Главная » Книги

Цвейг Стефан - Письма в издательство "Время"

Цвейг Стефан - Письма в издательство "Время"


1 2 3


Стефан Цвейг

Письма в издательство "Время"

Публикация К. М. Азадовского

  
   Ежегодник рукописного отдела Пушкинского дома. 1975
   Л., "Наука", 1977
  
   Подобно другим крупнейшим зарубежным писателям XX в. (Г. Гауптман, Т. Манн, Р.-М. Рильке), С. Цвейг (1881-1942) был в течение почти всей своей жизни духовно связан с Россией и русской литературой. Им написаны обширные эссе о Достоевском и Толстом, статьи о Максиме Горьком. "Толстой для меня - великий учитель, - говорил Цвейг. - Вся наша юность там, на Западе, пошла по двум руслам, была раздвоена между двумя гениями - Толстым и Достоевским. И благодаря этим писателям Россия стала для нас подлинным проводником к современному искусству".1
   В России имя С. Цвейга приобретает известность лишь в начале 1920-х годов. На Западе к этому времени он был уже широко признанным писателем. Правда, упоминания о С. Цвейге и даже публикации его отдельных произведений появлялись в России и до 1914 г., однако они носили эпизодический характер.2 Любопытно, что одним из первых русских писателей, обративших внимание на С. Цвейга, был В. Брюсов, который печатал материалы о нем (точнее - о работах Цвейга, посвященных Верхарну) в "Весах"3 и сам писал о нем в "Русской мысли".4 Другие же русские литераторы не проявили в ту пору особого интереса к австрийскому писателю. Известность Цвейга в России начинается с двух книг, выпущенных в 1923-1924 гг. издательством "Атеней" и широко разошедшихся.5
   Однако подлинную, всеобщую популярность в Советской России С. Цвейг получил лишь после того, как его произведения были выпущены издательством "Время".
   Это издательство (или "товарищество"), организованное на кооперативных началах, было оформлено еще в 1922 г., но официально развернуло свою деятельность с 1 марта 1923 г. Его учредителями были И. В. Вольфсон и Г. П. Блок, в прошлом сотрудники издательства З. И. Гржебина. Председателем правления долгое время оставался И. В. Вольфсон.6 Характер изданий, которые выпускало "Время", был поначалу весьма неоднороден. Постепенно, однако, издательство нашло свое собственное направление, специализировавшись на издании научно-популярной и иностранной художественной литературы. Довольно скромное в первые годы своего существования, издательство "Время" впоследствии расширило свои возможности. К моменту начала деятельности товарищество насчитывало 10 членов, к 1931 г. оно довело свой состав до 23 человек.7 Объем продукции, выпускаемой издательством, постоянно колебался и был различным в разные годы. Наибольшее число названий приходится на 1925-1926 гг. (в 1925 г. - 68 названий, в 1926 г. - 70). В последний период существования издательства число это резко падает (что было отчасти вызвано затруднениями с бумагой): в 1932 г. было реализовано всего 18 названий, в 1933 г. - 19, в 1934 г. - 4. Летом 1934 г. издательство "Время" прекратило свою работу.8
   Выпуская в свет произведения зарубежных авторов (следует заметить, что среди них иногда встречались случайные и второсортные писатели), издательство "Время" уделяло большое внимание художественной стороне переводов с иностранного языка на русский. В издательстве сотрудничали видные советские поэты и переводчики: В. А. Зоргенфрей, М. А. Кузмин, М. Л. Лозинский, О. Э. Мандельштам, А. А. Франковский и др. К редакторской и редакционной работе привлекались также Г. П. Блок, В. А. Десницкий, С. Ф. Ольденбург, Б. М. Эйхенбаум (большинство перечисленных авторов считались членами товарищества). С 1931 г. при издательстве работал редакционный совет, председателем которого был избран А. В. Луначарский. Говоря о развитии в нашей стране переводческой культуры и о том высоком профессионализме, который был с годами достигнут в этой области, нельзя не упомянуть о деятельности издательства "Время". "<...> издательство вызывает впечатление очень серьезного и культурного дела", - писал М. Горький из Неаполя 26 февраля 1926 г.9
   В 1925 г. издательство "Время" выпускает новый сборник новелл С. Цвейга.10 Вслед за тем, в самом конце 1925 г., оно переиздает книгу "Амок", выпущенную в 1923 г. издательством "Атеней".11 Узнав об этом, С. Цвейг сам обратился в издательство "Время" и изложил свои соображения относительно дальнейшего издания его произведений. Это письмо Цвейга (от 10 декабря 1925 г.) положило начало переписке, завязавшейся между ним и издательством. Известие о том, что его переводят и печатают в России, было воспринято Цвейгом с глубокой радостью. "Когда я впервые узнал, - писал Цвейг позднее, - что мои сочинения распространяются в России без моего разрешения, я испытал - признаюсь чистосердечно - искреннюю радость <...> меня глубоко радовало, что мои книги, опередив меня, вошли в ту страну, которую увидеть и духовно сродниться с которой я стремлюсь уже много лет".12
   Выпущенные "Временем" новеллы австрийского писателя привлекли к себе внимание Горького, который уже ранее был знаком с некоторыми произведениями Цвейга (их переписка завязалась в 1923 г.).13 Как известно, Горький признавал в Цвейге большой литературный талант. "Интересны обе книжки Цвейга, это - серьезный писатель и довольно своеобразный", - пишет Горький Вольфсону 17 июля 1926 г.14 Спустя несколько месяцев, ознакомившись с новым сборником новелл, выпущенным издательством "Время",15 Горький восклицает: "Книжка Цвейга - подлинное искусство, а "Смятение чувств" - вещь классически-прекрасно сделанная".16
   Читательский успех, который сопутствовал появлению каждой из новых книг Цвейга на русском языке, заинтересованность самого писателя в распространении его книг в СССР и, наконец, восторженные отзывы Горького о его творчестве - все это в совокупности привело руководителей издательства к мысли издать многотомное собрание сочинений Цвейга. Об этом решении Цвейг был извещен осенью 1926 г., и, как видно из письма от 8 ноября 1926 г., он живо и тепло откликнулся на предложение издательства и заявил, что предоставляет "Времени" право первоиздания своих главных произведений на русском языке. Получив это письмо Цвейга, Вольфсон писал Горькому: "Мы, с согласия Цвейга, решили издать собрание его сочинений. Биографию, по его же, Цвейга, указанию, напишет за границей критик Шпехт. А вот к Вам, Алексей Максимович, такая просьба: т<ак> к<ак> Цвейга еще мало знают в России, не откажите, пожалуйста, написать хотя бы небольшое предисловие или вступление к собранию сочинений, в котором сможете сказать русскому читателю несколько слов о Цвейге".17
   А на другой день, 9 декабря, издательство направило письмо С. Цвейгу, где между прочим говорилось: "От нашего друга Максима Горького, который очень хвалил Вашу книгу "Смятение чувств" и в высшей степени ценит Ваш талант, мы также получили письмо, касающееся Ваших произведений. Так как Горький чрезвычайно популярен у нас, мы обращаемся одновременно и к нему с просьбой написать предисловие к собранию Ваших сочинений. Быть может, Вы сочтете уместным поддержать наше предложение и написать ему от себя несколько слов по этому поводу. Заранее благодарим Вас за это.18 Максим Горький знает наше издательство и выпущенные им книги".19
   М. Горький охотно откликнулся на просьбу И. В. Вольфсона и вскоре прислал написанное им предисловие.20 Весной 1927 г. первый том собрания сочинений С. Цвейга увидел свет. В проспектах издательства "Время" это издание рекламировалось как "единственное на русском языке, разрешенное автором, с предисловиями Горького и автора, специально написанными для русского издания, с критико-биографическим очерком Рихарда Шпехта (Вена) и портретом автора, сделанным для издательства "Время" Францем Масерель (Париж)". Собрание сочинений издавалось в течение ряда лет (последний, двенадцатый том был выпущен в 1932 г.). Некоторые тома - вследствие большого читательского успеха - выдержали по два (и даже более) издания. Собрание сочинений включало в себя основные произведения Цвейга, написанные им к тому времени, за исключением его драматических вещей и стихов, которые вообще не публиковались "Временем".
   Издание на русском языке собрания сочинений Цвейга еще более сблизило австрийского писателя с Россией. В эти годы Цвейг - что отчасти демонстрируют и ето письма в издательство "Время" - не раз выступает как верный друг Советского Союза, как сторонник революционных преобразований в стране. Отношение Цвейга к новой России особенно ярко проявилось осенью 1928 г., когда он, побывав в Москве на торжествах, посвященных столетнему юбилею Л. Н. Толстого, опубликовал по возвращении в Австрию ряд статей (объединенных впоследствии в брошюру), в которых поделился своими впечатлениями о поездке.21
   Цвейг прибыл в Москву 10 сентября 1928 г.22 Его сопровождала жена, Фредерика Цвейг. Еще в поезде Цвейг дал интервью молодой писательнице Н. Кальма. "Сильнейшее любопытство влечет меня в Россию, - сказал Цвейг. - Вскоре я приеду сюда нарочно и тогда буду по-настоящему изучать родину, родившую Толстого и Достоевского".53 В Москве Цвейга ожидало приветственное письмо, направленное ему издательством "Время".
   "Всего несколько лет прошло с тех пор, как русский читатель познакомился с Вашими произведениями, - говорилось в письме. - Однако и за этот короткий промежуток времени Вам удалось с немыслимой быстротой утвердиться на русской земле и снискать себе славу и известность у самых широких слоев населения".24
   10 сентября вечером Цвейг присутствовал на торжественном заседании в Большом театре. Были заслушаны доклады А. В. Луначарского, П. Н. Сакулина и др. Затем выступали иностранные гости, приглашенные на толстовские торжества (среди них Б. Келлерман, Э. Ло Гатто и др.); они рассказывали о влиянии Толстого за границей. С краткой речью (ее переводил проф. Е. М. Браудо) выступил и С. Цвейг. "Прошли столетия, - так начал свое выступление австрийский писатель, - прежде чем Западная Европа стала интересоваться русской речью и литературой. Запад смотрел на Россию как на страну, у которой нечему поучиться. Лишь сравнительно недавно в русском народе стали находить источник культурных ценностей. Одним из факторов, содействовавших этому изменению взгляда на Россию, является творчество Толстого".25
   11 сентября С. Цвейг посетил Музей изящных искусств, где состоялось торжественное открытие выставки, посвященной Льву Толстому. "По окончании осмотра выставки юбилейный комитет вместе с иностранными гостями посетил музей Льва Толстого и его дом в Хамовниках", - сообщалось в "Известиях".26 12 сентября супруги Цвейг вместе с группой участников толстовских торжеств приехали в Ясную Поляну. Здесь гостей принимала Татьяна Львовна, старшая дочь Л. Толстого. "Гидом" Цвейгов была, по словам жены писателя, С. А. Толстая-Есенина, внучка Толстого.27 Особенно сильное впечатление произвела на Цвейга могила Толстого. "Ничего более величественного и более впечатляющего я не видел в России", - вспоминал он позднее.28 О том же говорится в его небольшой заметке "Прекраснейшая в мире могила. (Из воспоминаний о поездке в Россию в 1928 году)".29
   Последующие дни Цвейга в Москве были до предела насыщены событиями, встречами с людьми. 13 сентября в помещении Большой Московской гостиницы (ныне гостиница "Москва"), где жили зарубежные гости, Всесоюзное общество культурной связи с заграницей устроило прием для иностранцев, прибывших в Москву на празднование юбилея Л. Н. Толстого. Среди присутствовавших был и С. Цвейг.30 В тот же день, поздно вечером, происходит личная встреча Цвейга с Горьким, находившимся тогда в Москве. "Самым ценным, что я привез домой, была дружба с Максимом Горьким, с которым я впервые увиделся в Москве", - писал Цвейг31 (второе и последнее свидание Цвейга с Горьким состоялось в Сорренто в январе 1930 г.). Среди новых знакомых Цвейга следует отметить известного коллекционера П. Д. Эттингера (с ним Цвейг, как явствует из публикуемых писем, переписывался еще до своего приезда в Россию), грузинского писателя Г. Робакидзе (в 1928 г. в Германии на немецком языке выходит его роман "Змеиная кожа" с предисловием С. Цвейга32), писателя В. Лидина (позже он вновь встретится с Цвейгом в Гамбурге).33 Днем 14 сентября Цвейг написал небольшое предисловие к русскому изданию своей книги о Л. Толстом, которую "Время" уже готовилось выпустить. В тот же день произошла его встреча с режиссером С. М. Эйзенштейном.34 Вечер Цвейг провел в Доме Герцена (ныне - Центральный дом литераторов); здесь он беседовал с группой советских писателей (Вс. Иванов, В. Кириллов, Б. Пильняк, А. Эфрос и др.). Цвейг побывал также в Третьяковской галерее и в Московском Художественном театре (вечером 15 сентября), где видел спектакль по пьесе Вс. Иванова "Бронепоезд 14-69", особенно восхитившись игрой Качалова. Вечером 15 сентября Цвейг выехал в Ленинград, где провел один день. Он посетил Эрмитаж и издательство "Время"35 (письма Цвейга в издательство, относящиеся к 1928-1930 гг., свидетельствуют о теплых отношениях, завязавшихся между ним и И. В. Вольфсоном). Вечером того же дня Цвейг смотрел балет в Ленинградском академическом театре оперы и балета; наиболее сильное впечатление произвела на него М. Т. Семенова, о которой он, как рассказывает Г. Робакидзе, все время говорил: "Гениальная, гениальная...".
   Прощаясь с Ленинградом, Цвейг сказал: "Теперь я знаю путь в Россию. И я еще не раз приеду сюда, где меня так тепло и радушно встретили".36 О своем намерении "при первом же случае снова приехать в СССР и поближе ознакомиться с жизнью советских народов и написать об этом книгу" Цвейг говорил и на другой день, 17 сентября, уезжая из Москвы в Вену.37 Желание Цвейга посетить вторично Советский Союз было действительно очень сильным и не покидало его вплоть до 1933 г. (см. публикуемые ниже письма от 1 марта 1929 г., 16 ноября 1931 г. и примечания к ним). К сожалению, этому желанию Цвейга не суждено было сбыться.
   В Рукописном отделе Пушкинского Дома в фонде издательства "Время" хранится 60 писем С. Цвейга (ф. 42, ед. хр. 184). Все они представляют собой машинопись; на некоторых листах - приписки рукой Цвейга. Первый лист каждого письма имеет печатные знаки: в левом верхнем углу - круг с художественно выполненными инициалами писателя, в правом верхнем углу - адрес (Salzburg, Kapuzinerberg 5). В этом же фонде находятся адресованное в издательство письмо Фредерики Цвейг от 16 апреля 1932 г. (No 186) и три коротких письма, подписанных секретаршей писателя (No 187). Письма, не включенные в настоящую публикацию, носят узко деловой характер и особого интереса не представляют.
  
   1 Читатель и писатель, 1928, No 37, 15 сентября, с. 7.
   2 Одно из стихотворений С. Цвейга было опубликовано в "Ниве" (1906, No 2, с. 24) в переводе В. Лихачева. Первое отдельное издание вышло в 1912 г. (Цвейг С. Из ранней юности. Пер. Р. Маркович. СПб., "Хронос", 1912). Подробнее см.: Стефан Цвейг. Биобиблиографический указатель. Сост. 3. В. Житомирская. М., 1976, с. 70 и 77.
   3 *** Статья Стефана Цвейга о Э. Верхарне. - Весы, 1904, No 4, с. 75 (раздел "В журналах и газетах"). См. также: Весы, 1907, No 9, с. 89-90 (рецензия В. Гофмана на книгу стихотворений С. Цвейга "Die frühen Kränze").
   4 Брюсов В. Stefan Zweig. Emile Verhaeren. Sa vie, son oeuvre... - Русская мысль, 1910, No 8, с. 15-17 (раздел "Литературная жизнь во Франции").
   5 С. Цвейг. 1) Амок. Новеллы. Пер. Д. М. Горфинкеля. Пб., "Атеней", 1923; 2) Вторая книга Амока. Новеллы. Пер. И. В. Мандельштама. Л., "Атеней", 1924.
   6 Вольфсон Илья Владимирович (1882-1950) - видный советский издательский работник. Учился в Германии (в Лейпциге). В 1911-1912 гг. издавал в Петербурге справочник "Газетный мир". Незадолго до Октябрьской революции работал в редакции газеты "Речь". С 1919 по 1922 г. заведовал петроградским отделением издательства З. И. Гржебина. В 1922 г. возглавил организованное им кооперативное издательское товарищество "Время" и, являясь его основным пайщиком, руководил им до 1930 г. С середины 30-х годов и до конца жизни И. В. Вольфсон работал в московском издательстве "Химия" (сначала в Москве, а затем в Ленинградском отделении этого издательства, где заведовал производственной частью). По словам людей, лично знавших Вольфсона, он был разносторонне образованным и глубоко интеллигентным, мягким и отзывчивым человеком. В то же время он отличался целеустремленностью и упорством, умением доводить до конца любое начатое им дело.
   7 ИРЛИ, ф. 42, ед. хр. 1, л. 1 (сведения по истории возникновения и дальнейшей деятельности издательства, составленные для представления в Комитет по делам печати и в другие органы, 1929-1934 гг.).
   8 См.: подробнее: Шомракова И. А. Издательство "Время" (1922-1934 гг.). - В кн.: Книга. Исследования и материалы, т. XVII. М., 1968, с. 199-214.
   9 См. его письмо к И. В. Вольфсону в кн.: М. Горький и советская печать, кн. I. М., 1964 (Архив А. М. Горького, т. X), с. 29. См. также письмо М. Горького к Цвейгу из Сорренто от 9 ноября 1926 г., где дана высокая оценка перевода книги последнего "Смятение чувств", подготовленной к печати и выпущенной издательством "Время" (Переписка А. М. Горького с зарубежными литераторами. М., 1960 (Архив А. М. Горького, т. VIII), с. 22).
   10 Цвейг С., автор книги "Амок". Жгучая тайна. Первые переживания. Пер. П. С. Бернштейн и А. И. Картужанской. Под ред. Г. П. Федотова. Л., "Время", 1925 (впоследствии книга переиздана как первый том собрания его сочинений).
   11 Цвейг С. Амок. Новеллы. Пер. Д. М. Горфинкеля. Л., "Время", 1926.
   12 См. предисловие Цвейга к русскому изданию собрания его сочинений (т. I. Л., "Время", 1927, с. II).
   13 Переписка А. М. Горького с зарубежными литераторами, с. 11-50.
   14 М. Горький и советская печать, кн. I, с. 31.
   15 Цвейг С. Смятение чувств. Авторизованный перевод П. С. Бернштейн и С. М. Красильщикова. Л., "Время", 1927 (книга вышла в свет в конце 1926 г.).
   16 См. письмо Горького к И. В. Вольфсону от 12 ноября 1926 г. из Сор-ренто: М. Горький и советская печать, кн. I, с. 35.
   17 См. письмо от 8 декабря 1926 г. из Ленинграда: М. Горький и советская печать, кн. I, с. 36-37.
   18 В опубликованных письмах Цвейга к Горькому за этот период никаких упоминаний о предисловии не встречается.
   19 ИРЛИ, ф. 42, No 185, л. 14 (на немецком языке).
   20 См. письмо Горького к И. В. Вольфсону от 15 декабря 1926 г.: М. Горький и советская печать, кн. I, с. 38.
   21 Zweig S. Reise nach Russland. - Neue Freie Presse, 1928, 23., 26. und 28. Oktober. Перепечатано в газете: Königsberger Hartung'sche Zeitung, 1928, 29. November. В том же году вышло в Вене отдельное издание: Zweig S. Reise nach Russland. Wien, Sonderdruck, 1928. На русском языке публиковалось в "Красной газете" (вечерний выпуск, 1928, No 297, 299, 306, 326, 27, 29 октября, 5, 26 ноября).
   22 См.: Известия, 1928, No 211, 11 сентября, с. 4.
   23 Кальма Н. Литературные встречи. - Красная нива, 1928, No 41, с. 8.
   24 ИРЛИ, ф. 42, No 185, л. 46 (на немецком языке).
   25 Невестин, 1928, No 212, 12 сентября, с. 5.
   26 Там же.
   27 Zweig Frederike. Stefan Zweig. Wie ich ihn erlebte. Berlin-Grunewald, 1948, S. 184
   28 Zweig S. Die Welt von Gestern. Erinnerungen eines Europäers. Berlin und Frankfurt a. M., 1962, S. 305.
   29 На русском языке опубликовано в кн.: Цвейг Ст. Собр. соч. в 7-ми т., т. 7. М., 1963, с. 349-350.
   30 Известия, 1928, No 214, 14 сентября, с. 3.
   31 Zweig S. Die Welt von Gestern, S. 309. В своих неопубликованных "Воспоминаниях о Максиме Горьком" И. В. Вольфсон рассказывает: "Когда в сентябре 1928 года мне пришлось беседовать со Стефаном Цвейгом, во время его приезда в СССР, он с глубоким уважением относился к Максиму Горькому, считая его наиболее крупным писателем в современной мировой литературе" (Архив А. М. Горького, МОГ 2-19, л. 9). Ср. также письмо Вольфсона к Горькому от 17 ноября 1928 г. из Ленинграда (М. Горький и советская печать, кн. I, с. 47).
   32 Robakidse G. Das Schlangenhemd. Ein Roman des georgischen Volkes. Jena, 1928. После отъезда С. Цвейга Робакидзе опубликовал в грузинском журнале "Мнатоби" (1928, No 9-10) статью "Дни Толстого", в которой подробно рассказал о своих московских встречах с Цвейгом (до этого оба писателя ни разу не виделись, лишь переписывались). Особый интерес представляют отзывы Цвейга о советской литературе. По словам Робакидзе, Цвейг знал и высоко ценил творчество А. Белого; он говорил также о Пильняке и Фадееве (пользуюсь случаем выразить благодарность Т. А. Никольской, указавшей мне на статью Г. Робакидзе и предоставившей в мое распоряжение ее конспект на русском языке).
   33 См.: Лидин Вл. Стефан Цвейг. - Новый мир, 1942, No 1-2, с. 234- 237. См. также: Лидин Вл. Люди и встречи. М., 1961, с. 347-363.
   34 В архиве С. М. Эйзенштейна сохранились тезисы беседы со Ст. Цвейгом (ЦГАЛИ, ф. 1923, оп. 1, No 973). О знакомстве Эйзенштейна с Цвейгом см. также: Эйзенштейн С. М. Избр. произв., т. I. М., 1964, с. 415-422.
   35 Среди писем С. Цвейга в издательство "Время" хранится его расписка в получении части гонорара, датированная 16 сентября 1928 г. (ИРЛИ, ф. 42, ед. хр. 184, л. 41).
   36 Красная газета, веч. вып., 1928, No 256, 16 сентября.
   37 Известия, 1928, No 218, 19 сентября, с. 3.
  

1

Kapuzinerberg 5
Salzburg.
am 30. Dezember 1925.

   An den Verlag der "Wremya".
   Moskau.
   Herr Paul Ettinger war so ausserordentlich freundlich, mir ein Exemplar der neuen Auflage von "Amok", die bei Ihnen erschienen ist, zu besorgen und die Mitteilung zu machen, dass Sie eventuell ein neues Buch von mir vor dem Erscheinen in Deutschland übernehmen wollten. Nun werde ich in etwa drei Monaten den dritten Kreis meiner Novellen unter dem Titel "Verwirrung der Gefühle" herausgeben und bin gerne bereit, Ihnen zwei Monate vor dem Erscheinen das ganze Material zur Verfügung zu stellen und würde mich freuen, wenn Sie davon eine Ausgabe machen würden.
   Von meinen andern Büchern ist mir eines wichtig, eine Legende ".Die Augen des ewigen Bruders", die in der Inselbücherei erschienen ist. Ich habe eigentlich das Gefühl, dass gerade dieses Buch, das etwa hundert Seiten umfasst, am meisten in Russland Wirkung haben würde. Sollte es noch nicht übersetzt sein, so würde ich mich sehr freuen, wenn Sie es gleichfalls drucken wollten: hier käme ja, da es schon frei ist, ein Honorar nicht mehr in Betracht.
   Mit den besten Empfehlungen Ihr sehr ergebener

Stefan Zweig.

   Перевод:

Зальцбург, Капуцинерберг 5.
30 декабря 1925.

   В издательство "Время".
   Москва1
  
   Благодаря исключительной любезности господина Павла Эттингера2 я получил новое издание выпущенной Вами новеллы "Амок".3 Он же сообщил мне, что Вы выражали желание напечатать одну из моих новых книг до того, как она появится в Германии. Приблизительно через три месяца я собираюсь издать третий цикл моих новелл под заглавием "Смятение чувств" и готов предоставить весь материал в Ваше распоряжение за два месяца до появления книги на немецком языке. Буду рад, если Вам удастся осуществить это издание.
   Среди прочих моих книг особенно важной мне представляется легенда "Глаза извечного брата", только что выпущенная в серии "Инзельбюхерай".4 Собственно говоря, мне кажется, что именно эта книга, объем которой около ста страниц, могла бы иметь в России особенный эффект. Если она еще не переведена, можете ее также издать - я буду этому чрезвычайно рад. Поскольку книга уже вышла, вопрос о гонораре снимается.
   С наилучшими пожеланиями весьма Вам преданный

Стефан Цвейг.

  
   1 Ошибка С. Цвейга, который, очевидно, не знал, что издательство находится в Ленинграде. На листе - издательский штемпель "16 янв. 1926" и сделанная рукой помета "из Москвы".
   2 Эттингер Павел Давыдович (1866-1948) - коллекционер, библиограф и искусствовед. В течение ряда лет сотрудничал в различных немецких, изданиях, переписывался со многими видными немецкими коллекционерами. В своих неопубликованных воспоминаниях о Цвейге ("In memoriam Stefan Zweig"), написанных (на немецком языке) уже после смерти писателя, Эттингер рассказывает: "Мое личное знакомство со Стефаном Цвейгом произошло во время его пребывания в Москве, куда он приехал на празднование столетнего юбилея Льва Толстого; однако у нас уже раньше завязалась с ним переписка, поводом для которой послужили русские переводы его произведений, сделанные без его разрешения" (Рукописный отдел Гос. музея изобразит. искусств им. Пушкина, ф. 29, оп. 11, No 111, л. 6).
   3 Имеется в виду книга Цвейга "Амок", переизданная "Временем". Книга вышла в декабре 1925 г.
   4 Речь идет о книге: Zweig S. Die Augen des ewigen Bruders. Eine Legende. 3. Aufl. Leipzig, Insel-Verlag (Insel-Bücherei, No 349), 1925 (первое издание - в 1922 г.).
  

2

Kapuzinerberg 5
Salzburg.
am 20. März 1926.

   Sehr geehrte Herren!
   Herzlichen Dank für Ihren freundlichen Brief vom 13. März, Ich sende Ihnen heute das Manuskript der beiden Novellen, die unter dem Titel "Verwirrung der Gefühle" in Buchform im Herbst erscheinen werden. Für die deutsche Ausgabe füge ich vielleicht noch eine dritte kleine Novelle bei, ich glaube aber, es wäre besser, wenn in Russland nur diese beide erschienen, deren Umfang ja dem Format eines Ihrer Bücher entspricht.
   Ihre freundliche Nachricht, dass die Legende "Die Augen des ewigen Bruders" bereits russisch erschienen ist, war mir sehr interessant, ich will jetzt trachten, selbst ein Exemplar davon mir zu beschaffen,
   Mit den besten Empfehlungen Ihr sehr ergebener

Stefan Zweig.

  
   Lassen Sie mich nun erklärend beifügen: die erste Novelle des neuen Buches erschien in Zeitungsform und hat viel Aufsehen gemacht, die zweite konnte nicht gut in einer Revue wegen ihres difficilen Problems publiciert werden, daher sende ich sie im Manuskript. Ich glaube, die beiden bilden einen vollkommenen Einklang und eine dritte soll in der deutschen Ausgabe vielleicht noch eingefügt werden, in diesem Falle sende ich sie Ihnen noch zu.
   Перевод:

Зальцбург, Капуцинерберг 5.
20 марта 1926.

   Многоуважаемые господа!
   Сердечно благодарю Вас за Ваше любезное письмо от 13 марта. Высылаю Вам сегодня рукопись двух новелл, которые осенью будут опубликованы одной книгой под названием "Смятение чувств". Я, может быть, включу в немецкое издание еще одну маленькую новеллу;1 в России же, мне кажется, было бы лучше издать только эти две, тем более что их общий объем отвечает формату, установленному Вами для одной книги.
   Спасибо за любезное сообщение о том, что легенда "Глаза извечного брата" уже вышла на русском языке.2 Я постараюсь сам достать себе один экземпляр.
   С наилучшими пожеланиями весьма Вам преданный

Стефан Цвейг.

  
   Позвольте сделать несколько пояснений: первая новелла моей новой книги была в свое время напечатана в газете3 и обратила на себя внимание читателей; вторую же не удалось опубликовать ни в одном из периодических изданий из-за ее сложной проблематики. Поэтому посылаю ее Вам в рукописи. Я считаю, что обе новеллы образуют завершенное целое. Если в немецкое издание будет включена еще одна, третья, новелла, то я также пришлю ее Вам.4
  
   1 Речь идет о новелле "Закат одного сердца", включенной в первое немецкое издание книги "Смятение чувств" (Zweig S. Verwirrung der Gefühle. Leipzig, 1927).
   2 Цвейг С. Глаза убитого. Пер. с немецкого Л. Н. Всеволодской. М., "Солнце", 1925.
   3 Речь, видимо, идет о новелле "Двадцать четыре часа из жизни женщины". В какой газете эта новелла печаталась до 1927 г., установить не удалось.
   4 В первое русское издание книги "Смятение чувств" вошли только две новеллы ("Двадцать четыре часа из жизни женщины" и "Смятение чувств"). В 3-й том собрания сочинений Цвейга, также озаглавленный "Смятение чувств" (Л., 1927), была включена и третья новелла - "Закат одного сердца".
  

3

Kapuzinerberg 5
Salzburg,
am 10. Mai 1928.

   Sehr geehrte Herren!
   Vielen Dank für Ihren Brief vom 4. Mai, den ich schon heute erhielt, was ich als gute Vorbedeutung rascherer Verbindung nehme. Selbstverständlich bin ich mit den Bedingungen einverstanden - die deutsche Ausgabe ist erst für den September projektiert und wird kaum früher erscheinen können.
   Nun sende ich Ihnen noch etwas anderes von ungedruckten Sachen, nämlich das Manuskript der Theaterausgabe (es wird noch nicht veröffentlicht) einer Bearbeitung des "Volpone" von Ben Jon-son, die allerdings vollkommen frei ist und mit dem Original nur mehr ganz wenig zu tun hat. Freunde von mir, die es kennen, glauben, dass das Stück (das im nächsten Jahre in Berlin, Wien und andern Städten zur Aufführung kommt) durch sein Thema sich besonders für Russland eignen würde. Vielleicht könnten Sie ein Theater dafür in Leningrad interessieren, ich würde in diesem Falle dann auch gern das Buch bei Ihnen herausgeben lassen.
   Das Exemplar der "Augen des ewigen Bruders" ist heute noch nicht in meinen Händen, wird aber wohl bald eintreffen und ich danke Ihnen herzlich, dass Sie es mir senden.
   Aus Berlin schrieb mir noch eine Dame, die meinen "Jeremias" ins Russische übersetzt hat, sie hätte sich vergebens an Sie gewandt. Ich finde heute selbst das Stück zu wortreich und lange und würde es mindestens um ein Viertel kürzen. Aber es hat in Deutschland und Frankreich eine sehr hohe Auflage gehabt und ich glaube, dass es auch in Russland interessieren würde.
   Sollten Sie einmal vielleicht dafür Platz haben, so bitte verständigen Sie mich, dass ich der Uebersetzerin in Berlin Mitteilung machen kann.
   Mit den besten Empfehlungen Ihr sehr ergebener

Stefan Zweig.

   Перевод:

Зальцбург, Капуцинерберг 5.
10 мая 1926.

   Многоуважаемые господа!
   Очень Вам благодарен за Ваше письмо от 4 мая. Я получил его уже сегодня и воспринимаю это как доброе предзнаменование: связь между нами становится все более быстрой. Разумеется, я согласен с Вашими условиями - немецкое издание запланировано лишь на сентябрь и вряд ли увидит свет раньше этого срока.
   Посылаю Вам сегодня еще кое-что из моих неопубликованных вещей, а именно: "Вольпоне" - обработку пьесы Вен Джонсона, еще не принятую к печати (рукопись размножена лишь для пользования в театре).1 Обработка сделана совершенно вольно и имеет мало общего с оригиналом. Мои друзья, знакомые с этой вещью, считают, что пьеса (она уже принята к постановке в Берлине, Вене и других городах) особенно подошла бы для России благодаря своей теме. Может быть, ею заинтересуется какой-нибудь из ленинградских театров? В этом случае я согласен на публикацию книги в Вашем издательстве.
   Экземпляр книги "Глаза извечного брата" я пока еще не получил, но не сомневаюсь, что она прибудет на днях, и сердечно благодарю Вас за то, что Вы мне ее послали.
   Я получил письмо из Берлина от одной дамы, которая перевела моего "Иеремию" на русский язык.2 Она пишет, что тщетно обращалась к Вам. Я теперь сам считаю, что эта пьеса слишком многословна и длинна, и сократил бы ее по меньшей мере на четверть. Тем не менее в Германии и Франции она разошлась очень большим тиражом, и мне кажется, что она могла бы заинтересовать и русских читателей.
   Не могли бы Вы при случае использовать эту вещь? Сообщите мне об этом, пожалуйста, с тем, чтобы я мог написать в Берлин переводчице. С наилучшими пожеланиями, Вам очень преданный

Стефан Цвейг.

  
   1 Volpone. Eine lieblose Komödie in drei Akten (nach Ben Jonson frei bearbeitet von Stefan Zweig). Berlin, 1925. Издание представляет собой рукопись, размноженную в незначительном количестве экземпляров. Первое многотиражное издание - в Потсдаме в 1926 г. Джонсон Б. (1573-1637) - английский поэт и драматург. Его пьеса "Вольпоне, или Лис" (1605) - "комедия нравов", в которой обличаются стяжательство и корыстолюбие.
   2 Речь идет о переводе следующей книги: Zweig S. Jeremias. Eine dramatische Dichtung in neun Bildern. Leipzig, 1917.
  

4

Kapuzinerberg 5
Salzburg.
am 8. November 1926.

   Sehr geehrte Herren!
   Ich bitte Sie um Verzeihung, wenn ich Ihnen erst verspätet antworte. Ich hatte vorgestern im Wiener Burgtheater die Premiere des "Volpone", die auf das allerglücklichste ausfiel und auch bei der Presse einhellige Zustimmung fand. Es ist ein rechtes Stück für Schauspieler, bei dem sie alles hergeben können und ich glaube, es würde auch in Russland seinen Erflog haben. Der Theaterverlag stellt in etwa zehn Tagen die Kritiken zusammen und ich sende sie Ihnen dann zu, vielleicht dass sie verwertet werden können.
   Zum zweiten danke ich Ihnen für den richtigen Erhalt des überwiesenen Betrages und die schönen Exemplare von "Verwirrung der Gefühle", und nun zum dritten Erfreulichsten, zu der mir so freundlich von Ihnen angebotenen Gesamtausgabe.
   Ich würde diese auf das Herzlichste begrüssen und sehe da zunächst folgende Bände vor: die drei umfangreichen Bände der Novellen "Erstes Erlebnis", "Amok" und "Verwirrung der Gefühle" (der letzte Band mit der dritten bei Ihnen noch nicht enthaltenen Novelle), einen vierten Band "Legenden" (Die "Augen des ewigen Bruders" und zwei andere Legenden, die ich Ihnen im Manuskript schicken würde). Ein fünfter Band kleinerer Novellen, die in Deutschland verstreut sind, kann leicht von mir zusammengestellt werden.
   Von Dramatischem wäre mir wichtig einzig der Band "1иre-mias", von dem, wie ich höre, eine sehr gute Uebersetzung von Frau Woytinsky druckfertig vorliegt, die ich Ihnen jederzeit übermitteln kann. Von Essays die beiden Bände "Drei Meister" und "Der Kampf mit dem Dämon".
   Auch liegen da natürlich noch weitere Möglichkeiten vor, einzelne Essays, wie jener grosse über Masereel, die Desbordes-Valmore, Walther Rathenau, Freud, ein Band also, den man kurz "Gegenwärtige Gestalten" nennen könnte. Ausserdem habe ich ja noch die grosse Biografie Romain Rollands, die in Deutschland in 20 000 Exemplaren und in England, ja sogar in Japan erschienen ist.
   Es liegt also ganz an Ihnen, wie weit Sie diese Gesamtausgabe dann ausbauen wollen. Ein Porträt kann ich Ihnen natürlich beistellen, würde aber meinen berühmten Freund Frans Masereel bitten" dazu ein eigenes Holzschnitt-Porträt zu fertigen.
   Für die Einleitung würde ich Richard Specht vorschlagen, der die grossen Biografien über Schnitzler, Werfel, Richard Strauss geschrieben hat und gern einen grösseren Aufsatz über mein Werk verfassen würde.
   Was die materiellen Bedingungen betrifft, so würde ich Sie natürlich nicht belasten wollen, da die Bücher ja alle frei sind, und nur in Hinkunft Ihnen wieder alles Wesentliche, was ich schreibe, im Voraus reservieren.
   Teilen Sie mir bitte also freundlichst Ihre Ansicht mit, ich würde mich sehr freuen, wenn wir da zu einer restlosen Einigung kämen. Meinerseits besteht keine Erschwerung durch Forderungen oder Einschränkungen.
   Ich sende Ihnen heute noch ein Buch von mir ("Der Zwang"), das Sie nicht kennen dürften, weil es nur in einer kleinen Auflage erschienen ist, das ich während des Krieges schrieb als Revolte gegen die Zeit und den Kriegsdienst, und das Frans Masereel mit Holzschnitten versehen hat. Ich glaube, es gäbe eine hübsche Separatausgabe in Russland mit diesen Holzschnitten, die Sie natürlich mitreproduzieren müssten und die dem Buche einen besonderen Reiz geben. Ich schicke es Ihnen rekommandiert zu und hoffe, dass Sie es richtig erreicht.
   Nochmals viele Grüsse von Ihrem aufrichtig ergebenen

Stefan Zweig.

   Перевод:

Зальцбург, Капуцинерберг 5.
8 ноября 1926.

   Многоуважаемые господа!
   Прошу извинить меня за столь запоздалый ответ. Позавчера в Венском Бургтеатре состоялась премьера "Вольпоне", которая прошла чрезвычайно удачно и была единодушно одобрена прессой.1 Эта вещь - выигрышная для актеров, в ней они могут показать все, на что они способны, и мне кажется, она имела бы успех и в России. Приблизительно через десять дней театр предполагает издать вместе все появившиеся в печати отзывы, и тогда я пришлю их, может быть, они Вам пригодятся.
   Во-вторых, благодарю Вас за своевременный перевод гонорара и за прекрасные экземпляры "Смятения чувств". В-третьих же, - и это самое приятное, - благодарю Вас за любезное предложение издать собрание моих сочинений.
   Я самым искренним образом приветствую эту идею и предлагаю Вам выпустить для начала следующие тома: три больших тома с новеллами "Первые переживания", "Амок" и "Смятение чувств" (в последний том войдет третья, не опубликованная у вас новелла), четвертый том - "Легенды" ("Глаза извечного брата" и две другие легенды, которые я пришлю Вам в рукописи), пятый том - более мелкие новеллы, рассыпанные по разным немецким изданиям (составить этот том мне будет совсем нетрудно).
   Что касается драматических произведений, то мне важно, чтобы отдельный том образовал "Иеремия", который, как я слышал, отлично переведен госпожой Войтинской.2 Перевод этот закончен, и я могу прислать его Вам в любое время. Два тома займут эссе "Три мастера" и "Борьба с безумием".
   Есть, разумеется, и некоторые другие возможности. Например, можно составить том отдельных эссе, включив в него большую работу о Мазерееле, эссе, посвященное Деборд-Вальмор, Вальтеру Ратенау, Фрейду, и коротко озаглавить этот том "Современники". Кроме того, я написал большую биографию Ромена Роллана, изданную в Германии тиражом в 20 000 экземпляров,3 в Англии и даже в Японии.
   Итак, решать вопрос о том, насколько полным будет это собрание сочинений, предоставляется всецело Вам. Разумеется, я могу прислать Вам свою фотографию, но предпочел бы попросить моего знаменитого друга Франса Мазерееля изготовить для этой цели специальную ксилографию.
   В качестве автора вступительной статьи я порекомендовал бы Вам Рихарда Шпехта,4 уже издавшего подробные биографии Шницлера, Верфеля и Рихарда Штрауса; он охотно напишет обстоятельное эссе о моем творчестве.
   Что касается денежной стороны, то мне, конечно, не хотелось бы обременять Вас, тем более что все упомянутые книги уже напечатаны, а в будущем я по-прежнему намерен предоставлять Вам право первоиздания всех моих главных произведений.
   Итак, сообщите мне Ваше мнение; буду очень рад, если мы достигнем обоюдного соглашения. Я, со своей стороны, не собираюсь осложнять дело никакими требованиями или ограничениями.
   Сегодня я отправляю Вам свою книжку ("Принуждение"), которая Вам, видимо, неизвестна, поскольку она вышла незначительным тиражом. Я написал ее в годы войны как протест против современных событий и военной службы, а Франс Мазереель сделал к ней несколько гравюр.5 Считаю, что ее можно было бы выпустить в России изящным отдельным изданием, сохранив, разумеется, иллюстрации, которые придают ей особенное очарование. Посылаю Вам ее заказной бандеролью и надеюсь, что она дойдет благополучно.
   Еще раз желаю Вам всего хорошего,

искренне преданный Вам Стефан Цвейг.

  
   1 Премьера "Вольпоне" состоялась в Бургтеатре 6 ноября 1926 г.
   2 Войтинская (урожд. Шадхан) Э. С. - переводчица, жена известного русского экономиста и общественного деятеля В. С. Войтинского (1885-1960).
   3 Zweig S. Romain Rolland. Der Mann und das Werk. Frankfurt a. M., 1921 (изд. 2-е - 1923, изд. 3-е - 1926, изд. 4-е, 1929).
   4 Шпехт Р. (1870-1932) - австрийский литератор.
   5 Имеется в виду издание: Zweig S. Der Zwang. Eine Novelle. Leipzig, 1920 (mit 10 Holzschnitten von Frans Masereel).
  

5

Kapuzinerberg 5
Salzburg
22. November 1926.

   Sehr geehrte Herren!
   Ich habe noch keine Antwort auf meinen Brief, der drei Tage abgeschickt wurde, ehe ich Ihr Telegramm erhielt. Ich fahre jetzt zu einer Vortragsreise durch Deutschland und zu einer Premiere des "Volpone" am Dresdner Staatstheater. In Berlin

Другие авторы
  • Кудряшов Петр Михайлович
  • Кок Поль Де
  • Успенский Глеб Иванович
  • Сафонов Сергей Александрович
  • Ривкин Григорий Абрамович
  • Елисеев Григорий Захарович
  • Бекетова Елизавета Григорьевна
  • Дьяконова Елизавета Александровна
  • Петриенко Павел Владимирович
  • Анненский И. Ф.
  • Другие произведения
  • Кюхельбекер Вильгельм Карлович - Евгения, или письма к другу сочинение Ивана Георгиевского
  • Чарская Лидия Алексеевна - Записки институтки
  • Анненский Иннокентий Федорович - Что такое поэзия?
  • Гримм Вильгельм Карл, Якоб - Легенды
  • Ясинский Иероним Иеронимович - Толстого или Гоголя?
  • Тургенев Андрей Иванович - Тургенев А. И.: Биобиблиографическая справка
  • Мельников-Печерский Павел Иванович - Медвежий угол
  • Лукьянов Иоанн - Из летописи Ветковской церкви
  • Федоров Александр Митрофанович - Стихотворения
  • Апухтин Алексей Николаевич - Великосветские произведения
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (12.11.2012)
    Просмотров: 541 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа