Главная » Книги

Литке Федор Петрович - Четырехкратное путешествие в Северный Ледовитый океан на военном бриге "Новая..., Страница 16

Литке Федор Петрович - Четырехкратное путешествие в Северный Ледовитый океан на военном бриге "Новая Земля"


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

bsp;  
   9. 04
   4. 1/2
   -
   Полная вода. Прикладной час 9Ч24'
  
   Пополудни
  
  
  
  
   1. 00
   -
   11/2....9
  
  
   2. 00
   2. 9
   13/4
  
  
   3. 00
   2. 6
   21/4
  
  
   3. 19
   2. 4
   21/2
   Малая вода
  
   4. 00
   2. 8
   23/4
  
  
   5. 00
   -
   21/2
  
  
   6. 00
   -
   21/4
  
  
   7. 00
   3. 10
   2
  
  
   8. 00
   3. 11
   17/8
  
  
   8. 45
   4. 1/2
   15/8
   Полная вода. Полнолуние этого утра в 10 часов 28 минут
  
   9. 00
   4. 1/4
   11/2
   Прикладной час 8Ч47'
  
   10. 00
   3. 10
   11/4
  
  
   11. 00
   -
   1
  
  
   12. 00
   -
   03/4
  
   10
   Пополуночи
  
  
  
  
   1. 00
   -
   11/2
  
  
   2. 00
   -
   2
  
  
   3. 00
   2. 6
   3
  
  
   4. 00
   2. 4
   21/2
   Весьма тихий северо-восточный ветер
  
   5. 00
   2. 3
   21/2
   Малая вода
  
   6. 00
   2. 41/2
   21/4
  
  
   8. 00
   3. 111/2
   13/4
  
  
   9. 00
   4. 1
   11/2
  
  
   10. 00
   4. 1/2
   11/4
  
  
   11. 09
   4. 2
   1
   Полная вода. Прикладной час 10Ч51'
  
   12. 00
   4. 1
   1
  
  
   Пополудни
  
  
  
  
   1. 00
   -
   11/4
  
  
   3. 00
   -
   13/4
  
  
   4. 00
   2. 6
   21/4
  
  
   5. 00
   2. 43/4
   2
  
  
   5. 16
   2. 43/4
   Малая вода
  
  
   6. 00
   -
   13/4
   Штиль
  
   7. 00
   -
   11/4
  
  
   8. 00
   -
   1
  
  
   9. 00
   -
   11/4
  
  
   10. 00
   3. 11
   11/2
  
  
   11. 00
   4. 1/4
   21/4
  
  
   11. 40
   4. 1/4
   1
   Полная вода. Прикладной час 11Ч21'
  
   12. 00
   4. 1/4
   13/4
  
   11
   Пополуночи
  
  
  
  
   1. 00
   2. 11
   11/4
  
  
   2. 00
   -
   1
   Средний из четырех выводов прикладного часа 10Ч1'
  
   3. 00
   -
   11/4
  
  
   5. 00
   -
   21/4
  
  
   6. 00
   -
   2
  
   Из таблицы явствует, что моменты полных вод и моменты наибольшей и наименьшей скорости течения как сами по себе, так и в отношении одни к другим, подвержены были большой неправильности, которая не позволяет заключить положительно, от О или от W приходит сюда полная вода. Последнее кажется мне, однакоже, вероятнее.
   Мне было предписано стараться, пройдя сквозь Маточкин Шар, осмотреть восточную часть Новой Земли. Это было бы, без сомнения, кратчайшее средство получить некоторые сведения о том береге, о котором до сих пор известно нам только то, что он низок, отмел и не имеет ни одного безопасного якорного места(*19). Невзирая на очевидную опасность плавания у него, где с каждым восточным ветром льды могут прижать судно к берегу, под которым невозможно найти никакой защиты, решился я попытаться, если только льды не сделают первого к нему шага невозможным, в надежде на то, что полутора суток доброго попутного ветра достаточно, чтобы от восточного устья Маточкина Шара дойти до южной оконечности Новой Земли.
   По этой причине ожидал я с великим нетерпением возвращения лейтенанта Лаврова, который должен был доставить мне сведения о состоянии Карского моря, которое предписано ему было обозреть с гор. Выше упомянуто уже, что он нашел восточное устье Маточкина Шара затертым льдом от берега до берега. Это известие принудило меня отложить мысль об описании восточного берега и следовать к Карским воротам западным путем.
   Воскресенье 12-го. Не теряя времени, снялись мы 12 августа в 4 часа утра, при поднявшемся от NO ветре, с якоря; но едва вышли в море, как встретили ветер противный от S, который к полудню сделался крепким рифмарсельным и стал заходить к W. Мы лежали левым галсом, спеша удалиться от берега, на случай, если ветер еще более усилится, чего по понижению барометра и можно было ожидать. К вечеру, однакоже, ветер примерно стих, небо прояснилось совершенно, и барометр в продолжение четырех часов стоял на одной точке; почему и повернули мы на несколько часов к берегу, а в полночь обратно в море.
   Понедельник 13-го. Этот галс к берегу оказался совершенно безвременным, ибо после полуночи ветер стал опять крепчать и заходить более к W, а в четвертом часу утра дул уже совершенный шторм от WSW с преужасным волнением. Оставив одни только совершенно зарифленные на езельгофте марсели и нижние стаксели и спустя брам-реи и брам-стеньги, держались мы на левом галсе. Жестокие порывы заставляли нас иногда убирать фор-марсель; но мы его ставили опять, дабы иметь менее дрейфу. Счислимое расстояние наше до ближайшего берега было не менее 30 миль, и северный курс вел нас в море мимо Сухого Носа. Уменьшившаяся, однакоже, в девятом часу до 35 сажен глубина заставила нас подозревать, что мы находимся к нему ближе, чем полагаем; и так как в то же время ветер перешел к W, то и повернули мы на правый галс. Зыбь, ударяя теперь в нос, не позволяла судну взять хода, нас валило прямо к О. Для предупреждения весьма худых следствий, которые бы это иметь могло, принуждены мы были отдать по рифу у марселей и поставить фок и грот. Бригу было весьма трудно; он претерпевал сильные и опасные толчки, потрясавшие весь его корпус и рангоут; но в замену того ход сделался более и дрейф менее, и мы скоро вышли на большую глубину. К вечеру ветер стих, а ночью заштилело.
   Вторник 14-го. Поутру, когда мрак рассеялся, пеленговали мыс Столбовой на SOtO1/2О в 17 милях, и из этого увидели, что от полудня 12-го числа снесло нас к ONO на 25 миль и что при повороте на правый галс находились мы весьма близко к Сухому Носу, и если б ветер не позволил нам прибавить парусов, то были бы в положении критическом.
   Среда 15-го. Около 9 часов утра подул ветер от О, пользуясь которым, легли мы под всеми парусами к югу; в восемь часов вечера прошли мы мыс Бритвин, а в восемь же часов утра увидели Северный Гусиный мыс и едва только успели определить крюйс-пеленгом свое место, как густая мрачность закрыла все берега. Обойдя с помощью лота опасный мыс этот, легли мы опять к S, а в полдень поравнялись с серединою Гусиного берега и стали лавировать короткими галсами. Необыкновенное понижение барометра, какого нам ни в прошедшую, ни в нынешнюю кампанию заметить еще не случалось (29,3 дюйма), заставлявшее ожидать или крепких западных ветров, или продолжительного ненастья, побудило меня держаться от берега подалее. Свежий северо-северо-западный ветер, при самой неприятной погоде, продолжался весь этот день.
   Четверг 16-го. На другой день несколько прояснилось, так что нам удалось определить наблюдениями свое место, оказавшееся южнее и западнее против счисления. С самого утра лежали мы к берегу, но тихий ветер и зыбь не допустили нас усмотреть его прежде шести часов вечера. К сумеркам подошли к нему на расстояние около четырех миль, и от мыса, который показался нам Южным Гусиным, повернули на ночь в море, располагая с рассветом приступить к описи берега.
   Пятница 17-го. Но прежде еще утра поднялась буря от NO, свирепством своим нисколько не уступавшая той, которую мы терпели 13-го числа. Мы держались, однакоже, под обоими марселями на езельгофтах. Увеличивавшаяся от часу глубина доказывала, что нас стремительно относит от берега, но пособить этому было не в нашей власти. К вечеру ветер стал утихать.
   Суббота 18-го. Продолжая всю ночь идти к берегу, увидели мы его не ранее как в восьмом часу утра, поскольку прошедшим ветром снесло нас, как показали наблюдения, более 25 миль к W и в то же время на 8 миль к N. Причиной этого последнего течения является, вероятно, сильный напор вод при северо-восточном ветре в Карское море, откуда, вырываясь через Карские ворота, должны они стремиться параллельно направлению берега Новой Земли к NW.
   Подойдя к берегу около реки Савучихи, спустились мы к SO вдоль него, производя опись. Около полудня поравнялись с Южным Гусиным мысом, положение которого было нами определено в прошедшем году, хотя только примерно, однакоже довольно удачно. За ним открылся нам остров Подрезов, темного цвета, низкий и совершенно гладкий, как бы уравненный по ватерпасу. Он лежит в самом устье Костина Шара и может служить наилучшею его приметой для судов, идущих от N, показываясь сначала совершенно отдельно в море лежащим оттого, что низменный берег Междушарского острова открывается позже. Если смотреть от юга, то Подрезов остров сливается с берегом. Остров этот есть, без сомнения, тот самый, который назван Баренцом Черным (t'Swarte Eilant), на который он походит как положением своим, так величиною и видом(*20).
   В этом же устье Костина Шара лежит остров Ярдов (которого мы, однакоже, за дальностью не видели), отделяющийся от северного берега Междушарского острова проливом, именуемым Железные ворота. Это есть единственный пролив этого названия на Новой Земле, хотя некоторые без достаточной причины прилагали его к проливу, отделяющему остров Вайгач от Новой Земли, о чем я уже имел случай говорить(*21). Происхождение названия Железные ворота наш лоцман приписывал тому, что весной лед в этом проливе весьма долго не расходится, запирая его, таким образом, как будто железными воротами. Это объяснение кажется мне весьма натуральным и вероятным.
   Мили 3 или 4 к О от острова Ярцова лежит остров Вальков, за которым расположено одно из лучших в Костином Шаре становище Вальковское. Далее по Шару лежат еще многие острова, обозначенные на нашей карте по рассказам Откупщикова.
   Костин Шар в последние времена был единственным почти местом, которое еще было посещаемо нашими промышленниками. Прежде, когда на новоземельский промысел отправлялось ежегодно из Белого моря по нескольку десятков судов, расходились они по всей Новой Земле, от конца до конца, куда только допускали льды; но впоследствии, когда промышленность эта упала, и не более одного или двух судов, и то не всякий год, высылалось, ограничились они Костиным Шаром, где промысла находили себе довольно и, сверх того, хорошие становища, в реках и озерах изобилие рыбы, а по тундрам много оленей. Последний зимовщик на Новой Земле был наш Откупщиков, возвратившийся оттуда в прошлом 1822 году. Хозяин судна, на котором он ходил, мезенский мещанин Филатов, продав свой груз почти за половинную против прежнего цену, не рассудил более проториться. Архангельский мещанин Шелогин вознамерился было испытать свое счастье на Новой Земле, но, не найдя кормщика, ибо Откупщиков был уже законтрактован для нашей экспедиции, должен был отложить свое намерение, и таким образом Новая Земля осталась на сей год, как выражался Откупщиков, чиста, за исключением, однакоже, самоедов и пустозер, которые продолжают еще посещать берега ее, переезжая туда на карбасах с острова Вайгача.
   Проплыв мимо северного устья Костина Шара, которое называется также собственно Подрезовским Шаром, продолжали мы путь вдоль западного берега Междушарского острова, который к середине несколько возвышается, но везде ровен, к морю отрубист и осыпист. Можно было весьма хорошо рассмотреть сланцевое его образование. Положение слоев почти горизонтальное. По всему этому берегу нет ни одного становища. В 7 милях от юго-восточной оконечности острова, называемой Бобрычевским мысом, находится бухта, Обманным Шаром именуемая. Бухта эта, имеющая ширину три мили и вдающаяся в берег мили на две, окружена весьма низменной и узкой хрящевой кошкой; ей соответствует такая же бухта на противоположном берегу острова, окруженная подобною же низменной полосой земли. Пространство же между этими кошками занимает соленое озеро, и от этого, идя с моря в пасмурное время, особенно же при крепком ветре, когда все низменные места покрываются бурунами, весьма легко принять его за пролив. Многие уже суда подвергались такой ошибке и, воображая идти в Костин Шар, заходили в эту бухту и разбивались, почему она и названа Обманным Шаром. Мы видели тут избу, совсем уже почти разрушившуюся.
   От Бобрычевского мыса, соответствующего Баренцову мысу Св. Лаврентия, берег Междушарского острова заворачивается на восток, к Костину Носу, который дает название всему проливу. На этом мысе стоит множество крестов. Где бы промышленник ни намеревался зимовать, он обыкновенно сначала старается придти в Костин Шар; часто принужден он бороться со льдами по нескольку недель, и иногда повреждение судна заставляет его возвращаться без всякого успеха и с накладом. С достижением же Костина Шара важнейшее препятствие преодолено и сделан первый шаг к настоящей цели; это событие каждый промышленник увековечивает крестом, присовокупляемым к числу прежних, и оттого на Костином Носе этих знамений богобоязненности наших мореходов более, чем в каком-либо другом месте Новой Земли.
   Между мысами Бобрычевским и Костиным с севера и Черным Носом и Савиной Ковригой с юга заключается южное устье Костина Шара. Оно называется также и собственно Костиным Шаром, и отсюда проистекает название острова Междушарского, как лежащего между двумя Шарами - Костиным и Подрезовым. Я упоминал уже(*22), что строгие этимологи из промышленников оспаривают правильность именования пролива Шаром, а хотели бы, чтобы он назывался Салмой, потому что он только отделяет остров от матерого берега, а не протекает из одного моря в другое.
   Горы, которые от Северного Гусиного Носа удаляются внутрь земли на большое расстояние, в Костином Шаре подходят опять к берегу в двух милях или трех верстах; потом снова удаляются к О и NO далее к SO совсем уже более не показываются.
   В девять часов вечера легли мы на время ночи под грот-марселем в дрейф, находясь от Костина Носа на SW в 4 милях, на глубине 28 сажен, грунт - камень. Хотя мы давно уже привыкли к добрым морским качествам нашего брига, но, невзирая на то, не могли не подивиться тому, как покойно он лежал в дрейфе.
   Воскресенье 19-го. На рассвете нашли мы себя, как и ожидать надлежало, почти на прежнем месте. Между тем, подул крепкий ветер от NNW, но так как пасмурности на берегах не было, то и спустились мы по-прежнему вдоль берега, продолжая описание.
   В шесть часов миновали мыс Савину Ковригу, у которого в 1819 году останавливался на якоре лейтенант Лазарев. Это место названо на его карте Майгол Шаром; о несправедливости названия этого я уже имел случай говорить.
   В 5 милях от Савиной Ковриги находится Строгоновская губа, просто называемая Строгоновщиной. По преданиям, сохраняющимся и посегодня в том краю, здесь обитали некогда новгородские переселенцы Строгоновы, от которых это место и название свое получило. Некоторые почитали все это сказание басней, но, как мне кажется, без достаточного основания: ибо если тут обитали какие-нибудь люди, что доказывается остатками их жилищ, могилами и прочим видимым и поныне, то я не знаю, почему бы люди эти не могли быть из Новгорода и называться Строгоновыми. Правда, что в летописях не находим мы никаких об этом известий; да и предание не говорит, кто были эти Строгоновы и по какому случаю переселились на Новую Землю; но это еще не умаляет вероятности его: некоторые обстоятельства могли забыться по отдаленности эпохи этого переселения, которое по разным соображениям должно отнести еще к XVI веку. Баренц в 1594 году нашел в губе, названной им губою Св. Лаврентия, которая точно соответствует нашей Строгоновской, селение, состоявшее из трех изб, обитатели которого, как он полагал, с намерением от него скрылись(*23). Несколько гробов и могил доказывали, что оно существует довольно уже давно. Если положить начало его за 20 или 30 лет до того времени, то это начало будет соответствовать именно той эпохе, в которую новгородцы имели особо много причин переселяться в страны, удаленные от их отечества, т. е. царствованию Иоанна Грозного. Весьма даже возможно, что некоторые из них были в то время и ссылаемы на Новую Землю. Что ж касается до сказки о каких-то уродах с железными носами и зубами, которые посещали Строгановых(*24), то эта небылица разве потому только заслуживает быть упомянутой, что она распространила сомнение и на все предание, само по себе весьма вероятное.
   В северо-восточной части Строгоновской губы есть закрытая бухта, Васильевым становищем называемая, из которой идет волок от SO к NW расстоянием версты 4, в губу Башмачную, вдающуюся из Костина Шара за Черным Носом. Васильево становище есть, конечно, то самое, которое Баренц назвал Мучною гаванью. Замечательно, что западный мыс Строгановской губы наши промышленники называют Мучным же. Может быть, что это название обязано происхождением своим тем же самым шести кулям муки, которые видел Баренц. Остатки селения Строгановых находятся близ Мучного мыса.
   Отсюда в 20 милях находится Черная губа, известная тем, что в ней в половине прошедшего века погибло семейство старообрядцев Пайкачевых (которых промышленники называют просто Пайкачами). Эти несчастные люди, претерпевая на родине своей (они были кемляне) несносные за свою веру гонения, решились скрыться на Новую Землю, не надеясь нигде более найти себе покоя. По недостатку во всем не были они, однакоже, в состоянии вынести и одной зимы новоземельской. Промышленник Афанасий Харнай из Долгощелья (деревня на реке Кулое), придя на следующую весну в Черную губу, нашел всех Пайкачей мертвыми и предал земле. Наш лоцман слышал это от самого Харная. Смежно с Черной губою, к W от нее, лежит губа Широчиха. Эти губы разделены перешейком, не более 100 сажен ширины имеющим, через который промышленники обыкновенно перетаскивают свои карбасы.
   15 миль далее находится обширнейшая по этому берегу губа Саханиха; она вдается к N на 15 миль и столько же имеет ширины в устье. В ней находится много островов и несколько хороших становищ. Перед этой губой лежит два острова Саханинские, без сомнения те же самые, у которых Баренц в 1594 году встретил непроходимые льды, принудившие его плыть к SW. По этой причине карты голландцев простираются только до островов Св. Клары (так назвал Баренц острова Саханинские); ни один из их мореходцев не видел берега, к О от них простирающегося.
   Продолжавшийся крепкий ветер так ускорил наше плавание, что мы вскоре после полудня миновали Саханинские острова. Подходя к ним, встретили мы жестокие сулои, столь походившие на буруны, что мы сочли нужным бросить лот; однакоже на 30 саженях дна не достали.
   К О от Саханинской губы лежат многие острова; они все обозначены на нашей карте теми названиями, под которыми известны промышленникам. За одним маленьким островком, близ берега лежащим, есть весьма хорошее становище, называемое Петухи. Проходы между островами чисты, по уверению нашего лоцмана, который по этой причине и предлагал мне, для сокращения пути, оставить некоторые острова справа; я, однакоже, предпочел пройти мористее98 всех, видя во многих местах буруны. В пять часов поравнялись мы с большим и восточнейшим островом этой группы, называемым Большим Оленьим, который лежит перед западным устьем Никольского Шара. Пролив этот заключается между берегом Новой Земли и большим островом, называемым Кусова земля; он простирается к NO, О и SO миль на 15 и восточным устьем своим выходит в Карское море. По Никольскому Шару везде есть хорошие якорные места. Кусов остров, подобно как и

Другие авторы
  • Соловьев Михаил Сергеевич
  • Козлов Петр Кузьмич
  • Башкирцева Мария Константиновна
  • Семенов Петр Николаевич
  • Ваксель Свен
  • Даниловский Густав
  • Кологривова Елизавета Васильевна
  • Беранже Пьер Жан
  • Картер Ник
  • Баженов Александр Николаевич
  • Другие произведения
  • Писарев Модест Иванович - Гроза. Драма А. Н. Островского
  • Кржижановский Сигизмунд Доминикович - Странствующее "странно"
  • Стасов Владимир Васильевич - Заметки о демественном и троестрочном пении
  • Чаянов Александр Васильевич - Путешествие моего брата Алексея в страну крестьянской утопии
  • Блок Александр Александрович - Георгий Иванов. "Стихи о России" Александра Блока
  • Наживин Иван Федорович - Софисты
  • Волынский Аким Львович - Волынский А. Л.: биографическая справка
  • Деларю Михаил Данилович - Творогов О. В. Деларю Михаил Данилович
  • Матинский Михаил Алексеевич - Санкт-петербургский гостиный двор
  • Шекспир Вильям - Отрывки из Шекеспировых трагедий
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 237 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Жанры
  • Рассказ
  • Поэма
  • Повесть
  • Роман
  • Стихотворение
  • Эссе
  • Статья
  • Сборник рассказов
  • Сборник стихов
  • Глава
  • Пьеса
  • Басня
  • Монография
  • Трактат
  • Переписка
  • Дневник
  • Новелла
  • Миниатюра
  • Песня
  • Интервью
  • Баллада
  • Книга очерков
  • Речь
  • Очерк
  • Форма входа