Главная » Книги

Кречетов Федор Васильевич - План юридический

Кречетов Федор Васильевич - План юридический


1 2

  

Ф. В. Кречетов

План юридический

1782

  
   РУССКИЕ ПРОСВЕТИТЕЛИ (От Радищева до декабристов). Собрание произведений в двух томах. Т. 2.
   М., "Мысль", 1966. (философ. наследие).
   OCR Бычков М. Н.
  

ТОМ ПЕРВЫЙ

  

КНИГА ПЕРВАЯ

  

§ 1

   Юриспруденция в пространном смысле есть всеобщее умствование: о установлении во всем до общественной жизни касающемся праворазумного в гражданских делах уложения, или начал узаконения. Она есть: 1-е, всяких в общежительстве наиполезнейших вымыслов и должностей отец, яко их начинающий; 2-е, оных вымыслов и должностей в приведение ко исполнению мать, яко их раждающая, и, 3-е, всех оных по первому и второму случаю в общежительстве, в бытие, устроенных вымыслов должностей и способов, всеми в обществе живущими людьми к беспрестанному движению побуждатель, судия и полагатель за наблюдение и исполнение государственных или, так сказать, общежительных польз, или должностей, мерных награждений, а за преступления, или действа, общежительству вредные, мерных же наказаний, то есть юриспруденция должна занимать начало и конец каждого человека гражданского жития и действа его; во всех вещах и понятиях без наималейшего изъятия. Следовательно, юриспруденция о всем, что было, что есть и что впредь будет и быть может, рассуждать, заключать и предопределять должна сего дня и сочинять ее, и учится оной познания, каждый гражданин по силе своего в гражданской жизни участия непременно повинен, и нужен есть, и потому {Расположение плана сего для удобнейшего внимания в сочинении его изъявленных польз состоять имеет в двух книгах, из коих в первой изъявлены быть имеют начальные планы сего основании, а вторая содержать имеет к первой книге соответствующие из разных писателей подтвердительные доводы и паки от сочинителя плана сего собственные на все то приличествующие примечания и утверждения.}.
  

§ 2

   Начало сего плана да будет навсегда российского императорского величества изъявление, почему и действование по нем да будет от того же высочайшего благоволения. А целость сего сочинения есть общее снискание человечеству польз.
  

§ 3

   Начертание сего плана имеет о нужности и пользах, для коих он предприят, ясные свои доказательства.
  

§ 4

   По силе права общежительного да будет каждый плана сего § навсегда в содействие общеполезное прежде чрез посредство императорского престола наследника предлагаем к прочитают императорского величества, дабы в рассуждении дела сего важности императорского величества благоволением доставлен он был прежде всем в империи под высочайшим императорским покровительством состоящим академическим и экономическим обществам для достодолжного рассмотрения и апробации, чтоб тем охотнее можно было приступить к надлежащему его сочинению тогда, когда сей план одобрен будет.
  

§ 5

   Сего для, по здравому рассуждению, оный план и все по нем изъявленные предприятия ко исполнению и в честь да будет навсегда, во-первых, императорскому величеству и императорскому высочеству, а потом и академическим, и экономическим обществам, и всем государственным, начиная с первых до самых последних мест судебных членам, и государственным же домам училищным, а за теми и всему не у дел находящимся знатному чиноначальству и патриотству российскому, и всем гражданам российским, и всем людям разумнейшим.
  

§ 6

   План сей есть: 1-е, действо государственное, служащее ко управлению народами; 2-е, сущая всеобщая государственная экономия ко умножению числа людей, могущих академических и экономических обществ трудами пользоваться; 3-е, сущая же экономия наук, число полезных предметов с числом потребных к тому людей умножающая, и, 4-е, сущий ключ коммерции, приводящей людей: 1-е, в познание экономии и рукоделий и, 2-е, побуждающей их приобретений ко умножению и тем путь в государственное во всем изобилие показующий и чрез то всем вообще благоденственную в монархии жизнь составляющий. Того ради правильно есть, чтоб все государственные начальства, общества, чины и члены о всем в нем полагаемом рассмотрении, рассуждении и апробации свои в действо его о произведении учинить благоволили, прежде нежели настоящая юриспруденция сочинением будет начата.
  

§ 7

   Действом государственным план сей есть потому, что предприятие его не до одного человека, но до общей пользы касательно, понеже оно к познанию и славе бога, к большому человекам усмотрению, познанию и почитанию его и наилучшим образом государственного сообщества и благоденства их ко устроению веема принадлежно и нужно есть, ибо, начиная с персоны монарха, оканчивая самым нижним членом или, яснее сказать, последнейшим человеком государственным, план сей равно прямое свое действо имеет к сохранению целости и блага как каждого особенно, так и всех вообще живущих людей.
  

§ 8

   Существенно всеобщею государственною экономиею план сей есть потому, что его в действо произведением назначен будет чертеж, или план, к наилучшему и удобнейшему распространению наук словесных, к большей способности сочинения достопамятнейшей и вероятнейшей всего Российского государства истории, потом ее географии, по тем к надежнейшему устроению государственных каждому гражданину потребных и полезных как ему самому, так от него и до всех вообще касательных должностей, затем и к наилучшему государственному повсемственному удовольствию, пространнейшей и основательнейшей коммерции; а за всеми оными современно наилучшее, или, так сказать, вечное и неподвижное государственных законов уложение1 к вечному продолжению и непрерывному польз человеческих благоприобретению. И сия экономия восстановлена и содержима быть может: во-первых, в правосудии и тем в соблюдении людей от напрасной гибели; во-вторых, в распространении наук, и чрез те в размножении разных государственных дел познаний, и в учреждении, и наблюдении своих должностей, и теми общих полз в приобретении; в-третьих, в распространении истинной чести, а чрез ту в возлюблении спокойства и тем чрез разумные вступлении в супружества, в рождении детей, в благоразумном их воспитании и на ползу общую в наставлении, каждому им по способностям их и понятию, ко исполнению должностей, на государственной же экономии основанных, и, в-четвертых, в умножении рукоделий и тех употреблением в продажи, в распространении коммерции, как о всем оном в дальнейших плана сего параграфа к большей ясности будет повторяемо,
  

§ 9

   Итак, по вышеписанному непременно принадлежат и нужны есть России науки словесные, ибо давно уже любомудрые самодержцы всероссийские продолжают попечение оных о распространении. Но их распространению препятствует медлительность во многих местах на одно толко по-российски читать и писать простое обучение, время до трех лет и далее занимающая. Оная-то, делая о науках небрежение или от них отвращение, в некоторых людях при научении от разнообразных пристрастий и вредное последование являет. А по всему оному веема есть доказательно, что к обучению природного россиан языка потребных учителей великий есть недостаток да великая же в умножении оных настоит и нужда. Того ради непременно нужно россианам иметь стремление к распространению словесных наук, почему и следует в плане сем о их в России течении и разных писателей о их важно умствуемые извещении к достодолжному чрез то россиан к наукам побуждению как следует.
  

§ 10

   Понеже по всему вышеписанному есть доволно понятно: 1-е, что от народного просвещения и вкорененного ему благонравия государственная польза есть великая и, 2-е, что в знании читать и писать есть надобность необходимая, то непременно нужно есть прежде всего российского народа умы предуготовить к люблению наук чрез изъявление ему настоящих или существующих в распространении оных польз. А потом изыскивать всевозможно способы наискорейшим образом уметь ученикам оные преподавать. Впрочем, и сие знать надлежит, что вкоренение наук подобно прививанию оспы, от несмертельного больного из привитой оспенные по большей части выздоравливают, а от натурално опасной или от смертельного больного принятой - по большей части умирают, то есть от доброго учителя добрые отменно науки приемлющий ученик будет человек в общежительстве ученый полезный, а от худого или злохитрого учителя и безразборно всякозбродные науки приемлющий ученик в общежительстве будет ученый вредный. Вот какая есть сила и польза от наук и учителей! Сего для непременно же нужно выбирать лучших учителей и выбирать лучшее, чем учить или чему учиться.
  

§ 11

   Сего ради словесных наук к распространению о нужном их скоропреподавании изъясня, положим в начало, основание, устроение, утверждение и крепость благоденства общественного - правосудие.
  

§ 12

   Для единовидного и единоумственного правосудодействования необходимо есть нужнейш[ий], разумнейший, на естественном порядке основанный сочинен быть полный и целость государственную всемерно содержащий гражданский, или государственный, закон.
  

§ 13

   Для законоизобретения, законосочинения, законоучения и по нем правосудодействования нужнейшее есть для всего Российского государства дело сочинить всеобщую, или универсальную, юриспруденцию.
  

§ 14

   А чтоб во все то, что выше к снисканию общего благоденства о средствах изъяснено, способнее было достигнуть, непременно есть нужно доводить государство Российское до того, чтоб во всех достаточно было способности к скорейшему обучению и знанию читать и писать правилно и разумно.
  

§ 15

   Следовательно, сим и доказано, что для всех в жизни человеческой наивозможным образом выгодностей приобретаний, да к тому еще и в рассуждении разных наук множества, а века человеческого краткости пред всеми другими науками первейшие и самонужнейшие суть науки словесные; яко они суть всем другим наукам и художествам поспешествовать и каждой из них помятствование содержать и в них удобнейший путь показывать могущие, ибо многие изъясняли в них существующую величайшую ползу, а в незнании или невежестве - величайшее зло и источник всех злодеяний, следовательно, непременно умножать их должно.
  

§ 16

   Многие люди утвердить могут, что разумное учение ведет умы человеческие к высочайшему познанию бога, к восчувствованию истинного к нему почитания и к достодолжному имени его прославлению, и сердцем чистым и духом смиренным во всем воли божией к покорению, и богоугодных дел и жизненного нашего блаженства к удобнейшему познанию и творению. Без разумного учения как в гнусном суеверии гнездящиеся невежество и уныние крайпейше блаженство человеческое подавляют и потопляют, так и в пагубном неверии, или безбожии, обитающие наглость и отчаянность по частям его рвут. В невежество погруженными людми удобнее действуют бунтовщики, а просвещенные, вред сей отвращая, жить могут честно и благоденственно. Следовательно, умножать просвещение непременно надлежит.
  

§ 17

   Выше сказано (§ 13), что нужнейшее есть для всего Российского государства дело сочинить юриспруденцию того для, сколь непременно потребно то, чтоб ее сочинить со всевозможнейшим благорассуждением для всех российских разных народов общую, столько ж нужно и то, чтоб по пей к знанию производств юридических каждого, до кого что потребно, обучать и чрез то, истребляя разные о законах толки, все истине присоединять, дабы не с мнимым, но с истинным правосудием спокойства подлинно достигнуть было можно. Следовательно, для сего надлежит учредить по всем городам школы юридические.
  

§ 18

   Для общей же пользы многое число людей, читать и писать обученных, иметь нужно для произведения в действо всех тех предприятий, о коих экономические общества и все оным соответствующие люди благоразумные трудятся, ибо сверх оных людей числа, кои в трудах российского Вольного экономического общества 2 от разных добродетельствующих персон описаны, могут быть по нижним экономическим должностям в употребление приняты со знанием грамоте за полезнейших еще и следующие, а особливо в хозяйстве, каждый особенно должности своей полным систематическим порядком сочинения имеющие и знающие: 1-й, дворник, который б купно был и строитель не только одного своего дома собственного или приказанного, но д некоторого числа ему вверенных домов, купно же и наблюдатель бережения лесов; 2-й, ключник с полными вверенных ему имуществ к сбережению наставлениями; 3-й, с такими же полными наставлениями и знаниями купно с помогающими им фамилиями садовник с знанием садового искусства; 4-й, скотник с знанием скотолекарств. Равно им, 5-й, птичник; 6-й, конюший, купно и смотритель над лугами и коновал; 7-й, выборный для знания и надзирания над полевыми работами; 8-й, староста для знания ж и надзирания над домашними крестьянскими работами; 9-й, пчеляк для содержания пчел; 10-й, рыболов, купно и рыбозаводитель и всех водостроений наблюдатель; 11-й, купчина и о всех хозяйственных куплепродажных делах наблюдатель и рачитель; 12-й, питьевар; 13-й, повар с всевозможным потребносведением о медицине; 14-й, исправнейший кузнец; 15-й, всяких хозяйственных экономических дел писарь, и оных содержатель, и всей хозяйственной библиотеки хранитель, читатель и экономических примечаний сочинитель; 16-й, прикащица для надзирания над всем полом женским; 17-й, ключница для всего того, что до женского наблюдения и действом исправления принадлежит. Все сии для лучшей в хозяйственных делах исправности должны уметь читать и писать. Из сего очевидная есть польза. Того для потребно, дабы все таковое число людей грамоте обучены были и все бы оные в хозяйстве должности разумно исправлять, а в недостатке людей хотя малое, но не простое, а ученое уже из них число свои должности занимать могли.
  

§ 19

   По таковом о всех общественных трудах и от них пользах и оными пользоватся препятствиях, рассмотрении и рассуждении, следуя примеру людей добродетельных, всех оных ради причин по законной вольности должно побуждать всякого гражданина благоразумного, дабы он во отвращение вышенисанного словесных наук в учении и учителях недостатка и оных экономических и всех ученых людей всякого рода наставлений в действа к произведению во вспоможение непременно служил своему отечеству скорейше россиан природного языка читать и писать учением и в деле сем упражнялся и успехи свои доводил дотоле, чтоб читать и писать научать было можно не только в год и менее года, но паче трудился б дотоле, доколе человеческие понятия учительскому искусству соответствовать могут. Дабы сия скорость делала к наукам привлечение и впред прибавляла бы число лет каждому по разным склонностям или к слушанию вышних и всяких разных наук, или к обучению разных художеств, и тем могла бы возрастать знаменитая России польза. Понеже сим будет исполняемо желание вечно благославной памяти государя императора Петра Великого, равно сему и ныне царствующей всеавгустейшей российской монархини о просвещении народа своего благоволение, сему-то в последование императорская Академия Наук тщательно желающим для сего и дает достойно позволителпые оного в действо к произведению свидетельства; однако к сему ж в предупреждение непременно нужно, как и выше уже говорено (§ 10), предуготовить или преклонить к люблению наук российского народа умы, чрез внушение каждому от наук польз и к тому чрез всемилостивейшее изволение, силу и повеление монарше, ибо в противном случае, не сделав сего предупреждения и не показав народу от наук польз ощутительных, все о распространении их предприятии оставаться могут без жадного действа. Сего-то для и предприят сей план сочинять и оный к высокомонаршему благоволению поднести, дабы народ к наукам чрез написанные в нем пользы и средства побужден быть мог, а потом и с стороны правительства чтоб каждому грамоте обученному человеку заблаговременно к общеполезным действам в гражданстве многие открыты были дороги, должно всевозможным образом изъяснить и высочайшей власти ко узаконению правосуднодостойных воздаяний всеобщее мнение поднести, дабы оные самым существом неложно каждого гражданина на употребление себя в пользу общественную побуждать могли. Вследствие же сего да благоволено будет и плана сего сочинителю быть учредителем самонижайшего класса народных государственных волных школ. И да будет он со всеми своими предприятиями принят под собственное императорского величества и наследия его и всего правления государственного покровительство. и охранение от всех могущих ему быти в деле его препятствий, и вреда отвращения, ибо без сего, конечно, с надлежащим желанием к пользе общей совершенного успеха быть не может. Понеже всякое новое да еще и велико предпринятое дело, сколько бы оно ни было полезно, не только ко исполнению приводить, но и начало ему сделать великая есть трудность; потому-то на него по самому естеству и право лежит для названия его великим, что его и рождение и возращение до плодов бывает трудно. И хотя для сего никто из благоразумных людей не должен доброго своего предприятия оставлять, ибо не ныне, так заутро, не в нынешний год, так в последующей] за сим, не в сей век, так в будущий дело доброе, конечно, за дело доброе добрыми людьми принято быть может. Однако, дабы приватный человек общеполезные дела в произвождение удобнее доводить мог, надлежит позволить, дабы он имел свободу иметь прибежище и откровение своему монарху, чтоб того силою и могуществом разум человека приватного к пользе рода человеческого употреблен быти мог.
  

ПЛАНА ЮРИДИЧЕСКОГО ТОМА ПЕРВОГО

  

КНИГА ВТОРАЯ

  
   Состоящая из содержаний к первой плана сего книге соответствующих, то есть из собранных от разных писателей, на каждый в первой книге § в подтверждение доводов и паки сего же плана от сочинителя собственных на все то приличествующих примечаний, рассуждений и утверждений как следует.
  

Под § 1

  
   Плана юридического напредначертание.
   Когда сей план апробован будет, тогда для большей удобопонятности плана сего в напечатании наблюсти следующее: 1-е, книгу первую печатать форматом букв сорта большего; 2-е, вторую, то есть подтверждение писателей, форматом букв сорта меньшего, а, 3-е, собственные мои в книге второй выяснения печатать кузифом.
  

Под § 3

  
   Плана сего на предприятие и сочинение.
  

Отделение 1-е

  
   По предприятии моем к делу сего плана как только я стал при начертании его в разных писателях приискивать приличные к сей материи, кого в нем писал, мыслей, то нашлось их столь много и столь приличных, как будто я с них копию брал, хотя я до того и вовсе никакого сведения об них не имел, и столь их накопилось много, что не только принужден я план сей разделить на две книги, но и весь оный план в свет разумный для достойного рассмотрения издать в 4-х томах. Итак, сии книги будут, подобно как в музыке прима и секунда, во всех четырех томах одну песнь петь.
  

Отделение 2-е

  
   "Экономического магазина" {Части 2-й на страницах 83-й и 85-й.} 3 некто сочинитель, без именования себя, о зеркалах, изобретенных Кулибиным, говорил: "За короткое пред тем время, как получил я о сем изобретении первое известие, пришла мне самому самая та же мысль в голову, что можно бы повторить сияние свечи несколько раз, естьли б составить оное из множества зеркалных штучек, и уже несколько дней и упражнялся в черчении и выдумывании того, как посреди самых сих затеев получил я 16 No "Московских ведомостей" и увидел о учиненной подобной тому прежде меня и лучшей выдумке господина Кулибина".
   Из сего доказательно есть, что натурально правильные мысли не сбивчивы! Видно, что они всегда всякого человека к прямой цели общественного блага ведут, когда кто единострастно о благе общем судить станет, не ослепляясь самолюбием и зверскою не только к пище и одежде, но и к разуму человеческому глупою алчностию и жадностию и ложною о всем пред другими лучшестве надменностию! Итак, не должно удивлятся, что одну вещь в разных местах разные люди вдруг изобретать могут.
  

Отделение 3-е

  
   В книжке под названием "Евгеонит" {Печатанной в Москве в университетской типографии в 1782 г.4.} в предуведомлении изъявлено: "Что нет ничего нового под солнцем, о том за 4000 лет {Еклесиаст, гл. I, ст. 10.} до наших времен сказано было. Часто в одном веку или в один год в разных странах людми, как бы по некоторому умов согласию, одно искусство находимо было. Часто мы называем изобретением то, что древним известно было и потеряно".
  

Отделение 4-е

  
   В книжке под названием "Путешествие добродетели" {Печатанной в Москве в университетской типографии 1782 года, в части 2-й, на странице 525.} изъявлено: "Часто полезнейшим и лучшим писателям попрекают, что они пишут не собственное свое, а подражают другим и сочинения свои наполняют разными исключениями, но не помышляют того, что спустя две тысячи лет после времен Соломона невозможно изобрести ничего нового, когда уже и в то время ничего нового во всем свете сказать было невозможно, что сходные разумы могут иметь сходные мысли, подобное и соединение оных, а часто и сходные выражения и что новые писатели имеют то несчастие, что поздно пришли в свет сей, дабы могли почитаемы быть подлинниками. Говорит Донат5 в Гиерониме: "Да погибнут те, которые прежде нас наше сказали", но тем счастливее новые читатели, что не имеют нужды искать жемчугов в остатках древностей, понеже богатство древних и новых писателей находят в едином месте, а сверх того, пользуются красотою одежды и новостию слога".
  

Под § 4

  
   Во изъяснение силы великих персон и патриотов, плана сего предприятие утверждать могущих.
  

Отделение 1-е

  
   Сей план юридический по справедливости посвящен всему государству Российскому для следующих причин: 1-е, для произведения в действо расположений его, потому что российский монарх есть целость спокойства всего России принадлежащего народа; 2-е, что наследник монарший есть государственного спокойства крепость и надежда. Итак, по сему плану всего предприемлемого к сочинению непременно каждый себе за должность да вменяет всеподданнейше прежде предлагать свои мнении или мысли к пропитанию и поправлению императорскому высочеству, дабы оное по императорского величества изволению предлагало для такого ж прочитания и поправления императорскому величеству, а императорское величество потом для дальнейшего по всемилостивейшему своему к государственной пользе стремлению учрежденным для общей пользы академическим и экономическим собраниям к рассмотрению и за сим уже к императорскому величеству для комфирмаций взнесению, а напоследок и в свет ко изданию.
   "...Словом заключить, спокойствие государственное зависит от государства согласования во всем образу истины. Согласование же образу истины состоит во имении на хваления и хуления сердца прямого (то есть в кую-либо страну не наклонного), самоважнейшая же во имении на хвалении и хулении сердца прямого надобность не выходит из двух пунктов сих - исправления избытков в земле, употребления людей. Когда государь любит и почитает добродетель, когда источники блага делает чисты и содержит себя в правосудии твердо, когда, с ними будучи, людей и вещи употребляет и отвергает без пристрастия, когда возмогает иметь разбор между обогащением и справедливостию строгой, то обе - и народную любовь, и государственное благополучие - получит вкупе, подлинно от сего единственно они приходят, для того что на сие единственно по желанию его благодать высочайшего неба нисходит и с сим единственно пребывать может вечно. Се место, в коем для него к понятию проницательному, к знанию совершенному, ко утверждению воли справедливой и непревратной, ко установлению сердца своего прямо и неколеблемо успехи бывают верные; и се место, от коего ему ко исправлению себя, ко устроению своего дома и к восстановлению благоденствия в государстве пользы будут надеждные. Нет сумнения сказанному в сей книге, что человеку просвещением разумной души своей со обновлением по просвещению других установить себя на благе истинном можно..."
  

Под § 11

  
   Во изъяснение, что есть правосудие и какая от него и почему в общежительстве польза быть может.
  

Отделение 1-е

  
   Речение правосудие я вывожу из речений следующих: правитель всего света - бог, который всем созданным своим непреклонно премудростию своею управляет. Сему подобно от речения правитель я вывожу речение правда сам, то есть бог. Подражая сему, но человеческому разуму вывожу я речение правда есть рассуждение или определение, человеческим умом написанное или изреченное, такое, которое самого бога правление, то есть закону естественному согласное. От сего заключаю и звание людей праведных, тех, кои с волею правления или правды божией с определением мыслят и делают в жизни согласное. Выше сказано (§ 7), что в правосудии есть государственная экономия людей, того для по приличности слова здесь о проистечениях оной экономии государственной изъясняю: во-первых, что восстановлением правосудия наилучшая может быть устроена полиция, а тою довольно может быть удержано безумное и дерзкозверское от непросвещения или слепоты толко ума человеческого происходящее человекоубийство; во-вторых, от уложения наилучших к удобнейшему и скорейшему истинному правосудопроизводству правил чрез скорое право суда производство отвращена будет и оная многочисленная людей напрасная гибель, по многим городам от содержания в тюрьмах нужною смертию устрояемая, так как законная; в-третьих, от сбережения тех караульных от гибели, которые за упущения оных тюремщиков из-под стражи яко повинные страждут, а иногда и вовсе гибнут, прилагая к сим гибель иногда и судей за их в делах судебных или по страсти за неправосудие или и за невежественную оплошность; в-четвертых, от сбережения того хлеба, который сии несчастные втуне поедают; а в-пятых, и от умножения той прибыли, которая от тех тюремщиков по годности ими работ прибывать могла б, ежели бы они не в тюрьме, но на свободе жить могли. Вот что содержит правосудие!..
  

Под § 13

  
   Изъявление разума, таким образом, юриспруденцию российскую плана сего сочинитель написану быть располагает.
  

Отделение 1-е

  
   Юриспруденцию и ее соделание на российский язык можно уподобить тому, что прежде у царя Ивана Васильевича названо Судебником, в котором {Напечатанном при Сенате в 1774 году.} явствует: "Лета 7058-го [1550] июля в 18 день царь и великий князь Иван Васильевич всея России с своими боляры Судебник уложил, как судити боляром, и околничим, и дворецким, и казначеем, и дьякам, и приказным людем, и по городам, и по волостям".
  

Отделение 2-е

  
   В рассуждении, что оный Судебник, так как и царя Алексея Михайловича Уложение, хотя на один конец начало свое имели, то есть (так как я в § 1-м о юриспруденции в пространном смысле изъявил) ко установлению правосудия и тем общего спокойства государственного, но они писаны без такого разделения, какого я о юриспруденции полагаю, того для должно предпринимаемую юриспруденцию России сочинять из Судебника, Уложения и из всех разных философских и государских правительных учреждений и указов, раздельно изъемля разум слов: один оставляя к вечному узаконению добра и зла, а другой - к изысканию о добре и зле, то есть слог юридический, изъявляющий вымысл и сочинение, в какой вещи или в каком действии в общежительстве есть добро или зло, которое вечно в различии хранить надлежит, должно иметь особо от слога юридического, изъявляющего о способах, каким образом или средствами должно изыскивать о известном уже добре и зле в рассуждении толко того, чтоб узнать истинно, кем, что, когда, как и от какого источника произошло и каким средством добродетель и чрез ту общее спокойство, так как бы точный наш жизненный рай, созидать и охранять, а зло и чрез тот общественный вред и всегдашнее от одного к другому в жизненной опасности и страхе адское мучение отвергать. Следовательно, посему двоякому в юриспруденции слога и разума разделению надлежит: добра и зла юриспруденцией) изыскание и вечно ей же к хранению всеми разумы утвердительно предание называть законом; а изыскание о добре и зле, то есть как оно в общежительстве происходит и чрез то добро или зло раждаемо или истребляемо бывает и почему закону естественному и гражданскому чрез последование общее спокойство сохранять возможно, именовать должно законоучением и законоисполнением.
  

Под § 14

  
   Рассуждение о причинах, для чего всем гражданам должно уметь читать и писать правильно и разумно.
  

Отделение 1-е

  
   Наука всем читать и писать правильно и разумно потребна для того, что выученные слабо не могут иметь к пользе общей такого действия, какого бы по званию каждого от них быть могло...
  

Под § 17

  
   Рассуждение ко учреждению школ юридических.
  

Отделение 1-е

  
   Довольно России известно, что ныне к действу по наместничествам писмоводцы и юристы (по содержанию об них манифеста, и 1779-го года генваря 9-го дня указа, и к номеру 35-му 1781-го года "Санктпетербургских ведомостей" прибавл.) надобны, следовательно, как юридические школы учредить, так и прежде еще того оную желанную быти в сочинении юриспруденцию иметь непременно нужно, дабы к обучению гражданства школы юридические по ней уже обучение свое иметь могли. В рассуждении сего непременно ж нужно прежде науки словесные распространить, ибо, как без распространения наук словесных юриспруденцию, таковую, как выше сказано (§ 1), сочинить неудобовозможно, так юриспруденции дотоле обучать неудобополезно. Сего ради, паки говорю, веема нужно есть прежде заготовить множество людей, которые бы ту мною желаемую быть сочинену юриспруденцию не только могли читать, но желательно есть, дабы из таковых оказались желающие и способные оную со мною и сочинять, нежели чтоб я прежде приуготовления к тому людей начал ее сочинять тогда, когда и готовых у нас имеемых, и беспрестанно многими рачительно с разных языков переводимых книг читателей имеем недостаток...
  

Под § 18

  
   Возражение на тех, кои к распространению наук желания не имеют.
  

Отделение 1-е

  
   Я не знаю, что сказать могут те, которые мое к обучению россиан предприятие пренебрегали, почитали за неважное, за ненужное, кои еще над мною в том и насмехались, и больше уважали науки языков иностранных, нежели своего собственного, и кои изъявляли больше нужность в красноречии. Не явно ли, что они то делали, не зная, куда бы им и на какую должность таковых не чужой язык умеющих людей употребить, ибо видели они, что и те, кои у них своего языка читать и писать обучены, вместо пользы больше во вред обратились, того для и оное заключение, якоб посему и не должно уже им людей своих обучать, сделали неправильно. Они не приметили того, что людей их на вред обращению точная причина не что оное, как господское попущение жить при них людям без всяких для них в экономии ко упражнению заготовленных должностей, сия-то есть первая причина, от которой люди, проводя время в праздности, изобрели себе за должность играть в карты и прочие иметь неполезные и вредные упражнения. Итак, от сего явно есть, что от грамот умеющих людей как вреда опасность, так и бесполезность заключена ими веема неосновательно по непознанию ими того, что дознанному ими вреду собственное господ неосмотрительное над ними владычество и праздность, а не науки и но природы тому причиною.
   Когда приходят мне на память бывшие надо мною (не только от иностранных в незнании нашем пользу свою иметь могущих, себя более славящих и потому отменно и насмехатся над нами любящих и благу росску завидящих, но и от моих соотечественных) за мое для обучения российского языка к заведению школ предприятие насмешки {Но кто сии были люди именно, о том объявлять ни малейшей надобности не состоит. Я надеюсь, что они, познавши о своем неразумном о мне и моих предприятиях заключении, сами себя стыдиться будут. Так на что ж их озлоблять еще к тому в дополнение. Я желаю всем благоразумного исправления.} и когда я все оные от грамоте имеющих неудобности и вреды в мыслях моих совображаю и представляю себе в рассуждение напротиву сего добродушных и человеколюбивых мужей для сохранения человеческого здоровья в сочинениях и переводах полагаемые и по всемилостивейшему императорскому повелению печатанные труды, как, например, наставление народу в рассуждении его здоровья, наставления отцам и матерям о телесном и нравственном воспитании детей и прочие книги медицинские, как-то домашний лечебник, изъяснении вреда от неумеренности в любострастии, составляющие великую государственную в сбережении народной гибели экономию,- смею полагать, то и все государства Российского обоего пола всяких чинов и состояний люди достойны быть словесным природного своего языка наукам обучены. А потом Экономического общества труды прочитав, сколь много сожалею тех трудов! И сколь много над слепотою ума человеческого или, так сказать, безрассудно-зверскозлобною завистию с ненавистию пользы другого, общую ползу вредящею, смеюся!.. Ибо разумею, что над мною насмешки были частию от простоты или незнания, частию же от злости, в непросвещенных, алчным суеумствованием поврежденных людях находящиеся!.. И потому, презирая мне насмешки, рассуждаю, что ежели не будет умножения знающих оные экономические труды читать, то сколь сожаления достойно, когда толикие труды со временем вместо наро-щения пользы, или тщете, или далнему по несчастию чрез ослабление народное и вовсе так, как и сей мой план, забвению преданы быть могут, ибо естьли городским жителям или за службами, или веселостьми, или какими особливыми нуждами о сих трудах подумать будет некогда, а деревенские жители и крестьяне грамоте знать, следовательно, их читать и экономии по ним учится не будут, то скольки ж от оных всех, так как и от сих настоящих моих трудов, пользы будут?!..
  

Отделение 3-е

  
   Волного экономического общества в трудах объявлено: "По сведению о состоянии российских, крестьян сочинить для их употребления и наставления книжку под именем "Зерцала крестьянского" величиною не более пяти или шести листов печатанных, которая бы содержала простым, но чистым и ясным слогом изображенные краткие правила, а именно: в первом разделении - о воспитании его детей и о соблюдении своего и домашних своих здравия: во втором - о домашнем его хозяйстве, земледелии, скотоводстве и прочих промыслах и упражнениях, объясняя притом, где прилично, краткими рассуждениями пользу и вредность каждой вещи".
   Следовательно, в рассуждении чинимого о сочинении такового подробного крестьянам наставления запроса удобно заключить можно, что желательно есть, чтоб крестьяне грамоте были обучены, ибо без того бесполезно бы было для них запрашивать сочинять опое "Зерцало крестьянское", ежели они его читать уметь не будут. Я к сему в дополнение полагаю, что в экономии нужно разделить так эконому и подчиненным его упражнении, чтоб назначено было именно во весь год, что, какому человеку, где, когда, как делать...
  

Под § 19

  
   Рассуждение о вольности, состоящей в народе российском к снисканию общественных польз.
  

Отделение 1-е

  
   Вольность каждому россиянину к снискиванию пользы общественной я заключаю по ее императорского величества всемилостивейше изображенному 1765-го и 1779-го годов Правительствующего Сената в указах позволению "каждому служить в таком роде службы, к коей кто находит силы свои уравняемые".
  

Отделение 2-е

  
   В "Экономическом магазине" (части второй на странице 34) не объявивший своего имени сочинитель говорил: "Человек, употребивший себя во что-нибудь во особливости, всего скорее и способнее может выдумать, замечать и находить разные новые нужные и полезные вещицы, относящиеся к той части домостроительства, к которой он наиболее имеет склонность и в которой наиболее упражняется. Многие ненарочные и сами собою встречающиеся с ним случаи могут нередко подавать ему след и повод к открытию и сделанию чего-нибудь нового и до сего неизвестного, нигде не употребляемого, и сколь легко статся может, что иные из них и не похотят учиненных ими открытий и нужных примечаний утаить за собою, но, сообщив их своим гражданам, предадут оные потомству".
  

Отделение 3-е

  
   В духовном регламенте7 (в части 2-й, о исправном учении, в регуле 6-й) предназначено: "Избирать учителей так, как в Париже повелением короля Людовика XIV заключена кратко грамматика, что в год обучить остроумного человека можно". А части 3-й в должностях под числом 2-м изъявлено, что "всякому волно доносить Сенату о правилных прибылях государственных".
  

Отделение 4-е

  
   Учреждением наместничеств (в статье 384-й) предназначено: "В рассуждении народных школ приказ общественного призрения долг имеет старатся, чтоб оные были установлены: 1-е, по всем городам, а потом в тех многолюдных селениях, кои подсудны верхней расправе, для всех тех, кои довольно пожелают обучатся во оных. (В чем, однако же, не чинить никому принуждения, но отдать на волю родителей, отдавать детей в школу или оставлять дома.); 2-е, чтоб неимущие могли учится без платежа, а имущие - за умеренную плату; 3-е, учреждение в народных школах имеет на первый случай состоять в научении юношества грамоте, рисовать, писать, арифметике, детей же греко-российского исповедания учить катехизису для познания основания веры, толкованию десяти заповедей божиих для вкоренения нравоучения всеобщего". В 392-й: "Буде случится, что частный человек или какое общество захотят установить, которое из тех (кои написаны в главе о должности приказа общественного призрения, для общественной пользы потребных) учреждений или к установленным прибавить пожелают своим иждивением {Я, плана сего сочинитель, при сем признаюсь, что, конечно бы, все мое имение так, как разум, на толь обширное предприятие употребить не пожалел, но ни же малое основание учинить сему могу за недостатком.}, то приказ общественного призрения не чинит в том никому препятствия. Лишь бы установление сходствовало общим для установлений предписанным правилам и оных не повреждало". Тако жив уставе благочиния8 в части 83: "В каждой части иметь народную школу безденежно".
   К сему в соответствование приличествует и 1754-го года генваря 54 дня манифест о учреждении в Москве университета...
  

Отделение 6-е

  
   Я, плана сего сочинитель, о распространении словесных наук предприятие уже тому девять лет как имею, и доныне оно столько возросло, что, естьли изволение и сила божия и монарша предприятию моему споспешествовать благоволит, отныне чрез истинных патриотов российских, сограждан и прочих людей благоразумных к тому мне вспомоществование, чрез скорое время всех Российского государства обоего пола людей со всеми европейскими государствами словесных наук познанием в сравнение привесть по милости божий уповаю. Да и должно о сем иметь попечение. По известию явствует, и в Константинополе школы заведены. А надежда к сему словесных наук в России возвышению есть то, что к преподаванию их порядок по сему плану для учителей и учеников существовать будет совсем новый, нежели как доныне в России есть. Сего-то для необходимо потребна мне от императорского величества особая привилегия и прочее к тому необходимо же нужное к моему искусству и плану вспомоществование для учреждения самонужнейшего и нынешних народных школ степенью нижайшего класса государственных волных школ; и со всеми оными школами потребно по таковой привилегии вечно быть мне под высочайшим императорского величества особенно покровительством, с тем чтобы учредить мне оные школы, ежели императорскому величеству благоугодно будет, под именем императорского высочества, то есть российского императорского величества престола законного наследника или его детей, наподобие оных щедрот, коими в Москве свободная болница учреждена; и состоять оным школам вечно в бессмертную память императорского величества ныне в России царствующей государыни, всемилостивейше матерней к России любви, под именами российского императорского престола наследников, дабы оные школы вечно под высокомонаршим от всяких сему предприятию препятств охранением и защищением быть могли. И сие для того, чтоб всегда из оных наследниковых, яко есть нижайшего класса школ ученики, по всей возможности уже к принятию наук заготовленные, тем удобнейше могли входить в большие для наук и художеств императорским величеством доныне по городам высочайше устроенные академии, училища и школы к совершенному уже во всем наставлению их, к приобретению далнейшей пользы государственной.
   Привилегию на сие испрашивать я имею надежду в рассуждении, что по великому императорского величества о распространении наук попечению в 1776-м году генваря 31-го дня ее величество пожаловала учрежденной при церкви святого Петра немецкой к школе привилегию...
  

Отделение 9-е

  
   Выше сего мною изъявлено понятие (под

Категория: Книги | Добавил: Ash (12.11.2012)
Просмотров: 240 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа