Главная » Книги

Крашенинников Степан Петрович - Описание земли Камчатки. Том второй, Страница 14

Крашенинников Степан Петрович - Описание земли Камчатки. Том второй


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

все стороны по 10 сажен, с востоку и северу огорожен палисадником, южную и западную стену составляет строение, а имянно: ясачная изба, аманатская казенка, между которыми зделан анбар для содержания аманатской юколы да двоежилой анбар, в котором ясашная казна хранится. Вход в острог с западной стороны небольшими воротцами. За острогом строения часовня, что ныне уже церьковь, во имя Николая чудотворца, с колокольнею на столбах, а при ней церьковной анбар; обывательских домов по разным островам тридцать, кабак с винокурнею, служивых 45 человек, да казачьих детей положенных в подушной оклад, которые однакож служат вряд с казаками, 14 человек.
   В рассуждении крепости сей острог всех хуже, но и нужды нет в укреплении, потому что подвластные сему острогу камчадалы издавна надежны и верны. В рассуждении же местоположения имеет оной перед другими великую выгоду: 1) что морские суда пристают на Большой реке, чего ради жители всегда получают привозные товары из первых рук; 2) что жители содержат у себя приежжих на квартирах и довольствуют столом из платы, от чего получают немалую прибыль; 3) что кладь оттуда в другие остроги подъимают на своих собаках, а за перевоз берут немалые деньги; 4) что морских бобров, которые ныне за главной камчатской товар почитаются, получают они больше жителей других острогов; 5) что в летнее время имеют они рыбы со излишеством, и ловят с малым трудом и коштом, ибо по состоянию реки не употребляют они сетей больше 20 сажен; чего ради и главной командир камчатских острогов по большой части живет в Большерецком, а в другие остроги посылает от себя закащиков. Тем токмо сей острог недостаточен, что в летнее время, когда рыба из моря идет, и запасается в зиму, всегда бывает морская погода, от чего происходит в приуготовлении кормов великое затруднение, ибо от несказанного множества рыбы с нуждою запасается столько, чтоб на зиму стало, а по большой части к весне бывает великая дороговизна съестных припасов и голод. Естьли бы лесом сия река была довольна, то бы сей недостаток отвратить можно было копчением и сушением рыбы в шалашах по примеру охотских жителей, но такой шалаш зделать немало денег надобно, ибо лес к строению годной издалека плавится с великим трудом и опасностию. К каждой лодке привязывается не более десяти бревен, да и таким образом на быстрых местах часто разбивает их. Для большего изъяснения трудности в плавлении лесу довольно только то объявить, что от моря не по лес годной, но по сухие дрова, которые употребляют на варение соли и жиру, ездят по трои и по четверы сутки, а привозят только, что не сварить и пуда, от чего там и соли не столь довольно, как в Нижнем Камчатском остроге или на Аваче. У которого казака одна лодка, тот месяц и балаган строит у моря, к которого строению токмо колье, трава да 9 подставов потребны.
   Верхней Камчатской острог, которой прежде всех построен, и был несколько лет главным острогом, для того что комисары в нем жили, а в другие остроги посылали закащиков, стоит на левом берегу реки Камчатки при устье речки Кали, от камчатской вершины в 69 верстах, от Большерецка по прямой дороге в 242, а по дороге чрез Оглукоминской хребет в 436 верстах в 50 саженях. Крепость в нем четвероугольная с палисадником во все стороны по 17 сажен. Ворота с речную сторону стены, а над воротами анбар, в котором хранится ясачная казна. Внутрь крепости строения ясачная изба с каморкою, в которой аманаты содержатся, два анбара двоежилые, в которых кладется жир на свет и аманатская юкола. За крепостью часовня, что ныне церьковь, во имя Николая чудотворца, государев дом с принадлежащим строением, кабак с винокурнею, обывательских домов 22, а служивых и казачьих детей 56 человек.
   Сей острог в рассуждении погоды и лесу великое имеет пред Большерецким преимущество, ибо там всегда бывает изрядная погода, а лес хотя тополовой, однако толстой, и с малым трудом получить можно, чего ради и хоромное строение в оном остроге гораздо лучше Большерецкого. Имеет же помянутой острог и в том преимущество, что земля там способна к плодородию, и пахатных мест больше и лучше тех нигде не находится. Но в рассуждении рыбных промыслов беден, для того что рыбы по дальности расстояния его от моря и немного туда доходят и весьма поздно, так что нижношантальские жители тогда кормом совсем исправляются, когда в Верхнем начинается промысел. Чего ради жители по всякую почти весну претерпевают голод, и принуждены бывают весною закупать рыбу по Пенжинскому и Бобровому морю. Соль и жир они покупают в Нижнем Камчатском остроге, или сами на устье Камчатки для варения ее ездят, не взирая на великое разстояние, ибо от Верхнего Камчатского острога до устья Камчатки более 400 верст. Прежде сего помянутые недостатки награждаемы бывали морскими бобрами с Бобрового моря, которых казаки получали довольно; но ныне и та их польза миновала, для того что на Бобровом море мало привалов бывает, при котором случае самой лучшей того зверя промысел. Естьли же у помянутого острога Бобровое море приписано по близости к Авачинскому острогу, то жителям сего острога вся надежда на земледелие останется, чем они, ежели не поленятся, более прибыли получать будут, нежели от торгу с камчадалами; в противном случае, и жить им там почти не у чего будет. Нижней Камчатской или Нижношантальской острог от Верхнего Камчатского острога в 397 верстах, стоит на том же берегу реки Камчатки, не доежжая за 30 верст до ее устья. Крепость в нем четвероугольная, огорожена палисадником длиною 42, а шириною 40 сажен с проежжею рубленою башнею, которая зделана посреди стены западной. Внутрь крепости строения церьковь во имя Успения пресвятые богородицы с пределом Николая чудотворца, ясашная изба с сеньми и амункою, дом государев, в котором живут прикащики, два анбара кладовые, в которых содержится ясашная казна и военные припасы. Все строение в рассуждении других острогов изрядное и прочное, для того что все из лиственишного дерева. За крепостью строения обывательских домов 39, да кабак с винокурнею. Жителей всякого чина 92 человека.

 []

   Сей острог в рассуждении вещей потребных к человеческому содержанию по тамошнему обстоятельству можно почесть преизобильным и преспособным местом: 1) что там довольно преизрядной рыбы, которой жители и солят и сушат со излишеством; 2) что в лесу не токмо к хоромному, но и к судовому строению годном изобилие; 3) что в рассуждении состояния реки плавить его можно без всякой опасности, чего ради жиру и соли варится там столь много, что и другие остроги оною снабдеваются; 4) что около тех мест множество дичи промышляется, которой жители получают от камчадалов так много, что нет такого бедного казака, которой бы нарядной обед зделал без лебедя, а о гусях, утках и упоминать нечего; 5) что они получают завсегда свежую рыбу, которая на ключах и зимою ловится; 6) что родится там много ягод морошки, брусницы и голубицы, которых прожиточные люди запасают в зиму великие кади, а сие составляет по рыбе главную часть съестных припасов; 7) что могут они, сколько надобно, достать всякой домовой посуды, притом дешевою ценою, которую в Большерецке едва можно получить за великие деньги; 8) что им достаются самые лучшие камчатские соболи с реки Тигиля; 9) что коряцкие товары, оленье платье, камасы, постели, пыжики, ровдуги и самых оленей на пищу, без которых им меньше нежели без российских и китайских обойтись можно, получают они дешевле других и способнее; 10) что там в близости есть и места плодородные, где всякий хлеб и овощи родятся. Один недостаток состоит в том, что российские и китайские товары дороже у них продаются нежели в других острогах, для того что купцы должны провоз на товары накладывать, которого от Большерецка до сего острога не меньше четырех рублев на пуд приходит.
   Четвертой острог заведен при Авачинской губе в 1740 году, а жители переведены туда из Нижнего и Верхнего Камчатских острогов. Там построены преизрядные домы, особливо же великолепно по тамошнему состоянию строение Камчатской экспедиции, которое стоит около Петропавловской гавани. Вящшее еще украшение придает ему церьковь с пристойным зданием, что на изрядном месте воздвигнута.
   Преимущества и недостатки сего места почти те же что и Большерецкого острога; в том токмо есть некоторая отмена, что на Аваче бобровые промыслы перед руками, напротив того вода не столь хороша и здорова, как в Большей реке. Многие от ней хворали одышкою, чего ради знатнейшие из Камчатской экспедиции не редко за водою посылать принуждены бывали на реку Авачу, которая в Авачинскую губу впадает.
   В каком состоянии пятой острог, что при реке Тигиле, про то объявить нельзя, ибо оной зачат строить уже по выезде моем с Камчатки, токмо то известно, что отправлено во оной 37 человек на поселение. Господин Стеллер пишет, что помянутой острог за благо рассуждено строить для трех причин: 1) чтоб бунтующих сидячих коряк содержать в послушании, 2) чтоб оттуда проложить дорогу вкруг Пенжинского моря до Охотска, 3) чтоб защищать в нужном случае оленных коряк от чукоч, которые их всегда раззоряют. Жители сего острога могут много пользы отнять у нижношантальцов: 1) что им не столь способно будет получать соболей тигильских; 2) что коряцкие товары прежде тигильцам доставаться имеют; 3) что ясашные коряки Пенжинского моря, которые были под Нижним, чаятельно к Тигильскому острогу как к ближайшему приписаны будут.
  

ГЛАВА 6

О ЖИТИИ1 ТАМОШНИХ КАЗАКОВ, О ИЗОБРЕТЕНИИ ТРАВЯНОГО И ЯГОДНОГО ВИНА2, О КУРЕНИИ, О ПРЕЖНЕЙ ВИННОЙ ПРОДАЖЕ И О ДОХОДАХ КАЗАЧЬИХ

   1 В рукописи зачеркнуто: о содержании (л. 300). - Ред.
   2 В рукописи зачеркнуто: и что каждому исправному казаку потребно (л. 300). - Ред.
  
   Казачье житье на Камчатке не разнствует почти от камчадальского {В рукописи зачеркнуто: кроме одного строения, что казаки - живут в черных избах, а камчадалы в земляных юртах (л. 300). - Ред.}, ибо как те, так и другие питаются корением и рыбою, и в тех же трудах упражняются: летом промышляют рыбу и запасают в зиму, осенью копают коренье, дерут кроливу, а зимою вяжут из оной сети. Вся разница состоит в том: 1) что казаки живут в избах, а камчадалы по большой части в земляных юртах; 2) что казаки едят больше вареную нежели сухую, а камчадалы больше сухую; 3) что казаки из рыбы делают различные кушанья, как например, тельные, пироги, блины, оладьи и прочее, чего камчадалы до российских людей не знали. Но понеже в таком житии без женского полу обойтись никак невозможно, для того что большая часть помянутых трудов лежит на оном, как например, чищение рыбы, копание коренья, портная и сапожничья работа, сучение пряжи и прочая, а казаки поселились на Камчатке без женского пола, для того что по трудности пути и одни проходили с нуждою, того ради сообщу я средства, которые они употребляли.
   Что казакам новое оное место не все ласкою, но иногда и силою покорять надлежало, о том {В рукописи зачеркнуто: никто сумневаться не будет (л. 300 об.). - Ред.} всякому довольно рассудить можно. Из острожков покоренных силою брали они довольное число в полон женского полу и малолетных, которых разделяя по себе владели ими как холопами {В рукописи зачеркнуто: и продавали и пропивали и проигрывали как бы право на то имели (л. 300 об.) - Ред.}. Оные холопы должны были стараться о всем потребном к содержанию, а они как господа довольствовались готовым ни за какие труды не принимаясь. Для присмотру за холопами употребляли они наложниц своих из числа же холопей, на которых они по прижитии детей по большей части и жеиивались. А которые желали чрез супружество свойство иметь с вольными камчадалами, те давали им на себя записи, что они по прибытии священника дочерей их за себя возьмут. Таким образом случалось, что у казака крестины невесты {В рукописи зачеркнуто: жены (л. 300 об.).- Ред.}, свадьба, молитва и крестины детей отправлялись вместе {В рукописи зачеркнуто: которые обряды и при мне нередко случались (л. 300 об.). - Ред.}, ибо во всех острогах один был священник, которой жил в Нижнем остроге, а в другие приежжал чрез год или чрез два года, между тем многие женившись по вышеписаиному обыкновению дав на себя запись детей рождали, которых дьячку должно было крестить, а священнику приехав и родителей венчать и совершать тайну крещения.
   Камчатское житие казакам, как таким людям, которые не видали лучше, не неприятно казалось, тем наипаче, что жили они как дворяне за холопами. Соболей и другой мяхкой рухляди получали довольно. В карты, которая их вящшая была забава, имели что проигрывать. Одно их мучило, что вина достать им было негде, однако и тот недостаток от охотников награжден вскоре, как ниже сего объявлено, будет; а здесь надобно упомянуть о картошном их увеселении, какое они получали удовольствие и прибыль. Прежде сего лучшее сходбище у них было в ясашной избе; там были суды, советы, споры и зерновое место; а когда завелись кабаки, тогда все помянутое в них происходить начало. Игроки приходили туда с соболями или лисицами; а когда того не доставало, приводили холопей. Лучшее у них место на палатях; игрывали в великую сумму по тех пор, пока оба оставались наги, ибо соболи и лисицы расходились на вино, на картяное и световое; а кто в выигрыше оставался, тот доволен бывал мнимою прибылью, что {В рукописи зачеркнуто: выиграл, и будучи бумажною (л. 301).- Ред.} бирал письмо в долгу, которой они кабалой называли. Почти поверить тому нельзя, какое при том бедные холопи терпели мучение, часто случалось, что в один день доставалось им иметь по двадцати хозяев, о чем и поныне многие с горестию воспоминают.
   Что касается до изобретения вина, то оное нашли казаки большерецкие таким образом. Обычай у них есть всякие ягоды заготовлять в зиму, как уже выше объявлено. Некогда случилось, что ягоды к весне окисли, и yи в какую потребу кроме квасу не были годны; между тем некоторые пьючи окислой цельной росол почувствовали хмель в себе, чего ради приготовя котел перегоняли оные с желаемым успехом к великой радости всех жителей. С тех пор на Камчатке без вина уже не было, а особливо когда проведано, что и из сладкой травы вино родится. Когда у них не доставало на вино ягод, тогда мочили они сладкую траву в воде и положа в сусло толченых кедровых орехов, и сквася пили вместо меду. Но как и от того почувствовали шум в голове, тотчас устремились на опыты. В начале квасили сладкую траву в кипрейном сусле, и то сусло перегоняли, но без успеху; потом начали и самую траву в котлы класть, тогда получили, чего искали. По понеже сладкую траву в кипрейном сусле мочить убыточно было, то отведывали они гнать вино и из одной сладкой травы, в чем кеменьшей успех имели. И сей способ как не проторной поныне в употреблении.
   Каким образом сладкая трава заготовляется, о том во второй части сего описания упомянуто, а здесь осталось объявить, как; из заготовленной травы вино выгоняют.
   Сухую траву пластиками мочат они в теплой воде, налив воды в небольшее судно столько, чтоб трава могла погрузиться, и положа в оную жимолостных ягод или пьяницы, замазывают крепко, и ставят в теплое место. И сие называют они приголовком, которой киснет с превеликим шумом. Знак его совершенства: как перестает греметь, тогда мочат они сладкой травы в больших кадях пуда по два и по три, и квасят объявленным приголовком, и при всем поступают, как выше показано, а сие называют они брагою. Когда брага греметь перестает, тогда кладут оную в чугунные или медные котлы, накрывают деревяннсю крышкою, в которой вместо трубы обыкновенно вмазывается ружейной ствол, и гонят раку по тех пор, пока в ней есть кислость. Сия рака крепостию подобна хорошему вину, чего ради и пьют оную за вино, не переганивая в другой раз. А ежели перегнать, то вино столь крепко бывает, что можно травить железо. Делают же брагу и без приголовку заквася водою, в которой мочена негодная трава, что по выгнании вина в котлах остается. Из трех пуд или и из двух с половиною выходит раки печатное ведро, которое из казны по 20 рублев продавалось {В рукописи зачеркнуто: Прежде сего во всяком дворе бывала винная продажа, у кого вина бывало насижено, тот и сам пивал и других паивал за соболи, а когда у того не ставало, то все перехаживали к другому и с тем, у которого пили. Таким образом мяхкая рухлядь вся вкруг ходила, а как учреждена казенная продажа, то вся начала в казну доставаться целовальникам, ибо казаки выпив все вино у себя со всем на кабаки приходят и пропиваются. Но с тех пор как учинилось запрещение, чтоб вина им не сидеть, не столько они разоряются, для того что в долг им не дают, а на то, что купить не завсегда имеют. Притом которые из них постояннее редко на кабак зайдут ежели не пьяные; а приходят с тем чтоб допить, как им надобно, в меру которая состоит в том, чтоб повалиться бесчувственну (л. 301 об.). - Ред.}.
   Естьли кому неизвестны тамошние обстоятельства, тот в рассуждении помянутого пространного казачья житья без сумнения пожелает ведать, откуда получают толь великие доходы {В рукописи зачеркнуто: могут пить и проматывать великие деньги (л. 302). - Ред.}; чего ради сообщу я здесь для таких любопытных краткое о прибытках их известие. С начала завоевания Камчатки имели они довольной случай богатиться: 1) от частых находов на немирных камчадалов, которых они покоряли военную рукою; 2) от ясашнюго збору, при котором каждому рядовому казаку по нескольку мяхкой рухляди доставалось на пай, ибо каждой камчадал кроме ясаку должен был дать им по четыре лисицы или соболя, одного зверя зборщику, другого подъячему, третьего толмачу, четвертого на рядовых казаков; а такие излишние поборы назывались у "их чащинами, а в Якутске беляком; 3) от торгу с камчадалами, которым они при зборе всякие мелочные товары продавали, или в долг отдавали дорогою ценою {В рукописи зачеркнуто: в том числе бывали такие бессовестные люди, что однажды задолжа камчадала вечно должником почитали, ибо ежели камчадал не в состоянии бывал заплатить всего долгу, то уплата его не почиталась в уплату, хотя бы на нем и один токмо соболь остался, а 30 уплачено было (л. 302). - Ред.}. И хотя по бывшем следствии оные излишние зборы отвращены {В рукописи зачеркнуто: и старинных долгов править не велено (л. 302). - Ред.}, однако торг с камчадалами повольной состоит за казаками. Они снимают товары у купцов, и развозя по камчадалам продают им двойною ценою и свыше, но не все на мяхкую рухлядь, ибо берут они по цене и потребное к своему содержанию, как например, лодки, сети, съестные припасы и прочая. И сие есть одно средство, что казаки в безхлебных оных и всем скудных местах могут содержать себя жалованием пеших казаков, которого денежной оклад 5 рублей, да за хлеб денег по якутской цене, а каждому исправному казаку кроме нужного к пропитанию на одно платье летнее и зимнее, на собак и на военные припасы надобно не меньше 40 рублев на год, ибо пара куклянок продается по 6, по 7 и но 8 рублей, штаны теплые рубли по 2 и по 3, на тарбасы зимние и летние, на шапку и рукавицы не меньше четырех рублей положить должно, на чулки шерстяные рубль, на две рубахи пестрединные или холстинные 4 рубли, ибо там пестреди и холста по 4 аршина на рубль продается, на летние ровдужные штаны 2 рубли, нарту самых плохих собак с прибором ниже десяти рублев достать не можно, винтовка по тамошнему месту немалой цены стоит, а пороху и свинцу и за великие деньги достать не без трудности.
  

ГЛАВА 7

О ПОДЧИНЕННЫХ КАЖДОМУ РОССИЙСКОМУ ОСТРОГУ КАМЧАТСКИХ И КОРЯЦКИХ ОСТРОЖКАХ, О ПОСЫЛАЕМЫХ К НИМ ЗБОРЩИКАХ1, И О ДРУГИХ КАЗЕННЫХ КАМЧАТСКИХ ДОХОДАХ

1 В рукописи зачеркнуто: о ясаке (л. 302 об.). - Ред.

  
   Понеже выше сего показано, что российских острогов на Камчатке ныне пять, а естьли к ним приписные камчатские и моряцкие острожки или нет, про то неизвестно, того ради сообщу я здесь известие, какие иноземческие острожки в бытность мою к трем старинным острогам, к Большерецкому, Верхнему и Нижношантальскому принадлежали, кто имены в них тойоны были, и сколько имели подчиненных, и каких окладов, а наконец по скольку зборщиков из каждого российского острога, и в которые имянно места отправлялись.
   Большерецкой присуд, как выше сего писано, по берегу Пенжинского моря от устья Большей реки к югу до реки Опалы, к северу до Воровской, по берегу Восточного моря от Авачи до Налачевой реки простирается, а всех острожков в тех местах по переписным книгам считается семнадцать, а имянно:
  

Собольники

Лисичники

Число людей

На Большей реке.1

   1) Кученичев острог, в нем тойон Кученичь, ясашных

8

17

25

   2) Сикушкин, тойон Курузтачь, ясашны

12

15

27

   3) Апачин2, тойон Апача, ясашных

4

10

14

   4) Начикин3, тойон Начика, ясашных

6

3

9

  

30

45

75

По реке Быстрой.

   5) Карымаев, тоон Карымай, ясашных

7

9

16

По Пенжинскому морю от реки Опалы до Воровской.

   6) на реке Опале4 тойон Хантай, ясашных

5

9

14

   7) на Утке5 реке, тойон Келюга, ясашных

4

10

14

   8) на реке Кыкчике6 у тойона Шемкочя

13

29

42

   9) на той же реке у подчиненного тойона Тавача

10

20

30

   10) на реке Немтика7 у тойона Налач

5

5

10

   11) на реке Коре8 у тойона Савачилки

8

12

20

   12) на Воровской реке9 у тойона Тонача

27

53

80

По реке Аваче и Авачинской губе и оттуда на север до реки Налачевой.

  

2

7

9

   13) на Аваче у тойона Пинича
  

25

   14) в Паратуне острожке10 у тойона Карымчи, в том числе один кошлока платит

6

19

15

   15) В Купкином острожке11 у тойона Тареи

17

37

54

   да сверх того один платит бобра, другой кошлока, итого

-

-

56

   16) В острожке у тойона Ниаки двое платят по кошлоку

6

21

20

   17) В Колахтырях12 у тойона Апауля один платит бобра

3

8

12

   18) На Налачевой13 у тойона Мгата трое платят по бобру, двое по кошлоку

8

14

27

   Да в 1738 году по разным рекам вновь объясачено, один в соболиной, 45 человек в лисичной, да 1 в оклад лисицы
  
  
  
   Итого Большерецкого ведения в 17 острожках
  
  
  
   бобрового окладу - 5
  
  
  
   кошлокового - 6
  
  
  
   собольников - 151
  
  
  
   лисишников - 288
  
  
  
   А всего с новообъясачеными 47 человеками

-

-

497

  
   1 В рукописи зачеркнуто: следуя вверх по Большей реке (л. 302 об.). - Ред.
   2 Каликин (Опачин. наст. изд., I, гл. 4). - В. А.
   3 Мышху (там же). - В. А.
   4 На р. Опале ительменские селения имелись в двух местах, названия их не указаны (там же, гл. 7).- В. А.
   5 На реке Утке находился острожек Усаул (там же). - В. А.
   6 На реке Кыкчик были расположены острожки: 1) Чаапынган, 2) Кыгынумт (Акагышев) 3) Чачамжу (там же).- В. А.
   7 Название острожка Сашажучь (Сушажучь) (там же). - В. А.
   8 В рукописи: Коле (л. 303).- Ред.
   9 Ительменское название острожка Гыг, русское Воровской (там же).- В. А.
   10 Другое название Карымчин по имени тойона Карымчи (там же, глава 5). - В. А.
   11 Купкин острожек еще назывался Тарчин (Тареин), по имени тойона (там же). - В. А.
   12 Ительменское название Макошху (там же, гл. 6). - В. А.
   13 Название острожка Шотохчу (там же, гл. 6).- В. А.
  
   За збором в помянутые места присылается тыне из Охотска ежегодно комисар из тамошних служивых людей, которой на Авачу и по Пенжинскому морю сам ездит, а с Опалы и из других посторонних острожков сами камчадалы в острог лриежжают. Сколько же ясаку самому комисару добрать не случится, то по возвращении в острог посылает он от себя служивых за иедобором, одного но Пенжинскому морю, другого на Авачу, третьего на Опалу, а иных к тем камчадалам, которые оставя прежние жилища поселились в ведении других российских острогов.
   Прежде сего и курильцы состояли под Большерецким острогом, и туда посылался из Большерецка зборщик, но ныне из Охотска нарочной присылается. При каждом эборщике бывает пищик, толмач, целовальник, да несколько человек служивых людей, которым казну караулить должно. Ясак принимает комисар при всех объявленных людях к совету их, которой годен или негоден, причем толмач переводит что надобно, пищик вписывает в шнуровые книги, и дает от-писи. Ясак отдается на руки целовальнику, а хранится за его ж и за кемисарскою печатьми. И сне о всех комисарах разуметь должно.
   К Верхнему Камчатскому острогу, которого ведомство от вершины Камчатки до Вытылгиной речки, по берегу Пенжинского моря от Конпаковой на север до реки Коврана, а по берегу Восточного моря от Кроноцкого носу на юг до Шипунского острожку простирается, принадлежат следующие острожки:
  

Собольников

Лисични ков

Число людей

По реке Камчатке от вершины до Вытылгиной речки

   1) Чаничев острог, тойон в нем Ганала, ясачных

37

57

94

   2) Иромлин, тойон Шипкамак, ясачных

19

24

43

   3) Машурин1, тойон Начика Машурин

84

70

152

   1 Ительменское название Кунупочичь (там же, гл. 2).- В. А.
   2 В рукописи 155 (л. 303 об.).- Ред.
  
  

Бобровщики

Собольники

Лисичники

Число людей

   4) Шапин или Шепен, лучшей мужик Начика, людей

8

5

13

   5) Тулуачь, тойон Каначь Кукин, ясачных

3

5

4

   6) Козыревской1, тойон Накша, ясачных

5

9

14

   7) Вытылгинской, лучшей мужик Выргачь, ясачных

4

2

6

По Пенжинскому морю от Конпаковой реки до Коврана

   8) Конпаковской2, тойон Акет, ясачных

11

42

53

   9) Крутогоровской3 тойон новокрещен Иван Павлутской

11

30

41

   10) Оглукоминской4, тойон новокрещен Иван Отласов

15

34

49

   11) Ичникой5, в нем тойон Тынешка, ясачных

23

61

84

   12) Сопошной6, тойон Тоначь, ясачных

Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 190 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа