Главная » Книги

Бальмонт Константин Дмитриевич - Я жажду бесед с тобой и быстрых прогулок, которые и ты любишь...

Бальмонт Константин Дмитриевич - Я жажду бесед с тобой и быстрых прогулок, которые и ты любишь...


  

"Я жажду бесед с тобой и быстрых прогулок, которые и ты любишь..."

(Письма Константина Бальмонта к Максимилиану Волошину)

   Максимилиан Волошин. Избранное. Стихотворения. Воспоминания. Переписка.
   Минск, "Мастацкая лiтаратура", 1993
   Составление, подготовка текста, вступительная статья и комментарии Захара Давыдова и Владимира Купченко
  
   Литературные процессы в России начала XX века отмечены небывалой сложностью. Бесчисленны разногласия течений, группировок, кружков - а внутри каждого из них были еще и свои противоречия. Личные же отношения многих ведущих литераторов той эпохи прямо поражают своей порой какой-то иррациональной неустойчивостью. Достаточно вспомнить перипетии дружб А. Блока и А. Белого, А. Белого и В. Брюсова, В. Брюсова и К. Бальмонта, М. Волошина и Вяч. Иванова: все оттенки человеческой страсти - от благоговейной нежности до исступленной вражды - проходят, сменяясь, в их взаимоотношениях.
   На этом фоне выделяется своей неизменностью многолетняя дружба К. Бальмонта и М. Волошина - людей, казалось бы, полярно противоположных. Но на деле взрывчатый, неистовый темперамент "поэта-испанца" как нельзя лучше сочетался с уравновешенным нравом "всеобщего примирителя" Волошина. А одинаковые для того и другого неизмеримое трудолюбие, огромная образованность, страстная преданность поэзии еще больше объединяли их.
   Не подлежит сомнению, что скрепляющим началом в этой дружбе был младший из поэтов - Волошин. Начав со строгой критики "прелюбодея слова" {См. "В защиту Гауптмана. По поводу переводов г. Бальмонта..." // Русская мысль. 1900. N 5. С. 193-200.}, Волошин, при личном знакомстве с Бальмонтом, навсегда пленяется его вечно пламенеющей, детски искренней душой. Он целиком принимает этого трудного, полного противоречий человека - и никакие самые неожиданные его выходки не могут уже изменить его чувства...
   Письма Бальмонта к Волошину намечают развитие дружбы двух замечательных русских поэтов, порой по-новому освещая личность Бальмонта и убедительно подтверждая репутацию Волошина-человека. И, в какой-то степени, обогащают наше представление о всей эпохе "русского Ренессанса".
  

1

   4 августа 1904.
   Иванино, Курско-Киев. ж. д.
  
   Милый Макс, напиши мне два слова. Где ты теперь? В Париже, в Швейцарии, в Англии? {Письмо было адресовано Волошину на парижский адрес.} О чем твои мечты и мысли? Когда и где свидимся? Когда предпримем нашу Одиссею - более счастливую, надеюсь, чем та, что рассказана Греком?
   Я целые дни читаю книги, касающиеся так или иначе Индии и вообще Древнего Мира. Жалею, что не могу читать 24 часа в сутки. В наш короткий земной разбивчатый день успеваешь прочесть до поразительности мало. Я вечно голоден. Ведь кроме всего - книги человеческие написаны почти все изумительно плохо. Люди болтливы, глупы, не изобретательны, тупо-цепки к своим слабостям, их мысли, как муравьи, разлезаются в разные стороны, не имея Индийской способности "иогической концентрации", и, как муравьи же, мысли людей в подавляющем большинстве - простые рядовые.
   Вспоминаем часто тебя. Я в отдельности часто вспоминаю или, вернее, всегда чувствую Елену {Цветковская Елена Константиновна (1880-1943) - третья жена К. Бальмонта.}. Пишу мало. Грущу довольно. Рад уехать далеко.
  
   Твой Бальмонт.
  

2

  
   20 октября 1904.
   Москва. Б. Толстовский, К.
  
   Конечно, Макс, некоторых вещей вовсе не нужно говорить, довольно их оценить про себя. Но так как я к тебе относился не как к другим, я предпочитаю сказать некоторые вещи вслух, дабы избавиться от них и не повторять их про себя.
   Если я даю другу (или даже чужому) руку - и обещаюсь, я сдерживаю слово. Иначе - рукопожатие вещь некрасивая. Если я чувствую невозможность сдержать обещание, - я об этом говорю вопросительно, а не утвердительно, как ты, - без развязности. Я сказал бы: "Можно, товарищ, несмотря на обещание, не ехать?" Не сказал бы: "Я не еду". Чтобы черт тебя побрал, милый друг. Неужели я стал бы "требовать". Но формы есть и в дружбе.
   При сем сообщаю. Заговорив об Индии летом {В дневнике Волошина "История моей души" за 1904 год есть запись: "29 мая. Прогулка в Фонтенбло. Клятва ехать в Индию".} (заговорил ты, не я), ты лишил меня моего плана - поехать летом в Оксфорд, приготовиться, и найти попутчиков, которые, конечно, не были бы связаны со мной дружбой, но во многих отношениях были бы по меньшей мере столь же интересны мне, как ты. Ты лишил меня и еще кой-чего. Ну, что ж, хвала моей доверчивости и твоей фальсификации.
   Твои рассуждения о том, что мы на разных концах жизни и что я прошел все костры, кратко говоря, весьма наивны. Мы на разных концах, но не в том смысле, а именно: я моложе тебя и всех Вас, друзья мои, лет на 10, и Вы все будете старыми дьяволами, когда я буду по-прежнему с апрельской душой. Число же костров неограниченно, и надо думать, будучи саламандрой, я их еще пройду много, когда ты уже будешь солидно заседать в какой-нибудь Академии.
   Насчет "абсолютности" Индии можно пожелать большей филологической грамотности. Частное не может быть общим. Да и почему же бы не нырнуть в "абсолютное" лишний разок. Так хорошо бы,- особливо с твоей рецептурной беззаботностью.
   Я чувствую несколько сильнее, чем говорю, и поэтому не считаю свои слова чрезмерными.
  
   Adios, amigo {Прощай, друг (исп.).}. К. Бальмонт.
  

3

  
   27 декабря 1906.
   Париж.
  
   Милый Макс, обращаюсь к тебе с просьбой. Отдай посылаемые мои ритмические впечатления в какой-нибудь журнал, предпочтительно в "Факелы", ежели они не загасли.
   Ничего тебе не пишу, ибо ты, гадкий человек, ничего мне не пишешь. Столь же гадок и Вячеслав {Имеется в виду Вячеслав Иванов.}, кот<орый> даже не отвечает на письма. Или оные уворовываются жандармами?
   Я в беспрерывном творчестве. Но вовсе не ведаю, что мне делать с написывающимися стихами. Горе мне, прошли времена, когда меня просили и разрывали. Ныне предлагаться приходится, да и то напрасно. Хорошо, что я несколько мудрец в своем безумии, а в злосчастиях и счастие имею. Особливое.
   Жму руку. Нежную сказку приветствую {Маргарита Васильевна Сабашникова, с 1906 года - жена Волошина.}.
  
   Твой К. Бальмонт.
  

4

  
   19 января 1907.
   Париж, Пасси.
  
   Макс, я сегодня получил твое письмо. Ждал от тебя ответа значительно раньше. Но слишком знаю, что значит Русская дружба. Впрочем, ты ответил. Я даже немного импрессиорован: откуда мне сие?
   За обещание хлопот благодарю. Посылаю пять маленьких вещей. Помести их, где хочешь - лишь не в реакционных местах (к коим ты ведь тоже испытываешь, как и я, отвращение).
   В письме твоем меня изумило одно сообщение: намерение Петербургских поэтов посылать коллективный протест Грифу {"Грифом" символисты называли Сергея Александровича Соколова (1878-1936) - поэта (псевдоним - Кречетов), владельца издательства "Гриф".}. Быть может они пошлют такой же протест С. Полякову и В. Брюсову, за усвоение, через хамов, наглого Буренинского тона в "Весах", созданных, морально, не хамами и не Бурениными? Или Петербургских поэтов нужно купить не только своей деликатностью, не только своим талантом или гением, но и рублями? Красиво, то-ис, во как красиво.
   Впрочем, я вдали от всех вас. Мне даже радостно знать, что я один. Я никогда не был ни в сомкнутом строе, ни в слипшейся клике.
   Обнимаю тебя, искренно, и не пряча за пазуху нож или дубину.
  
   Твой К. Бальмонт.
  

5

  
   6 октября 1908.
   Мюнхен.
  
   Макс, если ты не был в Мюнхене, не томись желанием быть в нем. Так сказал скучающий Бальмонт. В Мюнхене ничего хорошего нет, кроме пива. Но его я пью лишь тогда, когда у меня нет денег на вино. Елена просит тебя прислать ей фотографию андрогина, находящейся в Лувре. Если же ее не имеется, просит попросить у Президента французской Республики позволения тебе снять ее. Я же прошу тебя послать мне Бедекер по Италии, если имеешь и он тебе не нужен (или не поищешь ли на rue de la Tour?). Хотим сбежать на Ривьеру. - Макс, Макс, нет Бога, кроме Бога и Париж есть лик его. - Толстому привет {В 1908 году А. Н. Толстой познакомился в Париже с Волошиным и Бальмонтом.}. Помню его Стеньку. А цветы его провожали меня до распроклятой Немции. Обнимаю тебя.
  
   Твой К. Бальмонт.
  

6

  
   1 февраля 1909.
   Париж, Пасси.
  
   Доверяю Максимилиану Александровичу Волошину вести переговоры и заключить договор - относительно моей книги "Побеги травы" Уольта Уитмена, - с редактором книгоиздательства М. В. Пирожков, Михаилом Михайловичем Могилянским, и с другими издателями.
  
   Константин Дмитриевич Бальмонт.
  
   3 февраля 1909.
  
   Милый Макс, мне очень жаль, что я не видал тебя еще раз перед отъездом. Но мне почему-то твердо верится, что мы очень скоро опять с тобой свидимся.
   Напоминаю тебе о твоем обещании оказать мне услугу. Сходи, пожалуйста, к Мих. Мих. Могилянскому, бывшему редактору и-ва М. В. Пирожков, Васильевский Остров, Большой проспект, 6, - и спроси его, какая же судьба постигла "Побеги травы" Уитмена:
   1. Будет ли какое-то конкурсное управление печатать эту мою книгу и когда?
   2. На каких условиях?
   3. Не предпочтительнее взять рукопись (за которую я не получил никакого гонорара) и передать другому издателю?
   4. С Могилянским было договорено, что мне будет уплачено 700 рублей. В виду несчастия, постигшего издательство, я согласен уменьшить эту цифру до 500 рублей. На меньшую цифру я не согласен.
  
   Жму руку. Твой К. Бальмонт.
  
   См. на обороте.
   Приписка. Макс, еще. Быть может, тебе доставят из "Шиповника" мою рукопись "Морское свечение" (литературные очерки). Если найдется какое-нибудь издательство, которое пожелает эту вещь издать, договорись с ним. Представляю тебе полную carte blanche {свободу действий (франц.).} для выработки условий.
   Очень мне тягостно тебя затруднять. Но кроме тебя мне не к кому обратиться... К. Бальмонт.
  

7

  
   Июль 1909.
  
   Макс, сообщи мне, пожалуйста, как обстоят дела с "Аполлоном"? {Первый номер литературно-художественного журнала "Аполлон", издававшегося Сергеем Константиновичем Маковским в Петербурге, вышел из печати 24 октября 1909 г. В этом номере были опубликованы два стихотворения Бальмонта: "Купина" и "Последняя заря".} Если воистину он готовится, я по получении от тебя письма вышлю тебе 3-4 солнечных своих стихотворения, только что засветившиеся, отрывки из неоконченной драмы Словацкого "Гелион" и небольшой очерк отвлеченного характера.
   Жму руку. Отзовись.
  
   Твой К. Бальмонт.
  
   Не пошлешь ли мне "Остров" {"Остров" - журнал поэзии, первый номер которого вышел в мае 1909 г. в Петербурге. Тираж второго номера не был выкуплен из типографии. Ни в одном из этих номеров К. Бальмонт не значился сотрудником "Острова".}, где я значусь сотрудником, экземпляров себя?
  

8

  
   26 октября 1911.
  
   Милый Макс,
   Именем Марсия подтверждаю поступление в число твоих богатств книги о До-Эллинских Цивилизациях. Она не здесь - следственно в Париже (тихая скорость, прибывшая - кстати, что за пленительная противоречивость - тихая скорость, вроде латинского festina lente {торопись медленно (лат.).}). Дожди вознамерились изгнать нас отсюда, и недалек час (или во всяком случае день) моего прибытия в Город Несуществующих людей. - В свободную минутку загляни к Е. {Е. К. Цветковская.} Обнимаю тебя.
  
   Твой Бальмонт.
  

9

  
   13 февраля 1914.
   Пасси. Полдень.
  
   Макс, жму руку твою. Слова твои дошли до меня, и мне хотелось получить от тебя знак жизни, знак памяти сердца.
   Я получил и книгу твою {"Лики творчества", книга статей Волошина, вышедшая в издательстве "Аполлон" в 1914 году.}, в которой многое мне нравится своей четкостью, силой и своеобразием. "Аполлон и мышь", быть может, наилучшее в "Ликах творчества", и я радуюсь, что в эту тонкосплетенную беседку слов забежала и моя белая мышка. Да напишем памяти этого зверька, оба, по сонету! Я свой посвящу тебе {*}, а ты свой мне {Удивительно, но факт: именно в этот день, когда Бальмонт только предлагал Волошину обменяться стихами, - Максимилиан Александрович написал стихотворение "Фаэтон".}. Хочешь?
   Пока же посылаю иной сонет, который, чаю, тебе будет люб.
   Шлю и книги свои.
   Через месяц иду на Руст<авели>. Объеду 13-15 городов. Буду читать.
   Осенью в Москве пришла ко мне Майя. Она нежно и больно и глубоко вошла в мое сердце. Это - существо драгоценное {Имеется в виду М. П. Кювилье (в первом браке - Кудашева).}.
   Сейчас светит Солнце. Как, верно, хорошо у тебя! Тебе шлют приветы Катя, Нюша, Елена {Катя - Е. А. Бальмонт; Нюша - А. Н. Иванова; Елена - Е. К. Цветковская.}. Я в тех же созвездиях - и в новых, нежданных.
   Обнимаю тебя, Макс. Я тебя искренне люблю.
  
   Твой К. Бальмонт.
  
   Вот этот сонет Бальмонта, написанный 10 марта 1914 года:
  
   МАКСУ
  
   Ты нравишься мне весь, с своею львиной гривой
   И тайной яростью невыраженных слов,
   В теснине ты поток, и взрывный, и бурливый,
   Что точит камень скал, чтоб литься из основ.
  
   Ты к нам пришел сюда от чуждых берегов.
   Твой лик не совмещу с моей родною ивой,
   В Элладе ведал ты, за сонмами веков,
   Ристалище и лавр победою горделивый.
  
   Люблю тебя за то, что твердою киркой
   Ты разрываешь глубь, чтоб камень дорогой
   Покорно отдала борцу родная Гайя {*}.
  
   Люблю, что пожелал наш Рок, ведун слепой,
   Чтоб с болью ласковой, через тебя, тобой,
   Вошла в мою мечту - и в ней сияет - Майя.
  
   {* Гайя (Гая) - гора в Индии, центр паломничества буддистов.}
  

10

  
   30 июня 1914.
  
   Макс, Макс, это стихотворное обращение к тебе было написано 10-го марта. Я посылаю его тебе 30-го июня {См. примечание 2 письма 9.}. Поистине, это фантазия. Почему не послал до сих пор? Я уехал в Россию 11-го марта. А с тех пор - вот до этих дней в безлюдном Сен-Бревене, с священно-кроткой Нюшенькой вдвоем - я был в беспрерывном кипении, и временами думал, что лишусь рассудка, и временами думал, что пора уйти с Земли или сделать что-нибудь, что сделает невозможным дальнейшее пребывание мое на Земле. Но какая-то Рука -
  
   "...Рука Его, рука Нечеловека..." -
  
   держит меня и удерживает, когда я чувствую себя на самом тонком острие самой глубокой пропасти. Я светлый сейчас и тихий и тихонько-вдохновенный и глаз мой видит далеко.
   Твой стих ко мне прекрасен {См. примечание 3 письма 9.}. И я читал его многим, и неизменно вызывал восторг. Как полюбится тебе мой стих? Он, конечно, в конце шаловливо ускользает от тебя. Так уходит лоза, чтобы, начавшись в одном месте, сверкнуть ягодами в другом.
   Мне очень бы хотелось увидеть тебя, ты один из тех 3-х или 4-х мужчин, которых я люблю братски и которые заставляют меня думать, что эта половина обитателей Земли не вся должна была бы мною быть истреблена, если я имел силу Тамерлана.
   Когда и где увижу тебя? Что делаешь? Что пишешь? Я перевожу "Сакунталу", восторгаюсь Калидасой и пишу сам стихи в малом количестве. Уезжаю через неделю в Судак. Пиши туда. Обнимаю тебя. Морские боги и духи гор да благословят тебя.
  
   Твой К. Бальмонт.
  

11

  
   13 ноября 1914.
   Пасси.
  
   Милый Макс, приезжай к нам, как только сможешь выехать. И я и Нюша, мы оба тебе сердечно рады. Поселим тебя в большой комнате Ниники {Нина Константиновна Бальмонт (род. 1901, по мужу - Бруни).}, а в ней светло и уютно.
   Я жажду бесед с тобой и быстрых прогулок, которые и ты любишь {Об этом времени Волошин вспоминал (запись от 21 апреля 1932 г.): "Я тогда остановился у Бальмонта. <...> Это было хорошее время: по утрам длинные разговоры с Б<альмонтом>. Потом работа в Национальной Библиотеке. Иногда с утра оба садились за стихи на темы, которые сами себе задавали. И работа над стихами длилась часто изо дня в день неделями, не иссякая. В этих состязаниях мы одобряли, поддерживали друг друга".}.
   Кланяюсь Маргоре, укоризненно возглашаю "славянству - слава!" и обнимаю тебя.
  
   Твой Бальмонт.
  

12

  
   Июнь 1920.
   Москва.
  
   Милый Макс, сегодня мне минуло 53 года, что похоже на сказку, а завтра я с Еленой, Нюшей и Миррочкой {Миррочка - Мирра Константиновна Бальмонт (1907-1970).} уезжаю в Ревель и оттуда, по видимости, в Париж, что сказка вторая и действительная. Катя и Ниника в Миассе.
   Читал твои книги. Помню. Жду свидания. Я тот же.
  
   Обнимаю тебя. Твой К. Бальмонт.
  

Категория: Книги | Добавил: Ash (12.11.2012)
Просмотров: 404 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа