Главная » Книги

Фонвизин Денис Иванович - Письма Д.И. Фонвизина князю А. Б. Куракину

Фонвизин Денис Иванович - Письма Д.И. Фонвизина князю А. Б. Куракину



Письма Д.И. Фонвизина князю А. Б. Куракину

  
   Неизвестные письма русских писателей князю Александру Борисовичу Куракину (1752-1818). М., "Трутень", 2002
   Оригинал здесь - http://www.truten.ru/books/book1.htm
  
   Денис Иванович Фонвизин (Фон Визин; 1743-1792) был особенно близок к семье князей Куракиных. Первоначально это сближение могло произойти из-за того, что с 1768 по 1782 год он служил в Коллегии Иностранных дел и состоял при графе Никите Ивановиче Панине, который ценил способности своего помощника. Примерно с того же времени - то есть с конца 1760-х годов - с сатириком был знаком и наш князь, во второй половине 1770-х - середине 1780-х годов они общались особенно часто; во время своего лейденского обучения приятель князя Куракина князь Н. Б. Юсупов передавал через нашего князя приветы Фонвизину (напр., в письме от 27 мая 1774 года - АКК, VII. С. 303). Публикуемые письма открывают неизвестную часть их отношений - покупку князем у Дениса Ивановича произведений искусства. Несомненно, наиболее интересным моментом их отношений является вопрос авторства и перевода "Жизнеописания графа Н. И. Панина", которому посвящен раздел в конце настоящей книги.
   Не подлежит сомнению, что Фонвизин был одним из любимых русских писателей князя Александра Борисовича. Находясь в Павловском (на Юлове), князь писал 23 марта 1794 года своему управляющему Михайле Иванову: "Удивляюсь я, что ты комедию Недоросля прислал ко мне скорописную: я знаю точно, что она есть печатная. Любя сочинения покойного автора оной, желаю я иметь и комедию Бригадир. Ежели не найдешь ее печатную, то хотя скорописную где-нибудь достань и сюда пришли" (XVIII. T. 1. С. 460). Некоторые списки с произведений сатирика, как например "Рассуждение о суетности жизни человеческой", посылал к князю Куракину его давний московский друг Н. Н. Бантыш-Каменский. Также отметим, что Денис Иванович даже после смерти графа Никиты Ивановича пользовался непререкаемым авторитетом у княжеских родственников - особеннно у графов Петра Ивановича и Никиты Петровича Паниных.
  

[1]. 13 марта 17721.

   Милостивый Государь мой Князь Александр Борисович!
   Его Сиятельство Граф Никита Иванович2 изволил препоручить мне отправить к вам письмо от Его Высочества3. Радуюсь сердечно, что могу воспользуясь сим случаем, привести Вашему Сиятельству на память себя, как человека истинно вам усерднаго. Позвольте мне просить о продолжении ко мне вашей благосклонности и дружбы, в награду за то совершенное почтение и преданность, с которыми пребываю
   Вашего Сиятельства
   всепокорнейший Слуга
   Денис Фон Визин
   P. S.
   В С: Петербурге
   13/23 Марта 1772.
  
   P. S. Покорно прошу засвидетельствовать мое почтение милос<тивым> Госуд<арям> моим Гр<афу> Николаю Петровичу4 и Князь Гавриле Петровичу5.
  
   1 ОПИ ГИМ. Ф. 3. Оп. Ст. Е. х. 443. Л. 103-103об. Писарское, подпись и постскриптум - автограф.
   2 Граф Никита Иванович Панин (1718-1783) - непосредственный начальник Фонвизина по службе в Коллегии Иностранных дел.
   3 Цесаревича Павла Петровича.
   4 Граф Николай Петрович Шереметев (1751-1809) - действительный тайный советник, обер-камергер, шеф Пажеского корпуса, основатель Стра-ноприимного дома в Москве. Тогда был камер-юнкером двора.
   5 Князь Гавриил Петрович Гагарин (1745-1808) - сенатор, действительный тайный советник. Видный масон, о нем см. подробнее в прим. к письмам И. Ф. Богдановича на стр. 118.
  

[2]. Без даты [1780]1.

  
   Щот Вашего Сиятельства за взятые у меня вещи состоит в тысячи десяти рублях. Вы, Милостивый Государь мой весьма меня одолжите, есть ли оную сумму пришлете мне ко вторнику; ибо я в тот день стану переводить в Париж деньги2.
   При сем посылаю Oeuvre de Greuze цена 80 руб3. Не понравится ли Вашему Сиятельству? О збавке цены с миниатюры я уже писал.

Фон визин.

   вторник по утру
  
   1 ОПИ ГИМ. Ф. 3. Оп. Ст. Е. х. 453 ("Письма разных особ к князю А. Б. Куракину. Т. 13. 1780 год"). Л. 336. Автограф. На л. 341 об. рукой Фонвизина написан адрес: "Его Сиятельству Милостивому Государю моему Князь Александру Борисовичу Куракину".
   2 Судя по всему, деньги князь Куракин тогда Фонвизину не прислал, ограничившись выпиской векселя на год, поскольку тогда находился в довольно стесненных обстоятельствах. По крайней, мере уехав 19 сентября 1781 года в свите графов Северных за границу, он оставил за собой в Петербурге долг, который к декабрю того же года составлял 123 793 рубля.
   В ведомости этим долгам, в части именуемой "Долги по векселям, щетам и закладам, требующия неотлагательной заплаты спервонайденными деньгами" имеется и следующая запись: "Фон Визину. 1300 р. (За покупку эстампов вексель коему срок уже прошел, и которой заплачен должен быть вскоре по обязательствам Дениса Ивановича с комиссионером его в Париже)" (ОПИ ГИМ. Ф. 3. Оп. Ст. Е. х. 302. Л. 253 об.).
   3 Жан-Батист Грез (Greuze; 1725-1805) - французский живописец, с 1767 года член Парижской академии. Благодаря посредничеству Д. Дидро и князя Д. А. Голицына снискал расположение Екатерины II. Среди русских, купивших его живописные работы, была и сама императрица, а также князь Н. Б. Юсупов, граф А. П. Шувалов, позднее Павел I и другие.
   Это упоминание работы Греза (судя по цене, здесь говорится о рисунке или о небольшом живописном эскизе) в связи с биографией Фонвизина не лишне, поскольку еще В. Ф. Левинсон-Лессинг в своей замечательной работе "Д. И. Фонвизин и изобразительное искусство" писал: "Весьма многое остается неясным. Почему, например, Фонвизин не упоминает о Грезе, который явно должен был его заинтересовать и мастерская которого была легко доступна. Или же об этом случайно не говорится в дошедших до нас письмах?" (Указ. Соч. // Труды Государственного Эрмитажа. Т. XIV. Л. 1973. С. 127).
  

[3]. 7 июля 1781 года1.

  
   Милостивый Государь мой Князь Александр Борисович!
   Получа вчера высочайшее позволение отлучиться на 29 дней, намерен я выехать завтра2. Покорнейше прошу Ваше Сиятельство доложить их Императорским Высочествам, что еду <туд>а3 прямо к Его Сиятельству Графу Никите Ивановичу4, и что есть ли им угодно писать со мною, то буду ожидать их послания. Я имел честь получить письмо ваше для доставления Его Сиятельству, которое верно вручу в собственныя руки.
   С совершенным почтением и истинною преданностию на век есм
   Вашего Сиятельства
   Покорнейший Слуга
   Денис фон Визин
   7. июл. 1781.
  
   1 ОПИ ГИМ. Ф. 3. Оп. Ст. Е. х. 454. Л. 273. Автограф. На л. 278 об. рукой Фонвизина написан адрес: "Его Сиятельству Милостивому Государю Моему Князь Александр Борисович Куракину".
   2 Жизнь Фонвизина в период между вторым и третьим заграничными путешествиями практически неизвестна, да и вообще подробности его времяпрепровождения более нам открываются по его письмам из-за границы, сведения же о пребывании в России, особенно после выхода в отставку, скудны. Также ничего не было известно о поездках в 1781 году - одном из наименее изученных периодов биографии сатирика.
   Речь же идет об отъезде в Дугино Сычевского уезда Смоленской губернии - имение на реке Вазузе, некогда принадлежавшее патриарху Никону, пожалованное государыней графу Н. И. Панину, при котором состоял Фонвизин с 1768 до 1782 года. Сам же граф взял отпуск 13 мая 1781 года и выехал в Дугино, сопровождаемый князем Алексеем Борисовичем Куракиным. В Дугино они доехали 24 мая, после чего князь Алексей Борисович поехал в Москву (все это он подробно сообщал в своих письмах нашему князю). Граф Никита Иванович вернулся в Петербург в начале сентября, поскольку не в силах был сидеть в имении во время подготовки заграничного вояжа Цесаревича.
   3 Первые три буквы слова прожжены сургучом.
   4 Панину.
  

[4]. 4 апреля 17841.

  

4-го апр: 1784.

   Милостивый Государь Князь Александр Борисович!
   Хотя в проданных вашему Сиятельству Клостерманом2 картинах я никакова участия не имею, но тем не менее старался я исполнить ваше повеление. Он представляет мне в резон, что тотчас после подписания вами векселя, занял он, как мне и самому известно, у своей тещи 1500# по восьми процентов и перевел во Францию, в доказательство чего он Вашему Сиятельтву покажет свои вторыи вексели. Со всем тем я уговаривал ево сколько мог, и вот на что привлек я Его согласиться.- Условие ваше было заплатить половину в три, а другую в шесть месяцов. Теперь соглашается он не требовать с вас и первой половины прежде, как срок придет второй половины, то есть, считая от 23-го ноября прошлаго года через шесть месяцов с тем однакож, чтоб за три месяца акорд - чем вам сверх условия ваше Сиятельство за половину долга заплатить ему изволили тех самых процентов, кои он теще своей платит, и кои составляют не больше, как около тридцати рублев.
   Желая, чтоб услуга моя угодна была Вашему Сиятельству пребываю с свершенным почтением и такою же преданностию

вашего Сиятельства

покорнейший слуга

Денис Фон-Визин.

  
   1 ОПИ ГИМ. Ф. 3. Оп. Ст. Е. х. 461. Л. 111-111об. Автограф. На л. 116 об. рукой Фонвизина написан адрес: "Его Сиятельству милостивому Государю моему Князь Александр Борисович Куракину" и там же остатки сургучной печати.
   2 Герман (Иоганн) Клостерман (1757-1838?), уроженец Голландии, приехал в Петербург в 1758 году. Познакомился с Фонвизиным в 1777 году в Париже, когда поэт там покупал произведения искусства для цесаревича Павла Петровича и графа Никиты Ивановича Панина. Подробно об их взаимоотношениях см.: Левинсон-Лессинг В. Ф. Д. И. Фонвизин и изобразительное искусство. // Труды Государственного Эрмитажа. Т. XIV. Л. 1973. С. 97- 132.
   Фонвизиным и Клостерманом была заведена "коммерция вещами до художеств принадлежащая", и велась она совместно. Скорее всего, здесь Фонвизин, говоря о его отстраненности от этого дела, лукавит. Попросту он не желал открываться, этим же обстоятельством объясняется и то, что все счета подписывал только Клостерман, а счета иногда были немаленькие. 10 сентября 1782 года Кабинет ее императорского величества купил у Клостермана 46 картин (из предложенных не менее 74) на сумму 10 635 рублей, а 25 января 1785 года выплачено "Иностранцу Клостерману за разныя бронзовые статуи и другие вещи" 3 685 рублей.
   Клостерман постоянно продавал князю Куракину картины и эстампы. Причем задерживал ему князь деньги и раньше (финансовое положение князя тогда хотя и не было критическим, но все же и не было блестящим).
   В 1781 году, уезжая с графами Северными, князь Куракин оставался должен не только самому Фонвизину, но и Клостерману. В части долговой ведомости "для перваго случаю нужной к удовлетворению не зговорчивых взаимодавцов" вписана строка "Клостерману 341 р". (ОПИ ГИМ. Ф. 3. Оп. Ст. Е. х. 302. Л. 250 об.) Князь Куракин переписывался с Клостерманом даже в начале 1810-х годов.
   Кроме того, Клостерман был известным столичным книгопродавцем; известны его книгопродавческие росписи, выходившие в качестве приложений к издаваемым книгами, а также отдельно. Интересно, что на титульном листе первого издания фонвизинского Недоросля (Спб, 1783) кроме выходных данных напечатано: "Продается у Клостермана, против адмиралтейства, в доме мещанскаго клоба, No 106".
  

[5]. 1 июля 1788 года1

  
   Милостивый Государь мой
   Князь Александр Борисович!
   Не в силах будучи за болезнию ехать сам к Вашему Сиятельству приемлю смелость в сих строках принести к вам покорнейшую прозьбу в твердом уповании на вашу ко мне милость и на доброту сердца вашего, что вы не отречетесь ни когда сделать доброе дело; а теперь предстоит к оному вот какой случай:
   Знакомой мне от армии подпорутчик Алексей Дьяконов2 имеет двоих сыновей Петра девяти и Павла восьми лет, которых за бедностию воспитать не может. Не можно ли удостоить сих младенцов вашим покровительством и испросить у его Императорскаго высочества повеления о записке их в морской кадетской корпус в комплект: ибо платить он ничего не может.
   Его Императорское высочество учиня сие благодеяние обрадует несказанно меня в болезни страждущаго и к стопам Его повергающагося; а вашего сиятельства заступление будет новый опыт ваших милостей ко мне пребывающему с совершенным почтением и преданностию.
   Милостивый Государь мой
   Вашего Сиятельства
   всепокорнейший слуга
   Денис Фон Визин
   1-го июля
   1788-го года.
  
   1 ОПИ ГИМ. Ф. 3. Оп. Ст. Е. х. 424. Л. 217 - 217об. Писарское, с подписью-автографом.
   2 Сведений об Алексее Дьяконове установить не удалось. Дети его - Петр Алексеевич и Павел Алексеевич Дьяконовы в Морской кадетский приняты не были.
  

Категория: Книги | Добавил: Ash (12.11.2012)
Просмотров: 346 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа