Главная » Книги

Кони Анатолий Федорович - Воспоминания о деле Веры Засулич, Страница 12

Кони Анатолий Федорович - Воспоминания о деле Веры Засулич


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

юбова розгами. Протест товарища прокурора в этом отношении не заслуживает уважения, так как указания протеста на нарушение статьи 718 Уст. угол. судопр. опровергаются как протоколом судебного по делу заседания, соответствующим в порядке составления оного требованиям статьи 835 Уст. угол. судопр., так и в особенности заключением суда, состоявшимся, согласно 844 статье того же устава, по сделанным на протоколе товарищем прокурора замечаниям. Заключением этим суд положительно удостоверяет, что свидетелям были предлагаемы обычные, требуемые статьей 718 Уст. угол. судопр. вопросы.
   В связи с допущенным судом нарушением, статей 575 и 576 Уст. Угол. судопр. товарищ прокурора приводит в своем протоколе третьим кассационным поводом нарушение председателем суда статьи 611 Уст. угол. судопр., выразившееся в том, что председатель суда при допросе приглашенных присяжным поверенным Александровым лиц не устранил из их показаний всего того, что имело предметом расследование обстоятельств, вызвавших и сопровождавших наказание Боголюбова розгами.
   Выше была достаточно выяснена зависимость председателя суда, при применении статьи 611 Уст. угол. судопр., от допущения судом к допросу в качестве свидетелей приглашенных присяжным поверенным Александровым лиц, показания которых относились к обстоятельствам, не составлявшим предмета дела о покушении на жизнь генерал-адъютанта Трепова, а равно не могущих разъяснить мотива преступления, совершенного Засулич.
   Ввиду такой тесной зависимости действий в этом отношении председателя суда от распоряжения суда о допущении этих лиц к допросу нарушение 611 статьи Уст. угол. судопр. не может быть рассматриваемо как самостоятельное нарушение, могущее при доказанности даже оного, иметь последствием кассацию состоявшегося по делу приговора. Вследствие чего протест товарища прокурора и в этом отношении не подлежит удовлетворению.
   Не заслуживает также уважения и четвертый приводимый в протоколе товарища прокурора кассационный повод, состоящий в том, что присяжным заседателям не были объяснены председателем суда их права, обязанности и ответственность в случае неисполнения ими своих обязанностей в объеме, требуемом статьями 671-677 Уст. угол. судопр. Протоколом судебного заседания и заключением на сделанное по сему предмету товарищем прокурора замечание удостоверено, что председатель суда исполнил в этом отношении в точности требования приведенных узаконений, за исключением лишь того, что не предупредил присяжных заседателей о размере взыскания, которому они могут подвергнуться в случае неисполнения ими возложенных на них по закону обязанностей. Но независимо от удостоверения суда, с которым согласился и товарищ прокурора, о том, что участвовавшие в разрешении дела Засулич присяжные заседатели принимали до того участие в судебных заседаниях по другим делам, товарищ прокурора не сделал своевременно никаких по этому предмету заявлений, и ни в протоколе судеб по делу заседания, ни в кассационном протесте не приводится решительно никаких доказательств тому, чтобы присяжные заседатели вследствие неполного объяснения им председателем суда их ответственности не пользовались своими правами и не поняли надлежащим образом своих обязанностей (кассационное решение сената 1868 г., No 234; 1870 г., No 901). Кроме того, одно неразъяснение присяжным заседателям ответственности, которой они подвергаются за нарушение их обязанностей, согласно кассационному решению сената 1871 г., No 1425, не может быть признаваемо существенным нарушением статей 671-677 Уст. угол. судопр.
   Пятым кассационным поводом приводится нарушение 697 статьи Уст. угол. судопр., состоявшее в прочтении в судебном заседании 31 марта 502 номера газеты "Новое время" в качестве вещественного по делу доказательства. В этом отношении обстоятельства дела обнаруживают, что вследствие ссылки Засулич на то, что она узнала о наказании Боголюбова первоначально из газет, судебный следователь отношением от 27 января 1878 г. за No 252 вытребовал из редакции газеты 502 номер этой газеты, содержащий известие об этом происшествии. Этот номер газеты, быв приобщен к делу, предъявлялся Засулич, которая признала в нем один из номеров газет, из которых она почерпнула первые сведения об этом событии. О том, что Засулич узнала об этом происшествии из газет, упоминается в обвинительном по сему делу акте. В судебном заседании 31 марта извлечение из 502 номера газеты "Новое время", содержащее в себе известие о наказании Боголюбова розгами, было по требованию защиты, с разрешения суда, прочтено в качестве вещественного по делу доказательства, несмотря на возражение товарища прокурора, доказывавшего, что газетные известия не принадлежат к числу документов, могущих быть читанными на суде.
   На основании статьи 371 Уст. угол. судопр., разъясненной кассационным решением сената 1875 г., No 399, под вещественными доказательствами закон понимает собственно предметы, на которые было направлено действие подсудимого, или которые служили орудием для совершения преступления, или, наконец, которые сохранили на себе следы преступления и вообще могут служить средством к обнаружению преступления и к улике преступника. Приобщенный к делу 502 номер газеты "Новое время" не составлял ни предмета, на который было направлено преступление, совершенное Засулич, ни предмета, который послужил бы Засулич орудием для совершения преступления, ни, наконец, такого предмета, который оставил бы на себе следы преступления. Этот номер газеты не мог равным образом служить средством к обнаружению и улике преступника, потому что преступление, совершенное Засулич, было раскрыто совсем иными средствами. Следовательно, приобщенный к делу 502 номер газеты "Новое время" ни в каком отношении не составлял вещественного по делу доказательства, а потому не мог быть прочтен в качестве такового ни в полном его объеме, ни в извлечении. Но если вытребованный следователем 502 номер газеты "Новое время" не мог быть прочтен в силу 697 статьи Уст. угол. судопр., то из сего не следует еще, чтобы прочтение этого номера газеты на суде составляло существенное нарушение вышеприведенного узаконения.
   На основании статьи 629 Уст. угол. судопр. участвующим в деле лицам не возбраняется прочтение находящихся у них документов, когда они относятся к предмету их показаний. Разъясняющие 629 статью кассационные решения сената 1871 г., No 470; 1874 г., No 474, 626; 1875 г., No 399 распространяют право сторон на прочтение в судебном заседании всех Тех письменных актов, которые в обвинительном акте указаны в числе оснований к обвинению и приобщены к делу как письменные доказательства, потому что на такого рода доказательствах весьма часто исключительно основаны обвинение или защита подсудимого, В силу этих соображений 502 номер газеты "Новое время", вытребованный судебным следователем по ссылке на него Засулич, должен быть признан приобщенным к делу письменным доказательством. Обстоятельство это, а равно ссылка в обвинительном акте на то, что Засулич почерпнула первое известие о наказании Боголюбова из газет, приводит к заключению, что 502 номер . газеты "Новое время" мог быть прочтен в судебном заседании. Если же этот номер газеты подлежал прочтению в качестве письменного, а не вещественного доказательства, то непредъявление оного присяжным заседателям представляется вполне согласным с требованиями статьи 697 Уст, угол. судопр. Вследствие чего пятый кассационный повод товарища прокурора не заслуживает уважения.
   Усматривая в отказе суда в его ходатайстве о прочтении копии с предписания генерал-адъютанта Трепова управляющему домом предварительного заключения от 13 июля 1877 г. за No 6641 существенное нарушение статьи 687 и 630 Уст. угол. судопр., товарищ прокурора выставляет это нарушение шестым кассационным поводом. Копия с помянутого предписания, содержащего в себе распоряжение о наказании Боголюбова розгами как главного виновника произведенных арестантами в доме предварительного заключения 13 июля 1877 г. беспорядков, удостоверенная в верности с подлинным управляющим означенным домом полковником Федоровым, была вытребована судебным следователем для приобщения к делу о покушении на жизнь генерал-адъютанта Трепова. В кратком извлечении содержание этого преступления было занесено в обвинительный по делу сему акт. Вследствие ходатайства присяжного поверенного Александрова о вытребовании подлинного предписания генерал-адъютанта Трепова суд в заседаниях-распорядительном 23 марта и судебном 31 марта - нашел, что нет оснований сомневаться в соответствии имеющейся при деле копии с предписания с подлинным, а потому отказал в ходатайстве защиты по сему предмету. В судебном заседании 31 марта требование товарища прокурора о прочтении копии с этого предписания не было удовлетворено судом на том основании, что ни подлинное предписание, ни копия с него, удостоверенная официальным лицом, не могут подлежать прочтению по точному смыслу 687 статьи Уст. угол. судопр. Вслед за отказом в прочтении копии с предписания председатель суда, ссылаясь на 613 и 614 статьи Уст. угол. судопр., заявил присяжным заседателям, что сущность предписания, о котором идет речь, внесена в обвинительный акт, прочтенный перед ними, и, напомнив им относящееся сюда место обвинительного акта, спросил товарища прокурора, считает ли он себя удовлетворенным таким объяснением, на что, как сказано в протоколе судебного заседания и удостоверено заключением суда, состоявшимся по замечаниям товарища прокурора на протокол, товарищ прокурора заявил, что считает себя удовлетворенным.
   На основании статьи 687 Уст. угол. судопр. протоколы о.б осмотрах, освидетельствованиях, обысках и выемках читаются в судебном заседании по требованию сторон. При применении означенного закона правительствующий сенат в решениях своих проводил постоянно то положение, что прочтению на судебном следствии подлежат такие документы, которые подходят под исчисленные в 687 статье Уст. угол. судопр. Подходящими же под исчисленные в помянутой статье документами правительствующий сенат постоянно признавал такие документы, которые, не быв даны взамен свидетельских показаний, были представлены сторонам или вытребованы к делу судебным следователем в качестве письменных доказательств, служили основанием обвинения или защиты подсудимого или были в качестве таковых занесены в обвинительный акт и притом содержали в себе разъяснение таких обстоятельств, которые не могли сделаться известными суду путем свидетельских показаний (кассационные решения сената 1868 г., No 954; 1872 г., No 257; 1873 г., No 609; 1874 г., No 474, 585; 1875 г., No 399). Предписание генерал-адъютанта Трепова от 13 июля 1877 г. за No 6641, о прочтении которого ходатайствовал товарищ прокурора, очевидно, не могло быть дано взамен показаний потерпевшего лица, потому что предписание это было дано за шесть месяцев до события, составляющего предмет настоящего дела.
   Предписание это было вытребовано судебным следователем к делу в качестве письменного доказательства. Оно послужило в извлечении одним из оснований обвинительного акта. Наконец, содержание предписания не могло сделаться известным суду путем показания в качестве свидетеля генерал-адъютанта Трепова, потому что за неявкой последнего в судебное заседание 31 марта суд признал возможным рассмотреть дело в отсутствие этого свидетеля, а отказ товарищу прокурора в прочтении этого предписания суд не мотивировал соображением, что содержание предписания, в прочтении которого было отказано, могло сделаться известным суду из показаний генерал-адъютанта Трепова, данных при предварительном следствии и на суде, за отсутствием его, прочтенных. Суд при этом не сказал и того, чтобы содержание этого предписания смогло ему сделаться известным из показаний других спрошенных на предварительном следствии свидетелей. В силу изложенного нельзя не признать, что отказ суда в прочтении копии с предписания генерал-адъютанта Трепова составляет нарушение статьи 687 Уст. угол. судопр. Но, принимая во внимание, что содержание сего предписания в том виде, в каком оно изложено в обвинительном акте, было сообщено председателем суда присяжным заседателям и что товарищ прокурора, как удостоверяет протокол судебного заседания и состоявшееся по замечаниям на этот протокол заключение суда, остался объяснениями председателя суда удовлетворенным, следует прийти к заключению, что нарушение это не может быть почитаемо существенным нарушением прав товарища прокурора как стороны в деле (статья 630 Уст. угол. судопр). Вследствие чего нарушение это не может служить основанием к отмене по этому поводу приговора суда.
   Обращаясь, наконец, к седьмому и последнему кассационному поводу, приводимому в протесте товарища прокурора основанием к отмене приговора суда, состоящему в том, что председатель в заключительном слове вопреки статье 804 Уст. угол. судопр. не объяснил присяжным заседателям в подробности порядка их совещаний, изложенного в 805 и последующих статьях Уст. угол. судопр., то хотя в этом отношении протест товарища прокурора подтверждается протоколом судебного заседания, соответствующим в порядке составления оного требованиям статьи 835 Уст. угол. судопр., но принимая во внимание, что, по удостоверению суда, присяжные заседатели, принимавшие участие в разрешении дела Засулич, участвовали до того в судебных заседаниях по другим делам, нарушение это ввиду кассационного решения сената 1869 г., No 617 также не может быть признано существенным.
   По всем изложенным соображениям, признавая, что из приводимых в протесте кассационных поводов нарушение судом 575 и 576 статей Уст. угол. судопр. должно быть признано существенным, правительствующий сенат, руководствуясь того же устава статьей 912, пункт 2, определяет: за нарушением статей 575 и 576 Уст. угол. судопр. приговор с.-петербургского окружного суда и решение присяжных заседателей по настоящему делу отменить, а дело передать для нового рассмотрения в новгородский окружной суд, о чем послать указы окружным судам: новгородскому с препровождением дела и с.-петербургскому к сведению.
  

ПРИЛОЖЕНИЕ 8

УКАЗ ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА

САМОДЕРЖЦА ВСЕРОССИЙСКОГО

ИЗ ПРАВИТЕЛЬСТВУЮЩЕГО СЕНАТА

С.-ПЕТЕРБУРГСКОМУ ОКРУЖНОМУ СУДУ

  
   По указу его императорского величества правительствующий сенат в распорядительном заседании слушал предложение и. о. обер-прокурора Общего собрания кассационных департаментов правительствующего сената от 30 ноября 1878 г., No 1168, коим во исполнение ордера г-на министра юстиции предлагает о рассмотрении неправильных действий с.-петербургского окружного суда по делу Веры Засулич.
   Выслушав это предложение и доложенные при этом: 1) рапорт с.-петербургского окружного суда от 5 мая 1878 г., No 2408, с объяснением причин, по коим судом были допущены те действия, на которые в кассационном протесте товарища прокурора указывалось как на нарушение статей 575 и 576 Уст. угол. судопр., и 2) определение уголовного кассационного департамента правительствующего сената 20 мая 1878 г., состоявшееся по делу дочери капитана Веры Засулич, правительствующий сенат усматривает, что при рассмотрении в уголовном кассационном департаменте правительствующего сената протеста товарища прокурора с.-петербургского окружного суда на состоявшийся 31 марта 1878 г. приговор того же суда по делу о дочери капитана Вере Засулич, обвинявшейся в покушении на убийство с.-петербургского градоначальника, генерал-адъютанта Трепова, выяснилось, между прочим, что по вручении Засулич копии с обвинительного акта защитник ее обратился в суд с двумя заявлениями, в которых ходатайствовал о вызове семи свидетелей, не спрошенных при предварительном следствии, для проверки через спрос этих свидетелей очевидцев обстоятельств, вызвавших и сопровождавших наказание лишенного по суду всех прав состояния арестанта Боголюбова Окружной суд, находя, что свидетели эти имеют показывать об обстоятельствах, не составляющих предмета, подлежащего разбирательству дела по упомянутому выше обвинению Засулич, а равно, что мотив ее преступления показаниями этих свидетелей не может быть разъяснен, потому что подсудимая не указывает, чтобы она от кого-либо из них слышала о причинах и поводах наказания Боголюбова, - по определению, состоявшемуся 23 марта 1878 г., в ходатайстве защитника отказал. Тогда последний 24 того же марта подал в суд заявление о том, что Засулич принимает вызов семи свидетелей на свой счет, почему просил распоряжения о вызове двух из них как содержащихся под стражей и о предоставлении ему пригласить остальных по предварительному с ними соглашению. Заявление это не было заслушано судом, но на нем имеется никем не подписанная пометка: "Вызвать". О содержании сего заявления и а последовавшем по оному распоряжению прокурор суда уведомлен не был.
   Затем в судебное заседание 31 марта из числа означенных семи свидетелей не были доставлены двое, содержавшиеся под стражей, которым были посланы от суда повестки (за подписью секретаря и его помощника), и не явился один, приглашенный обвиняемою, остальные же четыре свидетеля явились и были судом допрошены.
   Обсуждая обстоятельства этого дела, уголовный кассационный департамент правительствующего сената нашел: 1) что за состоявшимся в суде 23 марта определением об отказе, согласно статье Уст. угол. судопр. в вызове составленных в заявлении защитника Засулич семи свидетелей, потому что они имеют показать об обстоятельствах, не составляющих предмета дела, а равно что показания их не могут разъяснить мотива преступления, свидетели эти, являясь совершенно посторонними для дела лицами, не могли уже быть вызваны или приглашены в силу 576 статьи того же устава в судебное заседание; 2) что появление этих свидетелей в судебном заседании 31 марта последовало при обстановке, не соответствующей требованиям статьи 576 Уст. угол. судопр., без постановления судом по сему предмету надлежащего определения и 3) что допущение их судом к допросу в судебном заседании 31 марта имело последствием существенное нарушение статьи 575 Уст. угол. судопр., состоявшее в том, что суд допросом этих приглашенных свидетелей расследовал обстоятельства, не составлявшие предмета дела о покушении на жизнь генерал-адъютанта Трепова и не разъяснившие мотивы совершенного! Верой Засулич преступления. Ввиду этих существенных нарушений закона уголовный кассационный департамент правительствующего сената отменил приговор суда и решение присяжных заседателей.
   Приступая к обсуждению означенных неправильных действий суда, соединенное присутствие 1-го и кассационных департаментов правительствующего сената находит, между разнообразными, существенными нарушениями закона форм и обрядов судопроизводства, которые могут служить кассационному суду поводом к отмене приговора суда и решения присяжных, имеют далеко не одинаковую степень важности в отношении ответственности судебных деятелей, нарушения эти допустивших. Есть многие существенные нарушения форм и обрядов судопроизводства, которые влекут за собою отмену приговора, но тем не менее не могут быть поставлены в особую вину лицам, допустившим оные, потому что касаются только одной внешней стороны отправления правосудия; другие же, напротив того, касаются самой сущности, смысла и цели, для которой отправляется правосудие, так что допущением их извращается вся сущность процесса. Нарушения последнего рода и были сделаны с.-петербургским окружным судом по делу Засулич. К судебному по этому делу заседанию были допущены судом, как видно из его объяснительного рапорта, такие свидетели, показания которых не только были признаны тем же судом не относящимися к делу, но и на приглашение коих в судебное заседание по статье 576 Уст. угол. судопр. вовсе не было сделано распоряжения, и таким образом свидетели эти явились при обстановке, не только не соответствующей требованиям закона, но даже прямо им противоречащей. Мало того, неправильно допущенные в заседание суда и явившиеся при неправильной обстановке свидетели были допрошены, причем посредством допроса их расследованы были обстоятельства, не соответствовавшие вовсе предмету дела и не разъяснившие мотива преступления, а явившиеся по отношению к делу, по которому Засулич была привлечена к ответственности, совершенно посторонними. Эти нарушения, допущенные составом суда, присутствовавшим в заседании 31 марта, не могут не остановить внимания соединенного присутствия правительствующего сената как инстанции надзора, обязанной следить за должным направлением действий судебных деятелей, так как надзор этот является особенно важным в тех случаях, когда хотя от неумышленных, но тем не менее неправильных действий суда произошли важные уклонения от пути, указанного законом для достижения правосудия. Оправдательный или обвинительный приговор, которым разрешается уголовный процесс, может последовать только при соблюдении судом установленных законом форм и являться последним звеном целого ряда последовательных распоряжений суда, как приготовительных, предшествующих судебному по делу заседанию, так и являющихся в самом судебном заседании. Состав присутствия судебного заседания, очевидно, не может быть ответственным за предварительные распоряжения суда и председателя до открытия заседания, если они последовали в другом составе присутствия, но, несомненно, являются ответственным за распоряжения в самом судебном заседании. Предшествующие по делу распоряжения должны быть вполне известны этому составу присутствия, и он обязан сообразовать с оным и свою деятельность. Так и в настоящем случае присутствие суда 31 марта не могло не знать, что в определении своем 23 марта суд отказал в вызове для допроса свидетелей, указанных защитой, и затем не имел уже права допускать свидетелей этих к допросу. Если же практика суда до последовавшего по делу Засулич разъяснения правительствующего сената и допускала вызов подобных свидетелей на суд, то все же появление их в судебном заседании ни в каком случае не могло состояться вне законом установленного порядка; а между тем, как сказано выше, никакого распоряжения о допущении их по статье 576 Уст. угол. судопр. к допросу в судебном заседании со стороны суда сделано не было. Если суд, как сказано в его объяснительном рапорте, признал возможным допустит допрос выставленных защитой свидетелей относительно мотива преступления подсудимой, то это не давало еще суду права ни допускать появления свидетелей на суд без предварительного о том распоряжения, ни допрашивать и о тех обстоятельствах, которые мотива преступления не разъясняли и вообще не касались существа дела. В сем последнем отношении усматривается, что при слушании дела не было обращено надлежащего внимания на то, что заявление защитника Засулич, поданное в суд 24 марта, осталось без надлежащего распоряжения, пометка на нем, неизвестно кем и когда сделанная: "Вызвать", не была достаточна, если даже признать, что заявление это по установленным в суде правилам не должно было быть заслушано судом: слово "вызвать" относилось до тех двух свидетелей, которые содержались под стражею, и ни в каком случае не относилось до остальных пяти. Очевидно, что в отношении к сим последним могло быть только предоставлено право подсудимой пригласить их по добровольному с ними соглашению, о чем должны были быть уведомлены подсудимая или ее защитник и прокурор; эти распоряжения отсутствовали и не были выполнены. Такое отступление от установленного порядка приобретает особенное значение ввиду того, какие именно были те свидетели, на порядок вызова коих не было обращено надлежащего внимания. Побудительною причиною совершенного преступления Засулич выставляла потребность в мщении генерал-адъютанту Трепову за наказание розгами содержавшегося в доме предварительного заключения арестанта Боголюбова. Защитник подсудимой просил суд о вызове свидетелей, не спрошенных на предварительном следствии, для проверки через спрос их обстоятельств, вызвавших и сопровождавших наказание Боголюбова. Суд устранил этих свидетелей потому, как сказано в определении его 23 марта, что подсудимая не указала, чтобы она от кого-либо из них слышала о причинах и поводах наказания Боголюбова, и что, затем, показания их не могут содержать в себе каких-либо достоверных данных для суждения о существе тех рассказов, которые влияли на решимость Засулич. Между тем во время судебного следствия не было принято никаких мер к ограждению правосудия и к удержанию защиты в тех пределах, которые ей законом предначертаны, и к преграждению внешнего на присяжных заседателей влияния расследованием таких обстоятельств, которые были по настоящему делу посторонними, не составляли предмета дела и не разъясняли мотива преступления, совершенного Засулич.
   Ввиду вышеизложенного соединенное присутствие 1-го и кассационных департаментов правительствующего сената, руководствуясь 15 пунктом приложения к статье 3 (примечание), т. I, ч. 2 учр. правительствующего сената по продолжению 1876 года, определяет: с.-петербургскому окружному суду в составе его присутствия в заседании 31 марта 1878 г. по делу Веры Засулич сделать за означенные упущения его замечание, о чем суду и дать знать указом.
  
   Декабрь 29 дня 1878 г.
  

Другие авторы
  • Позняков Николай Иванович
  • Пушкарев Николай Лукич
  • Санд Жорж
  • Островский Александр Николаевич
  • Кукольник Павел Васильевич
  • Медзаботта Эрнесто
  • Воровский Вацлав Вацлавович
  • Кантемир Антиох Дмитриевич
  • Гуковский Г. А.
  • Жуковский Василий Андреевич
  • Другие произведения
  • Левин Давид Маркович - К. И. Чуковский о Гаршине
  • Вяземский Петр Андреевич - О литературных мистификациях, по случаю напечатанного в 5-й книжке "Вестника Европы" второго и подложного разговора между Классиком и Издателем "Бахчисарайского фонтана"
  • Мамин-Сибиряк Д. Н. - Д. Н. Мамин-Сибиряк: биобиблиографическая справка
  • Вересаев Викентий Викентьевич - В двух планах
  • Сенкевич Генрик - Янко-музыкант
  • Ясинский Иероним Иеронимович - Дети
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Повести, изданные Александром Пушкиным
  • Миклухо-Маклай Николай Николаевич - Расово-анатомические исследования в Австралии
  • Арцыбашев Михаил Петрович - М.Н.Николаев. Особенности творчества М.П.Арцыбашева
  • Вельтман Александр Фомич - Стихотворения
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 375 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа