Главная » Книги

Буланже Павел Александрович - Лев Толстой. Письма к П. А. Буланже

Буланже Павел Александрович - Лев Толстой. Письма к П. А. Буланже


   Лев Николаевич Толстой
   Письма к Павлу Александровичу Буланже
  
   Изд: Л. Н. Толстой / Гос. лит. музей; Ред. Н. Н. Гусева. - М.: Изд-во Гос. лит. музея, 1938. - [Т. I]. - С. 203-214.
  
  
  
   Павел Александрович Буланже (1864-1925) вступил в переписку с Толстым в 1886 г. Окончив физико-математический факультет Харьковского университета, он служил на железной дороге в Екатеринославле, затем около 1893 г. переехал в Москву, где поступил заведующим счетоводством службы тяги Московско-Казанской железной дороги. Был близок к взглядам Толстого и часто бывал в Ясной Поляне и в хамовническом доме Толстых.
   В марте 1897 г. были высланы за помощь гонимым духоборам В. Г. Чертков, П. И. Бирюков и И. М. Трегубов. После их высылки дело сношений с духоборами продолжал П. А. Буланже, за что в августе того же года также был выслан за границу. Вернулся в Россию я ноябре 1899 г. и с 1900 г. служил бухгалтером в управлении Московско-Курской железной дороги. В 1901-1902 гг. был около Толстого в Гаспре во время его тяжких болезней, причем, как передавала мне А. Л. Толстая, "сумел сделать себя необходимым" для Льва Николаевича.
   Пылкий и увлекающийся, П. А. Буланже был способен на высокие подъемы и глубокие падения. В 1907 г. он проиграл в карты 10 000 рублей общественных денег, после чего скрылся из Москвы и уехал на Кавказ, где в течение некоторого времени работал простым рабочим на нефтяных промыслах. В 1909 г. вернулся с Кавказа и поселился в шести верстах от Ясной Поляны в усадьбе Т. Л. Сухотиной Овсянникове, занявшись литературным трудом. Прежние дружеские отношения к нему со стороны Толстого уже не могли восстановиться. Умер скоропостижно от разрыва сердца в племхозе "Лесная Поляна" под Москвой, где служил в качестве старшего бухгалтера.
   Печатаемые ниже девять писем Толстого к Буланже, относящиеся к 1897-1899 гг., составляют только часть всех писем к нему Толстого. Некоторые из писем не сохранились; шесть хранятся в Рукописном отделении Толстовского музея.

Н. Н. Гусев

  
   206
  

1

   1897 г. Мая 30. Я. П.
  
   Дорогой друг Павел Александрович.
   Сейчас получил ваше обстоятельное письмо и спешу вам ответить. От Олсуфьева я получил телеграмму 27[-го]: "Поручение ваше исполнено". Таню прошу списать вам копию и выслать1. Суворин, видно, заробел. Очень интересно описание вашего свидания.
   Полицейское посещение вас меня смутило2.
   Знаю, что все делается к лучшему, но представляется страшноватым изменение вашего положения. Главное, по тому горю, кот[орое] оно может произвести в вашей семье. Ну, да будет, что будет. Шидловский писал мне, что книги к нему арестованы3. Посылаю полученное на ваше имя письмо.
   Целую вас. Привет вашей жене.

Любящий вас Л. Толстой.

   30 [Мая].
  
   207
  
   Дата письма (30) дополняется годом и месяцем на основании содержания.
   9-10 мая 1897 г. Толстой написал Николаю II письмо по поводу отнятия детей у самарских молокан. Толстой в этом письме призывал царя прекратить "позорящие Россию гонения за веру" (см. стр. 21). Письмо это, врученное Толстым приехавшим к нему молоканам, не было передано царю, так как, приехав в Петербург, молокане, сбитые с толку разговором с служащими вел. кн. Георгия Михайловича, из предосторожности уничтожили письмо Толстого. После этого Толстой вторично переписал свое письмо к царю, послав его 18 мая с отправлявшимся в Петербург Буланже, При этом Толстой дал Буланже еще письмо к своему знакомому графу Александру Васильевичу Олсуфьеву (1843-1907), бывшему в то время помощником командующего императорской главной квартирой; в письме этом Толстой просил его содействовать передаче царю написанного им письма. Другое письмо, которое Толстой просил Буланже передать по назначению в Петербурге, было письмо от 18 мая к издателю "Нового Времени" А. С. Суворину. В этом письме Толстой просил Суворина напечатать в его газете статью Буланже о преследованиях духоборов (это письмо напечатано в книге: "Письма русских писателей к А. С. Суворину", изд. Государственной публичной библиотеки в Ленинграде под общей редакцией проф. Н. С. Державина, Л., 1927, стр. 181).
   20 мая 1897 г. Буланже послал Толстому обширное письмо, в котором излагал подробности своих разговоров с Олсуфьевым и Сувориным. Олсуфьев взялся передать письмо царю "при первом удобном случае"; Суворин же отказался напечатать статью Буланже.
   Письмо Толстого было передано царю, но действия не оказало. Молоканские дети были возвращены родителям лишь после свиданий Т. Л. Толстой с Победоносцевым в январе 1898 г.
  
   1 В своем письме от 20 мая Буланже просил выслать ему копию письма Толстого к царю.
   2 В том же письме Буланже писал, что без него приходила на его квартиру полиция, причем выяснилось, что за ним следили уже давно.
  
   3 Степан Васильевич Шидловский (р. 1876 г.) - крестьянин штундист села Кишенцы, Уманьского уезда, Киевской губернии. Толстой был с ним в переписке. Шидловский 30 апреля 1897 г. известил Толстого, что становой отобрал у него толстовские книги, которые он продавал, и спрашивал, знает ли он Буланже.
  
   207
  

2

  
   1897 г. Июня 20? Я. П.
  
   Дорогой друг П[авел] А[лександрович],
   Я узнал, что в Москве на днях должны быть в остроге духоборы - должны быть или уже теперь находятся. Там, т. е. в остроге, есть доктор Осип Иванович Бортновский, который не отказывается передать, что будет нужно и можно, пересылаемым. Доктор, разумеется, боится, и надо стараться как можно меньше компрометировать его.
   Если можно, побывайте у него и передайте им хоть эти мои несколько слов.
   Целую вас.

Л. Толстой.

   Не нужно ли им чего?
  
   Кавказские духоборы (см. стр. 5), числившиеся в ополчении и возвращавшие обратно свои ополченские билеты, приговаривались судом к ссылке в Сибирь на поселение на 18 лет. Партии направлялись в Сибирь с Кавказа через Москву. 20 июня 1897 г. Толстой писал Е. П. Накашидзе: "Я получил через сына Сережу, что какие-то духоборы прибыли или ожидаются в Московской тюрьме". Датируем письмо предположительно тем же числом.
  
  

3

  
   1897 г. Октября 12. Я. П.
  
   Спасибо вам, милый, дорогой друг, за то, что написали мне, и так подробно, именно так, как мне хотелось, т. е. подробно, о своем путешествии и устройстве, о жене и детях. Страшно, по слабости человеческой,
  
   208
  
   за вас, за эти 1 500 р[ублей], к[оторые] выйдут, и что потом? но почему-то верится в вас, а больше всего в бога. Не то, что бог сделает то, что вы будете в 5 раз больше получать и станете, как в сказках и романах, счастливы от того, что матерьяльно будете обеспечены, а сделает то, что вам будет хорошо, и так хорошо, как мы и не мечтали, и хорошо вам значит хорошо и вашей семье, п[отому] ч[то] вам не может быть хорошо, если им не будет хорошо. Поцелуйте их от меня - и вашу тещу1, и вашу жену2 и ваших детей3 и скажите им, что я их истинно и очень люблю, и мне бы было очень больно, если бы они не любили меня. Я бы сейчас отвечал вам, но был нездоров. Нарыв мой прошел4, но сделались боли желудка, кот[орые] продолжались недолго, и теперь я здоров. Я неделю уж живу один в доме, хожу обедать к Леве5, и мне очень хорошо. Нынче приехала С[офья] А[ндреевна] на несколько дней. А я останусь, сколько возможно. Пожалуйста пишите мне подробнее о себе, о своих занятиях, сношениях, впечатлениях от людей, о своих успехах в английск[ом] языке. Не забывайте моей системы: читайте каждый день по-англ[ийски] страниц по 20 книги, кот[орую] вы лучше всего знаете - хоть евангелие. Если можно, читайте про себя, а чтобы вслух читал бы вам тоже англичанин. Пишите подробности о теще, о Марье Викторовне. Ей советую также по тому же способу учиться по-англ[ийски], т. е. читать знакомое по-английски, догадываясь, что? что. Главное же советую для того, чтобы обеспечить будущее, не думать о нем, а только в настоящем стараться делать жизнь наиболее легкою и радостною для себя и других. Завтрашний день печется сам о себе. Это такая несомненная истина. Тем-то и хороша жизнь, что никак не знаешь, что нужно для будущего. Одно несомненно нужно для самого далекого будущего - для вечного - любовь к людям. Ну, прощайте, пожалуйста скажите вашим, что если я пишу о любви к ним, то это истинная правда. Я чувствую, как им трудно, и жалею и люблю их всей душой и совершенно неожиданно для себя; потому и пишу это. Ну, прощайте пока. Наших друзей6 приветствуйте.
  
  
   Письмо датируется на основании упоминания о приезде С. А. Толстой из Москвы в Ясную Поляну (12 октября 1897 г.). Толстой отвечает на письмо П. А. Буланже от 2 (14) октября 1897 г., в котором Буланже описывал свой переезд в Англию и жизнь в новых условиях.
  
   1 Юлия Устиновна Клюковская, рожд. Краевская (1843-1916).
   2 Марья Викторовна Буланже, рожд. Клюковская.
   3 Николай Павлович (р. 1888 г.), Анна Павловна (р. 1890 г.) и Александр Павлович (1896-1932) Буланже.
   4 Огромный гнойный нарыв на щеке появился у Толстого в сентябре 1897 г. Болезнь кончилась благополучно.
   5 Лев Львович Толстой.
   6 В. Г. Чертков с семьей, высланный в Англию в 1897 г.
  
   208
  

4

   1897 г. Октября 20. Я. П.

20 Октября.

  
   Сегодня получил ваше письмо, дорогой П[авел] А[лександрович], и спешу отвечать. На телеграмму вашу, вызванную слухами, не имеющими никакого основания, не мог отвечать п[отому], ч[то] в телеграф не приняли ни Essex Purleigh, ни просто Purleigh. И теперь пишу через Моода, п[отому] ч[то] боюсь, что один Purleigh - мало и не дойдет. - Операции мне не делали, но той последней операции, кот[орая] скоро должна быть сделана - я ожидаю постоянно и думаю, что и вам, как и всем любящим меня людям, надо ожидать постоянно и не смотреть на это, как на что-то нехорошее. Простите меня, милый
  
   209
  
   друг, но все, что вы пишете, есть признак большой слабости. Важно, как живут любимые нами люди, но продолжение или прекращение их жизни должно быть безразлично, также как и своей жизни. Ну, да что об этом говорить. Боюсь, скажу что нибудь лишнее.
   Сказать же мне вам особенно хочется вот что: то, что я очень стыжусь своей слабости - помните то, о чем я говорил с вами1. Поступить так, как я давал себе возможность поступить, было бы прямо нарушение веры в то, что жизнь наша не в нашем счастьи, а в исполнении воли бога, было бы отречением от самой основы жизни. И я стыжусь. Живя в одиночестве2, я опомнился и понял, как я был плох и преступен.
   Пишите пожалуйста почаще, чтоб я знал, как вам живется. Если бы Марья Викт[оровна] написала мне хоть несколько слов, чтобы я почувствовал ее душевное состояние, я бы был очень благораден ей.
   Как бы желая я передать ей то твердое чувство уверенности в том, что ничего дурного внешнего нет и не может случиться ни со мной, ни с любимыми людьми, а что одно дурное, что может случиться, но над чем я властен, - это мое отступление от свойственного мне и данного для блага моего и всех окружающих чувства любви.
   Бывает, что ослабевает эта уверенность, бывает, что забываешь даже, что в этом жизнь, но если знаешь это и в хорошие минуты возвращаешься к этому, то это большое счастие. Прощайте, нежно люблю вас всех. Как писал вам в том письме3, очень радуюсь тому, что совсем новое чувство имею к М[арье] В[икторовне] и к вашим детям и матушке теперь, когда вы далеки и когда вам дурно.
  

Ваш Л. Т.

  
   Толстой отвечает на письмо Буланже от 11 (23) октября 1897 г. Буланже жил в то время в Англии. От дочери своей квартирной хозяйки Буланже услышал, будто бы Толстой был тяжело болен, и ему делали операцию. Обеспокоенный этим слухом, Буланже просил Толстого написать о состоянии его здоровья.
  
   1 В своих воспоминаниях (не изданы; находятся в архиве В. Г. Черткова) Буланже пишет: "Как раз незадолго до моего отъезда он [Толстой] именно говорил о том, что так измучен дурным отношением с Софьей Андреевной, что его взял большой соблазн оставить дом и скрыться. Говорилось это под большим секретом". См. стр. 19-20.
   2 Толстой в то время жил один в Ясной Поляне. Вся его семья жила в Москве.
   3 Толстой писал П. А. Буланже 12 октября 1897 г. (см. предыдущее письмо).
  
   209
  

5

  
   1898 г. Января 1 - 2? Москва.
  
   Получил давно ожидаемое ваше письмо, дорогой друг П[авел] А[лександрович], и очень обрадован б[ыл] им. - Я б[ыл] нездоров, теперь поправился, но все еще нет полного обладания силами и потому не могу работать1. Поэтому же и вам пишу только несколько слов. Как мне понравилось то единственное дело, к[оторое] представляется Коле2. Насколько это лучше гимназии3. Делаете ли вы для изучения языка то, что я советовал вам: прочитыванье каждый день главы две евангелия (как самой вам хорошо известной книги) по английски, не углубляясь в граммат[ические] подробности4. Поздравляю вас, вашу жену5, тещу6 и детей7 с Новым годом.
  

Л. Т.

   210
  
   На обороте:

Англия, Angleterre, Purleigh (near Maldon) The Limes.

P. Boulanger.

  
  
   Письмо (открытка) датируется на основании почтового штемпеля отправления: "Москва. 2.I 1898". Толстой отвечает на письмо П. А. Буланже от 23 декабря 1898 г. (4 января 1899 г.), в котором Буланже подробно писал о своей жизни и работе.
  
   1 Толстой некоторое время чувствовал общее недомогание и слабость, мешавшие ему работать.
   2 Сын П. А. Буланже, Николай Павлович Буланже.
   3 В письме от 23 декабря 1898 г. (4 января 1899 г.) П. А. Буланже писал, что его сын хочет учиться набирать. "Это и будет его образованием, - писал П. А. Буланже. - Я часто и поневоле думаю о его образовании и все более успокаиваюсь насчет того, чтобы не стремиться ни к какому образованию, а давать то, что сейчас могу, и способствовать всеми силами тому, чтобы приучался работать". Однако, впоследствии Н. П. Буланже поступил в среднюю школу в Англии, а по возвращении в Россию поступил в Институт путей сообщения, который и окончил.
  
   210
  

6

  
   1898 г. Января 10. Москва.
  
   Спасибо вам, дорогой друг П[авел] А[лександрович], за письмо и вырезку из газеты. Я знаю через Русановых1, что вы были больны. Хорошо, что вы пишете, что у вас было спокойно на душе, когда вы писали. Верю и надеюсь, что это так и теперь. Все то, что вы пишете о ваших планах на будущее, мне очень нравится, но меня все-таки беспокоит ваше матерьяльное положение, и хочется знать о нем: как вы устроились или думаете устроиться. Чем жить? Если бы вы были одни, мне бы это и в голову не пришло, но теперь не могу не тревожиться - также и вы; и не о том тревожиться, будете ли сыты, одеты (я знаю, что будете), а о том, что это положение нарушит любовь и мир. Так напишите то, что вы об этом думаете. Сейчас был С. И. Бирюков2, едущий к брату3. Я дал ему кое что свезти брату и сведения о нас. Кажется, что его выпустят. Тов[арищ] мин[истра] пишет, что его выпустят, если он согласится взять на себя те же обязательства, как и Буланже4. Какие5? Когда я читаю их глупые бумаги, слышу все эти глупые разговоры этих министров, не могу не смеяться. Вчера получил письмо от Веригина6. Были в Обдорске студенты для - изучения флоры и фауны и там познакомились с ним. И вот один из них занес письмо, к сожалению, не зашел и не оставил адреса. Вер[игин] пишет, что хорошо бы собрать в Европе где-нибудь съезд всех христиан, отказывающихся от военной службы (можно бы присоединить и не христиан, как Вандервера), Квакер[ов], Менон[итов], Назар[енов], Духоб[оров], Шекеров и др. и потом от них выбрать представителей и, написав заявления или петиции, послать их правительствам, наказывающим за отказ. Мысль хорошая7.
   Я все не могу поправиться вполне после болезни. Нет энергии для внешней деятельности, но за то очень хорошо на душе: тихо, радостно, спокойно, дружелюбно ко всем людям. Пытаюсь писать, может быть прийдет, а если и нет - очень хорошо и так.
   Прощайте, целую вас и детей. Душевный привет Марье Викторовне и ее матери.

Л. Толстой.

   10 Января.
  
   Год письма Толстого определяется на основании письма Буланже, на которое отвечает Толстой.
   Письмо Толстого служит ответом на письмо Буланже от 3 (15) января 1898 г., в котором Буланже извещал Толстого о выходе английского перевода
  
   211
  
   трактата "Что такое искусство?" и прилагал вырезку из газеты "Daily Chronicle" от 14 января (нов. ст.) 1898 г., с отзывом о новой книге Толстого, Буланже сообщал также о своей болезни и некотором улучшении здоровья, прибавляя: "На душе хорошо, спокойно, и я очень рад своему состоянию", и писал о своих планах устройства жизни своей и семьи.
  
   1 Друг и единомышленник Толстого, Гавриил Андреевич Русанов (1844-1907), бывший член харьковского окружного суда, и его жена Антонина Алексеевна Русанова (1855-1905).
   2 Сергей Иванович Бирюков (р. 1858 г.) - брат П. И. Бирюкова, в 1898 г. занимал должность непременного члена костромского губернского правления по судебным делам.
   3 Павел Иванович Бирюков, находившийся в ссылке в городе Бауске Курляндской губернии за помощь гонимым сектантам духоборам.
   4 Повидимому, такого содержания письмо было получено от товарища министра внутренних дел С. И. Бирюковым. Подробное содержание его неизвестно.
   5 В ответном письме от 15 (27) января 1898 г. Буланже писал: "Вы пишете, что Сергей Иванович передал вам, что товарищ министра может согласиться на выезд Павла Ивановича только в том случае, если он согласится на те же условия, на какие согласился я. Это меня поразило. Мне не предлагали никаких условий. Директор департамента полиции буквально сказал мне следующее: министр внутренних дел просил меня передать вам, что, приняв во внимание некоторые обстоятельства, о которых я не могу вам передать, он предлагает вам немедленно выехать за границу, Вот и все. Решительно никаких условий... Да я бы никогда, при самом тяжком положении, не согласился бы ни на какие условия".
   6 Это письмо П. В. Веригина в архиве Толстого не сохранилось.
   7 К осуществлению проектируемого П. В. Веригиным съезда не было сделано никаких попыток.
  
   211
  

7

  
   1898 г. Марта 20-21? Москва.
  
   Я, кажется, очень виноват перед вами, дорогой друг, давно не писал. Простите. Не успеваю делать, что нужно, так скоро, как хотелось бы и как следовало бы. Не помню, отвечал ли вам на предпоследнее письмо1. Знаю, что в душе своей отвечал тем же самым, чем и вы решили вопрос - уйти из себя, забыть себя. В последнее время я нашел для этого полезный рецепт: забыть прошедшее - стало быть, все, чем для себя недоволен, не думать о будущем, ст[ало] быть, о всем, что для тебя нужно, и жить только в настоящем, сейчас поступать как можно больше по божески (любовно), и удивительно, что жизнь только в настоящем без отношения к прошед[шему] и будущ[ему] - всегда божеская. Мне недавно понадобилось употребление этого рецепта, и действие оказалось удивительное. Дорогой М[арье] В[икторовне], о к[оторой] всегда думаю с любовью, хочу написать письмо.
  

Л. Т.

  
   На обороте:
  

Англия, Angleterre

P. Boulanger.

The Limes, Purleigh. Essex.

  
   Письмо (открытка) датируется на основании почтового штемпеля отправления: "Москва. 21.III 1898".
  
   1 В письме от 10 марта (нов. ст.) 1898 г. Буланже писал Толстому о "невозможно тяжелых отношениях с женой" и не совсем хороших отношениях с В. Г. Чертковым.
  
   211
  

8

  
   1898 г. Июня 15-20? Я. П.
  
   Получил ваше письмо от 18 июня1, дорогой П. А., и очень обрадовался ему. Я, кажется, более месяца не имею ни от кого известий,
  
   212
  
   за исключением коротенькой записочки от Поши2. Я рад б[ыл] очень вашему письму, но оно не удовлетворило меня: я не знаю очень интересных мне о вас подробностей: как обстоит ваш бюджет? Что вы зарабатываете? Что проживаете? Вижу, что вам очень тяжело от напряженной работы, но, милый друг, не забывайте того, что есть люди - я их вижу вокруг себя - которым много хуже - не думайте, что это те, кот[орые] работают еще тяжелее вашего, нет, это те, кот[орые] живут праздно и вовсе не работают. Я понимаю ваш страх перед царством рабочих; но этого царства никогда не будет, п[отому] ч[то] им не над кем царствовать. А что они такие же эгоистичные и безжалостные, как буржуа, и еще озлобленные теперь - это несомненно. Но все-таки до сих пор они жертвы, и потому нельзя не быть на их стороне. Да впрочем, все, что я думаю об этом, я напишу, если бог велит3. Еще недоволен я, милый, дорогой друг, вашим письмом п[отому], ч[то] чую в нем отсутствие простых, сердечных отношений с Ч[ертковым] и даже Б[ирюковым], а только усилие быть с ними в любви. Не согласен с вами в мотиве, по к[оторому] вы вышли из их товарищества4, и очень жалею, что вы вышли, п[отому] ч[то] вы были бы очень нужный элемент в этом товариществе. Еще недоволен я в вашем письме тем, что чувствуется в нем не покорность своему положению, а возмущение, желание внешней перемены. Милый друг, ведь хоть вы и молоды, вы всякую минуту можете уйти туда, откуда нет сюда возврата, и во всяком случае среди таких же, пробегающих по разным кривым, коротким и длинным, товарищей должны пробежать эту жизнь, пронеся в ней то, что велено. Только одно это важно. И если мы верим в это, то как может притти мысль считаться с сотоварищами этого шествия, какие другие могут быть отношения к этим сотоварищам, кроме желания помощи друг другу, и какие могут быть желания об изменении положения, когда оно само не переставая изменяется именно так, как нужно, и ведя меня туда, куда нужно. Интересно про остров5. Напишите. Ну, вот, простите, что позволяю себе учить вас. Отплатите мне тем же. По себе знаю, как хорошо, когда люди упрекают нас, и потому уверен, что вы не рассердитесь на меня. Ну, вот, теперь о себе. Я жил у Ильи (сына)6. Мне надавали денег тысяч 7. Больше 3-х я истратил на столовые. Остальные не успел и потому, что губернаторы запрещают, и потому, что заболел кровавым поносом (теперь совсем здоров), и потому, что на будущий год ожидается такой же или еще хуже неурожай. Я написал обо всем этом статейку7, послал Меньшикову8. Не знаю, поместят ли9. Попрошу Таню10 послать Черткову11. Теперь в Ясной с охотой работаю, пишу. Не скажу, что12. Целую вас, милый друг, и вашу жену и тещу и детей.
  

Л. Толстой.

  
   Письмо датируется на основании того, что в копировальной книге писем Толстого за 1898 г., хранящейся в Рукописном отделении Толстовского музея, письмо оттиснуто между письмами Толстого от 15-20 июня.
  
   1 В письме от 18 июня (нов. ст.) 1898 г. Буланже описывал условия своей жизни и работы в Англии.
   2 П. И. Бирюков.
   3 В 1897 г. Толстой начал статью по рабочему вопросу, которую он в дневнике называл "Воззванием". В его дневнике 1898 г. есть ряд записей к "Воззванию". Две версии "Воззвания", исправленные Толстым в 1900 г., вышли в свет в том же году в издании "Свободное Слово" в Англии под названиями: "Где выход?" и "Неужели это так надо?".
   4 Буланже сообщал, что он отказался вступить в товарищеское издательство, как предлагали ему Чертков и Бирюков, потому что чувствовал себя лишним в этом деле.
   5 Буланже писал Толстому о жителях острова Island of H. Kilda на севере Англии, которые "несколько веков тому назад были обращены в христианство
  
   213
  
   и приняли его в чистом виде и зажили братски. И ввиду того, что они совершенно отрезаны от мира (корабль в теперешнее цивилизованное время приходит к ним раз в год), они до сих пор сохранили христианскую жизнь. Никто не знал о них до самого последнего времени, когда одному из лордов вздумалось утверждать, что этот остров принадлежит ему и что эти люди должны платить ему. А они не могут платить. Он начал насилием отбирать у них их продукты, и сведения об этом проникли в общество".
   6 С 23 апреля по 27 мая 1898 г. Толстой прожил в имении своего сына, Ильи Львовича Гриневке, Чернского уезда, Тульской губернии, занимаясь организацией помощи голодающим.
   7 Статья Толстого была озаглавлена "Голод или не голод?".
   8 Михаил Осипович Меньшиков. См. стр. 126.
   9 Статья "Голод или не голод?" была напечатана с цензурными пропусками в газете "Русь", 1898 г., изд. 2-е, NN 4 и 5 от 2 и 3 июля. За статью Толстого газета получила предостережение. Полностью статья появилась в том же году в Англии в издании В. Г. Черткова.
   10 Татьяна Львовна Толстая.
   11 Высланный в Англию В. Г. Чертков основал там издательство "Свободное Слово", в котором печатал те произведения Толстого, которые по цензурным условиям не могли появиться в России.
   12 В то время Толстой был занят окончанием повести "Отец Сергий", начатой им в 1891 г.
  
   213
  

9

  
   1899 г. Февраля 14-15? Москва.
  
   Дорогой друг П[авел] А[лександрович], давно не писал вам и не отвечал на 2 ваши письма - простите. Думаю о вас часто, люблю вас не переставая. Порадовался вашему письму, где вы пишете, что устроились кореспонден[том] в газеты, и это дает вам заработок, и что вам предлагают кореспондировать в консерв[ативную] газету, и вы колеблетесь; это очень бы порадовало меня, если бы я не сомневался в том, что вы описываете свое матерьяльное положение лучше, чем оно есть, по своей доброте, только для того, чтобы успокоить меня. Напишите об этом - т. е. о своем заработке, подробнее и обстоятельнее и не отказывайтесь от заработка только п[отому], ч[то] газета консерв[ативная]. Я часто думаю, что если бы мне надо было печатать и можно выбирать, я печатал бы в Моск[овских] Вед[омостях] и Моск[овском] Листке. Вносить хоть немного света в мрак читателей этих органов - доброе дело. - А еще дайте мне послужить вам в этом деле - пришлите мне кореспонденции, и я продам их и выговорю и на будущее наивыгоднейшие условия. Я могу поместить в Курьере, в Рус[ских] Вед[омостях], в Ниве, в Неделе. Пожалуйста, пожалуйста воспользуйтесь мной, пока я в городе. А мне не то что трудно, но только истинное удовольствие. И мне кажется, что ваши коресп[онденции] могут быть очень хороши и полезны. Не думайте, чтобы я ожидал от вас высказывание в этих коресп[онденциях] тех основ, к[оторыми] мы живем, я жду от них только описания современных английск[их] событий в эконом[ической], полит[ической], социальн[ой], научн[ой], художествен[ной] областях, переданных христианином и потому освещенных христиа[нским] светом. Пожалуйста сделайте это, т. е. пишите и пользуйтесь мной, а я теперь же приготовлю издателей.
   О внешней жизни моей вы, вероятно, знаете от Рус[анова]. Чувствую себя очень ослабевшим в нынешнем году - болит спина, и нет сна и бодрости мысли, и потому плохо работается. Правда, что городская жизнь страшно утомительна с тем огромным количеством отношений, к[оторые] образовались у меня. Хочется попытаться уехать куда нибудь - к Олсуф[ьевым]1 вероятно. Исправление Воскр[есения]
  
   214
  
   совсем не двигается. Ответ Шведам2 напечатан в очень нехорошей версии, я потому исправил его и послал Ч[ерткову]3. Если он не напечатан во Фр[анции], то хорошо бы перевести его с этой лучшей версии. Жены нет теперь в Москве, она в Киеве у Т. А. Кузм[инской]4, к[оторая] очень больна - воспаление легких. Я с Таней, Мишей5 и Сашей6. Мой привет М[арье] В[икторовне] и вашим детям. Что они? Вчера вернулся из Канады Бакунин7 весь под влиянием духоб[оров], необыкновенных людей 25 столетия. От Сережи8 письма еще только из карантина. Видел Христиановича9, к[оторый], как и следует, очень любит вас. Так не сердитесь, что не писал, и пишите мне почаще и про свою душу, к[оторую] я очень люблю.
  

Л. Т.

  
   Написал вам письмо и только потом прочел еще раз ваше от 5 февр[аля] и увидал, что не отвечаю на письмо Волховского10. Пожалуйста передайте ему мое извинение, что не отвечаю ему и не исполняю его желание относительно сведений о голоде. Я чувствую себя нынешний год настолько занятым и слабым, что не могу сам исследовать этот вопрос и очень тягощусь даже и той долей ответственности, к[оторая] падает на меня тем, что мне присылают пожертвования. На днях напишу в газеты статьи о том, куда я направил пожертвования и почему прошу не обращаться ко мне более с этим делом11. О другом же деле Волх[овского] - о мнимом свидании моем с Ник[олаем] II могу сказать только, что ничего подобного не было. Мнение же мое о конференции я выразил в письме к Шведам.
   Волховскому же скажите от меня, что я его знаю и уважаю и теперь занимаюсь историей русской революцион[ной] деятельности, в к[оторой] имя его так часто встречается.
   Попросите его, главное, извинить меня в виду моей обремененности пустяками жизни, т. е. общением с очень большим числом людей и нездоровьем, что я ему не отвечаю прямо.
  
  
   Письмо датируется на основании почтового штемпеля отправления на конверте: "15 февраля 99 г. Москва". Первая часть письма, кончая подписью "Л. Т.", была опубликована в юбилейном издании "Полного собрания сочинений" Л. Н. Толстого, ГИХЛ, 1933, т. 72, стр. 59-60. Последняя часть письма от слов: "Написал вам письмо" - публикуется впервые.
  
   1 Графы Олсуфьевы - Адам Васильевич (1833-1901) и его жена Анна Михайловна, рожд. Обольянинова (1835-1899) - помещики, владельцы имения Никольское-Горушки, Дмитровского уезда, Московской губернии, в 60 верстах от Москвы. Толстой любил уезжать к ним отдыхать от тяжелых условий своей семейной и вообще московской жизни. "Они такие простые, очень добрые люди, - писал Толстой об Олсуфьевых Черткову 19 февраля 1896 г., - что различие их взглядов с моими - и не различие, а непонимание того, чем я живу, не тревожит меня".
   2 Письмо Толстого к группе шведской интеллигенции по вопросу о значении мирной конференции, состоявшейся в Гааге 12 августа 1898 г., и о средствах борьбы против войны. Было написано в начале января 1899 г.
   3 Письмо к группе шведской интеллигенции в исправленном виде было напечатано В. Г. Чертковым в 1899 г. в Англии в "Листках "Свободного Слова", N 6.
   4 Татьяна Андреевна Кузминская (1846-1925), рожд. Берс, свояченица Толстого, автор воспоминаний "Моя жизнь дома и в Ясной Поляне" (3 части, изд. М. и С. Сабашниковых, М., 1925-1926).
   5 Михаил Львович Толстой (р. 1879 г.) - младший сын Толстого.
   6 Александра Львовна Толстая (р. 1884 г.) - младшая дочь Толстого.
   7 Алексей Ильич Бакунин (р. 1875 г.) - племянник М. А. Бакунина, врач, впоследствии владелец частной хирургической лечебницы в Москве, член Второй государственной думы. Бакунин сопровождал в Канаду первый пароход духоборов, отплывший 10 декабря 1899 г.
  
   215
  
   8 Сергей Львович Толстой сопровождал в Канаду второй пароход духоборов, прибывший на место 15 (27) января 1899 г. В Канаде пароход был задержан в карантине на двадцать два дня.
   9 Петр Иванович Христианович (1851-1912) - сослуживец П. А. Буланже, начальник службы тяги Московско-Курской железной дороги. Через него Толстой устраивал разных лиц на службу и для своих поездок пользовался его служебным вагоном.
   10 Феликс Владимирович Волховский (1846-1914) - революционер; по процессу 193-х был присужден к ссылке в Тобольскую губернию, затем пересылался в другие места Сибири. В 1890 г. при помощи Джорджа Кеннана бежал из ссылки и поселился в Лондоне. Был одним из основателей "Фонда вольной русской прессы". Впоследствии вступил в партию социалистов-революционеров. Письмо Волховского переслал Толстому Буланже в своем письме от 5 февраля 1899 г.; в архиве Толстого оно не сохранилось. Судя по ответу Толстого, Волховский желал получить от него сведения о голоде и о состоявшемся будто бы его свидании с Николаем II, а также узнать его мнение о Гаагской мирной конференции.
   11 28 февраля 1899 г. Толстой отправил в редакцию "Русских Ведомостей" список пожертвований, полученных им в пользу голодающих, вместе с письмом, в котором просил будущих жертвователей посылать деньги непосредственно лицам, занятым распределением этих средств. См. Л. Н. Толстой, "Полное собрание сочинений". Юбилейное издание, т. 72, ГИХЛ, 1933, стр. 79-80.
  
  

ПРИЛОЖЕНИЕ

  
   203
  

ПИСЬМО К М. В. БУЛАНЖЕ

  
   1897 г. Марта 15-16? Москва.
  
   Ужасно сожалею, что не удалось поговорить с вами, милая М[арья] В[икторовна], а имел и имею сказать вам я очень определенное. Очень может быть, что вы не одобрите то, что я имею сказать, найдете это не важным, не действительным; но я твердо убежден, что если бы вы только последовали моему совету и сделали то, что я хочу предложить вам, то ваше мучительное душевное состояние очень скоро переменится на самое радостное. Советую я вам вот что: прежде всего забыть все то, что вы сделали для П[авла] А[лександровича], все те жертвы, к[оторые] вы принесли, перестать даже и считать жертвами то, что вы сделали, а искать в себе все то, что вы не сделали, как можно строже отнестись к себе и как можно внимательнее постараться понять его, все то, что могло быть тяжело ему; пожалеть его, как бы вы пожалели чужого человека, ежели бы знали, что он имеет несчастие быть раздраженным на свою жену (пускай и несправедливо - ему от этого тем хуже); и что он при том слабый, больной и несомненно добрый человек. Это средство радикальное. Если вам удастся обвинить себя искренно и оправдать и пожалеть его, вы сейчас же изменитесь в своем отношении к нему, в своих поступках, словах, и тотчас же изменится ваше душевное состояние и из мучительного сделается радостным. Это одно радикальное средство, но может быть вы не осилите его. Тогда есть другое и уже несомненное. Оно состоит в том, чтобы, обдумав то, что тревожит вас, делает ваше несчастие, именно, дурной, тяжелый характер вашего мужа, придумать средство, каким образом изменить его. Другим человеком сделать его нельзя. Каким он есть, нервным, раздражительным, положим даже несправедливым, злым, таким он и останется. Все, что можно сделать, это то, чтобы изменить его отношение к вам. Как же изменить его? А на это есть только одно средство: не считаться с ним, смотреть на него как на больного, жалкого человека, и, не думая об отношении его к себе, заботиться о нем, служить ему, делать ему одно приятное, никогда не напоминая ему о своих требованиях. Нет человека, к[оторый] бы не стал любить и ценить того человека, к[оторый] так обращался бы с ним. А как только он будет любить, ценить, дорожить вашей любовью к нему, так он покорен, и вы только будете радоваться. Попробуйте хоть две недели жить по этому рецепту, и вы увидите, что ваше горе переменится на величайшую радость. Пожалуйста сделайте это, милая М[арья] В[икторовна], и если сделаете, то сообщите мне о последстви[ях].
  

Любящий вас. Л. Т.

  
   Письмо написано жене П. А. Буланже (см. стр. 206) Марии Викторовне Буланже (р. 1863 г.) и служит ответом на ее письмо об ее отношениях с мужем. Датируется на основании штемпеля на конверте: "16.III 1897 г. Москва".

Категория: Книги | Добавил: Ash (12.11.2012)
Просмотров: 587 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа