Главная » Книги

Куропаткин Алексей Николаевич - Японские дневники [с 27 мая по 1 июля 1903 г.], Страница 3

Куропаткин Алексей Николаевич - Японские дневники [с 27 мая по 1 июля 1903 г.]


1 2 3 4 5

align="justify">   Я ответил, что в мои намерения не входило даже упоминать слово "Корея", но так как он совершенно не разделяет наши интересы в Манчжурии от японских интересов в Корее, то я вынужденным нахожусь напомнить ему, что у нас с Япониею относительно Кореи существует определенное соглашение. Что по сему соглашению мы могли бы завтра же ввести в Корею свои войска в том же числе, в котором они введены в Корею японцами, но что мы этого не делаем, а между тем происходит странное и нетерпимое для великой России явление: японцы настоятельно требуют (и прессе грозят России) исполнения ею, Россией, соглашения с Китаем 26 марта 1902 года, а между тем, когда мы самым скромным образом хотим пользоваться своими правами в Корее, приобретенными соглашением с Япониею, на нас начинается травля, как будто мы нарушили неприкосновенность территории Японии.
   Комура был в затруднении: как ответить на это, - но с тупостью и упорством лишь повторил свою фразу о том, что японцы пойдут на все жертвы, дабы отстоять свои интересы в Корее.
   Ранее, между прочим, он прибавил, что Япония желает сохранить самостоятельность Кореи.
   Я призвал Комуру к внимательному и беспристрастному, спокойному изучению положения дел в Манчжурии, дабы найти средства, как выйти из возникших затруднений, не доводя дела до тех жертв, про которые мне дважды упоминает Комура.
   Комура, прощаясь, ответил, что способы уладить эти дела есть. Надо их только найти. Он просит меня, вернувшись в Петербург, передать наш разговор гр<афу> Ламздорфу, и доложить содержание его государю, и помочь уладить все дела мирно. Сам он в Токио будет работать для той же цели.
   Повторил, что интересы Японии в Корее - единственные.
   5 июня, четверг
   Кобе
   1 июня, воскресенье, имел вторично продолжительный разговор с военным министром г<енерал>-л<ейтенантом> Тераучи. Очень против войны с Россией. Признает обширность наших интересов в Манчжурии. Считает, что необходимо найти соглашение. Считает, что оно возможно. Война, по его словам, разорит Японию. Просил меня по содержанию нашего разговора переговорить с первым министром {По разным намекам можно было понять, что соглашение возможно при отказе нашем от Кореи.}.
   Разговаривал вечером в субботу долго с первым министром (министром-президентом) графом Кацура. По-видимому, расположен к России. Понимает обширность сделанных Россиею затрат в Манчжурии. Говорил, что он как военный желает прежде всего определенности. Что неизвестность, чего хочет, что сделает Россия, томит всех. Что так далее жить нельзя. Он сторонник соглашения с Россией. Надо, по его словам, чтобы я переговорил с министром иностранных дел. Признает наши интересы в Манчжурии преобладающими.
   В понедельник, 2 июня, вечером после обеда у бар<она> Розена долго говорил с маркизом Ито, наиболее влиятельным в Японии лицом по делам этой страны. В сильных выражениях Ито уверял в своей симпатии к России и в готовности работать для достижения соглашения с нею. Основанием его действий всегда будут служить золотые слова, сказанные ему русским царем в Петербурге. По его словам, государь сказал Ито, что не хочет разрыва с Япониею и рад будет соглашению с нею. Это и составляет основание для действий Ито. Слова государя глубоко врезались в его память, повторял он не раз. Указывал, что русские затрагивают в Манчжурии интересы весьма серьезные других наций. Я в виде вопроса спросил его: не полагает ли он, что если между интересами японскими и русскими существует демаркационная линия, то эту линию, по мнению японцев, переходим только мы, а по мнению нашему - только японцы; Ито ответил, что соглашается, что и японцы могут нарушить русские интересы.
   Затем я выражал беспокойствие по поводу слишком страстного отношения к России прессы и общественного мнения.
   Указывал, что из бесед с выдающимися представителями власти в Японии я понемногу прихожу к убеждению, что в правящих сферах сознают особые права России в Манчжурии, готовы искать и найти способы соглашения с нами, но в то же время пресса опять начинает возбуждать умы, опять совершенно превратно толкует об обязанностях России по отношению к Манчжурии и о правах Японии не только на Корею, но и на Манчжурию. Ранее я перечислил маркизу Ито принесенные нами в Манчжурии жертвы.
   Я спрашивал Ито: не опасается ли, что в Японии народное возбуждение может взять верх над благоразумием людей, стоящих у власти. Маркиз Ито ответил: "Баркою управляет кормчий. Но надо, чтобы кормчий знал, куда надо править".
   При этом он снова вспомнил слова, сказанные ему государем.
   И его, как и других, более всего тяготит неопределенность положения, занятого Россиею на Дальнем Востоке, и не только в Манчжурии, но и в Корее.
   Говоря о нежелательности разрыва с Россиею, Ито говорил, что в Японии 47 мил. населения, а в России 140. Борьба трудна и истощит Японию {Опять чувствовалась в каждой фразе скрытая забота о Корее.}.
   В тот же день (2 июня), когда разошлись все гости, я передал бар<ону> Розену все слышанное мною от правящих Японией лиц, и мы вместе составили депешу государю императору. Дабы иметь в руках документ, что содержание депеши разделялось бароном Розеном, я просил его лично написать проект основной части депеши, касающейся веденных мною разговоров, а именно о взглядах в Японии на наши дела в Манчжурии и на нашу деятельность в Корее.
   Депешу я составил в вагоне на пути в Кобе и дал прочесть ее г<енерал>-м<айору> Вогаку, который прочитал ее дважды и согласился с содержанием ее. В течение всего времени, проведенного мною в Токио (четыре дня), моим неизменным спутником и пособником во всех сношениях, переводчиком с лицами, которые не знали французского языка, был генерал-майор Мурата.
   Вогак и Самойлов51 помогали мне, прочитывая главнейшие из статей, появляющихся в газетах52. Писано было много. Главное, изощрялись газеты на английском языке.
   Содержание посланной мною государю депеши из Киото (4 июня) следующее:
   "Всеподданнейше доношу, что за время пребывания в Токио я познакомился с выдающимися государственными людьми Японии, <в> том числе маркизом Ито, маршалом Ямагата и министрами. Имел продолжительные от своего имени разговоры по вопросам, привезенным мне генералом Вогаком, с первым министром графом Кацура, с военным министром ген<ералом> Тераучи и министром иностранных дел бароном Комура. Пришел к заключению, что стоящие ныне во главе правительства лица признают настоятельную необходимость для России выйти из занятого ею на Дальнем Востоке неопределенного положения, которое тяготит всех. Эти лица, в том числе маркиз Ито, вполне оценивают опасность для Японии разрыва с Россиею и расположены с вниманием и уважением отнестись к интересам России в Манчжурии. К сожалению, общественное мнение, руководимое сильной и влиятельной партией, относится к России с недоверием и даже враждебностью. Представители этой партии продолжают усиленно пропагандировать, что даже при отказе нашем от Кореи нельзя допустить Россию хозяйничать в Манчжурии.
   Что касается лиц, стоящих ныне у власти, то по вопросам, волнующим Россию и Японию, возможно сделать следующие выводы из мнений, мною выслушанных:
   Относительно Манчжурских дел мы можем не опасаться столкновения с Японией, но под непременным условием, дабы мы, несмотря на наши неоспоримые права в Корее, воздержались от активного пользования этими правами. При крайне нервном отношении японцев ко всему, что касается Кореи, даже самые законные наши предприятия на корейской почве могут, в связи с нашими требованиями по Манчжурскому вопросу, вызвать взрыв народного возбуждения, перед которым правительство не устоит. Это мнение разделяется даже наиболее расположенными к нам государственными людьми Японии. Это же мнение вполне разделяет и наш посланник в Токио барон Розен".
   Подписано г<енерал>-а<дъютант> Куропаткин
   Генерал Мурата, состоящий при мне с 28 мая и хорошо мне знакомый за время бытности его военным агентом в Петербурге, очень часто разговаривает со мною об японских делах. С тревогою относится к действиям партии, требующей для Японии чуть не преобладающей деятельности и в Манчжурии. Относится к возможности захвата нами особенно северной Манчжурии спокойно. Корея и корейские дела его очень тревожат. Как и все японцы, он относится к этим делам с особою чувствительностью. Видно, что это больное место у всех. Сказывается всюду скрытая мысль, что Японии без Кореи существовать в близком будущем и развиваться нельзя.
  

ПРЕДЛОЖЕНИЕ БАРОНА РОЗЕНА

  
   2 июня вечером барон Розен ознакомил меня со своими предположениями по японским делам, которые он намеревается сообщить Алексееву (Розен уже получил приказание подчиниться указаниям Алексеева). Он предложит, как план действий, чтобы Манчжурию объявить на правах Боснии и Герцеговины53. Признавать права богдыхана, но делать все, подобно австрийцам, по своему желанию и даже ввести войска. При этом бар<он> Розен ставит непременным условием, чтобы мы отказались от активных действий в Корее, иначе, по его мнению, разрыв с Япониею неизбежен. Розен радуется повороту, при котором уступкам нашим кладется конец. Розен возмущался нашими правительственными сообщениями, в которых мы обещались очистить Манчжурию. Не был согласен и с договорными пунктами соглашения 26 марта 1902 года. За принесенные жертвы мы имели право оставить за собою Манчжурию. Жаль, что этого не сделали ранее, но, по словам Розена, лучше теперь, чем еще упустить время. Но он снова и снова повторял о необходимости для нас не путаться в корейские дела. Между тем полученная им депеша о том, чтобы нам добиваться получения концессии на постройку железной дороги от Сеула до Ялу, его очень тревожит. Несколько лет тому назад он был сторонником раздела сфер влияния в Корее по линии Пхеньян - Гензан между Россией и Японией. Желательно и ныне, по его мнению, возобновить попытку заключить это соглашение, но если этого нельзя будет достигнуть, то лучше, по мнению барона Розена, вовсе отказаться от Кореи, сосредоточив все наши усилия на Манчжурии. Относительно плана барона Розена я высказал мнение, что занятие нами всей Манчжурии вызовет занятие Японией Кореи. Что мы вынуждены будем усилить значительно свои войска на Дальнем Востоке. Я указывал, что если усиление сих войск произойдет за счет особых кредитов, то мне трудно будет противиться сему решению (относительно всей Манчжурии). Но что если снова за счет ослабления западной границы мы будем усиливать свое положение на Дальнем Востоке, то Россия может тяжко поплатиться за такую ошибку. Мы сыграем в руку врагов наших. Особенно если дело дойдет до войны с Японией. Мы будем разбиты на западе, и тогда поколеблется и трон. Это будет результат политики приключений, если мы такую политику изберем на Дальнем Востоке. Поэтому надлежит принять все меры, дабы придти к соглашению с Японией. В этих видах надо предвидеть возможность уступки в составленном бар<оном> Розеном плане. А именно, провести предлагаемую им программу только по отношению к северной Манчжурии, в пределах, кои я неоднократно докладывал государю. Тогда возможно, что мы достигнем соглашения с Японией, и ввода японских войск в Корею не произойдет.
   Барон Розен, по-видимому, согласился с важностью этих доводов.
   Все это весьма серьезно. При 47 000 000 населения Япония, приняв германскую систему, что она охотно сделает, если достанет деньги, может иметь армию в мирное время в три раза большую, чем теперь (1% населения), т. е. армию в 450 000 мирного состава. Но даже допустив, что она доведет свою армию только до половины сего состава, т. е. даст в армию не один, а только полпроцента населения, то и тогда мирный состав японской армии составит 225 000, а военный 450-500 тыс. постоянных, не считая территориальных войск. Несомненно, что в скором времени японцы вполне заберут Китай в военном отношении в свои руки и получат возможность выставить до 500 тыс. китайских войск с японскими инструкторами {Вот почему раздел Китая может иметь свою полезную сторону.}. Таким образом, если мы теперь не добьемся соглашения с Япониею, то в относительно близком будущем мы можем быть вынуждены вести борьбу на Дальнем Востоке с 400-500 тыс. японских и 400-500 тыс. китайских войск, кроме восставшего населения. Какие же Россия имеет на Дальнем Востоке интересы, которые стоили бы опасности втянуть Россию в такую борьбу, когда мы слабы на западе, тревожны в центре и крайне слабы на востоке? Неужели пресловутая позиция на Ялу окупит России кровь десятков тысяч сынов ее, трату сотен миллионов рублей в первую войну с Япониею и, главное, окупит несомненную опасность, что после первой войны нам придется вести их несколько и в результате, если одновременно мы будем атакованы и на западе, потерять всю Сибирь до Байкала. <...>
   Ее <Японии> база - вся страна, будет находиться в 900 верстах морского пути от нашего берега и всего в 200 верстах от корейского. Мы, вытянувшись своим населением все утончающеюся к востоку ниточкою до Восточного океана, все же вынуждены будем базою своих действий считать европейскую Россию, удаленную от театра действий от 5000 до 7000 верст. Очевидно, что для серьезной войны с Япониею одноколейной Сибирской железной дороги не хватит. Надо будет проложить вторую колею и увеличить число пропускаемых в одну сторону поездов до сорока. Вся эта линия на значительном ее протяжении идет вдоль границы с Китаем, а частью на территории Китая. Поэтому в случае одновременной войны и с Китаем линия эта надежною признана быть не может. Все эти мысли получают особенно тревожный характер, если предположить, что мы, втянувшись в войну с Япониею, будем атакованы на западе или, что вернее: атакованные на западе, будем атакованы и на Дальнем Востоке.
   6 июня, Кобе
   Французский военный агент в Токио {Личность не установлена (Прим. публ.).}, очень толковый офицер, живущий в Токио 4-й год, говорил мне следующее:
   Финансовое положение Японии очень затруднительное. Замедляются даже срочные платежи. Что, не получив денег на стороне, Япония воевать не может. Но несомненно, что если деньги будут даны, то Япония не остановится перед войною с нами, особенно из-за Кореи. Самомнение в Японии развито очень сильно. Об армии население преувеличенного мнения, но население армию любит и ею гордится. Что действительно армия ныне должна считаться очень серьезною величиною на Дальнем Востоке. Сделано очень многое. Японцы воинственны и будут в делах храбры. Их пехота отлична, вынослива. Материальная часть артиллерии неудовлетворительна. Конский состав слаб, но принимаются меры к улучшению его. Младшие офицеры хороши. Старшие войсковые начальники слабы, потому что не имеют практики в военном деле. Вследствие огромной культурности страны негде учиться. Больших сборов войск вовсе не делается. Небольшим частям тоже учиться весьма трудно. Весь театр действий на маневрах представляет как бы ряд небольших дефиле, по которым должны тянуться войска узкими колоннами. В общем, французский военный агент относится к японской армии с уважением. <...>
  

ДНЕВНИК

С 7 июня 1903 г. по 16 июня 1903 г.

  
   7-го июня, Япония, деревня Шивая
   Вчера переехал из Кобе в Шивая. Всего полчаса езды. На самом берегу моря. Относительно пустынно. Хорошие прогулки. Море очень, напротив того, оживлено. Пароходы снуют весьма часто. Японские лодки, можно сказать, ежеминутно. Ни на Черноморском побережье, ни в Крыму, ни в Териоках, ни в Ривьере (Болье) ничего подобного не видел.
   Сегодня Самойлов привез мне копии с секретных депеш, посланных бароном Розеном гр<афу> Ламздорфу.
   Ламздорфу.
   Длинная депеша от 4 (17) июня меня огорчила. После неоднократно высказанных мне на словах мнений о том, что нам не следует допускать с нашей стороны какой бы то ни было активной деятельности в Корее, после огорчения, что мы в последнее время начали такую деятельность допускать, огорчений, что мы начали добиваться получить концессию на постройку железной дороги от Сеула до Ялу, после помещения и в этой депеше несколько раз повторенных заверений, что наша активная деятельность в Корее может вызвать войну с Япониею, - барон Розен неожиданно пишет:
   "Сообразно с этим, мы могли бы со своей стороны, в своих действиях в Корее в пределах обязательств, принятых нами по существующим соглашениям, и в пользовании неоспоримо принадлежащими нам правами руководствоваться одними собственными интересами, хотя бы такие действия и казались задевающими сантиментальные или даже реальные интересы Японии в этой стране. Такая постановка вопроса внесла бы ясность и определенность в наши отношения с Япониею, и пр., и пр.".
   Что это все значит? Это и есть активная политика, которой так боится барон Розен. Мы можем заявлять японцам, что право на такую активную деятельность мы в Корее имеем, но не надо допускать этой деятельности, если мы не хотим создать себе угрозы войны с Япониею.
   Самойлов сообщил мне также, что военный министр Тераучи начал собирать ночные совещания. В каком-то приморском пункте происходит сбор резервистов флота.
   В Пекине идут горячие переговоры. Поставлены, по словам Вогака (от барона Розена), новые требования, и невыполнение их будет рассматриваться как отказ наш от обязательства вывести войска из Манчжурии. В Петербурге английский посланник54 предъявил протест по отношению к нашим обязательствам в Манчжурии. Этим исчерпываются полученные мною новости.
   По вопросу Манчжурскому, чем долее я думаю, тем опаснее мне представляется налагать руку на Мукденскую провинцию. Конечно, некоторые выгоды (материальные) мы можем извлечь из этой провинции. Весьма заманчива и на первый взгляд очевидна и выгода стратегическая - привязать Порт-Артур к России, но, уверен, для России эти выгоды не выкупаются невыгодами. Прежде всего, Япония не может помириться с тем, что мы будем хозяйничать на правом берегу р. Ялу. Не помирится с тем, что в сущности мы на несколько сот верст войдем в соприкосновение с Кореею. Но нам надо не менее серьезно считаться и с 400-миллионным Китаем. Мукден, священный в глазах китайцев город, будет всегда служить предметом для будущих действий китайцев, служить целью их действий. Врезавшись между Кореею и Китаем глубоким клином, мы очень ухудшим свое стратегическое положение, ибо нашим путям сообщения с Россиею японцы и китайцы будут угрожать с двух флангов. Эта угроза и теперь уже серьезна, а через 20 лет, когда японцы с китайцами будут в силах выставить против нас армию в несколько сот тысяч человек, эта угроза станет грозною.
   И зачем это нам принимать на себя тяжкую роль сразиться при невыгодных условиях с желтою расою? Даже при успехе мы совершенно обессилим себя в центре и на западе, а при неуспехе потеряем Сибирь до Байкала. Нам надлежит действовать совершенно иначе. Обстоятельства, и притом экономического характера (а не чисто политического, как у нас), складываются так, что в непродолжительном времени Англия, Америка и Германия должны будут вступить в решительную борьбу с японцами за рынки в Китае и в других странах, и борьба эта может кончиться войною. Мне и представляется необходимым и желательным так вести свои дела, чтобы не мы, а указанные выше державы и притом без жертв с нашей стороны уничтожили японский военный флот. Я об этом писал еще в 1895 году и продолжаю верить, что только лишение Японии права иметь свой военный флот устранит страшные бедствия на материке Дальнего Востока. Во-вторых, в скором будущем эксплуатация Китая европейскими нациями должна вызвать взрыв в Китае, резню европейцев, поход затем европейцев против Китая и, вероятно, раздел Китая. Лично не опасаюсь этого раздела, ибо раздел обессилит Китай и свяжет руки европейцам на западе, развязав им руки по отношению к Китаю на востоке. Европейцы на себе узнают, подобно тому, как мы теперь узнали, во что обходится так называемая активная политика на Дальнем Востоке.
   Вместо того, чтобы, твердо став в северной Манчжурии, твердо связав Приамурский край с остальною Россиею, спокойно ждать грядущих событий, должных принести ослабление Японии и Китая, мы принимаем меры, дабы к удовольствию Европы сплотить против себя Японию и Китай и дать этим двум державам первую битву на полях Манчжурии и Кореи при весьма невыгодных для нас условиях.
   Вчера долго беседовал с ген<ерал>-м<айором> Мурата. Это умный, культурный и искренне расположенный к России японец и в то же время патриот. Он отлично понимает опасность для Японии войны с Россиею, но ясно намекает, что правительство может быть увлечено в войну с отчаянием, как он говорит, в сердце. Особенно его тревожит вопрос Корейский. Его предложение невыполнимо. Он снова советует нам великодушие, которое, по его словам, более приличествует сильной России, чем Японии. Великодушие мы должны проявить и по отношению к Манчжурии, выведя из нее свои войска (...).
  

ЦЕНТРАЛЬНАЯ КАДЕТСКАЯ ШКОЛА (ИОНЕН-ГАККО)

  
   2 июня, понедельник
   Начальник школы полковник Изаки. Около 400 учеников. Курс трехлетний. Поступают из шести подготовительных кадетских школ (три старших класса). По окончании курса выпускаются унтер-офицерами в войска, где служат один год, после чего поступают в военное училище.
   Кроме этой школы, по сведениям полк<овника> Самойлова, есть еще частная школа с программою и правами Ионен-Гакко, около 600 учеников.
   Помещение деревянное, простое, но вполне удовлетворительное. Осталось до 240 человек, ибо недавно был выпуск. Возраст от 17 до 21 года. Попадают, значит, в офицеры около 24 лет. Относительно всего населения юноши сильные и рослые. По словам Тераучи, в войсках служат перед военным училищем не один год, а 6 месяцев. Он думает, что и это лишнее. Лучше это время прибавить ко времени пребывания в военном училище, ибо годичный курс там очевидно мал.
   Классы центральной школы просты, но хороши. Был на уроках физики и русского языка. Успешно. Читали из Аксакова55 ("Жизнь под снегом"), преподаватель русский - университетского образования.
   Физические упражнения поставлены отлично и, на мой взгляд, лучше, чем у нас. Старый японский бой на палках произвел на меня сильное впечатление. Приходят в азарт. Не думают о защите. Кричат, нападая свирепо. В масках и особых нагрудниках. Дозволяется переходить в борьбу грудь с грудью, валить противника на землю и снимать с него маску, что считается победою. Бьют от души, прыгают, уклоняясь от удара. Движения очень быстры и гибки, но не грациозны. Прыгают, как зверьки. Босые. Это упражнение, несомненно, развивает смелость и силу.
   Выстроенные ученики смотрят перед собою. Стоят совершенно неподвижно, точно манекены. Совершенно как один. Дисциплина большая. Гимнастика на машинах хороша. Мы смотрели с высокой насыпи с очень крутым скатом. Я предложил, чтобы эту площадку кадеты взяли штурмом. Исполнили отлично. Лезли с особым криком - карканьем. Отметил трех, взобравшихся первыми. Надо им прислать часы. (...)
   Берут в кадетские корпуса по конкурсу, всех сословий. Только дети офицеров, убитых на войне, поступают на казенный счет без конкурса.
  

ВОЕННАЯ ШКОЛА (УЧИЛИЩЕ)

  
   Начальник училища г<енерал>-м<айор> Тикачи был в отпуску. Около 600 учеников всех родов оружия. Курс - 1 1/2 года. Тераучи говорил - 1 год. После курса выпускаются подпрапорщиками в войска (выпуск уже состоялся), где по прослужении одного года, с одобрения товарищей-офицеров, производятся в первый офицерский чин.
   Были выстроены три роты. Четвертая находилась на занятиях гимнастикою. Одна рота состояла из довольно крупных юношей. Все в форме своих полков. Фуражки в гвардии - околыши красные. Все довольно сильные физически, коренастый народ. Лица некрасивы, но энергичны. Смотрят прямо перед собою. Выравнены были отлично. Строевое учение и приемы проделали удивительно согласно. Точно машина, все делали как один. Шаг с выбрасыванием колена. Строевая часть поставлена отлично. Теоретическая часть поставлена слабее. Видел работы по глазомерной съемке. Хороши. Все ориентировочные предметы нанесены отдельно с пояснением. Видел письменные упражнения в иностранных языках. У некоторых очень хорошо. Фехтование на эспадронах из бамбука напоминает народный бой, виденный мною в кадетской школе. Мало правил. Бьют усиленно. Толкают друг друга, кричат. Схватываются грудь с грудью, валят на пол и снимают маску. Производит сильное впечатление. Босиком. В бой на ружьях тоже вносят огромное одушевление. Прыгают, кричат. Видел борьбу. Шлепают друг друга на пол со всего размаха. Все это, несомненно, должно развивать силу и смелость.
   Гимнастика на машинах слабее. По наклонной лестнице лазят плохо. На ней делают не те упражнения, что у нас.
   Приемы при орудиях обыкновенны. Материальною частью недовольны. Горные орудия удовлетворительны. Видел и приемы при осадных орудиях, медных, вроде наших 6-дюймовых.
   В этой школе соединены все отделы.
  

КАВАЛЕРИЙСКИЙ ОТДЕЛ

  
   Очень интересен. Видел две смены. Лошади сборные, разного роста, пород. Много седлистых. Тело у многих лошадей плохо. Обе смены ездили без стремян. Оказали лихость. После езды по открытому манежу быстро взбирались по крутой тропинке, но что еще труднее: все, галопом, спускались вниз. Шли гуськом. Все без стремян, и ни один не свалился. Затем спустились во второй, нижний манеж, и, все без стремян, проходили через препятствия. Проходили смело, но самые препятствия не достаточно серьезны. Посадка хороша. Будут смелые ездоки. Тут есть чему и нам поучиться.
   Меня не хотели вести на кухню. Настоял. Бедно и нет той чистоты, которую я привык уже встречать в Японии. Столовая очень бедная. Приборы деревянные. Главное блюдо: рис в кадушках (деревянных). Порции большие. Кадушка немного меньше листа записной книги. Утром и вечером тоже получают рис. Хлеба нет. Кроме риса на тарелке для каждого лежало по рыбине, вроде нашей сельди. Пища вкусная. Тут же особый японский салат и чай. Все очень просто. Думаю, что у солдат пища почти та же, но ее достаточно и она вкусно приготовлена.
   Кухня содержана не достаточно опрятно, или мне так показалось, потому что она чистилась после обеда. Много разлито воды. Пол не в порядке. В отхожие места, несмотря на мое напоминание, меня не водили.
   Спальни на 6-7 человек. Очень просты: кровати деревянные. У каждого есть свой шкаф. Персонал училища очень многочисленный. Меня встречало свыше 20 офицеров и преподавателей. В общем, вынес благоприятное впечатление.
  

АРСЕНАЛ

  
   Выделывает до 350 ружей в день. Ныне менее. 3500 рабочих. Все японцы. Очень широко и хорошо поставлен. Тут же делают и патроны. Ложи из местного орехового дерева не имели, по расположению волокон в шейке, надежного вида. Придумали особые металлические накладки для увеличения прочности шейки. В арсенале делают и ремонтируют повозки. Орудия делают в арсенале в Осаке. Масса зданий. Всюду конные железные дороги. Рабочие имели очень толковый и уверенный вид.
   Видел за 4 дня в Токио много солдат. Все они были хорошо, опрятно одеты; все отдавали исправно честь. Офицеров тоже встречал довольно большое число. Держат себя с большим достоинством. Городовые в военной форме очень вежливы и внимательны. Военные за мелкие услуги "на чай" с нас не брали.
   Толпа народа на улицах Токио весьма симпатичная. Многие снимают шляпы. Девушки и особенно девочки-подростки делают нам грациозные поклоны. В общем, женщины довольно изящны, грациозны. Мужчины - некрасивы, но лица у многих энергичные. Джинрикши (человек-лошадь) поражают способностью бежать несколько верст, везя вас в своей тележке. Мало видел на улицах старых людей.
   В воскресенье масса народа на улицах. (Ранее воскресных дней не признавалось. Это тоже новшество, в деревне не привитое.) Вечером фонари. На реке в Токио огромное оживление. Ездил вверх по реке на таможенном пароходе. Есть яхт-клуб для студентов в Токио. Видел их на нескольких лодках, занимающихся гребным спортом. Жизнь кипит. Особой бедности не видно. Население довольствуется очень малым. Лица, в общем, приветливые и скорее довольные, чем мрачные. Город рекою делится на две части. Масса каналов прорезывает город. Дома свешиваются над каналами, как в Венеции. Заречная часть беднее. Населения около одного миллиона. В переходе лежит Иокагама, тоже с большим населением. С отливом каналы, где не остается воды, издают сильное зловонье.
   Дворец, в котором я жил, содержан в отличном порядке.
  

ВЫСТАВКА В ОСАКА

ОБЩИЕ ЗАМЕЧАНИЯ

  
   Производит впечатление обширностью, обилием предметов и, главное, видом самых сложных машин, ситцев и дорогих нежных тканей и самых деликатных инструментов, напр<имер> хирургических, сделанных уже в Японии японскими рабочими и под руководством японских техников. Прогресс, очевидно, весьма большой, и невольно является сложный вопрос о ближайшем будущем страны "Восходящего солнца". Япония так двинулась по пути промышленности, что ей необходимы внешние рынки. Встретив при отыскании их и в борьбе за них массу противников, особенно Америку, Англию, Германию, Япония быстро начнет страдать перепроизводством. Может наступить острый кризис. Особенно важно то, что земледельческая Япония не прогрессирует вместе с промышленною Япониею. Напротив, есть признаки, что, несмотря на высокий, уже давно приобретенный уровень, земледельческая деятельность ныне находится в неблагоприятных условиях. Количество земли, способной к обработке, сравнительно с населением невелико. Поэтому количество продуктов недостаточно для питания населения. Его скромное питание мне напоминало иногда голодовку. Несомненно, что все производимые землею продукты вздорожали, и с этой точки зрения земледельческая деятельность стала как будто выгоднее, чем ранее, но, с другой стороны, возросли: 1) Цены на все продукты и произведения, которых земледельцы не производят вовсе или производят в недостаточном количестве (предметы одежды, строительные материалы, орудия производства, предметы пищи: рис, рыба, морская капуста и пр.). Возросли цены и на удобрительные туки. 2) Возросли цены за арендование земли. По словам рыбаков, которые со мною ловят рыбу, они за свои участки уплачивают как арендную плату половину валового сбора. 3) Возросли значительно налоги. По всем этим причинам земледельческому населению живется труднее, чем было ранее. Не мудрено поэтому, что японский земледелец, производя рис высокого качества, продает его, чтобы купить себе в пищу рис плохого качества.
   По изложенным причинам выставка в Осака не может дать верной картины процветания или даже культурного роста страны. Видны лишь казовые стороны, а горькие стороны скрыты.
   Немалое также затруднение к оценке в отдельности разных сторон деятельности населения, поскольку это выражено на выставке, представляет система выставки. Каждому департаменту (а их 45 и три города) отведены особые места для выставки их продуктов. Быть может, для местных деятелей и полезна такая система, ибо может дать сравнительные данные по различным производствам, но иностранцам видеть повторение одних и тех же, напр<имер>, образцов зерен, причем никто не может на выставке объяснить, в чем разница, в чем интерес? - мало поучительно. Наконец, сделаю и еще одно замечание. Для меня был подготовлен осмотр выставки довольно полно. Масса всяких чиновников ходила со мною. Полицейские, даже переодетые, охраняли меня от возможных, по мнению японских властей, покушений со стороны каких-либо фанатиков. Со мною ходили префект и председатель выставочного комитета. Но, за самыми малыми исключениями, никто не мог объяснить мне по интересовавшим меня вопросам. Отвечали лишь условно. Поэтому, кажется, у них есть представители от департаментов, неспециалистов для объяснения публике по разным отделам не видел. При этом очевидно, что и посетители выносят из посещения выставки много менее, чем если бы им разъяснили смысл выставленного. В отдельности я видел довольно большое число японцев, которые ходили и что-то записывали. Были, вероятно, приготовлены и каталоги, и указатели выставки на японском языке. Был мне доставлен путеводитель по выставке на английском языке.
   В смысле числа посещений выставка, кажется, успеха не имела. В наибольшие дни было до 150 000 посетителей (один, два дня). Затем число посетителей начало быстро убывать, и в день нашего посещения, 5 июня, число посетителей было незначительно. В эти дни, по словам председателя, число посещений доходит до 12 000. За вход платят 10 коп. Значит, в эти дни сбор лишь 1200 руб. Затраты же сделаны правительством большие.
   Купленные на выставке произведения не передают покупателям, а хранят до конца выставки. Порядок на выставке образцовый. Нет крика, брани. Не видел ни одного человека пьяного. Толпа ведет себя удивительно чинно. Женщины и молодые девушки гуляют одни. Масса детей. Все им дают дорогу. Даже признака ухаживаний со стороны мужчин, ломаний, кривляний со стороны дам и девиц, что отравляет впечатление каждой выставки, особенно в России, тут я не видел. Много простого, бедно одетого народа. Костюмы больше простые. Много японцев в европейском костюме. Женщины в местных. Простота нравов еще большая. Кормление открыто детей грудью ничье внимание не привлекает (кроме европейцев).
   Несколько дешевых как бы ресторанов-столовых дают посетителям дешевый (относительно) местный стол. Тут же пивные (с прислужницами девушками), которые японцами усердно посещаются. Чай во многих местах.
   С точки зрения моральной, поведение японской толпы безупречно и доказывает большую культурную зрелость этого населения. Европейцев мы видели на выставке очень мало. Мне говорили, что в Кобе и Осака проживает до 2000 европейцев, но по выставке мы видели их очень мало. Внимания на себя европейцы не обращают.
  

ПО ОТДЕЛАМ

  
   Наибольшее внимание я отдал отделу земледельческому. Отдел очень богатый, но все повторение с малыми вариациями по департаментам. Обилие сортов риса и гороха. Много чая, индиго, хлопка. Особенно усердно представлен рис. С большим вниманием представлены болезни разных растений. В общем, земледельческие орудия еще примитивны, но железа более, чем у нас. Орудия многочисленнее и сложнее, чем у нас. Есть особые приборы для вырывания травы, для проделывания борозд, для сеяния. Молотьба первобытная. Но уже усовершенствованные машины быстро пошли в ход. У наших рыбаков в д. Шивая видел сеялку. Плуги заменяют род наших сох. Расчет пока идет на лошадиную и бычью тягу, но не на пар. Но главным образом земледельческий труд падает прямо на человека, в том числе и на женщину. Например, при возделывании рисового поля труд лошади, сравнительно с трудом человека, не велик. Вырывание рассады и рассаживание ее по грядкам, сколько я видел на протяжении тысячеверстного переезда из Симоносеки в Токио, в значительной степени лежит на женщинах. Почти по колена в воде, они целыми днями работают, согнувшись до поверхности земли, покрытой водою. На выставке много представлено разных удобрительных туков.
   Отдел морской представлен беднее, чем то можно было ожидать. Разнообразие рыб большое. В жизни населения играют роль только немногие породы. Все больше выставлено в сушеном, вернее, в вяленом виде. Население мяса не ест, и рыба составляет главное подспорье к рису, составляющему главную пищу японцев, заменяющему хлеб. Представлено много разных моллюсков, тоже Идущих в пищу. Сети, снасти, модели лодок, модели рыбного производства и рыбной ловли дают довольно верное понятие об этом промысле. Местные лодки мало представлены, может быть потому, что они очень однообразны и существуют в одном и том же виде многие века без изменений. Много морской капусты. Огромное значение для Японии имеет лов рыбы у наших берегов.
   Лесной отдел очень богат. Прекрасные экземпляры строительного леса. В распиленном виде сосновые доски поражают шириною. Говорят, такие мачтовые леса исчезают. Видно огромное значение бамбука.
   Мануфактурный отдел очень хорошо представлен. Некоторые отделы (если закрыть глаза на толпу и некоторые местные украшения) одинаково можно было принять за отделы Парижской56, Нижегородской57 или других выставок. Хлопчатобумажные ткани делают большой успех. Хлопок привозится в Японию из других местностей. Чуть ли кроме Китая не начали получать в Японии хлопок из Индии. Шелковый отдел очень хорош.
   Машинный отдел и путей сообщения наиболее наглядно представляет рост Японии в техническом отношении. Сложный паровоз, электрическая машина для лучей Рентгена58, рояль, хирургический инструмент - все представлено как сделанное из местных (по преимуществу) матерьялов и японскими мастерами. Успех очень большой, которым японцы справедливо гордятся. Тут же смотрел пушечный отдел. Большие береговые орудия, снаряды - все своей работы. Выставлено и ружейное производство. Огромное богатство каменного угля и разных руд представлено хорошо.
   Народное образование. Отведен особый павильон. Много интересного.
   В отделе путей сообщения, кроме железнодорожного дела, представлено довольно полно и кораблестроительное дело.
   Отдел острова Формозы59. Осмотрен мною очень подробно. Заслуживает внимания, что в сравнительно короткий срок японцы много сделали для изучения острова. Есть, хотя и не полные, карты. Есть геологические и сельскохозяйственные исследования. По стенам висят наглядные по разным богатствам острова картограммы. Проведена железная дорога. По-видимому, остров обещает в будущем стать не бременем, как ныне, а доходною статьею. Особенно важны: производство формозского чая и соль. Население в горах еще не вполне замирено60. Военная сила на острове - три пехотных бригады с соответствующим числом других родов оружия. Заслуживают также внимания разные формозские изделия из соломы.
   Отдел физического развития заслуживает полного внимания. Выставлен особым обществом. Некоторые приборы и машины выставлены на воздухе, и прохожие практикуются на них. Особенно привлекает общее внимание подвешенное параллельно земле, в аршинах полуторах от земли, бревно, по которому надо пройти, несмотря на то, что бревно сильно раскачивается в стороны.
   Отдел художества и искусства занимает довольно большое отдельное здание. Все произведения в старом стиле: статуэтки, вазы, боги и пр. удивительно хорошо сработаны. Имеют многое за себя и рисунки по шелку, бумаге и полотну старым японским способом (без перспективы), ибо все это весьма оригинально. Слабее всего представлен подражательный отдел живописи европейской. Много плохих полотен. Начали являться на этих полотнах и изображения голых женщин.
   Осмотрен мною и отдел, примыкающий к выставке, частных хозяев, где все тотчас же можно продать и купить. Быть может, этот отдел особенное заслуживает внимание, ибо наиболее представляет народное производство. Масса фарфоровых и иных изделий, посуды и других. Масса предметов одежды, обуви. Тут же местные предметы роскоши: духи, косметика, уборы. Тут же краски, изделия из кости, лаковые изделия. Все что просто - очень дешево.
   Проехал через весь город Осака два раза. Миллионное население. Очень чинно, несмотря на огромное оживление. Чистота относительно достаточная. Две реки и масса каналов пересекают город. Большое количество фабрик. Это промышленный центр Японии.
  
   9 июня, селение Шивая
   (...) Осматривал чайную фабрику в Кобе. Очень интересное дело. Вырабатывает до миллиона пудов в год. Кажется, эти цифры преувеличили мне. До 200 рабочих, в том числе до 100 женщин. Сорт черного чая, которого я взял образцы, очень подходящ для войск и по доставленным мне сведениям может обойтись на каждый фунт дешевле такого же сорта китайского чая на 15-20 коп. Желательно подробнее ознакомиться с этим вопросом.
   Третий день живу в селении Шивая61. Усердно посещаю соседние деревни и наблюдаю жизнь прибрежного населения. Земли мало. Кормит население большей частью море. Условия аренды земли тяжелы. Помогает перевозка на лодках разных строительных грузов в Осака и Кобе. Население не зажиточно и особой опрятности не замечал {Но много все же, к сожалению, чище, чем у нас.}, кроме некоторых случаев. Обиход большинства рыбаков довольно бедный. Жизнь трудовая. Развлечений мало. Население некрасивое, но довольно сильное. Смелые моряки. На море молодцы. Третьего дня ездил с тремя рыбаками в море ловить рыбу. Довольно большое волнение. Управлялись искусно и смело.
   Вечером, проходя, видишь библейские сцены. Вся семья берет одну и ту же ванну. Переводчик говорил, что эту же воду оставляют иногда и на несколько дней. Вдоль берега идет железная дорога в Симоносеки. Две колеи. Поезда очень часты. Вероятно, более 60-ти в обе стороны в сутки. Пассажирские довольно пусты (утром).
   По местности Шивая и Суммы напоминают мне более всего Болье (близ Монте-Карло), но берег менее оживлен, чем в Болье, зато море несравненно более оживленно, чем в Болье. (...)
  
   10 июня, Шивая
   Вчера осмотрел подробно кораблестроительный частный завод, основанный Мацукатою {Директор Кавасаки62.}. Большое дело. Дает 12% дивиденда. Разрастается. 4000 рабочих. Все японцы. Прекрасно оборудован один док. Есть свой канал. Будут строить другой для судов большого измерения. С прошлого года получили правительственный заказ на два миноносца. Видел их в работе. Доканчивается постройка большого коммерческого парохода. В доке тоже чинится большой японский пароход. Чинятся еще несколько (меньшего размера) судов. Работа кипит. Нет брани, криков. Рабочие весьма внимательно относятся к своему делу. В кузнечном отделе видел очень красивого и сильного молодого японца-кузнеца. Вообще же кузнецы жидковаты. Много делается вручную, что уже давно у нас работается машинами. Директор завода, очень сведущий японец, сам признавал, что некоторые машины требуют замены их новыми, причем число рабочих могло бы быть значительно уменьшено. Рабочими очень доволен. Два раза в год устраивает им праздники, на которых раздает призы за лучшую работу.
   Железо получается главным образом из Англии и частью из Германии. Лучшего качества в круглых болванках до 1 рубля за пуд (с провозом). У себя на заводе делают из него сталь. Предложил ему ознакомиться с железоделательною промышленностью у нас и высказал мнение, что мы через один из портов на Черном море, при помощи судов добровольного флота, могли бы продавать наше железо из Донского бассейна. На это директор сказал мне, что он посетил Англию, Германию, Россию, чтобы лучше изучить порученное ему дело. Всюду, кроме России, встретил внимание и доверие. В России можно сказать, что его не пустили ни на один кораблестроительный или машиноделательный завод. Сказал это с горечью. Свое железо в Японии есть, но не умеют еще придать ему высокие качества. На дворах и между заводскими зданиями беспорядок, кучи отбросов, мусора, сложены, вернее, свалены в беспорядке. Все имеет слишком рабочий вид, затрудняющий даже сообщение между различными частями завода. Вони нет. Работают все мужчины. Видел лишь несколько женщин. Рабочие истощенного вида не имеют.
   Вчера же был в окрестностях, вернее, на окраине города Кобе, дабы видеть знаменитый у путешественников по Японии каскад. Действительно, зрелище красивое, но не величественное. Прекрасная панорама открывается на рейд, наполненный судами, и на город. Это зрелище сильнее каскада. Крутые скалистые горы, покрытые к вершинам богатою, ярко-зеленою растительностью,

Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 367 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа