Главная » Книги

Чехов Антон Павлович - Записные книжки. Записи на отдельных листах. Дневники, Страница 14

Чехов Антон Павлович - Записные книжки. Записи на отдельных листах. Дневники



й церкви св. Павла",- писал он И. П. Чехову 3(15) апреля 1891 г. "Вчера я опять был в Риме и опять осматривал храм св. Петра. От входной двери до алтаря я сосчитал 250 шагов" (Чеховым, 12(24) апреля 1891 г.).
   "13." - 13 апреля. О поездке в княжество Монако и об игорном доме в Монте-Карло см. в письмах к родным от 12(24), 13(25) и 15(27) апреля 1891 г.
   2. Ср. в гл. V книги "Остров Сахалин", в описании общих камер Александровской ссыльнокаторжной тюрьмы (Сочинения, т. XIV, стр. 94).
   3. В Ницце Чехов был с 12 по 18 апреля 1891 г. В Париж прибыл в 8 часов утра 19 апреля (см. письма к родным за апрель 1891 г.).
   4. Рассказ "Соседи". В тексте - не лес, а роща. Петр Михайлыч и Власич поют студенческую песню: "Наша жизнь коротка // Все уносит с собой" (упом. также в рассказе "Супруга"),
   5. "21 апр." - 21 апреля. "Сегодня Пасха <...> Это первая Пасха, которую провожу я не дома" (Чеховым, 21 апреля (3 мая) 1891 г.). О заутрене в посольской церкви см. в письме к M. Е. Чехову от 21 апреля (3 мая) 1891 г.
   "22." - 22 апреля. Музей Гревена - галерея восковых фигур в Париже. Основана художником Альфредом Гревеном.
   6. "Остров Сахалин", гл. XXII: "К общим причинам побегов следует отнести также пожизненность наказания" (Сочинения, т. XIV, стр. 345).
   Стр. 9. 1. "Три года", гл. VII. О Рассудиной: "и прежде чем поцеловаться с ней, нужно было тушить все свечи". В повести Рассудина "замужем за педагогом, но давно уже не жила с мужем". Ивашин - одно из имен героя первоначального замысла. Ср.: I, 9,4 и Записи на отдельных листах. "Инсипидка" - нелепая женщина, (от фр. insipide).
   2. Отель в Париже. Дом сохранился доныне, но отеля в нем теперь нет. Улица находится между Вандомской площадью и площадью Оперы.
   3. Ср. в повести "Три года", гл. XVI: "от скатерти пахло мылом"; в рассказе "Жена", гл. VII: "сильно пахло скатертями"; в "Вишневом саде", д. II: "скатерти пахнут мылом" (реплика Раневской).
   4. В IV, 1,5 с заменой Ив. на N. К первоначальному замыслу повести "Три года". В повести - иначе: "философствует" о любви кружок холостых друзей Лаптева и ou с ними - до того, как он влюбился в Юлию (см. гл. I и XIV). Ср. I, 39, 7.
   5. К первоначальному замыслу повести "Три года". Очевидно, имя Алеша здесь принадлежит не главному герою; к переживаниям Лаптева ближе заметки, относящиеся к Ив. (Ивашину). Но это имя перешло к Лаптеву.
   Стр. 10. 1. Филиппов Сергей Никитич - литератор, автор путеводителей, сотрудничал в "Русских ведомостях". Бывал в доме у Чехова на Садовой-Кудринской (см.: А. С. Лазарев-Грузинский. А. П. Чехов.- Чехов в воспоминаниях, стр. 171). Весной 1891 г. Филиппов извещал Чехова, находившегося в Алексине, что получил для него из Крыма 10 бутылок вина. "Пожалуйста, не замедлите прислать за посылкой, лучше если пораньше утром, так часов до 9-ти",- писал он в письме б. д. Адрес в этом письме: "Большая Лубянка, д. Мосолова, мебл. комн." (ГБЛ). Получив это письмо 8 мая 1891 г., Чехов написал из Богимова А. А. Долженко, жившему в это время в его квартире на Малой Дмитровке, чтобы он послал по названному адресу кого-нибудь за вином (см. Письма, т. IV, стр. 225).
   2. "По делам службы". Первая запись к рассказу. Реплика следователя. В рассказе Чехов возвращается к первоначальной композиции фразы: "прежде" - "теперь", но иначе: "Прежний так называемый порядочный человек стрелялся оттого, что казенные деньги растратил, а теперешний - жизнь надоела, тоска..."
   3. Ср. в письме В. А. Гиляровского Чехову от 21 июля 1892 г. из Донской области: "Третьего дня в степи мы наткнулись на только что умершего от холеры косаря. Как косил, так и умер. Тут же его и закопали в степи. Можешь себе представить такие картинки" (ГБЛ; "Филологические этюды". Серия Русская литература, вып. I. Ростов н/Д, 1972, стр. 132). Глагол "чкнулся" в другом контексте употреблен в рассказе "Жена". См. Сочинения, т. VII, стр. 465.
   4. Имение Виктора Фомича Раковского, председателя харьковской судебной палаты, называлось Спешиловка. А. С. Суворин, побывав у Чехова в Богимове летом 1891 г., хотел приобрести Спешиловку. По его просьбе Чехов навел справки и 4 июня 1891 г. писал ему об условиях, которые предлагал Раковский. Покупка не состоялась.
   Одна из версий о реалиях "Дома с мезонином" относится к Спешиловке (см. воспоминания В. К. Китаевского в кн.: Д. И. Mалинин. А. П. Чехов в Богимове б. Тарусского уезда. Калуга, 1931, стр. 26-27).
   5. "Страх". Развернуто в словах Дмитрия Петровича (Сочинения, т. VIII, стр. 130). О развитии этого мотива в творчестве Чехова, начиная с юношеской пьесы "Безотцовщина", см.: З. Паперный. Записные книжки Чехова. М., 1976, стр. 361-364.
   6. В IV, 1, 7.
   Стр. 11. 1. Первая запись, связанная с деятельностью Чехова по организации помощи голодающим в 1891 г. (см. примечание к I, 13-17). В гимназии Л. Ф. Ржевской в Москве служила учительницей М. П. Чехова. Через ее посредничество Чехов и собрал эту сумму с пансионерок Ржевской. 25 октября 1891 г. Чехов писал Суворину: "В редакцию "Нового времени" от учениц пансиона Ржевской в пользу голодающих поступило 5 р. 85 к. Это велите напечатать, а деньги я отдал Алексею Алексеевичу".
   2. "Три года", гл. V. Слова Початкина. В повести: "Природа сверх обыкновенного действия..."
   3. "Три года", гл. X. В словах Лаптева во время спора о социальном неравенстве: "Как-то у одного известного музыканта я просил места для бедняка-скрипача..." и т. д. Запись могла появиться после того, как Чехов обратился к П. И. Чайковскому с просьбой помочь устроиться на работу виолончелисту М. Р. Семашко (в письме от 18 октября 1891 г.).
   5. "Архиерей". В I, 90,8 ("называется"). В рассказе вместо дьяконского сына - учитель, из семинаристов. Сюжетная запись к рассказу появилась позже, после ряда других частных деталей, одновременно с заметками к повести "В овраге" и пьесе "Три сестры"- немногим меньше, чем через 10 лет (см. I, 106, 2). 16 марта 1901 г. Чехов писал О. Л. Книппер, что сюжет "Архиерея" сидит у него "в голове уже лет пятнадцать".
   6. В I, 90, 9 (с изменениями). Первая запись, относящаяся к жизни Чехова в Мелихове (переехал 4 марта 1892 г.- см. Дневник П. Е. Чехова, ЦГАЛИ; Чехов и его среда, стр. 435). Кардинский - не установлено. Князь - Шаховской Сергей Иванович, член Серпуховской уездной земской управы, сосед Чехова по Серпуховскому уезду. Вареников Иван Аркадьевич - помещик, сосед Чехова по Мелихову; о нем см. Письма М. Чеховой, стр. 53.
   Стр. 12. 1. "Три года", гл. V. В размышлениях Лаптева о приказчиках: "ему льстят потому, что боятся его".
   2. В I, 89, 7. Ср. I, 81, 13.
   3. В I, 89, 6. По смыслу соотносится с главами V и XVI повести "Три года", в которых говорится о бедной обстановке в комнатах приказчиков и о скупости старика Лаптева.
   4. "Три года". К главам X и VI. В гл. X Федор Лаптев приходит с визитом к брату и советует ему баллотироваться в гласные, но тот понимает, что этого "хочется самому Федору". В гл. VI (РМ, 1895, No 1, стр. 35 - см. Сочинения, т. IX, стр. 370) упоминается университетский значок на пиджаке Федора Лаптева.
   5. "Три года". К главам IV и VI. Лаптев думает о том, как его отец и брат, люди тяжелые, отнесутся к его женитьбе и к Юлии (гл. IV). Но его опасения не оправдываются (гл. VI).
   6. "Три года". К Федору Лаптеву (не использовано).
   7. "Три года", гл. X. Изменено: "Он ревновал ее к знакомым студентам, к актерам, певцам..." и т. д.
   8. "Три года", главы I и IV. Имя младшей дочери Панаурова в повести: Лида (вместо: Зоя). О том, что Панауров любит своих детей, в повести не сказано; с "законными" детьми он ласков только внешне.
   9. "Три года". К Федору Лаптеву. Не использовано. В повести Федор Лаптев избегает многолюдных собраний (гл. X).
   10. "Три года". К главам IX (о Федоре Лаптеве) и XV (о старике Лаптеве).
   Стр. 13-17. Заметки в связи с голодом 1891-1892 гг. В октябре 1891 г. Чехов намеревался поехать в Нижегородскую губ., чтобы познакомиться с создавшимся положением и потом выступить в печати. Из-за болезни он был вынужден отложить поездку и с октября до середины января следил за организацией помощи голодающим по письмам Е. П. Егорова. Евграф Петрович Егоров, старый знакомый Чехова по Воскресенску, был теперь земским начальником 5-го участка Нижегородского уезда. О нем Чехов писал: "В одном из самых глухих уголков Нижегородской губернии, где нет ни помещиков, ни даже докторов, один мой хороший приятель, в высшей степени порядочный и живой человек, организовал голодное дело" (Ф. О. Шехтелю, 14 декабря 1891 г.; ср. А. И. Смагину, 11 декабря, и Н. М. Линтваревой, 14 декабря 1891 г.).
   Мысль написать в газету о голоде появилась у Чехова после письма Егорова от 3 декабря 1891 г., в котором тот излагал свой проект скупки лошадей как основную меру помощи голодающим. Так как по решению министерства внутренних дел организация помощи голодающим была предоставлена только официальным органам, частная инициатива, как писал Чехов Егорову 11 декабря 1891 г., "была подрезана в самом начале". Средства для скупки лошадей и других нужд голодающей Нижегородской губернии Чехов стал собирать среди своих знакомых. "На богатых людей рассчитывать нельзя,- говорилось в этом письме.- Поздно. Каждый богач уже отвалил те тысячи, которые ему суждено было отвалить. Вся сила теперь в среднем человеке, жертвующем полтинники и рубли". Сначала Чехов уговаривал самого Егорова написать корреспонденцию в газету и готов был дать под ней и свою подпись. Когда Егоров отказался наотрез, посчитав неудобным для себя выступить в печати с просьбой о помощи, Чехов решил сам писать в газету - и уже не на "скорую руку", а более обстоятельно, с приведением фактов и т. д. С 14 по 21 января 1892 г. Чехов был в Нижегородской губернии. Вернувшись в Москву 22 января, он в тот же день сообщал Суворину": "...я о голоде буду писать завтра или послезавтра". Но к этому времени практическая цель корреспонденции - призыв к публике о материальной помощи Нижегородской губернии - в какой-то мере потеряла остроту. Сам Чехов уже частично собрал средства и передал их Егорову (см. его письма Егорову за декабрь 1891 - январь 1892 г.). Надежд на новые большие взносы не было. "...частная <...> благотворительность равна почти нулю",- писал с горечью Чехов Суворину 22 января 1892 г. в том самом письме, в котором обещал писать о голоде "завтра или послезавтра".
   Поездка в Воронежскую губернию в феврале 1892 г. дала новые впечатления, поэтому Чехов не оставил мысли о корреспонденции (и предполагал в ней объединить свои наблюдения над обеими губерниями). 6 февраля 1892 г. он писал из Воронежа Егорову: "Мое письмо о Нижегородской и Воронежской губерниях будет напечатано в "Русских ведомостях"". "Письмо", однако, написано не было. Сохранились лишь заметки к нему на стр. 13-17 записной книжки, с множеством точных данных (названия деревень, фамилии, цифры, конкретные факты).
   Нужно иметь также в виду, что в это время Чехов был занят книгой "Остров Сахалин". Строгость и сдержанность тона, которая характерна для этого труда, была бы неуместна в открытом письме в редакцию, и Чехов чувствовал себя в этом необычном для него жанре неуверенно. "Принимался я писать двадцать раз, но выходило так фальшиво, что я всякий раз бросал",- признавался он Егорову (29 марта 1892 г.).
   Возможно, что некоторое "расхолаживающее" действие на судьбу чеховской корреспонденции оказало появление очерков В. Г. Короленко о голоде в Нижегородской губернии (печатались в "Русских ведомостях" весной 1892 г.; позднее собраны вместе с другими статьями в книгу "В голодный год", 1893) - см. Письма, т. IV, стр. 550.
   Стр. 13. 1. "Юг. вост. часть"...- 5-й участок, в котором Егоров был земским начальником, находился в юго-восточной части Нижегородского уезда. О положении крестьян в своем участке Егоров писал Чехову 3 декабря 1891 г.: "Мой участок пострадал от неурожая более, чем другие местности, так как, при полном неурожае хлеба, урожай яровых был ниже среднего,- многие селения только возвратили семена и то плохого качества; прибавьте к этому земледельческий характер населения, при отсутствии местных и посторонних заработков" (ГБЛ). 20 тыс. человек - это число совпадает с названным в письме Чехова к Суворину 22 января 1892 г. (см. выше).
   "Озимь не уродилась"...- В материалах Государственного архива Горьковской области в фонде "Нижегородская губернская чертежная Межевого архива" хранятся планы земельных участков Палицкой волости, владений вдовы гвардии капитана Дмитрия Нарышкина - Женни Петровны Нарышкиной. Сведений о пребывании Чехова в Нижегородской губернии в госархиве Горьковской области нет. О деятельности Егорова в качестве земского начальника 5-го участка Нижегородского уезда сообщается: "по поручению губернской административной власти собирались пожертвования в помощь голодающим, осуществлялась административно-судебная власть над крестьянским населением" (Государственный архив Горьковской области, ф. 829, ед. 2). По иску помещицы Нарышкиной Егоров в качестве земского начальника выступил на защиту интересов крестьян, требуя рассрочки на 3-4 года.
   Стр. 14. Похлебка из лебеды была частым явлением во время голода 1891-1892 гг. В связи с этим Чехов опубликовал в "Новом времени" заметку: "Вопрос" (1891, No 5610, 11 октября, без подписи). См. том XVI Сочинений.
   "Вопрос" был обращен к ученым: известны ли им питательные свойства лебеды? Через два дня в "Новом времени" (No 5612, 13 октября) был помещен ответ, в котором признавалась питательность лебеды, так как в ней есть и крахмал и белок. Чехов, однако, остался неудовлетворенным этим ответом (см. Письма, т. IV, стр. 284 и 506-507).
   Стр. 15. Снабжением голодающих школьников ведало Общество распространения начального образования. По официальным сведениям, в Нижегородской губернии пожертвования на питание учеников начали поступать с 15 октября 1891 г. Всего было снабжено продовольствием 199 училищ с 8909 учащимися, из них по Нижегородскому уезду получали продовольствие 35 училищ - 1211 учащихся ("Краткий исторический очерк деятельности Общества распространения начального образования в Нижегородской губернии 1872-1895". Составил Н. Иорданский. Казань, 1896, стр. 29). "Заведовали продовольствием учителя, учительницы, священники, попечители школ и очень редко частные лица" (там же).
   Помощь голодающим школьникам в Нижегородском уезде была организована по инициативе Чехова после его встречи с московской благотворительницей В. А. Морозовой. Чехов писал 11 декабря 1891 г. Егорову, что Морозова увлечена деятельностью Комитета грамотности, который устраивает столовые для школьников и отдает свои средства туда: "...В. А. пообещала мне содействие Комитета в случае, если Вы пожелаете устроить столовые для школьников и пришлете подробные сведения". В этот же день Чехов под впечатлением статьи Льва Толстого об организации столовых ("О средствах помощи населению, пострадавшему от неурожая" в сб. "Помощь голодающим". М., 1892) писал Суворину: "...вся статья состоит из советов и практических указаний, до такой степени дельных, простых и разумных, что, по выражению редактора "Рус<ских> вед<омостей>" Соболевского, статья эта должна быть напечатана не в "Сборнике", а в "Правительственном вестнике"". Егоров ответил Чехову 19 декабря: "Столовая для школьников может открыться с декабря; средства пока я имею; если бы можно было их увеличить значительно, то можно бы попробовать расширить их (столовые) до народных столовых, это было бы святое дело. Как организовать, сообщу при свидании с Вами; план у меня готов". В письме 1 января 1892 г.: "По поводу В. А. Морозовой я Вам писал, что с декабря месяца во всем моем участке открыты столовые, вероятно, будут и в будущем" (ГБЛ).
   Стр. 16. "Столовых нет"... - Имеются в виду даровые столовые - те "народные столовые", о которых писал Егоров в письме к Чехову 19 декабря (см. выше). После отъезда Чехова из Нижегородской губернии Егоров занялся устройством столовых для крестьян, о чем сообщал в письмах от 14 февраля, 6 и 19 марта 1892 г.
   "Пьянства нет"... - Вопрос о пьянстве во время голода имел принципиальное значение. В связи с тем, что крестьяне голодающих губерний получали пособие (о нем см.: I, 14 и I, 15), в печати нередко делались скептические замечания по поводу того, как крестьяне расходуют это пособие. Егоров возмущался "вздорной болтовней" о голодающих крестьянах, которую развели многочисленные корреспонденты, часто противореча друг другу: "Один кричит: голода нет, другой: мужик пухнет; мужик пьянствует - мужику не до водки; мужик отказывается от предлагаемых ему работ, а тянет руку к казенному пайку..." и т. д. (письмо Чехову от 3 декабря 1891 г.- ГБЛ). Здесь Егоров мог иметь в виду, в частности, интервью Н. М. Баранова, нижегородского губернатора, помещенное в "маленьком письме" А. С. Суворина ("Новое время", 1891, No 5618, 19 декабря). Баранов говорил, что крестьяне "не идут на работу, крестьяне балуются" и т. д. По поводу этих строк Суворин писал: "обличение лености и пьянства оставим на урожайные годы...", что вызвало одобрение Чехова (см. Письма, т. IV, стр. 286).
   "У кого один душевой надел"... - здесь затронут вопрос о главной беде в крестьянском хозяйстве, вызванной голодом. Крестьяне не имели возможности прокормить не только себя, но и лошадей. Отсюда - проект Егорова: скупить лошадей на деньги, собранные от пожертвований, и прокормить их до весны, с тем, чтобы весной вернуть крестьянам - "с уплатой денег осенью" (письмо Чехову от 3 декабря 1891 г.- ГБЛ). Свой проект Егоров послал в Нижегородскую губернскую продовольственную комиссию. 19 декабря он писал Чехову: "...лошади сильно подорожали: за ноябрь и декабрь месяцы масса лошадей перерезана. Завтра же посылаю на базар в с. Мурашкино Княгининского уезда купить несколько лошадей, чтобы положить начало делу. Приезд Ваш ко мне необходим для успеха дела".
   "Быть без лошади - значит "рушить крестьянство"".- Об этом см. в письме Егорова Чехову от 1 января 1892 г.: "Теперь у меня много крестьян обратились в безлошадные; весной пахать не на чем, а следовательно, полная погибель крестьянину".
   После отъезда Чехова из Нижегородской губ. Егоров писал ему о ходе "лошадиного дела". Покупка лошадей стоила ему 127 р. 75 к., корм для них - около 145 р. В марте он начал продавать крестьянам закупленных лошадей, но продажа шла плохо несмотря на то, что цены, назначенные за лошадей Егоровым, были много ниже базарных; "...сделано это мною потому, что покупатели крайне несчастные. Платеж денег отсрочил к декабрю месяцу" (19 марта 1892 г.). Егорову казалось, что неудача произошла оттого, что покупать лошадей начали слишком поздно. Чехов отвечал, ссылаясь на опыт воронежской администрации: "Суть в том, что чем дешевле и раньше Вы покупаете лошадь, тем дороже обходится ее кормежка и, стало быть, она сама. Как ни вертись, ничего не поделаешь" (29 марта 1892 г.).
   Павел Матвеевич Свободин был в числе друзей Чехова, которые немедленно откликнулись на его просьбу о пожертвовании денег для голодающих. "Всякие хлопоты по голодному делу и такие, о которых Вы пишете мне, Antoine, я, разумеется, приемлю с удовольствием и готовностью",- отвечал он 14 декабря 1891 г. на письмо Чехова (письма Чехова Свободину не сохранились) и сообщал, что "для начала дела" посылает рубль (ГБЛ). В этом письме Свободин просил "какую-нибудь полномочную бумажку", где было бы написано, что ему поручен сбор денег в помощь голодающим. В следующих письмах (27 декабря 1891 г.- Записки ГБЛ, вып. 16, стр. 229; 14 января 1892 г., два письма,- ГБЛ) Свободин называл Чехову новые суммы, собранные им. Часть их он передал Чехову в Петербурге, где Чехов был в конце декабря 1891 - первой декаде января 1892 г. По возвращении в Москву Чехов получил из Нижегородской губ. три чистых подписных листа (в письме Егорова от 10 января 1892г.) и один из них послал Свободину. "Лист для сбора пожертвований получил и сделаю все, что смогу",- писал Свободин во втором письме от 14 января 1892 г. В письмах к Е. П. Егорову от 26 и 29 января 1892 г. Чехов упоминал "подписной лист No 28", по которому часть денег была им передана Егорову в Белой, а часть отослана из Москвы. Сбор денег через П. М. Свободина отражен также в II, 1 и II, 2.
   Стр. 17. 1. "Три года", главы X и XV. Развитие мотива, намеченного в 1, 12, 4. В повести Федор Лаптев уговаривает Алексея Лаптева заняться административной карьерой, и тот понимает, что этого хочется самому Федору. Ступени административного повышения в РМ, 1895, Ns 2, стр. 119 (см. Сочинения, т. IX, стр. 380) иные: гласный - член управы - товарищ городского головы - управляющий департаментом или товарищ министра; в издании А. Ф. Маркса две последние должности заменены: "тайный советник и лента через плечо". Из этой записи ясно, что статья "Русская душа", о которой говорится в XV главе, связана с мечтой Федора о повышении по службе.
   2. "Три года", гл. I. Мотива "великого произведения" - нет. Московские разговоры о любви упоминаются дважды: в начале главы, в фразе повествователя ("Он вспоминал длинные московские разговоры..."), и в конце главы, в тексте письма Лаптева Кочевому ("Я вижу, как вы хмуритесь и встаете...").
   Стр. 18. 1. Из писем Чехова А. С. Суворину видно, что в 1892 г. он делился с Сувориным планами о какой-то пьесе. Очевидно, это было во время их совместной поездки в Воронеж в феврале 1892 г. "Когда буду писать пьесу, мне понадобится Берне",- писал Чехов 31 марта 1892 г. К замыслу пьесы с использованием цитат из Гейне и Людвига Берне Чехов возвращался и позже (см. письмо Суворину 16 февраля 1894 г.). 4 июня 1892 г. он сообщал еще об одной пьесе - комедии "Портсигар".
   Какая-то из этих пьес, вероятнее всего, первая, могла быть задумана по сибирским впечатлениям. В середине 1893 г. слухи о пьесе просочились в печать. Л. А. Гуревич прислала Чехову в письме (без даты - ГБЛ) вырезку из газеты ("Одесские новости", 1893, No 2648, 16 июня) - информационную заметку со словами: "Известный беллетрист Антон Чехов только что кончил новую комедию, героем которой является один из сосланных в Сибирь петербургских дельцов". Пьесой заинтересовались также П. И. Вейнберг и Суворин, которым Чехов отвечал одинаково: "Пьесы из сибирской жизни я не писал" - и уведомлял об окончании работы над книгой "Остров Сахалин" (см. Письма, т. V, стр. 216 и 217). Возможно, комментируемая запись имеет отношение к этому неосуществленному замыслу (героя должны сослать в Сибирь, но не отправляют туда, потому что он болен; сибирский колорит: "арестантики", переселенцы и т. д.).
   2. "Три года", гл. IX. О Кочевом. Ср. Сочинения, т. IX, стр. 52. Использованная в РМ (1895, No 1, стр. 51 - см. Сочинения, т. IX, стр. 376) деталь: "продавать билеты, афишки" в изд. Маркса отсутствует.
   3. Возможно, что и эта запись относилась к повести "Три года", либо к характеристике душевного состояния Лаптева в период его влюбленности в Юлию (отсюда его сожаление об утрате своего чувства в конце XIV главы), либо к словам Ярцева в защиту любви (спор о любви между Ярцевым и Юлией в гл. XIII).
   4. Запись сделана по воспоминаниям о пребывании в Вене 19-21 марта 1891 г.
   5. Волован - пирог из слоеного теста (франц.- см. I, 22, 5).
   Стр. 19. 1. Возможно, к повести "Три года" (гл. V, где говорится о крепком физическом сложении старика Лаптева, или гл. XVI, в связи с описанием закуски, поставленной для старика и Юлии); в повести мотива "прожорливости" нет. Впоследствии этот мотив использован в рассказе "В родном углу" (о дедушке - см. Сочинения, т. IX, стр. 317).
   2. "Три года", гл. IV. В повести конструкция сложно-подчиненного предложения сохранена ("Когда Лаптев и его жена <...> прощались с Ниной Федоровной..."), но смысл главного предложения - иной: вместо переживаний героя - реакция его больной сестры, лицо которой "судорожно покривилось от плача" {РМ, 1895, No 1, стр. 28; в изд. Маркса изменено - см. Сочинения, т. IX, стр. 30 и 368). Тягостные думы Лаптева перенесены на то время, когда он уже едет в купе вместе с женой ("его беспокоили разные мысли", "он думал уныло").
   3. "Три года", гл. X. "...Киш, прозванный вечным студентом".
   4. "Три года", гл. XIII. Юлия, обращаясь к Ярцеву, говорит о муже: "что называется человек-рубаха", на что следует реплика Кочевого: "какая он рубаха <...> Он не рубаха, а старая тряпка из бабьей юбки" (РМ, 1895, No 2, стр. 132 - см. Сочинения, т. IX, стр. 388). Ср. I, 35, 13.
   5.. "Три года", к гл. XV. Федор Лаптев пишет статью "Русская душа", но не для народа, а о русском народе - как он его понимает. Ср. I, 29, 2.
   6. "Три года", к гл. VII. Ср. размышления Лаптева о счастье, "которое, точно в наказание или насмешку, вот уже три месяца держит его в мрачном, угнетенном состоянии".
   7. "Три года", к гл. XV. Лаптев дает 100 р. второй жене Панаурова. В журнальном тексте он кроме того обещает помогать и лично Панаурову (РМ, 1895, No 2, стр. 148 - см. Сочинения, т. IX, стр. 392).
   8. "Три года", гл. V. В связи с воспоминаниями Лаптева о детстве ("он знал, что и теперь мальчиков секут...").
   9. "Три года", гл. IX. К словам Лаптева о брате Федоре. В журнальном тексте - "чтобы начать хлопотать" (РМ, 1895, No 1, стр. 51 - см. Сочинения, т. IX, стр. 377; в изд. Маркса - как в записной книжке - Сочинения, т. IX, стр. 52).
   10. "Три года", гл. I. Письмо Лаптева к Кочевому о Юлии: "Люблю я ее также за то, что она училась в Москве, любит нашу Москву и одевается по-московски" (РМ, 1895, No 1, стр. 12; в изд. Маркса изменено - см. Сочинения, т. IX, стр. 16 и 356).
   11. "Три года", главы I и IV. В гл. I Панауров обращается к Лаптеву не после ужина, а за ужином; в этой же главе о красоте Панаурова: "красивый", "на его красивую голову". О "легкой проседи" у любовницы Панаурова - в IV гл.
   12. "Три года", гл. I (Сочинения, т. IX, стр. 14). В журнальном тексте: "проел и пропил на лимонаде" (РМ, 1895, No 1, стр. 10 - см. Сочинения, т. IX, стр. 355).
   Стр. 20. 1. Не разобрана полустершаяся карандашная запись - две зачеркнутые строки.
   2. "Три года", гл. IV. Слова Нины Федоровны ("женился на мне из-за денег" - РМ, 1895, No 1, стр. 25; см. Сочинения, т. IX, стр. 365). Вместо "Любите моего брата..." в сцене прощания Нины Федоровны с Юлией - другие слова: "возьмите к себе моих девочек". Нина Федоровна и Юлия в повести не плачут.
   4. "Три года", к гл. IX. Имя младшей сестры изменено: Лида. "...заменявшая ей мать..." - в РМ, 1895, No 1, стр. 49; см. Сочинения, т. IX, стр. 375.
   5. "Три года". "По-французски" - в гл. III, в размышлениях Юлии, жалеющей о том, что она отказалась выйти за Лаптева замуж: "...москвич, кончил в университете, говорит по-французски...".
   6. "Три года", гл. VII. О Рассудиной. В полустершейся фразе, которая оканчивалась словами: "брать у него", возможно, была мысль о том, что Рассудина не хотела брать у Лаптева денег (ср.: "сойдясь с ним, она не допускала даже мысли о подарках..." - РМ, 1895, No 1, стр. 41; в изд. Маркса короче - см. Сочинения, т. IX, стр. 42 и 372).
   "Он должен был бы жениться на ней..." - соотносится с мыслями Лаптева: "...почему он устроил себе семью не с этою женщиной, которая его так любит и была уже на самом деле его женой и подругой?" "Она не любила ресторанов" - см. развитие этой темы в I, 26, 9. Последнюю фразу записи ср. в повести: "Благодаря ей он стал понимать и любить музыку, к которой раньше был почти равнодушен".
   7. "Три года". Намеченные в этой записи, не поддающейся полному прочтению, взаимоотношения Лаптева, Ярцева и Рассудиной могли относиться к гл. VII (где говорится о знакомстве Лаптева с Рассудиной у Ярцева) или XIV, в связи с новым поворотом в их отношениях (Рассудина сходится с Ярцевым).
   8. "Три года", гл. VII. "Я потеряла вас,- проговорила она,- и мне кажется, что я умерла..." (РМ, 1895, No 1, стр. 43 - см. Сочинения, т. IX, стр. 373).
   9. "Три года", гл. XIV. Ярцев - Лаптеву: "Я рад, что могу дать ей приют и покой..."
   10. "Три года", гл. XIV. Очевидно, продолжение предыдущей записи - о том, почему Ярцев сошелся с Рассудиной ("...ей же кажется, что оттого, что она сошлась со мной, в моей жизни будет больше порядка...").
   11. "Три года".
   Стр. 21. 1. "Три года", гл. VII. "...она, выходя со двора, чтоб ехать на концерт, сердито крикнула Косте: "Вы не умеете ходить с дамами под руку!" - и он, Лаптев, подумал: "Но отчего со мной она не так искренна"" (РМ, 1895, No 1, стр. 44 - см. Сочинения, т. IX, стр. 374).
   2. "Три года", гл. VII. О Рассудиной: "...она стала поводить плечами, как в лихорадке, и дрожать и, наконец, проговорила тихо, глядя на Лаптева с ужасом: "На ком Вы женились? Где у вас были глаза...""
   3. "Три года". Не использовано. Могло относиться к гл. IX. Зоя - в повести Лида.
   4. "Три года", гл. XV. В журнальном тексте резкость определений к "купеческому роду" еще более усилена: "Какой там именитый род? Драный род! - крикнул Лаптев в сильном гневе и швырнул стул к камину.- Драный, хамский род!" И ниже: "Драный, поганый, подлый род!" (РМ, 1895, No 2, стр. 145; в изд. Маркса несколько смягчено - см. Сочинения, т. IX, стр. 80 и 391).
   Признания Лаптева ("Во мне нет гибкости..." и "я робею перед идиотами...") в журнальном тексте сопровождены сравнением: "Как моллюск, мозгляк какой-то, ни гибкости, ни смелости..." (РМ, 1895, No 2, стр. 145; в изд. Маркса этого сравнения нет - см. Сочинения, т. IX, стр. 80 и 392).
   Стершаяся от времени запись со словами Лаптева: "От вашего именитого купеческого рода...", возможно, связана с мотивом вырождения. Ср. в повести: "В следующих поколениях мы дадим только трусов, преступников и сумасшедших!" (РМ, 1895, No 2, стр. 145 - см. Сочинения, т. IX, стр. 392).
   В повести нет следов записи со словами: "...вместо того, чтобы с презрением отвратиться от этого..." Но она несомненно имеет отношение к самообличению Лаптева в этом споре: "Да, не принадлежи я к вашему именитому роду, будь у меня хоть на грош воли и смелости, я давно бы швырнул от себя эти доходы..." С последней фразой в комментируемом отрывке ("Да, хотя дед уже не был крепостным...") ср.: "Дед наш уже не был крепостным, но мне за достоверное известно, что помещики его драли, драли..." и т. д.
   5. "Три года". Возможно, как предполагает Е. Н. Коншина, эта запись имела отношение к концу гл. VI, где Лаптев рассказывает Юлии о своем страхе перед отцом и о том, как Ярцев убедил его уйти из отцовского дома (см. Из архива Чехова, стр. 128).
   6. "Три года", гл. X. Хотя определения: "тип добродушного никудышника" в повести нет, характер Киша уже намечен в этой записи.
   7. "Три года", гл. XII. Использовано в подробном описании поведения Лаптева в антикварных и эстампных магазинах (РМ, 1895, No 2, стр. 129; в изд. Маркса изменено - см. Сочинения, т. IX, стр. 65 и 385-386).
   Стр. 22. 1. "Три года", гл. IV. О Федоре Лаптеве.
   2. "Три года", гл. XIII. В повести - не "все", а только Ярцев и Кочевой (они уходят из Сокольников пешком и только у вокзала нанимают извозчика). Слова Кочевого (РМ, 1895, No 2, стр. 135; в изд. Маркса изменено - см. Сочинения, т. IX, стр. 70 и 388).
   3. "Три года", гл. X. "...начала с того, что написала на каждой книге плохим почерком: "Сия книга принадлежит Алексею Федоровичу Лаптеву" <...> не могла решить Саше задачу..." (РЛ7, 1895, No 2, стр. 116-117 - см. Сочинения, т. IX, стр. 378). О гувернантке см. еще I, 24, 7.
   4. "Три года", к гл. X. Развитие образа, намеченного выше (I, 21, 6). Во время "социального спора" в повести Киш произносит, однако, другие слова, но они тоже связаны с проблемой денег. О том, что Киш не справлялся с поручениями, в повести сказано в общей форме, без примеров.
   5. См. примечание к I, 18, 5.
   6. "Три года", к гл. X. Не вошло.
   7. "Три года", гл. VII.
   Стр. 23. 1. "Три года", гл. XI. В поезде Панауров "приударяет" за Юлией (этого слова в повести нет), обращаясь к ней с вопросом: "А любовник у вас уже есть?"
   2. "Три года". Не вошло. О Юлии. Очевидно, было задумано к главам IX или X, где описывается жизнь Лаптевых в Москве. Новые знакомые Юлии: Кочевой, Киш, Ярцев (о его внешности г начале гл. X - иначе).
   3. "Три года", гл. I. Дополнение к словам Панаурова, обращенным к Лаптеву (см. I, 19, 11): "Вам будут изменять, потому что нет женщины, которая бы не изменяла"; "и вы будете холодно рассуждать, что без этих измен обойтись нельзя и что в сущности они ничего не значат и никому не приносят вреда" (РМ, No 1, стр. 10; в изд. Маркса изменено - см. Сочинения, т. IX, стр. 15 и 355-356).
   4. "Три года", гл. XI. Панауров - Юлии: " - "Что же вы боитесь, милая <...> Что тут ужасного? Вы просто не привыкли.
   Если женщина протестовала, ужасалась, мучилась, то для него это было признаком, что он произвел впечатление и нравится" (РМ, No 2, стр. 125; в изд. Маркса - короче - см. Сочинения, т. IX, стр. 61 и 383).
   5. "Три года". Не вошло. Возможно, к гл. X. Федор Лаптев {"брат") приходит в гости в дом Алексея Лаптева, у которого живут девочки (они упоминаются в этой главе только в РМ, 1895, No 2, стр. 117). Зоя - в повести Лида.
   6. "Три года", к гл. X. Не вошло. Сравнение с моллюском применено к Лаптеву в гл. XV (см. примечание к I, 21, 4).
   7. "Три года", гл. X. О Юлии. Ее слова перенесены в повесть без изменений. И далее: "Лицо ее задрожало от ненависти..."
   8. По расположению среди заметок и по содержанию может быть отнесено к повести "Три года". Зачеркнуто наряду с использованным материалом. В повести говорит о будущем Ярцев - в гл. X ("Жизнь идет все вперед и вперед..." и т. д.) и в гл. XIV ("...мы живем накануне величайшего торжества..."). Вероятнее связь этой записи с "социальным спором" в гл. X.
   Стр. 24. 1. "Три года". Не вошло. Хотя в сохранившейся части записи нет соответствия тексту повести, ее смысл связан со спором о социальном неравенстве в гл. X. В частности - позицией Кочевого ("Не ждать нужно, а бороться..." и т. д.).
   2. "Три года", гл. X. О Ярцеве, в связи с его житейским правилом: быть выше инстинктов. "...он верил в то, что русский суровый климат располагает к лежанью на печке и к небрежности в туалете, и потому никогда не позволял себе ложиться днем..." и т. д. (РМ, 1895, No 2, стр. 116 - см. Сочинения, т. IX, стр. 378). Мотив "победить природу" см. также в примечании к I, 36, 4.
   3. "Три года". О Федоре Лаптеве - с точки зрения Алексея ("жмется как-то застенчиво" - гл. V) и Юлии ("очень похожий на мужа, но более подвижный и более застенчивый" - гл. VI).
   4. "Три года", гл. XVII. Лаптев - Саше и Лиде: "...дядя Костя прислал письмо из Америки <...> Он соскучился на выставке..." Всемирная выставка, которая имеется здесь в виду, состоялась в Чикаго с мая по октябрь 1893 г. В повести действие происходит в начале июня 1893 г., когда выставка уже была открыта. Об этой выставке см. также примечание к II, 7, 4.
   5. "Три года". Не вошло. Если неразобранный текст относился действительно к Кочевому, то, возможно, в связи со спором в гл. X (ср. его ответ на рассуждения Ярцева о том, что против богача силу применять бессмысленно: "Так ли? А вы думаете, на уступочки он не пойдет?" (РМ, 1895, No 2, стр. 120 - см. Сочинения, т. IX, стр. 381).
   6. "Три года", гл. IX.
   7. "Три года", гл. X. После характеристики Киша: "По его рекомендации к Лаптевым была приглашена гувернантка Марья Васильевна, очень худая, смуглая девица, которую Киш рекомендовал как особу умную, интеллигентную и отзывчивую" (РМ, 1895, No 2, стр. 116 - см. Сочинения, т. IX, стр. 378). См. пояснение Е. Н. Коншиной к этой записи в кн.: Из архива Чехова, стр. 128.
   8. "Три года", гл. XVII. Разговор Лаптева с Початкиным. Об источниках странной речи Початкина и других приказчиков см. Сочинения, т. IX, стр. 461.
   9. "Три года". Не вошло. О Рассудиной и Лаптеве. Как и запись I, 20,8, эти строки свидетельствуют о том, что характер Рассудиной был задуман сначала в более мягких тонах. Уже в журнальном тексте нет того оттенка жертвенности в образе Рассудиной, который чувствуется в этих двух записях: после бурного проявления обиды и обморока во время объяснения с Лаптевым Рассудина резко порывает с ним, и в дальнейших ее обращениях к Лаптеву совсем нет прежнего чувства. "На другой день" вместо "телеграммы", о которой говорится в комментируемой заметке, она присылает "записку": "Баста!"
   10. "Три года", гл. XVII. "В амбаре, несмотря на сложность дела и на громадный оборот, бухгалтера не было..."
   11. "Три года", главы XV и XVII. Первая фраза - к спору братьев Лаптевых в гл. XV: это ответ Алексея Лаптева на реплику Федора о том, что их род создал миллионное дело. Сжато (в одной фразе) очерченный путь от "мужика" до богача в повести развернут - РМ, 1895, No 2, стр. 146; в изд. Маркса - с изменениями. См. Сочинения, т. IX, стр. 81 и 392.
   Вторая фраза записи использована в начале XVII гл.: "Каждый день приходили в амбар комиссионеры, немцы и англичане..." и т. д.
   3. "Три года", гл. X. В словах Лаптева во время спора о социальном неравенстве: "Как-то у одного известного музыканта я просил места для бедняка-скрипача..." и т. д. Запись могла появиться после того, как Чехов обратился к П. И. Чайковскому с просьбой помочь устроиться на работу виолончелисту М. Р. Семашко (в письме от 18 октября 1891 г.).
   5. "Архиерей". В I, 90,8 ("называется"). В рассказе вместо дьяконского сына - учитель, из семинаристов. Сюжетная запись к рассказу появилась позже, после ряда других частных деталей, одновременно с заметками к повести "В овраге" и пьесе "Три сестры"- немногим меньше, чем через 10 лет (см. I, 106, 2). 16 марта 1901 г. Чехов писал О. Л. Книппер, что сюжет "Архиерея" сидит у него "в голове уже лет пятнадцать".
   6. В I, 90, 9 (с изменениями). Первая запись, относящаяся к жизни Чехова в Мелихове (переехал 4 марта 1892 г.- см. Дневник П. Е. Чехова, ЦГАЛИ; Чехов и его среда, стр. 435). Кардинский - не установлено. Князь - Шаховской Сергей Иванович, член Серпуховской уездной земской управы, сосед Чехова по Серпуховскому уезду. Вареников Иван Аркадьевич - помещик, сосед Чехова по Мелихову; о нем см. Письма М. Чеховой, стр. 53.
   Стр. 12. 1. "Три года", гл. V. В размышлениях Лаптева о приказчиках: "ему льстят потому, что боятся его".
   2. В I, 89, 7. Ср. I, 81, 13.
   3. В I, 89, 6. По смыслу соотносится с главами V и XVI повести "Три года", в которых говорится о бедной обстановке в комнатах приказчиков и о скупости старика Лаптева.
   4. "Три года". К главам X и VI. В гл. X Федор Лаптев приходит с визитом к брату и советует ему баллотироваться в гласные, но тот понимает, что этого "хочется самому Федору". В гл. VI (РМ, 1895, No 1, стр. 35 - см. Сочинения, т. IX, стр. 370) упоминается университетский значок на пиджаке Федора Лаптева.
   5. "Три года". К главам IV и VI. Лаптев думает о том, как его отец и брат, люди тяжелые, отнесутся к его женитьбе и к Юлии (гл. IV). Но его опасения не оправдываются (гл. VI).
   6. "Три года". К Федору Лаптеву (не использовано).
   7. "Три года", гл. X. Изменено: "Он ревновал ее к знакомым студентам, к актерам, певцам..." и т. д.
   8. "Три года", главы I и IV. Имя младшей дочери Панаурова в повести: Лида (вместо: Зоя). О том, что Панауров любит своих детей, в повести не сказано; с "законными" детьми он ласков только внешне.
   9. "Три года". К Федору Лаптеву. Не использовано. В повести Федор Лаптев избегает многолюдных собраний (гл. X).
   10. "Три года". К главам IX (о Федоре Лаптеве) и XV (о старике Лаптеве).
   Стр. 13-17. Заметки в связи с голодом 1891-1892 гг. В октябре 1891 г. Чехов намеревался поехать в Нижегородскую губ., чтобы познакомиться с создавшимся положением и потом выступить в печати. Из-за болезни он был вынужден отложить поездку и с октября до середины января следил за организацией помощи голодающим по письмам Е. П. Егорова. Евграф Петрович Егоров, старый знакомый Чехова по Воскресенску, был теперь земским начальником 5-го участка Нижегородского уезда. О нем Чехов писал: "В одном из самых глухих уголков Нижегородской губернии, где нет ни помещиков, ни даже докторов, один мой хороший приятель, в высшей степени порядочный и живой человек, организовал голодное дело" (Ф. О. Шехтелю, 14 декабря 1891 г.; ср. А. И. Смагину, 11 декабря, и Н. М. Линтваревой, 14 декабря 1891 г.).
   Мысль написать в газету о голоде появилась у Чехова после письма Егорова от 3 декабря 1891 г., в котором тот излагал свой проект скупки лошадей как основную меру помощи голодающим. Так как по решению министерства внутренних дел организация помощи голодающим была предоставлена только официальным органам, частная инициатива, как писал Чехов Егорову 11 декабря 1891 г., "была подрезана в самом начале". Средства для скупки лошадей и других нужд голодающей Нижегородской губернии Чехов стал собирать среди своих знакомых. "На богатых людей рассчитывать нельзя,- говорилось в этом письме.- Поздно. Каждый богач уже отвалил те тысячи, которые ему суждено было отвалить. Вся сила теперь в среднем человеке, жертвующем полтинники и рубли". Сначала Чехов уговаривал самого Егорова написать корреспонденцию в газету и готов был дать под ней и свою подпись. Когда Егоров отказался наотрез, посчитав неудобным для себя выступить в печати с просьбой о помощи, Чехов решил сам писать в газету - и уже не на "скорую руку", а более обстоятельно, с приведением фактов и т. д. С 14 по 21 января 1892 г. Чехов был в Нижегородской губернии. Вернувшись в Москву 22 января, он в тот же день сообщал Суворину": "...я о голоде буду писать завтра или послезавтра". Но к этому времени практическая цель корреспонденции - призыв к публике о материальной помощи Нижегородской губернии - в какой-то мере потеряла остроту. Сам Чехов уже частично собрал средства и передал их Егорову (см. его письма Егорову за декабрь 1891 - январь 1892 г.). Надежд на новые большие взносы не было. "...частная <...> благотворительность равна почти нулю",- писал с горечью Чехов Суворину 22 января 1892 г. в том самом письме, в котором обещал писать о голоде "завтра или послезавтра".
   Поездка в Воронежскую губернию в феврале 1892 г. дала новые впечатления, поэтому Чехов не оставил мысли о корреспонденции (и предполагал в ней объединить свои наблюдения над обеими губерниями). 6 февраля 1892 г. он писал из Воронежа Егорову: "Мое письмо о Нижегородской и Воронежской губерниях будет напечатано в "Русских ведомостях"". "Письмо", однако, написано не было. Сохранились лишь заметки к нему на стр. 13-17 записной книжки, с множеством точных данных (названия деревень, фамилии, цифры, конкретные факты).
   Нужно иметь также в виду, что в это время Чехов был занят книгой "Остров Сахалин". Строгость и сдержанность тона, которая характерна для этого труда, была бы неуместна в открытом письме в редакцию, и Чехов чувствовал себя в этом необычном для него жанре неуверенно. "Принимался я писать двадцать раз, но выходило так фальшиво, что я всякий раз бросал",- признавался он Егорову (29 марта 1892 г.).
   Возможно, что некоторое "расхолаживающее" действие на судьбу чеховской корреспонденции оказало появление очерков В. Г. Короленко о голоде в Нижегородской губернии (печатались в "Русских ведомостях" весной 1892 г.; позднее собран

Другие авторы
  • Эджуорт Мария
  • Силлов Владимир Александрович
  • Бардина Софья Илларионовна
  • Анненская Александра Никитична
  • Романов Иван Федорович
  • Морозов Николай Александрович
  • Фофанов Константин Михайлович
  • Писарев Александр Александрович
  • Толстой Лев Николаевич
  • Зилов Лев Николаевич
  • Другие произведения
  • Буссе Николай Васильевич - Н. В. Буссе: биографическая справка
  • Михайловский Николай Константинович - (О народной литературе и Н. Н. Златовратском)
  • Андерсен Ганс Христиан - Аисты
  • Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович - М. Назаренко. Мифопоэтика М.Е.Салтыкова-Щедрина
  • Станюкович Константин Михайлович - В мутной воде
  • Грамматин Николай Федорович - Стихотворения
  • Добролюбов Николай Александрович - Обязанности крестьянина
  • Ростопчина Евдокия Петровна - Вл. Муравьев. Е. П. Ростопчина
  • Мельников-Печерский Павел Иванович - Семейство Богачевых
  • Кони Анатолий Федорович - Игуменья Митрофания
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 306 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа