Главная » Книги

Матюшкин Федор Федорович - Журнал кругосветного плавания на шлюпе "Камчатка" под командою капитана Головнина

Матюшкин Федор Федорович - Журнал кругосветного плавания на шлюпе "Камчатка" под командою капитана Головнина


1 2 3 4

  

Ф. Ф. Матюшкин

Журнал кругосветного плавания на шлюпе "Камчатка" под командою капитана Головнина

  
  

ПРЕДИСЛОВИЕ

  
   В настоящем издании печатаются рукописные записки и дневники русских путешественников Ф. Ф. Матюшкина, Ф. П. Литке и Ф. П. Врангеля, побывавших в Новом Свете в первые десятилетия XIX в.
   Предлагаемый вниманию читателей сборник входит в цикл публикаций и исследований, посвященных проблеме русских источников по истории и этнографии народов Америки. Некоторые из этих трудов уже вышли в свет, другие готовятся в настоящее время к печати Институтом этнографии Академии наук СССР. Разыскания, исследование и введение в научный оборот новых русских материалов расширят источниковедческую базу для изучения истории и этнографии стран Америки. В то же время эти документы могут быть полезны и для специалистов по истории общественной мысли и культуры России.
   Разработка этой проблемы поможет также осветить некоторые вопросы истории русской этнографической и исторической науки в XIX в. и ее вклад в познание Нового Света.
   Наиболее ранние сведения об Америке в русских источниках относятся еще к XVI в. В XVII в. русские землепроходцы - казаки и промышленники - выходят на берега Тихого океана. В историко-географической литературе неоднократно выдвигались предположения, что в середине или во второй половине XVII в. русские мореходы достигли Американского континента и что уже в XVII в. в Америке возникло постоянное русское поселение.
   В 1725 г. Петром I был подписан указ об организации экспедиции В. Беринга. В 1741-1742 гг. корабли второй экспедиции В. Беринга - А. Чирикова несколько раз подходили к побережью Америки, причем А. Чирикав совершил плавание вдоль американских берегов. В результате русских географических открытий в Северо-Западной Америке и в северной части Тихого океана Америка в первой половине XVIII в. была включена в сферу русской внешней политики 1.
   Во второй половине XVIII в. русские промышленники и мореходы, привлеченные слухами о богатых пушных промыслах, совершили более ста экспедиций из Камчатки и Охотска в Америку. Они открыли и исследовали всю цепь Алеутских островов и начали исследование и освоение северо-западных берегов Америки.
   В результате слияния нескольких русских торгово-промысловых компаний в 1799 г. была создана Российско-Американская компания, получившая исключительные права на территорию Северо-Западной Америки к северу от 55® с. ш. и на острова, расположенные между Камчаткой и Америкой. Компания могла проводить исследования и занимать земли южнее 55® с. ш., "если оные никакими другими народами не были заняты и не вступили в их зависимость". Владения Российско-Американской компании в Северо-Западной Америке с этого времени стали называть Русской Америкой - этот термин широко использовался в литературе и документах.
   Необходимость снабжения Русской Америки продовольствием и другими припасами послужила одной из основных причин организации русских кругосветных экспедиций. В первые десятилетия XIX в. было совершено 35 путешествий и плаваний в Русскую Америку. "Русские парусные суда во время кругосветных плаваний буквально избороздили Тихий океан..." 2
   Адмирал и ученый-географ С. О. Макаров так писал об историческом значении этих экспедиций для развития науки: "Имена незабвенных исследователей: Крузенштерна, Лисянского, Сарычева, Головкина, Коцебу, Беллинсгаузена, Врангеля и Литке перейдут в грядущее поколение. На утлых кораблях совершали наши ученые моряки свои смелые путешествия и, пересекая океаны по разным направлениям, отыскивали и изучали новые, еще неизведанные страны. Описи и съемки, которые они сделали, и по сие время служат для руководства мореплавателям, а замечания и наставления их цитируются лоциями всех наций" 3.
   Во второй половине XVIII в. первые русские путешественники побывали в Южной Америке и в Вест-Индии. В 1763 г. Н. Полубояринов посетил Бразилию. В 80-х годах на острова Вест-Индии попали В. Баранщиков и Ф. В. Каржавин.
   История русских путешествий в Северную Америку в XVII - XIX вв. многократно привлекала внимание исследователей - историков и географов, В нашей стране сложилась большая научная школа, тщательно и всесторонне изучавшая русские открытия в Северо-Западной Америке и в Тихом океане. "Для представителей этой школы прежде всего характерно гармоническое сочетание методов географического и исторического исследования. И не случайно, что ее создателями явились видные советские ученые - географ академик Л. С. Берг, источниковед профессор А. И. Андреев и историк член-корреспондент АН СССР А. В. Ефимов" 4.
   Значительно менее детально изучена история русских путешествий и исследований в Южной Америке. Эта тема начала разрабатываться сравнительно недавно.
   Материалы русских путешественников представляют собой важный источник по истории и этнографии народов Америки. Так, например, русские кругосветные экспедиции XIX в. много внимания уделяли этнографическим исследованиям. Мореплаватели в своих книгах и дневниках описывали культуру и быт различных народов, собирали этнографические коллекции и т. п. В составе экспедиций, как правило, находились ученые-натуралисты и художники. Этнографические исследования проводились также и многими служащими Российско-Американской компании (И. Е. Вениаминов, Ф. П. Врангель, Л. А. Загоскин, К. Т. Хлебников и др.).
   Однако до сих пор эти важные источники известны далеко не полностью. Пока еще мы не знаем даже многих имен русских путешественников, побывавших в Америке в XVIII-XIX вв., еще не выявлены в архивах и книгохранилищах Советского Союза (а также и в зарубежных) их опубликованные и неопубликованные записки, дневники и письма. Часть дневников и записок русских путешественников затеряна на страницах забытых русских периодических изданий прошлого века или погребена в архивах в составе различных собраний и фондов. Лишь сравнительно недавно советские исследователи начали систематические разыскания в архивах и библиотеках и публикацию таких материалов.
   В 1956 г. Б. А. Липшиц дала обзор этнографических наблюдений русских кругосветных мореплавателей первой половины XIX в. 5 Многие из этнографических материалов, собранных русскими мореплавателями, являются уникальными, так как самобытная культура ряда народов погибла под натиском колонизаторов.
   В 1967 г. Институт этнографии Академии наук СССР выпустил сборник "Культура и быт народов Америки", посвященный памяти И. Г. Вознесенского - русского зоолога и этнографа, работавшего в 1839-1849 гг. в Русской Америке 6. В сборник вошли статьи, в которых описываются коллекции, собранные И. Г. Вознесенским, в статьях сборника используются его дневники и зарисовки.
   В последние годы в связи с расширением изучения истории латиноамериканских стран в Советском Союзе встал вопрос об оригинальных источниках по истории и этнографии Латинской Америки, хранящихся в советских архивах. Разыскания и публикации в этой области (работы Н. Г. Шпринцин, Б. Н. Комиссарова и др.) показали, что в советских архивах имеются оригинальные и ценные источники, которые еще не использовались в исследованиях по истории и этнографии народов Латинской Америки. Была предложена классификация таких материалов, а также поставлен вопрос об их подлинном месте в общем источниковедении по истории и этнографии Латинской Америки 7.
   Усилился интерес к русским оригинальным источникам и за рубежом.
   Особое внимание вызывают материалы, связанные с Русской Америкой и Калифорнией, так как они имеют характер первоисточников. Так, например, американские этнографы Дж. У. Ван Стоун и У. X. Освальт в своих последних работах, посвященных изучению населения Аляски, указывали на чрезвычайную ценность русских документальных материалов и на необходимость дальнейших разысканий в советских и американских архивах 8. В 1967 г. на научной конференции в г. Анкоридж (Аляска), посвященной столетию со дня продажи Аляски Соединенным Штатам, американский историк Р. Пирс отметил важное значение русских источников для изучения истории Аляски XIX в. 9.
   В последние годы большой интерес проявляется и к русским источникам по истории и этнографии латиноамериканских стран. Так, в 1966 г. американские ученые Р. Бартли и С. Вагнер писали: "Растущий интерес к проблемам Латинской Америки заставил советских исследователей обратиться в поисках материалов к изучению своих архивов и библиотек. Их усилиями было выявлено большое число важных источников, которые до сих пор не были известны специалистам по истории латиноамериканских стран" 10. В 1967 г. Центр по изучению Латинской Америки Техасского университета издал в переводе на английский язык путевые записки русского географа и путешественника П. А. Чихачева "Поездка через Буэнос-Айресские пампы" 11, которые представляют собой ценный историко-этнографический источник по Чили и Аргентине.
   Бразильские ученые на протяжении нескольких лет проявляют большой интерес к материалам русской научной экспедиции академика Г. И. Лангсдорфа в Бразилию (1821-1829). В 1965 г. В Москве и Ленинграде побывала группа бразильских ученых, которая ознакомилась с материалами экспедиции Г. И. Лангсдорфа. В бразильской печати появились статьи об "открытии Бразилии в русских архивах".
   Все эти факты определили выбор темы публикации, ее географические и хронологические рамки. Поскольку настоящий сборник было решено посвятить публикации источников по истории и этнографии Латинской Америки, из записок Ф. Ф. Матюшкина и Ф. П. Литке публикуются лишь разделы, относящиеся к Бразилии, Перу и Калифорнии. Были опущены главы, посвященные Русской Америке, а также описания других народов и стран, которые посетили мореплаватели. Оба эти дневника заслуживают, на наш взгляд, публикации в дальнейшем в полном объеме.
   В процессе работы над настоящим сборником перед составителем встала весьма сложная задача отбора материалов для публикации. Дело в том, что почти все русские морские офицеры - участники кругосветных плаваний первых десятилетий XIX в. вели дневники или путевые записки. Иногда дневники вели и матросы (известен, например, "Памятник" - дневник матроса Е. Киселева - участника плавания Ф. Беллинсгаузена в 1819-1821 гг.). До сих пор, однако, эти материалы, хранящиеся в архивах и рукописных отделах библиотек, в большей своей части еще не выявлены. Таким образом, не имея общего свода источников этого рода, составителю пришлось избрать для публикации сравнительно недавно обнаруженные и привлекшие внимание исследователей рукописные дневники Ф. Ф. Матюшкина и Ф. П. Литке, которые совершили свое первое кругосветное плавание на шлюпе "Камчатка" под начальством В. М. Головнина (1817-1819). Оба эти дневника могут быть использованы как источник для изучения истории, этнографии и культуры Бразилии, Перу и Калифорнии начала XIX в. Русские путешественники стали свидетелями войны за независимость, которая шла в эти годы в Испанской Америке. В "бразильских" и особенно, "перуанских" записях Ф. Ф. Матюшкина и Ф. П. Литке много места было уделено национально-освободительной борьбе народов Южной Америки против испанской колониальной системы. Выбор этих дневников определялся, в частности, и тем, что они не были предназначены для печати и поэтому несут на себе яркий отпечаток непосредственности их авторов. В рукописях Ф. Ф. Матюшкина и Ф. П. Литке, как и во многих дневниках и записках молодых русских офицеров начала XIX в., отразились в какой-то мере преддекабристские настроения передовой русской молодежи этих лет.
   Записки Ф. Ф. Матюшкина и Ф. П. Литке весьма удобны для сравнения, так как они велись параллельно и независимо друг от друга во время одного и того же плавания. Описания Ф. Ф. Матюшкина и Ф. П. Литке в большей своей части не повторяют, а существенно дополняют друг друга. Некоторые события получают у них разное освещение, что, естественно,. весьма интересно для обращающегося к ним как к источнику исследователя 12.
   Дневник путешествия Ф. П. Врангеля по Мексике в 1835-1836 гг., обнаруженный нами в Центральном государственном историческом архиве Эстонской ССР, относится к многочисленной группе источников, связанных по происхождению с Российско-Американской компанией. Как известно, компания вела широкую торговлю с Калифорнией (Мексикой); в 1812 г. в этом районе были основаны селение и крепость Росс, существовавшие до 1841 г. Как источник по истории и этнографии Калифорнии (Мексики) особенно большую ценность представляют документы из архивов правителей Росса - И. А. Кускова, К. Шмидта, П. Шелехова, П. С. Костромитинова, А. Г. Ротчева, а также рукописные материалы Ф. П. Врангеля, И. А. Куприянова, А. К. Этолина, К. Т. Хлебникова и многих других служащих Российско-Американской компании. К сожалению, большая часть архивов этих лиц не сохранилась, местонахождение некоторых из них пока не установлено, часть личных архивов дошла до нас не целиком. Таким образом, у нас еще нет общей картины источников этого рода. Составитель избрал для публикации дневник Ф. П. Врангеля ввиду его новизны и бесспорной ценности как источника по истории и этнографии Мексики 30-х годов XIX в. 13
   Дневники и путевые записки Ф. Ф. Матюшкина, Ф. П. Литке и Ф. П. Врангеля расположены в хронологическом порядке. Каждому дневнику предпослана вводная статья, затем идет текст дневника и примечания. Во вводной статье дается краткая биография автора, характеризуется публикуемый дневник как исторический и этнографический источник. Здесь же приводится археографическое описание рукописи и сообщаются необходимые данные о характере ее публикации. В примечаниях сведения об известных исторических деятелях и других лицах, упоминающихся в основных русских и советских энциклопедиях и биографических словарях, приводятся в самом кратком виде. Биографии менее известных лиц, не попавших в энциклопедии и словари, даются по возможности в более развернутой форме. Источники примечаний указываются лишь в случае использования архивных материалов.
   При подготовке сборника составитель руководствовался общепринятыми основными правилами издания исторических документов. Публикуя рукописи Ф. Ф. Матюшкина, Ф. П. Литке и Ф. П. Врангеля, составитель не стремился передать последовательность работы авторов над текстом. При передаче текста рукописей в подстрочных примечаниях отмечены только неразобранные слова, пропуски в тексте, смысловые и отдельные наиболее существенные стилистические разночтения. Тексты дневников воспроизводятся по правилам современной орфографии и пунктуации, но с соблюдением особенностей языка оригинала.
   Личные имена и географические названия, искаженные авторами, даны без исправлений. Правильные (современные) написания приводятся в примечаниях и в именном и географическом указателях. В переводах иноязычных текстов, встречающихся в публикуемых рукописях, личные имена и географические названия даются в современном написании.
   Все принадлежащие составителю отдельные слова, даты и т. п. даны в тексте документов в квадратных скобках.
   Автор считает своим долгом с благодарностью отметить содействие и помощь, которые ему оказывали сотрудники Центрального государственного исторического архива Эстонской ССР в г. Тарту, Центрального государственного архива Военно-Морского Флота СССР и Рукописного отдела Института русской литературы (Пушкинский Дом) Академии наук СССР.
   Глубокую благодарность автор выражает М. П. Алексееву, В. Б. Кобрину, Б. Н. Комиссарову, Д. Е. Михальчи, а также М. В. Крутиковой и М. П. Султан-Шах за ценные советы и помощь в процессе работы над настоящим изданием. Особую признательность автор выражает А. В. Ефимову, горячо поддержавшему замысел книги и на всем протяжении работы над ней оказывавшему автору постоянное внимание и поддержку.
  

Комментарии

  
   1 См.: А. В. Ефимов. Из истории великих русских географических открытий. М., 1950, стр. 233.
   2 Н. Н. Зубов. Отечественные мореплаватели - исследователи морей и океанов. М., 1954, стр. 218.
   3. С. О. Макаров. "Витязь" и Тихий океан, т. 1. СПб., 1894, стр. III.
   4 С. В. Окунь. От редактора. В кн.: Р. В. Макарова. Русские на Тихом океане во второй половине XVIII в. М., 1968, стр. 3.
   5 См.: Б. А. Липшиц. Этнографические исследования в русских кругосветных экспедициях первой половины XIX в. "Очерки истории русской этнографии, фольклористики и антропологии", вып. 1. М., 1956.)
   6 "Культура и быт народов Америки". Л., 1967. Сборник Музея антропологии и этнографии АН СССР, вып. XXIV.
   7 См.: Л. А. Шур. Материалы русских путешественников XVIII-XIX вв. как источник по географии, истории и этнографии стран Латинской Америки. "Известия ВГО", т. 100, 1968, вып. 3.
   8 См.: Дж. У. Ван Стоун, У. X. Освальт. Русское наследие на Аляске (перспективы этнографического изучения). "Советская этнография", 1968 No 2, стр. 128-131.
   9 R. Pierce. The Russian period of Alaskan history. "Frontier Alaska. A study in historical interpretation and opportunity". Anchorage, 1968 p. 63-73.
   10 R. H. Bartley, S. L. Wagner. A Working Guide to the History of the Latin America in European and American Depositories. Stanford, 1966, p. 51.
   11 P. A. Chikhachev. A Trip Across the Pampas of Buenos Aires (1836-1837). Trans, from the Russian by J. Werner. "Occasional Publications of Center of Latin American Studies" (University of Kansas), 1967, May, No 8.)
   12 Подробнее см. стр. 14-26, 77-88 настоящего издания.
   13 Подробнее см. стр. 169-189 настоящего издания.
   Текст воспроизведен по изданию: К берегам Нового Света. М. Наука. 1971
  
   текст - Шур Л. А. 1971
   сетевая версия - Тhietmar. 2004
   OCR - Николаева Е. В. 2004
   дизайн - Войтехович А. 2001
   Наука 1971.
  

Ф. Ф. МАТЮШКИН

ЖУРНАЛ КРУГОСВЕТНОГО ПЛАВАНИЯ НА ШЛЮПЕ "КАМЧАТКА" ПОД КОМАНДОЮ КАПИТАНА ГОЛОВНИНА

  
   Публикуемые ниже путевые записки Ф. Ф. Матюшкина, которые он вел во время кругосветного плавания на шлюпе "Камчатка" в 1817-1819 гг., любопытны прежде всего потому, что они непосредственно связаны с именем Пушкина. Биограф поэта П. В. Анненков еще в 1855 г. отметил, что Ф. Ф. Матюшкин "получил от Пушкина, при первом своем отправлении вокруг света, длинные наставления, как вести журнал путешествия... Пушкин долго изъяснял ему настоящую манеру записок, предостерегая от излишнего разбора впечатлений и советуя только не забывать всех подробностей жизни, всех обстоятельств встречи с разными племенами и характерных особенностей природы" 1.
   М. А. Цявловский установил, что этот разговор происходил между 25 июня и 26 августа 1817 г. и даже высказал предположение, что "если Пушкин вернулся в Петербург из Михайловского до 26 августа, то, возможно, он провожал Матюшкина до Кронштадта" 2.
   Ф. Ф. Матюшкин (1799-1872) - один из близких друзей Пушкина лицейских лет. По словам известного пушкиниста академика Я. К. Грота, "это был один из самых достойных питомцев первого выпуска Лицея. В нем не было ничего блестящего; он был скромен и довольно молчалив, но при ближайшем с ним знакомстве нельзя было не оценить этой честной, правдивой и теплой души; недаром Пушкин так любил и уважал его..." 3.
   Осенью 1825 г. в михайловской ссылке Пушкин написал стихотворение "19 октября", посвященное очередной лицейской годовщине. Он упомянул в нем тех своих друзей-лицеистов, которых он любил всю жизнь. Пожалуй, самые теплые строфы в этом стихотворении были посвящены Ф. Ф. Матюшкину:
  
   Сидишь ли ты в кругу своих друзей,
   Чужих небес любовник беспокойный?
   Иль снова ты проходишь тропик знойный
   И вечный лед полунощных морей?
   Счастливый путь!.. С лицейского порога
   Ты на корабль перешагнул шутя,
   И с той поры в морях твоя дорога,
   О, волн и бурь любимое дитя!
  
   Когда Пушкин писал эти строки, Матюшкин был в море - он второй раз шел вокруг света на транспорте "Кроткий"...
   По ходатайству директора Лицея Е. А. Энгельгардта, который любил Матюшкина и относился к нему, как к сыну, "коллежский секретарь" Ф. Ф. Матюшкин сразу после окончания Лицея был принят в состав участников кругосветной экспедиции на шлюпе "Камчатка", которую возглавлял известный мореплаватель капитан В. М. Головнин. За два года плавания молодой лицеист прошел полный курс морских наук; по словам В. М. Головнина, Матюшкин "исправлял должность наравне с офицерами" и после возвращения на родину был произведен в мичманы.
   В 1820-1824 гг. Ф. Ф. Матюшкин участвовал в экспедиции по исследованию северных берегов Сибири, которой руководил Ф. П. Врангель. Затем Ф. Ф. Матюшкин снова идет вокруг света на корабле "Кроткий" (1825-1827 гг.). В 1828-1830 гг. он принимает участие в военных действиях против турок на Средиземном море в составе эскадры адмирала П. И. Рикорда. После окончания войны Ф. Ф. Матюшкин несколько лет командует разными кораблями на Черном море, затем его переводят на Балтику. В 1849 г. Ф. Ф. Матюшкин становится контр-адмиралом, во время Крымской войны он руководил укреплением и обороной крепости Свеаборг. Последние годы своей жизни Ф. Ф. Матюшкин служит в морском министерстве, за несколько лет до смерти его производят в адмиралы.
   Жизнь Ф. Ф. Матюшкина прошла в морях и странствиях. Многообразная практическая деятельность и предельная скромность помешали ему опубликовать при жизни описания своих путешествий. Именно поэтому заслуги Ф. Ф. Матюшкина не были в должной мере оценены его современниками. Историки русского флота и специалисты по истории географии вплоть до недавнего времени также не отводили Ф. Ф. Матюшкину того места, которое он заслужил по праву в истории русских географических открытий и русского флота. Так, например, В. Попов-Штарк утверждал, что "Матюшкин не любил писать. Он не создал ни одной книги о своих многочисленных плаваниях, в то время как Литке и Врангель оставили замечательные описания своих путешествий" 4.
   Однако это не так. Как и Ф. П. Литке и Ф. П. Врангель, с которыми впервые судьба его свела на борту "Камчатки", Ф. Ф. Матюшкин во время своих путешествий вел дневники, делал заметки. Некоторые из его рукописных путевых дневников были известны и даже использовались в трудах его современников 5. Друзья Ф. Ф. Матюшкина получали от него многочисленные письма из путешествий 6. Но до самого последнего времени бумаги Матюшкина - дневники, заметки, письма - в основной своей части не были известны исследователям.
   Среди бумаг Матюшкина большой интерес представляют его путевые записки, которые он вел во время первого кругосветного плавания на шлюпе "Камчатка". Однако судьба этих записок Матюшкина оказалась весьма сложной. Некоторые из биографов Матюшкина считали записки утраченными, другие вообще сомневались в их существовании.
   Незадолго до своей смерти Ф. Ф. Матюшкин передал академику Я. К. Гроту хранившиеся в его личном архиве бумаги, связанные с Лицеем. Среди них была маленькая черновая тетрадка в обложке из листов вахтенного журнала "Камчатки". В 1887 г. Я. К. Грот опубликовал отрывок из этой тетрадки. "Поживши три дня у Егора Антоновича, я отправился в дорогу,- писал Матюшкин.- Прощаясь с местом, где я, может быть, провел счастливейшее время жизни... я не мог удержаться от слез... Это было 2 июля. Не знаю, что я чувствовал, когда я прибыл в Ижору. Хотя я ехал в Москву, хотя я ехал к любимой мною матери, которую не видел шесть долгих лет, но я не радовался: какая-то непонятная грусть тяготила меня..." 7.
   Заметки относились к июлю 1817 г., когда Матюшкин, узнав о том, что капитан В. М. Головнин берет его с собою в кругосветное плавание, поехал в Москву проститься с матерью. Я. К. Грот предположил, что этот отрывок есть "черновое начало записок Матюшкина, которые он, как говорит предание, сбирался вести по совету и плану Пушкина" 8.
   В 1911 г. сын академика Я. К. Грота К. Я. Грот, издавая бумаги лицеистов первого выпуска, привел целиком этот текст, который он назвал "Путевые заметки между Царским Селом и Москвою (1817 г.)" 9. К. Я. Грот писал: "Это - черновая, сильно перемаранная поправками рукопись в сшитой тетрадке из грубой синей бумаги на 8 листах, т. е. 16 страничках - в такой же оборванной обложке, на заднем листике которой имеются какие-то морские технические (путевые) записи Матюшкина, из чего можно заключить, что эти листки сопровождали его в морском странствии" 10. К. Я. Грот также считал, что этот отрывок - черновое начало дневника Матюшкина 1817-1819 гг. Вел ли дневник Матюшкин во время кругосветного плавания или ограничился только несколькими страницами, опубликованными К. Я. Гротом? Ни один из исследователей не мог ответить на этот вопрос. Н. Гастфрейнд в своей книге "Товарищи Пушкина по Царскосельскому Лицею" предположил, что Матюшкин не вел записок и ограничился только их началом: "Можно, конечно, пожалеть, что эти записки не были ведены Матюшкиным во время его заграничных путешествий на кораблях; они дали бы нам, помимо описаний всего виденного им, много черт его характера, ума и наблюдательности" 11.
   В то же время в одном из писем директора Лицея Е. А. Энгельгардта можно найти косвенное указание на то, что Матюшкин все же вел путевые записки во время плавания. Е. А. Энгельгардт, получив коротенькую записочку Матюшкина из Рио-де-Жанейро, писал ему 9 марта 1818 г.: "Собирай только как можно порядочнее записки и Журнал свой, мы из него составим маленькое путешествие,- voyage sentimental par mer 12,- это нечто совсем новое, но ныне это бывало только на сухом пути. То-то удивим" 13.
   Основанием для предположения, что Ф. Ф. Матюшкин вел путевые записки во время плавания на "Камчатке", служат также и его многочисленные письма к Е. А. Энгельгардту. Эти письма Матюшкина, представляющие собой нередко подробный путевой дневник, увлекательно написанные, с массой подробностей о посещенных им странах, Энгельгардт охотно читал в кругу своих прежних воспитанников 14. Матюшкин писал Энгельгардту и из своих последующих путешествий - вплоть до середины 40-х годов XIX в., когда он поселился в Петербурге. О широком распространении писем Матюшкина, о том, что их знали в Петербурге, говорит тот факт, что некоторые из писем Матюшкина из путешествия по северным берегам Сибири были опубликованы. Так, в альманахе "Мнемозина" в 1824 г. было помещено одно из писем Матюшкина к Энгельгардту ("Извлечение из письма к Е. А. Э."). Через несколько лет два письма Матюшкина о путешествии по Сибири Энгельгардт перевел на немецкий язык и напечатал в своем издании "Русские заметки для лучшего знакомства с Россией и ее обитателями" 15. Но, зная о существовании писем Матюшкина из кругосветного плавания, исследователи до последнего времени не располагали их текстами. Так, например, Н. Гастфрейнд в своей работе о Матюшкине, широко используя ответные письма Энгельгардта к Матюшкину, отметил в то же время: "Самих же писем Матюшкина, к сожалению, мы не имеем" 16.
   В 1919 г. в Пушкинский Дом поступила часть рукописного собрания известного собирателя и коллекционера П. Я. Дашкова (1849-1910), чья коллекция автографов была одной из богатейших в России. Среди этих бумаг в Рукописный отдел Пушкинского Дома попали и бумаги Матюшкина, часть его личного архива. Среди них был и "Журнал кругосветного плавания на шлюпе "Камчатка"" - тот самый дневник Матюшкина, который он вел по совету и плану Пушкина. Неясно, каким образом бумаги Матюшкина попали в собрание П. Я. Дашкова.
   Большая часть писем Матюшкина к Энгельгардту из кругосветного плавания на "Камчатке" оказалась после 1917 г. в Отделе рукописей Государственной Публичной библиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина, куда они попали в составе рукописного собрания принца А. П. Ольденбургского 17. Судя по переплету и тиснению на корешке, в собрание Ольденбургского письма перешли от того же П. Я. Дашкова. Часть писем Ф. Ф. Матюшкина к Энгельгардту оказалась в Пушкинском Доме 18. Но еще долгие годы бумаги Матюшкина лежали без движения, об их существовании почти ничего не знали.
   Свидетельством этого служит брошюра В. Попова-Штарка, посвященная Ф. Ф. Матюшкину, вышедшая в свет в 1940 г. Автор ее, зная о существовании путевых записок Ф. Ф. Матюшкина на "Камчатке", вряд ли был знаком с ними, так как отметил, что "научная ценность этого дневника невелика. Его страницы наполнены юношескими восторгами морем, перемешанными с жалобами на морскую болезнь. Скоро Матюшкин прекратил вести и этот дневник" 19.
   Только в 1943 г. А. И. Андреев упомянул о бумагах Матюшкина в обзоре новых материалов о русских плаваниях и открытиях в Тихом океане 20, а через три года сведения о них появились также и в обзоре А. Н. Михайловой 21. Наконец, еще через десять лет было опубликовано краткое описание рукописных материалов Ф. Ф. Матюшкина, хранящихся в Пушкинском Доме 22.
   Благодаря разысканиям и работам Ю. В. Давыдова и других исследователей за последние годы были опубликованы письма Ф. Ф. Матюшкина к Е. А. Энгельгардту за 1820-1824 гг. из путешествия по берегам Сибири 23 и отрывок из его путевого дневника, относящегося к 1822 г. 24
   В 1956 г. вышла в свет книга Ю. В. Давыдова "В морях и странствиях", в которой впервые был использован "Журнал" Матюшкина 1817-1819 гг. и другие его бумаги 25. Недавно ленинградский историк Б. Н. Комиссаров обратился к "Журналу" Ф. Ф. Матюшкина и указал, что он представляет собой интересный источник по истории Бразилии и Перу 26.
   Но все же "Журнал" Матюшкина еще плохо известен и исследователям, и читателям. "Журнал" Матюшкина интересен не только как дневник человека пушкинского круга, не только как источник по истории и этнографии разных стран, которые посетил Матюшкин, но и как литературное произведение.
   Ученые-пушкинисты, изучавшие еще до 1917 г. в той или иной мере биографию Ф. Ф. Матюшкина (Я. К. Грот, К. Я. Грот, Н. Гастфрейнд), рассматривали известные им бумаги Ф. Ф. Матюшкина лишь как материалы для биографии Пушкина и не считали, что они могут иметь какое-либо самостоятельное значение. Советское пушкиноведение также не обращалось к изучению рукописей Ф. Ф. Матюшкина. Лишь в небольшой статье М. П. Алексеева, относящейся к 1922 г., был поставлен вопрос о Матюшкине-писателе 27.
   Изучение "Журнала" Матюшкина приводит к выводу, что он представляет собой типичные путевые записки писателя-моряка начала XIX в. Путевые очерки и записки были одним из жанров русской романтической литературы 20-30-х годов XIX в., оказавшим большое влияние на развитие литературы того времени. "Письма, путевые записки есть основной вид прозы 20-х годов, и их язык есть язык прозы того времени..." 28.
   В первые десятилетия XIX в. очерки и записки русских писателей-моряков широко публиковались и пользовались огромным успехом у русских читателей. Под свежим впечатлением от прочитанных книг о русских путешествиях начала XIX в. декабрист Н. А. Бестужев с восторгом писал в "Полярной Звезде": "Послужит ли нам счастье обрести неизвестные страны? Как изъяснить прелесть нового, неиспытанного чувствования при виде особенной земли, при вдохновении неведомого бальзамического воздуха, при виде незнаемых трав, необыкновенных цветов и плодов, которых краски вовсе незнакомы нашим взорам, вкус не может быть выражен никакими словами и сравнениями? Сколько новых истин открывается, какие наблюдения пополнят познания наши о человеке и природе с открытием земель и людей Нового Света?" 29
   Широкое распространение в России в 20-е годы XIX в. "литературы путешествий" объяснялось прежде всего усиленным интересом к "экзотическим", мало известным тогда заморским государствам, к освободительному движению в этих странах и т. д. В то же время распространение жанра путешествий в далекие страны было связано с развитием русского романтизма. "Расширение горизонта мировой экономики и политики,- отмечал Г. А. Гуковский,- шло одновременно с расширением кругозора романтического национального понимания культуры... Не случайно в это же время становятся столь популярны описания путешествий в экзотические страны..." 30.
   Русская критика начала XIX в. рассматривала книги русских мореплавателей как жанр художественной литературы, разбирая их в своих статьях наравне с романами, повестями, рассказами и т. п. Так, например, А. А. Бестужев (Марлинский) в статье "Взгляд на старую и новую словесность в России" писал о "Записках в плену у японцев" В. М. Головнина: "Головнин описал свое пребывание в плену японском так искренно, так естественно, что ему нельзя не верить. Прямой, неровный слог его - отличительная черта мореходцев - имеет большое достоинство и в своем кругу занимает первое место..." 31.
   Писатель-декабрист А. А. Бестужев (Марлинский) высоко оценил книгу В. М. Головнина "Путешествие вокруг света на военном шлюпе "Камчатка" в 1817, 1818 и 1819 гг.". Книга вышла в свет после того, как статья А. А. Бестужева "Взгляд на русскую словесность в течение 1823 года" была уже набрана. Поэтому Бестужев сделал приписку к статье: "P. S. Лишь теперь вышло в свет: "Путешествие около света" г-на Головнина. Первая часть оного посвящена рассказу и описаниям истинно романтическим; слог оных проникнут занимательностью, дышит искренностью, цветет простотою. Это находка для моряков и для людей светских. Еще спешим обрадовать любителей поэзии: маленькая, и как слышно и как несомненно, прекрасная поэма А. Пушкина "Бахчисарайский фонтан" уже печатается в Москве" 32. Характерно, что мнение о записках Головнина приводится рядом с известием о выходе в Москве "Бахчисарайского фонтана".
   "Журнал" Матюшкина писался явно под влиянием русской "морской" литературы. В лицейской библиотеке Матюшкин читал описания кругосветных путешествий - книги И. Ф. Крузенштерна, Ю. Ф. Лисянского, описание путешествия Г. А. Сарычева и др. Путевые записки русских мореплавателей печатались также в петербургских и московских журналах. Так, в последние годы пребывания в Лицее Матюшкин мог прочесть, например, в журнале "Сын Отечества" "Извлечение из журнала путешествующего кругом света российского лейтенанта Лазарева" (1815, ч. 26), "Перечень писем путешествующего на корабле "Рюрик" лейтенанта Коцебу от Тенерифа до Бразилии" (1816, ч. 32) и др.
   "Журнал" Матюшкина не был предназначен для печати, что придает ему особую ценность. Книга В. М. Головнина "Путешествие вокруг света на военном шлюпе "Камчатка" в 1817, 1818 и 1819 гг.", прекрасно написанная, с массой живых зарисовок, все же представляла собой отчет о плавании командира корабля. Поэтому, связанный официальными рамками своего отчета, В. М. Головнин не мог написать многого так, как он хотел, а о некоторых вещах он просто написать не мог.
   Вместе с Матюшкиным на "Камчатке" служил Ф. П. Литке - будущий знаменитый адмирал и ученый. Он также вел дневник, не предназначавшийся для печати. Дневник Литке очень интересен, но это записки профессионального моряка, в нем много чисто морских практических сведений 33.
   "Журнал" Матюшкина отличается и от официального отчета В. М. Головнина и от записок Ф. П. Литке. Ф. Ф. Матюшкин попал на "Камчатку" сразу же после окончания Лицея, не имея никакой специальной морской подготовки. Поэтому в его "Журнале" сравнительно мало специфических морских сведений - заметок о приливах, отливах, вычислений широты и долготы и т. п. Некоторые из его "морских" замечаний, например о порте Рио-де-Жанейро, не совсем точны. Но в то же время в "Журнале" Матюшкина больше сведений, чем у Головнина, о культуре, быте и нравах жителей тех стран, которые посетили русские моряки с "Камчатки". Так, например, Матюшкин подробно записывает свои впечатления от посещения театра в Рио-де-Жанейро, уделяет много места заметкам о быте и нравах негров и белых в столице Бразилии и т. п.
   Более подробно, по сравнению с Головниным, Матюшкин описывает и природу тех стран, которые посетила "Камчатка". Так, В. М. Головнин кратко отмечает в своей книге, что во время пребывания в Бразилии русские моряки ездили осматривать водопад вблизи Рио-де-Жанейро. В "Журнале" Матюшкина подробно описывается эта поездка, водопад и т. д.
   Таким образом, публикуемые ниже главы из "Журнала" Ф. Ф. Матюшкина - новый источник по этнографии и истории стран Латинской Америки начала XIX в.
   Для правильной оценки "Журнала" Ф. Ф. Матюшкина как историко-этнографического источника очень важно определить мировоззрение его автора, которое, естественно, определяло восприятие Матюшкиным жизни и быта народов посещенных стран.
   Ф. Ф. Матюшкин был однокашником Пущина и Кюхельбекера, будущих декабристов, его воспитателями были свободолюбцы и просветители Малиновский и Куницын. Многие записи в "Журнале" Ф. Ф. Матюшкина характерны для декабристски настроенного молодого человека 20-х годов XIX в.
   Так, например, много страниц, полных горечи и негодования, было посвящено в дневнике Матюшкина положению негров-рабов в Бразилии. В этом отношении Ф. Ф. Матюшкин следовал традиции, сложившейся в русской морской литературе. Для записок русских мореплавателей начала XIX в. была характерна одна общая черта: русские моряки обычно отмечали поражавший их контраст между прекрасной природой Южной Америки и других посещавшихся ими "экзотических" стран и нищетой и забитостью местных жителей, особенно негров, о рабстве которых все они писали с глубоким негодованием. Возможно, что, описывая ужасы негроторговли в Бразилии, молодой Матюшкин думал "о белых неграх" в России.
   На последних листах своего "Журнала" Матюшкин записал: "Необходимо бы надобно было исчислить, токмо не новейшим политикам, которые думают о золоте и силе, но другу человечества, весь вред и малую пользу, который принесла торговля неграми как для Африки, так и для Европы. К несчастьям Африки принадлежат беспрестанные войны, которые ведут между собой народы, чтоб доставить европейцам невольников; варварское самовластие царей, которые продают собственных подданных... Большая часть их умирает во время плавания в Америку от худой пищи и скорбута, от тяжелых работ, от не- достатка свежих припасов, наконец от наказаний и мучений... Сколько слез и сколько крови проливается в Африке!.. С сими физическими несчастьями соединены болезни душевные, происходящие от рабства, которые уничтожают во всех американских колониях, особенно в Бразилии, малейшие чувства милосердия и человечества, потому что там, где есть рабы, там должны быть тираны" 34.
   С глубоким сочувствием писал Матюшкин о повстанцах Испанской Америки, которые в эти годы вели вооруженную борьбу против испанского ига. За несколько дней, проведенных в Лиме, Матюшкин успел почувствовать, что колониальный режим трещит по всем швам и что патриоты-инсургенты уже совсем скоро одержат верх над роялистами.
   Таким образом, глубокий гуманизм, ненависть к рабству и деспотизму, характерные для передовой русской молодежи тех лет, отразились на страницах "Журнала" Матюшкина.
   Но был ли Матюшкин декабристом? Некоторые исследователи высказывали предположение, что Матюшкин, возможно, был связан с тайными обществами и, "окажись он 14 декабря на Сенатской площади, встал бы плечом к плечу с восставшими!" 35. Одно из писем Матюшкина к Е. А. Энгельгардту, обнаруженное нами, позволяет уточнить вопрос о декабризме Матюшкина.
   23 августа 1825 г. Матюшкин ушел в свое второе кругосветное плавание на транспорте "Кроткий" под командованием Ф. П. Врангеля. 14 декабря 1825 г. "Кроткий" вышел из Рио-де-Жанейро. О восстании на Сенатской площади Матюшкин, очевидно, узнал только в сентябре-октябре 1826 г., когда "Кроткий" пришел в Ново-Архангельск. Потрясенный известиями из Петербурга, Матюшкин пишет Е. А. Энгельгардту 19 октября 1826 г.: "Егор Антонович! Верится ли мне? Пущин! Кюхельбекер! Кюхельбекер может быть; несмотря на его доброе сердце, он был несчастен. Он много терпел, все ему наскучило в жизни, он думал везде видит злодеев, везде зло. Он - энтузиац-фанатик, он мог на все решиться и все в одно мгновение. Но Пущин. Нет, Пущин не может быть виноват, не может быть преступником. Я за него отвечаю. Он взят по подозрению и по пустому подозрению - дружба его с Рылеевым, слово, сказанное неосторожно, но без умысла. Признаюсь Вам, Егор Антонович, когда я прочел его в списке <нрзб>, я думал, что и я виноват, я его так любил, так люблю. Разберите его жизнь, его поступки - никто из нас не делал столько добра как человек и как русский... Мы здесь не имеем никаких подробностей о происшествиях, случившихся в Петербурге,- или лучше сказать, имеем их слишком много". Матюшкин так заканчивает письмо: "Товарищам, друзьям неужели я должен <нрзб>, сказать, что я их [не] люблю. Нет, я их люблю, они непричастны этим ужасным покушениям. Пущин! Пущин!" 36. Боль за лицейских друзей, стремление спасти их - вот основная мысль этого письма. Но оно свидетельствует также, что Матюшкин не был декабристом и ничего не знал о тайных обществах.
   "Журнал" Ф. Ф. Матюшкина в том виде, в каком он хранится в настоящее время в Рукописном отделе Пушкинского Дома, был подобран и переплетен, очевидно, П. Я. Дашковым. На корешке переплета тиснение: "Ф. Ф. Матюшкин. Журнал кругосветного плавания на шлюпе "Камчатка" под команд[ою] кап[итана] Головнина. 1817-1819". Это название принадлежит скорее всего П. Я. Дашкову. В рукописи 175 листов, часть из них чистые. Бумага различного формата и цвета, так как в переплет попали не только записи, относящиеся к 1817-1819 гг., но и отдельные заметки, сделанные Ф. Ф. Матюшкиным во время второго кругосветного путешествия в 1825-1827 гг., а также копия вахтенного журнала шлюпа "Камчатка" начиная с 21 октября 1817 г.- выхода с Портсмутского рейда - и до прихода в Петропавловскую гавань. Здесь же и рабочая тетрадь Матюшкина, где он вел различные математические и навигационные записи (поверка хронометров, вычисление широты и долготы и т. п.). При переплете рукописи в нее почему-то также попал листок с записью рукой Ф. П. Врангеля (л. 77).
   Большая часть "Журнала" написана на бумаге синего цвета (размер 21 X 34 см) и занимает в рукописи листы с 6-го по 120-й, часть из них не заполнена и была вложена, вероятно, при переплете.
   Основная часть записей в "Журнале" сделана чернилами, хотя иногда встречаются карандашные приписки и дополнения к основному тексту. Сохранность текста в основном хорошая, выцвели и читаются с трудом лишь отдельные места рукописи. Чтение некоторых листов сильно затруднено многослойной правкой автора, а также в ряде мест небрежным почерком.
   Большая часть листов "Журнала" разделена пополам. На этих широких полях Матюшкин дополнял свои записи (обычно карандашом), делал исправления. Почти все исправления и дополнения Матюшкин переносил при копировании своего дневника в письма Энгельгардту, что обнаруживается при сравнении текста "Журнала" с письмами. Но все же некоторые подробности в письмах опускались, а сам текст подвергался стилистической обработке.
   Часть листов "Журнала" была, очевидно, утрачена, и поэтому в нем есть пропуски. Чтобы восстановить утраченные части текста, при переплете рукописи в соответствующих местах были подклеены письма Матюшкина Энгельгардту. Но все же пропуски в дневнике остались. Так, запись после отплытия "Камчатки" из Кронштадта 26 августа 1817 г. обрывается на полуслове, далее идут два чистых листа, вклеенных при переплете, а затем описывается вид Копенгагена с моря.
   При переплете "Журнала" П. Я. Дашков перепутал порядок некоторых листов. Так, например, дополняя с

Другие авторы
  • Суханов Михаил Дмитриевич
  • Буланина Елена Алексеевна
  • Матаковский Евг.
  • Григорьев Аполлон Александрович
  • Новорусский Михаил Васильевич
  • Вельяминов Николай Александрович
  • Некрасов Николай Алексеевич
  • Величко Василий Львович
  • Веселовский Юрий Алексеевич
  • Молчанов Иван Евстратович
  • Другие произведения
  • Коржинская Ольга Михайловна - Глухой, слепой и их осел
  • Минаков Егор Иванович - Из воспоминаний современников
  • Вересаев Викентий Викентьевич - Прекрасная Елена
  • Башкирцева Мария Константиновна - Жертва самообожания и культ Марии Башкирцевой
  • Хвостов Дмитрий Иванович - Эпиграммы на Д. И. Хвостова
  • Андреев Леонид Николаевич - М. Горький. Леонид Андреев
  • Юшкевич Семен Соломонович - Ита Гайне
  • Лунц Лев Натанович - Патриот
  • По Эдгар Аллан - Дача Лэндора
  • Анненский Иннокентий Федорович - А.В.Федоров. Стиль и композиция критической прозы Иннокентия Анненского
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (12.11.2012)
    Просмотров: 720 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа