Главная » Книги

Толстой Лев Николаевич - Том 84, Письма к жене С. А. Толстой 1887-1910, Полное собрание сочинений

Толстой Лев Николаевич - Том 84, Письма к жене С. А. Толстой 1887-1910, Полное собрание сочинений


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23


ЛЕВ ТОЛСТОЙ

ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ

Под общей редакцией

В. Г. Черткова

При участии редакторского комитета в составе:

Н.К.Гудзия, Н.Н. Гусева, М.М. Корнева, Н.К. Пиксанова, Н.С. Родионова, М. А. Цявловского

Издание осуществляется под наблюдением государственной редакционной комиссии в составе: Ф.М. Головенченко, В.С. Кружкова, А.М. Панкратова, А.А. Фадеева, М.А. Шолохова

Серия третья

Письма

ТОМ 84

(Перепечатка разрешается безвозмездно)

   (Издание: Л. Н. Толстой, Полное собрание сочинений в 90 томах, академическое юбилейное издание, том 84, Государственное Издательство Художественной Литературы, Москва - Ленинград - 1949; OCR: Габриел Мумжиев)
  
  

ПИСЬМА К С.А. ТОЛСТОЙ

1887-1910

  

1887

  

369.

   1887 г. Января 3. Никольское-Обольяново.
  
   Доехали очень хорошо. Здоровы. Достаньте пожалуйста ва-рианты драмы. (1) Зайдет Сизова. (2)
  

Толстой.

  
  
   Телеграмма.
  
   Толстой с дочерью Татьяной поехал в имение Олсуфьевых Никольское (Обольяново, ныне с. Подьячево).
  
   (1) Речь идет о варианте четвертого акта "Власти тьмы". См. письмо Толстого к М. Г. Савиной, т. 63, N 609.
   (2) Александра Константиновна Сизова (ум. 1908 г.) - писательница.
  
  

* 370.

  
   1887 г. Января 6. Никольское-Обольяново.
  
   Продолжаем быть благополучными. Завтра зайдут за дра-мой, письмами.
  

Толстой.

  
   Телеграмма.
  

371.

  
   1887 г. Января 7, Никольское-Обольяново.
  
   Нынче утром, 7-го, получили твое письмо, (1) в к[отором] ты пишешь о чтении, (2) о том же, что ты собирала его, - т. о. предшествующего письма, еще нет. Радуюсь, что у вас дома, судя по твоим двум письмам (3), - хорошо. Вероятно, нынче ночью приедет человек, к[оторый] привезет твои письма и те, к[оторые] ты посылаешь. (4) Здесь хорошо - так, как ты знаешь.
   Из гостей была Сизова (она поздно получила письмо и не могла зайти к тебе) и Ковалевский. (5) Нынче приехал Татаринов. (6)
   Таня тиха и сдержанна, и не скучна, не весела. Все с ней очень aux petits soins. (7) Нынче она начала писать няню. Я пишу, когда в духе, ту повесть (8) начатую, о к[оторой] я говорил тебе. Я всё время здесь не совсем здоров, и в унылом духе, и без энергии духовной, но отлично. То болел живот, зяб и был запор, а с нынешнего утра стало было хорошо, но я погу-лял по морозу, и опять немного не по себе. К Всеволожским (9) мне ехать не хочется, а хочется домой. Но и Тане не хочется прекословить. Постараюсь сделать, как она хочет. Нынче получил и твое письмо, (10) и, письмо Стахов[ича] и о драме - посылаю его тебе и статью в Нов[ом] времени. (12) Со всех сторон шумят. А ты не слишком ли разлетелась на Феоктистова. (13) Главное, не надо сердиться; а еще лучше вовсе не заботиться. Очень неопределенна здесь переписка, и я мало знаю о вас, и мне это скучно. Была тут елка в манеже. Всё здесь как-то вяло, натянуто. Все добрые люди, но мальчики (14) лучше всех. - Ну, прощай, душенька; завтра, получив твои письма, напишу еще. Письма твои оба были такие хорошие, приятные, спокой-ные и обстоятельные. Целую тебя и всех детей. M-me Seuron (15) и Miss Martha (16) поклоны.
  
  
   На конверте: Москва. Долгохамовнический переулок, 15. Графине Софье Андревне Толстой,
  
  
   (1) От 6 января.
   (2) С. А. Толстая читала у себя в доме "Власть тьмы". Присутство-вали при этом чтении кн. С. С. Урусов, Е. П. Ермолова, Л. М. Лопатин, Л. И. Поливанов и др.
   (3) От 5 и 6 января (ПСТ, стр. 379).
   (4) От И. Е. Репина, В. Г. Черткова, Файнермапа и др.
   (5) Максим Максимович Ковалевский (1851-1915). См. т. 83.
   (6) Иван Васильевич Татаринов (1862-1903) - новоторжский уездный предводитель дворянства.
   (7) [заботливы.]
   (8) Рассказ "Ходите в свете, пока есть свет". См. т. 26, стр. 250.
   (9) Софья Владимировна (1859-1923), вышедшая замуж за И. В. Татаринова, и Михаил Владимирович (1860-1909) Всеволожские. Их имение Таложня - близ Торжка Тверской губ.
   (10) Писанное в ночь с 3 на 4 январи.
   (11) Александр Александрович Стахович (1862-1903); его письмо о "Власти тьмы" - от 28 декабря 1886 г.
   (12) А. С. Суворин, "По поводу драмы графа Толстого" - "Новое время", 1887, N 3898, от 5 января.
   (13) Е. М. Феоктистов (1829-1898) сам цензуровал "Власть тьмы". С. А. Толстая писала в письме от 3-4 января: "Воздерживаюсь писать о цензуре, во мне кипит столько злобы, что я на всё готова на самое край-нее... Письмо Феоктистову я завтра напишу, - какое оно выйдет, - мне самой любопытно" (ПСТ, стр. 377-378).
   (14) Михаил Адамович (1860-1918) и Дмитрий Адамович (1862-1937) Олсуфьевы. О них см. т. 83, стр. 359.
   (15) Анна Сейрон - француженка-гувернантка в доме Толстых.
   (16) Мисс Марта - англичанка-гувернантка у Толстых.
  
  

372.

  
   1887 г. Января 10. Никольское-Обольяново.
  
   Я точно неохотно отпускаю Таню, (1) но ее слова: нет (2) - немножко изменили мой взгляд. Flirtation скверно.
   Очень грустно мне стало после твоего нынешнего письма. Мне так становилось одиноко без вас, а тут еще ты пишешь и ждешь. Не знаю, уживу ли здесь без Тани, а впрочем видно будет. Всё это время у меня здоровье б[ыло] не хорошо - желудок. Нынче совсем хорошо, но что-то грустно. По утрам я пишу свою повесть. По числу страниц написал много, но не знаю, будет ли на пользу людям, т. е. хорошо. Завтра думаю кончить на черно - подмалевку. Это одно из обстоятельств, по к[оторому] я не уехал. Но хотелось бы уехать, получить от тебя телеграмму такую, к[оторая] бы вызвала. В духе мы с Таней, кажется, хорошем, - тихом и спокойном. Очень жаль мне тебя, что ты рассердилась на М[исс] Марту. Это всегда тяжело, а теперь еще, что ты одинока.
   Как хочется получить от тебя хорошее письмо, а то то на-строение, в к[отором] написано твое последнее, меня тревожит. Пожалуйста, ты не сердись и особенно на меня. Мне здесь для нерв очень успокоительно, и я рад, что нездоровье пережил здесь, но в Москву очень хочется. А живу, п[отому] ч[то] заехал, и Таня тут, и мне насчет ее неловко и жутко.
   Я сейчас поговорил с ней. Она говорит, что ничего нет. Я ей говорил, что если бы она не хотела, не имела в виду, то не следовало бы ехать. Она говорит, что ничего, ничего нет; тем лучше, но знаешь, что всё так деликатно, если есть, и не следует трогать. (3)- Ну, прощай, душенька, целую тебя и детей.
  

Л. Т.

  
   (1) Т. Л. Толстая поехала в Таложню.
   (2) Т. Л. Толстая писала: "Здесь очень хорошо, живется, тихо, но весело - никаких flirtations нет..."
   (3) Имеются в виду отношения Т. Л. Толстой и М. А. Олсуфьева.
  
  

373.

  
   1887 г. Января 13. Никольское-Обольяново.
  

13-го вечером.

  
   Я совсем спутался с письмами к тебе, милый друг. То ожидал от тебя письма, то сам хотел приехать, и кончилось тем, что все эти последние дни ни ты обо мне, ни я о тебе не знаем по-дробно.
   Вчера ты получила мою телеграмму, (1) а я твое письмо. (2) Все первые дни моего пребывания здесь мне очень нездорови-лось - болел живот, были бессонницы, и я был не в духе, потом Таня уехала, и мне сделалось скучно и жалко за то, что мы врозь, и я хотел сейчас же ехать, но выпала мятель, и в первый день нельзя было ехать, так что и Мат[ильду] Пав-л[овну] (3) не повезли, а тут оставался день до возвращения Тани. - Ан[на] Мих[айловна] (4) ужасно сватает, говорит, что она не сватает, но содействует, чтобы молодые люди узнали друг друга, и расхваливает свой товар, я отмалчиваюсь осо-бенно потому, что не имею никакого мнения о том, чего нет. Когда будет вопрос, тогда и понадобится ответ. -
   Я дописал на черно свою повесть. (5) Бумаги измарал много, но очень пока еще нехорошо; но непременно поправлю и кончу, коли буду жив. - Соскучился я очень по тебе и вас, но и просто соскучился от хозяев, добрых самих по себе порознь, но не добрых друг к другу, и от тяжелой, давящей и непривлека-тельной роскоши жизни. Нынче много ходил гулять, и в караулке, в лесу нашел солдата Митрича (6) - живого. Завтра, если Таня не приедет, как обещала утром, то я приеду, а если приедет и будет не устала, то мы приедем. - Так до скорого свиданья, коли Б[ог] велит.
  

Л. Т.

  
   От Тани была телеграмма, что доехали благополучно. Нынче они едут сюда, и письмо это везут лошади, к[оторые] их при-везут завтра утром.
  
  
   На конверте: Москва. Долгохамовнический переулок, 15. Графине Софье Андревне Толстой.
  
   (1) Она не сохранилась.
   (2) От 10 января.
   (3) Матильда Павловна Моллас - подруга Е. А. Олсуфьевой.
   (4) Гр. Анна Михайловна Олсуфьева (1833-1901) - мать Е. А., М. А., Д. А. Олсуфьевых.
   (5) "Ходите в свете, пока есть свет".
   (6) Действующее лицо из "Власти тьмы". "Живой Митрич" - отставной николаевский солдат, служил лесным сторожем.
  

374.

   1887 г. Апреля 1. Тула.
  
   Ехал очень дурно тем, что жара ужасная, но очень хорошо тем, что интересные и не бесполезные разговоры шли с рас-кольниками-старообрядцами. Сережа (1) б[ыл] в Ясной и хотел вернуться ночью, и я остался ночевать у милого Давыдова. (2) Утром перешел к Сереже, сижу с ним, напьюсь чаю и поеду сейчас, в 3-м часу, в Ясную.
  
  
   (1) Сергей Львович Толстой (1863-1947).
   (2) Николай Васильевич Давыдов. См. т. 83, стр. 337.
  

375.

1887 г. Апреля 2. Я. П.

  
   Хоть и совестно посылать на Козловку, но очень хочется писать тебе. Я совсем здоров. Нынче чувствую некоторую уны-лость, но здоровье со всех сторон прекрасно. Вчера выехал из Тулы в 3. И казалось так хорошо в поле на свете божьем, к[оторый] я давно не видал, что с половины дороги послал Михаилу (1) одного, а сам пошел пешком, застал мальчиков (2) за обедом. Был бульон и пирожное трудов Ник[олая] Мих[ай-ловича] (3). Здоровье душевное так хорошо, что и у Сережи, пока он не пришел, немного пописал, и дорогой всё шел, думал и, сидя на куче камней, записывал. Спал прекрасно. Тит (4) в слух читал мальчикам в другой комнате "Раздел" (5) и очень хорошо. Нынче в изобилии всего напился кофею и работал до самого обеда. И потом головой устал. Мальчики ходили на тягу на пчельник, я ходил к ним навстречу. Грязь страшная. Лева убил валдшнепа 1. Домой пришел в 10-м часу, всё думал и смотрел на звезды. Очень хороша ночь. А тут телеграмма от Дена, (6) что он приезжает. Напились чаю и ждут его, а я вот пишу. Как-то ты поживаешь? Где спишь, нервы успо-коились ли? -
   Я приеду непременно повидаться с вами. Что Илья, продол-жает ли быть в том хорошем настроении, в к[отором] был? Подкрепи его Бог. Таня также ли спокойна по Митречивски? Не пренебрегает тифлисск[ими] барышнями? (7) Маша благопо-лучна ли и малыши? (8)
  
   Ну, прощай пока. -
  
   Л. Т.
  
   Сережу, (9) Количку (10) целую. На большом листе письмо Бирюкова, (11) сыщи его и пришли.
  
  
  
   На конверте: Москва. 15., Долгохамовнический переулок. Графине Софье Андревне Толстой.
  
   (1) Михаил Филиппович Егоров - сын кучера.
   (2) Сына Льва и Алкида Сейрона.
   (3) Николай Михайлович Румянцев - повар у Толстых.
   (4) Тит Иванович Полин (он же Пелагеюшкин), служил у С.Н. Толстого, позднее у С. Л. Толстого.
   (5) "Раздел" - рассказ И. В. Журавова, изданный в "Посреднике" в 1887 г. без указания автора.
   (6) Владимир Эдуардович Ден (1867-1933) - с 1885 г. по 1890 г. был студентом Московского университета.
   (7) В конце 1886 г. группа молодых девиц из Тифлиса обратилась анонимно к Толстому с просьбой указать, как наиболее полезно упо-требить свои силы и знания. Толстой ответил им 17 декабря 1886 г., указав на целесообразность переделки общедоступных книг для народных изданий. См. т. 63, N 587.
   (8) Младшие дети Толстых.
   (9) С. Л. Толстой.
   (10) Николай Николаевич Ге (1857-1939) - сын художника Н. Н. Ге. О нем см. т. 83, стр. 428.
   (11) Павел Иванович Бирюков (1860-1931). О нем см. т. 63, стр. 227. Письма Бирюкова того времени "на большом листе" не имеется.
  
  

376.

  
   1887 г. Апреля 4. Я. П..
  
   Здоров совершенно, сплю, ем и работаю и пр. как нельзя лучше, так что лечиться и пить воды не от чего. Всё это истин-ная, точная правда. При том же, поминая тебя, не делаю ничего неблагоразумного. Время всё утро проходит в усидчивой и подвигающейся работе над "жизнью", (1) вечером хожу навстречу ребятам на тягу, а потом пьем чай и болтаем.
   Вчера был Буткевич (2) и Файнерман, (3) кроме 3-х (4) мальчиков. Сейчас хочу поехать верхом в Ясенки, т[ак] к[ак] утром почти не ходил. - Получил твои два письма, (5) жду еще; вероятно с Колечкой. Пиши о себе и детях всех. Я нынче видел во сне, что ты умерла, и осталось точно тяжелое воспоминание, так ясно видел. М-vme Seuron, к[оторой] кланяюсь, объяснит, что значит. - Ник[олай] Михайлович] готовит. Мальчики сби-раются к заутрене.

Л. Т.

  
   На конверте: Москва. 15. Долгохамовнич[еский] пер. Гра-фине Софье Андревне Толстой.
  
   (1) "О жизни". См. т. 26.
   (2) Анатолий Степанович Буткевич (р. 1859г.). Принимал участие в революционном движении в бытность студентом Петровской академии. Ученый пчеловод.
   (3) Исаак Борисович Файнерман. См. т. 63, N 575.
   (4) Л. Л. Толстой, Алкид Сейрон и В. Э. Ден.
   (5) От 1 и 3 апреля.
  
  

377.

  
   1887 г. Апреля 5. Козловка.
  
   Вчера писал тебе и нынче уже не хотел, да заехал на Коз-ловку и пишу. Вчера мальчик[и] ходили к заутрени, я спо-койно спал. Продолжаю быть также здоров. Нынче пришли мужики христо[со]ваться. Как здоровье Тани и всех детей, и твое? Пришли, пожалуйста, ключи от моего стола. Лева с Деном пошел на тягу.
  
   На конверте: Москва. 15. Долгохамовнический переулок. Графине Софье Андревне Толстой.
  
  

378.

  
   1887 г. Апреля 7, Козловка.
  
   Пишу опять с Козловки. Но письма на этот раз не нашел. Объясняю себе это тем, что ты напишешь и пришлешь письма с Количкой, к[оторого] мы всё ждем. Вчера был кое кто му-жики - вечером Лева привел ребят -Петра, (1) Никиту, (2) Ан-дрея. (3) Они наверху с фортеп[иано]пели и плясали, а потом пили чай, шутили, а под конец и серьезно говорили и читали. Утро я опять всё,-часов 5 под ряд, работал над своей "жизнью". Всё хорошо подвигается. Но вчера очень устал и почти не выходил, и от того вечер был в унылом духе, и из другой комнаты слушал ребят. Но здоров и спал хорошо, и опять всё утро работал. Ребята ездили в Ясенки, привезли письма. Одно есть Тифлис[ское]. (4) Я его отошлю с Левой и еще другое. Пускай Таня пишет им то, что я писал последним, именно, что книги все разобраны, а что не могут ли они сократить и переделать из романов хороших, особенно английских. (5) Кавушка (6) здорова, скажи малышам, целуя их. Целую тебя и всех вас. Коректора (7) хоть публи-куй,- их наберется полк, но сама не ставь себя в состояние суеты - это хуже спячки, - меньше жизни. Очень жаль Ан-гличанку. (8) Ну, прощай пока. Очень холодно, но я одет по зимнему.
  

Л. Т.

  
   На конверте: Москва. 15. Хамовники. Долгохамовнический переулок. Графине Софье Андревне Толстой.
  
   (1) Петр Филиппович Егоров (р. 1866 г.) - сын кучера.
   (2) Никита Васильевич Минаев (1866-1890-е гг.).
   (3) Андрей Родионович Бочаров (р. 1866. г.).
   (4) См. прим. 7 к п. N 375.
   (5) Из английских романистов Толстой рекомендовал с этой целью Диккенса, Д. Элиот, Бульвера, Генри Вуда и Бреддон.
   (6) Имя лошади.
   (7) С. А. Толстая писала 3 апреля о большом количестве корректур и отсутствии корректора. Речь шла о корректурах седьмого собрания сочи-нений Толстого 1887 г.
   (8) Во время пожара сгорела сестра жившей у Толстых англичанки Марты.
  

379.

  
   1887 г. Апреля 9. Я. П.
  
   Получил сегодня на Козловке твои два мало содержатель-ные хорошие письма. (1) Но рад был узнать, что всё благопо-лучно. Я живу по прежнему; последние два дня немного похуже здоровье, т. е. тяжесть после обеда и вялость, но вообще хорошо. Милый Ден всё живет у нас, читает, занимается, толкует с ребя-тами, ходит на тягу, мне переписывает с Файн[ерманом] и очень мило играет на фортепьяно. Очень милый мальчик. Сейчас посылаем за Колечкой, чему он будет огорчен, но нечего де-лать. - Всё работаю и всё еще не запутался, а подвигаюсь к лучшему. Ну, целую всех, пока прощайте.
  

Л. Т.

  
   Ключи не забудь. Что Илья по службе? (2)
  
  
   На конверте: Москва. 15. Долгохамовнический. Графине Софье Андревне Толстой.
  
   (1) От 4 и 7 апреля.
   (2) И. Л. Толстой в то время отбывал воинскую повинность.

380.

  
   1887 г. Апреля 10. Я. П.
  
   Приехал Количка, привез письма и себя. Темнота и дождик были страшные. А вчера же получил твои два письма. Спасибо, что ты мне всё присылаешь, заботишься. Мне хорошо. Только нынче под ложечкой стало болеть, хотя причин расстройства в пище никаких не знаю. Ник[олай] Михайлович] готовит, и ем самые диетные кушанья - бульон, и всего мало. Если искать причину, то дурная погода и слишком напряженная умственная работа. Воздержусь невольно, п[отому] ч[то] и голова несвежа, плохо спал - первый раз. -
   Письма всё хорошие, и прежде всего твои. Письмо это при-везет тебе Ден, и объявления, (1) и одно письмо Тифл[исское], и другое с просьбой о сочинениях. Сделаешь по своему усмот-рению. Если поправится погода и буду совсем здоров, то про-вожу Количку до Хилкова. (2) Что ты об этом думаешь? Потом, если Бог велит, и к вам приеду. - Что письмо к Попову в острог? (3) Передала ли ты? - Количка с Файнерм[аном] переписывают. Я немного пописал, а теперь вот собрал, что нужно послать с Деном. А он играет наверху на фортепьяно. Целую тебя и детей. Скажи Леве, что я был к нему не так дружелюбен, как желал этого, и жалею. Мне неприятно б[ыло] его барство: "Тит! Тит! то и сё". А теперь жалко. У нас всё та же жизнь. И Ник[олай] Михайлович] и Тит помогает, только раз Ден поучился ставить самовар.
  

Л. Т.

  
   (1) Почтовые повестки.
   (2) Кн. Дмитрий Александрович Хилков (1858-1914).См.т. 85, стр.414- 415.
   (3) Иван Иванович Попов (1860-1923) - служил статистиком Воро-нежского земства. В ноябре 1887 г. был выслан в административном порядке в Петропавловск Акмолинской области. См. т. 64.
  

381.

  
   1887 г. Апреля 11. Козловка.
  
   Пишу опять с Козловки - письма от тебя нет, верно завтра будет. Пишу особенно для того, чтобы отменить вчерашнее сведение, что у меня брюхо болит. Нынче прекрасно себя чув-ствую и работал, подвигаясь вперед. Файнерман нынче нанялся в пастухи к Ясенск[им] мужикам за 80 р[ублей]. Я ему сове-товал это, и все очень довольны, и я завидую ему. Нынче полу-чил радостное известие для меня, что Джунковский (1) женится на Винер. (2) - Он был у них и сделал предложение. С Колечкой живем прекрасно. Я всё в твое воспоминание живу по барски и ем мясо. Читаю для отдыха прекрасный роман Stendhal-Chartreuse de Parme, и хочется поскорее переменить работу. Хочется художественной. Надеюсь, что ты освободилась от коректур. (3) И как здоровье твое и Тани и Ильи нравственное состояние. Целую тебя и детей. Пока прощай, душенька.
  

Л. Т.

  
   На конверте: Москва. 15. Хамовники. Долгохамовнический переулок. Графине Софье Андревне Толстой.
  
   (1) Николай Федорович Джунковский (1862-1916) -гусарский офи-цер; находился под влиянием идей Толстого.
   (2) Елизавета Владимировна Винер (1862-1928). О ней см. тт. 63 и 83, стр. 566.
   (3) С. А. Толстая отвечала 13 апреля о том, что корректоров она нашла (ПСТ, стр. 397-398).
  

382.

  
   1887 г. Апреля 13. Я. П.
  
   Получил нынче твое последнее письмо, милый друг, и очень пожалел о том, что ты не спокойна и не радостна. (1) Я знаю, что это временно, и почти уверен, что завтра получу от тебя хорошее письмо, к[оторое] совсем будет другого духа. Вчера первый день, что я не писал тебе и не был на Козловке. Третьего дня вечером ходил на Козловку с Количкой, и оттуда шли мы в такой темноте по грязи, что перед носом не видно было; очень хорошо. На перекрестке шоссе и стар[ой] дороги видим свет мелькающий и голоса женские, веселые. Думали - цыган[е]. Подходим ближе: дети с палками, девушки, мужчина, и во главе Пелагея Федоровна (2) с фонарем; это она провожает жениха Сони (3) на Козловку. - Придя домой, нашли приехав-шего Алехина, (4) - помнишь, в очках малый? Он едет покупать землю и заехал. Легли спать. Утро вчера очень много зани-мался, писал совсем новую главу о страдании, - боли. (5) Походили гулять, обедали. Да утром еще приехал брат Сытина, (6) едущий из Москвы с тем, чтобы где-нибудь в деревне жить, работая; уехал к Мар[ье] Алекс[андровне], (7) и Алехин уехал. В продолжении вечера были посетители: Данила, (8) Констан-тин, (9) читали Хворую Потехина. (10) Файнермана не было. Он в Туле б[ыл] хлопотать о разводе, для к[оторого] куча трудно-стей. Нынче мы одни с Колечкой пили чай, кофе; потом я писал, он переписывал и топил баню. Обедали; пришел немного выпив-ший Петр Цыганок (11) и очень много хорошо говорил. Сейчас был в бане и хотел пить чай. Весна второй день - медунички, орешник в цвету, и муха, пчела, божьи коровки - ожили и жужжат и копошатся. Ночь еще лучше: тихо, тепло, звездно, не хотелось домой идти. Занимался нынче тоже хорошо. Пере-сматривал, поправлял сначала. Как бы хотелось перевести всё на русский язык, чтобы Тит понял. (12) И как тогда всё сокра-щается и уясняется. От общения с професорами многословие, труднословие и неясность, от общения с мужиками сжатость, красота языка и ясность. - Получил письма от Черткова, (13) Бирюкова, (14) Симона, (15) всё хорошие, радостные письма. - Здоровье хорошо. Теперь I hope. (16) Да, еще то, что к Хилкову не поеду. I hope, что ты не затягиваешься коректурами и что будни успокоили всех, и тревожится и радует только зелень в саду. I hope, что Илья в струпе, малыши здоровы, и Таня и Маша в хорошем настроении, и что Лева не играет в винт. Сережу (17) нынче Файнер[ман] видел в Туле; он б[ыл] в нере-шительности, приехать или не приехать в Ясную. Я думаю, завтра приедет, пожалуй, и с охотниками. Самая тяга. - Ну, прощай, милый друг. Целую тебя и детей.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Л. Т.

  
   На конверте: Москва. 15. Долгохамовнический переулок. Графине Софье Андревне Толстой.
  
   (1) От 11 апреля (ПСТ, стр. 394).
   (2) Пелагея Федоровна Суворова - прачка у Толстых.
   (3) Софья Васильевна Суворова - дочь В. В. и П. Ф. Суворовых.
   (4) Вероятно, Аркадий Васильевич Алехин (1854-1908). В начале 1880-х гг. примкнул к народовольцам. В 1889 г. устроил на своей земле одну из первых толстовских земледельческих общин. В 1892 г. сотрудни-чал с Толстым на голоде.
   (5) XXXV глава трактата "О жизни".
   (6) Сергей Дмитриевич Сытин (ум. 1915 г.)-младший брат И. Д. Сытина.
   (7) М. А. Шмидт (1843-1911). См. т. 64,
   (8) Даниил Давыдович Козлов (1848-1918) - ученик школы Толстого.
   (9) Константин Николаевич Зябрев или Константин Михайлович Оре-хов (см. письмо N 400).
   (10) Алексей Антипович Потехин (1826-1908). Его повесть "Хворая" напечатана в "Вестнике Европы" за 1876 г., N 2. Отдельно издана "Посред-ником" в 1887 г.
   (11) Прозвище телятинского крестьянина Петра Дмитриевича Новикова, плотника.
   (12) Т. е. чтобы было общедоступно.
   (13) От 9 апреля. См. т. 86, N 141.
   (14) в ГТМ сохранилось три письма П. И. Бирюкова, которые можно отнести к апрелю 1887 г.
   (15) Федор Павлович Симон (род. 1861 г.). См. т. 63, стр. 401.
   (16) [Я надеюсь.]
   (17) С. Л. Толстой.
  

383.

  
   1887 г. Апреля и. Я. Я.
  
   Получил нынче твое доброе письмо, (1) как и ожидал. Одно очень нехорошо: это твое нерасположение к Файнерману. Что тебе может мешать человек? И как поставить себя в такое положение, чтобы не уметь обойтись с человеком - обойтись, как с человеком, так, как ты найдешь наилучшим? - Это что-то обидное и жалкое мне за тебя, что ты как будто имеешь врага. Это ужасно мучительно. А главное, за что ты так обвиняешь его? Зная его близко, его нельзя никак ненавидеть, а мож[но] только жалеть. Жену свою (2) он ужасно любит. И теперь, когда она требует от него развод, и он посылает ей его, и она вместе с тем обещается приехать к нему и не оста-влять его, я вижу, как он страдает. Ненавидеть же его нельзя, потому что нельзя же его не назвать добрым человеком. Вообще, думаю, что если ты примешь какие-либо внешние меры для его изгнания, то сделаешь дурно,- главное дурно для себя самой. Ну вот, милый друг, я сказал, а ты подумай, и сделай, как лучше. - "Тае, по лучше как, значит..." (3) Нын-че по обыкновению занимался. Колечка с Ф[айнерманом] пере-писывали. Выставили окно. Сейчас поеду в Ясенки. Была больная от лихорадки. Колечка нашел [хинин] и мы дали.
   Да, Ольгушка Ершова (4) просит рецепт от глаз для своей девочки. -
   Работал нынче хуже всех дней, но не запутался. Больше новостей у меня нет. Твои новости хорошие, за исключением двух черных: - одна (5) с нарывами и физической распущен-ностью, а другой Лева, к[оторого] некому без Колечки и под-держать. Хоть бы он в себе поискал, нет ли там где Колечки маленького. Приеду я, когда Колечка уедет. А когда, не знаю. Ну, пока прощай. Только что пообедал, и мысли заснули. Обедали щи зеленые и кашу на сковороде, и ничего больше есть не хочется; а вечером чай с хлебом. Целую тебя и детей.
  

Л. Т.

  
   Был у меня вчера один мужик из Щекина. Помнишь, он б[ыл] посажен невинно в острог за сопротивление якобы властям и просидел два года, жена его ходила ко мне, и еще погорела без мужа. Он жил у нас зиму в работниках. Все говорят, что примерный мужик. Теперь у него ни лошади, ни семян, ни права идти на работу, п[отому] ч[то] за ним 13 р[ублей] недо-имки и не дают паспорт. Надо помочь ему, у кого есть деньги.
  
   На конверте: Москва. 15. Долгохамовнический. Графине Софье Аидревне Толстой.
  
   (1) От 12 апреля (ПСТ, стр. 395).
   (2) Эсфирь Файнерман.
   (3) Слова Акима из "Власти тьмы".
   (4) "Любимая ученица в школе Л. Н." (н. п. С. А.].
   (5) С. А. Толстая писала 12 апреля: "У Тани всё нога болит, рана гноится, а сама она и бледна, и плоха".
  

384.

  
   1887 г. Апреля 16. Я. П.
  

16-го 6 часов вечера.

  
   Пишу нынче из Ясенков, куда приехал, чтобы взять посылку Тани. Файнер[ман], узнав, что тебе неприятно его присутствие, решил уехать к себе. Кстати, это ускорит развод для его жены, да и в пастушестве ему отказали. Интриги другого пастуха. Количка решил вернуться еще в Москву по делам своих дру-зей, и, должно быть, завтра мы с ним приедем с поездом, выхо-дящим из Тулы в 12 часов (не курьерским).
   Вчера б[ыл] день нехороший для писанья, - не выспался, но нынче прекрасно работал, хотя всё еще не кончил. Получил рисунки. Они очень хороши. (1) Не получал писем, к[оторые] ты хотела прислать, (2) и боюсь с ними разъехаться. Как бы не было нужного. Здоровье и телесное и душевное очень хо-рошо. Всё растет, сохнет, зеленеет. Все пашут, и мне очень хотелось, но не желалось оторваться от работы. Всё что может задержать меня, это особенно хорошее расположение для работы. Осталось на раз, а перебивать переездом не хочется. Тогда до после завтра. Целую тебя и детей. Если есть от тебя письмо, то его еще не получил. Колечка пошел за ним на Козловку. Последнее письмо (3) б[ыло] про Бобр[инского]. (4)
  

Л. Т.

  
   На конверте: Москва. 15. Долгохамовнич. п. Графине Софье Андревне Толстой.
  
   (1) Речь идет о рисунках художницы Е. М. Бем (1849-1914), иллюстри-ровавшей "Власть тьмы" и ряд других изданий "Посредника".
   (2) 14 апреля С. А. Толстая писала: "Посылаю завтра письма и рукописи: от Черткова, Ягна и Тимашева-Беринг - в Ясенки. Пошли за ними дня через два" (ПСТ, стр. 401).
   (3) От 13 апреля (ПСТ, стр. 397).
   (4) Алексей Алексеевич Бобринский (1864-1910), вращался в теа-тральных кругах. В то время был тяжело болен.
  

385.

  
   1887 г. Апреля 26. Я. П.
  
   Исполняя обещание, пишу нынче. Ехал спокойно. Беседовал с одним старичком. 87 лет, потом с другим 75 лет. Этот очень интересен; потом с старушкой 65 лет. Эта мало интересна. Узнала еще меня барыня из 1-го класса и пришла мне говорить глупости, т. е. восхваления, но я скоро отделался, почти грубо. Дома истопили. Спал дурно - свежо было всё таки. Нынче утром убирался, ходил за молоком, яйцами, кипятил молоко, ставил самовар, и так скучно стало всё это делать для себя, что решил обедать людской обед, а сам не готовить. Но пришел Ник[олай] Михайлович] (1) и сказал, что он приготовит и сде-лает всё, что нужно. А то, говорит, вы целый день всё будете себе готовить, ничего не успеете свои дела делать. Это правда. Всё это пишу тебе, п[отому] ч[то] ты хотела, чтоб я писал о себе, своих мыслях. Это старинные мои мысли, но всегда особенно ясно понимаются мною, когда я один. Привычки мои не очень хитрые, и то, чтобы удовлетворить им, надо, как Ник[олай] Михайлович] говорит, целый день хлопотать. Зачем же у меня даже такие привычки? - Их можно удовлетворять, не хлопоча целый день, когда это привычки многих, общие. Чтобы не хлопотать самому целый день и не заставлять других на себя хлопотать, одно средство, чтобы привычки были общие, чтоб все ели одинаково. А когда один, и привычки отличаются от привычек окружающих, то стыдно, как мне всегда стыдно. Здесь только особенно ясно почему.
   С 12 часов до 4. Очень усердно работал, всё сначала и всё к улучшению наверно. В 5-м часу пошел ходить. Ходил очень много за рекой, по засике, вернулся, Сережа сын приехал. Я пообедал, потом истопил с ним печку, поставили самовар и пьем чай.
   Я получил кучу писем из Тулы. Мало интересны. Пьют чай Тит (2) и Аг[афья] Мих[айловна] (3). Как-то ты? Ты меня как-то особенно провожала. (4) Мне было жалко. Ну, вы поскорей кончайте дела, да приезжайте. Холодно, но соловьи, и ку-кушки, и фиалки, но что-то не весело. - Так и Сережа гово-рит. Прощай пока, целую тебя и детей. Если письмо холодно, то не таково мое настроение.
  

Л. Т.

  
   На конверте: Москва. 15. Долгохамовнический переулок. Графине Софье Андревне Толстой.
  
   (1) Н. М. Румянцев - повар.
   (2) Тит Борисович Борисков (Борискин). См. т. 83, стр. 444.
   (3) Агафья Михайловна - бывшая горничная Пелагеи Николаевны Толстой.
   (4) См. письмо С. А. Толстой от 26 апреля (ПСТ, стр. 406-407).
  

386.

  
   1887 г. Апреля 27. Я. П.
  
   Я. после обеда, 7 часов, заехал в Ясенки, вот и пишу два слова. Я здоров, Сережа тоже. Нынче становится потеплее. Провел день обычно. Нынче работалось плохо. Жду нынче от тебя известий.
  

Л. Т.

  
   На обороте: Москва. 15. Долгохамовнич. переулок. Графине Софье Андревне Толстой.
  
  
  

387.

  
   1887 г. Апреля 29. Я. П.
  
   Два дня у меня гостит Масарик. (1) Мне с ним очень приятно было. Он сейчас уезжает, и с ним пишу это письмо. Третьего дня, вернувшись из Ясенков, застаю две коляски, это Давы-дов (2) приехал с компанией, дочерью (3) и еще другими дамами и мужчинами: Попов (4) директ[ор] гим[назии], Фирсов, (5) Мяснов с женой, (6) и еще кто-то, Лопухин, (7) всех 10 человек. Они хотели уезжать, зашел один Давыдов, я позвал их чай пить, вернулся Сережа с тяги, и всех напоили чаем и шампанским полынным, и Сережа уехал с ними в Тулу до четверга. Тут приехал Маса-рик. Вчера нездоровилось и ничего не работал. Но нынче дождик теплый, и я здоров и работал. Ходил с М[асариком] на Козловку, получил твои два хорошие письма. (8) Так радостно, когда чувствую, что у тебя хорошо на душе и что всё было весело. - Масарик ставит самовар и раздувает очень хорошо в думает, и понимает также. - Что Таня с своим отъездом?
   Моя матерьяльная жизнь очень хороша. Николай М[ихайлович] готовит отличные обеды, и я совсем здоров, и заниматься мне ничто не мешает. Нынче весь луг покрылся фиялками, и трава совсем большая. Напишу, бор даст, завтра получше. Целую тебя и детей.
  

Л. Т.

  
   На конверте: Москва. 15. Долгохамовническ. переулок. Гра-фине Софье Андревне Толстой.
  
   (1) Фома Осипович Масарик (1850-1936) - чешский общественный и по-литический деятель, первый президент Чехословацкой республики; в то время профессор философии Пражского университета. Приехал Маса-рик к Толстому по рекомендации Н. Н. Страхова. Масарак описал свою поездку 1887 г. и разговоры с Толстым в статье "Erinnerungen an L.N. Tolstoi" - Illustrierte Beilage der Rigaschen Rundschau", November 1910 ["Воспоминания о Л. Н. Толстом"-"Иллюстрированное приложение к "Рижскому обозрению", ноябрь 1910].
   (2) Николай Васильевич Давыдов.
   (3) Софья Николаевна Давыдова.

Категория: Книги | Добавил: Ash (12.11.2012)
Просмотров: 1091 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа