Главная » Книги

Цвейг Стефан - Письма в издательство "Время", Страница 2

Цвейг Стефан - Письма в издательство "Время"


1 2 3

spielt es die Volksbühne, das grosse populäre Theater mit radikaler Tendenz und Piscator, der ja auch in Russland bekannte Regisseur wird die Regie führen. Hoffentlich gelingt auch eine russische Aufführung.
   Ich wurde inzwischen durch einen Brief von Maxim Gorki erfreut, der mir nicht nur wundervolle Dinge über mein Buch sagte, sondern mich auch darauf hinwies, dass die Uebersetzung eine äusserst gute sei. Dafür danke ich Ihnen nun besonders.
   Mit den herzlichsten Grüssen und Empfehlungen

Ihr sehr ergebener
Stefan Zweig.

   Перевод:

Зальцбург, Капуцинерберг 5.
22 ноября 1926.

   Многоуважаемые господа!
   Пока еще я не получил ответа на мое письмо, отправленное за три дня до того как пришла от Вас телеграмма. Я уезжаю сейчас в Германию, чтобы выступить в нескольких местах и присутствовать на премьере "Вольпоне" в Дрезденском государственном театре. В Берлине эту вещь собирается играть "Фольксбюне" - большой народный театр крайнего направления,1 ставить же ее будет Пискатор,2 режиссер, известный, по-видимому, и в России. Надо надеяться, что и постановка в России со временем тоже осуществится.
   Я только что получил письмо от Горького, которое меня порадовало. Он написал мне чудесные слова о моей книге и, кроме того, подчеркнул, что перевод чрезвычайно хорош.3 За это особенно благодарю Вас.
   С самыми сердечными пожеланиями и приветствиями

очень преданный Вам
Стефан Цвейг.

  
   1 "Фольксбюне" - (нем. Volksbühne - народная сцена) - театральное объединение, основанное в Берлине в 1890 г. Театр "Фольксбюне" в Берлине выделялся в середине 1920-х годов своей революционной направленностью и ориентацией на массового зрителя.
   2 Пискатор Э. (1893-1966) - известный немецкий режиссер, один из создателей "политического театра". В 1924-1927 гг. - режиссер берлинского театра "Фольксбюне".
   3 Имеется в виду письмо М. Горького к Цвейгу от 9 ноября 1926 г. из Сорренто (Переписка А. М. Горького с зарубежными литераторами, с. 22-23).
  

6

Kapuzinerberg 5
Salzburg.
15. Dezember 1926.

   Sehr geehrte Herren!
   Ich komme eben von der Vortragsreise zurück und finde Ihren ausführlichen Brief, den ich nun in's Einzelne gehend beantworte.
   Ich finde die Einteilung, wie Sie sie vornehmen wollen, durchaus zweckmässig, dass Sie zuerst die drei Bände "Erstes Erlebnis", "Amok" und "Verwirrung der Gefühle", dann als 4. Band die kleineren Novellen bringen wollen, für den ich Ihnen eine noch beilege, die bei uns oft abgedruckt worden ist. Der 5. Band "Legenden" wird ja inzwischen auch vollkommen fertig sein: er müsste umfassen: "Die Augen des ewigen Bruders" und zwei neue Legenden, die ich Ihnen baldigst zusende. Ich bin überzeugt, dass dies einen sehr schönen Zusammenhalt ergibt.
   Dazu gehörten nun freilich auch die essayistischen Bände, vor allem das Buch über Romain Rolland, "die drei Meister", oder "Kampf mit dem Dämon" und das Drama "Jeremias", von dem ja eine Uebersetzung von Emma Woitinski im Manuskript existiert, die ausserordentlich sein soll und die ich Ihnen jederzeit übermitteln lassen kann. Aber ich verstehe, wenn Sie zuerst nur die erzählerischen Werke bringen würden um des Absatzes willen - obzwar ich überzeugt bin, dass gerade ein Buch wie "Der Kampf mit dem Dämon" in Russland besonderen Erfolg hätte - es hat ihn ja auch in Deutschland gehabt, wo jeder der beiden Bände 20 000 Exemplare verkauft hat, was im Verhältnis eigentlich mehr ist als die doppelten Auflagen der Novellenbände. Ich schicke Ihnen jedesfalls diese beiden Bücher morgen zu.
   Für den Band "Verwirrung der Gefühle" hätte ich natürlich gerne, dass Sie auch die dritte Novelle, die in der Original-Ausgabe enthalten ist, einschalten.
   Wegen des zusammenfassenden Essays von Richard Specht will ich mich sofort an ihn wenden und möchte nur bitten, da ich mir den Essay doch in einem Umfange von etwa 30 bis 40 Seiten denke, ein Honorar von 150 Dollar für ihn bewilligen zu wollen, was mir nicht viel erscheint, da ich persönlich ja keine Ansprüche erhebe und auch das Original von Masereel Ihnen beistelle. Ich schreibe auch gerne dann selbst ein Vorwort für die russische Gesamtausgabe ohne jeden weiteren Honoraranspruch. Mir ist es nur wichtig, dass Richard Specht, der sich grosse Mühe nimmt, entsprechend entschädigt wird.
   Selbstverständlich wäre es mir nur eine höchste Ehre, wenn Maxim Gorki einige einleitende Worte schreibt. Ich wage natürlich nicht, selbst ihn darum zu bitten, weil ihm vielleicht eine solche Ablehnung peinlich sein könnte, während sie Ihnen gegenüber leichter möglich ist.
   Was nun den "Volpone" betrifft, freue ich mich, Ihnen mitteilen zu können, dass der Erfolg auch in Dresden ein ausserordentlicher war. Nächste Woche ist die Aufführung an der Volksbühne, dem grossen sozialistischen Theater Berlins, das 200 000 Mitglieder hat, so dass auf fünfzig Aufführungen mit Sicherheit gerechnet werden kann. Auch ist das Stück nach dem grossen Erflog bereits in den meisten grossen Städten Deutschlands zur Aufführung angenommen. Ich freue mich natürlich besonders auf eine russische Aufführung und möchte nur bitten, erstens den Herren die ersten Kritiken zu übergeben, die ich hier beilege, und zweitens ihnen zu sagen, dass rein regiemässig inzwischen an allen Theatern der Schluss geändert wurde und eine Art phantastischer Tanz um die goldene Truhe mit Masken und Fackeln und Lichtern das Stück symbolisch beendet. Sobald die Berliner Aufführung da ist, schicke ich dann auch noch Fotografien und weitere Kritiken. Natürlich wäre es mir das liebste,
   könnte ich der Aufführung am akademischen Staatstheater selbst beiwohnen.
   Selbstverständlich übersende ich Ihnen alles, was ich an neuen Arbeiten habe, anbei, wie gesagt, eine der kleineren Novellen - die andere, "Episode vom Genfersee" habe ich Ihnen ja jüngst schon übersendet.
   Mit den herzlichsten Grüssen

Ihr sehr ergebener
Stefan Zweig.

  
   Ich hoffe, den Holzschnitt Masereels in 10 Tagen zu haben und sende dann auch die Photographie.
   Die Premiere des Volpone in Berlin ist am 23. Dezember (Mittwoch). Vielleicht sagen Sie den Herren vom Akademietheater, sie möchten an einen Vertrauensmann nach Berlin telegraphieren und sich über den Bühneneindruck berichten lassen.
  
   Перевод:

Зальцбург, Капуцинерберг 5.
15 декабря 1926.

   Многоуважаемые господа!
   Я уезжал выступать, а возвратившись, нашел Ваше подробное письмо, на которое и отвечаю теперь вплоть до мельчайших подробностей.
   Намеченное Вами распределение материала представляется мне весьма целесообразным: сначала пойдут первые три тома ("Первые переживания", "Амок" и "Смятение чувств"), затем, согласно Вашему плану, 4-й том небольших новелл, к которому я добавлю еще одну новеллу, уже неоднократно издававшуюся у нас. 5-й том ("Легенды") также будет за это время полностью завершен; в него должны войти "Глаза извечного брата" и две новые легенды, которые я пришлю Вам в ближайшее время. Таким образом, я уверен, будут достигнуты стройность и единство.
   За ними должны, конечно, последовать тома, включающие в себя эссе, прежде всего - книгу о Ромене Роллане, "Трех мастеров", "Борьбу с безумием" и драму "Иеремия", существующую в рукописном переводе Эммы Войтинской, который, как говорят, исключительно хорош и который я в любое время могу попросить для Вас. Я понимаю, что Вы сперва - в целях сбыта - собираетесь издать лишь беллетристику, но в то же время я убежден, что такая книга, как например "Борьба с безумием", имела бы в Росспи особенный успех, которым она, впрочем, пользовалась и в Германии, где каждый из обоих томов разошелся тиражом в 20 000 экземпляров, - это, в сущности, выше, чем двойные тиражи томов, включающих новеллы. На всякий случай я завтра же отправлю Вам обе эти книги.
   Что касается тома со "Смятением чувств", то мне очень хотелось бы, чтобы в него была включена и третья новелла, которая содержится в немецком издании.1
   Относительно статьи общего характера я немедленно обращусь к Рихарду Шпехту, хотел бы только просить Вас - поскольку его эссе будет насчитывать приблизительно 30-40 страниц - определить ему гонорар в 150 долларов. Эта сумма не кажется мне чрезмерной, ведь я сам ни на что не претендую и сверх того предоставляю в Ваше распоряжение работу Мазерееля в оригинале. Я охотно напишу также предисловие к русскому изданию моих сочинений - опять-таки безвозмездно. Мне важно лишь, чтобы Рихард Шпехт, которому придется затратить немало сил, был бы достойным образом вознагражден.
   Я сочту, разумеется, величайшей честью, если Максим Горький напишет несколько слов, открывающих издание. Сам я, конечно, не рискну просить его об этом; я считаю, что ему будет крайне неловко ответить мне отказом, в то время как по отношению к Вам он сможет это сделать гораздо легче.
   Что касается "Вольпоне", то я рад сообщить Вам, что в Дрездене пьеса имела необыкновенный успех. На следующей неделе ее будут играть в "Фольксбюне", в большом социалистическом театре Берлина, который посещает 200 000 человек, и поэтому можно с уверенностью предсказать, что пьеса пройдет в нем не менее пятидесяти раз. Немалый успех первых спектаклей привел к тому, что пьеса принята к постановке в крупнейших городах Германии. Но меня, конечно, особенно радует, что ее будут ставить в России; я прошу Вас, во-первых, передать постановщикам первые печатные отзывы, прилагаемые к этому письму, а, во-вторых, сообщить им, что концовка пьесы во всех театрах подверглась изменению - исключительно из соображений режиссуры. "Вольпоне" имеет теперь символический финал - некий фантастический танец вокруг золотого ларца, исполняемый в масках при свете факелов. Как только пройдет берлинская премьера, я вышлю Вам фотографии и новые рецензии. Разумеется, мне больше всего хотелось бы самому присутствовать на спектакле Государственного академического театра.2
   Я, бесспорно, буду присылать Вам свои новые работы. Сегодня же прилагаю, как уже сказано, одну из своих небольших новелл, другую же - "Случай на Женевском озере" - я уже недавно отправил Вам. С самым сердечным приветом

Вам очень преданный
Стефан Цвейг.

  
   Надеюсь, что дней через десять я получу от Мазерееля клише и тогда же вышлю Вам фотографию.
   Премьера "Вольпоне" в Берлине назначена на 23 декабря (в среду). Не сообщите ли Вы об этом в Академический театр; может быть, они свяжутся по телеграфу с каким-либо доверенным лицом, чтобы получить информацию о том впечатлении, которое пьеса произведет на зрителей.
  
   1 Т. е. новелла "Закат одного сердца" (см. примеч. 4 к письму 2).
   2 Постановка "Вольпоне" в Ленинградском государственном академическом театре драмы (с 1937 г. - им. А. С. Пушкина) не состоялась.
  

7

Salzburg
Kapuzinerberg 5.
30. Dezember 1926.

   Sehr geehrte Herren!
   Ich beantworte umgehend Ihren freundlichem Brief und erledige sachlich Punkt auf Punkt. Ich sende also heute
   1) das Vorwort,
   2) eine Fotografie,
   3) Masereels Zeichnung,
   4) die "Episode vom Genfersee", die mir ganz besonders wichtig ist, weil sie die einzige ist, in der ein Russe bisher in meinen Werken auftritt. Ich hätte sie eigentlich sogar gerne an der Spitze jenes Bandes.
   5) den Text der Bescheinigung.
   Ferner lasse ich Ihnen noch die gewünschten Bücher zugehen: "Erstes Erlebnis", "Amok", "Die Augen des ewigen Bruders". Die Augen des ewigen Bruders sind selbstverständlich bestimmt für den Band der Legenden, den ich bis Sommer vollkommen fertig zu haben hoffe.
   Die Adresse des Herrn Richard Specht ist: Wien Döbling, Kreindlgasse 8. Ich möchte Sie auch herzlichst bitten, ihm möglichst bald das Honorar von Dollar 150. - zukommen zu lassen.
   Die Adresse Frans Masereels ist: Paris 32, Rue Lamarck. Ich mache Sie übrigens als Verleger auf die herrliche Buchillustration Masereels zu Costers Uilenspiegel aufmerksam sowie auf seine Bildromane, die alle bei Kurt Wolff erschienen sind. Er ist für mein Gefühl der herrlichste unter den lebenden Zeichnern und, wie ich höre, ja in Russland auch sehr bekannt.
   Sie können sich denken, wie sehr es mich freut und ehrt, von der Einbegleitung Maxim Gorkis zu hören. Vielleicht sind Sie so freundlich, mir einen Durchschlag von der Einleitung schicken zu lassen, auch russisch, ich habe hier schon jemanden, der es mir übersetzt.
   Nun noch vielen Dank fur alles und die besten Empfehlungen

Ihres sehr ergebenen
Stefan Zweig.

  
   Der Aufsatz von Richard Specht kommt noch Mitte, spätestens Ende Januar.
  
   Перевод:

Зальцбург, Капуцинерберг 5.
30 декабря 1926.

   Многоуважаемые господа!
   Спешу поблагодарить Вас за Ваше любезное письмо и отвечаю на пунктам. Итак, сегодня я высылаю Вам
   1) предисловие,
   2) фотографию,
   3) рисунок Мазерееля,
   4) "Случай на Женевском озере". Эта новелла особенно важна для меня, потому что в ней - впервые в моем творчестве - появляется русский человек. Честно говоря, я с удовольствием поместил бы ее в самом начале этого тома.
   5) Текст расписки.
   В скором времени я отправлю Вам и другие нужные книги: "Первые переживания", "Амок", "Глаза извечного брата". Последняя вещь предназначена, разумеется, для тома легенд, который я надеюсь окончательно завершить к лету.
   Адрес господина Рихарда Шпехта: Вена, Дёблинг, Крайндльгассе 8. Хочу обратиться к Вам с убедительной просьбой: выслать ему как можно скорее гонорар в размере 150 долларов.
   Адрес Франца Мазерееля: Париж, улица Ламарк 32. Хочу попутно обратить внимание Вашего издательства на превосходные иллюстрации к "Уленшпигелю" Костера, а также на его романы в картинках, которые полностью издал Курт Вольф.1 Он, по моему убеждению, самый сильный среди ныне живущих графиков. Насколько я знаю, он очень популярен и в России.
   Вы, конечно, понимаете, как меня порадовало известие о том, что вступление напишет Максим Горький. Это для меня большая честь. Не будете ли Вы столь любезны прислать мне машинописную копию, пусть даже на русском языке, здесь есть человек, который сделает для меня перевод.
   Еще раз примите благодарность и наилучшие пожелания

от очень преданного Вам
Стефана Цвейга.

  
   Статью Рихарда Шпехта Вы получите в середине, самое позднее в конце января.
  
   1 Вольф К. - мюнхенский книгоиздатель, выпустивший в 1925-1927 гг. "Мой часослов", "Страсть человека" и другие "романы в картинках" Ф. Мазерееля.
  

8

Salzburg
Kapuzinerberg 5.
29. April 1927.

   Sehr geehrte Herren!
   Ich erhielt eben die Exemplare der russischen Ausgabe und danke Ihnen auf das Herzlichste dafür. Sie sieht wunderschön aus und ich kann meine Freude daran kaum bezähmen. Seien Sie gewiss, dass ich jede Gelegenheit benützen werde, mich Ihnen dafür erkenntlich zu zeigen, und dass ich Ihnen selbstverständlich alles reserviere, was von meinen Büchern vorliegt.
   Ich sandte Ihnen jüngst eine Legende und auch die kleineren Arbeiten für den Band, habe aber inzwischen sowohl jenen Aufsatz über Grouchy umgearbeitet und besser gemacht, ausserdem jene Legende stark gekürzt, und sende Ihnen beide gleichzeitig zu. Ich hoffe, bald auch eine grössere Novelle fertig zu haben, die ich Ihnen gleichfalls noch schicke.
   Meine eigentliche Arbeit gilt zur Zeit einer grossen Studie über Tolstoi, die über hundert Druckseiten umfassen wird und versucht, dem Problem psychologisch näherzukommen. Es gibt unendlich viel Bücher über Tolstoi und andererseits doch wieder wenige, die ihm entschlossen nähertreten. Hoffentlich gelingt mir diese Arbeit, der ich mich mit aller Energie hingebe.
   Was meine Bearbeitung des ".Volpone" betrifft, so habe ich aus Russland darüber noch nichts gehört. Er kommt in den nächsten Wochen am tschechischen Nationaltheater in Prag und in New York am Guild-Theater, ebenso in Italien und in Frankreich. Bisher hat sich das kleine Stück überall bewährt und ich hoffe, es wird auch schliesslich in Russland in Erscheinung treten.
   Ich schreibe Ihnen dies rasch und in erster Freude. Haben Sie nochmals Dank, aufrichtigen Dank von

Ihrem ergebenen
Stefan Zweig.

   Перевод:

Зальцбург, Капуцинерберг 5.
29 апреля 1927.

   Многоуважаемые господа!
   Самым сердечным образом благодарю Вас за экземпляры русского издания, которые я только что получил. Оно прекрасно выглядит, и я не в силах сдержать своей радости по этому поводу. Не сомневайтесь, что при первой же возможности я постараюсь доказать Вам мою признательность; само собой разумеется, я сохраняю за Вами издательское право на все мои книги.
   Недавно я послал Вам легенду и несколько более мелких работ. Однако за истекшее время и переделал и улучшил статью о Груши,1 а кроме того, значительно сократил и легенду. Высылаю их Вам одновременно с этим письмом. Надеюсь, что скоро я закончу еще одну новеллу большего объема, которую я Вам тогда тоже отправлю.
   В настоящее время я вплотную занят большой работой о Толстом, которая будет насчитывать свыше ста страниц печатного текста. Я сделал попытку разобраться в проблеме, взглянув на нее с психологической точки зрения. Существует уже огромное количество книг о Толстом, но, с другой стороны, мало таких, которые помогают понять по существу этого писателя. Надеюсь, что моя работа, которой я отдаюсь со всей энергией, окажется удачной.
   Что касается моей обработки "Вольпоне", то из России я не имею никаких вестей. В ближайшие недели пьеса пойдет в Пражском национальном театре и в Нью-Йоркском театре "Гилд", а кроме того - в Италии и Франции. До настоящего времени этот водевиль всюду себя оправдывал, и я надеюсь, что в конце концов он появится и на русской сцене.
   Пишу Вам все это наспех, в порыве первой радости. Примите еще раз благодарность, искреннюю благодарность от

преданного Вам
Стефана Цвейга.

  
   1 Груши Э. (1766-1847) - французский маршал. Речь идет об одной из исторических миниатюр Цвейга - "Невозвратимое мгновение. (Ватерлоо, 18 июня 1815 г.)"; вошла в 5-й том собрания сочинений Цвейга, озаглавленный "Роковые мгновения".
  

9

Salzburg
Kapuzinerberg 5.
11. Mai 1927.

   Sehr verehrte Herren!
   Darf ich Sie um kleine Gefälligkeit bitten? Ich weiss die Adresse von Paul Birukoff, dem Biographen Tolstois, nicht und wäre Ihnen sehr verpflichtet, wollten Sie ihm ehebaldist den beiliegenden Brief übermitteln.

Ihr sehr ergebener
Stefan Zweig.

   Перевод:

Зальцбург, Капуцинерберг 5.
11 мая 1927.

   Многоуважаемые господа!
   Хочу попросить Вас о небольшом одолжении. Я не знаю адреса Павла Бирюкова, биографа Толстого,1 и был бы Вам очень признателен, если бы Вы переслали ему как можно скорее прилагаемое письмо.

Весьма Вам преданный
Стефан Цвейг.2

  
   1 Бирюков Павел Иванович (1860-1931) - писатель, общественный деятель, биограф Л. Н. Толстого.
   2 В своем ответном письме от 24 мая 1927 г. издательство уведомило Цвейга о том, что его просьба выполнена (ИРЛИ, ф. 42, No 185, л. 28).
  

10

Salzburg
Kapuzinerberg 5.
26. Sept 1927.

   Sehr geehrte Herren!
   Ich danke Ihnen vielmals für Ihren guten Brief und schreibe Ihnen sofort. Jene Novelle "Leporella", die ich Ihnen sandte, haben Sie hoffentlich erhalten. Die neue grössere ist leider noch lange nicht fertig, weil ich ganz in meiner Tolstoi-Arbeit aufgegangen bin. Zwischendurch hat sich aus dieser Arbeit etwas Merkwürdiges entwickelt: ich habe nämlich ein einaktiges Stück über Tolstoi geschrieben, eine Art fünften Akt oder Epilog zum unvollendeten Drama "Das Licht scheinet in der Finsternis", der den Titel führt "Die Flucht zu Gott". Das kleine Stück ist in acht Tagen ausgedruckt und ich schicke Ihnen sofort einige Exemplare zu. Es wird wohl zum 100. Geburtstage Tolstois gemeinsam mit "Das Licht scheinet in der Finsternis" gleichsam als Festspiel gespielt werden. Ich bin sehr neugierig, was Sie davon denken, ich übermittle es Ihnen jedesfalls in den nächsten Tagen.
   Ich freue mich sehr, auch zu hören, dass eine zweite Auflage der ersten Bände bereits erscheint. Für den vierten dachte ich den Umfang durch "Leporella" vollkommen ergänzt; die grosse Arbeit wird wohl noch drei, vier Monate auf sich warten lassen, aber ich hoffe, das Manuskript des Tolstoi-Essays noch im Oktober abzuschliessen und schicke Ihnen auch davon einen Abzug zu.
   "Volpone" ist jetzt über alle deutschen Bühnen gegangen, wurde in ausländischen Sprachen schon gespielt in Budapest, Warschau, Prag und kommt als zweitnächste Premiere in einer Uebersetzung von Jules Romains in Paris im Theatre des Champs Elysées, in New York im Theatre Guild, in Italien u. s. w. Ich bin sicher, dass es in Russland deshalb nicht minder seine heitere Wirkung üben wird.
   Ein Exemplar meines Buches über die Desbordes-Valmore habe ich Ihnen direkt gesandt, ein kleines Aufsatz-Essaybuch lasse ich Ihnen direkt durch den Insel-Verlag zuschicken. Und nun allerherzlichsten Dank

Ihres immer ergebenen
Stefan Zweig.

  
   Nachtrag: Das Allerwichtigste natürlich zuletzt. Ich bin so viel wie fest entschlossen, im Februar oder März nach Russland zu kommen und zwar auf einen Monat und ohne jede andere Absicht, als endlich einmal das Land kennen zu lernen. In Petersburg darf ich wohl da gewiss auf Ihre freundliche Führung rechnen; in Moskau habe ich manche Freunde. Ich zweifle nicht, dass ich Einreise u. s. w. leicht erlangen werde, da ich politisch in keiner Weise hervortreten will und auch nicht die Frechheit habe, nach vier Wochen Aufenthalt gleich ein Buch über Russland zu schreiben. Aber ich halte es für notwendig, dass jeder geistige Mensch, der unsere Gegenwart und Zukunft wissen will, einmal persönlich nach Russland kommt. Wie sehr ich Russland liebe, hoffe ich auch neuerdings durch die grosse Arbeit über Tolstoi zu bekunden. Ich hoffe auch sehr, dass Sie mir dann verhelfen werden, einige der Künstler persönlich kennen zu lernen.
   Und nun fällt mir noch ein Zweites ein: ich habe schon an den Malik-Verlag geschrieben, ob wir nicht irgendeine gemeinsame Manifestation in Deutschland zum 60. Geburtstage Gorkis veranstalten könnten, und die Herren sind im Prinzipe sehr geneigt. Falls aber Sie (so wie wir es für Rolland getan haben) ein internationales Buch {in Ihrem Verlag.} der Ehrung für Gorki zusammenstellen könnten, so wären Rolland, Duhamel, wir alle in Deutschland sicher freudigst mit am Werke.
  
   Перевод:

Зальцбург, Капуцинерберг 5.
26 сентября 1927.

   Многоуважаемые господа!
   Глубоко благодарен Вам за Ваше любезное письмо, на которое немедленно отвечаю. Я отправил Вам новеллу "Лепорелла" - надеюсь, Вы ее уже получили. Моя новая новелла, большая по размеру, будет, к сожалению, еще не скоро готова, ибо я с головой ушел сейчас в работу о Толстом.
   Итог ее пока что весьма необычный: у меня получилась одноактная пьеса о Толстом, своего рода пятый акт или эпилог к его незавершенной драме "И свет во тьме светит". Я назвал ее "Бегство к Богу". Через восемь дней это небольшое сочинение выйдет из печати, и я немедленно пришлю Вам несколько экземпляров.1 Полагаю, что эту пьесу будут играть у нас на юбилейных торжествах к столетию со дня рождения Толстого одновременно с его драмой "И свет во тьме светит".2 Мне очень интересно знать Ваше мнение о ней, обязательно вышлю ее Вам в ближайшие дни.
   Очень радует меня также известие о том, что первые тома выходят вторым изданием.3 Состав четвертого тома я предполагал значительно расширить, введя в него "Лепореллу". Окончания моей большой работы придется ждать еще, видимо, три-четыре месяца; что же касается моего эссе о Толстом, то я надеюсь закончить его еще в октябре. Я сразу же пришлю Вам копию рукописи.
   "Вольпоне" обошел все немецкие сцены, переведен на иностранные языки и поставлен уже в Будапеште, Варшаве и Праге. Во Франции он объявлен второй ближайшей премьерой в театре на Елисейских полях (перевод сделал Жюль Роман4), в Нью-Йорке его ставит театр "Гилд", пьеса пойдет в Италии и т. д. Я убежден, что и в России этот водевиль пользовался бы не меньшим успехом.
   Экземпляр моей книги о Деборд-Вальмор я уже послал Вам, а небольшая книжица, в которой собраны мои статьи и эссе, будет отправлена Вам непосредственно из издательства "Инзель".5
   С самой сердечной благодарностью

неизменно преданный Вам
Стефан Цвейг.

  
   Приписка: Самое существенное, разумеется, упустил. Я почти полностью уверен, что в феврале или марте приеду в Россию приблизительно на месяц, причем с единственной целью: узнать Вашу страну. В Петербурге, конечно, рассчитываю на дружеское внимание с Вашей стороны; в Москве у меня уже есть кое-какие знакомства. Я не сомневаюсь, что без труда получу въездную визу и т. п., так как не собираюсь делать никаких политических выступлений и, кроме того, не настолько самоуверен, чтобы, побыв четыре недели в России, тут же писать о ней целую книгу. Мне представляется, однако, совершенно необходимым, чтобы любой человек, живущий духовной жизнью и желающий знать о нашем настоящем а будущем, хотя бы раз побывал в России. Надеюсь, что своей последней большой работой о Толстом я доказал, как сильно люблю Россию. Очень надеюсь также, что благодаря Вам я смогу лично познакомиться с кем-нибудь из художников.
   И второе, что занимает мои мысли: я уже написал руководителям издательства "Малик" о том, что нам в Германии следовало бы тем или иным образом сообща отметить 60-летие со дня рождения Горького, и они в принципе изъявили согласие. Однако если бы Вы сумели (как мы это сделали в честь Роллана6) издать международный сборник {в вашем издательстве (приписка рукой Цвейга,- К. А.).} посвященный Горькому, то и Роллан, и Дюамель,7 и все мы, немецкие писатели, охотно приняли бы в нем участие.8
  
   1 Речь идет об издании: Zweig S. Die Flucht zu Gott. Berlin, 1927.
   2 Премьера состоялась в г. Киле, в Объединенном городском театре, 5 сентября 1928 г.
   3 В 1928-1929 гг. шесть первых томов "Собрания сочинений" вышли в издательстве "Время" вторым изданием.
   4 Ромен Ж. (псевдоним; настоящее имя - Луи Фаригуль, 1885-1970) - французский писатель.
   5 Имеется в виду издание: Zweig S. Flüchtiger Spiegelblick. Leipzig, 1927.
   6 Имеется в виду книга, изданная в Лейпциге в 1926 г. под латинским названием "Liber amicorum Romain Rolland... Hune librum curaverunt edendum Maxim Gorki, Georges Duhamel, Stefan Zweig" ("Книга друзей Ромена Роллана... Эту книгу подготовили к печати Максим Горький, Жорж Дюамель, Стефан Цвейг").
   7 Дюамель Ж. (1884-1966) - французский писатель.
   8 Международный сборник в честь Горького издать не удалось. Вместо него по инициативе Цвейга был составлен "адрес от писателей, представителей искусства", отправленный Горькому ко дню его рождения (см. письмо С. Цвейга к Горькому от 22 марта 1928 г.: Переписка А. М. Горького с зарубежными литераторами, с. 27).
  

11

Kapuzinerberg 5
Salzburg. 31.
Jan 1928.

   Sehr geehrte Herren!
   Ich schicke Ihnen jedesfalls noch in der ersten und arg durchkorrigierten Form den grossen Essay über Tolstoi; Sie bekommen dann bald noch die zweite Korrektur. Hoffentlich interessiert Sie die Arbeit, die allerdings an einigen Stellen gegen die Philosophie Tolstois ausfällig wird (ich halte Tolstoi für einen grossartigen Geist, aber für einen recht schlechten und eigenwilligen philosophischen Denker). In Deutschland sind bisher einige Teile erschienen und haben glaube ich, viel Zustimmung geweckt.
   Persönlich wird Sie interessieren, dass ein kleiner Kreis bei uns für Gorkis 60. Geburstag eine Manifestation der Dichter Deutschlands und des europäischen Auslandes plant: auf je einem Blatt wird ihm jeder einen Gruss schreiben und das ganze ihm zum 60. Geburstag überreicht werden. Ich selbst werde im Piscator-Theater in Berlin und im Radio Berlin am 25. März die Festrede halten, so dass Sie sogar meine Stimme bis nach Leningrad hinüberhören können.
   Ich bin sehr glücklich, mein grosses Essaybuch endlich abzuschliessen (Casanova und Stendhal schicke ich Ihnen auch noch rechtzeitig) und nun endlieh wieder zur dichterischen Arbeit zurückzukehren. Ich habe in Plänen und halbfertig zwei, drei Bücher und es wird dann rasch vorwärtsgehen.
   Mit den besten Grüssen

Ihr Stefan Zweig.

   Перевод:

Зальцбург, Капуцинерберг 5.
31 января 1928.

   Многоуважаемые господа!
   Посылаю Вам свое большое эссе о Толстом, первый и еще недостаточно отредактированный вариант; вскоре Вы получите и вторую правку. Надеюсь, Вас заинтересует эта работа, которая, правда, во многих местах содержит выпады против Толстого-философа (я считаю Толстого выдающимся духовным явлением, но довольно слабым и своенравным мыслителем). В Германии опубликованы пока лишь отдельные части этой работы, вызвавшие, как я считаю, немало одобрительных откликов.
   Вас должен лично заинтересовать тот факт, что у нас образовался небольшой кружок немецких и других европейских писателей, предполагающих отметить 60-летие со дня рождения Горького. Каждый напишет свое приветствие на отдельном листе, и все это вместе будет передано ему в дни юбилея. Я же выступлю с приветственной речью в театре Пискатора в Берлине и по берлинскому радио 25 марта, так что мой голос будет слышен даже у Вас в Ленинграде.1
   Я счастлив тем, что завершил, наконец, большую книгу, состоящую из разных эссе (Казанову и Стендаля я еще пришлю Вам со временем2), и вновь могу теперь вернуться к моим беллетристическим замыслам. У меня уже обдуманы и наполовину готовы две-три книги, поэтому дело будет продвигаться быстро.
   С наилучшими пожеланиями

Ваш Стефан Цвейг.

  
   1 Речь Цвейга "К 60-летию Максима Горького" ("Bede zu Ehren Maxim Gorkis") была впервые опубликована в венской газете "Neue Freie Presse" 25 марта 1928 г. и впоследствии вошла в его книгу "Встречи с людьми, книгами, городами" (Zweig S. Begegnungen mit Menschen, Büchern, Städten. Wien-Leipzig-Zürich, 1937, S. 101-110). На русском языке опубликована в кн.: Цвейг С. Собр. соч. в 7-ми т., т. 7. М., 1963.
   2 Цвейг имеет в виду книгу "Три певца своей жизни" ("Drei Dichter ihres Lebens"), в которую вошли его эссе о Казанове, Стендале и Толстом (первое немецкое издание - в 1928 г.). На русском языке книга вышла в 1929 г. (6-й том "Собрания сочинений") с посвящением М. Горькому.
  

12

Kapuzinerberg 5
Salzburg,
am 1. September 1928.

   Sehr geehrte Herren!
   Es ist äusserst wahrscheinlich, dass ich die freundliche Einladung zur Tolstoifeier in Moskau annehmen kann und zwischen dem 10. und 17. September in Moskau sein werde, wo ich mich sehr freuen würde, entweder Sie selbst, oder einen Ihrer Herren zu begrüssen.
   Mit den besten Empfehlungen Ihr sehr ergebener

Stefan Zweig.

   Перевод:

Зальцбург, Капуцинерберг 5.
1 сентября 1928.

   Многоуважаемые господа!
   Вполне вероятно, что я смогу принять любезное приглашение из Москвы и приеду на толстовские торжества. Я буду в Москве между 10-м и 17-м сентября и с радостью познакомился бы с Вами или с одним из Ваших представителей.
   С наилучшими пожеланиями очень Вам преданный

Стефан Цвейг.

  

13

Salzburg
Kapuzinerberg 5.
1. Dez 1928.

   Lieber Herr Wolf söhn!
   Vielen Dank für Ihren lieben Brief! Ich komme gerade von Paris, wo "Volpone" ein äusserst deutlicher, ja sogar gigantischer Erfolg wurde. Es ist mir eigentlich nicht verständlich, dass gerade dieses Stück, das über die Welt geht und wenn Sie wollen, doch auch eigentlich antikapitalistisch gefärbt ist, in Russland noch nicht gespielt wurde und statt dessen das kleine nichtige Lustspiel, das ich anonym mit einem Freunde gemeinsam in sechs Tagen hinschrieb und auf das ich gar kein Gewicht lege.
   Ich freue mich sehr, dass jetzt eine neue Ausgabe kommt, und bitte Sie sehr, mir dann Exemplare zuzusenden. Das alte Bild kann ja schliesslich bleiben, denn ein neues habe ich nicht zur Hand. Sollte noch eine gute Fotografie nächster Tage gemacht werden, so schicke ich sie Ihnen dann zu.
   Wegen des Vorworts zu Rolland kann ich Ihnen heute noch nichts Rechtes sagen. Wenn ich in den nächsten Tagen dazukomme, so schreibe ich es noch, aber vielleicht wäre es einfacher, dass Sie mein ganzes Buch über ihn, das ja im Staatsverlag erschienen ist, einfach gleich übernehmen? Ich würde es inzwischen bis auf die neuste Produktion hin ergänzen.
   Nehmen Sie dies noch nicht als einen rechten Brief. Ich komme gerade aus Paris und schreibe Ihnen nächstens noch ausführlicher. Ich verhandle übrigens mit einem englischen Konzern wegen einer Aufsatzreihe, die ich über Russland schreiben möchte, wenn ich noch einmal hinginge. Ich möchte nämlich die Wolgagegend sehen, den Kaukasus und Georgien, denn ich fühle, dass diese erste Reise nur ein Vorspiel zu wirklich genauerer und gründlicher Kenntnis war.
   Mit vielen an Grüssen an Sie und Ihre verehrten Kollegen

Ihr Stefan Zweig.

   Перевод:

Зальцбург, Капуцинерберг 5.
1 декабря 1928.

   Дорогой господин Вольфсон!
   Благодарю Вас за Ваше любезное письмо! Я только что приехал из Парижа, где "Вольпоне" имел весьма ощутимый и даже грандиозный успех. Собственно говоря, мне не совсем ясно, почему именно эта пьеса, которая идет во всем мире и, кроме того, если хотите, имеет антикапиталистическую окраску, не поставлена до сих пор в России,1 а вместо нее играют маленькую ничтожную комедию, написанную мной анонимно вместе с приятелем за шесть дней, - вещь, которой я не придаю ровным счетом никакого значения.2
   Меня очень радует, что будет еще одно издание3. Прошу Вас прислать мне несколько экземпляров. Новой фотографии у меня нет - на худой конец можно оставить и старую. Если же мне удастся в ближайшие дни изготовить хорошую фотографию, то я пришлю ее Вам.
   Относительно предисловия к Роллану я не могу сказать Вам сегодня ничего определенного.4 Я еще успею написать его, если примусь за него в ближайшее время, но не будет ли проще, если Вы целиком переиздадите мою книгу о Роллане, уже выпущенную в государственном издательстве?5 К тому времени, когда она пойдет в производство, я успею сделать ряд добавлений.
   Не воспринимайте эти несколько строк как письмо. Я только что вернулся из Парижа, вскоре напишу Вам более подробно. Кстати, я веду сейчас переговоры с одним английским издательством относительно серии статей, которые я предполагаю написать о России, если еще раз приеду в Вашу страну. Мне хочется увидеть Волгу, съездить на Кавказ и в Грузию, - я чувствую, что моя первая поездка была лишь прелюдией к более глубокому и основательному знакомству с Россией.
   Желаю Вам и Вашим уважаемым коллегам всего наилучшего

Ваш Стефан Цвейг.

  
   1 Пьеса "Вольпоне" была поставлена ленинградским театром "Комедия" в марте 1929 г. (режиссер К. П. Хохлов, художник В. М. Ходасевич, авторизованный перевод с немецкого П. С. Бернштейн; в роли Вольпоне - руководитель театра С. Н. Надеждин). Сохранилось письмо Цвейга театру "Комедия", которое содержит ряд советов в отношении предстоящей постановки (опубликовано: Красная газета, веч. вып., 1929, 23 февраля).
   2 Имеется в виду комедия "Кви про кво", написанная С. Цвейгом в соавторстве с австрийским литератором А. Лернетом-Холения. Оба автора укрылись за псевдонимом "Клемен Нейдиссер". В декабре 1928 г. эта пьеса была поставлена в театре "Комедия" (режиссер В. В. Шимановский, авторизованный перевод с немецкого H. H. Надеждиной).
   3 В 1929 г. пять томов "Собрания сочинений" Цвейга (т. 1-3, 5 и 6) вышли в издательстве "Время" третьим изданием.
   4 Речь идет о "Собрании сочинений" Р. Роллана, первый том которого был выпущен издательством "Время" в 1930 г. Предисловие было написано Цвейгом летом 1929 г. (см. его неопубликованное письмо в издательство "Время" от 26 июля 1929 г.).
   5 См. письмо 4, примеч. 3.
  

14

Salzburg
Kapuzinerberg 5.
1. März 1929.

   Sehr verehrter Herr Wolf söhn!
   Ich habe noch eine dreiwöchentliche Reise vor, dann hoffe ich sofort dazu zu kommen, jene Einleitung für Rolland zu schreiben. Es soll aber dann gleich geschehen - innerlich ist ja bereits alles vorbereitet. Ich stecke gerade in so viel verschiedenen Arbeiten, dass keine recht fertig wird. Sicher ist nur, dass im Herbst eine Biografie Fouchés (endlich einmal eine antiheroische) erscheint, die ich Ihnen natürlich viel früher zur Verfügung stelle.
   Als kleine Beschwerde muss ich Ihnen mitteilen, dass ich bis heute das Buch Casanova - Stendhal - Tolstoi nicht erhalten habe, nur seinerzeit den Tolstoi allein. Sollte es vergessen worden sein oder verloren gegangen, jedesfalls bitte ich Sie um ein paar Exemplare.
   Dieser Tage war Prof. Sergins Ivanow bei uns im Hause und ich habe ihm nur die Wahrheit gesagt, wenn ich ihm mitteilte, dass ich in absehbarer Zeit wieder kommen will. Ich möchte diesmal in den Kaukasus und bis Turkestan und verhandle schon mit einem auswärtigen Konzern wegen einiger Aufsätze, denn ich stelle mir diese Reise bis in's Turkestanische recht kostspielig vor. Bitte, schreiben Sie mir nun noch aufrichtig, ob ich Ihnen irgend etwas schicken könnte, w

Другие авторы
  • Маколей Томас Бабингтон
  • Розанов Василий Васильевич
  • Шишков Александр Ардалионович
  • Роборовский Всеволод Иванович
  • Басаргин Николай Васильевич
  • Поповский Николай Никитич
  • Максимович Михаил Александрович
  • Максимов Сергей Васильевич
  • Писарев Модест Иванович
  • Клопшток Фридрих Готлиб
  • Другие произведения
  • Толстовство - Дайджест журнала "Ясная Поляна" за 1988 год
  • Самарин Юрий Федорович - Предисловие к отрывку из записок А.С. Хомякова о всемирной истории
  • Сиповский Василий Васильевич - Договор о покупке Аляски
  • Дружинин Александр Васильевич - А. С. Пушкин и последнее издание его сочинений
  • Лермонтов Михаил Юрьевич - Панорама Москвы
  • Чехов Антон Павлович - Н. Закирова. Наша Чеховиана: глазовская версия
  • Арнольд Эдвин - Свет Азии
  • Грибоедов Александр Сергеевич - Молодые супруги
  • Майков Аполлон Николаевич - Странник
  • Станюкович Константин Михайлович - Оригинальная пара
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 337 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа