Главная » Книги

Гарин-Михайловский Николай Георгиевич - Дневник во время войны, Страница 11

Гарин-Михайловский Николай Георгиевич - Дневник во время войны


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

ходь въ 3 милл³она рублей. Если же возьмемъ всевозможныя развѣтвлен³я и положимъ ихъ равными основной длинѣ, то получимъ 6 милл³оновъ рублей. На арм³ю въ 300 тысячъ - весь фуражь, пров³анть, снаряды, весь грузъ съ больными и ранеными въ сутки, если принять въ сто тысячъ, и если считать максимальный расходъ 1/2 копейки съ пуда и версты,- потребовалось бы шестъ мѣсяцевъ,- срокъ большой, когда война уже началась. Какъ бы то ни было, но теперь у японцевъ два выхода: или до дождей отступить къ морю, или до дождей пробиться къ какому-нибудь питательному пункту. Этотъ пунктъ - Инкоу, а путь къ нему - Дашичао, съ вѣткой на Инкоу или Ляоянъ, соединенныя съ Инкоу рѣкой. Инкоу въ отношен³и продовольств³я - пунктъ вполнѣ обезпеченный. Не то что на нѣсколько сотъ, продовольств³я въ немъ хватитъ на нѣсколько милл³оновъ людей: вѣдь это главный пунктъ всей торговли, внѣшней и внутренней, и сплавъ хлѣба со всей Манчжур³и, мы даже сѣно получаемъ изъ Инкоу.
   Для насъ, имѣющихъ дорогу въ Инкоу, дожди - полгоря, а если принять во вниман³е, что эти дожди не будуть мѣшать прибыт³ю нашихъ новыхъ подкрѣплен³й, то дожди эти при нашей теперешней позиц³и намъ даже на руку.
   Но положен³е японцевъ, какъ видимъ, иное.
   Была надежда, что японцы уйдутъ къ морю. О повсемѣстномъ отступлен³и японцевъ было даже извѣщено телеграммой командующаго. Это было 17-го ³юня, т.-е. когда начались дожди. Очень можетъ быть, что дожди выяснили японцамъ невозможность отступлен³я и во время дождей. И вотъ теперь, когда просохло и когда до настоящихъ дождей остается нѣкоторое время, японцы перемѣнили намѣрен³е и рѣшили, очевидно, какой бы то ни было цѣной, а пробиться къ ближайшимъ питательнымъ пунктамъ.
   Къ какому изъ нихъ - Дашичао? Ляояну? Или съ тому и другому?
   Другими словами - въ чемъ ихъ планъ? Отрѣзать нашу арм³ю отъ Харбина или укрѣпить за собою сообщен³е Кореи съ Квантуномъ, заодно и продовольственный пунктъ Дашичао - Инкоу?
   Я руководствуюсь общей логикой. Обходное движен³е при наличности обѣихъ арм³й - препятств³е очень и очень рискованкое, а японцы избѣгали до сихъ поръ всего, что связано съ рискомъ. Слишкомъ избѣгали, слишкомъ были осторожны, иначе и флотъ и самый Портъ-Артуръ могли бы, можетъ-быть, быть захвачены ими вначалѣ. А вѣдь тогда рисковать приходилось сравнительно немногимъ: десятка два лишнихъ броненосцевъ, корпусь тысячъ въ пятнадцать человѣкъ. А теперь на карту поставится все и безъ надобности, потому что японцамъ, вѣроятно, ясно уже, что всей Манчжур³ей имъ не овладѣть, такъ какъ не хватитъ имъ войска, чтобы окружить надежнымъ кольцомъ нашу арм³ю.
   Совершенно другое - стремлен³е съ ихъ стороны сохранить связь двухъ арм³й, корейской и квантунской, и попутное овладѣн³е лин³ей Дашичао - Инкоу. Я думаю, это все, чего желаютъ японцы, и дальше они не пойдутъ, ихъ движен³е на Хайчонъ, Ляоянъ, Мукденъ - все это только отводъ глазъ, непосильная уже для нихъ задача. И какая надобность имъ мѣнять свои горы въ Дашичао, гдѣ у нихъ и горныя багареи, гдѣ они какъ привычныя козы, на долины Хайчена, Ляояна, Мукдена, и гдѣ, напротивъ, мы можемъ оказаться хозяевами? Это, конечно, слишкомъ смѣло со стороны не-спец³алиста высказывать всѣ эти соображен³я, но я, повторяю, руководствуюсь общечеловѣческой логикой. Мнѣ просто интересно хотя бы выяснить слѣдующ³й вопросъ: каково соотношен³е общей логики съ спец³альной? Когда вы будете читать эти строки, то, что теперь неизвѣстно, уже будетъ совершившимся фактомъ. И вотъ я думаю, что этотъ фактъ выяснится въ томъ смыслѣ, что цѣль японцевъ - Дашичао, а все остальное - отвлечен³е, и вотъ почему: въ силу всего сказаннаго, неизбѣжно серьезное сражен³е, такъ какъ и для насъ Инкоу имѣеть громадное значен³е, да и усилились уже мы настолько, что, вѣроятно, сможемъ попытать счастья и дать серьезный отпоръ. И, въ случаѣ нашего успѣха, результатъ будетъ тотъ, что, отступая, арм³и Куроки и Оку должны будутъ раздѣлиться опять, и противъ каждой будетъ вся наша арм³я.
  

---

  
   Пр³ѣхалъ знакомый офицеръ и сообщилъ, что результатъ двухдневной перестрѣлки подъ Гайчжоу 24-го и 25-го ³юня тотъ, что японцы потеряли около тысячи человѣкъ. Мы потеряли въ нѣсколько разъ меньше, хотя и былъ очень опасный для насъ моментъ, когда японская артиллер³я начала обстрѣливать насъ съ фланга на мосту южнѣе Гайчжоу на 10 верстъ. Мы отступаемъ за Гайчжоу.
   Личное мнѣн³е офицера таково, что мы отступимъ до разъѣзда между Гайчжоу и Дашичао и укрѣпимся около разъѣзда ближе къ Дашичао, на позиц³и сравнительно недурной.
   - Но я поиню эти мѣста: очень узкая долина и кругомъ горы, съ которыхъ японцы легко могутъ бить насъ, какъ хотятъ.
   - Ну, не такъ ужь это просто! Конечно, ляоянская позиц³я сподручнѣе, такъ вѣдь не мы, а они выбираютъ.
   - Но какъ размѣстятся двѣ арм³и въ этихъ тѣснинахъ?
   - Ну что жъ, это отвѣчаеть современной тактикѣ: какъ можно меньше фигуръ въ сражен³и и какъ можно больше имѣть ихъ въ резервѣ. Это - тактика, а стратег³я обратна: объявляя войну, надо двинуть на театръ военныхъ дѣйств³й сразу побольше,- тогда и успѣхъ быстрый обеспеченъ и дорогое выйдетъ на дешевое.
  

LIII.

Между Харбиномъ и Ляояномъ.

  
   Послѣднее извѣст³е 8-го ³юня съ юга то, что мы не даемъ рѣшительнаго сражен³я подъ Гайчжоу и отступаемъ къ Хайчену. И общ³й голосъ таковъ: каждый отсроченный день даетъ преимущество намъ и ослабляетъ японцевъ.
   Во-первыхъ, подходятъ подкрѣплен³я къ намъ, во-вторыхъ - болѣе, неизмѣримо болѣе выносливый русск³й солдатъ утомляетъ и энервируетъ все больше порывистаго, но слабосильнаго японца.
   Говорятъ:
   - Все дѣло здѣсь въ машинѣ,- показываютъ на животъ:- можетъ много топлива закладывать - машина сильная. А японецъ и китаецъ изъ своей горсточки рису многаго извлечь не могутъ; напрягутся, но надолго не хватитъ.
   Такъ разсуждаютъ офицеры. Солдаты ни о чемъ не разсуждаютъ, но отъ нашихъ отступлен³й рѣшительно не падаютъ духомъ и не теряютъ ни на мгновен³е увѣренности, что побѣда останется за нами.
   Это фактъ, который отрицать нельзя. Результатомъ этого: всѣ раненые, выздоровѣвъ, рвутся назадъ въ бой.
   Изрѣдка слышишь только так³я замѣчан³я по поводу дѣлъ 2-го и 3-го ³юня:
   - Немножко рано отступили: ужъ очень густыми колоннами шелъ онъ,- класть его удобно въ кучу, значитъ, бьешь его... Такъ и валятся. Страсть сколько положили ихъ: за одного нашего три ихнихъ.
   Одинъ по поводу пики говоритъ:
   - Ужъ больно разворачиваетъ она; японская или наша пуля вывела человѣка изъ строя и шабашъ,- померъ тамъ, или въ лазаретъ попалъ. А на чье счастье пика угодила, тотъ прежде того, какъ и помретъ, Христовы страдан³я принять долженъ, а и живъ останется - несчастный калѣка на всю жизнь.
  

---

  
   Отъ пограничной станц³и Манджур³я до Харбина почти сплошь желѣзная дорога проходитъ по землямъ монголовъ. Это - все прекрасные наѣздники, угрюмые, но правдивые, прямые люди. Встрѣтили они нашихъ изыскателей угрюмо, выжидательно, но корректно. Были гостепр³имны и отказывались брать деньги. Когда не хватило муки, давали въ долгъ. Первая обида была за то, что срубили изыскатели дерево, но, когда монголы объяснили, что это за деревья, и наши обѣщали ихъ больше не рубить, миръ возстановился.
   Защищаясь отъ передвижныхъ песковъ Аргуни, монголы засадили тридцать тысячъ десятинъ земли сосновыми деревьями. Эти деревья считаются у нихъ заповѣдными. Садили ихъ лѣтъ 60 назадъ.
   Въ началѣ постройки монголы принимали участ³е въ работахъ. Но затѣмъ не поладили съ пограничной стражей, началась война, пришелъ отрядъ генерала Орлова, и монголы откочевали вглубь своихъ степей.
   Теперь я на всемъ протяжен³и не видѣлъ ни одного монгола, какъ, проѣзжая изъ С.-Франциско въ Нью-²оркъ, не встрѣтилъ ни одного индѣйца. Вмѣсто индѣйцевъ вездѣ теперь колонисты-американцы; вмѣсто монголовъ - никого, и прекрасныя степи, годныя частью подъ пашню, частью подъ выгонъ, теперь пустуютъ. Въ этихъ степяхъ множество дичи, дикихъ козъ, озера съ рыбой, соленыя озера, которыя со временемъ будутъ, конечно, разрабатываться. И сейчасъ вывариваютъ изъ нихъ соду. Выварка эта примитивна, обходится нѣсколько копеекъ съ пуда, и получаемая сода замѣняетъ китайцамъ мыло. Большую будущность обѣщаетъ добыванье охры, желтой и темной. Цѣлые холмы этой темной охры прекраснаго качества, безъ кремнезема. Много каменнаго угля. На станц³и Джалайноръ, второй отъ станц³и Манчжур³я, добывается уже уголь для желѣзной дороги. Копи эти тутъ же у станц³и. Это, правда, бурый уголь, но употреблен³е его выгоднѣе дровъ въ этой совершенно безлѣсной мѣстности.
   Въ настоящее время желѣзная дорога разрабатываетъ уже въ четырехъ мѣстахъ каменный уголь, которымъ снабжаютъ всю лин³ю. Производство теперь доводится до 24 милл³оновъ въ годъ, но увеличится и еще больше, и дорога будетъ снабжать и себя и флотъ. Въ южныхъ копяхъ уголь выше японскаго.
   Зависимость монголовъ отъ китайцевь - чисто-призрачная. Каждый родъ управляется своимъ княземъ и старшинами, выборными отъ народа. Нѣсколько родовъ выбираютъ старшаго князя и старшинъ къ нему. Нѣсколько старшихъ князей по выбору и старшины составляютъ верховное управлен³е страны. А со стороны китайцевъ - генералъ-губернаторъ, дзянь-дзюнь.
   Дѣло сводится здѣсь къ получен³ю какого-нибудь дохода. Главный доходъ - съ пахотной земли. Князья обязаны сдавать ее по установленнымъ формальнымъ договорамъ, и извѣстную часть получаютъ съ этой земли китайцы. Князья же предпочитаютъ сдавать землю безъ договоровъ и класть всѣ деньги себѣ въ карманъ.
   Народъ не сочувствуетъ распашкѣ (она уменьшаетъ площадь выпаханныхъ земель) и зорко слѣдитъ за своими князьями; нерѣдки доносы китайскимъ властямъ, разслѣдован³я и даже смѣщен³е князей, отрѣшен³е не отъ родовыхъ рравъ, а отъ власти, на время или навсегда.
   Монгольск³е князья - всѣ отъ рожден³я генералы китайской службы - носятъ косы, китайское платье. Остальное населен³е пока внѣ вл³ян³я китайской жизаи.
   Фиктивность зависимости сказалась во время послѣдней китайской войны. Монголы должны были поставить шестьдесятъ тысячъ всадниковъ, а оруж³е должно было выдать имъ китайское правительство. Когда всадники были собраны, имъ предложили ѣхать за оруж³емъ въ Мукденъ (Мукденъ - наша Москва). Монголы заявили, что безъ оруж³я они не могутъ ѣхать, такъ какъ ихъ перебьютъ и русск³я войска и хунхузы, и потребовали, чтобы оруж³е привезли имъ на мѣсто. Китайцы, не довѣряя монголамъ, оруж³я имъ не доставили, и такимъ образомъ ничего и не вышло изъ этого.
   Несмотря на всю призрачность власти, монголы и этимъ недовольны, и въ настоящее время между ними идетъ сильное брожен³е въ томъ смыслѣ, чтобы отдѣлиться отъ Китая и создать свое самостоятельное государство. Казалось, слѣдовало бы въ этомъ поддержать въ удобное время монголовъ, выговоривъ право русскимъ всѣхъ нац³ональностей покупать землю, селиться и жить по законамъ хотя бы Харбина. Тогда для русской колонизац³и открылись бы новыя необъятныя пространства. И не сомнѣваюсь, что, при надлежащей экономической свободѣ, весь этотъ край скоро принялъ бы цвѣтущ³й, живой видъ.
  

LIV.

Ляоянъ, 26-го ³юня.

   Отъ 14-го госпиталя проѣхать еще сотню саженей - и мы въ 13-мъ.
   Здѣсь конецъ всякому жилью. Дальше уже окопы, укрѣплен³я, сбоку - китайская деревушка.
   Ни одного каменнаго или желѣзнаго здан³я.
   Только палатки съ двойными крышами на цементномъ полу да дощатые бараки, гдѣ аптека, лаборатор³я, помѣщен³е докторовъ и сестеръ,
   Все очень бѣдно, все очень мизерно даже, но такихъ прекрасныхъ, гиг³еническихъ услов³й я не встрѣчалъ нигдѣ. Здѣсь довольно высокое удаленное мѣсто: воздухъ кристаллически-чистъ.
   Были ливни, но, благодаря цементному полу, въ палаткахъ никакого намека на сырость.
   Больные удивительно быстро поправляются.
   - Смертные случаи были?
   - Ни одного.
   Мы посидѣли въ баракѣ С. А. и его товарища: так³я же кровати, какъ и у больныхъ. Полъ изъ грубо сколоченныхъ досокь. Парусиной баракъ раздѣленъ до верху.
   - А тамъ что?
   - Сестры.
   - Почти просвѣчиваетъ.
   - Какъ же иначе? Это все, что имѣемъ.
   - Вы тоже еврей?
   - Да
   Мы прощаемся съ С. А., его товарищемъ, и я уѣзжаю.
   Я въ послѣдн³й разь смотрѣлъ на этотъ 13-й госпиталь, на его палатки, чистеньк³я дорожки: все такъ просто, но такъ уютно, чисто въ этомъ маленькомъ заразномъ и ко всему - тринадцатомъ госпиталѣ.
  

LV.

Изъ Ляояна.

   Десять дней я былъ въ постоянныхъ разъѣздахъ. Былъ въ Ляндансанѣ, нѣсколько разь въ Дашичао, Инкоу.
   Послѣ дѣла 26-го ³юня близъ Гайчжоу, ждали со дня на день сражен³я близъ разъѣзда Соляного, въ восьми верстахъ отъ Дашичао. Мы укрѣплялись, готовились дать отпоръ, но въ то же время вывозили склады изъ Дашичао. Вдоль лин³и желѣзной дороги непрерывнымъ слѣдомъ тянулись китайск³я арбы съ русскими солдатами вмѣсто китайцевъ-погонщиковъ. Вмѣсто вожжей у солдата кнутъ, и онъ, стараясь подражать китайцу, издаетъ горловые звуки, но, потерявъ терпѣнье, соскакиваетъ и уже на ходу вытягиваетъ лѣнивую запряжку кнутомъ.
   Бой 26-го ³юня,- говорятъ спец³алисты,- останется въ истор³и, какъ рѣдк³й, если не единственный бой, который велся по всѣмъ правиламъ арьергарднаго боя.
   Генералъ Штакельбергъ лично руководилъ боемъ и все время былъ въ огнѣ. Шрапнельный огонь японской артиллер³и, несмотря на двѣсти выпущенныхъ снарядовъ, убилъ тсько одного офицера генеральнаго штаба графа Нирода. И то уже послѣ того, какъ бой считался законченнымъ и графъ Ниродъ, сидя, писалъ донесен³е.
   29-го ³юня въ тѣхъ же мѣстахъ было небольшое развѣдочное дѣло. Раненъ въ немъ всего одинъ человѣкъ шрапнелью - студенть-медикъ Таракановъ. Характерно это дѣло въ томъ отношен³и, что показываетъ, какъ важна выдержка въ современныхъ бояхъ. Разсказываю вамъ со словъ доктора "Краснаго Креста", пользующаго Тараканова.
   Рѣшено было напасть врасплохъ на небольшой японск³й отрядъ.
   Была снаряжена рота, со скорострѣльной пушкой, и пятьдесятъ охотниковъ.
   Охотники впереди цѣпью, чтобъ высмотрѣть противника.
   Между нями вызвался и студентъ Таракановъ.
   Долго они ползали по сопкамъ, нигдѣ не находя противника, когда наконецъ, взобравшись на одну изъ сопокъ, увидали притаивш³йся японск³й отрядъ изъ пѣшихъ и конныхъ. Сейчасъ же одного отрядили къ ротѣ, а остальные продолжали наблюдать. Янояцы были у нихъ какъ на ладони, не подозрѣвая того, что они уже открыты. Рота между тѣмъ осторожно приблизилась и, спрятавъ оруд³е въ складкахъ мѣстности, открыла оруд³йный огонь. Было прекрасно видно, какъ первая шрапнель разорвалась и восемь всадниковъ, много лошадей упали. Видна была поднявшаяся тревога и второй нашъ выстрѣлъ неизвѣстно откуда.
   Но въ это время одинъ изъ солдатъ въ цѣпи охотниковъ не выдержалъ и выстрѣлилъ: сверкнулъ огонекъ и открылъ японцамъ, гдѣ непр³ятель,- посыпались пули, шрапнель. Первымъ же выстрѣломъ былъ раненъ Таракановъ, цѣпь и отрядъ поспѣшно отступили, унося на плечахъ Тараканова.
   Таракановъ можетъ считать себя все-таки удовлетвореннымъ въ томъ смыслѣ, что видѣлъ непр³ятеля. Одинъ же раненый офицеръ, котораго увозили въ Росс³ю, жаловался мнѣ:
   - Вотъ раненъ, а такъ и не удалось увидѣль ни одного японца, Стоишь предъ чистымъ мѣстомъ: горы, сопки,- вдругъ пыль, что-то сверкнуло около тебя, и поѣзжай уже домой, и конецъ войнѣ. Непр³ятеля не видѣлъ, раненъ гдѣ-то подъ какимъ-то Ванзапудза, да и раненъ, какъ видите, въ такое мѣсто.
   Спрашивали одного полковника казачьяго, который здѣсь съ полкомъ уже мѣсяцъ, былъ въ двухъ дѣлахъ;
   - Японцевъ видѣли?
   - Въ Дашичао поймали одного - видѣлъ.
   Послѣ 22-го ничего серьезнаго не было подъ Гайчжоу. Японцы успѣшно окапывались, мы тоже готовились, ожидая со дня на день боя. И все это время наши и японск³я войска передвигались, мѣняли позиц³и, перемѣшивали умышленно части,- съ цѣлью, конечно, затруднить противной сторонѣ собирать свѣдѣн³я.
   Тѣмъ не менѣе и мы и японцы свѣдѣн³я эти все время получали. Другой вопросъ, насколько вѣрны были эти свѣдѣн³я.
   - Сегодня у японцевъ на дивиз³ю больше у Гайчжоу,- если къ ночи намъ поспѣютъ подкрѣплен³я, то Дашичао не отдадутъ.
   Проходило завтра, послѣзавтра, и все было тихо и неопредѣленно.
   Прилетѣла вдругъ откуда-то вѣсть о гибели 28 тысячъ японцевъ подъ Портъ-Артуромъ. Еще не было никакихъ телеграммъ, но всѣ уже знали, и никто не могъ указать источника. Знали и вѣрили и не вѣрили.
   - Фугасами взорвали.
   - Ерунда: фугасами можно 50-100 человѣкъ взорвать.
   Пришла телеграмма изъ Чифу, отъ двухъ нашихъ консуловъ.
   - И Лессаръ подтверждаетъ, что около 20 тысячъ. Но отчего же нѣтъ офиц³альнаго подтвержден³я?
   - Курьеръ, очевидно, перехваченъ.
   Потомъ слухи затихли, и никто имъ больше не вѣрилъ.
   Третьяго я уже опять былъ въ Дашичао, гдѣ генералъ Мищенко обнаружилъ, что вплоть до Гайчжоу непр³ятеля больше нигдѣ нѣтъ.
   Узнали, что въ Гайчжоу была посадка войскъ на суда, и потому ждали занят³я Инкоу. Ждали 4-го и 5-го и послали туда подкрѣплен³е. Ждали по утрамъ около 8 чамовъ съ приливами. Я былъ въ это время въ Инкоу, выѣзжалъ на катерѣ на взморье, но нигдѣ на горизонтѣ никакихъ судовъ не было. Нашъ "Сивучъ" ушелъ вверхъ по Ляохе. Вечеромъ въ 5 часовъ уже въ Дашичао говорили всѣ, что полторы дивиз³и японцевъ сѣли на суда и ушли въ Портъ-Артуръ на пополнен³е выбывшихъ изъ строя.
   - Значитъ, вѣрно, что двадцать или двадцать восемь тысячъ японцевъ уничтожено?
   - Нѣтъ никакого сомнѣн³я, и уходъ японцевъ въ Портъ-Артуръ - лучшее доказательство.
   А 6-го ³юля въ Дашичао уже говорили о вчерашнемъ боѣ у генерала Гершельмана. Мы отступили, но бой хвалили, хвалили и Гершельмана:
   - Его донесен³я всегда вѣрны. Мы отступили въ порядкѣ и положили много японцевъ.
   Заговорили объ общемъ наступлен³и арм³и Кѵроки. Одни вѣрили, друг³е нѣтъ.
   - Куроки пробирается въ Мукденъ?
   - Никуда онъ не пробирается, а щиплетъ такъ, чтобы дать время Оку расправиться съ Портъ-Артуромъ.
   - По-вашему, что же, Портъ-Артуръ возьмуть?
   - Надо быть ко всему готовымъ.
   - А если Портъ-Артуръ возьмутъ, куда уйдетъ флотъ?
   - Никогда Порть-Артуръ не возьмуть! Сегодня генералъ Величко,- я самъ слышалъ,- говорилъ, что Портъ-Артуръ неприступенъ.
   - По-моему, надо двумя корпусами итти сейчасъ же на выручку Портъ-Артура.
   - Но вѣдь ужъ ходили!
   - Ну, и что жъ, что ходили?!
   Начинается споръ. И сторонники и противники движен³я на Портъ-Артуръ въ доказательствахъ опираются на бой подъ Вафангоу 2-го ³юня.
   Если оглянуться назадъ, ко времени моего пр³ѣзда сюда, въ половинѣ мая, когда съ минуты на минуту ждали, что мы бросимъ Ляоянъ, я сравнить съ теперешнимъ положен³емъ, по-моему, сдѣлано много. Чтобы сдѣлать остальное, нужна сила, настоящая реальная сила - въ 500 тысячъ человѣкъ арм³я.
   Если къ осени мы не будемъ имѣть эту силу - насъ ждетъ лишн³й годъ войны.
   Это я уже высказывалъ и теперь, оглянувшись, говорю еще болѣе убѣжденно.
   Японцы - очень и очень серьезный врагъ. Я лично убѣжденъ, что у нихъ теперь уже арм³я близка къ 500 тысячамъ человѣкъ. За это говоритъ логика вещей. Еще въ XVI столѣт³и каждая воюющая сторона въ междоусобной войнѣ легко собирала по 300 тысячъ арм³и. Это - фактъ. Теперь, когда эта нац³я имѣетъ 45 милл³оновъ населен³я, когда вся, какъ одинъ, воодушевлена, когда никто не отвергаетъ ихъ боевыхъ способностей,- я никогда не повѣрю, чтобы они могли выставить только 300 тысячъ. Конечно, истину они скрываютъ и умѣютъ ее скрывать,- умѣютъ и внушать то, что имъ выгодно.
   Турецкая война показала, какъ невыгодно не выбрасывать на театръ военныхъ дѣйств³й сразу больш³я арм³и.
  

LVI.

Между Ляояномъ и Дашичао, 27-го.

   Сегодня, въ 7 часовъ утра, ко мнѣ заглядываетъ гостепр³имный хозяинъ участка въ Дашичао.
   Съ лицами связываются воспоминан³я о мѣстахъ: фантастичный узоръ горъ, луна, желтое море; что-то скрываютъ эти горы и точно надвигаются и волнуются вмѣстѣ съ засѣвшими тамъ японцами. А къ западу отъ Дашичао вѣтка въ Инкоу: низк³е далек³е берега и волны мутной рѣки, сливающейся на горизонтѣ съ моремъ.
   Чистый городокъ, пр³ютивш³йся на набережной. Все это уже близкое мнѣ, хотя я только разъ и побывалъ тамъ, и я вдвойнѣ радъ видѣть гостепр³имнаго хозяина Дашичао, человѣка прямого, часто, очень часто во вредъ себѣ не умѣющаго и не желающаго скрывать свои мнѣн³я относительно всѣхъ тѣхъ, которые изъ-за крестика или иныхъ побужден³й не понимаютъ сами, что своей безсознательной дѣятельност³ю только невѣроятно тормозятъ и туманять дѣло. - Что новаго?
   - Со вчерашняго вечера поставленъ вопросъ: быть или не быть Дашичао? 25-го и 26-го подъ Гайчжоу было дѣло, и мы отступили за Гайчжоу и укрѣпляемся теперь на разъѣздѣ Соляномъ между Гайчжоу и Дашичао.
   - Неудачное дѣло?
   - Очень удачное, одно даже изъ самыхъ удачныхъ.
   - А отступлен³е?
   - По программѣ: до времени - отступлен³е съ боемъ. Но, если сосчитать всѣ потери у японцевъ при всѣхъ ихъ побѣдахъ - этихъ потерь вдвое почти больше. Вчера тоже у нихъ масса легла - больше тысячи.
   - А у насъ?
   - Сто съ небольшимъ. У нихъ и поносы; говорятъ, тысячи во двѣ выбываютъ изъ строя.
   - И у насъ начались.
   - Ну, какъ же сравнить - у насъ и 1/4 части ихняго нѣтъ, и протекаетъ болѣзнь у насъ легче,- у желтой расы она тяжелѣе.
   - Да, вчера мнѣ говорилъ главный медицинск³й инспекторъ манчжурской арм³и, что, по его наблюден³ямъ, въ китайскую войну наибольш³й процентъ заболѣваемости и смертности наблюдался у китайцевъ и японцевъ. Японск³я войска къ тому же и изнурены больше... Такъ вы говорите, удачный бой?
   - Спец³алисты говорятъ, что бой былъ по всѣмъ правиламъ современнаго искусства, какъ подобаетъ быть арьергардному бою. Генералъ Штакельбергъ все время самъ былъ въ передовой цѣпи, все время самъ руководилъ, и всѣ враги его признаютъ, что дѣйствовалъ онъ блистательно.
   - А отъ чего зависятъ, отдадимъ мы Дашичао или нѣтъ?
   - Я вѣдь могу передать только слухи. У Куроки и Оку 11 дивиз³й. Растянуты онѣ, какъ и наши, на громадномъ пространствѣ, чуть ли не на полтораста верстъ, чуть ли не отъ Мукдена и до Дашичао. Они наступаютъ, стало-быть, иниц³атива въ ихъ рукахъ, но гдѣ главаыя ихъ силы сосредоточатся? Все время у нихъ передвижен³я...
   - И у насъ тоже?
   - А у насъ - своего рода игра въ жмурки. Вопросъ и сводится къ тому, гдѣ въ данный моментъ сражен³я перевѣсъ силъ. И если окажется, что у нихъ, то, очевидно, въ силу уже этого надо продолжать тогь самый планъ, который намѣченъ былъ съ самаго начала.
   Выясняется, что мнѣ надо ѣхать въ Дашичао. Я, конечно, очень радъ этому. И вотъ я опять въ вагонѣ съ помощникомъ начальника отдѣлен³я Б. Н. и начальникомъ 13-го участка Л. О. Между Ляояномъ и Дашичао - громадное скоплен³е поѣздовь: выгружаютъ, нагружаютъ, погружаютъ войска, ѣдутъ туда и назадъ, и мы успѣваемь къ вечеру добраться только до слѣдующей станц³и Лисянгунъ.
   Здѣсь скрещен³е съ почтовымъ, и я отправляю письма. Проходитъ много времени, и я замѣчаю, что одинъ листъ изъ письма забылъ вложить.
   Спрашиваю кондуюсра:
   - Поѣздъ долго еще простоитъ?
   -Ни одного звонка еще не было.
   Ну, значитъ, успѣю. И я пошелъ съ письмомъ, чтобъ бросить его въ почтовый поѣздъ. Не совсѣмъ обычный типъ почтоваго поѣзда: рядъ санитарныхъ вагоновъ, воинскихъ - исключительно воинскимъ грузомъ груженые вагоны, платформы,- это и есть вагоны почтовые. Поѣзда здѣсь безконечно длинны. Пока ходилъ, мой поѣздъ ушелъ. Далъ телеграмму въ Хайченъ отцѣпить мой вагонъ, а до Хайчена - 25 верстъ - рѣшилъ доѣхать съ первымъ отходящимъ воинскимъ. Классный вагонъ 3-го класса одинъ. Въ немъ помѣщаются всѣ офицеры. Надо спросить разрѣшен³я начальника эшелона. Начальникъ эшелона - подполковникъ, батальонный командиръ, и его батальонъ, въ полномъ составѣ, ѣдетъ въ этомъ же поѣздѣ; онъ въ вагонѣ, и я опятъ прохожу узкой галлереей между двумя поѣздами - почтовымъ и военнымъ. Такъ какъ въ почтовомъ ѣдетъ много свѣже-раненыхъ,- третьягоднишнихъ и вчерашнихъ, то всѣ вагоны раненыхъ обступили кучки солдатъ и жадно слушаютъ, что говорятъ имъ перегнувш³еся изъ товарныхъ вагоновъ раненые.
   Лица сосредоточенныя, напряженныя.
   Я слышу только отрывочныя фразы:
   - Тутъ, какъ пика у меня переломилась, а онъ ужъ замахнулся,- я хвать его за дуло ружья, да этакъ на себя...
   - Нѣтъ этого хуже, какъ отступать... Бѣда!
   - Ему что? Только рубаха на немъ да лакей при немъ, знай подпосить ему патроны...
   Изъ каждаго вагона выглядываютъ сестры. Часто и онѣ что-то разсказываютъ солдатамъ. На воротахъ вагоновъ висятъ гдѣ-то выстиранныя, теперь сушащ³яся рубахи да разное, разныхъ цвѣтовъ, бѣлье. Сквозь тьму пробираются китайцы съ лотками, на которыхъ огурцы, зеленые абрикосы. Остановятся и слушаютъ, точно понимаютъ, а можетъ-быть, и не понимаютъ, можетъ-быть, и не китайцы, как³е-то штатск³е. Въ общемь весь этотъ проходъ, узк³й и длинный, производитъ впечатлѣн³е временнаго переулка гдѣ-нибудь на ярмаркѣ, гдѣ обыкновенные интересы уже сблизили всѣхъ, а живутъ люди теперь этой одной жизнью тамъ налаженно, точно и вѣкъ такъ жили. А вотъ и вагонъ 3-го класса.
  

LVII.

28-го ³юня.

   Въ узкомъ проходѣ прилажена доска, на ней перо, чернилица и печать. И что-то устало пишетъ, стоя, пожилой подполковникъ съ отросшей щетиной на лицѣ.
   - Сдѣлайте одолжен³е, выбирайте любое мѣсто.
   - Господа, всѣ животы подвело: ѣсть хочу, когда же обѣдъ? Мнѣ вѣдь въ караулъ.
   Говоритъ молодой съ усиками красивый подпоручикъ въ рубахѣ, шарфѣ, шапкѣ и съ револьверомъ.
   - Даютъ, даютъ,- успокаиваетъ чей-то голосъ.
   Я оглядываюсь. Вагонъ маленьк³й, изъ товарныхъ вагоновъ, съ верхними и нижними койками. Всѣ койки заняты. Подушекъ ни у кого. Очевидно, свернутая шинель и замѣняетъ подушку. У рѣдкихъ тюфячки, остальные лежатъ прямо на доскахъ. Заскорузлые жестяные чайники,- все бѣдно, просто.
   Всѣ офицеры - молодежь обыкновеннаго армейскаго типа.
   Пройдетъ, приложитъ руку къ фуражкѣ, назоветъ свою фамил³ю. Я ужъ знакомъ со всѣми.
   - Ну, такъ повтори еще разъ.
   - Ну вотъ, если хунхузы или японцы нападуть... какъ нападутъ?.. Стрѣлять издали будутъ - командуй: изъ вагоновъ отстрѣливаться. Если поѣздъ остановятъ и въ зависимости, если подходять цѣпью? Тогда долой изъ вагоновъ и тоже въ цѣпь, а то колонной... Ты выучи уставъ.
   - Ладно, выучу.
   Онъ добродушно обращается ко мнѣ:
   - Вотъ попалъ изъ запаса и все перезабылъ, оказывается.
   - Перезабылъ? И не зналъ никогда.
   - Врешь, зналъ: ты, что ли, за меня держалъ экзаменъ?
   Въ сосѣднемъ отдѣлен³и какой-то офицерикъ очень убѣдительно, ровнымъ, льющимся голоскомъ, убѣждаетъ доктора помѣняться съ нимъ на какихъ-то услов³яхъ шашкой.
   Молодой докторъ угрюмо слушаетъ.
   - Мнѣ вѣдь рѣшительно все равно,- льется быстрая ласковая рѣчь офицерика:- я только хочу, чтобы у васъ была настоящая шашка. Вы посмотрите - дамасская сталь! А легкость? А изгибъ? Я вамъ говорю, мнѣ досталась она отъ одного лейбъ-гусара. Съ громадными связями человѣкъ, страшно богатый - подарилъ мнѣ... Дареная и, видите, для васъ не жалко. Онъ самъ за клинокъ только одинъ, и то по случаю, далъ сто рублей. Сто рублей! Если даже считать, что, какъ богатый человѣкъ, лейбъ-гусаръ переплатилъ отъ 25 рублей, считайте - вдвое переплатилъ, все-таки пятьдесятъ останется, а я вамъ предлагаю совсѣмъ даромъ. Я только вѣдь хочу, чтобы и у васъ была настоящая шашка...
   - Господа, обѣдать!
   Приносятъ громадный котелъ.
   - Не угодно ли съ нами пообѣдать? Сегодня у насъ супъ, да еще изъ курщы,- предлагаютъ мнѣ.
   - Только-что ѣлъ.
   Ѣдятъ по очереди. Ѣдятъ аппетитно, сочно.
   - Давно ѣдете?
   - Мѣсяцъ и два дня.
   - Дорога тяжела?
   - Нѣтъ... Тѣсно немного.
   - Солдатамъ тѣснѣй,- замѣчаетъ докторъ.
   - Но, кажется, ихъ хорошо кормятъ.
   Молодой, крупный, заспанный блондинъ тяжело вскакиваетъ, и я уже слышу за перегородкой его громкое чавканье.
   - Ругатель,- ласково поощряютъ его товарищи.
   Поручикъ продолжаетъ ѣсть и въ то же время рычитъ.
   Опять воркуетъ молодой офицеръ насчетъ шашки и снова кончаетъ всяк³й свой пер³одъ все тѣмъ же припѣвомъ:
   - Вы же понимаете, что мнѣ вѣдь рѣшительно все равно: я только хочу...
   - Хорошо: я согласенъ.
   - Согласны? Это окончательно? Вы скажите навѣрно,- я такъ и стану считать. Со мной онъ уже совсѣмъ-было условился...
   - Окончательно,- подтверждалъ докторъ.
   - Ну, вотъ и отлично.
   Докторъ отходитъ и садится противъ меня.
   - Докторъ, давно кончили?
   - Въ девятьсотъ второмъ.
   - Гдѣ?
   - Въ академ³и. Отслуживаю...
   - Интересно?
   - Пока очень неинтересно: отстаешь отъ всего...
   - Скажите мнѣ, пожалуйста,- настойчиво спрашиваетъ меня, подходя, подполковникъ:- отчего мы такъ долго стоимъ на каждой станц³и, на разъѣздахъ?
   - Вѣроятно, забиты станц³и.
   - Но теперь только нашъ поѣздъ остался!
   - Это здѣсь, а впереди?
   - Почему же забиты?
   - Задержалась выгрузка, дожди были - въ дождь интенданты не выгружаютъ, а теперь усиленное движен³е.
   Совсѣмъ темнѣетъ. Только паровозъ гдѣ-то жалобно, какъ загнанное животное, сопитъ и насвистываетъ.
   - Дня черезъ два доѣдемъ?
   - Понадобшся, и въ два часа доѣдемъ... Все охота вотъ разсуждать, а какъ тутъ разсуждать, когда вотъ такъ же видно намь, какъ вотъ въ той ночи. На то и война... Спать пора!..
   - Это васъ ищутъ?
   Передо мной стоитъ дежурный по станц³и.
   - Не хотите ли на вагонеткѣ доѣхать до разъѣзда,- тамъ вѣдь поѣздъ тоже долго простоить, успѣете.
   Я соглашаюсь и ухожу съ дежурнымь въ казарму дорожнаго мастера.
   Прохладный воздухъ намъ такъ пр³ятенъ послѣ душнаго вагона. Въ темнотѣ мелькають огоньки казармы. Она похожа на маленькую уютную усадьбу съ деревьями.
   Во внутреннемъ небольшомъ дворѣ, за накрытымъ столоуъ, съ лампой посрединѣ, сидятъ нѣсколько человѣкь и ужинаютъ: ѣдятъ степенно, съ достоинствомъ трудовыхъ людей. Во главѣ стола сидитъ лѣтъ сорока человѣкъ съ рѣзкими чертами лица, съ густыми усами. Это дорожный мастеръ. Онъ, прожевывая, выслушиваетъ распоряжен³е и смотрить и своихъ помощниковъ. Въ ихъ лицахъ тревога - на комъ остановится выборъ. Кому охота ѣхать ночью...
   - Поѣзжайте,- говоритъ онъ человѣку съ плоскимъ, выразительнымъ лицомъ.
   - Часа два проѣдемъ. Поѣздъ, пожалуй, не захватимъ, а этимъ всѣ равно сейчасъ пойдемъ.
   - Поѣздъ захватите, это навѣрно.
   Еще пауза, и старш³й рабоч³й, на котораго палъ жреб³й, порывисто встаеть и исчезаетъ въ темнотѣ.
   - Присядьте, пожалуйста, сейчасъ будетъ готово. Не хотите ли поѣстъ?
  

LVIII.

Дашичао.

  
   - Сегодня рѣшится вопросъ: оставляемъ ли мы Дашичао или отступаемъ.
   - Почему?
   - Если до завтра японцы не начнутъ боя, къ намъ подоспѣютъ подкрѣплен³я, и мы остаемся и принимаемъ бой.
   - Сколько японцевъ?
   - Восемьдесятъ тычячъ.
   - Сколько насъ?
   - Теперь, сейчасъ - пятьдесятъ.
   - А завтра?
   - Будетъ больше, чѣмъ у японцевъ.
   - Но теперь уже два часа: боя нѣтъ?
   - Я только-что съ позиц³й: нѣтъ. Японци окапываюгся у Соляного разъѣзда, въ десяти верстахъ отъ Дашичао. Но можетъ быть еще и ночной бой. А можетъ-быть, бой и не у насъ, а у Келлера: боевая лин³я вѣдь идетъ на сто верстъ. Нападающая сторона - они, слѣдовательно у нихъ и иниц³атива. Гдѣ они нападутъ? И, прежде чѣмъ нападутъ, перемѣшаютъ такъ шашки, чтобы самъ чортъ ничего не разобралъ, гдѣ сколько у нихъ.
   - И наши постоянныя передвижен³я имѣютъ тотъ же смыслъ?
   - Несомнѣнно. Особенно теперь, когда вх каждомь китайцѣ можно предполагать переодѣтаго японца.
   Несомнѣнно одно: никто ничего не знаетъ, и всѣ, кого я видѣлъ въ Дашичао,- всѣ говорятъ другое.
   Отступимъ непремѣнно. Ни за что не отступимъ.
   - Съ чего идти японцамъ въ равнины, имъ, людямъ горъ, когда у нихъ - горная артиллер³я, нѣтъ кавалер³й, настолько нѣтъ, что до сихъ поръ они не могли воспользоваться ни одной своей побѣдой и ни разу не преслѣдовали насъ. Еще въ началѣ кампан³и можно было думать, что они пойдуть и въ Харбинъ и чуть ли не въ Иркутскъ. Но теперь силы всѣ на виду. Не безъ головы же они: съ арм³ей въ двѣсти тысячъ наступать на болѣе сильную въ ближайшемъ уже будущемъ, да еще въ виду дождей! Займутъ Дашичао, Инкоу и дальше шагу не сдѣлаютъ.
   - Вы были, полклвникъ, въ дѣлѣ подъ Гайчжоу 26-го ³юня?
   - Былъ. Это былъ арьергардный бой по всѣмъ правиламъ военной науки, хотя совѣршенно не согласный съ диспозиц³ей. Предполагали, что начеется съ генерала Самсонова на правомъ флангѣ, а въ шесть часовъ утра уже весь бой перешелъ на лѣвый. Штакельбергъ все время былъ впереди и самъ руководилъ боемъ. Три раза японцы батальонными колоннами шли въ атаку, и наша артиллер³я буквально косила ихъ.
   - Войска хорошо себя держали?
   - Идкально, какъ на парадѣ. Ко всему привыкаетъ человѣкъ. Хотя, впрочемъ, къ шрапнели привыкнуть трудно: пуля - жжа! и конецъ. А эта воетъ,- издалкка, громче, громче - бумъ!
   - Полета не видно?
   - Нѣтъ. Оставайтесь: можетъ-быть, завтра и будетъ что-нибудь.
   - Я не могу оставаться: я долженъ черезъ два часа ѣхать назадь, въ Ляоянъ. Скажите: правда; что японцы пьютъ ханшинъ или саки передъ сражен³емъ?
   - Говорятъ. Но въ тѣхъ фляжкахъ, которыя я осматривалъ, тамъ вода и, вѣроятно, кипяченая.
   - Прикалываютъ нашихъ раненыхъ?
   - Это - да. Но не какъ обычное явлен³е. А тепорь вотъ что выясняется: у нихъ холера, - это уже несомнѣнный фактъ, и если мы будемъ гоняться за ихъ плѣнными, то этимъ путемъ можемъ легко и къ себѣ занести эту гостью.
   - Если холера есть, то, я думаю, чркзъ китайцевъ она придетъ скорѣе, чѣмъ чрезъ плѣнныхъ японцевъ. Медицинск³й инспекторъ арм³и говорилъ мнѣ, что по его наблюден³ямъ холера на желтую расу дѣйствуетъ гораздо сильнѣе. Въ китайскую войну, когда холера свирѣпствовала среди японцевъ и китайцевъ, въ европейскихъ войскахъ она дѣйствовала очень слабо.
   - Какое настроен³е у солдатъ?
   - Есть ѣда, можетъ выспаться, дождемъ его не мочитъ - хорошее настроен³е, а если нѣтъ - плохое. Другого настроен³я у русскаго солдата нѣтъ.
   - Но если бьютъ его?
   - Это до него не касается: это ужъ дѣло начальства...
   Я здороваюсь съ представителемъ "Краснаго Креста", съ представителемъ Москвы, съ г. Катковымъ,- всѣ т

Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 308 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа