Главная » Книги

Глаголев Андрей Гаврилович - Записки русского путешественника с 1823 по 1827 год. Часть 1, Страница 6

Глаголев Андрей Гаврилович - Записки русского путешественника с 1823 по 1827 год. Часть 1


1 2 3 4 5 6

авлены были к тому, чтобы Русские, находясь в крайней нищете и терпя беспрерывное уничижение, не находили другого средства к улучшению своего состояния, кроме перемены вероисповедания.
   Многие из дворян, и в особенности честолюбивые и малодушные, были первыми отступниками Православной Восточной церкви**. Пагубным своим влиянием и примером они увлекли и всех челядинцев, выбираемых ими обыкновенно из среды крестьян. Нередко, в награду за отречение от Православной веры, давалось шляхетское достоинство людям самого низкого происхождения и даже холопам. Таким образом в западных областях России умножалось и распространялось особое сословие шляхетское, - без заслуг, без образования и большею частию без оседлости, преданное праздности, но долго пользовавшееся одинакими правами с родовым дворянством.
   По мере распространения Латинской веры между дворянством, начали появляться среди Грекороссийских селений богатые и великолепные костёлы. Их нарочно строили рядом с ветхими и убогими храмами Русскими, крытыми соломою, чтобы уничижить сии последние и ослепить простой народ, легко увлекаемый наружным блеском.
   Не менее сильный удар нанесён был Православию порабощением крестьян Грекороссийского исповедания Римскокатолическому духовенству, которым они выманены были от помещиков под предлогом добровольных их завещаний, или долговых сделок. Находясь в услужении Римскокатолических монахов и священников и быв употребляемы ими для церковных процессий, крестьяне волею и неволею привыкалн к обрядам чуждой церкви. Влияние Римскокатолических духовных простиралось и на самые селения православные, где они, как вотчинники, имели возможность вмешиваться в дела семейственные и в хозяйственный быт.
   Поляки всеми мерами старались удерживать Русских в невежестве, чтобы удобнее над ними властвовать. У самого дворянства и духовенства Русскаго отняты были все средства к просвещению; дети православных родителей могли воспитываться только в училищах, заведённых Иезуитами и другими монашескими обществами; но из этих училищ они возвращались в домы с искажёнными понятиями о своей вере, с чуждым сердцем, с новым языком. Язык Русский вытесняем был из обществ, из городов, из мест присутственных; все декреты, законы и письменные акты выходили лишь на Польском.
   Закон Польский, разрешающий браки между Католиками и Диссидентами и предписывающий воспитывать детей мужеского пола в отцовской и женского в материнской вере, при всей благовидности своей имел весьма вредные последствия для Православия. Чтобы судить о собственном его направлении, надобно вникнуть в самый дух законодателей. Прежнее Польское правительство, из рук которого он вышел, до самого падения своего не только не оказывало никакого уважения к системе веротерпимости, но ещё питало враждебные чувства ко всем своим подданным, исповедовавшим не одну с ним веру. Следовательно, и при издании постановления о браках оно не могло иметь другой цели, кроме совращения.
   Защитники закона о браках между разноверными лицами видят в нём лишь средство к примирению двух враждующих сторон в отношениях религиозном и политическом; к сожалению, тысячи прежних и новых примеров доказывают, что не все учреждения о веротерпимости, полезные для Государства, могут быть приспособлены к быту семейственному. В Государстве блюстителем вероисповеданий есть само Правительство; в семействах же обыкновенно слабейшая сторона увлекается сильнейшею; а сильнейшая в здешнем крае есть Римскокатолическая. Составляющие её лица, быв предубеждены с детства, что в одной только Латинской вере есть спасение, смущают сими внушениями всех нетвёрдых в Православии. Следствием сего бывает одно из двух: или уклонение к Латинизму, или раздор и свары в семействе.
   Возникшая здесь в конце XVI столетия Уния открыла Римскокатоликам новую причину к вражде против Русских и новый повод к гонению на Православие. С этого времени беспрерывно отбираемы были у Грекороссийского духовенства православные церкви; иногда под предлогом Унии, иногда без всякого предлога, и самым насильственным образом. Принадлежавшие сему духовенству имения, все отняты Иезуитами и монахами прочих орденов. Многие из Русских священников и светских лиц, не хотевших присоединяться к Грекоунитскому обряду, претерпели истинно мученическую смерть***. И эти жестокие меры, несмотря на громкие вопли православных представителей на сеймах Варшавских н на сильные представления резидентов Императора Петра I, Императрицы Елисаветы Петровны и прочих Русских Государей, продолжались до самого возвращения Белорусских и южных губерний от Польши.
    
   * История об Унии, Бантыш-Каменского, стр. 406.
   ** Там же, стр. 407.
   *** Об этом сохранились в Московском Архиве Иностранной Коллегии официальные акты, которые отчасти публикованы и в Истории Бантыш-Каменского об Унии. Нельзя читать без ужаса о роде казней, которые изобретаемы были Римскокатолическим и Грекоунитским духовенством и шляхтою. Они отторгали Священников от олтарей, секли их плетьми, вонзали в тело серные спицы и зажигали, рубили саблями и проч. Польский вельможа Князь Сапега тщетно обращался к Епископам о прекращении этих насильственных мер; его не слушали.
  

IV. О мерах Русского правительства против посягательства Римскокатоликов на Православие

   Правительство Русское, по свойственному ему великодушию, всё прошедшее предало забвению; но в ограждение господствующей церкви от подобных покушений на будущее время, издало положительные и строгие законы о непосягательстве на совращение православных и о нестроении Римскокатолических церквей без его разрешения. К сожалению, некоторые из духовных и помещиков, без всякой признательности к Правительству, дарующему им свободу в отправлении богослужения по их обряду, и как бы с умышленным пренебрежением к его постановлениям, долго ещё не преставали делать вторжения в Грекороссийские селения и строить посреди их Римскокатолические костелы и каплицы единственно с тою целию, чтобы совращать православных крестьян в Унию или прямо в Римскокатолический обряд.
   По силе Государственных постановлений Русских, во всех помещичьих селениях попечение о призрении крестьян в духовных их нуждах, о возобновлении и снабжении церквей утварью, также возлагается на самых помещиков; но в имениях помещиков Римскокатолического исповедания, владеющих православными крестьянами, несмотря на посредничество и ходатайство Грекороссийских духовных начальств, сии постановления большею частию оставались без всякого исполнения.
   От сего произошло, что в Белорусских и южных Губерниях почти везде встречаются Русские храмы деревянные, крытые соломою, ветхие и едва могущие вместить третью долю своих прихожан; между тем как рядом с ними стоят великолепные костелы Римскокатолические, бесприходные, но с огромным штатом духовенства, содержимым большею частию на счёт православных крестьян.
   Не смотря на все исчисленные здесь препятствия и насильственные меры, тайно и явно направленные к уничижению Восточной церкви, большая часть жителей Белоруссии, Волынии и Подолии, самим небесным Промыслом укрепляемые, - до самого возвращения сих областей от Польши, сохранили Восточную Греческую веру во всей чистоте; и воздвигнутые на развалинах Русских храмов Римскокатолические костёлы и монастыри во многих местах доселе не имеют вокруг себя другого народонаселения, кроме исповедающих Православие. В одной Подольской губернии Русских церквей считается до 1500, а Римскокатолических настоятельских только 78, филиальных 2, бесприходных публичных каплиц 12 и помещичьих 68. В Волынской губернии православных церквей также около 1500, а Римскокатолических настоятельских не более 84.

V. О составе Римскокатолических епархий в России.

   Всех Римскокатолических епархий в России шесть: 1) Могилевская, 2) Виленская, 3) Самогитская, 4) Минская, 5) Луцкая и 6) Каменец-Подольская. Подобно Грекороссийским епархиям, они состоят в непосредственном заведывании епархиальных епископов; с тою только разностию, что первые заключают в себе по 1000 и 1500 церквей, и исключая митрополий Новогородской, С.-Петербургской, Московсной, Киевской и Грузинской, совсем не имеют викариев, а в последних, содержащих только по 200, по 100 и 70 костёлов, при каждом епархиальном епископе есть по два и более епископов суффраганов.
   Сверх того, при каждой епархиальной кафедре имеется один или два капитула, состоящие по крайней мере из шести прелатов и шести каноников. Члены капитулов не имеют прямого отношения к управлению епархиальными делами; им предоставлено лишь право избирать из среды своей заседателей для консисторий и ассессоров для Римскокатолической Духовной Коллегии. Главное же их назначение есть присутствование при церемониальном архиерейском служении и отправление штатных должностей кафедралыюй церкви. По различию занимаемых ими должностей, они имеют различные степени и титла. Обыкновенные титла прелатов суть: препозит, декан, архидиакон, кустос, схоластик, кантор, канцлер, примицерий.
   В Виленской епархии один капитул; но он имеет четырёх суффраганов епископов, 6 прелатов, 12 каноников и 1 канцлера.
   В Луцкой епархии, сверх Луцкого, есть ещё другой капитул Житомирский и третий Олыкской коллегиаты; полный же штат высших духовных сановников сей епархии, заключающей в себе впрочем не более 84 церквей, есть следующий: 1) епархиальный епископ, 2) епископ коадъютор, 3) епископ суффраган Луцкий, 4) епископ суффраган Житомирский, 5) Олыкский инфулат (Infulatus, имеющий митру прелат) и в трёх капитулах 18 прелатов и столько же каноников. После этого исчисления нам остается только с откровенностию признаться в совершенном неведении истинного смысла тех жалоб, которые так часто повторяются некоторыми Римскокатоликами на недостающее будто бы число духовных властей и на ограниченность Римскокатолических епархий в России.
   Для соблюдения порядка во внутреннем управлении, Римскокатолические епархии разделяются на многие округи, заведываемые деканами или благочинными. Деканы по духовной части состоят в непосредственной зависимости епархиальных епископов; а по судной, распорядительной и правительственной получают указы от консистории. Епископы и консистории подчинены Римскокатолической Духовной Коллегии, которая, под председательством митрополита, рассматривает важнейшие дела Русских подданных сего исповедания.

VI. О степени образованности Римскокатолического духовенства.

   Римскокатолические духовные пользуются общим хорошим мнением на счёт их учености; но это мнение не есть ли предубеждение прежних времён, когда науки имели убежище в одних лишь монастырях. Надлежит различать учёность от образованности; в первой Римскокатолические духовные стоят ныне гораздо ниже Грекороссийского духовенства в Великороссийских епархиях; в чём удостоверить может один взгляд на устройство Русских духовных академий и семинарий и на положение семинарий Римскокатолических. Последние беспрерывно клонятся к унадку, по неспособности наставников, приготовляемых к учительскому званию в одних монастырских новициатах. Правительство Русское открыло им все способы к усовершенствованию воспитания и предоставило особые права тем духовным, которые окончат курс учения в главной семинарии при Виленском университете (ныне в Виленской Римскокатолической духовной академии); но Римскокатолические духовные, по-видимому, никак не могли привыкнуть к мысли, чтобы монаху или священнику нужно было знание каких-либо наук, выходящих из круга схоластической их методы, получившей начало в средние веки; - методы, ограничивающейся поверхностным учением философии, богословия, канонического права и Латинского языка.
   С другой стороны, Римскокатолические духовные много превосходят Грекороссийских светскою образованностию и средствами к приобретению её, заключающимися в богатых их имениях. Римскокатолические епископы имеют ежегодно дохода от 20.000 до 80.000 р. Аннуаты ксендзов и прелатов восходят иногда от 2.000 до 10.000 и более. У Римскокатолического духовенства белого и монашествующего состоит ещё на праве вотчинном крестьян до 90.000 душ ревижских или одного мужеского пола, из которых большая часть Грекороссийского исповедания. Сверх того в некоторых местах Римскокатолические священники пользовались доселе правом собирать десятину даже и с тех крестьян Грекороссийского исповедания, которые совсем не принадлежат им, как помещикам. К статьям доходов Римскокатолического духовенства между прочим можно отнести и так называемуюкаленду, состоящую из разных жизненных припасов, собираемых во время святок.

VII. О монашеских орденах

   Всех монашеских орденов мужеских в возвращенных от Польши губерниях считается 20: 1) Доминикане, 2) Кармелиты босые, 3) Кармелиты древних правил, 4) Тринитары, 5) Августины, 6) Францисканы, 7) Бернардины, 8) Пиары, 9) Капуцины, 10) Каноники регулярные от покаяния, 11) Каноники регулярные Латеранские, 12) Винкентины или миссионеры, 13) Бонифратры, 14) Бенедиктины, 15) Цистерсы, 16) Картезиане, 17) Марияне, 18) Камельдулы, 19) Реформаты, 20) Рохиты.
   Все они управляются по древним своим уставам особыми провинциалами; Доминикане же и Кармелиты Босые разделяются на две провинции: Литовскую и Русскую, и в каждой имеют своих провинциалов. Напротив того, Бенедиктины, Цистерсы и Картезиане, вследствие собственного их желания, изъявленного во всеподданнейшем их прошении, по малочисленности братий соединены в одну конгрегацию, состоящую под одним начальством*. Бонифратры в собственном смысле суть братья милосердия, и монастыри их не что иное, как гошпитали или домы призрения. Миссионеры занимают среднее место между белым и монашествующим духовенством и имеют обязанностию своею как воспитание юношества, так и распространение Римскокатолической веры. Мориане и Камельдулы состоят в непосредственной зависимости, епархиальных епископов, в ведение коих они поступили ещё со времени присоединения к Империи западных губерний**.
    
   * Картезиане имели один только монастырь в местечке Березе; по упразднении его в 1831 году вследствие беспокойств в западных губерниях, самая конгрегация получила названиеБенедиктино-Цистерской.
   ** Камельдулы также имели один только монастырь в Пожайске; он упразднён в 1831 году, по тем же поводам, как и Картезианский.
  

VIII. О числе, местном положении и составе Римскокатолических монастырей (до Высочайше утверждённых в 1832 году в Июле месяце мер для упразднения излишних обителей)

   Число монастырей, принадлежащих означенным монашеским орденам, показывает излишество, несоразмерное ни с потребностями церкви, ни с народонаселением Римскокатолического исповедания. Грекороссийских обителей всех на пространстве всей Империи считается только 356 на 35.000.000 и более жителей одного господствующего исповедания; и следственно они содержатся к народонаселению, как 1 к 100 т. Всех же Римскокатолических монастырей считается около 320, на народонаселение, едва простирающееся до 3.500.000 душ, следственно по одному монастырю на 8 т. жителей обоего пола. Невероятно и даже неестественно, чтобы из столь тесного круга, при нынешнем общем охлаждении к иноческой жизни, можно было избрать для каждой обители достаточное число людей, испытанной нравственности и способностей, и чтобы все, вступающие в монастыри, принимали монашеский сан по чистому убеждению внутреннему и по призванию самого неба.
   Местное положение Римскокатолических монастырей также достойнопримечания. В Литве, Самогиции иИнфляндских уездах*, населённых преимущественно жителями Римскокатолического исповедания, причитается по одному монастырю на 30, на 30 и даже на 40 тысяч Римскокатоликов, между тем как в южных губерниях и в Белоруссии, где почти все жители Грекороссийского и Грекоунитского исповеданий, по одному на 2 т. и на 1 т. душ обоего пола, сверх приходских церквей, заведываемых белым духовенством**.
   Один взгляд на такое размещение обителей легко удостоверит в истинном назначении Римскокатолических монашеских орденов в этом крае. Нет сомнения, что в самом начале они не что иное были, как духовные миссии, учрежденные взамен рыцарских орденов для распространения папской власти.
    
   * Под Инфляндскими уездами разумеются Динабургский, Люцинский и Режицкий, состоящие в нынешней Витебской губернии. Поляки называли их Инфляндиею; это название, со времени возвращения их России, перешло и в наши деловые бумаги.
   **Журнал Министерства Внутр. дел 1832 года N IX, об упразднении некоторых Р. К. монастырей, стр. IV.
  

IX. Об имуществах Римскокатолических монастырей

   Собственность Римскокатолических монастырей, равно как и белого духовенства, состоит из земли, селений с крестьянами и капиталов, которые отказаны им большею частию посредством фундушевых записей и обыкновенных духовных завещаний. Из всех монашеских орденов одни только Капуцины и Бернардины, по уставам своим, не имеют права владеть недвижимыми имениями.
   Хозяйственная часть монастырей ныне находится в расстроенном состоянии. Главная причина их упадка, может быть, скрывается в первоначальном их изобилии и роскоши. Многие лишились почти всех средств к своему содержанию от несостоятельности их фундаторов или должников, от пропущения определенного для иска законами срока и вообще от беспечного и худого управления имуществами.
   Большая часть имуществ записаны монастырям с возложением на них обязанности поминовения за упокой или для учреждения и содержания какого-либо богоугодного заведения. При многих доселе находятся приходские и высшие училища, в которых, по древнему обычаю, воспитываются и дети православных родителей*.
  
   * В 1832 году эти училища поступили в ведомство Министерства Народного Просвещения.
  

X. О сношениях Римскокатоликов с Папою

   Римскокатолики, Русские подданные, признают главою своей церкви Папу, но сношение с Римским престолом Русскими государственными узаконениями не иначе им дозволено, как посредством министерства. Первым поводом к этой мере было всеподданнейшее прошение Русских подданных Римскокатолического исповедания, утруждавших Императрицу Екатерину II жалобою на членов духовенства в том, что некоторые из них, ссылаясь на права, полученные ими в Риме, почитали всё принадлежащее церквам своею собственностию, забирали в долг деньги на своеручные обязательства, а потом не дав отчёта уезжали из государства, оставляя тягость платежа на самых прихожан*.
   Ограничение свободы внешних сношений Римскокатоликов необходимо по самому качеству первосвященника Римского, соединяющего в лице своём, кроме звания главы церкви, и звание владетельного государя. В этом отношении оно, как одно из условий внешней политики, более или менее наблюдается во всех благоустроенных государствах, даже и в самых Римскокатолических.
   Впрочем, Правительство Русское всегда умело отличать сношения, до религии касающиеся, от политических. Быв убеждено, что всякое Христианское вероисповедание более или менее служит ограждением общественной нравственности и благочиния, оно старается доставлять все возможные пособия и облегчения каждому из Римскокатоликов, обращающихся в Рим с духовными их нуждами, и принимая на себя посредничество в сих сношениях, пересылает их прошения и деньги в папскую канцелярию без всякого промедления. Самое посольство Русское при Римском дворе назначено в 1803 году единственно для ходатайства во всех случаях, касающихся до духовных потреб Римскокатоликов, подданных Империи.
   * Введение в регламент С.-Петербургской Католической церкви 1769 года Февраля 12.
  

Б. ГРЕКОУНИТЫ

   Первое основание соединения нынешних Грекоунитов с Римскою церковью положено на Флорентийском Соборе, спустя пять лет по завоевании Константинополя Оттоманами. В числе депутатов Восточной церкви находился и митрополит Киевский Исидор; но устав Флорентийский был отвергнут духовенством Московским, не изменявшим ни в счастии, ни в напастях вере отцев своих. Тщетно двор Римский покушался при Иоанне Грозном восстановить и поддержать мнимое соединение церквей; Царь Русский, тонкий политик и учёный богослов своего времени, отразил торжественно софизмы Иезуита Поссевина, который и удалился из России без всякого успеха. Между тем правительство Польское уже принимало законы от папы; престол патриархов был сокрушён и Православие в Литве и Подолии оставалось без защиты. Пользуясь сим положением Восточной церкви, Климент VIII и Казимир III, для соединения её с западною, употребили и обольщение, и угрозы; сановникам честолюбивым обещали особые права и преимущества; на робких действовали страхом, приписывая падение восточной Империи мщению десницы Божией, каравшей ересь и отступление от устава Флорентийского. Малодушные верили, что им надлежало избрать или плен Магомета, или власть двора Римского, уже тяготевшую над Европой; они предпочли последнее.
   В 1595 году епископ Владимирский и Берестенский Ипатий Поцей и епископ Луцкий и Островский Кирилл Терлецкий прибыли в Рим от имени митрополита Киевского Михаила Рагозы и других нескольких архиереев и облобызали туфель Климента VIII.
   Римский первосвященник торжествовал и, как сам говорит он в грамоте к архиепископу и епископам Русским, восторга его невозможно было ни мыслию обнять, ни словами выразить.
   Эта грамота, весьма любопытная в историческом отношении, начинается следующим пышным вступлением.
   "Папа Климент VIII посылает возлюбленным братиям здравие и Апостольское благословение.
   Благословен Пастырь добрый и Пастыреначальник, положивый душу свою за овцы, - пришедый собрать и совокупить рассеянные, да будут все едино, якоже Он и Отец едино суть. Благословен богатый щедротами, явивший вам богатства благости и исполнивший нас духовною радостию о вашем обращении к возлюбленной матери вашей, святой Римской церкви, начальнице и матери всех церквей. Движимая матерним сердоболием, она искони сего желала и непрестанно о сем молила Отца светов, ниспосылающего духа благости и премудрости всем призывающим его воистину. Сам Господь небесным светом своим просветил сердца ваши, да отрясти мрак древних заблуждений познаете, яко един Бог, едина вера и едина церковь Католическая и Апостольская, на едином Петре, начальнике Апостолов основанная, которому сам Христос, носящий всяческая словом силы своея, даровал твёрдость недвижимаго камня (petrae) и вверив ему своих овец и агнцев, дал власть утверждать братий своих епископов, призываемых на стражу паствы, и как главе, управлять всеми членами; ибо едина есть видимая глава Католической церкви, один на земле наместник вечного Иерея и Епископа душ наших Иисуса Христа, верховный первосвященник Римский, Святого Первоапостольного Петра преемник; чуждающиеся его далеко блуждают от пути истины и не прилепляющиеся к нему расточены суть".
   Далее в этой грамоте описывается самое чиноположение присоединения Русских епископов к Римской церкви, совершившегося накануне Рождества Христова, в святой пост четырех времен года, при собрании кардиналов, прелатов и почетных чинов Двора Римского, в присутствии самого папы; где, по прочтении сперва на языке Русском, потом на Латинском, доверительных грамот и прошения об Унии, Русские посланные произнесли исповедание веры Католической. После того епископы Игнатий и Кирилл наименованы были придворными прелатами и ассистентами при торжественном богослужении.
   Между прочим в грамоте сказано, что обряды и церемонии Русские, как не нарушающие целости веры Католической, оставлены на том же основании, на котором они допущены были на Флорентийском Соборе, т.е. без всякого изменения, - и что папа просил короля Сигизмунда принять Грекоунитов в особое покровительство, и епископам их дать особые преимущества, присвоив епископскому сану право заседать в государственном сенате.
   Как громом, поражены были Православные распространившеюся молвою об этом новом, необычайном происшествии. Духовные и светские равно негодовали, что несколько частных лиц, без ведома и согласия народа и духовных властей покусились учинить отступление от послушания истинному своему пастырю, Патриарху Царяграда, откуда Россия просветилась крещением, приведена к познанию Евангелия и более шести сот лет была управляема посвящаемыми там митрополитами. Из духовных Львовский епископ Гедеон Балабан ещё 1 Июля 1595 года, тотчас по отправлении Поцея и Терлецкого в Рим, обнародовал во Владимире писменную протестацию против коварного их умысла. "Ни я, - говорил он, - ни другие никогда о сем не писали ни к Римскому папе, ни к его Королевскому Величеству; и ежели таковые письма ныне написаны, и от имени всех поданы, то сие учинено коварно. Ибо подписка происходила на кожаном бланкете не об унии, но по другому делу, и вверена была некоторым из них от бывшего в Бресте 24 Июня 1594 года собора".
   Из светских Князь Константин Острожский, Киевский воевода, богатством, храбростию и сенаторским достоинством превышавший прочих и пользовавшийся полным уважением от духовенства и мирян, также протестовал писменно 25 Июля 1595 года, что уния ему никогда и в мысль не приходила и что он её не приемлет и отвергает. Митрополит Рагоза и единомысленный с ним епископ Поцей многими письмами своими старались уверить Князя Острожского, что и они об унии не мыслят. По-видимому, сии отступники боялись признанием своим оскорбить благочестивого мужа или испытывая упрёки совести, уже начииали и сами колебаться в обнародовании своего отступления; но быв связаны клятвою, произнесённою ими в Риме, увидели себя наконец вынужденными созвать собор к 6 Октября 1596 года в Брест Литовский, под предлогом примирения принявших унию с непринявшими её.
   На этом соборе между прочим присутствовали, по назначению папы, в виде депутатов три епископа Латинских и послы королевские. Послы покушались убедить благочестивых к соединению с Римлянами, представляя им королевское о сем деле благоволение; но благочестивые, отблагодарив Короля за его об них попечение, дали знать, что соединения, учинённого в Риме, они не могут принять и без воли патриарха константинопольского ни к какой о вере перемене никогда не приступят. Вследствие сего, они подписали приговор: Митрополита Михаила Рагозу со всеми владыками, отступившими от Православной Грековосточной веры, лишить сана их "яко порочных пастырей, яко лживых пророков, яко слепых вождов, яко вере Христианской упорствующих, яко квасом неправедного учения напоенных, и яко видения сердца своего противныя слову Божию и правилам Святых отец за правду рассевающих, мирянам ни в чем не слушати и не повиноватися"*.
   С другой же стороны и отступники епископы обнародовали учинённые ими на Брестском соборе постановления; в них, между прочим, сказано: "мы не хотячи бути участниками греху так великого (отступления от устава Флорентийского собора) и неволе поганской, которая за тым прийшла, на Цареградских патриархов, а не хотячи им расколу и розерваня церкви святой единости помагати, и забегаючи спустошеню церквей, - року прешаго виправилисмо до отца святейшего Климентия осмаго папы Римскаго посли и братию нашу велебних о Христе епископов... Просячи абы нас до своего послушенства, яко наивышний пастырь церкви вселенской кафолической принял, и от зверхности патриархов Цариградских визволил и разрешил, и заховуючи нам обряди церквей восточных Греческих и Русских, а ни якой отмени в церквах наших не чинячи, токмо, по преданию Святых отец Греческих, вечне заставил, что и учинил, а на то свои привиллегиа и писма послал".
   Происшедший на Брестском Соборе раздор понудил благочестивых отправить к Королю депутатов с прошением, чтобы он, согласно законам, привилегиям и конституциям, утверждающим свободу Греческой веры в Польше, повелел всех принявших унию епископов выгнать из епархий, а на их места наименовать других, избранных из среды православных. Король не только не уважил сего их прошения, но ещё издал строгое повеление никого из приезжающих от Константинопольского патриарха не впущать в пределы государства.
    
   С этого времени число Грекоунитов со дня на день возрастало, а с ними возрастала и ненависть к православным. Из трогательной и сильной речи депутата и чашника земли Волынской, Лаврентия Древинского, говоренной им на сейме 1620 года пред троном Короля Сигисмунда III, явствует, что уже и в то время, т.е. 25 лет только спустя после введения унии, в Краковском воеводстве православные церкви были запечатаны, имения церковные расхищены, в монастырях запирали скот; в Минске, Могилеве, Орше и других городах, лежащих на границе Московского государства, церкви также были запечатаны; монастырь Лещинского обращен был в питейный дом. Во Львове воспрещено было православным жительствовать, производить купечество и в ремесленные цехи записываться. Тела умерших вывозились из города без всякого церковного обряда; в Вильне дозволялось выносить тело умершего благочестивого в одни только те ворота, в которые вывозили смрад и нечистоту из города.
   Знатнейшие монастыри и приходские церкви с богатыми фундушами все присвоены были униатами; самый Печерский в Киеве монастырь, этот бесценный вертоград Грекороссийской церкви, в котором хранятся главнейшие её памятники и святыни, несколько времени состоял под управлением отступника Михаила Рагозы, и по одному только усильному настоянию послов от воеводств и областей Русских, возвращён был конституциею 1607 года на Варшавском сейме к прежнему своему назначению.
   В чины гражданские люди достойные и учёные не производились только за то, что не были преклонны к унии. Православных священников и монахов ловили и мучили, и народ, собиравшийся на молитву в построенных за городом шалашах, всегда разгоняли. Самые озлобления, злоречия, ругательства и всенародные поношения на счёт православной веры, уже достаточны были поколебать легкомысленных. К явному уничижению Православия, день, назначенный в трибуналах для просителей Греческого исповедания, называем был Арианским; и дела их вписывались в Арианские реестры; и сие поношение не прежде воспрещено, как конституциями 1678 и 1685 годов, когда Польское правительство вынуждено было к этой мере самым политическим своим отношением к России**.
   Лютейшими гонителями Православия были Грекоунитские духовные, которые, как бы из угождения новой главе церкви, предавались всем неистовствам фанатизма. Из числа их один Полоцкий архиепископ, истощив все роды гонений против не приемлющих унии, наконец в одном из писем своих к Литовскому канцлеру Льву Сапеге предлагал изгнать их всех из государства. Время сохранило нам драгоценный ответ ему сего вельможи, - мужа светского, но по уму и просвещению достойного быть учителем фанатикам пастырям. "Да не содеется, писал он, в отечестве нашем сие ужасное беззаконие! Давно в сих областях водворилась Римская католическая вера; и пока она не имела подражательницы повиновения своего Святому отцу, дотоле славилась своим миролюбием и могуществом; ныне, приняв в сообщество свое некую сварливую и беспокойную другиню, терпит по её вине на каждом сейме, народном собрании и заседании поветовом многочисленные раздоры и поношения. Лучше и полезнее бы, кажется, было для общества сделать разрыв с сею неугомонною союзницею: ибо мы никогда в отечестве нашем не имели таких свар, какие породила нам сия благовидная уния".
   Трактатом 1686 года, заключённым между Россиею и Польским царством, предоставлено было епископиямПеремышльской, Львовской, Луцкой и Белорусской свободное Грекороссийской веры отправление, без всякого притеснения и принуждения к вере Римской или к унии; но не прошло 20 лет, как две первые уже обращены были в унию насильственно; то же последовало и с Луцкою епархиею в 1713 году.
   Сами Грекоунитские духовные не досшигли того, чего требовали и надеялись, присоединяясь к западной церкви. Вопреки торжественных обещаний Папы Климента VIII, правительство Польское не только не удостоивало их никаких отличий, но содержало всегда в нищете и невежестве, для того чтобы в глазах черни унизить сей обряд пред Римскокатолическим. Сочинитель Апокризиса (книги, напечатанной в 1597 году) так предсказал будущую судьбу их в Польше: "Той же сатана обманул униатов обещанием места в сенате, который обещал и Христу дать всю вселенную, аще пад поклонится ему".
   Одним монахам Св. Василия, как исполнителям тайных предначертаний Римской политики, дарованы были особые преимущества и между прочим право полной индульгенции или отпущения всех грехов в жизни настоящей и будущей, по примеру католических монахов, подвизавшихся в обращении еретиков и неверных. Сии монахи в своих действиях руководствуемы были Иезуитами, которые, получив дозволение вступать в их братство, распространяли между ними свои правила.
   Бывший в 1720 году Замойский собор показал в ясном свете тайные планы изуверов. Ниспровергнув главные основания Флорентийского устава и Берестского акта подчинённости Русских епископов Римскоиу престолу, он посягнул на заветное и святое достояние Восточной церкви, на искажение древних её обрядов, догматов и чиноположений.
   Проект, сочиненный в 1786 году об уничтожении всех униатов в Польше и Литве, обращением их в обряд Римский, раскрывает также в некоторой мере истннные виды и намерения, с какими Русский народ привлечён был в унию. Сей проект был тогда же напечатан и разослан во все воеводства и поветы, на все сеймики и на самый сейм, вскоре потом последовавший***. Одно высокое покровительство Великой Екатерины возвращением западных областей от Польши предохранило Грекоунитов от совершенного истребления.
   Вследствие сего, когда архиепископ Минский Виктор в 1794 году и Могилевский епископ Афанасий в 1795 году напомнили им окружными своими грамотами о древнем их обряде, голос родной веры отозвался в сердцах Русских и в короткое время более миллиона жителей возвратились к Православию.
   Но дворянство западных губерний, издавна утверждённое в вере католической, успело в последствии времени своим влиянием, и обольщениями снова совратить состоящих в его зависимости крестьян в унию, а некоторых даже из унии в Римскокатолическую веру, не уважая ни декретов конгрегации Римской 1724 и 1727 года, ни конституций папы Венедикта XIV 1743 и 1744 года, воспрещавших переходы из обряда Грекоунитского в Латинский.
    
   *Книга Апокризис часть II, раздел 2.
   **История об Унии, Бантыш-Каменского, стр. 410.
   ***История об Унии, Бантыш-Каменского, стр. 412.
  

В. Копия постановления Римского Сената о Бахусовых празднествах, обнародованного в 186 году до Р. Х.

   Подлинный почерк этого постановления гораздо грубее, нежели прочих Латинских надписей времен империи. Буквы все прописные и неровные, то слитые одна с другою, то разрезные; напр., вместо IV употребляется N, а вместо N встречается IV; вместо I почти везде Греческое двойное Е², О² и V. Правописание особое; напр., в сослагательном и неокончательном наклонениях вместо SS везде одно S; ESE; FECISE; ESENT и пр. SED вместо SЕ; DQVOLTOD вместо OCCULТО. Кажется, есть и описки; напр., UTRA; SACANAL; NEOVE вместо VERBA; BACANAL; NEQVE. - Первая половина этого постановления набрана здесь прописными буквами, с удержанием правописания подлинника; вторая половина обыкновенным слогом и шрифтом.
    
   MARCIVS. L. F. S. POSTVMNS L. F. COS. SENATVM CONSOLVERVIVT. IV. OCTOB. APVD. AEDEM
   DVELONAI. SC. ARF. M. CLAVDI. M. F. L. VALERI. P. F. Q. MINVCI. C. F. DE. BACANALIBUS QVEI FOIDERATEI
   ESENT. ITA. EXDEICENDVM. CENSVERE. NEI. QVIS. EORUM. SACANAL. HABVISE. VELET. SEI. QVES
   ESENT. QVEI. SIBEI. DEICERENT. NECESUS. ESE. BACANAL. HABERE. EEIS. VTEI. AD. PR. VRBANVM
   ROMAM. VENIRENT. DEQUE. EEIS. REBUS. VBEI. EORVM. UTRA. AVDITA. ESENT. VTEI. SENATVS
   NOSTER. DECERNERET. DVM. NE. MINUS. SENATORBVS. C. ADESENT. - - A. RES. COSOLERETVR.
   BACAS. VIR. NEQVIS. ADIESE. VELET. CEIVIS. ROMANUS. NEVE. NOMINUS. LATINI. NEVE. SOCIVM.
   QVISQVAM. NISEI. PR. VRBANUM. ADIE-SENT. ISQUE. DE. SENATVOS. SENTENTIAD. DUM. NE. MINUS. SENATO -
   RIBUS. C. ADESENT. QVOM. EA. RES. CO-SOLERETUR. JOUSISENT. CENSUERE.
   SACERDOS. NE. QVIS. VIR. ESET. MASISTER. NEQVE. VIR. NEQVE. MULIER. QUISQUAM. ESET.
   NEVE. PECUNIAM. QUISQUAM. EORUM. COMOINEM ... ABUISE. VELET. NEVE. MASISTRATUM.
   NEVE. PROMASISTRATVO. NEOVE.VIRUM. NEQVE. MULIEREM. QUISQUAM. FECISE. VELET.
   NEVE. POSTHAC. INTER. SED. CONIOVRASE. NEVE. COMVOVISE. NEVE. CONSPONDISE.
   NEVE. CONPROMESISE. VELET. NEVE. QVISQVAM. FIDEM. INTER. SED. DEDISE. VELET.
    
    
   Sacra in DQVOLTOD ne quisquam fecisse vellet, neve in publice, neu in privato, neve extra urbem sacra quisquam fecisse vellet, nisi praetorem urbanum adisset, isque de senatus sententia, dum ne minus senatoribus centum adessent, quum ea resconsuleretur, jussissent, censuere. Homines plus quinque universi viri atqui mulieres sacra ne quisquam fecisse vellet, neve interibi viri plus duobus, mulieribus plus tribus adfuisse vellet, nisi de praetoris urbani senatusque sententia, uti supra scriptum est. Haeecque uti in concionibus edicatis ne minus trinum nundinum, senatusque sententiam uti scientes essetis, eorum sententia ita fuit. Si qui essent, qui adversus ea fecissent, quam supra scriptum est, iis rem capitalem faciendam censuere, atque uti hoc in tabulam ahenam incideretis. Ita senatus aequum censuit. Utique eam figi jubeatis ubi facillime nosci potis sit, atque ubi ea Bacchanalia si qua sunt, extra quam si quid ibi sacri est, ita ubi supra scriptum est, in diebus decem, quibus vobis tabellae datae erunt, faciatis uti dismota sient in agro Tevrano.
  
   Оригинал здесь: Библиотека Андрея Бирюкова.
  
  
  
  

Другие авторы
  • Воинов Иван Авксентьевич
  • Дьяконов Михаил Александрович
  • Михаил, еп., Никольский В. А.
  • Глинка Сергей Николаевич
  • Толстовство
  • Джеймс Уилл
  • Попов Александр Николаевич
  • Тынянов Юрий Николаевич
  • Радклиф Анна
  • Линев Дмитрий Александрович
  • Другие произведения
  • Шулятиков Владимир Михайлович - М. В. Михайлова. Владимир Михайлович Шулятиков
  • Тургенев Александр Иванович - Г. Н. Моисеева. Неизвестное письмо А. И. Тургенева о славистических трудах Йозефа Добровского
  • Доде Альфонс - Мари-Анто
  • Хаггард Генри Райдер - Копи царя Соломона
  • Гайдар Аркадий Петрович - Обыкновенная биография
  • Карамзин Николай Михайлович - (Владиславлев М. И.). Карамзин. Неизданные сочинения и переписка. Часть I. Спб., 1862
  • Марин Сергей Никифорович - Пародия на оду 9-ю Ломоносова, выбранную из Иова
  • Жуковский Василий Андреевич - В.А. Жуковский в воспоминаниях современников
  • Муравский Митрофан Данилович - Стихотворения
  • Куприн Александр Иванович - Блаженный
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 292 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа