Главная » Книги

Одоевский Владимир Федорович - Лекции господина Пуфа, доктора энциклопедии и других наук о кухонном ..., Страница 15

Одоевский Владимир Федорович - Лекции господина Пуфа, доктора энциклопедии и других наук о кухонном искусстве


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

а опара поднялась, мой кухмистер всыпал в квашню гречневую муку, немного соли, вылил туда же одну рюмку коньяку, а другую выпил с поклоном да прищелкнул, чему немцы долго радовались; но что их более всего удивило, это то, что мой кухмистер, взявшись за мутовку, мешал ею в квашне по крайней мере битых два час а, рук не покладая, а потом, как обыкновенно, клал на сковороду кусок свежего масла, распускал его, выливал на нее ложку теста и ловко подкидывал блин на огне, чтоб он не пригорел.
   Уж какие вышли блины - не можете себе вообразить! - в жизнь мою я не ел ничего подобного, да, вероятно, и не удастся; точь-в-точь такие, как я видел во сне, - легкие, пушистые, ноздреватые; пальца в три толщиною, но как возьмешь в рот - ничего, ровно ничего, так и растают; я целую дюжину съел - и никакой тяжести на желудке; подите-ка попробуйте и половину того съесть здешних блинов - дома не скажешься. Как попробовали немцы такой сладости - отбою не было моему кухмистеру, так и завалили его заказами. Я уехал из Берлина, а мой мужичок еще остался, может быть, и до сих пор кормит немцев такими блинами, которым, увы, здесь мы и похожего ничего не видим.
   Так-то, милостивый государь, довелось мне на чужой стороне поесть настоящих русских блин о в. Доведите это известие до сведения ваших читателей, почтеннейший доктор, при Вашем участии оно еще более будет иметь цены в глазах публики. Теперь же, благо, и масленица близка, - пусть испытают.
   Примите уверение и проч.

Ваш прилежный читатель и отчаянный блинофил.

  

Примечание доктора Пуфа

  
   Известие, сообщаемое почтенным блинофилом, заслуживает полного моего внимания. Весьма замечательно, что состав блинов совершенно соответствует настоящей теории печенья. Действительно, по новейшим опытам известно всему ученому миру, что во вся- кое тесто для пирожных непременно должна входить рюмка водки - она придает тесту нежность идиллическую; я не знаю, как Хлоя могла приготовлять для Меналка булки без водки, - обращаю на этот вопрос внимание археологов. Что касается до нас, то мы приняли все меры для удостоверения в превосходстве способа, описанного почтенным блинофилом, и, по учинении надлежащих столовых опытов и в достаточном количестве, мы не замедлим сообщить читателям все замеченные нами при том явления; а основание есть - и весьма основательное, что не всегда случается с основаниями.
  

2-е письмо к доктору Пуфу

  
   Милостивый государь!
   Поучаете и муштруете Вы нас на порядках; Вам уж вошло в привычку получать благодарственные письма и другие разные сладости и потешенья; на этот раз Вы обманетесь в вашем ожидании. Вас самих хочу я помуштровать, господин доктор, не прогневайтесь; я человек военный, хоть и в отставке, но до сих пор еще не позабыл привычки рубить напрямик. Пишете Вы о разных кушаньях - хорошо, дельно и сладко! Но как же Вам до сих пор в Вашу ученую голову не пришла мысль подумать о том, как есть эти кушанья? А вещь не бездельная. Вот, примером сказать, я человек одинокий, но бывают и у меня люди, и не хочется от других отстать. Подадут кушанье, по вашему же наставлению приготовленное, да нож не режет, вилка исковерканная, салфетка измята, соль крупна и черна, к холодному горячая тарелка, к горячему холодная, - ну, стыд да и только, весь аппетит пропадет. Уж учил я за то моего бездельника Ваньку, да ученье не впрок, потому что, нечего греха таить, я и сам вижу, что плохо, а как пособить - не знаю. Ну чтоб Вам, господин доктор, тряхнуть своею ученостью и описать, как надлежит все столовое хозяйство в порядке держать: как и на чем лучше ножи чистить и точить? В чем приборы мыть, чтоб ручки от ножей и вилок не отставали? Как соль варить? Как тарелки и стаканы мыть? Как салфетки держать? Чему и как на столе стоять? и проч. и проч.
   Надеюсь, что Вы, господин доктор, уважите мою просьбу и, оставя всякую другую работу, разом мне на все мои вопросы ответите.
   Впрочем, с моим почтением и проч.

Отставной капитан Брамербрасов.

  
  

Отметка доктора Пуфа

  
   Письмо капитана Брамербрасова по-настоящему, за неприличный моему достоинству тон, не должно бы сообщать публике, ибо вообще, по общему обычаю, я люблю показывать только те письма, где меня хвалят, то есть отдают мне должную справедливость. Но вопросы в этом письме весьма дельные. Разумеется, мне бы ничего не стоило отвечать на них, но в сию минуту я отвлечен другими, более важными съедобными предметами. За это дело, по справедливости, должен бы взяться г. Старчиков {Старчиков Николай Григорьевич - изобретатель, сотрудник "Записок для хозяев".}, который, как видно из его статей, весьма глубоко изучил технологическую часть домашнего хозяйства. Честь имею просить сего почтенного ученого принять на себя ответ г. Брамербрасову. Что же касается до намеков господина капитана о получаемых мною сладостях, то долгом считаю заметить, что я таковых, кроме писем, ни в банках, ни в ящиках, к крайнему моему сожалению, от неблагодарных современников никогда не получал, но не теряю надежды, что некогда позднее потомство поставит на моей могиле индейку с трюфелями!
  

<6>

Переписка доктора Пуфа. О том, как едят в провинции и в Петербурге. Замечательный случай исцеления посредством доктора Пуфа. Похвальные стихи оному же доктору. Предостережение против бесовского наваждения. Яблочное варенье. Вечерняя закуска для балов

  

1-е письмо к доктору Пуфу

  
   Милостивый государь
   Иван Иваныч!1
   {1 Имени и отчества Вашего не имею чести знать, не осмеливаюсь думать, что Вас так зовут, впрочем, не из обидного предположения, существующего в простом народе, что "всякий немец - Иван Иваныч" (сохрани меня Бог! я очень хорошо знаю, что Вы лекарь и дворянин, и притом уважение мое к Вашей особе так велико, что если б я и знал про Вас что-нибудь дурное, то никогда бы не осмелился так откровенно выразиться), но е му, что сколько я ни встречал немцев - непременно Иван Иваныч, так что в нашей стороне уж и привыкли; если немец, то и хочется сказать ему: "Не хотите ли, Иван Иваныч, картофелю?" Впрочем, в случае ошибки с моей стороны, надеюсь, что Вы меня извините, человеку, милостивый государь, свойственно ошибаться. <Примеч. в тексте письма. >}
   По обыкновению всех людей, был я когда-то молод; жил в Петербурге, читывал книжки. Поселившись в деревню, не прекратил занятий моих литературою, но долгое время читал только "Конский лечебник", книгу, оставленную мне в наследство покойным моим родителем. Других книг не было, а выписывать через почту не находил я удобным, ибо при настоящем, известном Вам, милостивый государь, упадке нашей литературы легко мог выслать деньги за такую вещь, что и для обклейки комнат не годится, или, чего доброго, рассердишь книгопродавца каким-нибудь неприличным выражением и вовсе потеряешь деньги. Но в начале 1844 года весть о славе Вашей, милостивый государь, пронесшаяся из конца в конец обширного отечества нашего, достигла и до отдаленной деревеньки моей, где живу я. Не подумайте, милостивый государь, чтоб из пристрастия к глуши и безлюдью или - чего Боже сохрани! - из вражды к просвещению, но единственно потому, что покойный родитель мой, имевший огромный конский завод, оставил мне только средство лечить лошадей, а лошадей и деревни прокутил сам. Легки на ногу были - ускакали! Зачитался я проклятого "Лечебника" и начал уж воображать сам себя лошадью. Бросил книгу под стол. Бог с ней, думаю, и с литературой! Добро бы было кого лечить, а то вот сам чуть не наелся девясильного корня!.. Вот около того-то времени вдруг и прошли слухи об Ваших лекциях. Соблазнился я - подписался на "Литературную газету". С той поры только и делаю, что читаю Ваши лекции, ем по Вашим лекциям. Но о лекциях Ваших после, а теперь вот об чем речь.
   Целый год Вы, милостивый государь, учите нас, провинциалов, есть здорово и дешево, и учите так, что поди Вы ко мне в повара за половину моего дохода, я бы Вас с руками и с ногами взял. Но вот что до сей поры Вы не сказали нам: как у вас в Петербурге едят? Умеют ли есть? Только ли и делают, что едят, вот хоть бы как у нас, или еда так, на придачу? Петербург для нас, провинциалов, город интересный; мы хотим все об нем знать, - с чего же нам и пример брать, как не с столичного города? Мы вот только и толкуем о том, что в Петербурге делается, и, нечего скромничать, знаем кое-что получше вас, столичных. Раз приезжает к нам ваш брат столичный, вот мы ему о том, о другом. "Что вы, - говорит, - да я ничего такого и не слыхал!.." Ха! ха! ха! Вот как наши-то! С удовольствием усмотрели мы из объявлений при "Литературной газете", что скоро должна выйти в свет книга под названием "Физиология Петербурга" {Имеется в виду книга "Физиология Петербурга, составленная из трудов русских литераторов" (СПб., 1844-1845. Ч. 1-2). В нее вошли фельетоны и очерки В. Г. Белинского, Д. В. Григоровича, И. И. Панаева и др., посвященные различным сторонам петербургского быта.}, в которой обещают нас познакомить с тем, как в Петербурге живут и бедные и богатые, чем занимаются, как наживаются, как проматываются, как веселятся, что любят, чего не любят. "Хорошо! хорошо! - думаем мы. - Книга полезная: можно будет кое-чем и позаимствоваться нам, провинциалам". Да вдруг и приди мне в голову: "А как в Петербурге едят?" Неужели, милостивый государь, там не будет статьи о том, как едят в Петербурге, именно Вашей статьи, потому что кроме Вас во всем свете я не знаю человека, который мог бы написать такую статью?.. Да тогда куда же будет годиться "Физиология", на которую мы так надеемся?.. Нет, что вы там себе ни пишите, господа составители "Физиологии", а если вы не покажете нам, что и как в Петербурге есть и что пить, мы не узнаем Петербурга и ваша книга будет все равно что человек без желудка!.. Просите же, просите доктора Пуфа, чтоб он сжалился над вами и над вашей книгой!..
   Итак, вот что побудило меня писать. Присоединяя, милостивый государь, и мою усерднейшую просьбу, прошу не оставить вашим уведомлением, и перехожу к Вашим лекциям. Но об них я не нахожу приличным говорить иначе как стихами.
  
   Почтеннейший Иван Иваныч!
   Великодушный доктор наш!
   Всегда зачитываюсь за ночь
   Статеек Ваших. Гений Ваш -
   Благотворитель всей России!
   Вы краше дня, Вы ярче звезд,
   И перед Вами клонит выи
   Весь Новоладожский уезд.
   Действительно, Вы благодетель
   Желудков наших - а от них
   И гнев, и злость, и добродетель,
   И множество страстей других.
   У нас помещик был свирепый
   Неукротимая душа!
   Он раз в жену тарелкой с репой
   Пустил - зачем не хороша!!!
   Ко всем сварливо придирался,
   Худел, страдальчески хандрил,
   И в доме всяк его боялся
   И ни единый не любил!
   Его сердитый, злобный говор
   На миг в семействе не смолкал,
   Неоднократно битый повар
   Свое искусство проклинал.
   Вдруг... (но какой, скажите, кистью
   Здесь подвиг Ваш изображу?
   Поверьте, движим не корыстью,
   Но благодарностью - пишу!
   Хоть я учился у поэта,
   Но не пошла наука впрок.)
   Вдруг... получается "Газета",
   И в ней - Ваш кухонный урок.
   Прочел небрежно гордый барин
   (То было в пятницу, при нас)
   И как на Пушкина Фиглярин
   Напал1, о доктор мой, на Вас.
   Но не дремал и разум женский:
   Прочла жена и - поняла.
   И в сутки повар деревенский
   Стал человеком из осла.
   И что ж? (Я был всему свидетель,
   Клянусь - не ложь мои слова!)
   Нет, ты не знала, добродетель,
   Полней и краше торжества!
   И никогда с начала света
   Порок сильнее не страдал:
   Помещик наш из-за обеда
   И краснощек и ясен встал.
   В слугу не бросил чашкой кофе;
   И - доктор мой! гордись! гордись!
   Как из фонтана в Петергофе
   Рекой из уст его лились
   Слова не бранные... Уроки
   Твои из грешной сей души
   Изгнали жесткость и пороки!..
   С тех пор, что ты ни напиши,
   Родным, друзьям, жене читает,
   Тебя отцом своим зовет,
   Весь от блаженства тает, тает
   И в умиленьи слезы льет.
   С тех пор он стал и добр и весел,
   Детей ласкал, жену любил.
   Злой управитель нос повесил,
   "Мужик судьбу благословил!"2
  
   1 Имеется в виду одна из наиболее скандальных полемик 1830-х гг. между издателем "Северной пчелы" Ф. В. Булгариным (1789-1859) и поэтами "пушкинского круга".
   2 Стих Пушкина из "Онегина". <Примеч. доктора Пуфа.> В прижизненных изданиях "Евгения Онегина" стих "И раб судьбу благословил" (гл. 2, IV) по цензурным соображениям писался именно так.
  
   Вот пример, который лучше всех похвал и восклицаний показывает великое значение Ваших, милостивый государь, лекций. Засим мне более ничего не остается, как пожелать Вам от искреннего моего сердца всех благ жизни.
  
   И да не говорит, не ходит -
   Повержен в лютый паралич, -
   Кто на тебя хулу возводит
   И злонамеренную дичь.
   Ты Пуф, но ты не пуф нахальный -
   Досужий плод журнальных врак:
   Ты человек - и достохвальный,
   А не какой-нибудь дурак,
   Кормилец сорока губерний,
   Ты и умен, и терпелив.
   Твоим врагам - венец из терний,
   Тебе - из лавров и олив!
   Трудись, трудись, не уставая!
   Будь вечно счастлив, здрав и свеж,
   И, есть Россию научая,
   Сам на земле не даром ешь!..
  
   С глубочайшим высокопочитанием и пр.

Такой-то.

  

Ответ доктора Пуфа г. Такому-то

  
   Письмо Ваше, милостивый государь, тронуло меня до глубины моих внутренностей, как рюмка настоящего мараскина после обеда; ваш поэтический талант повеял на меня - как запах свежих трюфелей. Обещаю Вам, что при полном издании моих творений я непременно напечатаю Ваши стихи на первом листе в утешение моим почитателям и в устрашение моим врагам и завистникам.
   Только вот что дурно: Вы добиваетесь, как меня зовут, и ваше предположение касательно того, что зовут меня Иваном Ивановичем, не без основания, хотя не имеет исторической определительности. Изволите видеть: на Руси, как довольно известно, у нашего брата немца имя переменяется; в молодости - Иван Иваныч, в средних летах - Карл Карлыч, в старости же Адам Адамыч. Вот во что Вы не вникнули. Впрочем, все это дело постороннее - я не Иван Иваныч, не Карл Карлыч, не Адам Адамыч, а просто я доктор Пуф, - это имя, милостивый государь, столь знаменито и столь полно, что ничего прибавлять к нему не предвижу надобности. Ваша же настойчивость в этом случае показывает лишь пытливость вашего гордого разума, за что уж достанется Вам когда-нибудь; тотчас Вас включат в число поэтов, так-таки прямо и скажут: "Наши знаменитые поэты: Вумков, Пушкин, Дичко, Державин, Вулгарин, А-у-ти-ти, князь Одоевский, Брумко, Гнедко, Такой-то предаются пытливости, новости стиха, напрысканного спиртом сатиры, не зная, что разочаровывающий опыт каждому из нас покажет, что все эти мимолетности относительно нас - попущенье для, того, что бы всесокрушающее время в предназначенную для их истребления годину... и проч. и проч..." Уф!., дайте дух перевести... Да еще, чего доброго, батюшка, чужого пугнут, зачем слушаетесь своего разума, а не разума чужого, который и есть-то разум первой руки, лучший, настоящей немецкой работы, нигде такого разума не найти; да в особенности есть господа, двух слов связно написать не умеют, да за то уж какие сердитые! Все нипочем! Гете побоку, Пушкин побоку, Байрон побоку, Гоголь, Лермонтов побоку, и так у них это все вольно "извольте, господа, мы и туда, и туда... и так это все славно... мы, говорят, и написать, и почитать... но мешает, говорят, что в голове немножко темно..." {Гоголя "Ревизор". <Примеч. доктора Пуфа.> Искаженная цитата из третьего действия (явление 2).}. Вот, милостивый государь, к кому в лапки Вы можете попасться! Да разве Вы не знаете, что совершенная гибель для человека знать, как какая вещь называется? Вы, пожалуй, пойдете отыскивать, как называется журнал, в котором есть и просвещение, и образованность, и изложение наглядное, и здесь выясняют сущность всех наук, и все это - в общей цепи, связи и единстве, с разработкой и сближением самой сущности, по одному способу и чертежу, есть и воспитание по системе госпожи Простаковой, и философия по методе Акулины Тимофеевны {В "Бригадире" Фонвизина <Примеч. доктора Пуфа.>} и история в духе Митрофанушки, и стихотворения к севрюжьей тешке, к дегтю, к зипуну и к другим возвышенным предметам, - и все самым чистым семинарским и подьяческим языком, с примесью чухломского - для большей соли.
   Все это я пишу Вам, милостивый государь, в предостережение, чтобы Вам в беду не попасться; я и сам сердитых господ и сказать нельзя, как побаиваюсь; так разом о тебе листов двадцать напишут - да как примутся отчитывать, до половины периода не дойдешь, чахотку схватишь; да еще страхов каких напускают, пригласят моего кучера Феклистыча в сотрудники, и если я в чем с ним не полажу (а он же у меня пьянчуга и буян такой), так скажут, что во мне нет народности, - вот тебе и нахлобучка. "Да как! помилуйте, я - и то, и се, и русскую грамоту знаю, и подовые пироги ем, да еще прищелкиваю, и на масленице блинами объедаюсь", - а они в ответ: "Нет! высоко не залетай своим суемудрием, а послушай, что Феклистыч-то толкует: вот где философия-то!" Ну, поди ты с ними!
   Что касается до приглашения Вашего описать, что в Петербурге есть и что пить, - то я этим могу Вам угодить. Есть у меня благоприятель, который доставил мне свой дневник под названием искатель блинов и приключений, что я и не замедлю сообщить почтеннейшей публике.
   С истинным почтением и проч.

Доктор Пуф.

  

2-е письмо к доктору Пуфу

  
   Вследствие воззвания Вашего относительно русских кушаньев честь имею Вам сообщить секрет моей прабабушки, с давних лет сохраняющийся в нашем семействе. Должно Вам сказать, что наш дом славится яблочным вареньем - истинно нигде Вы такого не найдете; известно Вам также, я думаю, что хорошее яблочное варенье очень редко, что обыкновенно яблоки стараются сдобрить разными специями, корицей, гвоздикой, или они делаются совсем безвкусными. Все это потому, что не знают настоящего секрета; вот он:
   Облупите и нарежьте ломтиками яблоко в, немного кислых, что называется, с легким квасом, и затем процедите сквозь сито малиновое варенье пополам с вишневым или возьмите малинового и вишневого ягодника по равной части и в этой смеси варите смело яблоки, не прибавляя ни воды, ни сахара. Это можно делать и зимою.
   Там, где варят летом много варений, хорошо варить яблоки в пенках, собираемых с варенья.
   Честь имею быть и проч.

Новгородец.

  

3-е письмо к доктору Пуфу

  
   Известна Ли Вам, милостивый государь, между старинными русскими блюдами вечерняя зимняя закуска, которая и теперь заняла бы не последнее место между морожеными и питьями, которые подают на вечерах. Она очень проста: возьмите хороших свежих сливок и положите в них клубничного, земляничного или малинового варенья так, чтоб на чайную чашку сливок приходилась столовая ложка варенья; смешайте хорошенько и выставьте на мороз (можно также завертывать в мороженице), вот и все; раскладывайте в рюмки - увидите, что за вкус.
   С совершенным почтением и проч.

Московский гастроном.

  
  

<7>

Искатель блинов и приключений

  
   В моей молодости я любил не одни блины, как Вы легко можете подумать, почтеннейший читатель; я, грешный человек, любил, как и все, то есть просто любил, в прямом значении этого слова... Предмет моей страсти была маленькая кузина, одних со мною лет, то есть пятнадцати, прехорошенькая, превертлявая, - никогда не забуду ее чернорусых кудрей, ее вздернутого кверху носика, ее розовых пухленьких губок; нас принимали за детей, позволяя нам бегать, резвиться, а мы, так сказать, были уж себе на уме; кузина уже успела прочесть "Матильду" госпожи Коттен {Роман "Матильда, или Записки, взятые из истории крестовых походов" французской писательницы Мари Софи Ристо Коттен (1770-1807).}, много раз переводившуюся на русский язык (1-е изд.: М., 1813), а я, я - другое дело, я прочел уже Гетева Вертера в ужасном переводе {Речь идет о переводе Е. К. Вильковского, неоднократно переиздававшемся, начиная с 1794 г.}, до ныне здравствующем, под бестолковым названием: "Страсти молодого Вертера". В этом переводе {Его не должно смешивать с превосходным переводом Рожалина: "Страдания Вертера"; по странному вкусу, перевод Рожалина мало известен публике, а прежний нелепый перевод печатается едва ли не пятым изданием. <Примеч. доктора Пуфа.>}, между прочим, есть, между многими таковыми же, одно весьма достопримечательное место: помните ту минуту, в Гетевом романе, когда Шарлотта, любуясь грозою, берет Вертера за руку и говорит ему: "Клопшток {Клопшток Фридрих Готлиб (1724-1803) - немецкий поэт-идеалист.}?" Почтенный расейский переводчик, не зараженный, как кажется, гибельною западною пытливостью и суемудрием, остановился на этом месте. "Что значило это странное слово Клопшток?" В простоте невинного сердца, он заглянул в лексикон - нет как нет этого досадного слова. Что делать? Думал, думал и, наконец, к величайшему восхищению, вспомнил знакомое, напоминавшее утехи семейного крова словцо: клопштос {Бильярдный термин (от нем. Klofen - "бить" и Stoss - "толчок").}!" Нет сомнения, Шарлотте надоело смотреть на грозу, и она предлагает Вертеру сыграть партию на бильярде. Здесь снова задумался почтенный расейский переводчик; предложение Шарлотты ему показалось весьма неблагоприлично: девушке играть в бильярд! на что это похоже? "Чего не выдумают эти немцы? - сказал он. - Как будто нельзя было найти игры более благоприличной, более деликатной?" И, вспомнив о благоприличных семейных занятиях своего времени, он перевел слово "Клопшток" следующим образом: "Шарлотта, взяв за руку Вертера и смотря на бурное небо, сказала: "Пойдем играть в короли!" Но позвольте, в этом анекдоте есть еще анекдот; недавно довелось мне рассказывать эту курьезную догадку расейского переводчика одной девушке, весьма ученой, но воспитанной, как утверждали ее почтенные родители, в самых строгих правилах нравственности; однако ж, она читала Вертера, но, вероятно, для нравственности же, в русском переводе, и именно в негодном. Что же вы думаете? Она не нашла ничего странного в благоприличном обороте, каковой был изобретен нашим переводчиком, злодейка! Клопштока-то она и не читала, - вероятно, так же для нравственности, и так же весьма наивно смешивала его с клопштосом!! Это было - увы! - недавно! Вот как распространяется гибельное просвещение!
   Но в старинные годы все это было дело постороннее: я тогда еще не предавался пытливости гордого ума; нелепый слог переводчика "Вертера" оставался для меня незамеченным, но на меня действовал горячий, глубокий и сладострастный дух этой книги; моя кузина Наташа была для меня Шарлоттою, точно так же, как я для нее был Малек-Аделем. Я признаюсь мне даже было досадно, зачем у ней нет мужа Алберта, для большего сходства с Шарлоттою! Мне очень хотелось быть несчастливым, не видеть возможности для моего блаженства, а на деле выходило противное: я каждый день виделся с Наташей, каждый день танцевал с нею, не было при ней никакого Алберта, никто не мешал нам, не было от чего прийти в отчаяние - это было очень досадно...
   А счастливые были минуты! Еще теперь помню, как после вальса Шарлотта как будто ненароком висела на моих руках, теперь еще чую, как ее кудри скользят по щекам моим, как одает меня душистым паром девической груди; тогда жасмин был в моде, Наташа любила эти духи, и мои воспоминания так тесно слились с этим запахом, что даже теперь, несмотря на седины, пусть какая-нибудь дама, особливо под маской (я уж не верю открытым лицам), вздумает напрыскаться жасмином, и я отвечаю, что влюблюсь в нее по уши.
   Настала масленица; в большом московском доме, где мы встречались с Наташей, масленица была настоящею масленицею: с утра начинались танцы и блины, блины и танцы; мы упивались любовью и объедались блинами. Блины, жасмин, любовь! Все это вместе теперь кажется очень странным, но тогда все это очень хорошо ладилось и вязалось друг с другом.
   Однако ж всего этого нам было мало: блины, танцы - все это происходило явно, без секрета, при всех домашних; мы даже часто целовались с Наташею во всеуслышанье, по старинному обычаю, и матушки, глядя на нас, лишь любовались нашей, как они называли, дружбой. Не было того, чем живет любовь, чем она одушевляется: не было тайны, не было препятствий, этих важных двигателей в человеческой жизни. Нам очень хотелось с Наташей устроить тайное свидание, - зачем? Мы сами не знали, ибо и при людях мы были совершенно свободны и могли делать все, что нам в голову приходило. Но все-таки казалось как-то лучше.
   Наташа, как женщина, была догадливее и хитрее меня. Она уговорила нянюшку состряпать ей блинов в ее комнате; нянюшке незадолго перед тем был подарен шелковый платок, который мы с Наташей купили на общие деньги; между прочим, нянюшка рада была похвастать и своим искусством, ибо часто, уверяла, что повара вовсе не умеют печь блинов. На эти таинственные блины был приглашен один я.
   Никогда не забуду этого утра! Как теперь помню - темный коридор, в который я прошел с задних сеней; сердце мое билось сильно, как маятник; я спотыкался на каждом шагу; наконец, вдалеке увидел я бледный свет, то была дверь в Наташину комнату, она ждала меня, протянула ручку и чмокнула меня прямо в губы никогда еще ее поцелуй не казался мне так сладким; вхожу, маленькая комната, бальзамины на окошке, возле окошка пяльцы, за ширмами маленькая кроватка, на шифоньерке набросаны знакомые мне Наташины платья, посередине столик, покрытый скатертью, и два стула; везде пахло жасмином... Мы сели, - няня явилась с блинами, и нечего сказать, с блинами чудесными, пухлыми, жирными. "Ну что же, чем кончилось?" - спросит неблагонамеренный читатель.
   Чем? Мы ели, вздыхали и целовались, целовались, вздыхали и опять ели, - целовались, правда, тогда, когда нянюшка выходила из комнаты - и только! С тех пор, прошло - увы! - лет тридцать. Наташа вышла замуж, меня носило по свету невесть где... Недавно мы снова увиделись с Наташей; она уже была матерью семейства, препочтенною, премилою, но, нечего греха таить, жестоко подурнела; на масленице она пригласила меня на блины, - блины невольно напомнили мне прошедшее, я заговорил Наташе о ее маленькой комнате, о наших поцелуях, о наших вздохах... Наташа хохотала от души... "Как мы были глупы! - заметил я наконец. Мы потеряли невозвратимое время..." Наташа погрозила мне пальцем. "Что прошло, того не воротишь, - сказала она, - а начинать не вовремя..." Я было хотел ей что-то возразить, но слова мои как- то не клеились, внутренний голос ничего мне не подсказывал, я сидел перед собою, только блины в их простейшем значении, а в комнате пахло не жасмином, а старческим эсс-букетом...
  

<8>

Переписка доктора Пуфа. Письмо г. Старчикова. Достоинства доктора. Точение ножей. Чищение посуды. Нравственность Ваньки. Подражатели доктору Пуфу. Шампанское масло к блинам. Гусиные перья. Кухонная география: Французские блины. Английские блины

  

Письмо к доктору Пуфу от г. Старчикова

  
   Желанье Ваше, знаменитый доктор, исполняю с аппетитом, какой только может чувствовать человек, исполненный благоговейного уважения к особе Вашей; но прежде прошу запастись терпением, потому что и я человек тоже - значит, не лишен чести быть почитателем той науки, которую человек начинает учить... с первой искрою жизни в самом себе. Это предлинная история; мне хотелось только сказать Вам, усовершенствователю, учителю и представителю этой науки, как высоко ценю я внимание столь доблестного мужа. Вам надоели наши песнопенья и хвалы, Вам надоело читать наши уморительные посланья; знаю, но не могу удержаться, чтоб хотя слабо не выразить чувств моих, потому что слава ваша растет быстрее, чем богатыри в русских сказах; имя Ваше произносят десятки миллионов уст читающего и нечитающего человечества; Вы доказали, знаменитый доктор, что познания Ваши обширны, как мир, разнообразны, как природа; даже враги Ваши, поверители?.. что голодноголовые враги ваши яростно пожирают то, чем Вы дарите читателей. Быть может, это для Вас не новость. По крайней мере, мне сказал один любознательный муж, что враги Ваши принадлежат, по-видимому, к особой породе хамелеонов, потому что имеют удивительную способность превращать себя в разные литеры, и, кроме того, целая фаланга пигмеев багрянеют от натуги, следя ваши исполинские шаги и стараясь подражать им; но бессильному усилью крыловская лягушка лучший пример; витийствующим гаерам конец - печальное ничто; все это я говорю так, мимоходом. А главная цель, я... но я... извините, знаменитый доктор, моей откровенности, я... струсил, и порядочно струсил, не потому, что не мог удовлетворить вопросам г. капитана Брамербрасова, а потому что Вы изъявили желанье, чтоб я отвечал вместо Вас... Отвечать вместо Вас должен я?.. Помилуйте, доктор, я с мелочностью моих скромных знаний могу быть только годен для контраста Вам; у меня даже недостает силы, чтоб не разинуть рта и не облизнуться языком, когда читаю лекции Ваши. Однажды даже до того замечтался, что мне вообразилось, будто в жилах моих течет бульон, а на душе сидит жареная пулярдка и клюет трюфели; я не вытерпел, взмахнул руками, крикнул: цып, цып... и порядочно задел по физиономии моего приятеля, у которого из рта торчало крыло, а на зубах хрустели кости какой-то птицы, приготовленной по вашему наставленью; можете себе вообразить, до какой степени преобладает во мне пуфомания... почти столько же, как и оперомания. Одни спрашивают: "Что, вы ели ли пирожки или что-нибудь из лекций доктора Пуфа?" Другие тоже в этом роде делают приглашенья: "Приходите к нам; сегодня у нас обед весь из доктора Пуфа; чудесные кушанья, а как пишет, прелесть, прелесть, - есть и все есть хочется".
   Вот еще, на я был у одного добросовестного, беспристрастного гастронома, только немного ветхого. Он лежал с раскрасневшимся лицом на малиновой подушке, очень тяжело дышал, и в этом дыханье слышалось по временам: "Пуф..."
   - Что с вами, милостивый государь? - спросил я.
   - Ох... объелся; Пуф... доктор Пуф обкормил меня.
   - Ага! Не смейте же восставать против него!
   - Какое восставать! Я не могу встать от него.
   - Зачем же вы много едите?
   - Потому что... что... хорошо... потому, потом что, потому... Пуф...
   - Вот что значит доктор Пуф! как знаменит, как славен, - говорил я сам себе, уходя от красного гастронома. Теперь представился мне случай повторить Вам мои восклицания. Но это тысяча первое повторенье, без сомнения, надоело вам, хотя оно ни более ни менее как истина. Вы наверно знаете, что имя Ваше,
  
   Гроза вассалов и их жен1,
   1 Цитата из "Послания Дельвигу" (1827) А. С. Пушкина.
  
   потрясает фибры экономов, заставляет трепетать сердца экономок. А повара, бедные повара бледнеют, как я, при мысли говорить за Вас. Но так и быть; смелым Бог владеет, решаюсь писать под вашим покровительством и начинаю...
  
   Милостивый государь,
   господин капитан Брамербрасов!
   Виноват! В титуле господина капитана я ошибся и, кажется, согрешил против письмовника г. Курганова {Курганов Николай Гаврилович (1725?-1796) - русский просветитель, педагог, издатель; составитель "Письмовника"-энциклопедии для самообразования и развлечения.}, что, разумеется, ожесточит услужливых ратователей русского слова, которые свои правила домашней работы, как подержанную вещь, навязывают каждому умеющему писать чуть-чуть не насильно. А кто не послушается - беда! Да вознаградит Плутон в царстве своем этих усердствователей достойным образом за их неусыпный труд на земле! Что же касается до титула господина капитана, то, не зная свойств его характера, честолюбивого или невзыскательного, и чтоб безошибочно потрафить, я напишу как можно полнее, дабы господин капитан мог выбрать для себя что ему следует или что ему понравится, итак:
   Государь мой! Милостивый государь! Ваше благородие! Господин капитан Брамербрасов!!!
   Небезызвестно Вашему благородию из N 5 "Записок для хозяев", что внимание знаменитого ученого доктора Пуфа занято съедобными предметами и, как должно полагать, судя по времени, преимущественно блинами, как предметом важным, народным, имеющим сильное влияние на патриотизм некоторых, потому что в последние времена блинолюбие и блинопочтение признано за весьма жирный патриотизм. Такие вещи требуют глубокой обдуманности, да и все, что послужит к благу наших желудков, словом, все, что можно съесть, обращает на себя внимание великого мужа; это должно служить наставительным примером для многих, как должно исполнять и заниматься предметами, избранными для своей карьеры, или целью жизни. Кто же неразлучнее с целью, кто сильнее в своей карьере доктора Пуфа? Кто вернее исполняет обещания пред читателями? Доктор Пуф! Он дал слово - и сдержал его благородно, чему примеры редки в истории русской литературы; он обещал не щадить ни сил, ни учености своей для каждого блюда, для каждого обеда и исполняет, как никто не в силах будет исполнить. Предоставьте иному ученому говорить за доктора Пуфа, например хоть мне; я действительно знаю, что над кратером Везувия можно изжарить рябчика. А как?.. Тут и запятая; а гений доктора Пуфа неистощим! Природа и Пуф, Пуф и природа то же, что хлеб с маслом и масло с хлебом. Проживи Пуф тысячу лет на свете, и человечество получит столько томов, да и еще новых опытов, новых знаний, новых открытий вдвое, вдесятеро, и во всем, что напишет великий Пуф, не отыщете даже крошечного пуфа. Это доказано тем, что мы уже прочитали. Все это, ваше благородие, я говорю не для того, чтоб доказать Вам, что ни на одной из планет нет кухни, подобной кухне доктора Пуфа; но, удивляясь Вашей храбрости, я счел долгом описать Вам того мужа, к которому Вы обратились так фамильярно... Отвечать предоставлено мне; но я не знаю предварительно Вашего столового хозяйства и в каком оно находится положении, а потому сообщу Вам лишь несколько советов. 1) Если ножи и вилки Ваши доведены усердием господина Ваньки до такой степени, что могут только быть замечательны для одних антиквариев, то дайте им чистую отставку и замените новыми; если же они хороши, но тупы, то за один рубль серебром Вы можете приобрести точильную машинку в каждой инструментальной лавке или в магазинах стальных вещей, потому что точильная машинка стальная; 2) металлическую же посуду, если она у Вас серебряная, чистить должно следующим образом: после употребления вымыть мылом с губкою в одной горячей воде, потом сполоснуть в другой, теплой, обтереть чистым мягким полотенцем и почистить или потереть куском замши с пылью крокоса {Крокоса два рода: один стоит рубль золотник, а другой десять копеек; можно употреблять дешевый; он продается в москательных лавках. <Примеч. доктора Пуфа.>}, отчего будет иметь вид совершенно новый. Касательно же медной посуды или других каких бы то ни было предметов, обратитесь к статье моей "Трепел" {Статья напечатана в No 32 "Литературной газеты" за 1844 г.}. Но все упомянутые способы чищенья не будут у вас клеиться, пока вы не обратите вашего внимания на нравственную чистоту Ваньки, а для сего надлежащий способ должен быть Вам известен более, нежели другим, то есть нам. О других потребностях стола, как-то соли и прочего, относитесь к доктору Пуфу... у него много родов соли.

Н. Старчиков.

  
  

Ответ доктора Пуфа г. Старчикову

  
   Милостивый государь, Ваши комплименты или, как остроумно Вы изволите называть их, песнопения весьма пришлись мне по вкусу; много получаю я подобных блюд, но еще ни одно не было так сладко изготовлено, - и что всего чуднее - очень хорошо переварилось; Вам, конечно, небезызвестно, что от таких сладостей человека только пучит, а толка нет никакого. Вот почему, я полагаю, один мой знакомый директор к концу года (перед представлениями, знаете) всегда ужасно толстеет - так усердно потчуют его столоначальники этим заманчивым блюдом; правда, однако ж, что и в течение года они стараются поддерживать начальническую дородность; оттого же бывают толсты и толстые мошны, разумеется тороватые; я также толстею в конце года, когда ко мне являются издатели с соблазнительною просьбою о статейках - так иногда распучат, злодеи, что не знаешь, куда деваться, - верно оттого, что не умеют так хорошо изготовлять сладкое блюдо, как Вы, милостивый государь!
   Впрочем, я должен Вам заметить, что Вы в некотором заблуждении относительно моей особы; в наше спекулятивное время доктор Пуф двоится; мой известный поваренок Чумичка с благородным негодованием уже не раз доносил мне, что мои лекции прошедшего года преисправно перепечатываются в одном журнале нынешнего года; об этом уже напоминал им мой добросовестный поваренок, - но не впрок пошло; эти господа очень благоразумно рассудили, что если они постоянно перепечатывают в свой журнал уже напечатанное в других, то почему же не перепечатать и статей доктора Пуфа? Такое рассуждение столь убедительно, что и сказать об нем нечего. К тому же издатели кулинарного журнала объявили, что они оставляют без ответа все замечания, против них сделанные; любопытно, что все сии замечания ограничиваются следующим весьма простым: "Сделайте милость, господа, не перепечатывайте чужого!" Оно и дельно! Какие тут ответы! Гораздо благоприличнее молчать и продолжать перепечатывать. Да здравствует индустрия! Впрочем, по мне - все равно; но мой поваренок весьма сердится и грозится - уже он собрал несколько масленых листов бумаги с жареного и выдернул два пера из кормленного гуся. Скажите, милостивый государь, господам перепечатальщикам, чтоб они немного побереглися, - ведь Чумичка у меня шутить не любит, не хуже капитана Врамербрасова, от которого Вы меня с таким эффектом отстояли. Очень Вам за то благодарен; хотя есть у меня на всякий случай целая дюжина поваров, поваренков, чумичек и замарашек, и, нечего сказать, горячи и маслены их сковороды и не тупы шпиговки, - но все не то, как когда человек со стороны заступится. Скажу Вам мимоходом, что недавно мне довелось прочесть, не помню где, о следующем любопытном кухонном применении: в Бретании, во Франции, при народных сборищах за соблюдением порядка наблюдают люди с маслеными закопченными сковородами вместо другого оружия; как скоро кто задумает перейти за запрещенную черту - сковорода перед ним - нарушитель порядка в сторону - и порядок восстановлен! Как Вам это нравится! Истинно, милостивый государь, чем более углубляешься в кухню, тем более убеждаешься в ее универсальности: куда ни поверни - на все сгодится: и против нарушителей благочиния, и против перепечатывальщиков, и против капитана Врамербрасова.
   Однако успокойтесь: где им за мною угнаться! В благодарность за Ваше блюдо я поставляю долгом угостить Вас своим, еще нигде не описанным и мало известным; оно называется
  

Шампанское масло

  
   Возьмите целого рябчика жареного, но не пережаренного и даже немножко не дожаренного; снимите его с костей; мясо изотрите в ступе как можно усерднее и потом протрите сквозь крепкое мелкое решето; кости и внутренность рябчика истолките особо, положите в чистое полотенце, выжмите сок и смешайте его с протертым мясом рябчика. В эту смесь прибавьте фунт самого свежего сливочного масла, два сырых желтка и, беспрестанно перетирая, вылейте туда понемногу стакан шампанского, сбитого с двумя белками. Не забудьте посолить, но не слишком. Протрите все вместе еще раз сквозь сито, чтоб вся смесь лучше смешалась и была нежнее, выложите на тарелку в какую угодно форму и обмажьте сверху одним свежим маслом, ибо без того эта смесь весьма скоро порт

Другие авторы
  • Авенариус Василий Петрович
  • Кржевский Борис Аполлонович
  • Греч Николай Иванович
  • Клеменц Дмитрий Александрович
  • Щепкина Александра Владимировна
  • Муравьев Матвей Артамонович
  • Ренненкампф Николай Карлович
  • Макаров Александр Антонович
  • Грот Николай Яковлевич
  • Божидар
  • Другие произведения
  • Семенов Леонид Дмитриевич - У порога неизбежности
  • Чичерин Борис Николаевич - Мера и границы
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Очерки жизни и избранные сочинения Александра Петровича Сумарокова, изданные Сергеем Глинкою... Часть вторая и третья
  • Духоборы - И. Н. Харламов. Духоборцы
  • Мещерский Владимир Петрович - Свежей памяти Ф. И. Тютчева
  • Григорович Дмитрий Васильевич - Пахатник и бархатник
  • Чулков Георгий Иванович - Современники
  • Давыдов Денис Васильевич - Н. А. Задонский. Денис Давыдов
  • Подкольский Вячеслав Викторович - Гость
  • Стороженко Николай Ильич - Стороженко Н. И.: биографическая справка
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 207 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа