Главная » Книги

Мейендорф Егор Казимирович - Путешествие из Оренбурга в Бухару, Страница 8

Мейендорф Егор Казимирович - Путешествие из Оренбурга в Бухару


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

т для продажи в Россию, и монетных дел мастера переплавляют их лишь в небольшом количестве.
   Монета, именуемая "тилля", весит мискаль - это самая малая мера веса в Бухаре.
   Бухарские меры веса сравнительно с русскими и французскими

Бухарские

Русские

Французские

   Батман весит 8 сиров *

8 пудов

131,104 кг

   Сир - 8 чарыков

1 пуд

16,388 кг

   Чарык - 4 нимча

5 фунтов

2,048 кг

   Нимча - 107 мискалей

1 ф. 24 золотника

512 г

   Мискаль

1,12 золотника

4,78 г

   * Один батман приблизительно равняется половине груза, поднимаемого верблюдом.
  
   Бухарский локоть называется "хазе", его длина 1,5 аршина (1,07 м). Фарсах содержит, говорят, 1200 хазе, что мне кажется сомнительным, так как фарсах будет тогда эквивалентен 12 верстам; этот расчет слишком велик, судя по расстоянию от Бухары до мазара Бахауддина, которое исчисляется в один фарсах25.
   Кар имеет около 4,5 аршина (3,21 м), и им пользуются при измерении грубых бумажных материй; длина его определена с достаточной точностью.
   Выше говорилось о земельной мере, называемой "танабом": он содержит площадь 3600 шагов.
   Во всей Бухарии нет ни одной большой фабрики; ни на одном заводе не работают одновременно более четырех-пяти рабочих.
   Работа над одним из главных продуктов страны - хлопком - требует много рабочих рук, особенно для отделения волокна от семян. Это производится посредством маленькой деревянной машины в один фут вышины и полтора - ширины, состоящей из двух цилиндров толщиной в один дюйм, помещенных очень близко друг к другу; их поворачивают в одном и том же направлении при помощи ручки. Хлопковую коробочку помещают очень близко к этим цилиндрам, и вследствие вращения они отделяют семена от волокна, так как семенам не остается пространства для выхода. 40 фунтов хлопковых коробочек дают 10 фунтов волокна, из которых получается около 20 каров материи. Очисткой хлопка обычно занимаются женщины, оплачивающие данным трудом свое содержание на женской половине.
   Часть этой бумажлой материи переходит к красильщикам, другая - к печатникам, а третья отправляется за границу. Наибольшая часть потребляется в стране, где все население одевается в хлопчатобумажные ткани.
   В Бухаре выделываются два сорта шелковых материй, качество которых отличается содержащимся в них количеством шелка. В каждый из них привносится хлопковое волокно. Одна из этих материй покрыта разноцветными полосами по рисункам, часто заимствованным с русских тканей. Другая - разных расцветок, накладываемых одна на другую, среди которых господствует красный цвет. Последняя ткань совершенно в бухарском вкусе: ее ткут из шелковых ниток различных цветов, расположенных на определенных расстояниях. Крашение этих тканей значительно удорожает их. Чтобы выткать их, бухарский рабочий протягивает из одного конца комнаты в другой шелковые нитки, сосчитанные и разделенные сообразно намеченному рисунку. Сидя у одного края, он при помощи челнока пропускает поперек шелковые и бумажные нити и пользуется для их сближения ткацким гребнем. Этот способ работы, довольно похожий на европейский, дает в результате крепкие ткани, имеющие в общем прочную окраску.
   Туркмены поставляют в Бухару полосатые попоны для лошадей, посредственные шерстяные ковры, ткани из верблюжьей шерсти, войлочные материи из козьей шерсти, заменяющие плащи, и черкеллы - сорт ткани хорошего качества.
   Красильщиками работают евреи, которые ведут также торговлю крашеным шелком. Чаны, коими они пользуются для своих манипуляций, обыкновенно находятся на уровне пола. Некоторые краски должны прокипеть, другие - только быть нагретыми. Более всего они употребляют индиго: им пользуются даже для окраски в черный цвет или скорее в густой темно-синий, так как у них нет настоящего черного цвета. Сандаловое дерево, расходы по перевозке которого из Оренбурга в Бухару повышают его стоимость на 100%, также служит для окраски в синий и коричневый цвета. Так как изготавливаемая из него краска быстро выцветает, ее не употребляют для шелковых материй. Кошениль используется только для окраски шелка; чтобы он воспринял краску как можно лучше, его замачивают в растворе квасцов (заг) в течение 12 часов. С целью сделать краску наиболее красивой кошениль смешивают с тройным количеством бусгёнча: это маленькие желтоватые семена, которые, говорят, находят на фисташках. Они растут наподобие чернильного орешка. Бусгёнч привозят из Мешхеда и платят за него по теньге за фунт. Испраик, род дельфиниума, или генисты, доставляемый из Шахрисябза, кипятится в воде и дает желтый цвет; им пользуются также для окраски шелка, который нужно вымачивать в растворе квасцов в течение четырех-пяти часов, для того чтобы пристала краска. Для получения белого цвета употребляют некоторые части саксаула, называемые "шпкар" {Вероятно, корень, именуемый по-персидски - чохан. Им обычно пользуются в Турции и Персии, чтобы отбеливать шали. Автор настоящего примечания привез из Азии несколько кусков этого полезного и недорогого вещества, имеющего свойство придавать интенсивный блеск материи, не ухудшая ее качества. Его употребляли с большим успехом на заслуженно известных фабриках г-на Терно.- Прим. г-на Жобера.}.
   Кипятят местное бухарское растение гули-махсар для извлечения из него розовой краски. Темно-красный цвет получается путем отвара ветвей кустарника под названием "рузан", который смешивают затем с кошенилью. Бухарцы, быть может, и в наши дни пользуются для окраски средствами, когда-то бывшими в употреблении у красильщиков Индии и Бактрии, славившихся этим родом промышленности.
   Искусство кожевенного дела в Бухаре находится еще в зачаточном состоянии: кожа лишена какой бы то ни было прочности, поэтому туда доставляют в большом количестве красные кожи из России, которые пользуются широкой известностью даже в Европе. Впрочем, в Бухаре делают превосходную шагреневую кожу всех цветов; ее особенно употребляют для изготовления калош или туфель, которые бывают всегда зеленого или черного цвета, а также для сабельных ножен и футляров для ножей. Производители шагреневой кожи используют шкуры баранов, козлов и ослов, оставляя их мокнуть в воде в течение нескольких дней. Когда они хорошо размягчатся, их вынимают и засыпают зернами проса, которые затем вколачивают в кожу ударами молота. После этого кожу сильно растягивают и оставляют сохнуть в продолжение нескольких месяцев, потом выравнивают ее поверхность при помощи острого ножа и вымачивают в той краске, цвет которой желают ей придать. Места, где было просо, разбухают; приготовленную таким образом кожу сушат и натирают маслом, чтобы придать ей блеск и цвет. Эта шагрень называется в Бухаре "саури".
   Несколько бухарских мастеров отлично приготовляют булатную сталь и делают превосходные ножи без шарниров. Большие ножи лучшего качества стоят от 1 до 3 тилля и приготовлены из клинков сломанных сабель, из которых наиболее тонкие привозят из Индии. Бухарскую саблю можно купить за 1 тилля; хорошие персидские сабли продаются в десять раз дороже.
   Слесари здесь почти не заняты, так как замки, щипцы и другие мелкие железные предметы привозят из России. Вообще, ввиду того что железо дорого, его очень берегут. Например, при постройке домов опоры бывают в высшей степени легкими и вместе с тем очень хорошими.
   Котельщики, по-видимому, имеют много работы, если судить по грохоту, который они беспрерывно производят.
   Ювелиры оправляют в серебро ножи, саблн, перстни, в золото - уборы для киргизок и приготовляют украшения для конской упряжи и седел. Хорошо им удается только последний вид работы.
   Токари держат свой инструмент в правой руке, в то время как левой вращают кусок дерева, который собираются обработать. Мне кажется, что турки также используют этот способ, ибо я встречался с ними в Крыму, где они оставили много следов своего пребывания. Эти токари, несмотря на свою ловкость, не умеют изготовить ничего сложного.
   Столяры изготовляют двери, колыбели и сундуки, самые красивые из которых отделаны шелковыми полосами.
   Башмачники и сапожники, весьма многочисленные в Бухаре, довольно искусно выполняют маленькими гвоздиками рисунки на подошвах толстых бухарских калош. Они же изготовляют для женщин красивые сапожки из пестрого бархата местного производства.
   Бухарские пекари, так же как персидские, придают хлебу круглую форму, делают его толщиной лишь около сантиметра и пекут в больших сосудах, к стенкам которых их прилепляют. Вместо дров они используют густую траву, растущую в степях и известную в России под названием "бурьян".
   В двух кирпичных заводах, находящихся возле Бухары, эту траву заменяют другим, менее дорогим топливом.
   Оружейники выделывают ружейные стволы из стали, но не умеют еще изготовлять запальники, и все их ружья фитильные.
   Вышивальщики и особенно вышивальщицы имеют весьма много работы. Большая часть маленьких шапочек, которые мужчины носят под чалмой, вышиты шелком; так же украшены даже кожаные воротники, пояса, подкладки и другие предметы. Для бухарских женщин вышивка служит приятным времяпрепровождением: они вышивают для своих мужей красивые шелковые платки, которые украшают стихотворными отрывками из произведений Хафиза26, долженствующими выразить их сердечные чувства.
   Изящные искусства процветают в Бухаре еще менее, чем ремесла: в этом повинно главным образом влияние ислама, законы которого запрещают воспроизводить изображения живых существ. Поэтому живопись и скульптура никак не могут достигнуть здесь совершенства.
   Имеются два-три художника, топорно малюющих на стенах зданий причудливые изображения разнообразных цветов. Краски их очень ярки, преимущественно бросаются в глаза ляпис-лазурь и позолота.
   Эти живописцы являются одновременно и переплетчиками: они умеют довольно искусно украшать крышки переплетов гирляндами и другими рисунками и делать на них оттиски букв так, как это практикуется с давних времен в Европе. Запрет иметь изображения одушевленных существ пробудил у бухарцев желание обладать ими. Я видел в Бухаре экземпляр "Шах-наме", украшенный 50 рисунками, сделанными в Кашмире на пергаменте и изображающими сюжеты из этой поэмы. Контуры грубы, позы натянуты, но детали переданы с удивительным старанием; все в этом произведении подчеркивает низкий уровень искусства, рабского и неискусного подражания природе, лишенного грации и благородства. Некоторые из этих рисунков весьма скверно скопированы бухарскими художниками, которые тем не менее продают свои произведения довольно дорого; особенным спросом пользуются непристойные картинки.
   Скульптура сводится к искусству высекать каменные параллелепипеды, которые ставят на могилы. Прекрасные мечети, построенные в Самарканде в эпоху Тимура, и мечеть Абулгази в Бухаре имеют цоколь, облицованный белым мрамором, на котором высечены гирлянды. Эти прекрасные произведения искусства воспринимаются нынче как чудо, которое не сможет более повториться.
   В мое время в Бухаре существовал только один резчик по дорогому камню: это был кашмирец. Искусство полировать камни хотя и известно, но еще весьма несовершенно.
   Современные бухарские здания не имеют никаких достоинств в отношении архитектуры. Нынешние архитекторы, вероятно, не способны сконструировать постройки с такими большими и изящными сводами, как у тех мечетей, которые насчитывают три-четыре столетия и восхищают Бухару.
   Итак, из оказанного явствует, что бухарцы умеют изготовлять только самые простые ткани, что они превосходные мастера крашения, что их кожи, кроме шагрени, плохи, что их изделия из булатной стали ниже персидских и что, в общем, искусства и ремесла у них находятся в жалком состоянии.
   Но в возделывании земли бухарцы обнаружили величайшие понимание и активность. За землей ухаживают с поразительной заботливостью; нет ни клочка земли, оставшейся без обработки. Бухарцы отправляются на большие расстояния в поисках земли для повышения или понижения танаба; перевезенной землей пользуются для поднятия плотин и загородок вокруг обрабатываемых участков.
   Рабочие руки очень дешевы: носильщики берутся за несколько пулов перетащить за версту груз весом в 320 фунтов. Через несколько дней после нашего приезда подле сада, где расположился наш канвой, в 2 верстах от города, собрались люди, ожидая, что им поручат какую-нибудь работу, и являлись в любую непогоду, чтобы заработать несколько грошей. В течение зимы, которую я провел в Бухаре, хорошая погода вызывала жалобы сапожников. Работая целый день, они зарабатывали лишь 45 пулов. Хлеб, необходимый для пропитания самого бедного человека, стоит более половины этой суммы, а еще нужен рис - более чем на 10 пулов. Таким образом, при полном отсутствии мяса у таких ремесленников остается только 25 копеек в день на одежду и квартиру. Этот ничтожный заработок мог бы благоприятствовать организации фабрик, если бы не низкий уровень просвещения бухарцев. Впрочем, все согласны, что деятельность последних носит тот же характер, что у евреев и татар: она направлена единственно на торговлю. Бухарцы испытывают огромное отвращение ко всему, что требует большого напряжения физических сил27. Поэтому-то носильщики вербуются из числа горцев-пришельцев. Те же, кто носит на поля землю,- рабы, среди которых наиболее ценятся русские за их крепкое сложение и упорство в работе.
  

Глава шестая

Внешняя торговля. - Торгашеский дух бухарцев. - Исторические замечания о торговле Бухары с Россией. - Состояние торговли. - Торговля бухарцев с Кашгаром, Кашмиром, Афганистаном, Индией, Персией, Кокандом и Ташкентом

  
   С незапамятных времен торговля содействовала установлению и развитию взаимоотношений между различными государствами Средней Азии, особенно когда долгое время после походов Александра, войн бактрийских царей и опустошений со стороны парфян, то есть с III до VII века (226-638), Мавераннахр переживал период покоя.
   Могущество халифов и огромное пространство их империи могли оказывать лишь благоприятное воздействие на торговые сделки. Особенно Бухара разбогатела при Саманидах, и торговля с соседними народами и даже с Китаем приняла с тех пор невиданный размах. Счастливый результат был вызван благодетельным влиянием ламаизма на диких монголов. Предписания этой религии, учившей кротости, терпению и самоотречению, произвели необычайно выгодное изменение в нравах и характере этих народов, которое способствовало укреплению спокойствия среди людей и установлению прочной основы для развития права собственности.
   Цветущая торговля этого государства, прерванная опустошениями Чингисхана, оживилась только спустя два столетия благодаря заботам Тимура, который оказывал свою мощную поддержку караванам и содействовал собиранию полезных сведений торговцами и путешественниками, коих он отправлял в Европу, Аравию, Индию и Китай.
   В то время Бухару начали посещать купцы из всех соседних государств, и она стала, таким образом, центром, среднеазиатской торговли и торговли Востока с Западом. Несмотря на многочисленные перевороты, происходившие в результате частых перемен в этих странах, мы видим, однако, что торговля в них ведется всегда по одним и тем же дорогам. Еще со времен Александра определялся великий путь, которым и нынче следуют караваны, идущие из Бухары через Самарканд в Кашгар и проходящие через Коканд (Фергана арабских авторов) и Тахти-Сулейман.
   Древний торговый путь между Индией и Трансоксанией был таким же, каким эта страна пользуется в наши дни. Атток, Пешавар, Кабул - главные его этапы. Наконец, дороги, которых держались в средние века и посредством которых установилось сообщение с Мавераннахром, Бухарией и Астраханью, - те же, которыми бухарские караваны следуют и теперь. Таким образом, географическое положение, природные условия, климат и производительность соседних государств, так сказать, создают или по меньшей мере облегчают обширную торговлю, всегда обогащающую страну. К этим естественным преимуществам Бухары прибавляется жажда обогащения, распространенная у жителей этой страны более, чем у прочих татар. Таджики также имеют склонность к торговле: они вкладывают в свои торговые операции столько же ума и активности, сколько бережливости в свой образ жизни. Эти различные причины объясняют, почему Бухара сделалась по преимуществу торговой страной.
   Стремление к богатству [в Бухарском ханстве] столь сильно, что важные государственные чиновники со страстью предаются торговле и с легкостью пренебрегают предрассудком, согласно которому торговое сословие достойно меньшего уважения, чем военное. Начиная с хана, каждый предпочитает денежные подарки всем прочим: жадность к деньгам превосходит всякое представление. Кто мог бы вообразить, например, что во время первой же аудиенции, предоставленной г-ну Негри великим визирем, содержание беседы касалось исключительно стоимости подарков, которые должен был вручить поверенный в делах, и что первый министр умолял Негри не утаивать ничего из того, что русский император послал хану!
   Кроме того, где золото могло бы быть более в чести, чем в стране, где богатство заменяет добродетель? Богатый бухарец именуется беком, то есть обладает титулом, внушающим уважение или по крайней мере показывающим, что его носитель пользуется огромным авторитетом.
   Правительство не взимает никакой пошлины с вывозимых из страны товаров, с привозных же требует пошлину, правда очень умеренную. Торговля почти везде совершенно свободна...
   Наиболее важная для Бухарии торговля - та, которую она ведет с Россией, потому что эта империя является главным и почти единственным местом сбыта бухарской продукции и, кроме того, потому что многие товары, вывозимые из Росоии, питают транзитную торговлю, которую ведут бухарцы.
   Анализ отношений между Бухарией и Россией, который мы попытаемся сделать ниже, покажет, что они завязались еще в глубокой древности, а расширение этих отношений началось со второй половины XVIII столетия.
   Различные востоковеды считают, что около середины VIII столетия торговля проложила себе путь из Индии к Балтийскому морю через Бухарию и Россию. Арабские авторы упоминают о городе Бухаре как о главном центре во времена торговли хазаров с арабами, покупавшими у них главным образом меха, янтарь и женщин.
   В своем научном труде Лерберг28 говорит о бухарских купцах, которые до XVIII столетия приходили в Тару, Томск и Тобольск выменивать ткани на пушной товар и железо. Барон Герберштейн встречал бухарских купцов в Москве, а Ермак - в Тобольске, причем они торговали с Сибирью уже с давних пор29.
   Бальдуччи Пеголетти30, живший около 1335 года, первым упоминает о торговой дороге из Азова в Пекин, которая проходила через Астрахань, Сару, Сарайчик и Ургенч. Без сомнения, караваны проходили через Отрар, так же как через Бухару и Самарканд, когда эти страны находились в состоянии мира.
   Великий князь Василий Иванович31 открыл торговые сношения со знаменитым Бабуром32, последним из султанов-Тимуридов Мавераннахра, далеко распространившим торговлю ивоих государств. Царь Иван IV33 поддерживал сношения с джагатайским и ханами и дал согласие на путешествие Дженкинсона, посланного в 1558 году английской компанией из Москвы на восток от Каспийского моря. Дженкинсон обнаружил, что торговля Бухарии с Россией была довольно значительна. Если не считать путешественника или, может быть, путешественников, известных под именем Вениамина Тудельского, Дженкинсон был первым европейцем, доставившим сведения о Бухаре: он сообщает о множестве индийских, персидских и московских купцов, прибывавших в эту страну и привозивших товары из-за границы.
   При Борисе Годунове34 в Москву приезжали несколько бухарских и хивинских посланцев: задачей их миссии было только развитие торговли.
   С этого времени бухарские купцы получают привилегии в России, а Алексей Михайлович35 пожаловал подобные привилегии также индусам, торговавшим с Астраханью.
   Труд, опубликованный в Санкт-Петербурге в 1792 году под заглавием "Книга Большому Чертежу"36, описывает старую русскую карту, вероятно составленную в XIII столетии и заново вычерченную в 1627 году. В сочинении содержатся географические подробности о Мавераннахре и киргизской степи. Эти сведения любопытны, так как показывают, что московское правительство, имея довольно верное представление об этих странах, поддерживало сношения со Средней Азией.
   Петр Великий проявлял слишком живой интерес ко всем сторонам управления своей империи; не осталась без его внимания и торговля России с Бухарией. Я не буду говорить о несчастном походе князя Бековича-Черкасского, связанном с экспедицией генерала Лихарева. Последний прошел вдоль Иртыша, миновал Нор-Зайсан, а затем, пройдя еще три дня, потерял ориентир в этих обширных пустынях и вернулся назад. Он был счастливее Бековича. После его трагической гибели сложилась русская поговорка: "Пропал, как Бекович".
   В это время Петр I стремился овладеть знаменитым золотым рудником Василькара около Ургенча и построить несколько крепостей на Амударье, чтобы обеспечить русской торговле легкое и надежное сообщение со Средней Азией и Индией. Говорят, что Петр Великий даже предложил бухарскому хану подчиниться России, чтобы избавить его таким образом от беспокойств, доставлявших хану неповинением его народов. Известно, что Петр I предполагал учредить прямое сообщение между своим государством и Индией и хотел для достижения этой цели подчинить киргизов. Но смерть государя помешала осуществлению этого проекта.
   Начиная с Петра Великого, русское правительство продолжало проявлять интерес к торговле с Азией, главную часть которой составляла торговля с Бухарой. Переход в русское подданство в 1734 году Средней и Малой киргизских орд при ханах Семеке и Абулхайре {Хан [Средней] орды Абуль-Мехмед, преемник Семеке, подписал присягу на в верность России только в 1740 г.37.}, постройка крепости Оренбург в 1742 году, заложенной ранее (в 1735 г.) на другом месте, имели чрезвычайно важное значение для торговли обеих стран. Русские купцы направлялись со своими караванами в Бухару и Хиву, но слишком частые нападения, имевшие место в киргизской степи, а также ограбление большого русского каравана в Хиве в 1753 году отпугивали их от опасной торговли.
   Впрочем, хивинцы продолжали торговать с русскими, последние учредили в 1762 году в Астрахани купеческую компанию для торговли с Хивой. В том же году в Россию прибыл хивинский посланник. В 1793 году туда явился другой посланник, и тогда же императрица Екатерина II отправила к хивинскому хану врача Бланкеннагеля, который опубликовал краткое описание ханства38. Торговые сношения России с Хивой с тех пор продолжались почти без перерывов. В 1820 году г-н Муравьев, ныне полковник, был командирован в Хиву генералом Ермоловым; он вернулся в полном здравии, избежав серьезных опасностей, неизбежных в путешествиях такого рода.
   После того как в 1762 году бухарский караван был ограблен армией Пугачева на границе Оренбургской губернии, хан отправил в Россию посольство (1775). С того времени до 1819 года 11 бухарских посланцев приезжали один за другим в Россию. Каждый из них жил в России по нескольку лет. Они добивались различных льгот для своей страны, собирали данные о запросах потребления в империи. С того времени торговля обеих стран значительно расширилась, особенно в результате быстрого сбыта хлопка и кашмирских шалей.
   Перейдем к нынешнему положению торговли между Россией и Бухарой. Следует думать, что перенесение в 1817 году Макарьевской ярмарки в Нижний Новгород39 приостановит прибытие бухарских караванов в Россию, потому что по крайней мере 9/-10 товаров, доставляемых этими караванами, продаются именно на этой ярмарке и где, кроме того, бухарцы покупают русские товары. Впрочем, бухарские караваны всегда направляются к различным таможням, расположенным вдоль нашей границы между Каспийским морем и Петропавловском.
   Чтобы сократить дорогу от Бухары до Нижнего Новгорода, нужно бы было пройти Хиву, Сарайчик, Астрахань и подняться по Волге. Но этот путь, довольно неудобный из-за недостатка воды для больших караванов, предполагает сверх того дружественные отношения между хивинцами и бухарцами, каковые, к несчастью, часто нарушаются. Самая длинная дорога проходит через Петропавловск; бухарцы пользуются ею лишь тогда, когда они имеют твердые основания опасаться, что будут ограблены киргизами Малой орды или хивинцами на пути из Троицка или Оренбурга. Я говорю; твердые основания, так как угроза ограбления существует всегда.
   Троицк - таможня, к которой нынче направляется большинство караванов из Бухары, потому что железо и медь там дешевле, чем в других русских городах, с которыми они имеют сношения с 1803 года. Частые грабежи киргизов на дороге от Оренбурга внушают бухарцам такой ужас, что они совсем перестали по ней ездить. Только благодаря заботам оренбургского военного губернатора генерала Эссена был наведен порядок среди киргизов Малой орды, и поэтому бухарцы снова начали водить свои караваны из Оренбурга через Астрахань, что гораздо короче. Связи бухарских купцов с русскими таможенными чиновниками, а равно расположение мест, где находятся аулы киргизских проводников и их родня, также влияют на маршруты караванов. Бухарские купцы обычно делят свои товары на две части: одну из них поручают киргизам, у которых нанимают верблюдов, а другую, состоящую обыкновенно из наиболее ценных вещей, вроде золота, серебра, шелковых тканей и шалей, нагружают на своих собственных верблюдов и формируют отдельный караван. Они держатся отдельно от киргизов и для того, чтобы избегать ссор с этими грубыми людьми, всегда готовыми обидеть робкого по природе купца-таджика. Киргизы, в свою очередь, объединяются в группы, называемые "кошами"; они отправляются с товарами в свои аулы и рассеиваются. Однако в назначенное время они приходят в степь, где их ждут владельцы товаров.
   Срок прибытия и отхода караванов, как идущих в Россию, так и возвращающихся оттуда, варьируется в зависимости от благоприятного для прохождения каравана сезона и продолжительности нижегородской ярмарки, которая обычно открывается в середине июля и заканчивается примерно 20 августа.
   Купцам требуется какое-то время для окончательных расчетов, транспортировки товаров к пограничным таможням, найма верблюдов и сборов к поездке. Таким образом, караваны покидают Бухару в мае, а русские границы - в октябре и даже в ноябре. В этом месяце снега в степи, соседней с Оренбургом и Троицком, часто бывают очень глубокими, и караваны вынуждены высылать вперед всадников, чтобы проложить путь своим нагруженным верблюдам. Все бухарские купцы путешествуют верхом, только слуги едут на верблюдах. Даже из числа проводников-киргизов по крайней мере треть состоит из всадников, настолько шаг верблюдов неприятен и утомителен для сидящих на них. Погода в октябре и ноябре бывает порой так плоха, а бураны так сильны, что караваны должны останавливаться, чтобы переждать ураганы, которые иногда продолжаются более трех дней.
   Обычный груз верблюда - 18 пудов (288 кг), а цена за перевозку 1 пуда может составлять от Троицка до Бухары приблизительно 6 рублей ассигнациями, а от Орска до Оренбурга - 5 рублей 50 копеек.
   Так как киргизы обычно тратят два месяца на преодоление пути от русских границ до Бухары, то в декабре в Бухаре оказывается много киргизских верблюдов, хозяева которых хотят как можно скорее вернуться домой. С этого времени они условливаются с бухарскими купцами о перевозке в Россию товаров из расчета 40-50 рублей за верблюда. Тогда они проводят с этими товарами остаток зимы в своих аулах. Это смешение доверия и опасений весьма примечательно и могло бы дать повод думать, что киргизы, как и многие другие народы, взятые в отдельности, стоят больше, чем если они объединены в орды.
   Бухарские купцы, посылающие свои караваны в Россию, возмещают расходы только по возвращении, то есть в январе, когда они подготавливают новое путешествие. Это является одной из причин, заставляющих бухарского купца заключать сделки такого рода лишь на половину своего капитала; другую половину он тратит на закупку товаров в то время, когда они обычно дешевле всего. Например, весной - бумажную ткань, зимой - хлопчатобумажную пряжу, изготовляемую исключительно женщинами. Наконец, он принимает все меры к тому, чтобы суметь заработать на отъезде киргизов в январе, и извлекает большую прибыль, при этом не рискуя более чем половиной своего капитала.
   Ниже приводится список товаров, которые бухарцы обыкновенно посылают в Россию, и количество их, предъявленное в Оренбургской таможне в 1819 году:
  
   Название - Число, вес, мера
   Ревень - 10 пудов
   Хлопок - 16 813 "
   Хлопчатобумажная пряжа из Шахрисябза, Самарканда, Мианкаля, Джайдара - 18 928 "
   Белая хлопчатобумажная ткань (бязь) - 20 410 кусков по 23 аршина
   Цветная ткань - Кусок около 24 м
   Выбойка и буяк, или по-татарски "бахата" - 151 600 кусков
   Хлопчатобумажные драпировочные ткани бухарские, каршинские, индийские - 2414 "
   Одеяла - 242 шт.
   Хлопчатобумажные шапки - 141 "
   Пояса - 2917 "
   Бирюза - 12 000 "
   Ляпис-лазурь - 7 пудов
   Корень марены - 30 "
   Куньи шкурки - 1 081 шт.
   Лисьи шкурки двух видов - 8450 "
   Каракулевые шкурки, или узбекские мерлушки из Данадара, Кирпюка, Шибаргана - 64825 "
   Волчьи шкуры - 0
   Сухие фрукты
   абрикосы - 15 пудов
   сливы - 2 пуда
   дыни - 14 пудов
   финики - 7 "
   кишмиш - 197 "
   шаптала или персики - 452 пуда
   Фисташки, засахаренные в манне - 7,5 пуда
   Фисташки - 8 пудов
   Чай - 4 пуда
   Цитварное семя - 20 пудов
   Ткани шелковые полосатые - 408 "
   То же с хлопчатобумажной ниткой - 97 "
   Шелковые платки - 268 шт.
   Шапочки - 200 "
   Халаты шелковые - 183 "
   То же с хлопчатобумажной ниткой 247 "
   Ковры - 5 "
   Шали обыкновенные - 54 "
   Шали кашмирские - 77 "
  
   Бухарцы, привезя свои товары в русские таможни, продают там малую толику местным перекупщикам, которые сбывают их в розницу, главным образом татарам и башкирам, обитающим по соседству. Остальные товары они везут в Нижний Новгород и там продают оптом фабрикантам и купцам.
   Бухарцы пользуются в России привилегией торговли в пограничных азиатских городах, а с 1807 года и на трех ярмарках: в Нижнем Новгороде, Ирбите и Коренной.
   Из невыгодных последствий, которые были результатом этой льготы, отметим, что она сократила розничную торговлю в наших пограничных городах, поставила бухарцев в известность о действительной цене товаров, которые они везут из России, а также помешала русским купцам извлекать, как ранее, большие выгоды при коммерческих сношениях с бухарцами.
   Эти выгоды нельзя будет восстановить, если даже бухарцев лишат права торговать внутри России. Но так как Бухара для сбыта своей продукции не имеет иного места, кроме России, то ее можно было бы заставить приносить русским более существенные прибыли, чем те, какие она предоставляет сейчас. Торговля с этой страной не идет ни в какое сравнение с торговыми операциями, которые осуществляет Россия с Западной Европой. Дело в том, что если бы Российская империя создала, например, препятствия для вывоза своих продовольственных товаров в Европу, то последняя начала бы вывозить такие же продукты из Пруссии, Швеции, Канады. Кроме того, континентальная и запретительная система Бонапарта40, какой бы она ни была гигантской, содействовала во многих отношениях росту в Европе числа и активности фабрик, тогда как бухарцы главную массу товаров могут получать только из России, ибо недостаток просвещения в Бухаре препятствует дальнейшему развитию мануфактурной промышленности в этой стране.
   Всякий бухарец, который приносит присягу на верность России и состоит русским подданным, может свободно торговать в этой империи. Это право оставляет лазейку для ряда злоупотреблений. Бухарцы используют многих из своих соотечественников, ставших русскими подданными, чтобы продавать свои товары не только в местах, предназначенных для этой торговли, но также по всей России. Другой, не менее вредный результат состоит в том, что бухарские купцы, хорошо зная территорию России, часто занимаются контрабандой.
   В то время как русское правительство щедро даровало особое покровительство торговцам из Бухарии, хан этой страны установил пошлину в 10% на товары, привозимые русскими купцами, хотя евреи и армяне платят только 5%, а мусульмане - лишь 2,5. Ясно, что такое положение рано или поздно приведет к прекращению торговли русских с Бухарой. Эти несправедливые меры должны будут рано или поздно вынудить русское правительство применить репрессалии. Бухарский хан рассматривает эту пошлину на ввозимые товары как компенсацию за ущерб, который, по его утверждению, был причинен ему русским тарифом 1817 года, по которому бухарские купцы были обложены налогом в 25%. Но, рассматривая и раскладывая налог, установленный этим тарифом по каждому виду товаров, привозимых бухарцами в Россию, приходишь к выводу, что он соответствует самое большее 6-процентному налогу, которым облагаются товары тех азиатских стран, чьи караваны проходят через Бухару.
   Бухарцы обычно вывозят русские товары только на сумму, равную половине стоимости ввезенных. На другую половину они приобретают голландские дукаты и экю, испанские пиастры, а также русские серебряные рубли, несмотря на запрещение, вывоза последних. Товары, вывозимые из России, состоят из кошенили, гвоздики, сахара, олова, красного и синего сандалового дерева, сукна, красных кунгурских, казанских и арзамасских кож, воска, некоторого количества меда, железа, меди, стали, золотых ниток, небольших зеркал, шкурок выдры, жемчуга, русской нанки, чугунных котлов, иголок, кораллов, плюша, бумажных платков, парчи, мелкого стеклянного товара, незначительного количества русского-холста и индийской кисеи.
   Прибыль, получаемая бухарцами от этой торговли, весьма велика: они исчисляют ее приблизительно в 30% с капитала, считая в том числе треть прибыли, обыкновенно предоставляемую комиссионеру, который берет на себя продажу товаров. Только небольшое число богатых бухарских купцов ездит в Россию, подвергая себя дорожным опасностям. В общем, торгуя русскими товарами в Бухарии, они выгадывают меньше, чем продавая свои товары в России. Из оттого следует заключить, что ввоз русских товаров в Бухарии, почти достиг своего максимума.
   Нужно, чтобы прибыли бухарских купцов оставались столь же значительными, дабы компенсировать их за частые грабежи, которым подвергаются их караваны. Впрочем, они привыкли к этой опасности, угрожающей им на всех путях, которыми следует торговля их страны.
   Бухарские купцы, по словам Форстера41, подобно индийским, ни во что не ставят свое время. Они не предписывают нанятым комиссионерам возвращаться в год отъезда и стремятся не столько получать ежегодно какую-то сумму со своего капитала, сколько продать товары примерно по намеченной ими цене. Комиссионеры выжидают благоприятного момента, и их терпение, так же как и расторопность, почти всегда увенчивается успехом. Стоимость товаров, ввозимых через Бухару в Россию приблизительно на 3000 верблюдах, может в удачный год составить до 8 млн. рублей ассигнациями. Такая сумма чрезвычайно велика для страны с населением лишь в 2,5 млн. и доказывает, насколько эта торговля важна для бухарцев. Поэтому она останется значительной до тех пор, пока культура хлопка и разведение шелковичных червей не начнут развиваться в южных губерниях России и пока отсталая промышленность Бухары не научится ткать тонкие материи, дубить кожи и, наконец, добывать железо, которое, вероятно, имеется в туркестанских горах.
   Торговля значительно расширится, если на пути из Бухары в Россию прекратятся грабежи и разбой. Этот путь был бы совершенно безопасным, если бы Хивинское ханство находилось под властью России.
   Независимо от большой коммерческой выгоды приобретение этого ханства способствовало бы сокращению ужасной торговли людьми, в том числе русскими подданными, которую ведут туркмены и киргизы. Оно увеличило бы также благотворное влияние России на Западную Азию и, наконец, дало бы России возможность насадить ростки и дать расшириться в этой части Азии благодеяниям европейской цивилизации.
   Торговля бухарцев с Кашгаром является наиболее важной для их страны после торговли с Россией. Ее объем характеризуется 700-800 навьюченных верблюдов, которых отправляют из Бухары только в конце мая или начале июня, после таяния снегов на перевале Терек. Перевозки товаров между Кашгаром и Кокандом обычно производятся на лошадях, потому что горная дорога слишком утомительна для верблюдов.
   Бухарцы везут в Кашгар те русские товары, которые они не смогли цродать в Бухаре, а также те, которые иногда отправляют русские в Кульджу, Аксу и Кашгар. Это - сукно, красивые кораллы, мелкий жемчуг, кошениль, золотая парча, бархат, золотые и серебряные нитки, выдровые шкурки из Германии, куньи меха, кожи, сахар, большие зеркала, медь, железные части для плугов, латунь, иголки, мелкий стеклянный товар, русская нанка и пр. Они привозят из Кашгара большое количество чая неважного качества, фарфоровые чашки, китайский шелк, немного шелка-сырца, ревень и ямбы - китайские серебряные монеты весом в несколько фунтов в форме подковы с круглой печатью. Иногда, отправив указанные товары домой, бухарцы с этим серебром отправляются в Большой и Малый Тибет скупать козью шерсть, которую перевозят в Кашмир, где из нее ткут шали.
   Путь, по которому обычно следуют в Тибет, проходит через Кабул и Пешавар. Много татар - русских подданных отправляются из Семипалатинска в Кашмир через Кульджу, Кашгар и тибетские города.
   Хлопок привозят в Кабул из Бухары, так как он плохо растет в Афганистане, но количество его значительно меньше, чем то, какое идет в Россию.
   Торговые операции между Бухарой и Кашмиром осуществляются главным образом кабульскими купцами. Они вывозят из Кашмира шали и красивые покрывала из вышитого золотом сунна. Один кашмирец уверял меня, что в его родном городе 30 000 станков для выделки шалей, на которых ежегодно ткут 100 000 штук. 20 000 остаются в стране, 60 000 идут в Индию и 20 000 - в Кабул. Из них 5000 остаются у жителей Афганистана, 12 000 распространяются в Персии, Турции, Аравии и Африке. Наконец, 3000 направляются в Бухару, откуда около 2000 посылают в Россию. Понятно, что это количество ежегодно колеблется. Однако эти сведения дают представление о потреблении шалей в тех странах, где они в моде. Среди народов, имеющих сношения с Бухарой, индусы и афганцы ведут наиболее значительную торговлю. Большинство индусов прибывают из Кабула, Шикарпура, Мултана и вообще из Северного Индостана. Они привозят кашмирские шали, шелковые материи, вытканные золотом, тонкое бумажное полотно, белое или набивное (первое употребляется для чалм, второе -для подкладок), некоторое количество мелкого жемчуга и драгоценных камней и, наконец, много индиго, которое они называют "яил". Синий цвет - национальный цвет бухарцев.
   Цена за перевозку грузов с берегов Синда через Кабул в Бухару составляет от 6 до 7 рублей ассигнациями за пуд. Пошлины достигают приблизительно 6% стоимости товаров. Тем не менее некоторые индийские товары, вроде пряностей, опиума и кисеи, могли бы выгодно ввозиться в Россию сухим путем.
   Выше говорилось, что бухарцы вывозят из России индийскую кисею; уместно здесь заметить, что во время существования континентальной блокады бухарцы находили выгодным привозить в Оренбург английские товары, вывезенные из Индии. Так народные потребности находят средства сбыта и открывают торговле новые пути, которые никогда не могли бы предвидеть самые просвещенные администраторы. Индусы вывозят из Бухары только голландские дукаты; кроме того, они занимаются торговлей деньгами, то есть ростовщичеством, обычным ремеслом банианов42.
   Кабульские купцы привозят в Бухару индиго и изготовленные в Кашмире, Кабуле и Герате шали. Кабульские и гератские шали - посредственного качества. Их меняют на русскую кисею, бумагу, железо, медь, мелкий стеклянный товар, кошениль и вытканные золотом материи, которые дешевле, чем индийские и персидские.
   Бухарцы перевозят те же русские товары в Персию, главным образом в Мешхед и Герат, так же как бухарские хлопок и шелковые материи, сукно, гвоздику и ревень. Бухария получает сахарную пудру через Персию, Афганистан и главным образом через Пешавар. Из этих же стран привозят грубые шали для чалмы, желтые пояса, деревянные гребни, ковры и бирюзу. Эта торговля, для которой ежегодно требуется примерно 600 верблюдов, является самой важной для бухарцев после торговли с Россией и Кашгаром.
   Кокандские купцы привозят в Бухарию белый бумажный холст для окраски, шелковые материи, более прочные, чем бухарские, и ежегодно около 100 пудов шелка-сырца качеством ниже бухарского. Цена бухарского шелка в 1821 г. была 352 рубля ассигнациями за пуд, в то время как кокандский шелк стоил только 304 рубля. Ташкент посылает в Бухарию те же товары, но в меньшем количестве. Опасности, которым подвергаются караваны, сильно влияют на товарные цены в Бухаре, поэтому они колеблются более значи

Другие авторы
  • Оленин Алексей Николаевич
  • Грильпарцер Франц
  • Гнедич Николай Иванович
  • Достоевский Федор Михайлович
  • Гуковский Г. А.
  • Мамин-Сибиряк Дмитрий Наркисович
  • Муравьев-Апостол Иван Матвеевич
  • Каратыгин Петр Андреевич
  • Кузмин Михаил Алексеевич
  • Алипанов Егор Ипатьевич
  • Другие произведения
  • Воровский Вацлав Вацлавович - В кривом зеркале
  • Аверченко Аркадий Тимофеевич - Дюжина ножей в спину революции
  • Некрасов Николай Алексеевич - Поэмы 1855-1877 гг. (Другие редакции и варианты)
  • Раскольников Федор Федорович - Рассказ о потерянном дне
  • Брюсов Валерий Яковлевич - Мраморная головка
  • Короленко Владимир Галактионович - Ненастоящий город
  • Вяземский Петр Андреевич - Стихотворения
  • Морозов Михаил Михайлович - Ю. Шведов. Михаил Михайлович Морозов
  • Врангель Александр Егорович - А. Е. Врангель: краткая справка
  • Андреевский Сергей Аркадьевич - Братья Карамазовы
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 477 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа