Главная » Книги

Чехова Мария Павловна - Переписка M. П. Чеховой с деятелями литературы и искусства, Страница 3

Чехова Мария Павловна - Переписка M. П. Чеховой с деятелями литературы и искусства


1 2 3 4 5

эти письма. Пошлите их заказным пакетом в Москву в театр, на мое имя.
   Как Вы поживаете? Как Евгения Яковлевна? Вы купили дачку в Мисхоре?
   Я до 26 июля в деревне, а потом Москва.
   Целую вашу ручку.

Ваш Вл. Немирович-Данченко.

   Екатеринославской губ, почт. ст. Больше-Янисоль.
   6 июля
  

60

М. П. ЧЕХОВА - В. И. НЕМИРОВИЧУ-ДАНЧЕНКО

  

3 апреля 1916 г.

   Дорогой Владимир Иванович!
   Года три-четыре тому назад я принуждена была, по усиленной просьбе г. Уральского из Художественного театра, заключить условие с Тиманом на инсценировку для синематографа нескольких рассказов Чехова. Был предложен небольшой гонорар (кажется, не более 50 руб. за рассказ) в пользу комнаты имени А. П. Чехова при Румянцевском музее. Пока музеи получил только за два рассказа. В списке дозволенных рассказов "На море" не было. Этот список есть у В. В. Каллаша, можно узнать по телефону 2-81-58. Разрешения моего на этот рассказ не могло быть. От очевидца же я узнала об инсценировке этого рассказа, и его предупреждения очень смутили меня. Я обратилась к вашей защите. Если вам пришлось вырезать, изменить небольшой кусок, "грубый и безвкусный" и вычеркнуть из афиши имя Чехова, то, значит, я не напрасно обратилась к вашей защите! Большое, большое вам спасибо!
   Будьте здоровы, желаю вам от всей души всего самого лучшего на свете. Передайте мой нежный привет Екатерине Николаевне.

Мария Чехова.

   Посылаю прилагаемый подписанный листок.
   У нас превосходная погода, настоящая весна!
  

61

М. П. ЧЕХОВА - К. С. ПАВЛОВУ

  

16 мая [1916]

   Многоуважаемый Константин Семенович!
   Я получила ваше последнее письмо и только сейчас, благодаря разным домашним хлопотам, собралась на него ответить. Буду отвечать по пунктам
   1) Пародия А. П. на суворинскую "Татьяну Репину" была напечатана в свое время всего только в трех экземплярах. Едва ли она станет известною публике, так как я пыталась было ее напечатать, но это не удалось по цензурным условиям. Действие происходит в церкви - венчание.
   2) Путешествие в Пермь было совершено Ант. Павл. в 1902 году совместно с Саввой Тимофеевичем Морозовым.
   3) Под инициалами Е. М. Ш. пожелала скрыть себя Елена Михайловна Шаврова, которая в настоящее время замужем за высокопоставленным чиновником в Петрограде.
   Теперь подхожу к наиболее больному для меня вопросу о таганрогском периоде жизни Ант. Павловича, в той части его, которая касается отношения нашего отца к детям. Об этих отношениях я и мой живые братья Иван и Михаил можем дать только самые нежные и лестные отзывы, но я прошу вас принять во внимание при оценке воспоминаний этого периода, что наш старший брат Александр Павлович временами страдал алкоголизмом, и все эти воспоминания были написаны им во время этой болезни. Это был прекрасный человек с большими талантами, о котором сохранилась светлая память в нашей семье, но то, что написано им во время болезни, должно подлежать строгой критике и иногда даже полному отрицанию. Благодаря своей ранней нервной неуравновешенности, Александр Павлович, будучи первым сыном в семье, естественно испытывал на себе, быть может, обычную тогда семейную строгость, но это вовсе не характеризует отца, как плохого воспитателя и подчас даже жестокого человека. Мы все, дети, обязаны ему нашим образованием и сам Антон Павлович очень нежно относился к нему и всегда был с ним искренен и очень его ценил. Когда проходили приступы алкоголизма, то брата Александра мучили угрызения совести, и ему всегда было стыдно перед всеми нами и перед читающей публикой за то, чего нельзя уже было поправить. Вот все, что я могу пока вам написать. Будьте здоровы.

М. Чехова.

  

62

М. П. ЧЕХОВА - И. Я. ПАВЛОВСКОМУ

  

7 мая [1915-1917]

   Многоуважаемый Иван Яковлевич,
   мне переслали ваше письмо с приложением письма В. С. Нарышкиной. Очень благодарю вас за память; я помню, как вы приезжали к нам в Мелихово, хотя это было давно уже.
   Относительно достоинства перевода г-жи Нарышкиной я ничего не могу сказать, так как не считаю себя компетентной в этом. Ее перевод остался в Москве у Ольги Леонардовны, которая пишет мне, что просматривала его и нашла его удовлетворительным, и я ей верю, так как считаю ее понимающей в переводах. Судя же по письму В. С. Нарышкиной, я остаюсь при своем мнении, так как не нахожу его написанным правильно по-русски.
   Во всяком случае я не могу предоставить исключительного права переводить и издавать сочинения моего брата Антона Павловича. Я отказывала уже многим и даже очень почтенным переводчикам, просившим у меня такого же разрешения. На это я имею особые причины. Что же касается права перевода отдельных рассказов, без всяких монополий, то, конечно, я ничего против этого не имею и предоставляю его лучшим переводчикам.
   Далее В. С. Нарышкина интересуется материальной стороной вопроса. Конечно, право перевода каждого рассказа моего брата должно быть оплачено. Вам, вероятно, известно, что все суммы, вырученные мною от таких переводов, поступают полностью на благотворительно-просветительные цели, и я хочу беспокоить вас просьбой, ввиду именно этих целей, взять на себя труд, в случае, если В. С. Нарышкина согласится воспользоваться предоставленным ей мною правом перевода только отдельных (сколько бы их ни было) произведений Антона Павловича, - уведомить ее, что я была бы очень польщена, если бы уплата гонорара была произведена в принятых в настоящее время размерах.
   Будьте здоровы, желаю вам всего хорошего и еще раз благодарю за память.

Мария Чехова.

   В Ялте я пробуду до половины октября и вот мой адрес: Ялта, собственная дача.
  

63

М. П. ЧЕХОВА - А. М. ГОРЬКОМУ

  

Ялта, 1918 г. Октябрь 4.

   Дорогой Алексей Максимович!
   Года три тому назад я перевезла из Ялты весь архив покойного брата Антона Павловича в Москву для хранения и для работы. Часть его находится в моей квартире, а более драгоценное в сейфе у Джамгарова. Прикованная к постели больной матери я не могу приехать в Москву, чтобы узнать о судьбе этого архива и вообще позаботиться о его сохранности. Я очень, очень беспокоюсь, прямо мучаюсь! Мне хочется попросить вас о содействии. Быть может, вы могли бы написать в Москву кому следует, чтобы назначить охрану моей квартиры и сейфа до моего приезда. При первой же возможности я обязательно приеду в Москву. Обращаюсь к вам с этой просьбой с легким сердцем, так как лично не имею никаких драгоценностей, все соединено с памятью покойного брата.
   Это письмо повезет Иван Павлович, я уполномочила его действовать за себя. Он пробудет в Москве с месяц, и адресом его будет моя квартира - Долгоруковская ул., дом 29, кв. 18. Заранее искренно благодарю вас. Будьте здоровы, благополучны и богом хранимы.

Мария Чехова.

   Передайте мой сердечный привет Марии Федоровне.
   П_р_и_п_и_с_к_а_ М. П. Чеховой: "По каким-то причинам это письмо не попало в руки А. М. Горького. Ему не пришлось оказать мне содействие. И в конечном итоге литературные и другие ценности А. П. в мое отсутствие из сейфа были изъяты. М. Чехова".
  

64

М. П. ЧЕХОВА - В. И. НЕМИРОВИЧУ-ДАНЧЕНКО

  

18 февраля [3 марта 1920 г.]

   Дорогой Владимир Иванович.
   Прежде всего посылаю нежный и сердечный привет вам и Екатерине Николаевне. Как-то вы поживаете в такое тяжкое время?
   А солнцу нет дела ни до чего, оно ярко, по-весеннему светит и греет, и, должно быть, посмеивается над людскими жестокостями, грохотом пушек и выстрелами.
   Вы, конечно, знаете о нашем семейном горе, не буду писать о нем - тяжело мне очень. Я потеряла еще одного близкого мне человека. Не могу перестать плакать. А жить надо, что поделаешь! Моя старушка не сознает ничего, и никаких перемен и жизненных сокращений не признает, поэтому я в весьма затруднительном положении. Сижу совершенно без денег, хотя и имею их на текущем счету. Банк выдает такую незначительную сумму, что не хватает даже на пропитание. Я задолжала прислуге, в "сбережение" и частным лицам. Несколько раз писала брату Ивану, чтобы он обратился в театр с просьбою выслать мне денег и взять для себя, он тоже, должно быть, нуждается, бедняга <...> Ему не до того теперь! Когда я был в Москве, мне не удалось повидаться с вами и сговориться насчет гонорара, но я на вас всегда, как на родного, полагаюсь и потому не беспокоюсь. Я захворала в Москве и привезла с собою тиф с воспалением легкого (левого). Хворала месяца два. Теперь я почти здорова и моя бритая голова уже покрылась растительностью. Должно быть, я еще нужна на этом свете, если перенесла такую тяжкую болезнь!! <...>
   Я очень ожидаю брата Ивана с женой к себе, им бы так было хорошо здесь, поплакали бы вместе, поговорили, и я не была бы так одинока. Но, конечно, это несбыточные мечты. Трудно ехать теперь!
   Будьте же здоровы и насколько возможно спокойны. Дай бог нам увидеться при лучших обстоятельствах, чем теперь.
   Всего, всего вам хорошего.

Мария Чехова.

   Буду ждать вашего ответа.
  

65

М. П. ЧЕХОВА - В. Э. МЕЙЕРХОЛЬДУ

  

7 января 1921 г.

   Дорогой Всеволод Эмильевич, не сердитесь на меня, что я обращаюсь к вам с большой просьбой, исполните ее, умоляю вас. Дело в том, что мою квартиру в Москве (Долгоруковская, 29, кв. 13) разорили. В ней находился весь архив покойного Антона Павловича и вообще все в ней было связано с его памятью. Ада Константиновна Книппер, племянница Ольги Леонардовны, кое-что перевезла к себе на квартиру <...> Приехать мне сейчас трудно, почти невозможно, и потому я прошу вас оказать содействие - выхлопотать охрану этим вещам. Ведь это не мой личный интерес - вы знаете. Дом Чехова в Ялте охраняется в неприкосновенности, все как было при покойном. Теперь я назначена хранительницей музея и дачи имени А. П. Чехова и таким образом состою на советской службе. О судьбе архива очень скорблю и очень надеюсь на ваше содействие. О вас и вашем пребывании в Ялте у меня сохранились лучшие воспоминания!
   Будьте же здоровы, желаю вам всего, всего хорошего.

Ваша М. Чехова.

   Мои издания памяти Чехова еще далеко не кончены, весь материал в Москве. Много неразобранного еще, хочется продолжить работу, мечтаю об этом!
  

66

M. П. ЧЕХОВА - В. И. НЕМИРОВИЧУ-ДАНЧЕНКО

  

28/15 сентября [1921]

   Дорогой Владимир Иванович, поручение ваше относительно партитуры Ребикова я исполнила, но не совсем удачно. Прилагаю письмо от самой Полины Андреевны Плющовой. Не знаю, что она вам пишет, но мне она сказала, что единственный экземпляр с факсимиле она отдать не может, переписывать же по причине больных глаз не в состоянии. Нотной бумаги нет, и для найма переписчиков нет средств. Что покойным Ребиковым послана партитура Юргенсону для Художественного театра. По-моему, спешно нужно (с оказией) прислать нотной бумаги и денег для переписчиков. Для оказии обратитесь к доктору Трофименко (моему хорошему знакомому), который занимает важный пост в Наркомпроде (Верхн. Торговые ряды, комната 179). Он очень обязательный человек, зовут его Иваном Степановичем. Существуют постоянные сношения с Крымом у Наркомпрода - посылают продукты и больных. Для Художественного театра и для меня он всегда все сделает. Если кто-либо поедет отсюда с возвращением обратно, то я обязательно направлю к вам. Между прочим, Плющова сообщила мне, что несколько месяцев назад товарищи Кубацкий и Михайлов по поручению Луначарского приехали и забрали коричневый чемодан покойного Ребикова с его рукописями - автобиографией и опереткой и другими произведениями. Быть может, эти сведения вам пригодятся!
   Теперь позвольте несколько слов вам написать о себе. Доехала я, если не считать неприятных дорожных приключений, почти благополучно. Но в мое отсутствие на дачу было вооруженное нападение, о котором вам расскажет Иван Павлович. Хулиганы-бандиты ограбили мой шкаф с костюмами и летними платьями, и теперь я осталась в чем приехала. Брат храбро защищал дачу! Бывшую комнату покойной матери, где помещается брат с женой, обстреляли, пули застряли в стенах, пробивши стекла. Я ночую одна во всем доме, почти не сплю, конечно, боюсь и не знаю, как буду жить дальше. Перспектива печальная - голод, грабежи и отсутствие средств к существованию!.. Город совершенно замер, особенно та часть, где находится наша дача. Пожалуйста, не забывайте обо мне и знайте, что я очень боюсь и страдаю. Если случатся лишние деньги, пришлите мне, пожалуйста - из авторских. Умоляю вас. Как бы я хотела жить в Москве! Передайте мой самый сердечный привет Екатерине Николаевне, мне очень жаль, что не удалось повидаться с ней. А в театре у вас все-таки хорошо - пахнет стариной и сравнительно чисто! Ну, будьте здоровы, дорогой Владимир Иванович, помолитесь обо мне и не забывайте преданную вам

Марию Чехову.

   Привет Мишечке и всем, кто меня помнит в театре. Письмо и деньги Вере Николаевне передала, она с семьей собирается в Москву.
  

67

М. П. ЧЕХОВА - Ф. Н. МИХАЛЬСКОМУ

  

24 февраля 1923 г., Ялта

   Многоуважаемый Федор Николаевич!
   Я получила посланные вами 800 рублей. Передайте мою сердечную благодарность Художественному театру за заботу обо мне. Вам же большое спасибо за хлопоты. Отправленных вами бумаг от Чеховского общества я еще не получила.
   Пишут мне из Москвы, что Художественный театр послал мне перед Рождеством 500 рублей, но, к сожалению, они не дошли до меня! С кем и когда они отправлены? Собираюсь в Москву, скоро, вероятно, увидимся.
   Будьте здоровы!

Мария Чехова.

  

68

М. П. ЧЕХОВА - В. И. НЕМИРОВИЧУ-ДАНЧЕНКО

  

6 декабря [1922-1924]

   Дорогой Владимир Иванович, вы не получили моего письма, об этом мне написал Е. Э. Лейтнеккер. Я послала его с оказией, которая казалась мне надежной. Очень это грустно! Я просила вас оказать покровительство Московскому Чеховскому музею, мне кажется, он не должен себя чувствовать оторванным от Художественного театра, и только вы один можете их соединить. Вы были близки моему покойному брату, а туда, в музей, стараемся собрать все то, что касалось его жизни и творчества. Я отдала туда все, что собирала долгие годы, и надеюсь также, что со временем вернут мне из Главархива конфискованные у меня из сейфа (большой ящик у Джамгарова) рукописи брата. Есть между ними много еще не изданных, даже пьеса, написанная им, когда он был студентом первого курса, все письма ко мне и до сотни фотографий. Многое, конечно, исчезло, как, например, реликвии <...> Мне надо бы самой приехать в Москву и многое наладить, но я живу при самых неблагоприятных условиях. Положение неопределенное, невыясненное, абсолютно безденежное и одинокое. Обещаний много, но пока еще ничего не сделано. Так бы хотелось поговорить с вами и пожаловаться! Теперь еще одна маленькая просьба. У Маши, которая у нас служила и теперь служит при Музее и которую вы когда-то называли Пирожковой, есть две дочки, девушки, очень хорошие и дельные. Нельзя ли их как-нибудь устроить при театре в качестве служащих? Я была бы вам бесконечно благодарна за них!
   Будьте же здоровы, дорогой Владимир Иванович, не забывайте меня и передайте мой самый нежный привет Екатерине Николаевне, мне очень жаль, что не удалось повидаться с ней в мой приезд в Москву! Если соберетесь в Ялту, то приезжайте прямо на дачу Чехова, я буду бесконечно рада!

Ваша Мария Чехова.

   Завтра именинница Екатерина Николаевна, поздравляю сердечно, желаю здоровья и душевного спокойствия! Вас поздравляю с дорогой именинницей.
  

69

И. А. БЕЛОУСОВ - М. П. ЧЕХОВОЙ

  

11.XI.28.

Москва, 23, Соколиная ул., дом 22, кв. 1-а.

   Дорогая Мария Павловна!
   Шлю вам привет из Москвы - той Москвы, которая ждала вас на торжества Художественного театра и не дождалась; но вам помешало далекое расстояние, а я вот был тут, а на торжества не попал, ибо пролежал в постели, да и теперь еще дальше нескольких саженей от дома не двигаюсь: сердце очень плохо.
   Дома я сижу и пишу - сейчас готовлю описания московских домов и подмосковных усадеб, где родились, жили или умерли наши известные писатели. Хотелось бы описать и Мелихово; фактические данные о нем у меня имеются, отчасти есть и бытовая сторона жизни Антона Павловича в Мелихове, но хотелось бы иметь несколько больше подробностей - например, как проходил день у Ант. Павловича, его отношение к окружающим крестьянам, хорошо бы кое-какие факты, характеризующие эти отношения. О рыбной ловле, о любви к цветам и проч.
   Очень был бы благодарен вам, дорогая Мария Павловна, если бы вы нашли свободную минутку и написали мне о том, о чем я прошу вас.
   Передайте Михаилу Павловичу, что я письмо его получил; на днях увижусь с представителем того издательства, которое думает издать сборник, посвященный А. П. Чехову; переговорю и дам Михаилу Павловичу ответ.
   У нас сравнительно теплая погода, иногда моросит дождь, но снега ни капли.
   Желаю вам здоровья, - теперь это главное для нас.
   Ваш душевно

И. Белоусов.

  

70

М. П. ЧЕХОВА - С. И. САМОЙЛОВИЧУ

  

4.V.31 г.

   Многоуважаемый Сергей Иванович!
   Я потому ответила вам на ваше письмо, что уж очень интимную сторону моей жизни вы затронули. Написали о факте, которого никогда не было. Мне просто неприятно. Вам, биографам, приходится обращаться только к письмам и произведениям писателя. У нас же, близких людей к покойному, были, кроме писем, еще и разговоры, переживания и проч. Мих. Павлович большую роль сыграл 9 покупке имения для Ант. Павловича.
   Вот, например, Фриче в своей биографии называет меня талантливой музыкантшей; а я никогда не играла ни на одном музыкальном инструменте. Вероятно, ошибки неизбежны. Все это пустяки, конечно.
   Будьте здоровы.

М. Чехова.

  

71

H. Д. ТЕЛЕШОВ - M. П. ЧЕХОВОЙ

  
   Дорогая Мария Павловна.
   Недавно в Москве я говорил вам о предстоящем 10-летии нашего Музея. Теперь дело выяснилось и Конст. Серг. решил сделать нам скромный праздник. Хотя я и знаю, что совершенно невозможно ожидать вас и Ольгу Леонардовну, все-таки не могу не послать вам наше приглашение, которое прошу считать как знак нашего уважения. Театр не должен и не может забывать имени А. П. Чехова, а Музей тем более, потому что он - хранитель лица Художественного театра со дня его рождения.
   Вот почему нам дорого в юбилейный наш день единение с вами двоими.
   В четыре часа дня 29 апреля вспомните о нас, как и мы будем помнить о вас, и это доставит нам большое удовлетворение.
   Привет дорогой Ольге Леонардовне.

Искренне преданный

Н. Телешов.

   1932. 21. IV.
  

72

К. С. СТАНИСЛАВСКИЙ - М. П. ЧЕХОВОЙ

  

[май 1934 г.]

   Милая, дорогая и искренно любимая Мария Павловна. Я только вчера распечатал телеграмму от Николая Дмитриевича Телешова, который своевременно известил меня о юбилее Чеховского музея. Виновник задержки - не телеграф, а итальянец, глупый человек, консьерж дома, в котором мы живем.
   Как досадно, что я не поздравил вас вовремя, со всеми в знаменательный для вас и для всех нас день.
   Теперь нет смысла посылать лаконическую телеграмму, в которой ничего не скажешь. Предпочитаю раскрыть душу и выразить свои чувства в письме.
   Хорошая сторона юбилеев в том, что они позволяют говорить такие слова и передавать такие чувства, которые не всегда решишься высказать в обычное время. Таких слов и благодарных чувств много в моей душе. Одни касаются дорогой памяти об Антоне Павловиче; другие - относятся к вам и вашей семье. Это естественно: лучшие мои годы протекли в "Чеховский период".
   Среди лучезарных дней того времени самые светлые, солнечные воспоминания связаны с вашим ялтинским домом. Благодаря вашим заботам и охране он остался цел и сохранился в полной неприкосновенности! Там были ежедневные сборища литераторов, там происходили поучительные споры, там произносились строгие критики и ласковые поощрения. Там, в кабинете Антона Павловича, он говорил нам важные, незабываемые слова. Там же он смешил нас до упада.
   Воспоминания обо всех этих днях и минутах тесно связаны в нашей памяти со всей обстановкой и вещами дома. Как радостно сознавать, что они целы, что они существуют и что вы имеете силы и волю сохранять их и неустанно говорить там десяткам, а может быть, и сотням тысяч посетителей, приходящим почтить память лучшего из людей.
   Спасибо вам и Михаилу Павловичу, помогавшему вам, за то, что вы сохранили дорогие всем нам реликвии.
   Примите от меня и от всей моей семьи опоздавшие, но искренние поздравления с прошедшим торжественным юбилейным днем созданного вами и почитателями Антона Павловича Чеховского музея.
   Дружески обнимаю вас и надеюсь увидеться по возвращении в Москву.
   Любящий и сердечно преданный

К. Станиславский.

  

73

К. С. СТАНИСЛАВСКИЙ - М. П. ЧЕХОВОЙ

  
   Дорогая и горячо любимая Мария Павловна.
   Вы просите меня припомнить и написать вам: когда и при каких обстоятельствах я поднес Антону Павловичу мои фотографии. Припомнить не могу. Попробую сообщить вам кое-какие соображения.
   Я покраснел, когда прочел в вашей записке переписанные мои надписи на поднесенных фотографиях. Сухие, формальные фразы. Теперь, когда память о дорогом Антоне Павловиче стала для всех нас культом, холодный тон моих посвящений представляется мне - недопустимым.
   Чем объяснить его?
   Одна из фотографий датирована 17 января 1904 года, то есть днем юбилея и первого спектакля "Вишневого сада".
   Это был незабываемый и страшный день: премьера, новая чудная пьеса, новая роль, новая постановка театра, юбилей и наконец - здоровье Антона Павловича! Все это пугало. Но, кроме всех этих забот, меня волновал еще подарок юбиляру. Что могло бы доставить удовольствие Антону Павловичу? Серебряное перо, как писателю, или старинная чернильница? Что бы он со мной сделал за такой подарок? Старинная материя, шитая золотом? На что она ему? Но ничего другого я найти не мог и поднес ее вместе с венком.
   - Я же теперь без кабинета! Там же музей, послушайте! - жаловался мне Антон Павлович.
   - А что же нужно было вам поднести? - поинтересовался я.
   - Мышеловку! У нас же мыши! Вот Коровин прислал мне удочку. Послушайте, это же чудесный подарок!
   Вот при каких обстоятельствах я подписывал свои карточки. Может быть это извинит меня.
   Обнимаю вас, дорогая Мария Павловна, шлю сердечный привет Михаилу Павловичу и надеюсь скоро увидеть вас - в Москве.
   Любящий вас и всегда душевно преданный

К. Станиславский.

   3.I.1935. Москва.
  

74

Ф. В. ГЛАДКОВ - М. П. ЧЕХОВОЙ

  

20-II-35.

Москва, 34, Саймоновский проезд, д. 5, кв. 36.

   Глубокоуважаемая Мария Павловна!
   Журнал "Новый мир" будет высылаться вам с первой книжки. Вероятно, вы уже получили январскую. В этом году в журнале будут напечатаны все наиболее значительные писатели. Большинство из их вещей обещает поволновать читателя.
   Я же лично до сих пор волнуюсь от встречи и беседы с вами. Я почувствовал в вас чудесную душу Антона Павловича, любимого моего художника.
   В конце февраля или в начале марта я буду в Ялте - перебираюсь на длительное житье для работы. Надеюсь увидеться с вами.
   Сердечный вам привет и глубочайшее уважение.

Фед. Гладков.

  

75

В. Г. ЛИДИН - М. П. ЧЕХОВОЙ

  

[11 января 1938 г.]

   Многоуважаемая Мария Павловна, я позволил себе, не спросив предварительно вашего согласия, посвятить вам маленький рассказ, - он до известной степени написан под впечатлением посещения вашего дома в Ялте - два года назад.
   Я вышлю вам номер журнала, как только рассказ будет напечатан, и - если рассказ вам понравится - буду очень доволен.
   Искренно уважающий вас

Вл. Лидин.

   Москва, Б. Кисловский, 5, кв. 30. Лидин Владимир Германович.
  

76

М. П. ЛИЛИНА - М. П. ЧЕХОВОЙ

  

Москва, 15 ноября 1938 г.

   Дорогая Мария Павловна!
   Помните в "Чайке" Нина Заречная говорит в 4-м акте: "... А какие чувства, чувства, похожие на нежные изящные цветы!"
   Я по вашим очаровательным цветам оценила ваши чувства, моя хорошая Мария Павловна. Вы во всем достойная сестра незабвенного Антона Павловича. Кто-то мне написал после смерти Константина Сергеевича следующие слова: "Мне кажется, что такие, как Константин Сергеевич, должны бы жить вечно". Это замечательно! То же я скажу и про Антона Павловича! Антон Павлович должен быть вечно нашей путеводной звездой. Нашими идеалами должны быть такие мудрецы и праведники, как Константин Сергеевич и Антон Павлович...
   С цветами чудесными я поступила так: самые нежные по расцветке поставила в вазу около портрета Константина Сергеевича, который в моей спальне. Кабинет Константина Сергеевича запечатан из-за литературной комиссии. Остальные цветы я поставила в очень большую вазу к его бюсту, который украшает вестибюль студии. Весь бюст оживился и стал красивее.
   Кира, Коренева и я были на днях на.могиле. Там все в порядке, но что поразило меня - это именно могильный холод и холодная, мертвенная тишина...
   Обнимаю вас со всей моей нежностью, с неизменной любовью к вам и к Антону Павловичу.

Ваша М. Лилина.

  

77

М. П. ЧЕХОВА - Ф. В. ГЛАДКОВУ

  
   Многоуважаемый Федор Васильевич.
   Когда вы были в прошлый раз в нашем доме, мы беседовали, между прочим, о письмах Антона Павловича, еще не бывших в печати. Мы вам сообщали, что дали несколько писем в журнал "Октябрь", а вы вскользь заметили, что и редактируемый вами "Новый мир" желает тоже печатать такие письма.
   У меня много писем Антона Павловича, еще нигде не опубликованных. Пока в Москве зреет мысль об издания заново всей переписки Чехова, мы проектировали издать еще не опубликованное эпистолярное наследие его отдельной книжкой. Однако такой проект едва ли практичен. Мне думается, что поиски издателя, разговоры о бумаге, договоре и т. п. будут длительной проволочкой, а поэтому я решила опубликовать письма крупными или мелкими пачками в толстых журналах за 39-й год. Ввиду этого я просила бы вас не отказать мне в сообщении, не изъявит ли согласие ваш журнал напечатать ряд писем Антона Павловича и если да, то в каком объеме (в скольких номерах, в количестве скольких печатных листов и т. д.). Может быть, редакция выразит пожелание, в каком объеме желательно ей печатать комментарии к письмам (хотя бы в процентном отношении к письмам) и в каком размере возможен гонорар за предлагаемый материал?
   Может быть, редакция нашла бы целесообразным войти со мною в договорные отношения или же она сочтет их излишними и лишь укажет сроки, в какие должен представляться ей материал.
   Вы очень нас обяжете, если прикажете редакционному аппарату ответить мне на мои вопросы.
   Будьте здоровы.

М. Чехова.

   18 янв. 1939 г.
  

78

М. П. ЧЕХОВА - С. Д. БАЛУХАТОМУ

  

Ялта, 9 августа 1940 г.

   Дорогой Сергей Дмитриевич!
   Одновременно с этим письмом посылаем в Москву издательству материал для 1-го тома "Писем А. П. Чехова".
   Работа, которую мы вели при наличии многообразных указаний относительно формы комментариев и вследствие задержки этих указаний до мая месяца, была очень затруднена, и некоторые недостатки ее обусловлены этим обстоятельством.
   Как первый наш опыт, она многому нас научила и за 2-й том мы принимаемся более уверенно.
   И. Р. Эйгесу мы пишем, чтобы, дополняя нас, он не изменял без крайней необходимости смысл наших комментариев. Особенно не хотелось бы сокращений в примечаниях бытового характера, где некоторые биографические штрихи, может быть, в данных нам рамках излишни, но важны для уточнений некоторых утвердившихся из-за неточностей ложных мнений... Во всяком случае, более или менее существенные поправки мы просили бы согласовать с нами.
   Думаю дать от себя небольшое предисловие в дополнение к тем двум, какие были даны к 1-му и 2-му изданиям писем 1912-1916 гг. Его пришлем дополнительно в ближайшее время в адрес издательства.
   Будьте здоровы. Желаю вам всего хорошего

Мария Чехова.

  

79

M. П. ЧЕХОВА - С. Д. БАЛУХАТОМУ

  

10 июня 1944 г.

   Дорогой Сергей Дмитриевич!
   Я тяжко больна и работать над письмами совершенно не могу. По-видимому, я кончаю свою жизнь. Пишу вам лежа в постели.
   Сердце отказывается мне служить - перебои без конца...
   Особенно тяжки ночи. И так уже давно!
   Умоляю вас приехать и отобрать у меня материал, тем более, что он сохраняется в сырости и я беспокоюсь очень.
   Много разных обстоятельств пришлось пережить! Если свидимся, расскажу много...
   До 15-го апреля сего года дом был совершенно цел и невредим, но в указанное число были на нас сброшены четыре бомбы и мы, жители, едва уцелели... Порчи достаточно! И до сих пор стекла не вставлены и сквозняки гуляют по всему дому! В шкафах также стекла разбиты и весь подсобный материал пришлось эвакуировать - куда [попало]... Этим обстоятельством я чрезвычайно подавлена. При свидании все, все расскажу.
   Как учреждение музей налажен с 15. IV, начали уже принимать посетителей. Их детская радость - единственное наше утешение! Хруст битого стекла под ногами я до сих пор слышу!
   Пронин умер еще в 1942 году. Садовник погиб на фронте. Умерла от голода экскурсовод Соловьева. Янова Е. Ф. при мне и приняты еще два новенькие.
   Помогите же мне, голубчик, с материалом для писем. Я очень страдаю!
   Повторяю - непосредственно работать не могу. На необходимые бытовые вопросы, если буду жива - буду отвечать по возможности усердно. Больше писать не могу - сил нет. Привет вашей супруге.

Преданная вам М. Чехова.

   У меня одна мечта - повидаться с Ольгой Леонардовной.
  

80

M. П. ЧЕХОВА - С. Д. ФОМИНУ

  

11 августа 1944 г. Ялта.

   Многоуважаемый Семен Дмитриевич!
   Спешу ответить вам на ваше письмо: пока еще не поставили мемориальные доски на те квартиры на Мал. Дмитровке, где жил Ант. Павл.
   В 90 г. А. П. вернулся из поездки на Сахалин в квартиру на Мал. Дмитровке, в доме Фирганга. Если идти от Каретной Садовой, то это будет третий-четвертый дом по правой стороне, а от Страстной площади (ныне Пушкинской) по левой - в конце М. Дмитровки.
   Дом, который занимал сам хозяин, выходит или выходил на улицу - одноэтажный с мезонином. Во дворе против ворот должен быть флигель двухэтажный, в котором мы и жили. Против нашего флигеля находится другой флигель налево. В последние годы перед войной я проезжала мимо этого владения, и кажется, изменений не было. Из дома Фирганга мы переехали в Мелихово, где прожили семь лет.
   Зимы 97-99 года А. П. жил заграницей и в Крыму. В 99 году весной он приехал в спешно нанятую квартиру на углу М. Дмитровки и Дегтярного пер. в д. Шешкова. Это была последняя наша квартира в Москве, но значительная в жизни брата. Там посетил его в первый раз Л. Н. Толстой и были нашими постоянными гостями артисты Художественного и Малого театров. Знакомство с будущей женой Ольгой Леонардовной и т. д.
   Ант. Павл. и вся наша семья любили М. Дмитровку, и я очень рада, что она будет Чеховской улицей.
   Что же касается других квартир, то, конечно надо, отметить квартиру на Сретенке в Головиной переулке в доме Елецкого во втором этаже направо. Там в этой квартире в 84 году А. П. окончил университет и на парадной двери появилась дощечка "Доктор А. П. Чехов". Эта дощечка сохраняется в Таганрогском музее. В 85 году переехали [в] Замоскворечье на Якиманку, но там жили только одну зиму в доме Клименко - по левую сторону ближе к Калужской площади. И наконец в том же году переселились в дом д-ра Корнеева на Кудринской Садовой {С этой квартиры А. П. уехал на о. Сахалин в 1890 г.}, где предполагается устроить Чеховский музей.
   Ну, вот, пока довольно, я устала писать. Часто хвораю, а так бы хотелось побегать по Москве и самой все указать. Москву я люблю безумно, а к Крыму никак не могу привыкнуть!
   Будьте здоровы и если что нужно будет, пожалуйста, пишите.

Мария Чехова.

   О получении этого письма, если не трудно, известите.
  

81

М. П. ЧЕХОВА - С. Д. БАЛУХАТОМУ

  

29 августа 1944 г.

   Дорогой Сергей Дмитриевич!
   Сейчас получила вашу телеграмму и мне стало стыдно, что я вам до сих пор не написала ни единой строчки, хотя имею от вас уже два письма и четыре книги с обворожительной заставочкой. Она мне так напомнила манеру рисовать моего брата Николая!
   И еще - я очень обленилась, пока здесь Ольга Леонардовна. Радости моей нет предела! Ей тоже очень приятно у меня, она говорит, что ожила и чувствует себя поздоровевшей. Нас ласкают и берегут... Одним словом, очень все хорошо за исключением вот какого обстоятельства - помните мы с вами поправляли мою личную бумагу, и я не помню, куда ее дела. Хотя я и не чувствую теперь приближения смерти, но все-таки хотелось бы ее переписать. Не захватили ли вы ее вместе со своими бумагами? Снова сочинять не хочется да и форму забыла.
   Спасибо вам за доставку благополучную моего литературного материала. Пожалуйста, пишите чаще и передайте мой сердечный привет вашей супруге и маме.

Будьте здоровы

М. Чехова.

  

82

M. П. ЧЕХОВА - С. Д. БАЛУХАТОМУ

  

10 февраля 1945

   Дорогой Сергей Дмитриевич!
   Сегодня получила ваше письмо и сегодня уж отвечаю. Вот как!
   Если Антон Павлович написал о дне своего рождения, то почему же этого недостаточно?
   У нас в семье не принято было праздновать рождения, а "справлять" только именины. Возможно, что он имел неосторожность родиться до 12 час. ночи под 17 января, день св. Велик. Антония.
   В детстве Антон Павлович был недоволен своим именем, говорил, что только кучерам дают имя Антон. Вот и все мое подтверждение.
   У нас иногда выпадают весенние дни, но только очень редко, но тоже хочется весны, надоела слякоть!
   В No 7-8 "Октября" напечатаны письма А. П. Потрудитесь разместить их по местам в моем материале. Здесь я дам Е[лене] Ф[илипповне] переписать их и помещу в первоисточник, т. е. в свои тома.
   Передайте мой сердечный привет и пожелания Люции Федоровне поскорее выздороветь и приехать в Крым. Зачем же и вы-то хвораете? Не хорошо!
   Книг буду ждать, они мне очень нужны.
   Поклон вашей матушке. Будьте здоровы

М. Чехова.

  

83

П. А. ПАВЛЕНКО - М. П. ЧЕХОВОЙ

  

11.II.45

   Дорогая Мария Павловна.
   Вашу маленькую просьбу относительно альбома Синани я выполнил следующим образом:
   1. Передал ее адрес в Литературный музей с тем, чтобы они - музейщики - списались с владелицей альбома и купили бы оный.
   2. Уговорил заняться альбомом директора издательства "Советский писатель", который хочет приобресть альбом на предмет издания его. Кто-то из двоих альбом приобретет безусловно.
   Посылочка ваша в целом виде вручена мною Ольге Леонардовне в первые дни моего приезда.
   В Москве метели и снега, мало света и еще меньше тепла. Ночами снится Крым. Если позволят обстоятельства, в апреле перекочую в благословенные ваши места.
   Крепко жму вашу руку.

П. Павленко.

   P. S. Привет Елене Филипповне. Ее открыточку я получил и сообщенный мне адрес нашего общего знакомого вчера использовал.

П. П.

  

84

М. П. ЧЕХОВА - И. Г. КЛАБУНОВСКОМУ

  

[конец февраля 1945 г.]

   Дорогой тов. Клабуновский!
   Посылаю вам набросанный мною план московской квартиры, бывшего дома Корнеева, на Кудринской Садовой, в котором А. П. Чехов проживал со своей семьей с весны 1886 г. до весны 90 года, до своего отъезда на о. Сахалин.
   Я очень рада, что именно в этом доме будет музей Чехова, в нем определилась судьба брата быть большим писателем, а не только доктором. Это подчеркнули тогда своими визитами такие корифеи литературы и музыки, как Григорович, Плещеев, Чайковский и мн. другие.
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 325 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа