Главная » Книги

Берг Федор Николаевич - Два письма Ф. М. Достоевскому

Берг Федор Николаевич - Два письма Ф. М. Достоевскому


  
   Неизданные письма к Достоевскому
   Достоевский. Материалы и исследования. Вып. 5
   Л., "НАУКА" 1983
  

Ф. Н. Берг - Достоевскому

8 июля 1861 г. Москва

  

Москва, 1861, июля 8.

Милостивый государь
Федор Михайлович!

   Честное слово, это не будет фразой, если я скажу Вам, что редко бываю так взволнован и изумлен, как вчера, получив письмо Платона Александровича,1 в котором он описывает мне, как возмутила Вас моя статейка. Я надеюсь, что объяснения мои будут удовлетворительны, потому что мне предстоит говорить только правду. При тех чувствах самого искреннего и глубокого уважения, которое я к Вам питаю, при тех немногих и оставивших во мне приятное впечатление отношениях, в которых мы с Вами были, право, не может существовать и мысли об каких-нибудь намеках на Вас. Хотя у меня нет черновой несчастной статейки, но я как нарочно помню злополучные места, возбудившие недоразумение, и удивляюсь, как тут могли быть какие-нибудь недоразумения? Там стоит: не может пустой фат, унижающий и оскорбляющий, быть поэтом "Униженных и оскорбленных". Но, Федор Михайлович, Вы же ведь и написали "Униженных и оскорбленных", значит нечего толковать о том, что можно, когда уже это есть на деле. Виновато проклятое неуменье выражаться. Меня, ей-богу, оскорбляет уже эта мысль допустить возможность подобного намека. С какой стати? Откуда я мог какие сведения получить? Неужели можно такие вещи говорить с ветру, со слухов? Единственный человек, от которого я в последнее время слышал об Вас, это Платон Александрович - всё, что я от него слышал, могло только разно увеличить мое уважение к Вам и подтвердить впечатление, оставленное во мне нашим знакомством.
   Но послушайте, Федор Михайлович, Вы, наконец, не признаете во мне здравого смысла или уж я не знаю, что и думать. Писать клевету и посылать ее для напечатания оклеветанному - что же это такое? А если не для напечатания, то кто же станет несколько рисковать, исписывать, трудиться, чтобы только сказать пустую фразу; пустую, если бы она хоть сколько-нибудь враждебно относилась к Вам. Но это не пустая фраза и относится к Вам только как выражение уважения. Это ведь все равно сказать, что не может быть похожим горькое сладким и выводить из этого оборота, что горькое - есть сладкое. Но, ей-богу, мне и то тут вот досадно и обидно, что приходится вдруг уверять Вас в моем уважении - и словно и скверно и я не знаю что! Меня так же бы изумило, если бы кто сердясь и серьезно стал бы мне доказывать, что я стихов не понимаю и к поэзии отвращение чувствую. Нет, это бы меня насмешило, а тут вовсе не до смеху.
   Что же касается Григорьева - где я его браню хоть словом, хоть намеком? Там стоит, сколько я помню: "или веяние, по выражению г. Григорьева". Что же тут? Главное досадно, когда и мысли об этом не имеешь, а на тебя сердятся и говорят, что она есть. Это как цензор иногда найдет противозаконное там, где и не ждешь. Просто только руками разведешь.
   Что касается книги Наума, она попалась мне случайно и уж я совсем не знал, что ее писал кн. Одоевский, кот<орого> я очень уважаю и многие сочинения его люблю. Мнение мое вызвано не лицом, а книгой.2 Я помню, как в Общ<естве> Л<юбителей> Р<оссийской> сл<овесности> Ив<ан> Серг<еевич> Аксаков читал в статье своего брата о воспитании, что сказки дедушки Иринея пошлы и что он потому их и пишет, кажется, что сам находится в состоянии детства или что-то в этом роде. Неужели же Конст<антин> Серг<еевич> имеет что-ниб<удь> личное против дедушки Иринея?3 Я полагаю ничего, кроме того, что ему сказки не нравились.
   Конечно, досадно, что труд хоть и маленький пропадет - но мне не впервой, я уж привык к этому, да и игра свеч не стоит. Если Вы не найдете возможным, хоть с оговорками от редакции и поправками, какими Вам угодно, не противоречущими мнениям статейки, напечатать ее, то прошу Вас передать ее Платону Александровичу. Об ней и покончено.4 Я вообще не очень дорожу статьей как статьей и ее напечатанием. Очень жалко, что обстоятельства принуждают меня теперь дороже ценить себя, чем бы, может быть, следовало, и просить напр<имер> Михаила Михайловича хоть какую-нибудь плату пособрать за стихи. Три рубля со страницы, кажется назначенные Вами, меня удовлетворяют - все же это не ничего. Для меня нет теперь ничтожных сумм.5
   Верьте, Федор Михайлович, что все это написано потому, что я не мог не написать. Честное благородное слово, у меня не было никакой, даже самой отдаленной мысли об каких-нибудь намеках. Я до тех пор не успокоюсь, пока не получу ответа на это письмо. Ради бога, хоть двумя словами успокойте меня, уверьте, что нет теперь никаких недоразумений, что я виноват только в неуменьи выражаться. Бог с ней, со статьей. Еще раз прошу Вас, Федор Михайлович, ради бога, хоть двумя словами ответить мне поскорей, потому что я скоро уеду из Москвы.6 Вам это может неважно, но мне крайне тяжело и неприятно. Пожалуйста же, Федор Михайлович.
   Искренно и глубоко Вам преданный

Ф. Берг.

  
   Адрес мой: На Патриарших прудах, д<ом> Задворного в Егорьевском переулке, Фед<ору> Ник<олаевичу> Бергу. Насчет стихотворение "Деревня", если оно все же пойдет, то озаглавьте "Отрывок" или как найдете лучше.7 Поправок за хлопотами сообщить не могу. А жаль, потому что, прямо говоря, мне хочется, чтоб это стих<отворение> было напечатано.
  
   Печатается по подлиннику: ГБЛ, ф. 93, П.1.84.
   Берг Федор Николаевич (1840-1909) - поэт, писатель, журналист, переводчик. По окончании воронежского кадетского корпуса некоторое время служил офицером. Литературную деятельность начал в 1868 г. стихотворением, посвященным А. Н. Плещееву и напечатанным в "Современнике". Сотрудничал также в "Светоче" и "Иллюстрации". Совместно с В. Костомаровым издал сборники переводов (Сборник стихов иностранных поэтов. М., 1860 и 1862; Поэты всех времен и народов. СПб., 1862). В 1861 г. вышла "Детская книжка" А. Плещеева и Ф. Берга. Плещеев же рекомендовал его в журнал "Время", где он за 1861-1863 гг. опубликовал двадцать пять стихотворений (см.: Нечаева В. С. Журнал M. M. и Ф. М. Достоевских "Время". 1861-1863. М., 1972, с. 218-219). П. В. Быков вспоминал о встрече с Бергом в редакции "Времени": "Федор Берг, высокий человек, напоминавший верстовой столб, с русой, слегка вьющейся шевелюрой, под пиджаком, достаточно потертым, носивший красную кумачевую косоворотку, как символ свободы" (Быков П. В. Силуэты далекого прошлого. Л., 1930, с. 51).
   В 1870-е годы Берг как прозаик печатался в "Заре", "Русском слове". "Гражданине", позднее редактировал журналы "Нива", "Русский вестник", "День". См. о нем: Поэты 1860-х годов. Л., 1968, с. 553-555.
   Публикуемые два письма Берга являются прямым комментарием к письму Достоевского к нему от 12 июля 1861 г. и дополнительно характеризуют Достоевского как редактора журнала "Время".
  
   1 Платон Александрович Кусков (1834-1909) - поэт, печатался в "Современнике". С начала издания "Времени", будучи в дружеских отношениях с Н. И. Страховым, был привлечен им к активному сотрудничеству в этом журнале (см.: Нечаева В. С. Журнал М. М. и Ф. М. Достоевских "Время", с. 214).
   2 В 1840-е годы В. Ф. Одоевский, сблизившись с М. А. Максимовичем и будучи редактором "Сельского обозрения", выпустил вместе с А. П. Заблоцким-Десятовским четыре книги "Сельского чтения" (1843-1867). В одной из них имеется статья "Что крестьянин Наум твердил своим детям, наставляя их на добро", где, явившись перед читателями в образе умного бывалого крестьянина Наума, любящего давать наставления, Одоевский как бы продолжил восхитившую его в свое время, написанную М. А. Максимовичем "Книгу Наума о великом божьем мире" (1834).
   3 "Сказки дедушки Иринея" В. Ф. Одоевского входили в сборник "Пестрые сказки с красным словцом, собранные Иринеем Модестовичем Гомозейкою, изданные В. Безгласным" (1833). Сказки были высоко оценены критикой. Так, В. Г. Белинский писал: "Есть в нашей литературе какой-то г. Безгласный и какой-то дедушка Ириней, люди совсем не идеальные, люди слишком глубоко проникнувшие в жизнь действительную и верно воспроизводящие ее в своих поэтических очерках" (Белинский В. Г. Полн. собр. соч., т. I. М., 1950, с. 276). Во 2-й, 3-й и 4-й книгах "Сельского чтения" (см. примеч. 2) Одоевский, воспользовавшись своим прославленным псевдонимом, выступает в роли деревенского мужика-грамотея, бывалого, благородного крестьянина Иринея. Эти просветительские по своему характеру книги были отрицательно восприняты славянофильской критикой (см.: Тарасов Д. Ф. Народные и учебные книги В. Ф. Одоевского.- Учен. зап. Коломенского пед. ин-та, 1961, т. V, с. 89-92).
   4 Достоевский в ответном письме подробно излагает свое мнение о статье Берга и аргументирует невозможность ее полной публикации. Статья даже в сокращенном виде во "Времени" не появилась (см.: П., IV, 268-2R9).
   5 В редакционной книге журнала "Время" значится, что Ф. Н. Бергу 26 июля было выплачено 15 рублей (ГБЛ, ф. 93.3.22, с. 5).
   6 Достоевский сразу же ответил Бергу (П., IV, 268-269) и извинился за неправильно понятый отзыв о себе.
   7 Стихотворение "Деревня" было опубликовано в сентябрьском номере "Времени" (1861, No 9, с. 115-116) с заголовком "Из стихотворения "Деревня"".
  

Ф. Н. Берг - Достоевскому

20 июля 1861 г. Москва

  

Июля 20. 1861. Москва.

   Ну очень, очень рад, добрейший Федор Михайлович, что всё так кончилось; а то я нивесть что передумал. Спешу отвечать Вам. Простите, если вздор напишется как-нибудь. Видите, я переменяю квартиру, - переезжаю к черту на кулички - сиречь на Старую Басманную, близь 2-й гимназии, дом Клуга, кн. Крашенинникова, куда и адресуйте, когда случится писать.
   Хлопот гибель и потому не до статей и стихов и прошу Вас насчет статьи: печатайте как хотите, только печатайте - мне деньги дозарезу нужны. Нельзя ли заметку от редакции под книгой Наума? А нельзя, так всё и черкайте, пожалуйста. Вы говорите, что статья моя гимназическая, но я, право же, этим не обижаюсь, потому что так я думаю и нисколько мне не совестно, если у меня будут единомышленники между гимназистами.1 Я не совещусь быть согласным хотя бы с Аскоченским, если он что-нибудь такое выскажет, что дельно мне покажется. А я признаюсь: мне омерзительно это шпынянье - вот-де ты, - бов, согласен, с А-ским! Как мол не стыдно! Ну что ж тут такого? Ну да, согласен. Как будто тому человеческой мысли не может прийти в голову?2 Простите, бога ради, если я и тут не хорошо сказал, но так я думаю. Насчет же стихотворения я не понял, зачем вы хотите изменить.3 Мне кажется - именно этот стих выражает что следует. Заметьте, Пушкин говорит: Молчи..., т. е. негодует, зачем народ говорит и говорит в смысле толпы вообще, а не простолюдинов. А мой лукавый раб сообщает, что вот мол народ гадкий не может даже революцийки произвести, молчит. Замечательно, что он же сердцем не хочет часто, чтобы она была - кому резня приятна! И сам бы не участвовал... Это Н. Ф. Павлов западно негодовал, что манифест тихо прошел, хоть бы, говорит, пошумнее...4
   Простите мою болтовню. Ах как деньги нужны! Вот, то есть ничего-то нет! Это между нами впрочем. Прощайте. Будьте здоровы. Весь Ваш Ф. Берг.
   Ах, да! Я скоро кончу "Два раза встретились", рассказ. Нет, впрочем, не рассказ, а так, черт знает что такое. Прикажете прислать? Дай бог кончить, да за хлопотами, право, уж не знаю. Чуть не забыл, в строчке, кот<орую> Вы хотели изменить, именно характеристично презрение либералов к народу. Но, ради бога, не подавленный. Это так напоминает пошлые <?> рукописные вещи начала 50-х годов. Вообще я против изменения. Но уж лучше безжизненный, {Было: униженный.} хоть это не выражает того, что я хотел сказать.
   Нельзя ли в выноске прибавить, что "по разным обстоятельствам Вы не могли напечатать всей статьи г. Берга" или что-нибудь в этом роде. Пожалуйста! Извините, что делаю много шума из пустяков...
  
   Печатается по подлиннику: ГБЛ, ф. 93, П.1.84.
  
   1 В письме Достоевского от 12 июля 1861 г., ответом на которое является это письмо Берга, нет оценки статьи как "гимназической". Напротив Достоевский пишет: "Основная мысль Вашей статьи прекрасная, и мы с ней совершенно согласны". Но далее он обосновывает невозможность ее публикации во "Времени". Заключает Достоевский письмо фразой: "На все остальное в Вашем письме, требующее ответа, ответит вам брат" (П., IV, 268-269). Вероятно, "гимназической" назвал статью M. M. Достоевский в не дошедшем до нас письме к Бергу.
   2 Аскоченский Виктор Ипатьевич (1813-1879) - писатель и публицист. С 1858 г. издавал еженедельную газету "Домашняя беседа", прославившуюся своим крайним обскурантизмом. Аскоченский яростно нападал здесь на науку, просвещение и всякое прогрессивное движение в общественной жизни. Тем не менее некоторые публицистические статьи его не лишены иногда едкого сарказма и остроумия.
   3 Берг поясняет смысл своего стихотворения "Ты их ведь знал...", в котором Достоевский предлагает изменить строчку "Молчит бессмысленный народ" на "униженный" или "подавленный". Стихотворение было опубликовано в июльском номере "Времени" без изменений (Время, 1861, No 7. с. 316).
   4 Павлов Николай Филиппович (1804-1864) - писатель. Типичный либерал, западник, он доказывал в 50-х годах необходимость проведения реформ и "обновлений" жизни "сверху". С восторгом приветствовал манифест 19 февраля в своей газете "Наше время", сосредоточивая внимание на сценах "великой радости" крестьян, их благодарении богу и императору. См.: Вильчинский В. П. Н. Ф. Павлов. Жизнь и творчество. Л., 1970, с. 149-150.
  

Категория: Книги | Добавил: Ash (12.11.2012)
Просмотров: 609 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа