Главная » Книги

Гераков Гавриил Васильевич - Путевые записки по многим российским губерниям, Страница 3

Гераков Гавриил Васильевич - Путевые записки по многим российским губерниям


1 2 3 4 5

утъ Осетинцы, Грузинцы, Кабардинцы, Чеченцы и Католики-Армяне. Чеченцы нынѣ такъ усмирены почтеннымъ Ермоловымъ, что нанимаются возить хлѣбъ Рускимъ отсюда въ Тифлисъ и на лин³ю, но всегда страшно вооружены, и всегда провожаешь ихъ какъ дѣтей; чтобъ не нашалили дорогою, команда, хорошо вооруженная, съ пушками и съ зажженнымъ фитилемъ. Прибавить должно, что мы ѣхали отъ злодѣевъ Чеченцовъ, отъ 60 до 20 верстъ близости, но ничего не случилось. Дорога отъ Наура до Моздока хоть шаромъ покати; слѣва видны въ дали горы, и извивистый Терекъ, есть деревья и множество дикихъ розъ, съ правой степь, обработанная же степь къ Тереку.
   Сего дня всталъ въ пять часовъ, написалъ свой журналъ, въ восемь пили кофе, потомъ сѣлъ подгорюнившись у окна. Много идей пробѣжало въ головѣ моей, слезы нечувствительно выкатились, а все отъ того, что нѣтъ вѣстей изъ столицы, что не вѣдаю о здоровьѣ родившей меня, и о близкихъ сердцу моему. Желая разсѣять себя, взялъ читать какое-то вздорное путешеств³е по Крыму, безъимяннаго Француза. Въ часъ сѣли обѣдать; Моздокское вино даже хорошо; жары и усталость отняли позывъ къ ѣдѣ, три дни ѣлъ - чтобъ ѣсть, безъ всякаго желан³я, сего дня какъ здоровый. Моздокск³й нѣжный полъ, подобно Астраханскимъ дамамъ, завернуты съ головы до ногъ въ бѣлыя простыни. Нашу хозяйку Ерлову наконецъ увидѣлъ въ саду запущенномъ; на мой поклонъ отвѣчала поклономъ, краснѣя; на мои привѣтливыя слова отвѣта не было, повторился только поклонъ, и дѣвушка ея тоже, но съ грубост³ю и ни какой услуги не хотѣла оказать; хорошо, что у насъ все нужное съ собою, а то бѣда; то-ли дѣло въ другихъ городахъ, такъ и ухаживаютъ. Нездоровый Комендантъ Котыревъ увѣдомилъ лично насъ, что завтра мы можемъ пуститься къ Тифлису, что онъ уже свои распоряжен³я сдѣлалъ, насъ будутъ провожать около ста человѣкъ пѣшихъ солдатъ, съ одною пушкою, и шесть козаковъ, самое сентиментальное, трогательное путешеств³е! Уложились, въ девятомъ часу предались покою.
   20-го ²юля. Дождь, сыро, въ пять часовъ встали, въ семь выѣхали; до Терека пять верстъ,- предурная дорога, новая дѣлается, въ два года будетъ готова и прямѣе; въ девять съ половиною, въ четыре пр³ема, на дурномъ паромѣ переѣхали; каждаго ужасъ обниметъ, видя нѣсколько сотенъ вооруженныхъ полунагихъ, съ звѣрскими лицами, загорѣлыхъ, брадатыхъ Лезгинцевъ, Осетинцевъ, Кабардинцевъ, Киргизъ-Кайсаковъ, Нагайцевь, Татаръ и другихъ; но мой ужасъ еще болѣе увеличился, когда меня окружили нѣсколько десятокъ изъ оныхъ, и чрезъ переводчика, просили приказать заплатить имъ недоплаченное за перевозку хлѣба; справедливая, или нѣтъ, была ихъ просьба, не знаю; но я, чтобъ отвязаться отъ страшилищъ, обѣщалъ всѣ желан³я ихъ исполнить, и чтобъ далѣе отъ себя отвлечь, указалъ на молодаго по отдаль стоящаго, лѣпообразнаго моего товарища; они, увидя на немъ звѣзду и кресты, оставили меня и обратились къ нему съ тою же просьбою; и онъ имъ все посулилъ; они остались довольны; между тѣмъ, мы стояли на берегу и съ изумлен³емъ смотрѣли, какъ с³и дикари гоняли быковъ изъ Моздока чрезъ Терекъ. Одна часть гонитъ быковъ по Моздокскому берегу, противъ течен³я; и вдругъ съ быками бросаются въ Терекъ, которая быстротою своею стремитъ ихъ по течен³ю; тогда, видишь безстраш³е ихъ нагихъ страшилищъ, то на быкахъ, то схватясь за рога, крутятся вмѣстѣ въ водѣ; друг³е въ это время наг³е же кидаются съ берега противолежащаго, гдѣ мы стояли, и помогаютъ тѣмъ извлечь быковъ изъ рѣки; мудрено описать эту картину, такъ она необыкновенна; кажется, видишь Американцовъ въ самой дикости своей. Жаль, что единственный Державинъ скончался: только ему, его великому дару можно бы, въ стихахъ высокихъ, начертать Терекъ, и дать выспреннему своему разуму п³итическую пищу. Нынѣ только и пишутъ нищенск³я Баллады, послан³я, пѣсеньки и подобныя бездѣлки. Одинъ Мерзляковъ поэз³ею занимается, а Каченовск³й учитъ какъ писать прозу, и судитъ какъ Болтинъ.
   Коль скоро наши экипажи, были перевезены, мы сѣли у редута Александровскаго, недалеко отъ берега построеннаго; тутъ Комендантъ Гильденгофъ. Отъ сего укрѣплен³я до редута Константиновскаго 33 версты. Половина дороги гориста и не слишкомъ лѣсиста; малая Кабарда; провожавш³й насъ живой офицеръ Никановичъ; говорилъ, то въ лѣсахъ водятся кабаны вѣсомъ въ двѣнадцать пудъ, козы, олени, зайцы, много разнородныхъ птицъ; но мы видѣли только дикихъ козъ, красиво прыгавшихъ и красивыхъ фазановъ. Есть также и друг³е звѣри; но злѣе всѣхъ Лезгинцы. Проѣхавъ двѣнадцать верстъ, между горъ, въ ущельѣ, на сырой травѣ, у колодца, выкопаннаго Генераломъ Дельпоцомъ, обѣдали холодное, вмѣстѣ съ офицеромъ, и солдаты тоже дѣлали; а козаки на горахъ фланкерами. Въ началѣ сего года, въ этомъ ущельи, на возвращающуюся изъ Тифлиса почту, въ числѣ двѣнадцати человѣкъ козаковъ съ унтеромъ, напали было нѣсколько десятокъ Лезгинцевъ. Горы зеленыя зрѣн³ю пр³ятны, черноземъ вездѣ, и ежели бы Лезгинцы воздѣлывали землю, не имѣли бы времяни уб³йствомъ и грабежемъ заниматься, нынѣ смирнѣе стали: имя Ермолова страшитъ ихъ, онъ не шутитъ, а смерти предаетъ злодѣевъ. Въ семь часовъ по полудни въѣхали въ Константиновской редутъ, гдѣ Комендантъ Капитанъ Тимошевск³й, молодецъ и очень мнѣ понравился своимъ образомъ мыслей. Поваръ приготовилъ намъ ужинъ, и мы послѣ онаго въ казармѣ тѣсненькой легли на сѣно, и крѣпко заснули; давно я такъ не уставалъ; 33 версты мы ѣхали въ коляскѣ, верхомъ и шли, всего времяни десять часовъ.
   21-го ²юля. Вставъ въ шесть часовъ, хотя дождливо было и грязно, но я осмотрѣлъ редутъ; нельзя сказать, чтобъ укрѣплен³е было слишкомъ хорошо, и казармы ветховаты; тутъ стоятъ двѣ роты и въ амбразурахъ, на платформахъ, четыре пушки; здѣсь живутъ по необходимости какъ пустынники и вѣчно въ трудахъ; вотъ таковая служба - точно служба и заслуживаетъ уважен³е и награды: всякой день держи ухо остро, а всякой день думай драться.
   Въ 8-мъ часовъ утра выѣхали, притой же необходимой церемон³и: сто человѣкъ пѣхоты съ заряженными ружьями, двѣнадцать козаковъ и пушка. Вчера едва доѣхали на дурнѣйшихъ, некормленныхъ лошадяхъ, данныхъ намъ за деньги въ Моздокѣ. Сего дня на славнѣйшихъ, едва въ часъ и 25 минуть переѣхали семиверстовую крутую гору, (цѣпь сихъ горъ, большая Кабарда): трудность переѣзда умножилася отъ трехъ-дневныхъ дождей, ужасно стало грязно; почтенные солдаты почти на плечахъ вывезли коляску; въ бояхъ, трудахъ - всегда молодцы. Порутчикъ провожавш³й насъ, Серро, родомъ Грекъ, очень порядоченъ; жаль что не говоритъ по-Гречески. Оставя гору за собою, тѣлохранители наши отдыхали и ѣли, и мы тоже дѣлали. Гора, которую мы проѣхали, черноземъ, съ обѣихъ сторонъ покрыта лѣсомъ; дорога сажени полторы шириною, и уже въ нѣкоторыхъ мѣстахъ, солнечные лучи мало доходятъ, а потому не скоро высыхаетъ гора; однако есть красивые виды, орѣшникъ, дик³я розы, липа, дубъ. На восьмой верстѣ соединяются горы; тутъ-то было, по словамъ Серро, нѣсколько нападен³й на козаковъ. Съ сего мѣста дорога до Елисаветинскаго редута почти хороша, но все-таки горы, между ними есть и долины; по горамъ съ обѣихъ сторонъ ѣхали фланкеры, по три козака. Встрѣтили почту изъ Елисаветинскаго редута 15 козаковъ и 15 пѣшихъ: такое распоряжен³е сдѣлано послѣ вышесказаннаго нападен³я. У самаго редута проѣхали мостъ чрезъ рѣчку Камбедейку; тутъ на поляхъ, косятъ солдаты и козаки вооруженные, не смотря что живутъ мирные Осетинцы - но все злодѣи. Съ правой стороны не оставляютъ путешественника горы большой Кабарды; слѣва отлого. Въ три часа по полудни пр³ѣхали въ Елисаветинск³й редутъ, гдѣ Комендантъ Ма³оръ Устиновъ. 28 верстъ ѣхали въ коляскѣ, верхомъ и шли, всего времени семь часовъ: есть время наговориться, надуматься и наглядѣться. Въ низенькой казармѣ съ малѣйшими окнами, только что расположились обѣдать, пр³ѣхалъ изъ Инд³и и Перс³и, чрезъ Тифлисъ, Англ³йской Гусарской двадцати-двухъ лѣтн³й Капитанъ Иванъ Ло; послѣ пяти словъ отъ товарища моего на Англ³йскомъ языкѣ, съ видимою радост³ю сѣлъ за нашъ столъ, все хваля, ѣлъ въ обѣ щеки, увѣряя, что при себѣ, кромѣ чаю, ни чего не имѣетъ, и что давно такъ хорошо не обѣдалъ; выпилъ къ горести нашей цѣлую бутылку мадеры: это не шутка въ дорогѣ и на Кавказской лин³и; при немъ какой-то смышленый переводчикъ, Жидъ или Нѣмецъ, не знаю; молодой Иванъ Ло говорилъ о себѣ, что хотѣлъ; будто рисуетъ, будто пишетъ свой журналъ, я послѣ обѣда по-Французски увѣрялъ его, что онъ ни чего не пишетъ: ибо не спросилъ даже - у кого онъ имѣлъ честь обѣдать, и насильно далъ ему записку о товарищѣ моемъ и о себѣ. Вотъ такъ-то ѣздятъ иностранцы по Росс³и, и потомъ выдаютъ огромные свои журналы. Горе намъ! - Въ десяти верстахъ отъ сего редута живутъ крещенные Осетинцы въ аулахъ своихъ, хуже нашихъ презамаранныхъ избъ. Въ 8 часовъ мы легли спать, дождь лилъ, грязно, и что за пр³ятность гулять въ редутѣ стѣсненномъ; я однако успѣлъ быть у Коменданта Устинова: пилъ чай, и познакомился съ его сестрою; се одна дама, которую видѣлъ, оставя Моздокъ.
   22-го ²юля. Въ шесть часовъ утра, уже были мы готовы, отпили и кофе, Иванъ Ло, Англичанинъ, тутъ какъ тутъ; простились, семь часовъ пробило, съ тою же церемон³ею отправились; дорога хороша; проѣхавъ верхомъ и прошедъ 16 верстъ, остальныя восемь, въ открытой коляскѣ, съ козаками только рысью поѣхали въ Владикавказъ; куда прибыли въ часъ по полудни. Провожавш³й насъ Штабсъ-Капитанъ Токаревъ, препорядочный молодой человѣкъ. Дорогою справа Кавказск³я горы, снѣжныя, при тучныхъ облакахъ, мало были видны. Вышедъ изъ коляски, прямо пошли къ Владикавказскому Коменданту, Полковнику Николаю Петровичу Скворцову, человѣку хорошему, отличному, кроткому и дѣло свое исправно выполняющему: такъ о немъ всѣ говорятъ, и всѣ хвалятъ. Послѣ привѣтств³й, просилъ обѣдать; мы съ удовольств³емъ остались. Явилась супруга гостепр³имнаго Скворцова, Марья Ивановна, дочь покойнаго Генералъ-Майора Ушакова, двадцати одного года, съ четырьмя дѣтьми: прекрасна собою и самаго любезнаго, умнаго обращен³я; мать ея, лѣтъ сорока, привѣтлива и пр³ятна; обѣдъ хорошъ, и вино тоже; въ пять часовъ мы были въ чистомъ домѣ; распорядились, оставивъ коляску и кибитку большую здѣсь; а самимъ съ егеремъ и поваромъ, при одной кибиткѣ, ѣхать въ Тифлисъ верхомъ; горько мнѣ было такое учрежден³е, но нечего было дѣлать; должно повиноваться обстоятельствамъ. Въ седьмомъ часу, мы опять пошли къ Коменданту, поговорили и о томъ и о другомъ, пили чай; товарищъ вскорѣ отправился спать, а я упрошенный остался ужинать, и чрезвычайно былъ доволенъ бесѣдою нѣжнаго пола; въ одиннадцать часовъ былъ у себя, написалъ журналъ, почиталъ и предалъ себя, послѣ молитвы, сладкому успокоен³ю.
   23-го ²юля. Ночь ливнемъ лилъ дождь и утро тоже; въ шесть часовъ мы были готовы, а выѣхали въ десять; дождь пересталъ; грязь ужасная; безъ пушки, только тридцать пѣшихъ солдатъ и шесть козаковъ провожали до редута Новинки, который занимаетъ офицеръ съ сорока рядовыми для охранен³я дороги; шесть верстъ показались мнѣ шестидесятью; дорога гладка, съ лѣва шумитъ Терекъ, вдали со всѣхъ сторонъ горы, и видѣнъ снѣжный и ледяный Казбекъ. Еще шесть верстъ и мы въ слободѣ и крѣпостицѣ Балтѣ; несносная дорога! хотя и красива природа, ни въ чемъ нельзя пр³ятно проѣхать; я, то пѣшкомъ, то верхомъ, то въ кибиткѣ,- ужасъ худо, безъ вины страждешь, а въ хорошемъ экипажѣ жаль. Передъ Балтою горы лѣсисты, Терекъ шумнѣе и долина противулежащая прелестна. Редутъ Гайдукино или Максимовка, восемь верстъ, нестерпимая дорога, каменистая и прерябая: еще шесть верстъ до крѣпостцы Лирси; вообще двадцать четыре версты, горы обнаженныя, каменныя, высотою отъ трехъ-сотъ саженъ до версты и болѣе, по крайней мѣрѣ мнѣ такъ казались; ѣхали по подошвѣ оныхъ и пѣшкомъ, и нѣсколько разъ верхомъ; страшно и трудно; съ права ужасъ наводятъ горы, съ навислыми выступами и съ торчащими по бокамъ большими деревьями, кажется отторгнутся и размозжатъ путешественника; съ дѣва не перестаетъ шумѣть Терекъ, катаетъ больш³е каменья; какъ камешки; дорога шириною отъ двухъ саженъ и въ половину менѣе; съ права какъ сказалъ раздавятъ тебя горы, съ лѣва оступясь полетишь въ Терекъ. Въ шестомъ часу по полудни добрались съ большимъ трудомъ до Ларси; я ужасно утомился, отъ пѣшеходства и верховой ѣзды; въ сорокъ пяти лѣтъ, и не мудрено; дай Богъ каждому выдержать несносный жаръ, и вдругъ, взойдя на горы, проницательный холодъ; въ грязи, въ водѣ, и весь промоченъ насквозь отъ дождя и высушенъ отъ прямыхъ лучей солнечныхъ; благодарность Богу! я здоровъ, какъ молодой. На пути къ Ларси, страшно и пр³ятно проходить или проѣзжать, по крутому берегу сердитаго Терека; въ двухъ мѣстахъ, на нѣсколько саженъ, сдѣлана дорога въ горѣ, взрывомъ пороха: высока, широка и ужасна; надъ тобою висятъ двѣ громады ужасающей скалы, высунувшейся отъ родившей ее горы, если критика позволитъ такъ сказать. - Въ крѣпостцѣ Ларси Капитанъ и Комендантъ съ женою и тремя дѣтьми, уступалъ намъ въ сажень квадратную комнату: благодарили, не желая стѣснить семейство его, и безъ того стѣсненнаго; мы избрали для своего ночлега казарму; въ дорогѣ все перенесешь, и Богъ даетъ здрав³е. Душею жаль офицеровъ, которые прямо служатъ, ежечасно въ опасностяхъ, не вкушая ни какихъ пр³ятностей жизни; однако веселы и съ мужествомъ довольны. Смѣйтесь, критики, а я опять повторю, что дорога по подошвѣ цѣпи Кавказскихъ горъ, узка, гориста, и большею част³ю дурна. Конечно горы плѣнительны дикост³ю и разнообраз³емъ; но естьли бы всё с³е не сопряжено было съ такою опасност³ю и безпокойствомъ; Казбекъ видѣнъ, но мы не доѣзжали до него. Въ жизни разъ можно жертву с³ю сдѣлать по охотѣ, и то мущинамъ, служба другое дѣло, куда пошлютъ, вездѣ хорошо. Присяга съ благородною душею все переноситъ, съ твердост³ю и безъ ропота; такими мужами гордится древность; таковы почти всѣ Русск³е, особенно готовящ³еся въ военное поприще; таковыхъ я знаю нынѣ живущихъ, кои готовы, по велѣн³ю Государя своего, летѣть на край Свѣта, для блага своего отечества. Кто осмѣлится не почитать истинныхъ военныхъ людей?
   Въ Ларси съѣхалось много чиновниковъ изъ Тифлиса и Владикавказа съ разными поручен³ями; познакомился съ двумя Греками, одинъ Султанинъ, другой Геракопуло, молодцы. Крѣпостца выстроена въ Тагаурскомъ ущельѣ, красиво и дико; - въ сорока саженяхъ глубины, аулъ крещенныхъ Осетинцевъ; я было пошелъ къ нимъ, но солдаты отсовѣтовали, прибавя, что они не любятъ новыхъ лицъ, можетъ случиться и бѣда. Осетинки всѣ почти прекрасны, не смотря, что обгорѣли, и въ изорванномъ одѣян³и; лица ихъ правильны и глаза выразительны.
   Въ избранную нами казарму съ крошечными безъ стеколъ окнами, съ землянымъ поломъ, купили сѣна и соломы; постлали себѣ постели и кончивъ обѣдъ и ужинъ въ семь часовъ, въ восемь легли почивать; дождь идетъ.
   24-го ²юля. Ночь, на с³е число, провели въ мучен³яхъ; милл³оны насѣкомыхъ терзали насъ, особенно черные прыгуны; однако мы крѣпко отъ устали заснули, предавъ себя на съѣден³е; безъ всякаго прибавлен³я, проснувшись въ шесть часовъ, сталъ одѣваться, увидѣлъ себя безъ сапоговъ, въ сапогахъ: толикое-то множество черныхъ прыгуновъ! Нечего дѣлать, одѣлись, и вышли на чистый воздухъ, солнце освѣщало окружности велелѣпно. Вчера отъ того не доѣхали до Дарьяла, что громошумящ³й, быстротечный Терекъ, силою своею оторвалъ часть дороги сажени на три; остались на отторгнутомъ мѣстѣ гора и Терекъ.
   Въ семь часовъ утра, товарищъ мой, желая удостовѣриться, поѣхалъ къ Дарьялу; при насъ Терекъ, съ ужаснымъ шумомъ, оторвалъ еще дороги на двадцать и болѣе саженъ. Первую, какъ утверждаетъ офицеръ, бывш³й у меня кадетомъ, можно дни въ четыре поправить, при двухъ-стахъ рабочихъ, вторую и въ мѣсяцъ мудрено. И такъ наше желан³е быть въ Тифлисѣ не выполнилось; признаюсь, для меня и вышеписанныхъ трудностей довольно; въ Тифлисѣ я только и хотѣлъ видѣть Ермолова и Митрополита Ѳеофилакта; перваго зналъ кадетомъ, втораго и свѣтскимъ и Арх³епископомъ; а впрочемъ, по словамъ многихъ, Тифлисъ мало имѣетъ достопамятностей. Когда товарищъ мой отъѣхалъ осмотрѣть дорогу, я оставался въ крѣпости, окруженный горами, врагами съ смертельною скукою; два часа показались мнѣ недѣлею. Явился товарищъ мой, мы поѣхали, и въ четыре часа по полудни возвратились въ Владикавказъ, по прежней дорогѣ; въ пять часовъ, по милости Коменданта Скворцова, были въ банѣ, отдохнули, и съ аппетитомъ обѣдали и ужинали въ одно время, у него же; всѣ рады были намъ, какъ роднымъ; нѣтъ словъ благодарить за всѣ попечен³я!
   25-го ²юля. Воскресенье; день для души моей пр³ятный: рожден³е одной особы, которая соединяетъ въ себѣ качества, достойныя подражан³я {Нынѣ она, за свои добродѣтели, ликуетъ съ Несозданнымъ.}. Угодно было насъ посѣтишь нѣкоторымъ начальникамъ Осетинцевъ и Кабардинцевъ, по словамъ ихъ совершенно преданнымъ Росс³и. Были у обѣдни, гдѣ Священникъ, уроженецъ Цернск³й, хорошо служилъ. Завтракъ у Коменданта; при благопр³ятной погодѣ гуляли въ саду его: не дуренъ и огроменъ. Обѣдали у него же; подлѣ меня сидѣла Капитана Шабишева жена: очень мила и молода; онъ скромной офицеръ. Съ шести часовъ до восьми, въ саду, пили чай, ѣли фрукты, роговая музыка для слуха была пр³ятна; рога сдѣланы изъ картузной бумаги, выкрашеной подъ цвѣтъ мѣди. Если бы не сказали и я не ощупалъ, никогда бы не повѣрилъ сей выдумкѣ; - нужда научитъ калачи ѣсть. Я затѣялъ, рады были всѣ, пустились въ танцы, только три дамы и столько же кавалеровъ; нѣжный полъ въ сихъ краяхъ рѣдокъ; что всего пр³ятнѣе и необыкновенно, подъ большими, многолиственными персиковыми деревьями происходили наши вальсы, экосесы и кадриль. Дамы, Скворцова, Шабишева и дѣвица Кастыгова, дочь Подполковника, здѣсь служащаго, всѣ три молоды, хороши и танцовать мастерицы. Довольныя разошлись. - Послѣ одного супу у себя, предались власти Морфея.
   26-го ²юля. Мы были у многихъ, простились; ранѣе обыкновеннаго угостилъ насъ послѣднимъ обѣдомъ Комендантъ; всѣ пожелали намъ счастливаго пути. Въ два часа по полудни были уже мы въ Елисаветинскомъ редутѣ; отъ нечего дѣлать, писалъ много писемъ. Погода хороша, наши сутки кончились въ 8 часовъ.
   27го ²юля. До Константиновскаго редута, то пѣшкомъ, то верхомъ, то въ коляскѣ,- жарко, и я утомился; въ восемь часовъ день насъ оставилъ,
   28-го ²юля. Худо спалъ, насѣкомые тревожили; въ четыре часа встали, въ шестомъ выѣхали, съ двумя стами быковъ, и сто фуръ, при большомъ конвоѣ; офицеръ второй Сорре; въ пятнадцати верстахъ, въ девятомъ часу у Колодца завтракали; погода прекрасная. Два Англичанина изъ Инд³и, Перс³и, чрезъ Тифлисъ, присоединились къ намъ. Одинъ лѣтъ шестидесяти Ламздель - Професоръ Восточныхъ языковъ, какъ онъ увѣрялъ, такъ худъ, такъ худъ, что худощавѣе извѣстнаго С. Петербургскаго жителя; другой и великъ собою и въ шесть разъ толще своего товарища, Капитанъ Артмольдъ; мы пригласили сихъ богачей покушать; они съ удовольств³емъ согласились. Надобно справедливость отдать обоимъ: мастера поѣсть, особенно худой; цыплята жареные мигомъ исчезали, а картофель и Англ³йск³й сыръ, при хорошей мадерѣ, приводилъ ихъ въ восторгъ. Мнѣ жаль было картофелю, во-первыхъ: что Комендантша Скворцова подарила мнѣ, а во-вторыхъ: что нигдѣ достать нельзя; офицеры, и то мало, сѣютъ для своего обиходу.
   Во второмъ часу переѣхали Терекъ; сего дня не былъ одъ сердитъ, шумъ мелодическ³й, и картина вообще была мягче; дикарей не видѣли. Остановясь на Моздокскомъ берегу, послали карантинному смотрителю Капитану Виникову сказать о нашемъ пр³ѣздѣ, и не льзя ли миновать карантина; пр³ѣхалъ чиновникъ и повезъ насъ въ карантинъ, пять верстъ отъ Терека; на дворѣ три часа, солнце палитъ. Насъ приняли учтиво, но говорили въ сажень разстоян³я и далѣе, какъ съ чумными; особенно Штабъ-Лекарь, которому я представлялъ, что мы въ Тифлисѣ не были, и слѣдственно чумою не заражены, да и тамъ оной нѣтъ; онъ отвѣчалъ, что насъ не льзя прежде четырехъ сутокъ выпустить, вы были за Терекомъ, сего и довольно, чтобъ посидѣть въ карантинѣ. Цицеронъ, Дѳмосеенъ и Ломоносовъ напрасно бы употребили свое краснорѣч³е. Здѣсь въ карантинѣ все берутъ отъ насъ щипцами; порядокъ, чистота, учтивость похвальная; однако всѣ вещи взяты, сундуки открыли и при насъ заперли въ особую избу, безъ оконъ, оставили намъ платье и на чемъ спать, и съѣстное. Штабъ-Лекарь среди сей темной избы, поставилъ три горшка глиняные съ Acide muratique oxigene, подъ горшки уголье; коль скоро кислый газъ началъ раздаваться, заперли двери, приложены двѣ печати, наша и Капитанская, и поставленъ часовой. Мы пошли въ назначенные намъ покои, отъ Терека во ста саженяхъ. Покои похуже Владикавказскихъ, однако изрядны и чистеньки. Кухня весьма дурна, ибо надо стоя на колѣняхъ готовить; видна, что мало съ поваромъ ѣздятъ. Въ семь часовъ обѣдали и ужинали, въ девять уже покоились. Англичанамъ, богачамъ скупымъ, толстому и худощавому, доходилъ запахъ отъ четырехъ блюдъ нашихъ; мы боялись смотрѣть на нихъ: того и гляди, что пожалуютъ; они подъ крышею, на чистомъ воздухѣ, занимались молокомъ и хлѣбомъ, изрѣдка поглядывали на насъ, мы - будто не видимъ. Скупость непомѣрная и непростительная; за то съ нихъ и за молоко взяли въ три-дорога. Слуга, нанятый ими, Армянинъ, какъ угорѣлая кошка, въ посылкахъ, то туда, то сюда, и бричка не важная: горько видѣть скупыхъ; это недостатокъ, заслуживающ³й презрѣн³я.
   29-го ²юля. Погода чрезвычайно хороша; встали въ семь часовъ, оставались въ необходимомъ одѣян³и, прочее взяли окурить; чрезъ три часа принесли намъ окуренное платье, которое надѣли, хотя оно было непр³ятнаго запаха; снятое съ насъ понесли напоить газомъ; служащимъ намъ, надѣли балахоны и колпаки окуренные: смѣшной нарядъ! Очень скучно сидѣть въ карантинѣ; та только выгода, что будешь имѣть маленькое понят³е о тюрьмѣ; изъ порядка не должно ни кому выходить. Сутки показались недѣлею, хотя мы читали, писали, говорили, обѣдали, купались въ Терекѣ. Купцы съ товарами сорокъ дней выдерживаютъ карантинъ: с³я осторожность необходима, хотя очень тягостна. Къ намъ приставили трехъ часовыхъ съ заряженными ружьями, чтобъ мы за карантинную черту не вышли; въ восемь часовъ, дабы избавиться отъ мухъ и другихъ насѣкомыхъ, закрывши окна, легли, а заснули въ часъ; каково лежать въ темнотѣ пять часовъ и сномъ не наслаждаться! Теперь ясно понимаю, отъ чего дѣти плачутъ, когда ихъ спать укладываютъ, а имъ не хочется.
   30-го ²юля. Въ несносномъ карантинѣ.
   31-го ²юля, четвертый день насталъ; слава Богу, намъ щипцами подали отвѣтъ на наше письмо, отъ управляющаго Кавказскою Губерн³ею, Анастопуло: велѣно болѣе насъ не держать, - спасибо, какъ мы уже высидѣли трое сутокъ. Въ одиннадцать часовъ, поблагодаря Капитана Виникова, поѣхали; черезъ часъ оставили Лукувскую станицу, въ Павлодольской перемѣнили лошадей - 13 верстъ; до Екатеринограда 28; до Прохладной 17; до Солдатской 18: здѣсь бродяги и отставные солдаты; до Павловской станицы 20 верстъ, до Георг³евска 25, и того отъ карантина болѣе ста, а отъ С. Петербурга гораздо болѣе четырехъ тысячь верстъ, какъ мы ѣхали.
   1-го Августа. Дорога отъ Моздокскаго карантина до Георг³евска, превосходная, гладкая, ровная, исключая двухъ горъ, на двухъ послѣднихъ станц³яхъ, у Мар³инской хуже, и дурненькихъ двухъ мостиковъ; ѣхали съ шестью козаками, довольно было темно, засвѣтили фонари, и въѣхали въ два часа по полуночи въ Георг³евскъ; остановились въ домѣ Полицмейстера Павла Семеновича Березина; очень хорош³й молодой человѣкъ; жаль, что грудью страждетъ, недѣлю назадъ лишился матери, и сестра его одержима чахоткою; горе написано на благородномъ лицѣ Березина. Первой разъ, ни сѣна, ни соломы, все выгорѣло. Изъ восьми стульевъ составилъ себѣ кровать, постлалъ шинель и крѣпко заснулъ; товарищъ успѣлъ прежде меня броситься на диванъ. Въ десять часовъ утра ходилъ по городу хуже многихъ деревень, отъ частыхъ пожаровъ. Двѣ церкви и тѣ ветхи; однако много народу въ оныхъ; Воскресенье было, а потому и я выслушалъ обѣдню. Казенныя строен³я каменныя. Арсеналъ хорошъ! Съѣстные припасы привозятъ два раза въ недѣлю; фруктовъ много, бергамоты велики, но не имѣютъ нѣжнаго вкусу. Управляющ³й губерн³ею живетъ въ хижинѣ, домъ его до тла сгорѣлъ, и прелестные тополи, бывш³е предъ домомъ; кое-какъ нажилъ, прослужа болѣе 40 лѣтъ во флотѣ, теперь въ жалкомъ положен³и; жена его, Гречанка съ тремя дочерьми, раздѣляетъ съ нимъ бѣдность. Не жалѣя денегъ, обѣдали хорошо; въ десятомъ часу, на купленномъ дорого сѣнѣ, успокоились.
   2-го Августа. Оставя коляску въ Георг³евскѣ, для нѣкоторыхъ поправокъ, принуждены были ѣхать въ двухъ кибиткахъ; это для меня не по сердцу было въ первыя, но - нужда къ чему не приучитъ! Въ пятомъ часу проснулись, выпили кофею, взяли кое-чего съ собою, съ егеремъ и поваромъ отправились изъ обгорѣлаго Георг³евска къ водамъ Кавказскимъ, 35 верстъ. Я все сидѣлъ на облучку, и не такъ-то дурно, когда кибитка туго набита сѣномъ. Пр³ѣхали къ водамъ въ девять часовъ утра; погода чудесная, и небо безоблачно; первой разъ видѣлъ во всей красѣ цѣпь Кавказскихъ горъ; на лѣвой сторонѣ отъ Георг³евска въ 17-ти верстахъ по лучшей дорогѣ извивается чистенькая рѣчка Подкумокъ, а верстахъ не болѣе ста, по своимъ глазамъ, или по своей оптикѣ, въ прямой лин³и тянется цѣпь Кавказскихъ горъ. Здѣсь, у Подкумка, мы завтракали; здѣсь я обозрѣлъ вокругъ себя, и - стоя на колѣняхъ, написалъ слѣдующее. Цѣпь Кавказскихъ горъ можно раздѣлить на четыре разряда. Первыя горы покрыты зеленью и украшены древами разнородными огромной величины. Вторыя каменныя; съ торчащими по бокамъ большими деревьями, устланныя по мѣстамъ обгорѣлою отъ жаровъ травою и сѣдымъ мхомъ. Третьи, подъ коими необыкновенныя красивыя облака плаваютъ, снѣжныя, взору пр³ятны; и четвертыя, ледяныя, душу возвышающ³я. Всѣ, при яркомъ свѣтѣ животворнаго свѣтила, обращаютъ на себя вниман³е мыслящаго творен³я и точно прелестны; но, кажется, всѣ онѣ, съ какимъ-то восторгомъ благоговѣя созерцаютъ царицу горъ, Эльборусъ {С³ю гору называли мнѣ и Шатъ-горою.}; покрытую вѣчными льдами и снѣгомъ; слезы умилен³я сердечнаго текутъ изъ очей просвѣщеннаго путешественника, и онъ углубляется въ размышлен³я о велич³и Творца, всё создавшаго и всѣмъ управляющаго; такъ бываетъ съ людьми, еще съ праваго пути невозратившимися! Но что рѣчетъ безбожникъ? Онъ преклонитъ колѣна и воскликнетъ: есть Богъ и се чудеса его! Назовите мнѣ живописца, кто бы могъ срисовать цѣпь горъ Кавказскихъ? Назовите Поэта, кто бы могъ дерзнуть огненнымъ перомъ написать похвальную пѣснь симъ горамъ? Назовите Истор³ю графа, который бы осмѣлился взяться за перо? Всѣ безмолвствуютъ и съ Апостолами рекутъ: Великъ Богъ и непостижимы дѣла его! А потому, смертные, смиряйтесь; отбросьте гордыню свою, молчите, и проливайте слезы, удивляйтесь! Однако я бы сказалъ нашимъ писателямъ, особенно стихотворцамъ съ дарован³ями:
  
   Сюда стекайтесь, сонмъ Поэтовъ!
   Сюда, вамъ стыдно вздоръ писать,
   Бросайте перья вы извѣтовъ,
   Старайтесь Бога прославлять.
   Сюда злодѣевъ привезите,
   Во агнцевъ превратятся всѣ;
   Сюда вы злато приносите,
   Нѣтъ нужды больше въ немъ нигдѣ.
   Одни изранены - больные
   Лишь въ златѣ могутъ пользу зрѣть.
  
   Обращаюсь къ Эльборусу: когда всѣ горы преклонили верхи свои, когда человѣкъ, точно человѣкъ, въ изумлен³и отъ красотъ ея, тогда она, видимо съ какою-то величавою, благосклонною, кроткою улыбкою, благодаритъ все и всѣхъ, за признан³е истинное къ ея лѣпотѣ, и болѣе отъ того, что она заставляетъ познавать Создателя и укротить буйность смертныхъ предъ Несозданнымъ.
   О водахъ Кавказскихъ есть книги, а я скажу нѣсколько словъ. Первыя - горяч³я, въ 38 градусовъ; вторыя - кислосѣрныя, здоровы для всѣхъ, въ 25 градусовъ; третьи, Варвац³я, горяч³я въ 32 градуса; четвертыя, въ двѣнадцатци верстахъ отъ сихъ водъ, на Желѣзной горѣ, желѣзныя горяч³я, 32 градуса; пятыя, въ сорока верстахъ, кисло-холодныя, и шестыя отъ сихъ въ двѣнадцати верстахъ, кисло-желѣзныя. Не доѣзжая водъ, на правой сторонѣ, живутъ аулами мирные Черкесы; попадись къ нимъ въ руки, тогда узнаешь ихъ кротость: они только и боятся одного Ермолова! Съ присоединен³я Груз³и къ Росс³и, изъ Тифлиса выѣзжали Главнокомандующ³е, несчастный неустрашимый Князь Циц³ановъ и нынѣ Ермоловъ; сей послѣдн³й прославляемъ отъ малаго до большаго, всѣхъ сослов³й; Чеченцы, Черкесы и всѣ нагорные обитатели не любятъ безстрашнаго, благоразумнаго Начальника, такъ какъ и взяточники въ Губерн³яхъ, ввѣренныхъ ему. Есть по дорогѣ селен³я, Шотландское и Нѣмецкое; они-то снабжаютъ пр³ѣзжающихъ къ водамъ отлично хорошимъ, бѣлымъ и ситнымъ хлѣбомъ, масломъ, молокомъ и разными съѣстными припасами. Странно, что иноземцы оставляютъ такъ называемыя свои благословенныя земли и приходятъ жить даже въ дикихъ мѣстахъ Росс³и! Пусть ихъ селятся, да пусть не бранятъ Русскихъ! Остановились въ чистомъ домѣ съ мебелями, прямо противъ горячихъ водъ, - десять рублей въ сутки. Въ чужихъ краяхъ гораздо болѣе платятъ; здѣсь сколько хочешь сиди въ ваннахъ, ничего не платишь, а тамъ за все плати: Въ одиннадцатомъ часу утра вышли походить; первая встрѣча - Полковникъ Аполлонъ Маринъ, бывш³й мой ученикъ, хорош³й молодой человѣкъ; мы одинъ другому очень обрадовались; зашли къ нему и у него выпили кислой воды по стакану: 35 копѣекъ стоитъ бутылка; по его совѣту, пошли на гору, и сѣли въ ванну кисло-сѣрную 25 градусовъ, пр³ятно въ ней сидѣть, не хочется разстаться; ванна большая, можно шести человѣкамъ покойно вмѣстѣ сидѣть и лежать, въ горѣ высѣчена. Полчаса и - кажется, здоровѣе сталъ, и аппетитъ сильный родился. Тутъ увидѣлъ Пуш-на молодаго, который готовъ съ похвальной стороны обратить на себя вниман³е общее; точно онъ можетъ при дарован³яхъ своихъ; я ему отъ души желаю всякаго блага; онъ слушалъ и колкую правду, но смирялся; и эта перемѣна дѣлаетъ ему честь. Въ горячихъ водахъ сдѣланы для нѣжнаго пола особенныя ванны, выстроенъ и убранъ на горѣ домъ, и по горѣ мастерски сдѣланъ въѣздъ, и пѣшкомъ неутомительно: лѣсница, имѣющая сто ступеней, и дурна и слишкомъ дорого стала; она построена прежде Ермолова. - До ужина опять обнимали насъ кисло-сѣрныя воды; часъ времени съ Маринымъ и Пушкинымъ языкомъ постучали и разошлись; здѣсь на водахъ, чего хочешь, все достать можно, и нахожу, что не дорого. Маленькой дождь.
   3-го Августа. Въ шесть часовъ, не смотря на дождь, мы пошли на гору, Машукъ называемую, и будучи здоровы, пили кисло-сѣрную воду, два раза въ ваннѣ; за то обѣдали и ужинали съ величайшимъ желан³емъ; я читалъ о водахъ, сочинен³е Доктора Зея: надуто написано, впрочемъ, какъ говорятъ, справедливо; мнѣ принесъ с³ю книгу Полковникъ Преображенскаго полка, Деменковъ, который получилъ облегчен³е отъ ранъ своихъ; а Маринъ, невладѣвш³й рукою съ Бородинскаго дѣла, чувствуетъ себя здоровымъ, поднимаетъ оную свободно; страдалъ глазомъ отъ контуз³и, и большое почувствовалъ облегчен³е; мы поздно пр³ѣхали, ужь время прошло; всѣ разъѣхались. Ермоловъ разводитъ садъ, и ежели нѣсколько лѣтъ пройдетъ съ такимъ попечен³емъ отъ начальства, то увѣренъ, что вся Европа оставитъ свои воды, и будетъ пр³ѣзжать за здрав³емъ на Кавказъ.
   4-го Августа. Погода весьма хороша; послѣ ванны ходилъ и на базаръ: не дуренъ, много домиковъ выстроено; теперь не нужны палатки, есть гдѣ помѣститься; хотя любители чужихъ краевъ не хотятъ хвалить все то, что Русское. Покаются, да не будетъ ли поздо? Колонисты богатѣютъ, имъ хорошо; нынѣ набѣговъ мало отъ нагорныхъ жителей; у нихъ поставлены солдаты съ пушками. Бѣлой хлѣбъ въ Шотландской колон³и, гдѣ много переселилось изъ Сарепты, отлично хорошъ; послѣ С. Петербурга, я такого не ѣлъ. Сутки протекли быстро.
   5-го Августа. Послѣ двухъ ваннъ, обѣдали; въ два часа выѣхали. Въ шесть пр³ѣхали въ Георг³евскъ; переодѣвшись, посѣтили Анастопуло: человѣкъ тихой; супруга его благоразумна и хороша собою; я досыта наговорился по-Гречески, былъ въ церкви; дома готовился къ дальному путешеств³ю. Въ Георг³евскѣ Комендантъ - Генералъ-Ма³оръ Сталь; всѣ его хвалятъ,
   6-го Августа, простясь съ нашимъ хозяиномъ, пожелавъ ему здрав³я, выѣхали изъ жалкаго города въ три часа по полудни.
   7-го Августа. Можно сказать, что отъ Георг³евска, дорога - въ началѣ степь, съ нѣсколько посохшею травою, потомъ сѣнокосы, хлѣбъ до самаго Ставрополя, который гораздо и гораздо лучше Георг³евска: чистъ; однако мало нашли съѣстнаго; тутъ двѣ церкви, одна каменная, другая деревянная. Отъ Ставрополя верстъ семь гора, зелень веселая, рогатаго скота множество, вдали горы зеленыя и лѣсистыя. Утромъ было холодно, потомъ жарко - до Богоявленской деревни, богатой, но не въ устройствѣ; и до Прочнаго окопа дорога отлично хороша, козаки вездѣ молодцы; отъ Ставрополя до Богоявленска многочисленныя стада быковъ. Въ часъ по полуночи, пр³ѣхали въ Прочной окопъ, одѣтые легли спать; здѣсь Комендантъ Ма³оръ Широкой, человѣкъ учтивый. Небо двое сутокъ безоблачно и жаръ несносный; но до восхода солнечнаго, родъ морозу, или холодъ чувствительный, рѣзк³й, а воздухъ чистъ.
   8-го Августа. - Воскресенье; распростясь съ учтивыми офицерами, выѣхали рано съ Хоперскими Козаками: душа веселится, смотря на нихъ: одинъ другаго молодцоватѣе; Кубань въ лѣво, а въ право глазомъ не обкинешь равнину; за Кубанью Черкесы, Кабардинцы, - мало показываются. Прочный окопъ чистъ, и казармы хороши; при великомъ Суворовѣ выстроенъ. Сказывали, что Нижегородской Полковникъ Тутольминъ, изъ полковой суммы выстроилъ казармы. Вездѣ военные, и учтивы и опрятны. Кубанская лин³я въ лучшемъ порядкѣ, чѣмъ Кавказская, сколько я могъ замѣтить. Въ Темизбекѣ встрѣтились съ Генераломъ отъ Кавалер³и Н. Н. Раевскимъ: всегда со мною хорошъ, дочери благовоспитаны, слѣдственно любезны, - сынъ меньшой привѣтливъ. Во второмъ часу по полудни въѣхали въ Кавказскую крѣпость, гдѣ Комендантъ и Командиръ Навагинскаго полка - Подполковникъ Александръ Ѳедоров. Урнежевск³й, кротк³й и скромный, добрый и препорядочный 35-ти лѣтн³й человѣкъ. У него мы обѣдали, ужинали, въ банѣ были; въ особой казармѣ писалъ, читалъ, и сутки миновали. Жаръ для меня былъ нестерпимъ. Не доѣзжая двѣнадцати верстъ до сей крѣпости, дорога гладкая; Кубань съ лѣсомъ по берегамъ, трава высокая, но отъ солнца обожженая. Проѣхали отъ С. Петербурга болѣе 4,500 верстъ.
   9-го Августа. Встали, не выспавшись и отъ жару и отъ насѣкомыхъ. Комендантъ съ офицерами заходилъ къ намъ, и настоялъ, чтобъ у него завтракать; выполнили желан³е Урнежевскаго, и у него же съ Генераломъ Н. Н. Раевскимъ и его фамил³ею обѣдали. Читали старыя газеты у себя, вечеръ провели въ разговорахъ и въ чтен³и приказовъ Ермолова; всѣ почти имѣютъ отпечатокъ отличнаго человѣка; между тѣмъ отдавали справедливость и покойному Главнокомандовавшему въ Груз³и, Князю Циц³ацову.
   10-го Августа, не доспавъ, проснулись рано, въ шесть часовъ; при сопровожден³и гостепр³имнаго Коменданта, выѣхали изъ Кавказской крѣпости; погода прекрасная; проѣхавъ всѣ Хоперск³я станицы, нашелъ одну другой лучше; и церкви каменныя; дорога гладкая сто семь верстъ; и оставя за собою Кавказскую губерн³ю, вступили въ четвертомъ часу по полудни въ землю Черноморскихъ Козаковъ (прежде Запорожцевъ) и прямо въ Карантинный редутъ, называемый изрядный источникъ. Тутъ нашли Атамана Черноморцевъ, Полковника, сѣдаго, кроткаго, съ добрѣйшимъ лицемъ человѣка, Григор³я Кондратьевича Матвѣева. Карантинной домъ, передъ Моздокскимъ, показался дворцемъ, и подлинно - чистъ, въ четырехъ покояхъ по двѣ кровати, въ каждомъ столъ и стулья; скоро окурили всѣхъ насъ.
   По тихой рѣкѣ Кубани всѣ станицы отмѣнно хороши; поля и нынѣ зеленѣютъ, скота много, и хлѣбъ не совсѣмъ дуренъ; однако давно не запомнятъ таковой засухи, трава всегда въ ростъ человѣческ³й, какъ всѣ утверждали.
   Екатеринодаръ есть столица Черноморскихъ козаковъ, гдѣ и Войсковая Канцеляр³я; городъ обширный, но худо выстроенъ, и въ немъ не болѣе 3,000 обоего пола жителей. Войсковой Канцеляр³и члены сказывали мнѣ, что всего на все съ женскимъ поломъ въ Черномор³и 70 тысячъ, болѣе мужескаго пола; что у нихъ 21 полкъ, въ каждомъ 550 человѣкъ, одѣты въ синемъ, рукава за плечами, выбриты, у нѣкоторыхъ Козаковъ есть еще чуприны. Во время нужды могутъ сверхъ сказанныхъ полковъ сѣсть на коней тысячъ десять; старики, дѣти и козачки всѣ въ работѣ. Единообраз³е одежды не такъ-то красиво; проч³е козаки одѣты какъ хотятъ, и отъ того кажутся молодцоватѣе и красивѣе, и борода придаетъ мужество. Я не видѣлъ Уральцовъ и Донцовъ въ ихъ станицахъ; но смѣло можно сказать о казакѣ:
  
   Идётъ, и врагъ стоять не смѣетъ -
   Бѣжитъ, его и тѣни онъ робѣетъ.
  
   Докторъ Карантинный съ излишествомъ учтивъ; мы хотѣли покупаться въ Кубани и бросились въ ея тих³я струи; я держался берега, товарищъ мой поплылъ далѣе, и вдругъ три Черкеса, съ противо-лежащаго берега, кинулись въ воду: мы вздрогнули, однако ничего не приключилось. Въ шесть часовъ по полудни обѣдали и ужинали съ Урнежевскимъ; часа чрезъ два онъ поѣхалъ въ обратный путь со слезами на глазахъ, и мы, прощаясь, взаимно чувствовали печаль; трехъ-дневное пребыван³е вмѣстѣ сблизило насъ; въ путешеств³и своемъ, я на опытѣ узналъ, что есть лица привлекатаельныя, не знаешь, за что полюбишь человѣка; напротивъ, есть фигуры оттолкательныя, увцдип³ѣ; и - хоть бы ввѣкъ не видать.
   Въ десятомъ часу вечера, при полномъ жаркомъ мѣсяцѣ, при звѣздномъ небѣ, на берегу тихой Кубани, въ десятя саженяхъ или не много далѣе, отъ воровскаго Черкескаго пикета, сидя на стульяхъ, съ трубками, глотали теплый воздухъ. Могъ ли я предвидѣть, за годъ, что буду такъ далеко отъ родныхъ и друзей? На свѣтѣ живучи, все можетъ случиться.
   Ермоловъ и Черкесовъ привелъ въ страхъ; однако жъ они зимою воровски переходятъ покрытую льдомъ Кубань, и отгоняютъ скотъ; здѣсь какъ и на Терекѣ не надобно дремать, и всякой ложится спать съ. оруж³емъ у изголовья; непр³ятная жизнь! Наши солдаты окликиваются: "кто идетъ? кто идетъ? кто идетъ? говори! убью!" Попробуй не отвѣчать, такъ и будешь въ Елисейскихъ поляхъ! нѣсколько мѣсяцовъ тому назадъ, Полковникъ хотѣлъ испытать своего солдата, на часахъ стоящаго, прошелъ - не отвѣчая: солдатъ приложился, и - Полковника не стало; кто правъ? кто виноватъ?
   Возблагодаря Творца за благополучное путешеств³е, столь дальное и многотрудное, мы легли успокоиться на свѣжее сѣно; я часто просыпался отъ откликовъ нашихъ Русскихъ и Черкесовъ; тутъ мудрено быть соннымъ, каждой сдѣлается и смѣтливымъ и осторожнымъ.
   11-го Августа. Въ седьмомъ часу утра, поблагодаря Атамана Матвѣева, пустились въ путьѵ, сопровождаемые сотнею козаковъ, и благополучно очутились въ Екатеринодарѣ; дорога безподобная, слѣва скромно течетъ Кубань, за нею виденъ лѣсъ, а вправо простирается зеленая равнина. Въ Екатеринодарѣ, по благосклонности начальниковъ казацкихъ, приготовлена была для насъ чистая, хорошо-убранная квартира Майора Барабаша, который и въ отсутств³и своемъ не токмо угостилъ насъ, но и въ дорогу снабдилъ, виномъ и съѣстными припасами. По сему я долгомъ поставилъ себѣ, письменно изъявить ему мою и товарища моего благодарность - за угощен³е.
   За нужное поставляю сказать, что въ Войсковой Черноморской Канцеляр³и, вычисля отъ Екатеринодара до Тамана, впередъ берутъ деньги за почтовыхъ лошадей,
   Сверхъ сотни Козаковъ съ офицеромъ, данъ намъ Полковой Есаулъ Никита Яковлевичъ Долинск³й, чтобъ нигдѣ не было остановки: молодецъ, добръ и услужливъ; - мы не ѣхали, а летѣли.
   Въ восьмомъ часу вечера, въ Ивановской станицѣ, мы остановились у одной козачки, и на дворѣ, при двухъ мужественныхъ часовыхъ, освѣщаемые печальною луною, безъ свѣчъ, почти какъ днемъ, обѣдали и ужинали въ одно время; около насъ, на обширномъ дворѣ, быки съ важност³ю прохаживались, коровы прогуливались, телята прыгали, ягнята щипали травку, курицы клокотали, цыплята подъ крылышки ихъ прятались, свиньи съ поросятами хрюкали, лошади ржали; теплота нѣжная упиралась вкругъ насъ, хозяйка старая, но добрая, хлопотала, угождая намъ, и помогая повару; въ это время вспомнилъ я нѣкоторыхъ нашихъ путешественниковъ; сколько пищи для сентиментальнаго сердца! сколько воздуховъ ароматическихъ, цѣлебныхъ и бальзамическихъ, какъ не выронишь слезу изъ праваго глаза! Оставя трогательныя картины, я вступилъ въ разговоръ съ козаками, и узналъ, что козаки сохраняютъ всѣ посты; что въ постные дни вина не пьютъ; что свято чтятъ своихъ родителей, слѣпо повинуются приказан³ямъ начальниковъ, вѣрны женамъ своимъ, и передаютъ все, что знаютъ, своимъ дѣтямъ. Молодые козаки, дѣти, наизусть знаютъ всѣ походы отцевъ и дѣдовъ своихъ! Вотъ прямо природное воспитан³е, получаемое отъ родителей своихъ, а не отъ пришельцевъ, коими съ давнихъ лѣтъ наводняется любезное наше отечество. Строгое повиновен³е наблюдается всегда и вездѣ, ибо начальники, бывъ прежде сами простыми казаками, на опытѣ дознали, какъ должно управлять подчиненными; доброта души с³яетъ на лицахъ козацкихъ, и всѣ вообще умны, кротки, и привѣтливы; разсказы ихъ весьма пр³ятны: не льзя не любить ихъ!
   12-го Августа. Вчера прилегли, но тьма насѣкомыхъ не допустила сомкнуть глазъ; въ три часа, на самомъ разсвѣтѣ, уже были готовы къ отъѣзду; въ пятомъ выѣхали изъ Ивановской станицы. Утро было свѣжее. Насъ сопровождали 150 козаковъ; первыя двѣнадцать верстъ мы проѣхали съ быстротою молн³и, менѣе нежели въ полчаса, и 28 другихъ въ часъ, до Копыла, лежащаго при рѣчкѣ Протокѣ. Здѣсь опасность заставляетъ такъ скоро ѣздить. Тутъ на паромѣ живо перевезли наши экипажи; и насъ еще живѣе на лодкѣ; съ такою жъ скорост³ю доѣхали мы до Петровскаго кордона на рѣчкѣ Калаусѣ - 25 верстъ; до Андреевскаго кордона на рѣчкѣ Куркѣ 15 верстъ, до Темрюка 25 верстъ, козаки перемѣнялись на каждомъ кордонѣ. Дорога очень хороша; мосты гораздо лучше, чѣмъ внутри Росс³и; камыши во всю почти дорогу, высотою и густотою удивляютъ, имѣя три и болѣе сажени.
   Черноморцы весьма ловки, молодцы, какъ и проч³е козаки, и офицеровъ имѣютъ отличныхъ. Темрюкъ станица, заключаетъ въ себѣ девяносто домовъ, или мазанокъ, однако есть и хорош³е домики; церковь одна каменная изрядной Архитектуры; большаго богатства внутри нѣтъ, но вездѣ хорошо и чисто; здѣсь въ Темрюкѣ мы остановились у Есаула: жена его въ платочкѣ, мастерски повязанномъ, въ козацкихъ сапожкахъ, весьма и даже занимательно мила; вездѣ мы испытали угощен³е древнихъ Патр³архальныхъ временъ, подчуютъ и упрашиваютъ взять въ дорогу хлѣба, вина, плодовъ; словомъ, чѣмъ богаты, тѣмъ и рады; насильно даже

Другие авторы
  • Герасимов Михаил Прокофьевич
  • Надеждин Николай Иванович
  • Кайсаров Андрей Сергеевич
  • Савин Михаил Ксенофонтович
  • Степняк-Кравчинский Сергей Михайлович
  • Сумароков Александр Петрович
  • Российский Иван Николаевич
  • Львовский Зиновий Давыдович
  • Покровский Михаил Николаевич
  • Шапир Ольга Андреевна
  • Другие произведения
  • Яковлев Михаил Лукьянович - Яковлев М. Л.: Биографическая справка
  • Брюсов Валерий Яковлевич - Артюр Рембо. Стихотворения
  • Некрасов Николай Алексеевич - На сон грядущий В. Соллогуба. Часть Ii
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Ф. Прийма. К спорам о подлинных и мнимых статьях и рецензиях В. Г. Белинского
  • Огарев Николай Платонович - Юмор
  • Шекспир Вильям - Песенка Дездемоны
  • Лесков Николай Семенович - Некуда
  • Миклухо-Маклай Николай Николаевич - Сексуальное обращение с молодыми девушками до достижения ими половой зрелости
  • Кюхельбекер Вильгельм Карлович - Иван, купецкий сын
  • Венгеров Семен Афанасьевич - Будищев А. Н.
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 337 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа