Главная » Книги

Леонтьев Алексей Леонтьевич - Путешествие китайского посланника к калмыцкому Аюке-хану, с описанием земель и обычаев российских

Леонтьев Алексей Леонтьевич - Путешествие китайского посланника к калмыцкому Аюке-хану, с описанием земель и обычаев российских


1 2 3 4 5

  

ПУТЕШЕСТВ²Е

КИТАЙСКАГО ПОСЛАННИКА

Къ КАЛМЫЦКОМУ

АЮКѢ XАНУ,

съ описан³емъ земель и обычаевъ Росс³йскихъ.

Перевелъ

съ Манжурскаго на Росс³йской языкъ коллеги Иностранныхъ дѣлъ

Надворный Совѣтникъ

Алексѣй Леонт³евъ.

Въ Санктпетербургѣ

при Императорской Академ³и Наукъ

1762 года.

ПРЕДИСЛОВ²Е ПОСЛАННИКА.

  
   Я отъ Младенчества моего, будучи въ весма слабомъ и малосильномъ здаровьѣ, воспитанъ и въ совершенной возрастъ приведенъ многими и безпокойными трудами родителей моихъ. А по возрастѣ, сверхъ чаян³я моего, удостоился носитъ высочайшую милосердаго государя Шендзу {Шендзу: значитъ святѣйшаго праотца, такъ по смерти названъ 3-й Ханъ Манжурской.} милость, и получилъ не по моему достоинству честь и начальство, но какъ природа не наградила меня достаточнымъ разумомъ, то я скоро начальства своего лишился, долго былъ празденъ, и жилъ при своихъ пашняхъ; потомъ нечаяннымъ щаст³емъ моимъ, выбранъ былъ самимъ Государемъ въ посланники, посыланъ въ Тургутское владѣн³е {Въ Калмыцкое.}, возвратился я отъ туда въ Пекинъ чрезъ три года, проѣхалъ мног³я тысячи верстъ, и исправилъ порученное дѣло благополучно. Збылась на мнѣ та пословица, Слава безъ зову приходитъ.
   Надивниться не возможно милосердаго государя нашего Шендзу премудрому промыслу, сколь обширно разпространилъ свои области, сколъ далеко пустилъ огромную славу своего отечества, какъ усердно, и какъ искренно повинуются Его Величеству сердца такихъ народовъ, къ коимъ наши люди отъ вѣкъ неѣзживали. Времяна прекрасно цвѣтущ³я! нѣтъ вамъ подоб³я во всѣхъ лѣтописяхъ, во всѣхъ повѣствован³яхъ государственныхъ.
   Я будучи подобенъ муравью и червю, сподобился великаго благополуч³я, употребленъ въ славное и отъ вѣкъ неслыханое дѣло, видѣлъ и слышелъ какъ всѣ владѣтельныя цари, князи, всякаго зван³я люди премудрое и милосердое святѣйшаго великаго государя правительство по премногу величаютъ, какъ къ огромной его величества славѣ головы наклоняютъ. Изъ того по ревности моей разсудилъ, что о толъ знатныхъ пронзшеств³яхъ весьма пристойно объявить всему свѣту, чтобъ оныя нетокмо нынѣ, но и во всѣ будущ³я вѣки, людямъ открыты были: и для того, просилъ Его Величество благополучно царствующаго святѣйшаго государя, дабы соизволилъ Докладъ мой сурикомъ отмѣтитъ, и всю держаную въ долгомъ путешеств³и моемъ записку препоручитъ коѣ {КО: можно назвать конторою, а здѣсь разумѣется государственная архива.}. На с³е, соизволен³е Его Величества послѣдовало, и я записку свою напечаталъ, назвавъ ее памятью заграничнаго путешеств³я, и присовокупилъ къ ней увѣдомлен³е о себѣ, откуда родомъ, и въ какихъ находился службахъ.
   С³е предислов³е написалъ я въ благополучный день: 11 луны 1 года государствован³я Хуалясунь Топъ {1723 года, Хуалясунь топъ: значитъ истинное соглас³е: такъ лѣта своего государствован³я писалъ 3-й Манджурской Ханъ Шидзунъ.}.

ТУЛИШЕНЬ.

  

ПАМЯТЬ ЗАГРАНИЧНАГО ПУТЕШЕСТВ²Я.

  
   Бывшей прежде въ дарги Ямунѣ Эджеку Хафанемъ, по томъ въ Чохай Джурганѣ Айжилаку Хафанемъ, а нынѣ находящейся въ ономъ же Джурганѣ и Цихара Хафанемъ Тулишень; {Дорги Ямунь: такъ называется ихъ главное правительство, которое можно назвать ихъ сенатомъ, а пристойнѣе кабинетомъ. Дорги Ямунь: два слова собственно значатъ внутренней приказъ, то есть приказъ находящейся при самомъ государѣ, въ немъ засѣдаютъ 6 верьховныхъ министровъ, 3 человѣка изъ Манджуръ, а 3 изъ природныхъ Китайцевъ. Еджеку Хафань: чинъ и зван³е противъ здѣшняго протоколиста. Чохай Джурганъ: коллег³я военныхъ дѣлъ. Айжилаку Хафань; младшей секретарь. Ижчкара Хафань: старшей секретарь.} природою изъ владѣн³я Ехе {Ехе: С³е владѣн³е, а лутче назвать княжество, близко къ восточному морю.} прозван³е роду мое у Аянъ Г³оро, мой прапрадѣдъ былъ въ числѣ и знатности Ехескихъ старшинъ. Онъ пришелъ подъ покровъ Манжурскаго правительства съ прочими князьями и старшинами въ начальное время, когда открылося небесное благоволен³е на востокосѣверѣ, гдѣ вздымаются Мудури, и летаютъ Фенъ Хуаны, {Мудури: Можно назвать дракономъ, объ немъ въ Манжурскбмъ лексиконъ истолковано такъ: Царь всѣмъ черепокожнымъ животнымъ, имѣетъ на себѣ оленьи роги, бычьи уши, верьблюжью голову, бабровы лапы, ястребиныя когти, передняя часть корпуса толста и широка, а задняя тонка и уска, (клиномъ). Можетъ казаться великимъ и малымъ, долгимъ и короткимъ, и можетъ скрывать себѣ и преображаться на мног³я разныя виды. Фенъ Хуанъ: Птица, которую можно назвать Фениксомъ. Китайцы пишутъ, что люди очень рѣдко ее видаютъ, и явлен³е ея служитъ предзнаменован³емъ къ государственному миру и тишны). Она первая; т. е., главная по ихъ описан³ю изъ всѣхъ птицъ, у ней шея долгая, хвостъ долгой и плоской, носъ или назвать ротъ петушей; перья пяти цвѣтовъ зеленыя, красныя, желтыя, бѣлыя, черныя; корпусъ ея высотою больше трехъ аршинъ, питается она одними камышевыми сѣменами, и сладкою ключевою водою; за ней (т. е. при ней) летаютъ всегда всѣхъ родовъ птицы.} когда явился въ свѣтъ, человѣкъ велик³я святости, и обладалъ всею поднебесною, когда (до востановлен³я великаго престола) всѣ живущ³я около Мукденя {Мукденъ: Назван³е прежней Манжурской столицы, слово с³е значитъ: возвышен³е, округъ города, 5 верстъ 200 саженъ, отъ Пекина стоитъ на востокъ въ разстоян³и 882 верстъ} народы обратили глаза къ премудрому, къ святому управителю, притекали къ великости его, упреждая одинъ другаго, получали отъ него щедрыя награжден³я, принимали чины и достоинства.
   Я родился въ домѣ убогомъ, природа дала мнѣ здаровье слабое и вялое, съ которымъ до возмужан³я подверженъ я былъ частымъ припадкамъ, не могъ какъ на Манжурскомъ, такъ и на Китайскомъ языкахъ научиться довольно: переводы мои сколь плохи ни были, однако въ люди меня вывели, сперва въ Гянь Шены {Гянь Шенъ. Чинъ студентской, подобенъ юнкерскому, дается за службы отцовск³я для близшаго произвожден³я.}, по томъ къ переводу государственной лѣтописи, и чрезъ годъ времяни въ Джунъ Шу {Джунъ Шу; Правописатель.}.
   Въ семъ чинѣ пробылъ я десять лѣтъ, ѣздилъ съ имянными милостивыми указами по Сань-си и Шань-си двухъ Голо {Голо; Область, губерн³я.} для раздаван³я голоднымъ крестьянамъ (по причинѣ не урожая), казеннаго хлѣба, и по южнымъ нѣкоторымъ Фу {Фу: Провинц³я.}, для осмотру рѣкъ и протоковъ, и для за готовлен³я панцырей.
   По томъ по удостоен³ю амбаневъ {Амбань: Вельможа.} произведенъ имяннымъ указомъ въ Эджеку Хафани, и посланъ на одну заставу для збору пошлинъ, тутъ пробылъ указное время, и по возвращен³и въ Пекинъ, опредѣленъ къ скотоводнымъ дѣламъ въ Ухери Ды. {Ухери Да: Главный управитель.}
   Сей должности слабость и скудоум³е мое снесть не могли, шедъ не по дорогѣ высочайшаго повелѣн³я, проступился, упалъ въ вину, и въ ней лишился чиновъ своихъ.
   Отъ сего принужденъ стался ѣхать въ горы, и жить въ деревнѣ на промыслѣ пашенномъ, при моихъ престарѣлыхъ родителяхъ. Я располагалъ себѣ тутъ вѣкъ прожить, но какъ по семи годахъ услышелъ объ отправлен³и въ Калмытское владѣн³е посольства, очутился въ другихъ мысляхъ, пожелалъ въ знатное с³е дѣло, и вѣдая милостивыя святѣйшаго государя не токмо къ людямъ, но и ко всѣмъ животнымъ благоволен³я, отважился для выслуги и оплаты государственныхъ милостей въ посольство попроситься, и подать челобитную; счаст³е приступило, представленъ на ряду съ другими предъ государя, и его святѣйшее величество мимо протчихъ, меня въ посланники назначилъ, и притомъ пожаловалъ мнѣ прежней чинъ, и большее награжден³е.
   А при отправлен³и изволилъ дать мнѣ съ протчими наставлен³е слѣдующее.
   Вы, по прибыт³и въ Калмытскую землю имѣете моимъ словомъ спросить Люку Хана о здаровьѣ и о благополучномъ пребыван³и, а при томъ объявить ему, что я князя Арапжура доставить къ нему не примину, и что съ симъ моимъ обѣщан³емъ намѣренъ былъ чрезъ Росс³йск³я земли послать къ нему Арапжуровыхъ людей, которыя привезены ко мнѣ, взявъ у росс³йскаго комисара о пропускѣ ихъ свѣден³е, но какъ въ самое то время, когда так³я люди отравляемы были, приѣхалъ ко мнѣ отъ него Люки Хани съ истиннымъ и усерднымъ поздравлен³емъ, и съ подносными вещьми посолъ Самтань, то и пристойно оказалося отправить къ нему оныхъ людей съ онымъ приѣхавшимъ посломъ его, изъясня о томъ въ повелительной моей грамотѣ, какъ дѣйствительно и учинено. Окончавъ рѣчь с³ю имѣете сказать ему моимъ же словомъ, что я усерднымъ посольствомъ его весьма доволенъ, и по премногу хвалю доброй его сей поступокъ, въ слѣдств³е чего, посланная къ нему грамота моя, основана на высочайшей моей милости и благоволен³и.
   Вѣдать вамъ про себя, что по Арапджурову дѣлу посланъ къ цевану раптану для изтребован³я пропуску, Хя {Хя: Значитъ ближняго оберѣгателя есть у нихъ такой корпусъ, которой подобенъ нѣсколько здѣшнему кавалергардскому корпусу.} Киледей, {Цеванъ Раптанъ: Имя Зенгорскаго владѣльца.} которой, когда отъ Цевана Раптана съ чѣмъ возвратится, тогда вамъ о томъ для вѣдома въ наставлен³е указъ пришлется.
   Ежели Аюка Ханъ будетъ говорить что бы мы согласясь съ нимъ напали вмѣстѣ на Цеванъ Раптана, то отнюдь на то обѣщан³я не давайте, а напротивъ такъ ему скажите.
   Цеванъ Раптанъ къ нашему великому Хану весьма приклоненъ, часто присылаетъ съ поздравлен³ями пословъ, и его велик³й Ханъ любитъ и жалуетъ, мы совершенно знаемъ, что хотя бы Цеванъ Раптанъ малосиленъ и раззоренъ былъ, однако святѣйш³й государь и нашъ, поднять руку на него не соизволитъ, сверьхъ того, дѣло с³е велико, принять на себя не можемъ, да хотя вы и сами святѣйшаго государя о семъ попросите, твердо васъ увѣряемъ, не соизволитъ склониться, будучи столь милосердый государь, который того и желаетъ, дабы въ свѣтѣ не только люди, но и всѣ животныя имѣли спокойную жизнь.
   Предъ Аюкою Ханомъ такую имѣете политику оказывать, какая оказывается отъ нашихъ предъ Цаванъ Раптаномъ.
   Ежели съ передняго или возвратнаго пути вашего позоветъ васъ къ себѣ Росс³йск³й Царь Чагань Ханъ {Чагань Ханъ: Слова Мунгальск³я, значатъ бѣлаго Царя.}, вамъ не ослушаться, и тотчасъ къ нему ѣхать, всѣмъ или не всѣмъ, какъ онъ прикажетъ, а буде не позоветъ, самимъ къ нему не ѣхать. Предъ Царемъ доролонь (церемон³ю) исполнить по ихъ росс³йскому обычаю, не оставя напередъ тому, кто предъ Царя звать васъ будетъ, объявить, что вы во исполнен³и доролоня (церемон³и) не таковы упрямы и упорны, каковъ былъ въ Пекинѣ упрямъ и упоренъ, ихъ росс³йск³й Николай {Сей Николай прозывался Спафари, онъ былъ Грекъ и переводчикъ росс³йскаго посольскаго приказа, отправленъ былъ изъ Москвы въ Китай посланникомъ въ 1675 году, а изъ Китая возвратился въ 1677 году.}.
   Когда Царь или его люди будутъ васъ спрашивать, что мы почитаемъ, такъ говорите:
   Почитаемъ за основан³е жизни нашей, любовь, справедливость, благочин³е, благоразум³е, {С³е слово точнѣе здѣсь значитъ разумѣн³е, т. е. они почитаютъ то благое, что умъ понимаетъ.} твердость, на семъ правится государство наше, и на семъ соблюдается спасен³е наше, содержимъ с³е твердо и не превратно, как³я бы страхи ни казались, и съ тѣмъ умираемъ безъ боязни и опасен³я: Есть въ свѣтѣ у людей разныя мольбы и жертвован³я, но все втунѣ, когда надѣяся на то, добродѣтели не хранятъ, любви, справедливости, благочин³я, благоразум³я, твердости, не имѣютъ. У насъ въ государствѣ на почитан³и и на наблюден³и сего обитаетъ всякое благополуч³е, нѣтъ войны и кровопролит³я, нѣтъ строгихъ и тяжкихъ законовъ, столь давно живемъ во изобил³и, покоѣ, и тишинѣ.
   Когда спросятъ они, богато ли у насъ люди живутъ; говорите, что въ свѣтѣ во всѣхъ земляхъ есть богатыя, есть и убог³я.
   При такихъ разговорахъ не забудьте вызваться къ нимъ, о ихъ пограничномъ войскѣ, такимъ образомъ.
   Слышно у насъ, что Росс³я съ сосѣдними государствами поссорилася, и войны продолжаетъ, для сего, естьли надобятся вамъ тѣ войска наши, кои на общихъ съ нами границахъ стоятъ, и опасаетеся нашей стороны снимать оныя, твердо васъ увѣряемъ, что по доброму обѣихъ государствъ нашихъ соглас³ю, съ нашей стороны ни какихъ худыхъ предпр³ят³й быть не можетъ, снимайте тѣ войска безъ всякаго сумнѣн³я; вѣдайте сверьхъ сего, что нынѣ государь нашъ (слышели) въ подтвержден³е сего, послалъ чрезъ Нерчинскъ къ Амурскому Дзянгюну (генералу) о имѣн³и покоя для Росс³йскихъ границъ, большей предосторожноти, нарочный указъ.
   Когда спросятъ они, сколь долго у насъ люди живутъ, сказывайте,
   Нашъ Государь, каждаго года о числѣ престарѣлыхъ людей вѣдомости собираетъ, и по вѣдомостямъ находитъ всегда стариковъ, коимъ болѣе ста лѣтъ, человѣкъ по дватцати и по тритцати, а въ нѣкоторыхъ областяхъ является такихъ, коимъ свыше девяноста лѣтъ, болѣе десяти тысячъ человѣкъ. Его Величество ко всѣмъ имъ оказываетъ особую милость, жалуетъ хорошими награжден³ями.
   Когда спросятъ васъ, о звѣриныхъ и о птичьихъ облавахъ и охотахъ, сказывайте.
   Государь нашъ на облавы и охоты всякой годъ, и часто ѣздитъ, военныя за Его Величествомъ ѣздятъ на его государевомъ коштѣ, не знаютъ никакихъ издержекъ и изнурен³й, а только употребляютъ одну свою умѣренную силу, подобно имъ, и мы ѣдемъ съ своею только душею, а протчее все по милости Его Величества казенное.
   Я думаю, что они будутъ васъ спрашивать о нашихъ пушкахъ и о другихъ огнестрѣльныхъ оруж³яхъ, привезли ли что ни есть изъ оныхъ съ собою, скажите имъ:
   Так³я вещи вывозить за границу законами нашими запрещено, а когдабъ намъ, что либо изъ оныхъ и самъ Государь пожаловалъ, и взять съ собою позволилъ, однако довезть сюда не можно, затѣмъ, что путь весьма дальной и весьма трудной, а особливо въ вашихъ росс³йскихъ мѣстахъ по большей части горы, холмы, лѣса, рощи, крутыя и уск³я проѣзды, какихъ дорогъ у насъ головою нѣтъ, да и въ другихъ странахъ не видно.
   Естьли они просить васъ станутъ, не можно ли о доставлен³и къ нимъ оныхъ вещей, по возвращен³и мнѣ доложить, не принимайте на себя, а скажите:
   Сего намъ принять на себя не льзя, за тѣмъ, что посланы не къ вамъ, но къ Аюкѣ Хану, и имѣемъ на себѣ особыя дѣла.
   Вѣдайте: Руск³я имѣютъ великую склонность хвалиться своими вещьми; они будутъ конечно вытаскивать, разставливать и казать вамъ всяк³я вещи, как³ябъ у нихъ ни сыскались; вы смотря на вещи ихъ не удивляйтеся, да и не хулите, а говорите такъ:
   "Изъ такихъ вещей нѣкоторыя у насъ въ государствѣ есть, а прочихъ можетъ быть и нѣтъ; да не льзя сказать, чтобъ и у себя мы въ государствѣ всѣ вещи могли видѣть, за тѣмъ, что чего намъ служа при своихъ мѣстахъ видѣть не случалося, случилося видѣть то другимъ при своихъ мѣстахъ,,.
   Въ прочемъ быть вамъ всѣмъ во всякомъ между собою соглас³и и дружелюб³и, и вездѣ обходиться съ людьми честнымъ образомъ, не упиваться виномъ, и не оказывать никакихъ непристойностей, держать въ крѣпкихъ рукахъ слугъ своихъ, пристально надъ ними смотрѣть, чтобъ какихъ либо шалостей и дурачествъ не чинили, особливо въ рускихъ мѣстахъ, что тамо обычаи и поведен³и безъ благопристойностей, въ женскомъ полѣ большая часть такихъ, кои мало стыдятся, и мало постоянствуютъ. Да и самимъ вамъ, будучи въ Росс³йскомъ государствѣ, при женщинахъ и дѣвицахъ, и когда случится что либо смѣшное, брать на себя видъ постоянный, поступать порядочнымъ образомъ, не оказывая малодушнаго вертопрашества и смѣха безпутнаго и подлаго.
   Естьли росс³йск³й Бѣлый Царь будетъ васъ чемъ дарить, то вдругъ за подарки не принимайтесь, а употребите прежде учтивую оговорку, преставляя такъ:
   "Мы къ вамъ Государь никакихъ достойныхъ вещей не привезли, и по тому не имѣемъ ничего сказать, по чему бы намъ ваши Царск³я вещи принять было можно:
   И когда Царь къ принят³ю принуждать васъ будетъ, то вы благоразсуднымъ образомъ одну двѣ вещицы примите; а напротиву того поднесите ему взятыя отсюда Джунгины {Травчетыя штофы.} говоря притомъ такъ:
   "Мы за дальнимъ путемъ ни какихъ достогйныхъ вещей привезть съ собою не могли. А с³е подносимъ Царю въ знакъ одного нашего усерд³я,,.
   Ежели Царь предъ себя васъ не возметъ, а вмѣсто того кого либо къ вамъ пришлетъ, то вы однакожъ съ тѣмъ присланнымъ Джунгины къ нему Царю отошлите съ тоюже оговоркою, что за дальнимъ пугаемъ достойныхъ вещей привезть не могли, а оныя малыя вещицы приносите взнакъ одного своего усерд³я.
   Знать вамъ, что руск³я законы очень жестоки и строги, и для того быть вамъ къ тамошнимъ подлымъ людямъ милостивыми и снисходительными, сносить всякую досаду великодушно; не жаловаться ихъ начальникамъ, и не давать знать досаду никому, затаевая и прикрывая всѣми образами.
   Когда васъ спрашивать станутъ, какихъ вы чиновъ и достоинствъ; сказывайте, что приказныя Хафани {Хафанъ: Оберъ офицеръ.}, не изъ числа близкихъ вельможъ моихъ. Въ прочемъ примѣчать вамъ и памятовать все руское жит³е, обращен³е, и положен³е земель ихъ.
  

* * *

  
   Получа сочиненную въ Дорги Ямунѣ повелительную грамоту къ Аюкъ Хану, и взявъ подводы и проводниковъ, выѣхалъ я съ моею свитою изъ Пекина 51 года 5 луны въ 20 мъ числѣ. {1712 года въ Ма³ѣ или ²юнѣ.} Провожали меня изъ Пекина до М³оу {М³оу: Кумирня.} называемой Бегасы, престарѣлый родитель мой, братья, сродники и друзья; они жалѣя меня изъ глазъ выпустить, сидѣли въ той М³оу долго, однако тогожъ дня къ вечеру принуждены сталися со мною проститься, сколь разставан³е тяжело и горестно ни происходило.
   За тѣмъ не могли мы того дня далеко ѣхать, и ночевали въ Шахо {Шахо: Назван³е одного городка.}.
   Въ шестый день по выѣздѣ изъ Пекина выѣхали мы Джанъ Дзя Кеу. {Дханъ Дзя Кеу: Назван³е однихъ воротъ, имѣющихся въ одной большей стѣнѣ, которая загородила Китай. к³я области отъ Мунгальской степи, и которая здѣлана не съ большимъ за 200 лѣтъ до рождества Христова, первоначальнымъ Китайскимъ Императоромъ Цинь Ши Хуанди называемымъ, въ долготу на 4050 верстъ Росс³йскихъ.}.
   Во 2 мъ числѣ 6 луны начали подниматься на Хинганъ, {Хинганъ: Называтся хребетъ, а здѣсь упоминаетъ о томъ большомъ хребтѣ, который называется Гобейскою степью, и о которомъ мног³я Китайцы говорятъ, что онъ поясъ земный, и простирается въ долготу отъ моря восточнаго до моря западнаго, а широту здѣсь примѣтить можно, кажется, что спустяся съ сей обширнѣйшей высоты, на пути, какъ къ одну сторону до Петербурга, такъ въ другую сторону до Пекина, и до моря, подобной высоты столь обширной, нѣтъ; слѣдовательно, поясомъ земнымъ названа высота с³я, пристойно.} и приѣхали въ Чахарское княжество на урочище Хамху, кое подъ вѣдомствомъ желтаго знамя. тутъ встрѣтили насъ Чахарск³я Мунгальск³я начальники съ провожатыми, а при томъ, съ верьблюдами, съ лошадьми, съ юртами, со съѣстными припасами, и съ баранами, и для того мы, отпустя Китайск³я подводы, и зеленаго знамя военныхъ, кои за нами провожатыми были, назадъ, поѣхали отсюда на Мунгальскихъ подводахъ.
   Отъ онаго урочища Хамху ѣхали болѣе десяти дней до урочища Баянь Булакъ. Кое подъ вѣдомствомъ Калкаскаго Вана Раптана {Ванъ: Принцъ.}. Тутъ встрѣтили насъ съ проводниками съ подводами и съ припасами начальники Калкаск³я. Урочище с³е лѣжитъ на самой Хинганя высотѣ; на немъ есть каменная гора.
   Отсюда чрезъ два дни доѣхали до мѣста Сира Буриду. Здѣсь болѣе какъ на десять ли {Ли: Китайская верста, въ ней росс³йскихъ 300 саженъ.} продолжаются песошныя горки.
   Въ 16 мъ числѣ стояли мы у южнаго краю Гоби {Гоби: Голая степь.}, на мѣстѣ Аргалинту Кубуръ.
   Въ 17 мъ числѣ стояли на срединѣ Гоби, на мѣстѣ Джулбуй. Здѣсь по землѣ. какъ бы нарочно разсыпаны разноцвѣтныя камушки, разсажены Джаковы кусты, а при томъ изъ двухъ, трехъ мѣстъ протекаютъ чистыя и сладк³я источники, составляютъ небольшее озерцо и водятъ при себѣ разныя птички. Мы любуяся симъ мѣстечкомъ, позабыли что мы въ Гобеѣ, а думали, что въ нашихъ веселыхъ мѣстахъ.
   Въ 18 мъ числѣ стояли при сѣверномъ краю Гоби, на мѣстѣ Ханъ Булакъ.
   Откуда чрезъ четыре дни доѣхали до урочища Норадъ Чилоу. Здѣсь представилась ровная степь со всѣхъ четырехъ сторонъ, а на одномъ мѣстѣ явилась чудная красная гора, округъ ея больше десяти ли, она какъ 6ы человѣческими руками украшена каменными пирамидками и излучистыми, на подоб³е перегибающихся змѣекъ, рядами, а при томъ изъ подошвы своей пускаетъ источники. Предъ сею горою, уступя разстоян³я на десять ли, лежитъ мѣстечко Уносаптой. Тутъ ровная земля покрылась черными и бѣлыми середаликами. Мы въ прекрасныя с³и камушки влюбилися, сами ихъ поднимали, и набравъ мѣшечекъ, отдали на сохранен³е Тайдз³ю Ваншуку. {Тайдзы: Князокъ.}
   Чрезъ три дни прибыли мы на урочище Далсутай. Здѣсь встрѣтилъ насъ Вейле Ванджалъ {Венле большей Князь.}, сей сказалъ предъ нами; многая лѣта великому Государю, трактовалъ насъ кушаньемъ и питьемъ. Мы заставляли при немъ новыхъ свиты нашей Манджуръ изъ луковъ стрѣлять; и онъ потомъ выпроводилъ насъ далѣе, какъ за десять ли.
   Отсюда ѣхавъ три дни, стали мы съ Хинганя спускаться къ низу.
   А въ 3 числѣ 7 луны съ сѣвернаго края Хинганскаго въ низъ спустилися, и стояли на мѣстечкѣ Куль Буриду, кое лежитъ на восточной сторонѣ тамошней горы Ханъ называемой. Отъ сего мѣстечка къ востоку за дватцать ли урочище Джоу Модо, гдѣ нашими вовсе побѣжденъ измѣнникъ и разбойникъ Галдань {Галдань: Имя прежняго Зенгорскаго владѣльца, отца Цеванъ Раптанова.}. Урочище с³е лежитъ по обокъ проѣжжей большей дороги, на немъ стоятъ перегибныя мног³я горы, въ буеракахъ ростутъ рощи, а по подоламъ горъ протекаетъ буераками маленькая рѣчка. Въ 5 число приѣхали мы къ рѣкѣ Тула. Рѣка с³я въ то время имѣла на себѣ отъ многихъ дождей большее наводнен³е, вбродъ переѣхать было не льзя, а лодокъ и ни какихъ суденъ нѣтъ, за тѣмъ принуждены были дожидаться, пока прибылая вода сойдетъ, и стоять при ней трои сутки. Нѣчего между тѣмъ дѣлать, отъ скуки ловили на уды рыбу, наловили болѣе десяти щукъ и судаковъ, длиною каждая болѣе двухъ чи, {Чи; Китайской аршинъ; въ немъ Росс³йскихъ 8 вершковъ.} наваря и приправя, ѣли всею свитою вмѣстѣ, рыба вкусная, и притомъ жирная; послѣ рыбы: захотѣлося намъ оленя сыскать, послали по него на гору Ханъ своего вождя съ фузеею. Посылка была удачна, вождь убилъ намъ оленя превеликаго; раздѣлили оленя на всю свиту и ѣли съ охотою.
  

РѢКА ТУЛА

  
   Вышла отъ знатной горы Гентей Ханъ со западной стороны, и протекая къ западу вошла въ Орхонъ рѣку, коя взялась отъ горы Хангай Ханъ, и коя обшедъ тѣ мѣста, гдѣ Джелдзиндамба Кутухта {Кутухта знатная у нихъ духовная персона, такая, которую можно уподобить Арх³ерею. Мунгалы вѣрятъ, что Кутухта грѣшить не можетъ,, и говорятъ, что душа его свята, и переходитъ изъ тѣла въ тѣло, такимъ образомъ, что когда ей тѣло свое не покажется, переходитъ въ другое тѣло, то есть родится младенцемъ, и сего ради жрецы, какъ скоро Кутухта умретъ, кидаются всюду сыскать такого младенца мальчика, которой родился въ тотъ часъ и минуту, когда Кутухта умеръ, признавая, что въ того младенца Кутухтина душа перешла, и тотъ младенецъ истинной есть Кутухта... По ихъ Идолаторскому закону всякой человѣкъ можетъ быть Кутухтою, когда спасется, и ко спасен³ю отъ боговъ на свое зван³е и перерожден³е опредѣлено будетъ, и по сему Кутухты между собою старшинствомъ считаются по перерожден³ямъ, кто болѣе разъ перерождался, тотъ и старшее. Равнымъ образомъ и своего главнаго духовнаго человѣка Далай Ламу, котораго по власти уподобить можно Патр³арху, а лутче Папѣ, потому головою надъ всемъ своимъ духовенствомъ почитаютъ, что онъ прежде всѣхъ перерождаться началъ.} и Тушету Ханъ кочуютъ, пошла къ сѣверозападу, и вошла въ Селенгу рѣку; оттуда до границы росс³йской сплошь почти горы. За Тулою рѣкою на сѣверной сторонѣ стоятъ горы, на горахъ есть три славныя хребта, называемыя Сонгина, а между горами у буераковъ есть три, славные жерла, называемыя Сельби: Хребты весьма высоки съ острыми чудными мысами, и чрезъ нихъ переѣзды весьма трудны и узки: въ буеракахъ ростетъ густая большая трава, и стелются разныя прекрасныя цвѣты, блистан³емъ своимъ кидаются въ глаза, и представляютъ видъ хорошей картины. Позади тѣхъ горъ лѣса, рощи, ростутъ ели, сосны, осины, и березы, а при томъ вытекаютъ рѣки Боро, Харо, Сира, и Рулъ, и Банъ. Въ рѣчкахъ сихъ воды чистыя и течен³я быстрыя, рыба, севрюги, судаки, щуки, сазаны, лещи, налимы, окуни, караси. Отъ помянутой же Гентеи Ханъ горы съ восточной сей горы стороны вышла рѣка Керулунь; с³я протекая къ востоку и вошла въ озеро Хулунь, изъ озера пошла къ востокосѣверу рѣка Аргунъ; с³я пала въ Амуръ рѣку.
   Отъ рѣки Тулы чрезъ десять дней приѣхали мы на Калкаскую сѣверную границу къ Бораскому караулу. Тутъ съ двухъ сторонъ сплошь горы, и рѣка Орхонъ, пришедъ отъ востокополудня, вошла на западѣ въ Селенгу рѣку, а Селенга пришедъ отъ западополудня обошла задн³я стороны горъ, и повернувшися къ востокосѣверу, дошла до росс³йскаго Чуку Байжина {Чуху Байжиномъ Селенгинскъ городъ называютъ.}, а отъ онаго обрротяся на задъ пала въ Байкалъ {Байкалъ; Назван³е большаго озера, которое не далеко отъ Иркуцка, и называется тамо моремъ.}. Въ Бораскихъ мѣстахъ множество комаровъ, и безъ проводниковъ не льзя ѣздить, сплошь кочки, зыби, и болота, усиливается всюду вода, и составляетъ изъ себя разныя озерца, на востокополуденной сторонѣ чернѣются густыя рощицы.
   Оттуда чрезъ сутки приѣхали мы на межевое двухъ государствъ мѣсто, называемое Субукту. Здѣсь съ двухъ сторонъ стоятъ горы съ рощами. На верху одной горы, коя стоитъ отъ сѣвера, есть источникъ, въ немъ вода студеная и сладкая, а въ ложбинѣ, то есть въ срединѣ между горами, протекаетъ маленкая рѣчка, и ростетъ густая трава. Комаровъ такое великое множество, что никакъ; отгонять не можно; у ребятъ, слугъ нашихъ, отъ сильнаго нападен³я разомъ на рожахъ и на глазахъ опухоль показалась.
   Чрезъ двои сутки, то есть въ 23 мъ числѣ, доѣхали мы до Селенги рѣки, и стали на полуденномъ берегу, не подалеку отъ города Селенгинска. Скоро послѣ того, какъ остановилися, увидѣли предъ собою присланнаго отъ градоначальника Ивана Савича человѣка, которой спрашивалъ насъ, как³я люди и куда ѣдемъ? Мы сказали, что люди срединнаго государства, отправлены отъ превосходнаго Святѣйшаго великаго Хана послами въ Тургутское владѣн³е къ Аюкѣ Хану, съ повелительною Его Величества грамотою съ милост³ю и съ благоволен³емъ; при семъ тому присланному объявили, что объ отправлен³и нашемъ господинъ градоначальникъ можетъ еще извѣститься отъ бывшаго въ Пекинѣ комисара.
   Въ тотъ же день получили мы отъ Ивана Савича встрѣчу, прислалъ къ намъ нѣсколько казенныхъ людей, и мы съ ними на судахъ ѣхали; а какъ скоро къ Селенгинску подъѣхали, на берегу явились предъ нами еще военныя въ стройноти; приемъ былъ учтивой, военныя до назначеннаго для насъ дому шли предъ повелительною Его Величества грамотою стройно, по два человѣка въ рядъ.
   Скоро послѣ того, какъ мы въ квартирѣ своей убралися, приѣхалъ къ намъ Иванъ Савичь повидаться, и спрашивалъ такими словами:
   "Въ чемъ ваше господа послы посольство состоитъ, и имѣете ли какое дѣло къ нашему государству?
   Отвѣтъ нашъ былъ:
   "Мы послы отправленныя къ Тургутскому Аюкѣ Хану, а къ вашему государству, никакого себя дѣла не имѣемъ; мы по той притчинѣ отъ Святѣйшаго Великаго Хана чрезъ вашу Росс³ю посланы, что Аюки Хановы бывш³я у Его Величества съ поздравлен³емъ и съ подносными вещьми послы чрезъ Росс³ю же ѣхали, и росс³йскими людьми были препровождаемы; сверьхъ того при отправлен³и нашемъ чрезъ Росс³ю, Его Величество Государь нашъ опасаяся, чтобъ дорогою не послѣдовало намъ въ подводахъ и корму недостатка и остоновки, или въ провозѣ насъ людямъ вашимъ тягости и изнурен³я; изволилъ чрезъ вельможъ спрашивать о томъ бывшаго тогда въ Пекинѣ вашего комисара, и получа отъ онаго обнадежен³е, что ни малой въ подводахъ и корму остоновки и людямъ вашимъ тягости и изнурен³я послѣдовать не можетъ, ѣхать повелѣлъ.
   Иванъ Савичь выслушавъ с³е говорилъ:
   "Наши люди каждой годъ торговать къ вамъ ѣздятъ, и когда ни бываютъ всегда высочайщую отъ превосходнаго Святѣйшаго великаго Хана милость получаютъ, а мы у себя нынѣ въ первой разъ васъ господъ видимъ, не велико дѣло удовольств³е показать въ подводахъ и корму, съ радост³ю готовы. Я теперь о томъ только имѣю васъ попросить, чтобъ пожаловали не много здѣсь помедлили до прибыт³я отъ нашего Государя указа, для того, что я объ васъ послалъ къ Его Величеству доношен³е, и мнѣ собою безъ указа пропустить не льзя".
   По такому объявлен³ю принуждены мы тутъ въ Селенгискѣ ждать Царскаго указа, жили 5 мѣсяцевъ и 23 дни.
   Въ с³е время Иванъ Савичь оказывалъ къ намъ великое почтен³е, часто просилъ къ себѣ обѣдать и присылалъ разныя съѣстныя припасы. Мы напротивъ того подарили ему четыре штуки камокъ.
   А не задолго до нашего отъѣзда приѣхалъ въ Селенгинскъ бывшей въ Пекинѣ комисаръ Аѳанасьевичь; сей прислалъ къ намъ четверымъ подарки, каждому по 30 лисицъ, и по нѣскольку фруктовъ и закусокъ Мы все с³е возвратили къ нему назадъ, съ тѣмъ, что ему комисару, будучи человѣку, какъ и мы, дорожному обсылать насъ вещьми, кажется со всѣмъ излишно, а намъ принять непристойно, имѣя при себѣ, по милости Государя своего, все, что бы ни понадобилось, и не видя ни въ чемъ недостатка. Комисаръ былъ не доволенъ тѣмъ, прислалъ все въ другой разъ, съ великою прозьбою, чтобъ конечно у него приняли, говоря так³е слова:
   "Мы ѣздимъ въ срединное государство, и.получаемъ отъ превосходнаго Святѣйшаго великаго Хана высочайшую милость съ давныхъ лѣтъ, а вы господа послы въ первой разъ къ намъ при,ѣхали. Мы за немалое щаст³е становимъ, что у себя васъ видимъ, не могутъ заплатиться долги наши, сколь бы велико почтен³е вамъ ни воздазали."
   И такъ онъ комисаръ не отступнымъ своимъ прошен³емъ принудилъ насъ къ принят³ю склониться, и мы фрукты и закуски приняли; а лисицы опять къ нему отослали, сказавъ что по нашимъ законамъ посланные за государевыми дѣлами принимать ни отъ кого ничего не должны, и для того оныхъ вещей его не примемъ совершенно, а вмѣсто сего благодаря за пр³язнь предлагаемъ, что въ переди дней много, другъ съ другомъ увидимся, и взаимно оказать свое усерд³е можемъ. При семъ въ знакъ благодарности послали мы къ нему по частицѣ своихъ фруктовъ и закусокъ.
   Въ 14 числѣ 1 луны 52 года полученъ Царевъ о пропускѣ насъ указъ, и при указѣ для пр³ема насъ и препровожден³я, присланъ офицеръ Андрей Аѳанасьевичь.
   Сей приѣхавъ, говорилъ намъ слѣдующее.
   "Присланъ я къ вамъ господа послы отъ Иркуцкаго градоначальника по полученному письму отъ Тобольскаго губернатора Гагарина, для пр³ема и препровожден³я, и велѣно мнѣ васъ превосходнаго Святѣйшаго великаго Хана пословъ препровождать во всякомъ довольств³и и угощен³и, оказывая въ томъ свое прилежное старан³е и учтивство. А еще что въ губернаторскомъ письмѣ писано, того не знаю, не видавъ онаго".
   По семъ Селенгянской градоначальникъ Иванъ Савичь прислалъ къ намъ подводы, болѣе семидесяти саней, и нѣсколько человѣкъ проводниковъ изъ военныхъ людей.
   Въ 16 числѣ мы изъ Селенгинска выѣхали, на провожан³и была пушечная пальба, и предъ повелительною Его Величества грамотою шли военныя рядами съ знамемъ и съ бубеннымъ боемъ.
  

ГОРОДЪ СЕЛЕНГИНСКЪ.

  
   До него отъ границы и отъ Бораскаго караула болѣе 200 ли, на семъ разстоян³и, сплошь (почесть:) горы, и по обѣимъ сторонамъ дороги перелѣски и рощицы, ростетъ только ельникъ и березникъ. Селенга широтою неодинаковая мѣстами джановъ {Джанъ: китайская сажень въ ней росс³йскихъ 5 аршинъ.} на 40, другими, джановъ на 50, вода чистая, течен³е быстрое отъ западополудня къ востокосѣверу. Рѣка Чихой, пришедъ отъ востокополудня, вошла въ Селенгу на полуденной отъ Селенгинска сторонѣ по разстоян³ю на десятой ли, на берегахъ ростетъ, тростникъ, верба, черемуха. На стрѣлкѣ того мѣста, гдѣ оные двѣ рѣки сошлись, стоятъ анбары числомъ болѣе 10 ти, Русск³е складываютъ въ нихъ привозные свои товары, при анбарахъ есть нѣсколько жилыхъ избъ поставленныхъ на подоб³е чердаковъ изъ цѣлыхъ бревенъ. Тутъ у стрѣлки на Чихоѣ видѣли мы болѣе 20 ти суденъ такихъ, у которыхъ носы островатые, а кормы ровные съ отрѣзами, и которые въ ширину по 1 му джану и болѣе, а въ долину джановъ по 7 и по 8, отъ стрѣлки до города Селенгинска десять ли, городъ стоитъ на восточномъ берегу Селенги рѣки.

въ немъ:

   Строен³е такое же какъ и на стрѣлкѣ, наподоб³е чердаковъ изъ цѣлыхъ бревенъ, числомъ избъ наберется не одно сто, крѣпости и городовой стѣны нѣтъ, съ трехъ сторонъ около жилья горы, живутъ смѣшенно и Руск³е и Мунгалы, семей всего болѣе двухъ сотъ.
   Церквей. 3
   Большихъ и малыхъ лодокъ до 100.
   Градоначальникъ 1.
   Войска 200 человѣкъ
   Лавки, столы, скамѣйки, шелеги, сани.
   Верблюды, лошади, коровы, бараны, куры, сабаки, кошки.
   Ячмень, пшеница, гречуха, овесъ, рѣтка, морковь, рѣпа, капуста, лукъ, чеснокъ, воду употребляютъ колодезную.
  

НА ГОРАХЪ.

  
   Медвѣди, волки, кабаны, олени, дик³е козы, лисицы, бѣлки, зайцы,
  

ВЪ РѢКѢ.

  
   Изъ рыбъ, севрюги, судаки, лѣщи, сазаны, щуки, окуни, караси, налимы, ситки, плотва, еще есть одного роду рыба, которую Руск³е называютъ Омули, она нѣсколько подобна сигу, величиною по болѣе одного чи, каждаго года въ одно время, когда белу {белу: бѣлая роса: назван³е того времяни, которое по нашему календарю бываетъ въ концѣ Августа между знаками 0x01 graphic
и 0x01 graphic
} минуетъ, выходитъ рыба с³я изъ Байкала въ Селенгу и по Селенгѣ идетъ противъ воды пятеры сутки удивительнымъ множествомъ, всѣ тамошн³е Руск³е ловятъ, а пристойнѣе сказать, берутъ тогда оную рыбу сколько кому угодно, солятъ и готовятъ себѣ на всю зиму, то еще примѣтно, что за сими омулями судаки идутъ, и съ зади омулей хватаютъ и ѣдятъ.
   Селенга замерзла при насъ въ 15 числѣ 10 луны.
   Отъ Селенгинска чрезъ два дни, приѣхали мы въ Удинскъ, градоначальникъ Удинской встрѣчалъ насъ съ военными людьми, съ знамемъ, и съ значками, просилъ насъ къ себѣ кушать, потчивалъ весьма почтенно и ласково, играла Руская музыка, жена и дѣти его подносили намъ вино, и при томъ скакали, плясали, и пѣли пѣсни.
  

ГОРОДЪ УДИНСКЪ.

  
   Отъ Селенгинска отстоитъ къ востокосѣверной сторонѣ съ лишкомъ на двѣсти ли, въ семъ разстоян³и по большей части горы, лѣса, и рощи, близъ береговъ Селенги рѣки на широкихъ мѣстахъ есть пашни, Селенга прошла мимо Удинска съ западополудня къ западосѣверу, а Уда пришедъ отъ востокополудня, обошла западную Удинска сторону, и пала тутъ въ Селенгу рѣку, около Удинска сплошь горы, въ немъ крѣпости и стѣны городской нѣтъ, живутъ Руск³е и Мунгалы семѣй болѣе двухъ сотъ, войска двѣсти человѣкъ, одинъ градоначальникъ, церквей двѣ, въ протчемъ люди такъ живутъ и то имѣютъ, какъ въ Селенгинскѣ.
   Здѣсь увидѣли мы одного рода камень плоской какъ ладонь, весь въ слояхъ, слои сдираются очень тонки, и при этомъ свѣтлы какъ стекло или флюстъ. Руск³е употребляютъ оной на оконницы. Мы спрашивали откуда камень такой выходитъ, сказали намъ что изъ горъ, кои на берегахъ рѣки Фойтины, взявшейся отъ горы Генитей Ханъ съ задней стороны, протекающей мимо Ангарской вершины, коя на восточной сторонѣ города Баргузина, и впадающей въ Джугу рѣку; говорили при семъ, что употребляютъ камень оной на оконницахъ въ Москвѣ, Тобольскѣ и во многихъ прочихъ мѣстахъ.
   Отъ Удинска чрезъ три дни, то есть, 21 числа приѣхали мы къ Байкалу, и стали у полуденнаго берега на мѣстѣ называемомъ посольско, въ дорогѣ представлялись намъ, вдали больш³е горы и при томъ рощи, а въ близи пашни, проѣхали двѣ не больш³е слободы Дзеянхай и Харгаулъ, въ нихъ живутъ одни Руск³е, въ виду Байкалъ окружаютъ горы, стоя такъ плотно, какъ бы одна къ другой нарочно приставлена, мерещится отъ всѣхъ сторонъ одна зелень, стоятъ надъ водою мглы и пары, шумятъ и вздымаются волны превелик³я, которыхъ далекое и обширное протяжен³е глазами окинуть не можно.
  

БАЙКАЛЪ

  
   Отъ Удинска отстоитъ къ западосѣверу съ лишкомъ на триста ли, между симъ разстоян³емъ, больш³е горы и притомъ рощи, семь деревень, и много пашенъ у Байкалъ, отъ полудня къ сѣверу въ ширину мѣстами съ лишкомъ на сто, отъ востока къ западу въ длиеу съ лишкомъ на тысячу ли, берега составляютъ крутыя горы, въ него вошли рѣки Селенга отъ западополудня, Баргузинъ отъ востокополудня.
   Есть еще на Байкалѣ большой полуостровъ вдавшейся въ Байкалъ клиномъ, оной отъ востокосѣвера; ширины имѣетъ болѣе 50, а долины болѣе 200 ли, на немъ есть горы и разные звѣри, ростетъ ельникъ, верба и тростникъ, живутъ въ юртахъ Мунгалы называемыя Буратъ семей до шестидесятъ.
   Въ Байкалѣ есть разныхъ родовъ рыба и нерпа, обыкновенно становится и замерзаетъ въ исходѣ 12 го мѣсяца, (въ Генварѣ) и съ сего времени по немъ люди ѣздить начинаютъ, а вскрываетея онъ въ концѣ 3 мѣсяца (въ Апрѣлѣ.)
   Изъ Байкала къ западосѣверу вышла рѣка Ангара, по обѣимъ сторонамъ сей рѣки до города Иркуцка стоятъ больш³е горы, лѣса и рощи съ лишкомъ на 50 ли.
  
   Въ 22 числѣ стояли мы на сѣверномъ берегу Байкала вмѣстѣ называемомъ Голаусное.
   Отсюда чрезъ три дни приѣхали мы въ городъ Иркуцкъ.
   Иркуцкой градоначальникъ чинилъ намъ встрѣчу. Шли передъ нами ихъ аоенные съ знамемъ, и играла музыка.
   Мы не хотя въ городѣ ни мало мѣдлить, желали чтобъ обночевавъ, далѣе слѣдовать, но градоначальникъ Ѳедоръ Ивановичь предложилъ намъ препятств³е сказывая, что присланнымъ къ нему отъ Тобольскаго губернатора письмомъ велѣно содержать насъ въ Иркуцкѣ до указу, и онъ градоначальникъ въ противность онаго письма поступить не смѣетъ, и для того проситъ, чтобъ мы въ Иркуцкѣ терпѣливо ждали къ себѣ изъ Тобольска высланнаго для пр³ему и препровожден³я офицера; по такому предложен³ю его принуждены мы въ Иркуцкѣ остановиться и ждать къ себѣ объявленнаго офицера.
   Ѳедоръ Ивановичь на другой день нашего приѣзда звалъ насъ къ себѣ кушать; а по кушан³и сверьхъ казенныхъ съѣстныхъ припасовъ прислалъ къ намъ отъ себя быка и свинью, мы не принявъ сего, отсылали къ нему назадъ съ оговоркою, что присылка его со всѣмъ излишна, потому, что мы и казенными Государя ихъ припасами весьма довольны, такъ, что много остается, онъ напротивъ сего сталъ насъ неотступно просить, и принуждать, чтобъ конечно приняли, говоря так³я слова.

Другие авторы
  • Панов Николай Андреевич
  • Ахшарумов Дмитрий Дмитриевич
  • Франко Иван Яковлевич
  • Коппе Франсуа
  • К. Р.
  • Телешов Николай Дмитриевич
  • Стечкин Сергей Яковлевич
  • Редько Александр Мефодьевич
  • Бестужев Николай Александрович
  • Щепкин Михаил Семёнович
  • Другие произведения
  • Вольтер - Танкред
  • Михайловский Николай Константинович - Памяти Н. А. Ярошенко
  • Вяземский Петр Андреевич - Проект письма к министру народного просвещения...
  • Свифт Джонатан - Путешествия Лемюэля Гулливера
  • Тэффи - Далекое
  • Тургенев Александр Иванович - М. П. Алексеев. (А. И. Тургенев и В. Скотт)
  • Мицкевич Адам - Из "Крымских сонетов"
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Утренняя заря, альманах на 1840 год, изданный В. Владиславлевым...
  • Луначарский Анатолий Васильевич - Коммунистический спектакль
  • Толстой Алексей Николаевич - Хождение по мукам. Книга 2: Восемнадцатый год
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (12.11.2012)
    Просмотров: 247 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа