Главная » Книги

Мейендорф Егор Казимирович - Путешествие из Оренбурга в Бухару, Страница 6

Мейендорф Егор Казимирович - Путешествие из Оренбурга в Бухару


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

сунниты; русские путешественники называют их восточными персами, так как они говорят по-персидски и не знают никакого другого языка. Чертами лица они сильно отличаются от таджиков. Цвет их кожи смуглый и даже темнее, чем у бухарских арабов. Жилищем им служат жалкие хижины, выстроенные в лощинах между гор. Они занимаются земледелием, имеют немного быков и очень мало лошадей.
   Матча и Ягнау - города, населенные гальча и расположенные к югу от Коканда, в котором встречается много гальча, приходящих туда для обмена своих продуктов на кокандские товары.
   Продвигаясь далее на восток, можно попасть в гористую страну, почти никому не известную. Говорят, что здесь живут какие-то кяфиры, или неверные, народ весьма свирепый.
   Начиная с Каратегина мусульмане не встречаются. Жители города38 не жестоки. Страшные кяфиры39 живут в Калаихуме, городе, называемом также Дарваз и лежащем на реке того же наименования. Между Хиссаром и Дарвазом местность настолько гориста, что лошадей часто приходится вести под уздцы. Дороги круты, пропасти обрывисты, и на дне их с грохотом катит свои воды Дарваз; аналогичная картина встречается на каждом шагу.
   Дарваз несет в своих волнах золото, которое возбуждает жадность бухарцев, время от времени рискующих жизнью, чтобы собрать крупицы драгоценного металла. Вот как они его добывают: воду в Бухаре носят в бурдюках, наполненных воздухом и сохраняющих форму животного, с которого они содраны. Наилучшими считаются бурдюки из кожи баранов или диких козлов. Там, где у животного шея, в бурдюке - отверстие. Привязав к бурдюку веревку, бухарцы бросают его в Дарваз40, где он быстро наполняется тиной, песком и золотом, которое затем легко извлекают. Но так как оно никогда не бывает без примеси, то цена его относится к цене чистого золота, как 18:21. Не может ли этот прием облегчить объяснение того места у Геродота, в котором историк сообщает о способах, употреблявшихся индийцами, для извлечения золота из песка? {Геродот, кн. III, гл. 102-105.}.
   К югу и востоку от Бадахшана живут сикпаны, или сиях-пуши41, полукочевые и наполовину дикие народы: они немусульмане. "Сикпан" в переводе означает "черная одежда", так как они носят только шкуры черных баранов. Через их страну проезжают, направляясь прямо из Хульма в Пешавар: при этом путь идет через их главный город Четрар42, через Кундуз и далее по гористой местности. Поэтому этим путем пользуются редко. Бадахшанский хан часто воюет с сияхпушами, а его купцы продают пленных в Бухаре.
   В центре Бухарии существует независимое ханство - Шерсабес, или Шахрисябз, именуемое так по главному городу. Последний лежит на одноименной реке: эта та самая Кашка, которая протекает через Карши, один из самых больших городов Бухарии. Река эта много раз способствовала сохранению независимости Шахрисябзского ханства. Дело в том, что при помощи плотин можно на большое расстояние затопить окружающую город и крепость местность, что достаточно для того, чтобы помешать бухарцам овладеть ими. К тому же шахрисябзские узбеки известны своим мужеством.
   Шахрисябзское ханство, присоединенное к Бухарии Мухаммед-Рахим-ханом, отпало от нее после его смерти в 1751 году {В 1751 г. умер Убайдулла II. Мухаммед Рахим умер в 1753 г.- Прим. переводчика.}. Потеря этой территории должна была быть весьма чувствительной для бухарцев. Богатое различной продукцией, ханство направляет в Бухарию отличный хлопок и красильные корни. Там же добывают железо, кожу и другие товары, идущие в Россию.
   Шахрисябзский хан может выставить армию или, скорее, произвести набор около 20 000 всадников. Ему подчиняются две крепости, Дуаб и Китаб, и города Джауз, Питахане43, Яккобаг, Утакурган. Кроме того, Шахрисябз заслуживает внимания потому, что он воздвигнут на месте селения Кеша, где родился знаменитый Тимур.
   Теперь я намерен предложить читателю два маршрута: один из Балха в Кабул, другой - из Бухары в Герат. Добавив несколько слов по поводу владений, лежащих на этом пути, я исчерпаю все данные, которые были мне сообщены относительно ханств, расположенных вокруг Бухарии.
   Нет ничего более непостоянного, чем границы азиатского ханства. Так, Балх, вероятно древняя Бактра, принадлежал балхскому хану. Лет 15 назад его изгнал афганский шах, но Килич-атаи, балхский хан, вскоре вернул свою независимость. Перед смертью, в 1820 году, он поручил своих двух сыновей бухарскому хану. На следующий год некий Катаган, глава узбекского рода чильминар ("сорок башен"), совершил удачный набег на владения молодых людей и изгнал их оттуда. Тогда бухарский хан направил против Катагана 12 000 человек, которые вынудили его искать убежища в балхской крепости, где его надеялись вскоре захватить. Таково было положение вещей в этом городе в то время, когда я уезжал из Бухары.
   На пути из Балха в Кабул первую остановку обычно делают у могилы шаха Мердана, где находится небольшая горка. Второй день уходит на то, чтобы добраться до независимого города Хульма. Когда он принадлежал афганцам, они взимали, так же как в Балхе и Бамиане, по два с половиной процента стоимости товаров, принадлежащих проходившим караванам.
   Килич-Али, хульмский хан, с тех пор как освободился из-под владычества афганского шаха, не налагает никаких пошлин на караваны. Мусульманский закон запрещает любому государю, который не в состоянии содержать 12 000 вооруженных людей, взимать иную подать, кроме зякета и ушра44, и, следовательно, требовать плату с проезжающих.
   Сын Килич-Али, менее религиозный, чем его отец, умерший три года назад, восстановил налог на караваны.
   Говорят, что в Хульме сливаются пять рек и образуют водопад. Река Хульм впадает в Амударью. Меня уверяли, что древний Хульм был разрушен, а тот город, который носит это название сейчас, назывался некогда Ташкурганом; он отстоит от Балха примерно на 65 верст.
   От Хульма до крепости Айбак - один дневной переход. Дорога идет вдоль реки Хульм, вытекающей из Дуаба, страны, которая отстоит на четыре дня пути. Берега этой реки покрыты полями и садами.
   Из Файзабадского владения течет река, сливающаяся у Айбака с Хульмом.
   От Айбака до Дуаба - 56 верст. В 4 верстах от Айбака начинается великолепная, покрытая садами долина Ализандана, а в 15 верстах находится город Сербаг.
   В 12 верстах от Эйбы45 раскинулась многонаселенная страна Гуррам. Вдоль реки Хульм тянется долина, которая в 15 верстах от Гуррама, около селения Руи, поворачивает налево и достигает Дуаба, находящегося в 14 верстах.
   Там возвышается гора Каракотал; ее можно пересечь только за полдня. Далее встречается несколько маленьких укреплений или обнесенных стенами селений, обитатели которых снабжают караваны съестными припасами.
   Эти укрепления известны под названием "мадер". Восемью верстами дальше расположены другие укрепленные селения, называемые "камедер" и окруженные полями и виноградниками. Их снабжают водой источники Энден, находящиеся к югу от этих фортов.
   От Камедера полдня пути до Сейгана после перевала через очень высокую гору Налифар.
   В 20 верстах от Сейгана возвышается гора Аграбад, у подножия которой разместилась крепость того же названия. Это богатая и хорошо возделанная местность, где имеются медные, серебряные и золотые рудники. Страну охраняют пастухи, иными словами, все ее жители являются воинами. Впрочем, они не могли добиться сохранения своей независимости, так как крепость поочередно принадлежала то афганскому шаху, то хульмскому хану. Таким образом, в отдельные периоды владения последнего достигали весьма обширных размеров.
   Перевалив Аграбад и пройдя 20 верст по холмистой местности, путешественник прибывает в Бамиан, очень древний город, насчитывающий около 20 000 жителей и окруженный множеством селений. Там можно увидеть многочисленные развалины и пещеры с изваянными фигурами. У вершины соседней горы возвышаются две каменные статуи огромных размеров. Меня уверяли, что каждая имеет 20 сажен высоты. Знакомый индиец говорил мне, что одна из этих статуй изображает бога Раму. Эти колоссальные статуи с давних пор известны в Европе и сохранились до настоящего времени46.
   Некий кашмирец рассказывал мне с самым серьезным видом, что шах Мердан, вероятно тот самый, который погребен между Балхом и Хульмом, убил жившего на вершине одной из бамианских гор дракона и что слезы, которые текли из глаз чудовища, были источником зарождения вод, еще до сих пор орошающих Бамианскую область. Последняя охраняется 56 укреплениями.
   К северу от Бамиана виден лежащий в развалинах город Муджа, или Миджа {Это древний Бамиан, разрушенный в 1221 г. монголами, которые вырезали его жителей. Поэтому его развалинам дали название "мау билиг" или "город печали".- Прим. г-на Клапрота.}. В трех верстах к востоку от Бамиана течет река того же названия. Через две версты находится форт Топчи, затем следует перевалить через Шутургардан, самую высокую гору, расположенную между Балхом и Кабулом. Далее можно попасть в горную крепость Калу, вмещающую около 200 домов. Через десять верст находится форт Хаджихаб, а за ним гора и селение, название которого, кажется, арабского происхождения и где только 40 домов.
   Пройдя 40 верст по гористой местности, путешественник достигает трех фортов Бикалы, или Гардан-дивани. Совершив затем полудневный переход через слегка всхолмленную местность, прибывает к источникам Серчашме, образующим большой бассейн, в котором, если доверять всегда верящим в чудеса восточным путешественникам, живут удивительные рыбы с жемчужинами в ноздрях, причиняющие болезни всякому, кто захочет их поймать. Там находится ныне существующая афганская граница: отсюда до Кабула 9 фарсахов, или примерно 70 верст.
   Согласно этому маршруту, сообщенному мне купцом, который более 30 раз совершал путь из Бухары в Кабул, расстояние от Балха до этого города равняется 392 верстам; караваны проходят его за 12 дней.
   Узбеки живут вдоль этого пути вплоть до местности за Бамианом. Далее встречаются хезарейцы, большинство которых населяют горную страну, предшествующую Гардан-дивани. За этой крепостью начинается страна афганцев.
   Что касается афганских государей, мне известно о них следующее. Правитель Герата Камран - сын Махмуда. Визирем отца, бывшего шахом Афганистана, был Фатх-хан. Он принадлежал к влиятельному семейству и имел 17 братьев, старший из которых - Мухаммед Азим-хан - был правителем Кашмира. Камран, завидуя могуществу визиря, сумел заманить его в Герат и там зарезал. Это жестокое деяние, происшедшее в 1819 году, послужило сигналом к восстанию в пользу влиятельной семьи визиря.
   Махмуд бежал из Кабула в Герат, где находится до сих пор. Там он образовал независимое от Афганистана государство.
   Мухаммед Азим-хан убежал в Кабул и обосновался там в качестве первого визиря, захватив всю власть в свои руки, а титул номинального шаха предоставил одному из родственников Махмуд-шаха47.
   Быть может, англичане не совсем чужды этим смутам, ослабляющим Афганистан. С другой стороны, его население, разделенное на несколько группировок, могло бы легко подпасть под власть персидского шаха, который в таком случае окажется грозным соседом для Индии.
   Сикхи использовали отсутствие Мухаммед Азим-хана для того, чтобы завладеть Кашмиром, и ныне этот смелый народ господствует в прекрасной долине Сринагара.
   Путь, которым обычно пользуются, чтобы попасть из Бухары в Герат, состоящий примерно из 4000 домов, проходит через Керки, Амударью и Андхой. Возделанные поля простираются вдоль этого пути лишь верст на 25 за Бухару. Далее начинается степь, в которой киргизы, с коими мы до этого шли, пасут своих верблюдов.
   Пройдя около 150 верст, Карши оставляют влево и прибывают в Керки. Через этот пункт и Чарджуй идут главные пути от Амударьи в Герат: чарджуйский маршрут ведет через Мерв, и в этом случае приходится преодолевать в два раза больше песков, чтобы добраться до Мерва, чем направляясь в Андхой через Керки, небольшое укрепление в 100 домов, окруженное зубчатой стеной и рвом.
   Говорят, что здесь ширина Амударьи более 200 сажен, а глубина от 4 до 5; ее каменистые берега круты и подняты на 3-4 сажени.
   Независимый город Андхой очень велик и вмещает до 4000 домов, в которых живут главным образом арабы, а также узбеки и таджики.
   Небольшая, пересыхающая летом речка течет недалеко от города, жители которого вынуждены рыть колодцы, чтобы обеспечить себя водой. Андхой отстоит примерно на 100 верст от Балха и на 120 от Керки.
   В 80 верстах от Андхоя находится Меймене. По дороге встречается несколько селений. Меймене заключает в себе около 1000 домов, где живут только узбеки, кочующие летом... Они нередко грабят караваны, воюют со своими соседями, совершают набеги на Хорасан и доставляют пленников на невольничьи рынки Бухары.
   От Меймене до Герата раскинулась горная страна, по которой, однако, проходят дороги, доступные для артиллерии. От Меймене до реки Мургаб, имеющей около 6 сажей в ширину и текущей среди каменистых берегов, примерно 60 верст. Около этой реки попадается несколько ив и тополей, но на всем пути растут кустарники, особенно фисташки.
   Аймаки и ялунтуши бродят в этих городах и вдоль Мургаба; они мусульмане суннитского толка и говорят по-персидски, чертами лица они напоминают скорее татар, чем узбеков, обитают приблизительно в 3000 войлочных палатках или кибитках и весьма склонны к грабежу. Если маленький караван желает совершить свой путь по этой стране в безопасности, то ему нужно подкупить одного из вождей этих кочевников. Тогда тот сопровождает караван и всячески покровительствует ему.
   Почти в 30 верстах за Мургабом оставляют вправо город Меручак, отстоящий на 180 верст от Мерва.
   От берегов Мургаба до Герата лишь 50 верст. Итак, согласно этому маршруту, Герат находится на расстояний 310 верст от Керки.
   Среди народов, обитающих в соседних с Бухарой странах, перечень которых я только что привел, может быть, живут неизвестные мне народности. Однако я буду считать свою цель достигнутой, содействуя расширению географических сведений об этих отдаленных местностях.
   Перейдем теперь к описанию Бухарии. При чтении его благосклонный читатель пусть вспомнит, что я не в состоянии предложить ему много подробностей об этой стране, потому что проехал только 120 верст, причем местное правительство чинило нам все мыслимые препятствия, мешая собирать нужные сведения.
  

Книга третья

  

Глава первая

Границы Бухарии. - Описание страны. - Реки. - Климат.- Города

  
   Будучи страной, окруженной пустынями, и заключая в себе немалое их количество, Бухария не может иметь четко выраженных границ. Возделанная область на пути, по которому мы следовали, простирается лишь верст на 40 от Бухары. Во всяком случае, границы этого государства следует отодвинуть дальше на север, так как хан часто доводит свои аванпосты до Агатмы, где небольшое здание служит пристанищем для его солдат.
   Его подданные часто отгоняют свои стада пастись на север от Агатмы, а таджики направляются к северо-западу рубить кустарники, которые привозят на верблюдах на бухарские базары. Наконец, бухарские таможенники доходят до Карагаты для осмотра караванов, прибывающих из России. Бухарцы никогда не проходят через Карагату, если не предпринимают далекого путешествия. Поэтому этот пункт я и буду считать лежащим на северной границе Бухарии.
   Крепость Ура-тюбе находится к северо-востоку от Самарканда и служит пограничным пунктом Бухарии с этой стороны. Проведя прямую линию от Карагаты до Ура-тюбе, я приблизительно определяю северную границу. От Карагаты я намечаю западную границу по линии, внутри которой расположен Ич-берды, колодец на пути из Бухары в Хиву, возле которого находится бухарский аванпост Ейчи, селение на Амударье. Некогда знаменитый, а ныне заброшенный Мерв - как раз то место, где расположен бухарский аванпост, наиболее выдвинутый на запад.
   Южную границу Бухарии я образую, проводя от Мерва к Амударье линию, проходящую севернее независимых ханств Андхоя и Балха и включающую Ахчу; затем я веду эту линию к Денау, пограничному городу владений хиссарского хана. Восточная граница примерно обозначается линией, идущей от Денау к Ура-тюбе и включающей город Фан, расположенный дальше всего на восток от Бухары.
   Бухария расположена между 41° и 37° с. ш. и 61° и 66°30' в. д. от Парижа. Пространство, занимаемое ею, составляет площадь в 40 000 кв. верст.
   Восточная часть Бухарии гориста; высоты кончаются к северу от Бухары, к западу - от Самарканда возле Карши и на юге - у Амударьи. Вся западная часть страны представляет собой, насколько хватает взгляд, плоскую равнину, на которой поднимаются отдельные холмики, имеющие от 1 до 3 сажен высоты и 3, 4 и до 100 сажен в длину и ширину. Они сложены из глины, из которой состоит и почва пустынь, особенно тех, по которым протекает Амударья. Эта глина покрыта подвижными песками, которые также образуют холмы; по форме они отличаются от указанных выше холмов и являются, кроме того, более низкими. Это можно наблюдать в Кызылкумах.
   В Бухарии только две реки, замечательные как своей величиной, так и значением для сельского хозяйства: это Зеравшан и Кашка. Первая течет далеко на восток от Самарканда и называется также Куван. Она протекает в 12 верстах к северу от Бухары, где имеет примерно 9 сажен в ширину и от 3 до 4 футов глубины. Далее она разделяется на два рукава, северный из коих теряется в полях к западу от Вабкента. Около Бухары Зеравшан направляется на юг и образует верстах в 40 от Амударьи озеро Каракуль; его окружность равна приблизительно 50 верстам, и вода вытекает из него лишь через небольшие оросительные каналы, доходящие до Чарджуя. Зеравшан с помощью многочисленных каналов на много верст с каждой стороны оплодотворяет еще и всю территорию между Муджаном на востоке от Самарканда и Чарджуем, и особенно Мианкаль, район между Бухарой и Самаркандом. Он более всего заселен, так как является самым богатым и плодородным во всей Бухарии. Наиболее значительный из этих каналов имеет 5 сажен ширины и тянется на 20 верст от Бухары с востока на юго-занад. Возле Самарканда несут свою водную дань Зеравшану спускающиеся с гор речки вроде Карабалыка, то есть "Черной рыбы".
   Очень высокая гора Нуратау, о которой шла уже речь, расположена в 70 верстах к северу от Бухары; в ней зарождается маленькая речка, пересыхающая в летнюю пору. Чем интенсивнее тает снег на Нуратау, тем больше эта речка прибавляет воды в Вабкентдарье и способствует таким образом плодородию окружающих Бухару полей. Этим объясняется обычай давать денежное вознаграждение тому, кто первый приходит осенью с сообщением, что Нуратау начинает покрываться снегом.
   Так как Нуратау единственная гора, видимая из Бухары, то жители не преминули сочинить на ее счет серию историй, которым они очень верят: например, они весьма серьезно рассказывают, что на вершине Нуратау останавливался Ноев ковчег.
   Водами реки Кашка пользуются для орошения полей и садов, окружающих Карши. Это чрезвычайно плодородная страна, откуда в Бухару доставляют рис, хлопок и фрукты. Использование вод для орошения совершенно истощает Кашка. Реки Тупаланг, Зухраб, впадающие в Амударью около Термеза, почти не имеют хозяйственного значения.
   Бухарский оазис производит самое приятное и радостное впечатление; едва ли удастся встретить лучше возделанную местность, чем эти равнины, покрытые домами, садами и полями, разделенными на маленькие квадраты, называемое "танапами", обсаженные дерном, стороны которых приподняты на фут для задержания поступающей в них для орошения воды. Тысячи оросительных каналов перерезают равнину; подобно очень узким дорогам, они обычно обсажены деревьями. Так как уровень воды в этих каналах не везде одинаков, то при ее слиянии образуются небольшие водопадики, журчание которых приятно ласкает слух. Множество деревьев, посаженных по их берегам, образует заслон, мешающий глядеть вдаль. Однако это является доказательством того, что обитатели, страны принимают меры по увеличению плодородия своих земель.
   Многочисленность населенных пунктов позволяет судить о большом количестве населения, быть может слишком значительном для того, чтобы обеспечить всеобщий достаток. Населенные пункты обычно представляют собой селения, наполовину скрытые фруктовыми садами. Я видел селения, целиком окруженные стенами: одни имели вид укреплений; другие открыты, огорожены только сады. Эти стены, нередко зубчатые и защищаемые небольшими башенками, придают стране живописный вид, но означают также, что жители опасаются грабежей. Напоминая о частых набегах кочевников на Мавераннахр, эти укрепления заставляют предполагать, что их существование лишь результат печальной необходимости.
   Бухарское селение заключает в себе обыкновенно до сотни глинобитных домов, отделенных друг от друга улочками не уже, чем в городах. В середице селения нередко находится колодец или небольшой бассейн, вода в который поступает из канала. Каждое селение расположено возле канала, чтобы из него можно было поливать сады. Климат горных частей Бухарии, естественно, отличается от климата западной, равнинной части страны. Я ограничусь описанием последней.
   Времена года весьма четко разграничены: в середине февраля начинают цвести фруктовые деревья; в первых числах марта распускаются почки на деревьях. Наступает прекрасная пора и прекращаются сильные дожди, шедшие недели три. Вскоре жара становится изнурительной; она тем более чувствительна, что воздух редко освежается грозами. Хорошая погода стоит до октября, то есть до того периода, когда обычно две-три недели идут дожди. В ноябре и декабре легкие заморозки и порой небольшой снег предвещают приближение зимы. 20 декабря мы еще встречали на ролях дыни - свидетельство того, что морозы не могли быть сильными. Январь - самый суровый месяц: мороз обычно достигает 2°, но несколько раз доходил и до 8°. Вода замерзала, образуя слой льда толщиной 3 или 4 дюйма. Нерастаявший снег лежал две недели.
   Зима, проведенная нами в Бухаре, была очень мягкой: вода промерзла всего на 2 дюйма. Лед спешно разбивали и засыпали землей для сохранения.
   Дожди возобновляются между 7 и 15 февраля и продолжаются до конца месяца. Через несколько дней все становится зеленым и внезапно расцветает. Доказательство жаркого климата Бухарии - температура в январе в тени °, на солнце °.
   Сильные ветры дуют главным образом зимой и летом. Они очень высоко поднимают тонкую пыль, о которой я уже говорил: за нею ничего не видно, а атмосфера принимает в это время сероватый оттенок. Облака пыли, распространяющиеся по всему району, можно видеть в 20 верстах. Климат Бухарии в общем полезен для здоровья; зима и дождливые времена года освежают и очищают воздух, Многочисленные случаи ревматизма вызваны сыростью зданий, частые случаи глазных заболеваний - результат сильных ветров, поднимающих пыль, опасную для зрения. Слепота, по-видимому, нередкое явление в этой стране: отец нынешнего хана приказал построить в Бухаре Фатхабад, госпиталь или, скорее, монастырь для слепых, где находится около 50 этих несчастных, размещенных по 2-3 человека в маленьких кельях вокруг одной из мечетей.
   Все города в Бухарии построены около рек и, следовательно, окружены возделываемыми полями. Летом бывает так сухо, что жители могут достать воду лишь в ямах: бухарская равнина настолько низменна, что воду находят на глубине 5, 7 или 8 футов {Колодец Хатун-кудук на севере возделанной долины имеет глубину около 2 сажен.}. В стоячей воде водятся черви, вызывающие болезнь, называемую бухарцами ришта. Тело покрывается гнойными пузырьками, из которых образуются язвы. Из них выходит червь из породы аннелидов. Бухарцы совершенно не умеют лечить эту болезнь.
   Один русский пленник-раб, рассказывая мне о недостатке воды, испытываемом в Бухаре, с выражением досады воскликнул: "Это страна, которую бог сотворил во гневе!".
   Бухарские города, расположенные на южном берегу Аму-дарьи,- Керки, Ахча, Мерв и Чарджуй.
   Мерв, ранее принадлежавший персам, был цветущим городом; им завладел Мурад-бек, отец нынешнего бухарского хана, что было наиболее блестящим результатом его многочисленных вторжений в Хорасан. Сын его, эмир Хайдар, должно быть опасаясь влияния, которым пользовался в Мерве правитель Насыр-бек, приказал перевести всех жителей этого города в количестве 25000 человек внутрь Бухарии. Насыр-бек бежал в Персию, в Мешхед, а Мерв превратился в пустыню.
   Эмир Хайдар содержит в Мерве гарнизон 400-500 человек, который обновляется три раза в год. Мерв считается местом ссылки, туда отправляют злоумышленников, которых не хотят наказывать смертью. В этом городе уже 500 жителей, не считая гарнизона, и окрестности его начинают снова возделывать. Лишь небольшое число оросительных каналов отведено из реки Мургаб, текущей в 20 верстах от Мерва и, вероятно, теряющейся в песках к северу от него.
   С тем, чтобы воспрепятствовать новому заселению Мерва и помешать жителям, использовав его изолированное положение, добиться независимости, бухарский хан не разрешает брать из Мургаба много воды для орошения.
   Чарджуй насчитывает около тысячи домов. Из-за постоянного страха перед нападением хивинцев здесь содержится довольно сильный гарнизон. Рассказывают, что осенью 1821 года хивинцы пытались взять город.
   Бухару окружают города Каракуль, Хайрабад, Душамбе, Зендани, Чаршамбе, Рометан, Зармитан, Пенджшамбе-базар, Вапкан, или Вабкент, Урдензей2, Гиждуван.
   После Бухары, Самарканда и Карши самым большим городом в Бухарии является Каракуль: в нем приблизительно 30 000 жителей.
   Урдензей - маленькая крепость, которую я видел во время нашего возвращения в Россию, но не смог добиться разрешения проникнуть в нее: ворота были заперты, вероятно, по приказу свыше. Крепостью Урдензей называют потому, что он окружен глиняной стеной примерно сажени 4 в высоту.
   Обрабатываемая местность кончается приблизительно верстах в 5 к северу от Урдензея. Нам пришлось на расстоянии 8 верст пересечь песчаный район, покрытый несколькими холмами, развалинами глинобитных домов и остатками древних каналов: все показывало, что это была местность, где еще не очень давно царило плодородие. Некогда возделанная территория, следы которой мы впервые заметили возле Кагатана, продолжалась за Урдензеем много дальше: нельзя вообразить себе более грустной картины. Развалившаяся деревня подле Кагатана каких-нибудь шесть-семь лет как захвачена песками, которые налетевший с северо-востока ураган натащил и нагромоздил в течение пяти дней. Местность, возделывающаяся возле Урдензея, лежит севернее, чем Кагатан, и, следовательно, более подвержена последствиям северо-восточных ветров. В течение десяти лет эти ветры приносят разорение жителям. В продолжение нашего путешествия ветер давал себя чувствовать.
   Мы прошли мимо Урдензея 25 марта; ветер был сильный, однако не стремительный. Но едва мы покинули глинистую равнину и очутились среди песчаных бугров, как ветер подул сильнее, песок поднялся в воздух, образуя вихри и проникая всюду. Я надел специальные очки. Песок образовал нечто вроде облака, совершенно затмившего дневной свет, так что видимость была ограничена очень небольшим пространством и наши проводники-киргизы не распознавали более дороги. К счастью, один всадник из бухарского гарнизона Урдензея следовал за нами с целью установить, не примешались ли к нашему конвою русские рабы. Мы, приставив револьвер к горлу, вынудили его стать нашим проводником. Хотя эту услугу он оказал нам против желания, тем не менее не дал нам заблудиться.
   Нельзя представить себе ничего докучнее, чем этот песок: хоть и очень крупный, он проникал в глаза, в рот, в уши. Глаза у всех были воспалены, и теперь я понимаю, как армия Надир-шаха, пересекая пустыни к западу от Амударьи во время бури, потеряла много людей вследствие офтальмии. Таким образом, пустыни Бухарии служат природной защитой.
   Гонимый ветром песок легко заполняет канавы, задерживается у стен, быстро поднимается во всю их высоту, засыпает улицы и покрывает дома, подобно пеплу Везувия, похоронившего Геркуланум и Помпею.
   Около Урдензея песок ежегодно захватывает возделанные земли, приходится основательно трудиться над расчисткой каналов, но в общем это не удается, и даже вероятно, что когда-нибудь плодородные и оживленные оазисы Бухарии сделаются сухими и необитаемыми, как в Сеистане, цветущее состояние которого в древности подтверждается великолепными развалинами, тогда как нынче там пустыни, покрытые песком и гравием.
   Прочие города, расположенные вокруг Бухары, менее значительны: каждый из них насчитывает от 300 до 500 домов и базар; бывают и ярмарки. Проезжая мимо Вабкента в направлении к Бухаре, я смог себе точно представить эти маленькие города, которые должны, быть очень похожи друг на друга. В Вабкенте около 300 расположенных без всякого порядка домов и бараков и довольно красивые, минарет и мечеть.
   Эти города обычно отличаются от селений только управлением и базарам, куда является много бухарских купцов за товарами, которые они вывозят за пределы страны.
   В Мианкале расположены Кермине, Пенджшамбе, Зияуддин, Хатырчи, Катта-курган, Янги-курган, Карши-гельды-курган, Чалак. Находящиеся в плодородной местности, все эти города довольно обширны, богатые узбеки имеют там дома, куда отправляются летом пасти стада.
   К югу от Нуратау видны Нур-атасы, Митан, Дюрт-аул, Яр-баши и Кара-казан.
   Самарканд стал частью Бухарии со времени завоевания этого ханства ханом Кермине Абдуллой, знаменитым тем, что соорудил много зданий; он правил с 1557 по 1598 год.
   Бухарский хан каждый год ездит в Самарканд. При своем восшествии на престол он должен воссесть в Самарканде на кукташ: это кусок голубоватого мрамора, находящийся в медресе Мирзы Улугбека. Он четырехугольной формы, полторы сажени длиной и аршин толщиной. Белая кошма покрывает этот камень. Хана поднимают три раза на этой кошме, углы которой держат улемы, букара (бедные), фазала (ученые), и сейиды. Говорят, что было специальное намерение сделать из этого камня трон. Камень добыт из горы Газган {См. работу О. И. Сенковского по поводу всего, что касается истории Бухарии при узбеках8.}.
   В Самарканде насчитывается около 50 000 жителей. Мечети и медресе там красивее, чем в Бухаре: они выстррены из белого мрамора, который нашли неподалеку от этой древней резиденции Тимура. Фасады зданий облицованы глазурованными плитками, такими же, как в Бухаре, где они, говорят, менее красивы. Гробница Тимура, сделанная из яшмы, еще существует в Самарканде. В этом городе тщетно ищут остатки обсерватории Улугбека. Цивилизация Тимуридов должна была отступить перед варварством узбеков.
   К северу от Самарканда находятся форты Ура-тюбе, Заамин и Джизак, где всегда содержатся сильные гарнизоны, и города Джам, Кара-тепе и Янги-курган.
   Фан - маленький городок к востоку от Самарканда, недалеко от истоков реки Зеравшан, который, как говорили, не образует озер до Каракуля, что противоречит сведениям арабских географов. Вдоль этой же реки расположены Фальгар, Магиан и Кштут.
   К югу от Самарканда находятся Ургут, Пенджикент, Урмитан, Кара-тепе, Катилас. Ограничиваюсь лишь упоминанием о них, так как мне не указали ничего, кроме их местонахождения.
   Карши, или Нахшеб, - значительный по размеру город; он лежит на главной торговой дороге. Часть караванов, идущих из, Герата или Кабула, останавливается в Карши, откуда направляется к Самарканду, минуя Бухару. В Карши также хранятся куньи, лисьи и каракулевые шкурки, которые доставляются с юга Бухарии и продаются затем в столице. Из Карши вывозится много сухих фруктов, хлопка-сырца, хлопковой пряжи, табака и немного шелка.
   К востоку от Карши находятся довольно крупные города Чирагчи и Гузар; возле первого раскинулись несколько ханских вотчин, около второго - обитает много полукочевых узбеков. Поэтому место правителя Гузара - одно из важнейших в ханстве. Эмир Хайдар занимал его при жизни отца. Торака, старший сын нынешнего хана, был правителем, хакимом или беком в городе Кермине, населенном, по преимуществу узбеками, в большом числе живущими также в его окрестностях. Он поссорился с отцом, и тот его отозвал.
   Термез, или Термуз, на Амударье - город, лежащий ныне в развалинах. Он расположен против Шермеда на левом берегу Амударьи. Там виднеются лишь груды щебня и камней, существующие же жилища построены из глины. Все доказывает, что Согдиана, или Мавераннахр, когда-то были богаче, чем нынешняя Бухария. Чтобы закончить перечисление городов Бухарии, мне остается только упомянуть о Байсуне и Ширабаде, расположенных к северу от Термеза.
   Один бухарец уверял меня, что древний город Оструш находился, на полдороге между. Балхом и Шахрисябзом. Этотхород, по утверждению бухарца, был расположен не на том месте, где арабские географы помещают область Осрушну4.
   Никто не мог дать мне сведений по поводу осрушнаской пещеры5, откуда поднимается пар, который ночью кажется горящим. Впрочем, если. Фергана переменила свое название, то этаким же образом и Осрушна вполне может более не быть известной под своим древним наименованием.
  

Глава вторая

Исторические данные о Бухаре. - Дома. - Улицы. - Население. - Дворцы. - Мечети. - Медресе. - Караван-сараи. - Лавки. - Базары. - Бани. - Упадок Бухары

  
   Рассказав о некоторых городах Бухарии, я приступаю к описанию столицы этой страны. Как мне говорили, название "Бухара" впервые упоминается у одного из арабских писателей X столетия. Этот автор говорит о стране Бухарии, расположенной в Мавераннахре, о том, что она в 684 году была покорена арабами, которые овладели ее столицей лишь в 699 году6. Почти в центре города возвышается Нумишкенд, где находится ханский дворец - одно из самых древних зданий Бухары. Это естественный холм, поднятый в высоту руками человека; он имеет высоту 35-40 сажен, и его поверхность образует усеченный конус, обнаруживая в нескольких местах стены, сделанные из высушенных на солнце кирпичей и сооруженные для придания холму более правильной формы; он очень крут, но не отвесен. Окружность основания этого усеченного конуса имеет в диаметре около 400-500 шагов. Наращивание холма было произведено в эпоху Саманидов7. Кажется, дворцовые ворота выстроены Рахим-ханом в 1742 году; их называют "Нагара-хани"8.
   В городе Гиждуван также виден холм Кумишкенд. Слово "кенд" значит "местечко", "город", "деревня"; вероятно, Кумишкенд и Нумишкенд - древние названия Гиждувана и Бухары.
   Бухара была весьма цветущим городом с 896 по 999 год, во время правления династии Саманидов, которые сделали ее своей резиденцией. Расположенная в очень удачном для торговли месте, она быстро разбогатела, возбудила алчность варваров, была ограблена, затем сожжена ордами Чингисхана, не разрешавшего восстанавливать ее до конца своей жизни. При Тимуре она расцвела снова, несмотря на то что этот завоеватель оказал предпочтение Самарканду, где обыкновенно пребывал. Со времени окончания господства Тимуридов в Самарканде узбекские ханы обосновались в Бухаре, и некоторые из них велели построить там мечети и медресе, начисто вытравливая в то же время любовь к наукам и искусствам и стирая следы цивилизации, чуждой нравам этих кочевых народов.
   Известно, что восточные народы часто смешивают свою историю с легендами; у бухарцев также есть предание о происхождении их столицы, не лишенное, впрочем, доли истины. Рассказывают, что в окрестностях Бухары было некогда много озер. Рыбаки, привлеченные обилием рыбы, разбогатели и вскоре превратились в земледельцев. В связи с этим население стало увеличиваться, хижины сменились домами, возник город: это и была Бухара. Прославившаяся затем и ставшая почитаемой на Востоке благодаря своим многочисленным школам, ученым муллам и погребенным в ее стенах святым, она сделалась местом паломничества мусульман. Вероятно, это и принесло ей эпитет "аш-шерифа" ("благородная или святая").
   Я вычитал в одной восточной книге, что по-монгольски "бух" значит "знание", а "ара" - "сокровищница". Таким образом, о Бухаре хотели сказать, что она "сокровищница знаний".
   Абулгази9 дает этому подобную же этимологию; он говорит, что "Бухара" означает ученого человека, потому что все желающие изучить чужие языки или познать науки отправляются в Бухарию {Вот что можно прочесть по этому поводу в географии Хаджи Хальфы (стр. 351 константинопольского издания, отпечатанного по-турецки): "Бухара - знаменитый город, расположенный под 97°50' [восточной] долготы и 39°50' [северной] широты и окруженный садами и виноградниками... Автор книги, озаглавленной "Хабиб-ус-сейяр" ("Друг путешествий"), сообщает, что имя этого города произошло от слова бухар, что на языке неверных означает место собрания наук".- Прим. г-на А. Жобера.}.
   Многие авторы, мнение которых разделяют наши географы, утверждают, что столица Мавераннахра называлась "Бикенд"10 и что ее развалины еще видны возле Зеравшана в направлении к Каракулю, верстах в 30 от Бухары.
   Вследствие того что оазисы Бухарии покрыты аллеями деревьев и многочисленными садами, взор не в состоянии проникнуть далеко. Поэтому Бухара становится заметной только с расстояния около 3 верст, если ехать со стороны Вабкента. Вид этот поражает европейца. Купола, мечети, высокие фасады, медресе, минареты, дворцы, возвышающиеся среди города, зубчатая стена вокруг них, пруд, расположенный возле стен и окруженный домами с плоскими кровлями или красивыми дачками, опоясанными зубчатыми стенами, наконец, поля, сады, деревья и движение, господствующее всюду в окрестностях столицы, - все способствует весьма приятному впечатлению. Но эта иллюзия исчезает тотчас же, как вступаешь в город, так как, за исключением бань, мечетей и медресе, видны только глинобитные строения сероватого цвета, нагроможденные без всякого порядка друг подле друга и образующие узкие, извилистые, грязные и проведенные кое-как улицы. Дома, обращенные фасадами во двор, представляют со стороны улицы сплошь однообразные стены, без окон, без чего-либо, что могло бы привлечь внимание и порадовать прохожих. Все, что встречается в этом столь населенном городе, кажется, говорит о подозрительности. На лицах жителей почти никогда не увидишь радостного выражения; никогда никаких шумных праздников, не услышишь никакого пения, музыки, ничто не показывает, что здесь когда-нибудь веселятся, ничто не обнаруживает, что город обитаем людьми, наслаждающимися приятностями жизни. Поэтому известные любопытство и интерес, которые мы ощущали сначала при виде зданий восточной архитектуры, вскоре сменились впечатлениями грусти и меланхолии.
   Самые большие улицы Бухары не шире одной сажени, а самые маленькие доступны только для пешеходов, так как некоторые из них едва имеют 3-4 шага от стены одного дома до стены противоположного. Верблюды, нагруженные хворостом, занимающим много места, вынуждают прохожих даже на самых широких улицах подвергаться опасйости. Улицы обычно заполнены людьми, лошадьми, верблюдами и ослами, и когда по ним едут верхом, то приходится беспрерывно кричать "пош, пош!", чтобы продвигаться вперед. Множество лошадей и верблюдов, шествующих по улицам, оставляют следы, что еще больше увеличивает их неопрятность. Некоторые улицы сохранили остатки былого великолепия, то есть, наполовину замощенные, они загромождены большими камнями, стесняющими всадников.
   Дома выстроены из глины, смешанной с рубленой соломой. Чтобы придать этой смеси большую прочность, в стенах помещают, особенно по углам, столбы из тополевого дерева от 4 до 5 дюймов толщиной. Потолки делают обычно из твердого дерева и перекрывают землей так, что они образуют плоские крыши. В богатых домах потолки главных комнат покрыты досками, расписанными разноцветными красками. У людей попроще пол из гончарной глины, у богатых - из кирпичей. Фасад и окна обращены всегда во двор, на улицу ведет только одна дверь. Окна представляют собой либо отверстия, просто закрывающиеся деревянными ставнями (они всегда в нижнем этаже), либо арки, никогда не запирающиеся и лишь забранные алебастровой решеткой.
   Этот вид окон пропускает очень мало света, поэтому, чтобы было хорошо видно, нужно открывать ставни. Но зимой в Бухаре мороз часто доходит до -7-8°, и помещения без печей, куда проникает воздух, холодны и сыры. Не удивительно, что ревматизм не редок в этом городе, особенно среди бедноты. Чтобы спастись от холода, бухарцы пользуются жаровнями, на которые они ставят, как в Турции, маленький деревянный стол, покрытый подбитым ватой ковром, садятся, скрестив ноги, и закрываются этим ковром до подбородка. Тепло от горячих углей предохраняет тело от холода, но писать в таком положении невозможно без риска отморозить руки.
   Хотя оконные стекла и известны в Бухаре, они не в ходу и имеются только в одном доме. Жилища зажиточных людей состоят из маленьких домов, окруженных стеной. Дом, в котором мы жили, стоил 16000 рублей, что составляет огромную сумму для этого города, тем не менее в нем не было ни железного крюка, ни гвоздя; если двери и ставни затворялись, то всегда оставались щели. Многие из наших комнат были побелены и снаружи и изнутри, а некоторые были украшены раскрашенными рисунками, сделанными по штукатурке. Все городские дома выстроены с учетом сильной летней жары: край крыши образует значительный выступ, поддерживаемый деревянными колоннами, и препятствует солнечным лучам проникать в комнаты.
   Высота и толщина окружающей Бухару стены - 4 сажени. Она суживается на три слоя кверху, где ее ширина составляет только 4 фута; по бокам на определенном расстоянии находятся круглые башни и образуют выдающиеся углы, как это делают, когда сооружают бастионы. Между прочим, одна из сторон этой стены имеет более 2 верст в длину, и очевидно, что направление этих валов носит порой случайный характер и обусловлено лишь размещением домов в городе.
   В Бухаре 11 ворот: Имам, Самарканд, Маназар, Карши; Сабахан, Намазгя, Шах-Джеляль, Каракуль, Ширгаран, Толпалак и Углан11. Все они сложены из кирпича, имеют по круглой башне с каждой стороны и обычно охраняются отрядом солдат. Они открываются при восходе и закрываются при заходе солнца.
   Эмир Хайдар приказал восстановить эти ворота, их отремонтировали, сделали выше. Стена Бухары похожа на стены, окружающие большую часть городов Персии.
   Однажды я совершил верховую прогулку по Бухаре и определил, что этот город имеет в окружности приблизительно 14 верст12. Мне сообщили, что в нем около 8000 домов и до 70 000 жителей13, три четверти которых таджики, в основном ремесленники. Остальное население состоит из узбеков, евреев, татар, афганцев, калмыков, индусов, а также купцов из соседних стран, некоторого числа паломников, персидских и русских рабов и незначительного количества негров и сияхпушей.
   Евреи занимают в Бухаре 800 домов; они рассказывают, что пришли сюда из Самарканда лет 700 тому назад, покинув Багдад.
   Из всех азиатских городов евреев больше всего в Бухаре, и ее можно считать основным местом их расселения в этой части Востока. В Мешхеде - 300 еврейских домов, в Шахрисябзе - 30, в Балхе - столько же, в Самарканде и Герате - только 10, в Хиве - 4, в Бадахшане, Коканде и Кашгаре еврейского населения нет.
   В Бухаре евреям дозволено жить только на трех улицах; среди них всего два богатых капиталиста, остальные живут в довольстве и в большинстве случаев являются владельцами заводов, красильщиками, торговцами шелком-сырцом и шелковыми материями.
   Евреи в Бухаре утверждают, что с ними обращаются здесь лучше, чем в других азиатских городах. Впрочем, их все же презирают и притесняют: правительство требует с них довольно большие налоги. Например, еврей, собственник

Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 393 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа