Главная » Книги

Шелехов Григорий Иванович - Российского купца, Именитого Рыльского гражданина Григорья Шелехова перв..., Страница 3

Шелехов Григорий Иванович - Российского купца, Именитого Рыльского гражданина Григорья Шелехова первое странствование


1 2 3

я къ Сѣверу, вездѣ высок³я горы, лежащ³е хребтомъ къ Восточной сторонѣ. Въ срединѣ острова между хребтами есть пади или увалы широк³е, множество рѣкъ, текущихъ въ море, морскихъ заливовъ, и губъ для гаваней довольно. На Матмаѣ ростетъ Дубъ, Букъ, Вязъ, Липа, Березникъ, Тальникъ и мною другаго лѣсу въ Росс³и неизвѣстнаго. Въ хребтахъ ростутъ больш³е орѣхи, въ поляхъ травы не извѣстныя, ягоды Земляника, Шикша, Морошка, Шиповникъ. Въ лѣсахъ водятся черныя Медвѣди, Лоси, Олени, дик³е козы, мѣлк³е Соболи, Лисицы, Зайцы, а по рѣчкамъ Выдры. Дикихъ козъ жители стрѣляютъ изъ луковъ и ловятъ облавно. Птицъ по озерамъ всякаго рода довольно.
   Курильцы о Богѣ никакого понят³я не имѣютъ; а объявляютъ, что въ старину кто то въ туманѣ сходилъ съ неба на землю; обожаютъ птицу филина, и имѣютъ множество болванчиковъ, какъ Мунгалы и Тунгусы. Мертвыхъ зарываютъ въ землю, и вѣрятъ, что онѣ живутъ подъ землею.
   Курильцы всѣ отращиваютъ бороды, которые отъ самыхъ глазъ всѣ лицо закрываютъ; по всему тѣлу имѣютъ мелк³е волосы, а на грудяхъ густые и черные, отъ чего и получили назван³е мохнатыхъ.
   Начальники и зажиточные люди ихъ носятъ. Японск³е и Китайск³е азямы, а проч³е шитое изъ кожъ медвѣжьихъ и дикихъ козъ такъ же и тканое изъ лякъ платье. Въ шитьѣ онаго упражняются женщины. На послѣднихъ трехъ островахъ жители говорятъ однимъ языкомъ, и разговаривая, часто гладятъ бороды и брюхо, и гладя ладонь о ладонь, гогочутъ, га, гое, га. Писмянъ же никакихъ не имѣютъ.
   Во время кушанья всякой хозяинъ или старшина разрѣзываетъ поставленное, какъ то рыбу и прочее: первой кусокъ кладетъ себѣ, а потомъ дѣлитъ по старшинству. Во время ихъ кушанья, всѣ сидятъ кротко и молчатъ: старшей же при раздѣлѣ гогочетъ.
   Курильцы мохнатые въ послѣднихъ четырехъ островахъ живутъ на балаганахъ, устроенныхъ на столбахъ, окладенныхъ и покрытыхъ травою. Ежели въ балаганѣ кто умретъ, то на другомъ мѣстѣ дѣлаютъ новой.
  

ОСТРОВА АЛЕУТСКТЕ.

  
   Беренговъ, или Командорской островъ безлюденъ, имѣетъ низкое положен³е и каменистъ, а особливо въ Юлгозападной сторонѣ, и лежитъ въ 250 верстахъ прямо на Востокъ отъ рѣки Камчатки, подъ 185 градусомъ долготы. Сей островъ содержитъ въ длину отъ 70 до 80 верстъ, и простирается отъ Сѣверозапада къ Юговостоку въ такомъ же направлен³и, какъ и мѣдный островъ, получивш³й с³е назван³е отъ того, что море выбрасываетъ на берега больш³е и малые куски самородной мѣди, которой тамъ такое множество, что можно бы оною производить весьма выгодной торгъ съ Китайцами, у коихъ сей металлъ весьма дорогъ. Нѣкоторые изъ сихъ мѣдныхъ кусковъ имѣютъ такой видъ, какъ будто бы прежде были разтоплены, хотя мѣстоположен³е сего острова и невысокое, однако онъ имѣетъ много холмовъ. Море выбрасываетъ иногда на сей островъ настоящее конфорное, и еще другое дерево, которое имѣетъ бѣлой цвѣтъ, мягко и благовонно. Мѣдный островъ лежитъ въ 60 или 70 верстахъ отъ Южновосточнаго носу Берингова острова, и въ длину содержитъ около 50 верстъ.
   Алеутскихъ острововъ число неизвѣстно. С³и острова лежатъ почти въ 500 верстахъ отъ Мѣднаго острова и простираются отъ Востока къ Югу. Аттакъ есть ближайш³й. Онъ кажется обширнѣе Берингова острова, и лежитъ отъ Запада къ Юговостоку въ 20 верстахъ отъ онаго къ Востоку находится Сам³я, не подалеку же отъ Восточнаго краю лежитъ еще другой небольшой островъ. Въ Южной сторонѣ отъ морскаго прилива, отдѣляющаго оба с³и острова, находится Анатта почти въ томъ же самомъ положен³и, и въ длину имѣетъ не болѣе 25 верстъ. Всѣ с³и острова лежатъ между 54 и 55 градусомъ Сѣверной широты. Жители сихъ острововъ по большой части питаются сушеною рыбою и другими морскими звѣрями.
   За Алеутскими островами слѣдуютъ Адр³ановск³е острова, кои простираются даже до Лисьихъ и дополняютъ рядъ острововъ отъ Камчатки до Америки. С³и острова Адр³ановскими называются по той причинѣ, что Адр³анъ Толстыхъ во время своего путешеств³я въ 1760 году былъ почти на всѣхъ сихъ островахъ.
   Островъ Анга содержитъ въ окружности около 130 верстъ, и на немъ есть мног³я высок³я и каменистыя горы, промежъ которыхъ лежатъ болота и Тундра; но высок³я дерева совсѣмъ не ростутъ. Растен³я тамошн³я суть почти тѣже самыя, как³я находятся и въ Камчаткѣ. Изъ ягодъ есть Водяница или Шикша но Голубица изрѣдка попадается. Числа жителей опредѣлишь не можно, потому что они безпрестанно переѣзжаютъ на байдарахъ съ одного острова на другой.
   Канага лежитъ въ Западной сторонѣ отъ Аяги и имѣетъ въ окружности 200 верстъ. На семъ островѣ есть высокая огнедышущая гора, около которой жители собираютъ лѣтомъ сѣру. У подошвы сей горы находятся горяч³е ключи, въ коихъ жители варятъ себѣ пищу. Въ прочемъ же островъ сей не имѣетъ никакихъ текущихъ водъ, и число жителей простирается только до 900 человѣкъ.
   Четьхина лежитъ въ 40 верстахъ отъ Канаги въ Восточную сторону, и въ окружности имѣетъ около 80 верстъ. На немъ есть мног³я каменистыя горы, и коихъ примѣчан³я достойною почитается такъ называемая Бѣлая Сопка. На низменныхъ мѣстахъ находятся такъ же горяч³е ключи; однако изобильныхъ рыбою текущихъ водъ совсѣмъ нѣтъ. На семъ островѣ живутъ только четыре семьи.
   Тагалакъ имѣетъ въ окружности 40 верстъ, и лежитъ въ 10 верстахъ къ Востоку отъ Четь Хина. На семъ островѣ каменныхъ горъ мало, а изобилующихъ рыбою текущихъ водъ вовсе нѣтъ. При томъ не ростутъ на немъ и так³я травы, которыя бы можно было въ пищу употреблять. Берега его сплошь каменисты, по чему опасно приставать къ онымъ на байдарахъ. Жителей же токмо четыре семьи.
   Атху лежитъ отъ Талагака къ Востоку же въ 40 верстахъ, а окружность его простирается до 560 верстъ. Не подалеку отъ сюда есть пристань, гдѣ суда безопасно на якорѣ стоять могутъ. На семъ островѣ много горъ, изъ коихъ вытекаютъ разныя рѣчки въ море впадающ³я, и въ одной изъ нихъ текущей къ Востоку, водится весьма много рыбы. Жителей на семъ островѣ около 60 человѣкъ.
   Амлагъ гористый островъ, лежитъ къ Востоку въ семи верстахъ отъ острова Атху, и содержитъ въ окружности своей 500 верстъ. На немъ жителей такъ же 60 человѣкъ; но онъ имѣетъ изрядную пристань, и отмѣнно изобиленъ годными въ пищу кореньями. Малыхъ рѣкъ на семъ островѣ много, но рыба водится токмо въ одной, текущей къ Сѣверу.
   Жители сихъ острововъ живутъ въ подземельныхъ пещерахъ, въ коихъ и зимою огня не разводятъ. Рубахи или парки свои дѣлаютъ изъ кожъ птицы Ару и Топорка, коихъ ловятъ силками. Во время дождливой погоды носятъ они еще и другое платье, сшитое изъ тюленьхъ и сивучьихъ кишекъ. Рыба Камбалу ловятъ они деревянными удами и ѣдятъ сырую. Они ни когда и ни чемъ въ прокъ не запасаются; по чему, ежели во время бурной погоды не могутъ выѣзжать на рыбную ловлю, принуждены бываютъ питаться морскою травою и улитками, коихъ собираютъ около берега, и ѣдятъ такъ же сырыхъ. Морскихъ Бобровъ ловятъ они въ Ма³ѣ и ²юнѣ мѣсяцахъ слѣдующимъ образомъ: во время тихой погоды выѣзжаютъ они на нѣсколькихъ байдарахъ въ море, и увидя Бобра, стрѣляютъ по немъ изъ гарпуновъ, а по томъ подъѣзжаютъ къ нему такъ близко, что онъ никакъ уйти не можетъ. Равнымъ образомъ ловятъ они и Тюленей. Они и во время самой жестокой стужи обыкновеннаго своего платья неперемѣняютъ; въ чрезвычайные же морозы жгутъ только сухую траву, и грѣютъ около огня свое одѣян³е. Женское и дѣтское платье шьется у нихъ изъ Бобровъ, и точно такъ же какъ и мужское. Ежели случится имъ ночевать внѣ своего жилища, то. вырываютъ они въ землѣ яму, и ложатся въ оную спать; при чемъ одѣваются токмо платьемъ и рогожами изъ травы сплетенными. О будущемъ совсѣмъ не помышляютъ, и думаютъ единственно о настоящемъ; о законѣ не имѣютъ ни малѣйшаго понят³я, и не полагаютъ ни какого различ³я въ разсужден³и благопристойнаго и не благопристойнаго, да и весьма мало рознятся отъ скотовъ.
  

ЛИСЬЕВСК²Е ОСТРОВА.

  
   Слѣдуютъ за Алеутскими и Андреановскими, и лежатъ между 53 и 55 градусами Сѣверной широты, и между 210 и 218 градусовъ долготы; а по тому и примыкаются къ Америкѣ.
   Уналашка или Агуналяска, знатнѣйш³й Лисьевской островъ, по свидѣтельству однихъ имѣетъ въ длину 120, а по другимъ 200 верстъ, въ ширину отъ 10 до 18 верстъ, и лежитъ подъ 55 градусомъ 29 мин. Сѣверной широты, и отъ 215 до 215 градуса долготы. Съ Сѣверной стороны сего острова есть три залива, изъ которыхъ одинъ, называемый Удага простирается по Сѣверовосточной и Югозападной сторонѣ почти до самой половины острова. Лѣсу на немъ ни какого, кромѣ сланцу таковаго ненаходится; Ясашныхъ и неясашныхъ жителей до 200. Мущина платье носятъ птичье и кишешныя, камлей и шапки деревянныя, а женщины котиковы; въ губахъ и носу носятъ кости, въ ушахъ бисеръ и корольки разнаго цвѣта, но преимущественно бѣлаго; волосы съ переди стригутъ, а съ зади вяжутъ пучкомъ и выпускаютъ виски; юрты строятъ изъ наноснаго лѣсу, вкапѣваясь въ землю на сажень; по разнымъ рѣчкамъ промышляютъ рыбу красную, бѣлую, кижичь, гольцы и, горбушу; и къ пищѣ служащ³е ягоды Малину, Шикшу, Черницу, Сарану, сладкую траву, корень Макарша и другой желтой, подобной осолодкѣ. На семъ островѣ водятся Лисицы чернобурыя, сиводушки и красныя; морск³я Нерпы, Снвучи и малое число Бобровъ. Обыватели Уналашки на промыселъ звѣрей и Китовъ выѣзжаютъ на байдарахъ въ Ма³ѣ мѣсяцѣ человѣкъ по 100; стрѣляютъ изъ луковъ и мечутъ съ доски стрѣлою, которая длиною около двухъ аршинъ, и у которой въ концѣ вставливается острая кость или камень, служащ³й вмѣсто желѣзца; къ стрѣламъ привязываютъ пузырьки, чтобъ они потонуть не могли.
   Умнакъ, островъ отстоитъ отъ Уналашки на 5 верстъ, длиною отъ 100 до 150, а шириною отъ 7 до 15 верстъ. На Западномъ краю Сѣвернаго берега находится довольно пространная гавань, и заливъ въ которомъ лежитъ небольшой каменистой островокъ Адугакъ, а на Южной сторонѣ есть другой, называемой Шемилга. Лѣсу на немъ, кромѣ сланцу, нѣтъ никакого; по срединѣ острова есть горящая сопка, отъ которой по низмѣнымъ мѣстамъ исходятъ горяч³е ключи; жители въ нихъ варятъ мясо, рыбу и коренье; звѣри водятся: Лисицы чернобурыя, сиводушки и красныя, Нерпы, Бобры въ маломъ количествѣ ; жителей до 80 человѣкъ, обходительны всѣ.
   Кигалга, островъ, лежитъ отъ Уналашки къ Востоку въ 5 верстахъ; въ длину имѣетъ не больше 10, а въ ширину 1 верста. Лѣсу и рѣчекъ на немъ нѣтъ, а для пищи ростетъ Сарана, коренье; сладкая трава, ягоды шикша; на немъ водятся Лисицы тѣхъ же родовъ и нерпы, а Бобровъ нѣтъ.
   Акутана, островъ отдѣленый отъ вышеписаннаго проливомъ верстъ на 20, въ длину имѣетъ, 40, а въ ширину отъ 5 до 10 верстъ, утесистъ и гавани способной не имѣющ³й; лѣсу на немъ кромѣ сланцу, не ростетъ; звѣри, кромѣ Бобровъ тѣже, что и на прочихъ островахъ, тожъ разумѣть должно и о травахъ и ягодахъ. Въ рѣчкахъ рыбы не бываетъ. Жителей сорокъ человѣкъ.
   Акунъ островъ, отъ Акутана отстоитъ на 1 версту; въ длину имѣетъ 35, а въ ширину отъ 10 до 15 верстъ: не имѣетъ ни какой гавани, кромѣ бухты на Сѣверной сторонѣ; лѣсъ ростетъ сланецъ; рѣчки хотя на немъ и есть, но рыбы въ нихъ бываетъ мало. Сверьхъ коренья ростутъ обыкновенныя ягоды; звѣри водятся Лисицы бурыя, сиводушки, и красныя, Нерпы; Бобровъ же не бываетъ. Жителей Ясачныхъ и неясачныхъ 50 человѣкъ.
   Аватанокъ островъ отъ вышеописаннаго отдѣляется, на Востокъ, проливомъ на 50 верстъ, въ длину имѣетъ 20, а въ ширину отъ 3 до 5 верстъ; гавани не имѣетъ; жители, коихъ числомъ до 20, въ пищу употребляютъ траву, коренье, Сарану, ягоды; рѣчки хотя и есть, но безрыбны; звѣри водятся тѣже, какъ и на прочихъ островахъ; Бобровъ не бываетъ; отъ сего острова на Юговостокъ лежитъ
   Островъ Кигалка чрезь проливъ на 20 верстъ. Островъ сей имѣетъ въ длину 20, а въ ширину отъ 5 до 7 верстъ; гавани, кромѣ морской бухты, къ судовому отстою неспособной, никакой не имѣется; рѣчки безрыбны; жителей 40 человѣкъ. Родъ ихъ жизни, такой же, какъ и на прочихъ островахъ. Звѣри и травы тѣже, что и на другихъ.
   Угамокъ островъ, отъ Кигалки отстоитъ на 5 верстъ; жителей на немъ 7 человѣкъ, кои образъ жизни имѣютъ тотъ же, что и на прочихъ островахъ; звѣри водятся только красныя Лисицы и Нерпы.
   Кадьякъ островъ лежитъ къ Сѣверовостоку и отъ Уналашки отстоитъ на 800 верстъ. Величина сего острова, за опасност³ю отъ нападен³я островитянъ, точно неизвѣстна; но полагаютъ въ длину 200, а въ ширину отъ 20 до 30 верстъ. На Восточномъ онаго носу есть Бухта, въ которую впали мног³я рѣчки, изобильная рыбою, и въ сей Бухтѣ находится заливъ, глубиною въ 2 1/2 сажени, которой можетъ служить гаванью для судовъ. Лѣсъ на семъ островѣ ростетъ Ольхонникъ, Рябинникъ, Тальникъ и небольшой Березнякъ; а въ хребтахъ есть не малой величины Топольникъ, изъ котораго дѣлаютъ боты, на подоб³е Камчадальскихъ въ коихъ можно сидѣть пяти человѣкамъ. Ростетъ на немъ такъ же довольно сладкой травы; ягодъ: Шикша, Малины, Брусники, Морошки, Черницы, Голубицы и коренья; изобилуетъ онъ разною рыбою; звѣри водятся Лисицы бурыя, Сиводушки и красныя Еврашки, Выдры, Горностаи и соболи; изъ водяныхъ звѣрей примѣчены только Нерпы. Жители сего острова живуть въ Юртахъ, поставленыхъ на столбахъ, съ боковъ обиты лѣсомъ и покрыты травою. Въ нихъ подѣланы мног³я казенки. Юрты внутри обиты деревянными цырелками, рогожамъ подобными. Для входу въ нихъ сдѣлано окно, которое прикрывается кишечною окончиною. Въ зимнее время нагрѣваютъ с³и казенки горячими каменьями и живутъ въ нихъ Тоены и лучш³е мужики; посуду имѣютъ глиняную, и деревянную; число жителей неизвѣстно. Всѣ островск³е жители живутъ обществами, въ коихъ бываетъ человѣкъ по 50, а иногда по двѣсти и по триста, въ большихъ подземельныхъ юртахъ или пещерахъ, которыя имѣютъ въ длину отъ 60 до 80, въ ширину отъ 6 до 8, а въ вышину отъ 4 до 5 аршинъ. Кровли у жилищъ ихъ рѣшетенныя, и покрываются сперва травою, а потомъ землею. Въ кровлѣ бываетъ отъ двухъ до трехъ отверст³й, а на иной отъ пяти до шести; и въ с³и отверст³я входятъ и выходятъ они по лѣсницѣ. Каждая семья имѣетъ въ пещерѣ особенное отдѣлен³е, которое означено столбами. Мущины и женщины сидятъ одни отъ другихъ особо, а дѣти лежатъ на землѣ; и имъ связываютъ ноги, дабы они научились сидѣть на гоккѣ.
   Въ жилищахъ ихъ гораздо больше чистоты, нежели у Камчадаловъ; и хотя они не держатъ въ нихъ огня, однако при всемъ томъ бываетъ тамъ столь жарко, что мужчины и женщины сидятъ обыкновенно наг³е. Естлиже они зимою, будучи въ отлучкѣ перезябнутъ, то пришедши домой зажигаютъ сухую траву, которою запасаются лѣтомъ, а по томъ становятся надъ огнемъ, и такимъ образомъ надѣваютъ кожаныя свои рубахи. Въ нутри жилищъ ихъ темно, по чему держатъ они въ большихъ лампадахъ огонь, а особливо зимою. Лампады же выдѣлываютъ изъ камня, и кладутъ въ нихъ свѣтильну изъ травы ситника. Такой выточенной камень называется Чадукъ.
   Островск³е жители росту средняго, тѣломъ желты, лицемъ плоски и черноволосы. Мужчины брѣютъ у себя обостреннымъ камнемъ, или можемъ всю голову вокругъ: однако на верхушкѣ оной оставляютъ небольшой кружокъ волосовъ, кои висятъ со всѣхъ сторонъ. Иные мужчины умащиваютъ бороды, а иные ихъ брѣютъ, или выщипываютъ волосы съ корнемъ. Женщины подрѣзываютъ съ переди волосы на равнѣ со лбомъ, на зади же связываютъ въ пучокъ. На лицѣ, на спинѣ, на рукахъ и подъ мышками выводятъ они разные узоры, которые сперва накалываютъ иглою, а потомъ натираютъ нѣкоторою черною глиною. Въ нижней губѣ прорѣзываютъ они по три скважины, и въ среднюю продѣваютъ плоскую кость, или небольшой цвѣтной камень; а въ посторонн³я вставливаютъ длинныя обвостренныя кости, которыя достаютъ до самыхъ ушей. Так³я же скважины дѣлаютъ они и въ носовомъ хрящу, и продѣваютъ сквозь оныя небольш³я кости, отъ чего нозри ихъ всегда бываютъ приподняты къ верьху. Они дѣлаютъ и въ ушахъ скважины, въ коихъ носить разныя украшен³я, и наипаче пронизки, такъ же янтарные куски, которые жители разныхъ острововъ вымѣниваютъ у обитателей острова Алаксы на стрѣлы и камни. Мужчины носятъ рубахи изъ птичьихъ кожъ, длиною по колѣна, и надѣваютъ ихъ черезъ голову. С³и рубахи съ переди и съзади какъ будто обливаютъ около тѣла. Въ дождливое же время надѣваютъ они верхнее платье или камней, дѣлаемое изъ пузырей и другихъ внутреннихъ частей Сивучей и Китовъ, которыя они надуваютъ и сушатъ,
   Женское платье покроемъ такое же какъ и мужское, и отличается только тѣмъ, что дѣлается изъ кожъ морскихъ Бобровъ и медвѣдей. С³и кожи подкрашиваютъ нѣкоторою красною землею, и изрядно сшиваютъ жилами. Сверьхъ того украшаютъ они платье свое бобровою опушкою и кожаною бахрамою: на шеѣ же носятъ пронизки. Они шьютъ костеными иглами., а вмѣсто нитокъ употребляютъ жилы.
   Нѣкоторые носятъ шапки изъ пестрыхъ птичьихъ кожъ, у которыхъ оставляютъ отчасти крылья и хвостъ. У обыкновенныхъ ихъ шапокъ, въ которыхъ ходятъ на рыбную ловлю и звѣриной промыселъ, торчитъ въ переди не большая досчечка, украшенная коренными зубами Сивучей, или пронизками, у Росс³янъ вымѣненными. Во время же праздниковъ своихъ носятъ они еще лучш³я шапки.
   Обмѣнныя торги производятъ они между собою морскими Бобрами, платьемъ изъ птичьихъ кожъ, рубахами изъ кишекъ, большими кожами Сивучей къ покрыван³ю байдаръ употребляемыми, деревянными шапками, стрѣлами и нитками изъ жилъ и изъ оленьяго волосу, которой они получаютъ съ полуострова Аляска. Домашн³я ихъ вещи состоятъ изъ четвероугольныхъ ведеръ и большихъ корытъ, кои дѣлаютъ изъ лѣсу, моремъ на берегъ выбрасываемаго. Вмѣсто топоровъ употребляютъ кривые каменные или костяные ножи. Однако они имѣютъ и желѣзные ножи, кои безъ сомнѣн³я получили отъ Росс³янъ. Огонь высѣкаютъ они иногда изъ двухъ кремней, ударяя одинъ объ другой надъ бобровымъ пухомъ съ сѣрою перемѣшаннымъ, или надъ сухими листьями. Обыкновенный же ихъ способъ доставить огонь состоитъ въ томъ, что они по примѣру Камчадаловъ дѣлаютъ въ доскѣ дыры, и просунувъ палку вертятъ съ великою скорост³ю до тѣхъ поръ, пока дерево не начнетъ загараться; послѣ чего ловятъ искру на трутъ. Суда имѣютъ они двояк³я, больш³я и малыя. Къ первымъ принадлежатъ байдары, кожею обшитыя и имѣющ³я на обѣимъ сторонамъ веслы; въ нихъ могутъ помѣститься отъ 30 до 40 человѣкъ. Малыя же суда подобныя Гренландскимъ ботамъ, дѣлаются изъ весьма тонкихъ рѣшетинъ, и обыкновенно обшиваются кожею, которая покрываетъ судно какъ по бокамъ, такъ и сверьху, и плотно обтягивается около тѣла того, кто сидя въ немъ гребетъ. Въ нѣкоторыя изъ сихъ послѣднихъ судовъ садится и по два человѣка, и одинъ гребетъ, а другой ловитъ рыбу. Однако сей родъ судовъ представленъ кажется для преимущества однимъ только То³онамъ, и ихъ правятъ двулопатистымъ весломъ; вѣсомъ никогда не бываютъ они болѣе 50 фунтовъ. На сихъ судахъ переплываютъ они съ одного острова на другой, и въ тихую погоду проходятъ далеко въ море, гдѣ ловятъ треску и Камбалу костяными удами, для коихъ снурки дѣлаютъ изъ жилъ или изъ морской травы. Въ ручьяхъ бьютъ они рыбу стрѣлами. Море выбрасываетъ иногда на берегъ Китовъ и другихъ морскихъ звѣрей, коихъ они такъ же употребляютъ себѣ въ пищу. Они никогда не промышляютъ ни звѣрей ни рыбъ столько, сколько имъ надобно, и по тому питаются больше улитками, морскою травою и всемъ тѣмъ, что море выбрасываетъ. Наибольше же любятъ они Сарану и друг³я коренья, такъ же и розныя ягоды. Пищу употребляютъ обыкновенно сырую; естли же вздумаютъ поѣсть чего нибудь варенаго, то кладутъ рыбу или мясо въ выдолбленной камень, и накрывъ другимъ замазываютъ глиною, и разводятъ подъ ними огонь. Съѣстные запасы сушатъ всегда безъ соли на вольномъ воздухѣ. Росс³йское масло посное и коровье ѣдятъ они весьма охотно, но хлѣба не любятъ. Когда имъ въ первой разъ доказали сахаръ, то они не смѣли его отвѣдать, пока не увидѣли, что Росс³яне и сами оной ѣдятъ. Узнавъ же, что оной сладокъ, спрятали къ себѣ, дабы имъ поподчивать своихъ женъ. Нюхотельной табакъ, которой они такъ же отъ Росс³янъ впервые получили, употребляютъ теперь съ великою охотою. Они кормятъ и самыхъ малыхъ дѣтей грубою пищею и обыкновенно сырымъ мясомъ. Ежели младенецъ разкричится, то мать вынесши его на морской берегъ, окунываетъ въ воду, хотя бы то было лѣтомъ или зимою, и держитъ его во оной до тѣхъ поръ, пока онъ кричать не перестанетъ. Но с³е непричиняетъ дѣтямъ ни малѣшаго вреда, а на противъ того укрѣпляетъ и предуготовляетъ ихъ къ стужѣ: по чему они во всю зиму, не чувствуя ни малѣйшей боли ходятъ босые. Они принуждены такъ же часто купаться въ водѣ; ибо островск³е жители вообще думаютъ, что они бываютъ отъ того смѣлѣе, предпр³имчивѣе и впредь счастливѣе въ рыбной ловлѣ. Ежели островск³е жители имѣютъ у себя что въ запасѣ, то ѣдятъ не разбирая времени; естлиже ни чего не имѣютъ, то могутъ и нѣсколько дней сряду сносить голодъ. Они ни мало не брезгливы и глотаютъ не только насѣкомыхъ, кои безпрестанно по нимъ ползаютъ, но и мокроту изъ носу вытекающую. Моются же они сперва мочею, а потомъ водою. Оруж³я ихъ есть: лукъ, стрѣлы, рогатины и дротики. С³и и послѣдн³я бросаютъ они съ небольшой доски, по примѣру Гренландцовъ, аршинъ на 50. Дротики бываютъ длиною въ полтора аршина, и ратовище, которое судя по тому, чемъ они его обдѣлываютъ, довольно хорошее, составляется не рѣдко изъ двухъ кусковъ. Копья были прежде какъ у стрѣлъ, такъ и рогатины ихъ каменныя и костяныя; но нынѣ обыкновенно дѣлаютъ изъ желѣза, которое получаютъ отъ Росс³янь. Желѣзо точатъ они между двумя камнями, поливая оное часто морскою водою, и дѣлаютъ изъ него такъ же ножи и топоры, коими строятъ свои байдары. По словамъ престарѣлыхъ людей на островахъ Умнакѣ и Уналашкѣ жители с³и не вели ни когда ни между собою ни съ сосѣдями своими войны, выключая одинъ только случай, по которому имѣли они брань съ жителями Алашки. Поводомъ же къ сей брани служило слѣдующее обстоятельство. Сынъ Уналашскаго То³она имѣлъ вывихнутую руку, къ коей жители Алашки приѣхавш³е гостить на Уналашку, вздумали привязать бубенъ и на смѣхъ заставили его плясать. Сродники сего мальчика почитая себя обиженными завели съ ними ссору, и съ того времени жители сихъ острововъ живутъ всегда во враждѣ, чинятъ одни на другихъ нападен³я и стараюися другъ друга раззорять. Жители Уналашки нравами не столь суровы, какъ друг³е островск³е обыватели, и они гораздо вѣжливѣе и ласковѣе ихъ къ чужимъ людямъ; но при томъ ведутъ непрестанныя войны, во время которыхъ больше хитрост³ю стараются одержать побѣду. Жители Унимака почитаются сильнѣйшимъ всѣхъ прочихъ: и они нападаютъ въ великомъ множествѣ на обывателей другихъ острововъ и похищаютъ у нихъ женъ, что бываетъ главнымъ къ войнѣ поводомъ. Островъ Алаксу наиболѣе они нападен³ями своими безпокоятъ, по тому конечно, что онъ многолюднѣе и обширнѣе другихъ. Они ненавидятъ всѣхъ Росс³янъ, почитая ихъ общими своими непр³ятелями, нападающими вездѣ, гдѣ токмо надѣются получить себѣ корысть, и потому побиваютъ ихъ вездѣ, гдѣ бы они имъ ни попались. Каждое селен³е, имѣетъ особливаго начальника, котораго они называютъ туку (То³онъ), и который предъ прочими ни саномъ, ни почест³ю не отмѣнитъ. Онъ рѣшитъ споры съ общаго соглас³я сосѣдей; и ежели выѣзжаетъ на суднѣ въ морѣ, то имѣетъ при себѣ служителя, которой называется Хате, и гребень вмѣсто его. Въ семъ заключается все его примѣтное преимущество; въ прочемъ же работаетъ онъ такъ какъ и друг³е. С³е зван³е не наслѣдственное, но дается тѣмъ, которые отличаютъ себя отличными качествами или имѣютъ у себя много друзей. И потому весьма часто бываетъ избираемъ въ То³оны тотъ, кто самое большое имѣетъ семейство. Ежели они бываютъ ранены, то прикладываютъ къ ранѣ нѣкоторой желтой корень и постятся нѣсколько времени. Естьли же чувствуютъ боль въ головѣ, то каменнымъ ланцетомъ пускаютъ кровь изъ какой нибудь головной жилы. Когда они насаживаютъ копьеца на свои стрѣлы, то бьютъ себя въ носъ тѣхъ поръ, пока не пойдетъ кровь; и сею кровью приклеиваютъ они свои копья.
   За уб³йство нѣтъ у нихъ никакого наказан³я, по тому что они не имѣютъ судей. Естьли у островскихь жителей во время разъѣздовъ издержатся всѣ собственные ихъ припасы, то они переходя изъ одного селен³я въ другое, просятъ милостыню, или требуютъ вспоможен³я отъ друзей своихъ и сродниковъ.
   Свадебныхъ обрядовъ не имѣютъ они никакихъ, и всякъ беретъ столько женъ, сколько онъ содержать въ состоян³и; однакожъ никто болѣе четырехъ не имѣетъ. Иные удовлетворяютъ такъ же похоти своей и противнымъ природѣ образомъ по примѣру Камчадаловъ; и так³е мужчины носятъ женское платье. Жены живутъ не всѣ вмѣстѣ, но въ разныхъ юртахъ, какъ у Камчадаловъ. Мужья часто женъ своихъ промѣниваютъ на как³я ни будь надобности, а во время голоду отдаютъ ихъ и за пузырь съ жиромъ. Нѣкоторые изъ таковыхъ мужей стараются такъ же получить женъ своихъ обратно; еслиже не могутъ выручить, а особливо такихъ, коихъ больше другихъ любили, то не рѣдко сами себя убиваютъ. Ежели чужестранцы прибудутъ въ какое ни есть селен³е, то женщины по общему ихъ обыкновен³ю выходятъ на встрѣчу, а мужчины остаются дома; и с³е почитается знакомъ дружества и доказательствомъ того, что пр³ѣзж³е могутъ быть безопасны. Ежели хозяинъ имѣетъ многихъ женъ, то онъ одною ссуждаетъ своего гостя; естьли же и у самаго его только одна, то отдаетъ ему служанку. Естьли мужъ умретъ въ юртѣ своей жены, то она удаляется въ темную пещеру, и живетъ тамъ сорокъ дней. То же самое дѣлаетъ и мужъ послѣ смерти любезнѣйшей изъ женъ своихъ. Когда же умрутъ отецъ и мать, то дѣти должны сами себѣ промышлять пропитан³е. Росс³яне нашли многихъ въ такомъ горестномъ состоян³и и нѣкоторые приводимы были къ нимъ для продажи. Празднества бываютъ у островскихъ жителей весьма часто, а особливо когда обыватели одного острова пр³ѣзжаютъ гостить на другой, мужчины выходятъ гостямъ навстрѣчу и бьютъ въ небольш³я бубны; предъ ними же идутъ жены, кои поютъ пѣсни и пляшутъ. По окончан³и пляски, хозяинъ проситъ гостей принять въ празднествѣ участ³е: и потомъ возвращается въ свое жилище, укладываетъ порядочно рогожи и ставитъ для гостей наилучшее свое кушанье. Гости же при пришедши садятся, и наѣвшись досыта начинаютъ веселиться. Сперва пляшутъ ребята, и прыгая бьютъ въ свои малиньк³е бубны, а старш³е обоего пола поютъ въ с³е время пѣсни. По томъ пляшутъ мущины почти со всѣмъ наг³е, и занавѣшиваются только съ переди. Они идутъ малыми шагами одинъ за другимъ, и бьютъ въ больш³е бубны. А когда они устанутъ, то смѣняютъ ихъ женщины, кои пляшутъ во всемъ своемъ платьѣ иногда по одиначкѣ, а иногда по парно: при чемъ имѣютъ они всегда съ собою довольно надутые пузыри, коими они пляшучи размахиваютъ. Между тѣмъ мужчины безпрестанно бьютъ въ бубны и потомъ; по окончан³и же пляски гасятъ огонь, разведенной въ юртѣ нарочно для сего празднества, и ежели случится тутъ волшебникъ, то начинаетъ въ темнотѣ колдовать, естьли же его нѣтъ, то гости отходятъ въ свой шалашъ, которой дѣлаютъ обыкновенно изъ байдаръ и рогожъ. Звѣрей промышляютъ они наибольше, начиная съ послѣднихъ чиселъ Октября до начала Декабря мѣсяца, и въ с³е время бьютъ они много молодыхъ морскихъ медвѣдей или китовъ, коихъ кожи употребляются на одѣян³е. Во весь же Декабрь Мѣсяцъ они веселятся; и с³и забавы разнятся отъ вышепомянутыхъ тѣмъ токмо, что мущины пляшутъ въ деревянныхъ личинахъ, изображающихъ разныхъ морскихъ звѣрей, и подкрашенныхъ красною, зеленою и черною землею, которую на сихъ островахъ находятъ. Во время празднества жители посѣщаютъ одни другихъ не только изъ разныхъ селен³й, но и съ ближайшихъ острововъ. По окончан³и игрищъ ломаютъ они свои личины и бубны, или кладутъ ихъ въ пещеры горъ, откуда никогда ихъ болѣё не берутъ. Весною промышляютъ они старыхъ морскихъ Бобровъ, Сивучей и Китовъ; а лѣтомъ ловятъ на морѣ рыбу. Иные изъ Росс³йскихъ мореплавателей утверждаютъ, что островск³е жители не имѣютъ о Богѣ ни какого понят³я; но мнѣн³е с³е несправедливо; ибо и между ими дѣйствительно видны слѣды хотя непорядочнаго, однакожъ такого богопочитан³я, какого отъ непросвѣщеннаго народа ожидать можно. Выше сего упомянуто уже нами что они при празднествахъ своихъ употребляютъ волшебниковъ, которые объявляютъ, что они внушаемы бываютъ Куганами или демонами. Естьли они что ни будь предсказываютъ, то надѣваютъ деревянныя личины, изображающ³я тѣхъ самихъ Кугановъ, которые по ихъ сказкамъ, имъ являлись; а потомъ они пляшутъ, ломаясь чрезвычайно, и бьютъ въ бубны покрытые рыбьею кожею. Островск³е жители носятъ такъ же на шапкахъ своихъ нѣкоторыя изображен³я, и ставятъ ихъ сверьхъ того около юртъ для отвращен³я д³яволовъ или злыхъ духовъ. Все с³е довольно доказываеть, что и они имѣютъ нѣкоторую вѣру. Скудныхъ покойниковъ завертываютъ они въ ихъ платье или въ рогожу, а по томъ кладутъ во гробъ и засыпаютъ землею; богатыхъ же укладываютъ въ платьѣ и съ оруж³емъ въ небольш³я байдары, которыя дѣлаютъ изъ наноснаго лѣсу, и вѣшаютъ ихъ на столбахъ, поставленныхъ крестообразно; послѣ чего мертвое тѣло истлѣваетъ на вольномъ воздухѣ. Нравы и обычаи жителей Алеутскихъ острововъ весьма много сходствуютъ со нравами и обычаями жителей лисьихъ острововъ. Алеуты платятъ нынѣ ясакъ и совсѣмъ подвласный Росс³и. Нѣкоторые изъ нихъ научились уже нѣсколько отъ Росс³йскихъ промышлениковъ и по Руски. Да и всѣ вообще жители острововъ въ Восточномъ Океанѣ лежащихъ отмѣнно склонны къ учен³ю и весьма скоро Росс³йской языкъ понимаютъ.
  

Конецъ.


Другие авторы
  • Гельрот М. В.
  • Карелин Владимир Александрович
  • Крешев Иван Петрович
  • Зилов Лев Николаевич
  • Петров Дмитрий Константинович
  • Новорусский Михаил Васильевич
  • Курсинский Александр Антонович
  • Нечаев Степан Дмитриевич
  • Габбе Петр Андреевич
  • Муйжель Виктор Васильевич
  • Другие произведения
  • Воровский Вацлав Вацлавович - В кривом зеркале
  • Якубович Петр Филиппович - Избранные переводы
  • Орлов Сергей Иванович - Стихотворения
  • Некрасов Николай Алексеевич - Цейтлин А. Некрасов
  • Мамин-Сибиряк Дмитрий Наркисович - Горное гнездо
  • Семенов Сергей Терентьевич - Лев Толстой. Предисловие к "Крестьянским рассказам" С. Т. Семенова
  • Рожалин Николай Матвеевич - Нечто о споре по поводу "Онегина": (Письмо редактору "Вестника Европы")
  • Правдухин Валериан Павлович - Краткая библиография
  • Гоголь Николай Васильевич - Размышления о Божественной Литургии
  • Розанов Василий Васильевич - Автор "Балаганчика" о Петербургских религиозно-философских собраниях
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 124 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа