Главная » Книги

Лисянский Юрий Фёдорович - Путешествие вокруг света на корабле "Нева" в 1803-1806 годах, Страница 7

Лисянский Юрий Фёдорович - Путешествие вокруг света на корабле "Нева" в 1803-1806 годах


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

разных местах. После смерти вельможи каждый из его подданных выбивает себе по одному переднему зубу, так что если бы случилось ему пережить многих своих господ, то под конец непременно он остался бы без зубов. Хотя этот странный обычай здесь введён не весьма давно, но исполняется везде с большой точностью.
   Сандвичане среднего роста, цвет тела имеют светлокаштановый, лицом различны. Многие из мужчин походят на европейцев. В женщинах же есть что-то особенное. Они круглолицые, нос почти у каждой из них плосковатый, глаза чёрные, а удивительнее всего, что они весьма сильно походят одна на другую. Волосы у обоих полов чёрные, прямые и жёсткие; мужчины подстригают их разным образом, но самый употребительный состоит в том, чтобы волосы были обрезаны наподобие римского шишака. Женщины же остригаются довольно коротко, оставляя спереди ряд волос дюйма в 1 1/2 [сантиметра в 3,5]. Остальные волосы каждый день после обеда намазываются известью, составленной из коралла, отчего они получают беложелтоватый цвет. Почти то же самое делают иногда и мужчины с волосами, представляющими как бы перо у шишака. При виде их можно подумать, что островитяне имеют от природы двухцветные волосы.
   Сандвичане, вопреки почти всем островитянам Тихого океана, ничем не намазывают своего тела и не прокалывают ушей. Серьги я заприметил только у одного отувайского короля. На руке они носят запястья из слоновой или из какой-либо другой кости. Женщины иногда украшают свои головы венками из цветов или из разноцветной шерсти, выдёргивая её из сукон, привезённых к ним европейцами. Что же касается до прочего одеяния, то оно состоит из куска ткани длиной 4 1/2 аршина [около 3 м], а шириной около 1/2 аршина [35 см] или немного шире. Первым опоясываются мужчины, а последним обвёртываются по пояс женщины. В холодную погоду они накидывают на плечи четырёхугольный кусок толстой ткани, сложенной в несколько раз, которая служит им вместо шубы. В обыкновенное время как богатые, так и бедные одеваются одинаковым образом, но в праздники или в каких-либо особенных случаях первые наряжаются в плащи из перьев, которые вместе с шлемами и веерами представили бы великолепное зрелище и во всяком европейском театре. При всём том они великие охотники до одежды европейцев. Поношенные рубахи, фуфайки или сюртуки можно променивать у них с большой выгодой на продукты и прочие вещи. Мы наделили их платьем, которое по своей ветхости для нас уже совсем не годилось, но островитяне ему были чрезвычайно рады, и многие из них приезжали к кораблю, имея на себе наши обноски. Хотя предшествовавшие нам мореплаватели утверждают, что сандвичане склонны к воровству, но я за ними ничего подобного не приметил. Хотя на корабль "Нева" пускали мы их понемногу, однако же, при этом они могли бы что-нибудь украсть.
   Каждый день подъезжало их к нам для торга человек до тысячи, однакож, кроме честности, мы от них ничего не видели. Впрочем, скоро они сделались величайшими барышниками. При торге они так между собою согласны, что твёрдо удерживают цену на продаваемый ими товар. Если кому случится что-нибудь выгодно продать, то это в одно мгновение узнают по всем лодкам, и каждый из них за подобную вещь просит ту же цену. Железо, бывшее здесь в прежние времена в большой цене, ныне не стоит почти ничего, кроме одного полосового, которое островитяне берут довольно охотно. Лучшими же вещами считались: простой холст, набойка, ножницы, ножики с красивыми черенками и зеркала. За куски обручей, за которые на острове Нука-Гиве мы получали от 6 до 10 кокосов или по 2 ветви бананов, в Карекакуи могли мы достать только самые маловажные вещи.
   На Овиги в течение минувших десяти лет много переменилось, и всё сделалось дороже прежнего. Причину такой дороговизны надо приписать судам Соединённых Штатов, которых в одно лето приходит до восемнадцати, чтобы запастись всеми нужными продуктами на остальное их плавание.
   Насколько показались мне хорошими маркизские дома, настолько же сандвичские не понравились. Последние строятся, кажется, совсем не по климату, ибо походят на наши крестьянские амбары, с той только разницей, что крыша на них делается выше, а стены, напротив того, весьма низки. Редкие из них имеют окна, да и то самые малые, а большая часть из них делается с одной только дверью, с рамой, подобной нашим слуховым окнам, в которую едва можно пролезть. Пол устилается сухой травой, а сверх её кладутся рогожи. У богатых бывает до шести лачуг, построенных одна подле другой. Каждая из них имеет особое назначение. Иные служат спальней, другие столовой, жилищем для жён, слуг, служанок и кухней. Они строятся на каменных основаниях и обносятся низким палисадом, который обыкновенно бывает во многих местах изломан свиньями или собаками.
   Пища сандвичан состоит из свинины, собак, рыбы, кур, кокосов, сладкого картофеля, бананов, тарро и иньяма. Рыбу едят иногда сырую, прочее же пекут. Употребление свинины, кокосов и бананов женщинами запрещено, а мужчинам разрешено всё.
   Свиней здесь не колют, а душат, обвязав рыло верёвкой, и в пищу приготовляют следующим образом. Вырыв яму и наложив один или два ряда камней, разводят на них огонь (который производится здесь трением). Потом кладут ещё камни, так, чтобы воздух проходил между ними свободно. Когда камни раскалятся, то разравнивают их, чтобы они плотно лежали, покрывают тонким слоем листьев или камыша, на который кладётся животное, и поворачивают его до тех пор, пока не сойдёт вся щетина. Если же и после этого останутся еще волосы, то соскребают их ножами или раковинами. Очистив тушу таким образом, разрезают брюхо и вынимают внутренности, а между тем огонь разводится вторично, и как только камни раскалятся, то разгребают их, оставив только один слой, на который стелят листья и кладут свинью, наполнив выпотрошенное брюхо горячими камнями, обёрнутыми в листья. После этого животное покрывается листьями и калёными камнями, а сверху засыпается песком или землёй. В таком положении оно остаётся до тех пор, пока изжарится.
   Коренья приготовляются таким же образом, с той только разницей, что, до покрытия их горячими каменьями, поливают водой.
   Знатные, или эиры, не могут употреблять огня, разведённого простым народом, а должны разводить его сами. Знатный же у равного себе не только может взять огня, но даже и готовить на нём своё кушанье. Мне неизвестно, позволено ли простому народу брать огонь у своих господ, однако же, уверяют, что это иногда случается.
   В отношении употребления пищи женщинами здесь наблюдается весьма странный обычай. Им не только запрещено есть в доме, где обедает мужчина, но даже входить в него. Мужчина же может быть в женской столовой, но к пище не прикасается. Вне дома, например, в поле, на лодке, оба пола могут есть вместе, исключая пудинг, приготовляемый из корня тарро.
   Сандвичане употребляют соль и охотники до солёной рыбы и мяса. Также приготовляют они в пищу катышки из муки корня тарро, которыми запасаются для своих дальних путешествий. Из них, размочив их сперва в пресной или солёной воде, приготовляют они род саламаты114, похожей несколько на мучной раствор.
   Свадебных обрядов здесь нет никаких. Мужчина и женщина, понравясь друг другу, живут вместе, пока не разбранятся. В случае же какого-либо неудовольствия, расходятся без всякого отношения к гражданским властям. Каждый островитянин может иметь столько жён, сколько в состоянии содержать. Но обыкновенно у короля бывает их три, у знатных по две, а у простолюдинов по одной. Духовенство пользуется таким же правом. При всём этом сандвичане чрезвычайно ревнивы, но только не по отношению к европейцам.

 []

   Жители Сандвичевых островов, сколько можно было заметить, довольно умны и уважают европейские обычаи. Многие из них довольно хорошо говорят по-английски. Все же без исключения знают по несколько слов и произносят их по-своему, т. е. весьма неправильно. По-видимому, они большие охотники путешествовать. Многие просили меня взять их с собой, не только не требуя никакой платы, но отдавая все своё движимое имущество. Юнг уверял меня, что суда Соединённых Штагов нередко берут отсюда людей, которые со временем делаются хорошими матросами.
   Можно наверное считать, что сандвичане в короткое время совершенно преобразятся, а особенно, если царствование нынешнего их владетеля продолжится ещё несколько лет.
   Один из сыновей его имеет редкие дарования. Войдя со временем в обладание отцовского наследства и получив европейское воспитание, ему нетрудно будет ускорить просвещение своего отечества. Ему нужно будет усилить себя простым народом, который весьма привержен к своим правителям. Тогда будет легко сломлено сопротивление местных вельмож, или нуи-нуи-эиров, а также и других важнейших старшин, которые одни только, по своим личным выгодам, вздумают, может быть, восстать против нововведений.
   Сандвичане занимают такие места, которые, при малейшем прилежании, могут доставить им большие доходы. Леса у них довольно, даже есть и такой, из которого могут строить небольшие суда. Один только сахарный тростник, растущий здесь в большом изобилии и без всякого присмотра, доставит островитянам громадные богатства, если они вздумают, обращать его в сахар или ром, которые на американских берегах расходятся теперь в чрезвычайном множестве.
   Главная же их невыгода состоит только в том, что ни один остров не имеет закрытой от ветра гавани. При этом там есть такие губы, в которых кораблям стоять на якоре гораздо спокойнее, нежели на Тенерифе и Мадере {По прошествии некоторого времени мае стало известно от шкипера бостонского корабля "Океина", что на острове Вагу находится весьма хорошая, закрытая от всех ветров гавань.}.
   Сандвичский народ, кажется, имеет большую способность и вкус к ремеслам. Все производимые ими вещи отменно хороши, но искусство в тканях превосходит даже воображение. Увидев их в первый раз, я никак не мог поверить, чтобы первобытный человек имел столь изящный вкус. Смешение цветов и отличное искусство в рисунке, со строжайшим соблюдением соразмерности, прославили бы каждого фабриканта этих тканей даже и в Европе, а особенно если принять во внимание, что сандвичане производят столь редкие и удивительные изделия самыми простыми орудиями.
   Сандвичане делают свою ткань из дерева, известного у европейских ботаников под именем Monis papyrifer115, следующим образом. После снятия с дерева коры отделяются лыки, которые разрезаются на небольшие куски, наподобие стружек, и мокнут в воде до тех пор, пока не загниют. Они разбиваются потом на четырёхугольной доске, отчего жилистые частицы, соединяясь между собой, расплющиваются и составляют тонкую ткань, которая напоследок огранивается краской, добываемой из кореньев и ягод. Полосатые же и другие узорчатые ткани рисуются тонким бамбуковым прутиком, у которого один конец расщеплён. Приготовление тканей и наведение на них узоров предоставлено женщинам. Для этого они употребляют разные круглые и четырёхугольные вальки. На каждой стороне последних находится особенная резьба, например, на одной сделаны тонкие полосы, на другой потолще, на третьей клеточки, на четвёртой дорожки, проведённые змейкой, и прочее.
  

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

ЦАРСТВОВАНИЕ ГАММАМЕИ [КАМЕАМЕИ]

  

Вступление его во владение после смерти Тайребу.- Военные его подвиги.- Сухопутные и морские силы.- Краткое описание острова Овиги.

  
   Июнь 1804 г. После кончины короля Тайребу на острове Овиги произошли волнения, следствием которых было то, что его владение было разделено между сыном покойного короля, Кяувой и его родственником Гаммамеей. Так как с весьма давних времён между Овиги и островами, лежащими к северу, существовала война, то Гаммамея, приведя в надлежащий порядок свои домашние дела, в 1791 году отправился на двух тысячах лодок и с восемью тысячами воинов против короля Гайкери, во владении которого находились тогда острова: Вагу, Морекай, Ренай и Мове. Сперва он напал на последний из них как на главное местопребывание своего неприятеля, который, после нескольких кровопролитных сражений, принуждён был покориться сильнейшему.
   После сдачи острова Мове оозигские войска пошли против островов Морекая и Реная, которые также после упорного сопротивления покорились победителям. В начале 1792 года Гаммамея, приготовляясь к исполнению дальнейших своих намерений, получил известие, что Кяува напал на собственные его владения. В ту же минуту выбил он у себя несколько передних зубов и со всеми силами отправился на Овиги.
   Побеждённый Гайкери, удалившийся тогда на остров Вагу, воспользовался отсутствием своего победителя, переехал опять на остров Мове и возвратил всё отнятое у него неприятелем. Гаммамея, пристав в губе Товайгай, нашёл там своего противника, который, испугавшись столь скорого и внезапного его возвращения, удалился внутрь своих владений. Гаммамея погнался за ним и, после нескольких небольших сражений между обоими войсками, восторжествовал, наконец, употребив следующую хитрость. Он распустил слух, что желает прекратить войну и возвратиться в свои владения с тем, чтобы построить капище богам. Войска Кяувы, поверив этому слуху, оставили все меры предосторожности, а Гаммамея, пользуясь этой оплошностью, напал на них с большой стремительностью и совершенно разбил. Кяува едва мог спастись от гибели, а победитель приказал принести в жертву своим богам несколько человек убитых и взятых в плен знатных людей. Вскоре после этого, по случаю наступившего табу макагити, военные действия остановились. После окончания табу Гаммамея, разделив своё войско на две части, одну из них отдал под начальство храброго Тайаны, а с другой выступил сам в поход. Кяува также не оставался в праздности. Он собрал все свои силы и решился защищать оставшееся ему после отца достояние. Но ничто не могло противостоять храбрости его соперника. Эта несчастная и кровопролитная война продолжалась до конца 1794 года, когда Кяува, видя себя в совершенном бессилии, был принуждён сдаться. Гаммамея сделался, таким образом, единовластным обладателем всего острова Овиги. В таком положении находились эти места, когда капитан Ванкувер пристал к их берегам. Узнав, что обитатели островов живут в непрерывной вражде между собой, он употреблял всякие способы к их примирению и уже питал приятную надежду, что достиг успеха в столь похвальном деле. Но лишь только его корабли скрылись от берегов, как враг тишины и согласия начал опять производить свои пагубные действия. Говорят, будто бы жители острова Мове похищали людей с Овиги и, принося их в жертву своим богам, раздражали Гаммамею. Но мне кажется вероятнее всего, что он, сделавшись гораздо сильнее прежнего, тыёрдо решил овладеть своими соседями.
   Получив известие о смерти Гайкери и о том, что его сын Трайтшепур, вступив в обладание наследством, поссорился со своим дядей, владетелем острова Отувая [Каудай], Гаммамея приказал тотчас собрать войска, в числе которых находилось восемь европейцев. Он вооружил фальконетами построенную капитаном Ванкувером шхуну и, взяв с собой три медные трёхфунтовые пушки, отправился в поход. Упоминаемые здесь пушки принадлежали шхуне "Фейер-Америкен", которая была захвачена островитянами в 1791 году.
   Война началась опять с острова Мове. Но так как ни этот остров, ни другие уже не оказывали прежнего упорного сопротивления, то были взяты все, в самое короткое время, исключая Вагу, который сдался только в 1795 году, после смерти Тайаны. Этот весьма храбрый человек сделался напоследок изменником своему королю. Гаммамея, отправясь на Вагу, приказал Тайане следовать за ним с особым отрядом войск. Но вместо того, чтобы пристать к назначенному месту, тот высадил свои отряды в другом и соединился с войском Трайтшепура. Гаммамея, пристав к берегу, ожидал своего вождя, полагая, что он еще находится в море. Вдруг он увидел его вооружённым против себя. Такой случай мог бы поколебать многих, но храбрый Гаммамея немедленно решился напасть на бунтовщика и разбил его после кровопролитного сражения. После окончания битвы Тайана, со многими из своих товарищей, был принесён в жертву, а головы их были воткнуты на ограду капища.
   В 1796 году Гаммамея принуждён был приехать на Овиги для укрощения мятежа, произведённого братом убитого Тайаны, эиры Намутаги. Пробыв на этом острове около года, он опять возвратился на Вагу для приготовления к походу против острова Отувая [Каудаи], где находится и поныне.
   По уверению Юнга, Гаммамея имеет с собою около 7 тысяч войск и 50 вооружённых европейцев. При нём находится также восемь четырёхфунтовых пушек, одна шестифунтовая и пять трёхфунтовых, сорок фальконетов, шесть небольших мортир и до 600 ружей. Он не имеет также недостатка в порохе и в других военных припасах. Морские же его силы состоят, кроме обыкновенных военных лодок, из 21 шхуны, от 10 до 30 тонн величиной, которые, в случае нужды, вооружаются фальконетами и управляются европейцами. С таким ополчением Гаммамея был намерен в прошедшую весну итти против неприятеля, но ему в том воспрепятствовала свирепствовавшая тогда болезнь, лишившая его многих сандвичсюих воинов на острове Вагу. Во время нашего пребывания многие из островитян думали, что Гаммамея, оставив своё предприятие против острова Отувая, вскоре возвратится на Овиги, где его пребывание весьма нужно. Ибо, оставаясь без надзора, в отсутствие его и всех старшин, островитяне сделались крайне ленивы, так что земля уже не приносит теперь столько, сколько получали от неё прежде. Гаммамея, повидимому, из политических расчётов, забрал с собою всех нуи-нуи-эиров и оставил одного Юнга управлять островом.
   Юнг служил боцманом на одном корабле Соединённых Штатов, который в 1791 году заходил к острову Овиги для снабжения свежими продуктами. Капитан дал ему позволение ночевать на берегу, сказав, что если корабль ночью снимется с якоря, то он может приехать поутру за гавань. На самом рассвете Юнг, услышав пушечный выстрел с корабля, хотел тотчас отправиться, но, придя к берегу, узнал, что на все лодки наложено было запрещение, или табу, и только на следующее утро он может взять лодку. Юнг принуждён был остаться. На другой день король получил известие, что шхуна "Фейер-Америкен" взята на северной стороне острова, и все находившиеся на ней люди были перебиты, кроме одного Девиса. Такая новость заставила островитян удержать у себя Юнга. Однако же король дал ему честное слово, что на первом европейском судне он может отправиться, куда пожелает. Каждый из знатных островитян, желая утешить Юнга, дал ему по частице земли, так что он вдруг сделался богатым. Своим поведением он вскоре снискал к себе уважение как короля, так и народа. Он уже был во многих сражениях, а ныне занимает должность королевского наместника.
   Остров Овиги - самый большой из всех Сандвичевых островов; он простирается на расстоянии 80 миль [около 150 км] с севера к югу и почти на столько же с востока на запад. Берега его во многих местах утёсистые, а другие пологие, но, простираясь внутрь острова, мало-помалу возвышаются и переходят в склоны гор Роу [Мауналоа], Kay [Маунакеа], ВорорайП6. Первая из них по измерению, упоминаемому в третьем путешествии капитана Кука, имеет в высоту 18 000 футов [5 486 м]. По лавам и другим вулканическим веществам, которыми заполнены овигские берега, надобно думать, что этот остров в прежние времена содержал много подземного огня. На нём, как уверяют жители, и теперь между восточной оконечностью и горой Роа117 находится извергающее пламя отверстие, которое жители называют Таура-Пери. Юнг также говорил мне, что три года назад, гора Макаура, лежащая по западную сторону острова, недалеко от губы Товайгай, выбросила столько лавы, что заполнила небольшую губу, лежащую у её подошвы, и погубила множество селений. Но с того времени она затихла, и в ней осталось только одно отверстие. Хотя овигские берега не обещают ничего особенного и населены единственно для производства рыбной ловли или торговли с приходящими судами, но внутренность острова весьма плодородна. Её населяют земледельцы, которые избытками своих трудов снабжают иностранные корабли. Остров производит кокосы, бананы, платаны, тарро, иньям, сладкий картофель, лук, капусту, редьку, дыни, арбузы, тыквы и прочее. Но важнее всего для путешественников, имеющих нужду в свежем мясе, то, что на нём водится множество свиней. Ванкувер во время пребывания своего на Овиги оставил там немного рогатого скота. Теперь его уже порядочное количество, и приезжающие сюда европейцы вскоре будут пользоваться здесь говядиной и бараниной. Коз разведено великое множество. Мы купили двух за самую безделицу; мясо их весьма вкусное. Жаль только, что все упомянутые животные одичали и живут в горах, хотя это и было настоящей причиной их размножения, ибо природа имеет здесь гораздо лучший за ними присмотр, нежели островитяне. Недавно случилось, что стадо быков, сойдя в долины, попортило многие посадки. Король дал повеление переловить этих животных, для чего была отряжена тысяча человек. Но дикие быки, увидев себя окружёнными отовсюду, рассвирепели, начали сами сражение и, убив четырёх человек, опять скрылись в горы. Легко может статься, что Овиги скоро будут заполнены диким скотом. У одного только короля я видел корову с телёнком, которых он намерен держать дома. Сперва здесь водились только свиньи и темношёрстные крысы, величиною немного больше обыкновенной мыши. Последних и ныне на Овнги находится такое множество, что островитяне принуждены бывают вешать всякие вещи от них как можно выше. На одном американском судйе недавно привезены сюда две лошади. Нынешний владетель этого острова сумел снискать себе такую любовь иностранцев, что каждый из них при вторичном к нему приезде привозит что-нибудь новое и полезное для островитян.
   На Овиги находится немного птиц. Из домашних водятся куры, но и то в небольшом количестве, а из диких: серый гусь, кулики, ястребы, вороны и небольшая птичка с крючковатым носом и красным брюхом. Крылья же, голова и хвост ее тёмносерого цвета. Её красными перьями сандвичане украшают свои плащи и шлемы. Самая маленькая жёлтая птичка, перья которой употребляются для украшений, - весьма редка. К ним надо присоединить ещё два рода серых птичек, похожих на нашу коноплянку.
   Рыбы ловится у берегов довольно много. У островитян я видел солёную рыбу разных родов и, между прочим, летучую рыбу длиною в 1 фут [около 30 см].
   Пресмыкающихся гадов здесь почти нет никаких, кроме ящериц. Из них мохнатые считаются у островитян священными. Они обыкновенно водятся в домах и видом весьма отвратительны.
   Овиги разделяются на шесть частей. Названия их следующие: Кона, Когола, Гамакуа, Гидус, Пуна и Kay. Ими владеют нуи-нуи-эиры, или вельможи острова. Каждая из этих частей разделена на гопуи, или уезды, которыми управляют неки-неры-эиры. Гопуи раздроблены на разные небольшие уделы, которые отдаются земледельцам {Каждый земледелец имеет право оставить землю своего господина и перейти на другую или занять какое-либо ненаселённое место, но это случается весьма редко.}. Большая топуа может иметь таких участков до тридцати. Каждый островитянин платит двойные подати: одну - королю, а другую - нуи-нуи-эиру той части, где он живёт. Подати состоят из свиней, собак, тканей и красных и жёлтых перьев, употребляемых на украшение плащей.
  

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

ПЛАВАНИЕ КОРАБЛЯ "НЕВА" ОТ САНДВИЧЕВЫХ ОСТРОВОВ ДО ОСТРОВА КАДЬЯКА

   Июнь 1804 г. Отойдя несколько от острова Отувая, мы лишились северо-восточного пассата, а вместо него наступили юго-западные ветры и мрачная погода, в продолжение которой мы иногда могли видеть только одних морских птиц. Летучая рыба уже не попадалась нам в северной широте 25°, и с того времени мы находились в совершенно холодном климате. Столь скорая перемена погоды и употребление свинины вызвали было желудочные заболевания среди матросов, но хина с вином и тёплая одежда скоро их прекратили. Впрочем, эти неприятные обстоятельства облегчались тем, что мы довольно скоро приближались к месту, которое было пределом половины нашего путешествия, ибо, по произведённым 27-го числа наблюдениям, мы находились под 36°24' с. ш. и 164°03' з. д. Последнюю можно считать за верную, потому что она отличалась лишь на 6 миль [11 км] к западу от лунной, которую я имел несколько дней назад.
   29 июня дул крепкий юго-западный ветер. Со вчерашнего числа мы прошли параллель, на которой капитан Кук, Диксон118 и прочие мореплаватели видели разные признаки земли. Но я ничего подобного не приметил. Правда, ввиду слабой прозрачности атмосферы, мы не могли далеко видеть, однако же, можно было бы встретить хотя бы птиц, о которых упоминают путешественники.
   30 июня. Находясь в северной широте 42°18' и западной долготе 163° 12', мы встретились с животным, которое играло у самого судна более часа. Оно казалось фута три [около метра] длиной, с довольно пушистым хвостам около 2 футов [0,6 м]. Голова его походит на собачью, с тонкой длинноватой мордой. Шерсть на спине тёмная, а под брюхом и мордой белая. Я счёл его за выдру, и заключил, что мы находились тогда близ какой-либо неизвестной земли, потому что эти животные не могут отплывать далеко от берега. Но, не имея времени удостовериться в таком предположении на самом деле, мы оставили это до более удобного случая и продолжали свой путь к северу. Хотя в это время и совсем не было ветра, однако же, мы чувствовали довольно большой холод, а особенно ночью, во время которой термометр упал почти до 1,5°. Не знаю, какое сделать заключение об этом климате, где почти среди лета мы нашли глубокую осень. Возможно, что частые туманы и сырость препятствуют солнечным лучам нагревать воздух. Судя же по широте, климат должен был бы быть подобным тому, какой мы имеем в южной части Европы119.
   3 июля, достигнув 48°20' с. ш. и 160°41' з. д., мы видели тюленей и множество уток, между которыми находились так называемые топорки. Последние не отлетают далеко от земли.
   7 июля мы были в северной широте 54°27' и в западной долготе 157°08'. Полагая, что мы находимся недалеко от острова Чичикова, я приказал убрать лишние паруса; в полночь достали лотом дно на 70 саженях [128 м]; грунт - ил с мелким серым песком. В своём предположении мы были уже совершенно уверены, так как утки и топорки сегодня окружали нас стадами. Часто нам попадались также кусты морской капусты120, которая походит более на лук, а потому впредь мы и будем называть её этим названием {Это растение названо морской капустой живущими на Кадьяке нашими промышленниками.}.
   8 июля. На другой день юго-восточный ветер, который начал было дуть со второго часа ночи, прекратился совершенно. Так как морского лука плавало около корабля довольно много, то я приказал из любопытства достать одну луковицу. От шишки или от головки этого растения идут две ветви с продолговатыми листьями; середина ствола пустая, на тонком конце его находятся волоски, покрытые тёмнокрасной слизью.
   К полудню показалось солнце, но широты наблюдать нам не удалось. В 2 часа пополудни мы увидели остров Чирикова на северо-северо-востоке в 40 милях [74 км]. Сперва он представился в виде трёх холмов, которые потом как бы слились в единую возвышенность, с восточной стороны утёсистую, а с западной пологую. Впрочем, он не столь высок, как описывает его капитан Ванкувер. К юго-западу от западной стороны его лежит риф, длиной около 3 миль [5,5 км], на конце которого находится большой плосковатый камень. Не имея сегодня никакой возможности к проверке местоположения острова, я отложил это до другого удобного случая, а между тем в продолжение туманной ночи старался держаться не менее 12 миль [22 км] от берега.
   9 июля. На другой день около 10 часов утра небо прочистилось, и мы находились в 22 милях [41 км] к северо-северо-востоку от острова, В полдень мы делали наблюдения в северной широте 55°52'. Юго-восточная оконечность острова была тогда в 27 милях [50 км] на юго-запад 170° по правому компасу121 (что найдено по крюз-пеленгу122) и потому широта её северная 55°42'50", а долгота западная 155°23'30" по двум хронометрам.
   Проверив положение этого острова, мы продолжали свой путь по настоящему направлению и скоро увидели на северо-востоке острова: Ситхунак и Тугидак в 35 милях [65 км]. К ним мы (подошли уже к вечеру, и хотя время тогда было мрачное, однако же, были видны высокие хребты и оконечности мысов.
   10 июля. Во втором часу пополуночи мы пришли на глубину 55 сажен [100 м], грунт - белый песок с илом. Так как в это время дул крепкий ветер, то, взяв рифы, мы легли в дрейф. Это обстоятельство несколько нас задержало, ибо не ранее, как в 2 часа на западе открылась восточная часть острова Ситхунака, а за нею явился и давно ожидаемый Кадьяк123. Этот остров мы увидали на северо-востоке в 18 милях [33 км] и по двуголовому мысу, описанному в путешествия Дугласа124, легко установили своё местоположение. Чем больше приближался корабль "Нева" к берегам, тем они казались изрезаннее. Так как дальние горы были еще покрыты снегом, то вместе с утесистыми мысами они представляли, хотя и неприятную, но величественную картину природы. В 4 часа мы подошли к гавани Трёх Святителей, откуда к нам приехал один русский промышленник и несколько природных жителей острова Кадьяка на своих байдарках {Кожаная лодка.}. Эти гости для нас были тем приятнее, что привезли с собою довольно большое количество свежей рыбы. Я предполагал к вечеру дойти до мыса Чиниатского, но ветер нас задержал так, что только к заходу солнца мы могли приблизиться к острову Салтхидаку.
   11 июля дул южный ветер. Но по причине густого тумана, мы даже в 5 саженях [9 м] от корабля не могли ничего видеть. Поэтому до 4 часов пополудни мы лежали125 на северо-восток и находились на глубине от 440 до 22 сажен [от 73 до 40 м]; грунт - мелкий камень с серым песком и битой ракушкой. Около шестого часа, пройдя остров Угак, мы легли в дрейф.
   12 июля после полудня, туман прочистился и мы явственно рассмотрели Чиниатский мыс. Пользуясь юго-западным ветром, я наполнил паруса и, подойдя ближе к берегу, опустился в залив. Обойдя упомянутый мыс, мы легли на запад-северо-запад.
   Увидев камень Горбун, находящийся среди залива, мы направились прямо на него. Мне весьма не хотелось проходить близко к этому месту, но оставшийся при нас лоцман из гавани Трёх Святителей на этом настоял. Предполагаемая мной опасность не замедлила появиться. При проходе нашем мимо камня ветер вдруг задул с противной стороны и вместе с течением привёл было нас в весьма неприятное положение, которое мы могли избегнуть не иначе, как с помощью гребных судов, готовых для буксира. Вскоре после столь внезапной перемены ветра, сделалась тишина и появился густой туман, а потому мне не оставалось другого средства удерживаться на своём месте, как только при помощи буксира, ибо течение заметно увлекало нас к северо-востоку. Лот, который мы беспрестанно бросали, остался единственным нашим путеводителем. У Горбуна глубина оказалась от 10 до 20 сажен [от 18 до 36 м], грунт - мелкий камень, а чем далее от него, тем глубже, и напоследок глубина дошла до 95 сажен [174 м], грунт - ил. Боясь островов Пустого и Лесного, берега которых очень опасны для кораблей, мы буксировались на юго-восток до половины двенадцатого часа.
   13 июля с полуночи мы легли курсом на север, а придя на глубину 60 сажен [110 м], бросили верп. Не успели мы ещё убрать паруса, как услыщали неподалёку чрезвычайный шум. Полагая, что он происходил от гребных судов, отправленных к нам (войдя в залив, я послал на байдарке письмо в гавань, чтобы мне подали возможную помощь) из гавани Св. Павла, я велел закричать "ура!" и через несколько минут увидел байдары, или большие кожаные лодки, наполненные людьми. На одной из них приехал помощник правителя {Поселений Российско-Америюанской компании.} Бандер. Это очень нас обрадовало, ибо, после десятичасового нашего плавания, лоцман, наконец, признался, что он и сам не знает, где мы находимся. Бандер скоро опять отправился на берег, оставив у меня своего штурмана, который ввёл "Неву" в гавань около 2 часов пополудни. Когда мы подошли к селению, крепость салютовала нам 11 пушечными выстрелами. Вскоре потом Бандер и несколько жителей приехали поздравить меня с благополучным прибытием. Каждый может себе вообразить, с каким чувством надлежало мне принять это поздравление, видя, что я первый из русских, предприняв столь трудный и дальний путь, достиг места своего назначения, не только не имея на своём корабле ни одного человека больного, но с людьми, которые были ещё здоровее прежнего. Всё это приводило меня в радостное восхищение.
   Идя к Кадьяку, я воображал, что в этом году моё путешествие окончится, но ошибся. На другой день нашего прибытия Бандер вручил мне бумагу от правителя Российско-Американской компании, коллежского советника Баранова, в которой он извещал о взятии местными жителями селения Ситкинского и просил моей помощи. Видя, что Баранов уже с самой весны отправился туда на четырёх парусных судах со 120 русскими и с 800 кадьякцами на 300 байдарках, и зная также, как важно занятие Ситкинского селения для русской торговли, я, не теряя времени, начал готовиться опять в поход и потому приказал как можно скорее осмотреть такелаж {Снасти.} и поправить всё нужное. Если бы случившиеся тогда дожди и восточные ветры нам не воспрепятствовали, то бы мы, конечно, вышли опять в море через десять дней. Последние дули так постоянно, что корабль Соединённых Штатов "Океин", который мы застали в гавани, был ими задержан на шесть недель.
   Во время нашего пребывания в гавани Св. Павла, я посылал своего штурмана по Чиниатскому заливу для его описания. Сам же, когда можно было, занимался астрономическими наблюдениями, по которым оказалось, что мы находились тогда под 57°46'36" с. ш. Мы также имели возможность проверить компас и хронометры, иэ которых No 136, вместо 42",2, как я полагал, от островов Сандвичевых отстал на 48",4, а No 50, вместо 10" - на 13".
  

КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ

  

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

  

ГЛАВА ПЕРВАЯ

ПЛАВАНИЕ КОРАБЛЯ "НЕВА" ОТ ОСТРОВА КАДЬЯКА ДО ЗАЛИВА СИТКИ

  

Корабль "Нева" отправляется из гавани Св. Павла.- Прибытие его в залив Ситку.- Неприятельские действия.- Взятие крепости ситкинцев.

  
   Август 15 числа 1804 г. В самый полдень корабль "Нева" был выбуксирован из гавани Св. Павла, а в 3 часа пополудни вступил под паруса. При снятии с якоря ветер дул свежий, с запада. Войдя в пролив между берегами островов Кадьяка и Лесного, мы было заштилили; однако, вскоре потом опять получили легкий северо-западный ветер, при котором вышли в открытое море. Место, которым мы прошли, называется Северным проливом и имеет великое преимущество перед Южным: по нему можно проходить при ветрах с северо-запада до юго-востока, и почти одним курсом, а особенно имея в готовности гребные суда.
   Во время плавания нашего до залива Ситки ничего достопримечательного не случилось; ветры большей частью дули с запада, и корабль шёл довольно скоро, чему способствовало также и юго-западное течение, которое действовало непрерывно.
   19 августа. В 6 часов утра увидели мы землю на северо-северо-востоке. Но так как горизонт был еще покрыт мраком, то рассмотреть показавшуюся нам землю было невозможно. По наблюдениям, в полдень находились мы под 57° 08' с. ш. и 136° 46' з. д. В это время мыс Эчком отстоял от нас на 25 миль [46 км] к северо-востоку и виден был весьма явственно. Поэтому надлежало заключить, что либо хронометры мои показывали на 15 миль [28 км] более к западу, или упомянутый мыс должен лежать под 136° з. д. Во весь этот день ветер был столь слаб, что корабль "Нева" не мог поравняться с горой Эчком раньше 10 часов вечера. Обстоятельство это тем более для меня было неприятно, что мы не могли подойти к судну, которое видели в южной стороне и считали за корабль "Океин".
   20 августа. В продолжение всей следующей ночи стояла тихая погода, а в 9 часов утра подул свежий западный ветер. Пользуясь им и приливом, мы пришли к Крестовской гавани и остановились на 55 саженях [100 м] глубины, грунт - ил. Со вступления нашего в залив Ситку до того времени, как мы стали на якорь, не видно было нигде не только ни одного человека, но даже ни малейшего знака, чтобы в этих местах было какое-либо жилище. Взорам нашим повсюду являлись леса, которыми покрыты все берега. Сколько мне ни случалось встречать необитаемых мест, но они никоим образом не могут сравниться с этими своей дикостью и пустотой. Что же касается до самого залива, то, кроме косы, лежащей к юго-востоку от первого приметного мыса по восточную сторону горы Эчком и средних островков, почти везде можно лавировать и даже нетрудно сыскать яркое место. Судно, виденное нами вчера, остановилось близ берега за вторым мысом от Эчкома. Лишь только бросили мы якорь, пришла к нам небольшая лодка с четырьмя человеками. Сперва приближались они с великою осторожностью, но после, увидев, что я знаками приглашаю их к себе, тотчас пристали к борту. Мне хотелось хотя одного человека заманить на корабль, однакож никто сделать этого не осмелился. Я дал им несколько медных пуговиц в намерении завести с ними знакомство, но они, увидя две большие лодки, вышедшие из-за островов, тотчас нас оставили и удалились к берегу. Обе эти лодки были компанейские байдары; приехавший на них штурман Петров привёз донесение, что принадлежащие Российско-Американской компании суда "Александр" и "Екатерина" стоят здесь уже 10 дней. Они пришли из Якутата и дожидаются Баранова с партией, отправившейся для промысла под прикрытием двух парусных судов "Ермака" и "Ростислава". К моему сожалению, я слышал, что ситкинские жители собрались в одно место и решились всеми силами препятствовать русским возобновить свои поселения. Однакож я надеялся, что это дело обойдётся без всякого кровопролития. Около захода солнца прежняя лодка опять появилась, но только с другими людьми, которые приглашали нас к себе; но я сказал им, чтобы они приезжали в Крестовскую гавань. Гости эти были вооружены огнестрельным оружием и просили меня променять им несколько ружей, давая за каждое по два морских бобра. Лица у них испещрены были красной и чёрной краской; у одного от самого лба до рта сделан чёрный круг наподобие полумаски, борода же и прочие части вымазаны светлой чернетью. Желая быть в совершенной готовности к отражению всякого внезапного нападения, я к ночи приказал половину наших пушек зарядить ядрами, а другую картечью.
   22 августа. Ветер не позволял кораблю войти в гавань под парусами, а потому и надлежало нам тянуться к ней на завозах; но так как глубина везде была большая, то мы в этот день могли только достигнуть якорного места, где и бросили якори с носу и с кормы.
   25 августа. К нам пришло судно, которое 20-го числа стояло у второго мыса от Эчкома. Это был корабль "Океин". Причина прибытия его в эту страну была та, что его капитан предполагал, будто бы ситкинцы производят с нами большой торг бобрами, которых мы здесь совсем не видали.
   26 августа. На другой день пришла к "Океину" лодка, на которой находился молодой человек и два взрослых мальчика.
   Я было приглашал их к себе, но напрасно. Один кадьякский житель, недавно бежавший из ситкинского плена, приехал к нам с корабля "Александр" и уведомил меня, что молодой человек, находившийся на упомянутой лодке, должен быть, как ему кажется, сын ситкинского начальника, нашего главного неприятеля. Но так как он и сам не совершенно был в том уверен, то я послал его хорошенько высмотреть, а между тем приготовил вооружённый ял. Лишь только лодка оставила "Океин", немедленно за нею погнались, но тщетно. Трое упомянутых молодых людей гребли с таким проворством, что наш ял никак не мог их догнать: они не только не оробели от погони, но ещё с великою неустрашимостью ответствовали на ружейную стрельбу, производимую по ним с нашего яла.
   В самый день моего приезда был я на обоих компанейских судах и нашёл на них большой недостаток. На каждом из них находилось по две шестифунтовых пушки и по два четырёхфунтовых картауна126, не было, однакож, ни пороха, ни такелажа столько, чтобы они могли исполнить своё предприятие с желаемым успехом. Я удивился, как можно было отправить эти два перевозочных бота (так как судами назвать их нельзя) в столь худом состоянии против народа, который, сделав преступление, употребил все зависящие от него меры для своей защиты и снабдил себя достаточным количеством огнестрельного оружия. И потому, войдя в хозяйственное распоряжение этими судами, я приказал их начальникам требовать от меня всего нужного, а между тем прибавил на каждое из них по две пушки с достаточным количеством снарядов.

 []

 []

   31 августа. По 31-е число мы не видели ни одного из жителей, кроме тех, которые находились на упомянутой выше лодке, но сегодня около полудня явилась большая лодка с 12 человеками, из которых каждый был раскрашен и имел голову, убранную пухом. Объехав мыс гавани, они пробирались украдкой около берега. Поутру мы отправили за рыбой две байдары. Боясь, чтобы ситкинцы не овладели ими, я начал стрелять по лодке из пушек, однакож, нельзя было нанести им никакого вреда, потому что они миновали пролив, находящийся против нас, с великой поспешностью. В это время капитан корабля "Океин" ездил на своём баркасе за лесом и на обратном пути был атакован у берега. Я тотчас послал свой баркас в погоню за ситкинцами, но отыскать их было невозможно, так как они успели перетащить лодку через отмель в другую небольшую губу, чего наш баркас был не в состоянии сделать. После этого я отправил то же самое судно вместе с катером для подания помощи рыболовам, если бы ситкинцы вздумали на них напасть. Уже в самые сумерки все наши гребные суда благополучно возвратились. Хотя поутру рыболовы и видели неприятельскую лодку, но та, которая проезжала мимо нас, с ними нигде не встретилась.
   Поэтому мы и заключили, что она, испугавшись нашей пушечной стрельбы, решила скорее убраться домой. Впрочем я не знаю, что должно думать о сегодняшней дерзости ситкинцев. Если бы они не имели в виду никаких неприятельских намерений, то могли бы прямо подъехать к нашему кораблю: вместо того, поравнявшись с нами, они сделали несколько ружейных выстрелов и пробили насквозь катер, который мы тогда спускали на воду, равным образом нанесли они небольшой вред и баркасу корабля "Океина", но из людей, на нём находившихся, ни один не убит, не ранен.
   8 сентября поутру судно "Океин" ушло в море. Пользуясь ясной погодой, я сделал астрономические наблюдения и нашёл, что долгота этого места была западная 135°18'15", широта же северная 57°08'24". С самого нашего приезда мы здесь ничем более не занимались в ожидании Баранова, как только рыбной ловлей и другими мелкими работами. При минувшем новолунии я заметил прилив и отлив, по которым прикладной час127 вышел 1 час и 10 минут пополудни. Мы, конечно, могли бы заняться подробным описанием проливов, разделяющих соседний наш архипелаг, но так как, по причине неприятельских действий со стороны ситкинских жителей, разъезжать на гребных судах было бы опасно, то мы и принуждены были проводить своё время в скучной праздности.
   19 сентября дул юго-восточный ветер с частыми шквалами и дождём; эта ненастная погода продолжалась с 8-го числа, да и вообще можно сказать, что погода с самого нашего прихода, исключая несколько дней, стояла ветреная и дождливая, а иногда и туманная. В 5 часов пополудни прибыл к нам Баранов на судне "Ермак". Нет нужды описывать, с какой радостью увидели мы его прибытие; довольно сказать только то, что уже более месяца, как мы дожидались его в этом несносном климате и оставались без всякого дела. Признаюсь, я было начал сомневаться, жив ли он. По уведомлению Баранова, ненастная погода стояла почти во всё время его плавания. Он прошёл проливом Креста во все соседние проливы и был в Хуцнове с партией, которая отстала от него третьего дня по причине крепкого ветра, и, следовательно, скоро должна притти к нам. Он прошёл вышеозначенным путём для того, чтобы наказать тех, которые разбили нашу партию во время разорения крепости Архангельской, а также и для промысла бобров, которых, не взирая на многие препятствия, удалось ему набить 1 600. В первом намерении он не имел большого успеха, потому что колюши {Колюшами, или колошами128, называются все народы вообще, живущие от пролива Креста до Шарлотских островов.}, узнав о его прибытии, тотчас разбежались.

 []

   20 сентября. На другой день Баранос приехал ко мне и привёз разные колюшские вещи и маски, довольно искусно вырезанные из дерева и раскрашенные разными красками. Личины эти надеваются во время празднеств и представляют головы животных, птиц или каких-либо чудовищ. Все они так толсты, что на большом расстоянии невозможно пробить их пулей. Из привезённых вещей самой важной и особенное внимание заслуживающей была доска (род щита), выкованная или вытянутая из самородной меди, найденной на так называемой Медной реке. Длиной доска эта в 3 фута [91 см], шириной внизу 1 фут 10 дюймов [56 см], а вверху 11 дюймов [28 см]. На внешней поверхности её нарисованы некоторые изображения. Таких досок, по редкости и дороговизне своей, никто, кроме людей богатых, иметь не в состоянии, так как каждая из них стоит от 20 до 30 бобров. Говорят, что при праздничных обрядах носят их перед хозяевами, а иногда бьют по ним, извлекая зв

Другие авторы
  • Виноградов Анатолий Корнелиевич
  • Домбровский Франц Викентьевич
  • Фалеев Николай Иванович
  • Филонов Павел Николаевич
  • Венгерова Зинаида Афанасьевна
  • Зарин Андрей Ефимович
  • Харрис Джоэль Чандлер
  • Розен Андрей Евгеньевич
  • Отрадин В.
  • Лернер Николай Осипович
  • Другие произведения
  • Пушкин Александр Сергеевич - Бородинская годовщина
  • Опочинин Евгений Николаевич - Александр Петрович Милюков и его вторники
  • Измайлов Владимир Васильевич - Взгляд на истинное достоинство писателя
  • Сумароков Александр Петрович - Слово на день Возшествия на престол Ея Величества, Государыни Императрицы Екатерины Ii
  • Куприн Александр Иванович - Последнее слово
  • Ильф Илья, Петров Евгений - День в Афинах
  • Сандунова Елизавета Семеновна - Сандунова Е. С.: Биографическая справка
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Библиотека романов и исторических записок, издаваемая книгопродавцем Ф. Ротганом...
  • Богданович Ангел Иванович - Петр и Алексей, ром. г. Мережковского. - "Страна отцов" г. Гусева-Оренбургского
  • Диковский Сергей Владимирович - Бой
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 378 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа