесной музыки, стиховой инструментовки, строфической оркестровки, задание vers libre, освобожденного от цезуры, рифмы, размера, сложное задание синтетической фразы,- все это настоятельно выражало свой протест против математической планировки поэмы, стихотворной риторики, красноречия, литературности. Основоположным стали строки знаменитого "Art poétique" Верлэна:
  
   Rien de plus cher que la chanson grise,
   Ou l'indecis au prècis se joint...
  
   Эта опьяненная песня, приобщающая прелесть неясного ко всему отчетливому, служила долго лозунгом новому течению. Нужно было не лепить и не изображать, но внушать, навевать, вызывать видения и эмоции беглыми чертами, оттенками, намеками. Не даром один из учителей Брюсова - Бодлер - признал "странное" основным признаком красоты, внес в свою эстетику требование крайней нервозности для художника, выказал тягу к оккультизму и признал язык последней эпохи латинского упадка наиболее выразительным для страстей и ощущений новейшей поэзии. Не даром Маллармэ признал своим учителем Рихарда Вагнера, выдвинул требование, чтобы новый стих весь проникся особым ритмическим колебанием, потрясающим и сладостным, как напряженные крылья оркестра, и высшим своим заданием поставил транспозицию книги в симфонию.
   Такова была поэтика раннего символизма, обусловившая творческую драму Брюсова. Поэт экстремы, яркости, чеканной образности, он должен был стать выразителем течения, выступившего с апологией намеков, беглых светотеней, неясных и неоформленных ощущений. Поэт парнасского типа должен был стать вождем и глашатаем символизма.
   Как разрешилась эта драма художника? Брюсов нашел спасительный исход там же, где возникла эта новая опасная поэтика - во Франции.
   Ибо новая школа парижских поэтов, разрушая, строила и, отменяя предшествующую доктрину, воздвигала прочное здание новой. Деформация старого стиля не привела к хаотическому крушению поэтической речи. Провозглашая новую лирическую свободу, французские символисты уверенно кодифицировали ее. В плавкой и распыляющей атмосфере этой анархической поэтики понемногу отливался и затвердевал строгий канон нового поэтического стиля.
   Уже у предтечи символистов - Бодлера - отстаивалась новая эстетика, определявшая искусство, как сложную мозаику редкостных ощущений. Поль Верлэн не переставал теоретически обосновывать свои новаторские устремления, подчиняя все многообразие поэтических возможностей единству музыкального ритма. Он диктует практические формулы просодии и языка, требует соблюдение размера, декретирует замену рифм ассонансом. Наконец, Маллармэ, этот поздний гегельянец, признает приоритет интеллектуальной эмоции, считает центром поэзии мысль, утонченную культурой, вносит в творчество волевой момент и воздвигает сложное учение о слиянии науки, искусства и религии.
   Проблемы эстетической дисциплины и задания стихотворной техники одинаково тонко и всесторонне разработаны французскими символистами, сумевшими развернуть литературное течение до размеров обширной художественно-философской культуры.
   Все это указывало пути, намечало приемы, направляло шаги искателя и определяло его цели. И Брюсов с верным компасом в руках двинулся в свой поэтический путь, уверенно выбирая направление, решительно устремляясь вперед, увлекая за собой молодых, диктуя и законодательствуя.

IV

   Но двинуться вперед значило тогда, как почти всегда, ринуться в бой. Рост движения от первых тоненьких сборников "Русских символистов", черен "Весы" и, в сущности, через все книги Брюсова представляет крупнейшие этапы единой тридцатилетней войны поэта с дряхлеющими, но еще устойчивыми формами во имя неведомых поэтических образований. Деятельность Брюсова - это последовательная борьба за новый поэтический стиль, которому он отвоевал не только право на существование, но одно из самых почетных мест в славной истории русских поэтических школ. В этой увлекательной летописи глава о символизме отличается тем богатством, которое мы, ближайшие современники, еще не можем об'ективно оценить, и в оценке которой будущие поколения, в первую очередь, назовут имя Валерия Брюсова.
   Они одинаково признают за ним эти заслуги организатора и бойца. Брюсов словно строил одной рукой и фехтовал другой. Показательно его обращение от старших символистов к Верхарну,- поэту масс, взволнованных толп, фабричных гулов, революционных грохотов, всех схваток и битв современности. Знаменательна "тема кинжала", прорезающая лирику Брюсова от его вызова 1903 года: "он вырван из ножен и блещет вам в глаза" до его обращения к "Служителю муз":
  
   Когда бросает ярость ветра,
   В лицо нам вражья знамена,
   Сломай свой циркуль геометра,
   Прими доспех на рамена,
   На грудь страны поникшей стал,
   И если враг пятой надменной
   Забудь о таинствах вселенной.
   Поспешно отточи кинжал.
  
   Этот боевой темперамент Брюсова решительно сказался в последние годы, когда его: пути снова так фатально и знаменательно скрестились с путями молодого Артюра Рембо.
   Во всем этом выражается основная природа поэта, который сумел сочетать в себе дар строителя и борца, разрушителя и организатора. Синтетический облик Брюсова являет нам черты бесстрашного укротителя слов, поэта-комбатанта, уверенного мастера и отважного конквистадора в безбрежных далях российской поэзии.

V

   Русский символизм имеет свои глубокие отечественные корни. Достаточно указать на Тютчева, Баратынского, Фета и Владимира Соловьева, чтоб понять, как наша романтическая и философская лирика, начиная с пушкинских времен, подготовляла нарождение этого крупного этапа русской поэзии. Брюсов в этом смысле завершает длительную традицию своей родной литературы и органически связан с ней своим творчеством и своими ценными изучениями. На фоне этого богатого поэтического прошлого России его фигура получает необходимое углубление и новую отчетливость.
   И тем не менее общий фон французской лирики представляется нам наиболее благодарным материалом для оттенения основных свойств хорега русских символистов. Не даром он столько потрудился для передачи на наш язык почти всех поэтов французской речи - от Расина и Андрэ Шенье до Анри де-Ренье и Верхарна. "Острый галльский смысл", по слову Блока, не только пленил, но и образовал Брюсова. При всем своеобразии его поэтического лица, на нем определяющими чертами легли эти отражения французского гения в его неустанном завоевании новых эстетических ценностей и кристаллической отшлифовкке их для всего человечества.
   Эти боевые и созидательные традиций старого esprit gaulois были восприняты у нас в начале 90-х годов юным поэтом Валерием Брюсовым. Приняв их от великих лириков новой Франции, он с рыцарственной верностью лозунгам своей молодости, пронес их через три десятилетия напряженного художественного труда, ненарушимо сохранив их в своем творческом облике во всей их непреклонной выразительности.
  
   1923.
  
  
  
  

Другие авторы
  • Пименова Эмилия Кирилловна
  • Трачевский Александр Семенович
  • Романов Иван Федорович
  • Крючков Димитрий Александрович
  • Оржих Борис Дмитриевич
  • Порецкий Александр Устинович
  • Эрберг Константин
  • Гиацинтов Владимир Егорович
  • Берви-Флеровский Василий Васильевич
  • Комаров Александр Александрович
  • Другие произведения
  • Барыкова Анна Павловна - Все великие истины миру даются не даром...
  • Трефолев Леонид Николаевич - Л. Н. Трефолев: биографическая справка
  • Мериме Проспер - Локис
  • Аничков Евгений Васильевич - Предисловие к драме "Король Генрих Шестой"
  • Чириков Евгений Николаевич - Письмо А. С. Бухову
  • Пушкин Василий Львович - В. С. Пушкин: биографическая справка
  • Есенин Сергей Александрович - Ус
  • Энгельмейер Александр Климентович - По русскому и скандинавскому северу
  • Ротштейн О. В. - Краткая библиография
  • Волынский Аким Львович - Антон Павлович Чехов
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (12.11.2012)
    Просмотров: 395 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа