Главная » Книги

Миклухо-Маклай Николай Николаевич - Б. А. Вальская. Неопубликованные материалы о подготовке экспедиции Н. Н. Миклухо-Маклая на Нов...

Миклухо-Маклай Николай Николаевич - Б. А. Вальская. Неопубликованные материалы о подготовке экспедиции Н. Н. Миклухо-Маклая на Новую Гвинею в 1871 г. и о плавании корвета "Скобелев" к этому острову в 1883 г.


1 2 3


Б. А. Вольская

Неопубликованные материалы о подготовке экспедиции Н. Н. Миклухо-Маклая на Новую Гвинею в 1871 г. и о плавании корвета "Скобелев" к этому острову в 1883 г.

  
   20 сентября 1971 г.1 исполнилось сто лет с того дня, когда великий русский путешественник Н. Н. Миклухо-Маклай высадился на неведомом северо-восточном берегу Новой Гвинеи, получившем впоследствии название Берега Маклая.
   В связи с этой датой мы публикуем новые материалы об этом путешествии, хранящиеся в Ленинградском отделении Архива Академии наук СССР (ААН), в Архиве Географического общества СССР (АГО) и Центральном государственном архиве военно-морского флота (ЦГАВМФ). Все документы приводятся в орфографии подлинников.
   Публикуемые материалы показывают большую роль в организации этой экспедиции Русского географического общества, которое поддержало предложение Миклухо-Маклая о путешествии на острова Тихого океана и добилось через морское ведомство отправления смелого путешественника на корвете "Витязь" к берегам Новой Гвинеи.
   Первый раздел публикации включает письма секретаря Русского географического общества Ф. Р. Остен-Сакена, вице-председателя Ф. П. Литке и другие материалы, связанные главным образом с подготовкой экспедиции. Второй раздел посвящен третьему путешествию Миклухо-Маклая на Берег Маклая в 1883 г. и плаванию корвета "Скобелев".
   Связь с Русским географическим обществом Миклухо-Маклай установил с помощью выдающегося зоолога и географа Н. А. Северцова. После путешествия по Красному морю Миклухо-Маклай в августе 1869 г. принял участие в работе съезда русских естествоиспытателей и врачей в Москве. Здесь он выступил с предложением об организации зоологических станций на Белом, Балтийском, Каспийском морях и морях Дальнего Востока. На этом съезде и произошло знакомство Миклухо-Маклая с Северцовым, который рекомендовал молодого ученого Ф. Р. Остен-Сакену. "Податель сего,- писал Северцов,- г. Маклай, зоолог и неутомимый путешественник, желает вступить в сношения с Географическим обществом; поэтому сделайте одолжение ознакомить его с Уставом Общества и его трудами (он ассистент при Зоологическом музее в Йене); при своих путешествиях он и Обществу может быть полезен" [4, 561].
   Первое выступление Н. Н. Миклухо-Маклая в Географическом обществе состоялось 23 сентября 1869 г. на совместном заседании отделений математической и физической географии, на котором присутствовали Ф. П. Литке, Ф. Р. Остен-Сакен, секретарь Отделения физической географии П. А. Кропоткин и более 25 действительных членов Общества.
   В ярком и интересном докладе о своем путешествии по Красному морю Николай Николаевич подчеркнул, что естествознание вступило в новый этап своего развития, вызвавший необходимость изучения биологии в естественных условиях. Этот же поворот в "способе исследования" привел к важным открытиям и обобщениям. Здесь Н. Н. Миклухо-Маклай имел в виду прежде всего теорию Дарвина. А. Г. Грумм-Гржимайло правильно писал, что "дарвинизм глубоко внедрился не только в сознание этого исследователя, но и в методы его работы" [6, 53].
   В сентябре 1869 г. Миклухо-Маклай приступил к работе в Зоологическом музее Академии наук. Акад. К. М. Бэр и директор музея акад. Ф. Ф. Брандт оказали ему радушный прием. Занимаясь в музее изучением коллекций губок, собранных К. М. Бэром, А. Ф. Миддендорфом, А. Ф. Вознесенским в разных частях света, Миклухо-Маклай пришел к интересным выводам, которые убедили его избрать полем будущих своих исследований Тихий океан.
   Через несколько дней после выступления в Географическом обществе Николай Николаевич обратился с письмом к его ученому секретарю, в котором просил "доставить ему возможность на военном судне переехать на какой-нибудь пункт Тихого океана с тем, чтобы впоследствии возвратиться в Европу на одном из обратно следующих судов в Кронштадт" [18, 26].
   По получении этого письма Остен-Сакен сообщил Миклухо-Маклаю, что П. П. Семенов "очень заинтересовался" его путешествием. Это письмо Остен-Сакена, к сожалению не датированное, мы публикуем полностью (No 1)2. 13 октября 1869 г. Остен-Сакен запросил Ф. Ф. Брандта о научных заслугах Миклухо-Маклая. Брандт ответил, что знает Миклухо-Маклая как "очень талантливого и ревностного молодого человека"3.
   Это письмо Брандта было зачитано на заседании Совета Географического общества 28 октября 1869 г., где обсуждался вопрос о путешествии Миклухо-Маклая на острова Тихого океана. За день до этого заседания Остен-Сакен в письме (No 2) сообщил Николаю Николаевичу о том, что он просил П. П. Семенова предложить Совету перенести дело в Отделение географии физической, "не обсуждая в Совете. Если он этого не сделает, то я отчаиваюсь в успехе".
   В протоколе заседания Совета отмечено, что Миклухо-Маклай, "руководствуясь мыслью, что успешные зоологические исследования могут быть произведены только над живыми организмами и притом в среде, которую они постоянно обитают, полагает предпринять более дальнее путешествие, а именно в Тихий океан" [7, 299].
   Совет принял предложение П. П. Семенова и просил Отделение физической географии представить свои соображения о путешествии Н. Н. Миклухо-Маклая на острова Тихого океана. На основании решения Совета Ф. П. Литке направил управляющему Морским министерством адмиралу Н. К. Краббе отношение по поводу переезда Миклухо-Маклая на военном судне к берегам Тихого океана. 29 октября 1869 г. Остен-Сакен письмом (No 3) сообщил Николаю Николаевичу, что "дело в Совете кончилось удовлетворительно". После этого Миклухо-Маклай сразу выехал в Йену для завершения своих дел и подготовки экспедиции.
   20 ноября 1869 г. под председательством П. П. Семенова состоялось заседание Отделения географии физической. В обсуждении вопроса о путешествии Миклухо-Маклая на острова Тихого океана приняли участие Н. А. Ивашинцов, М. А. Рыкачев и др. Отделение посчитало "справедливым" назначить Миклухо-Маклаю "до 1200 рублей пособия из сумм Общества и постановило войти об этом с представлением в Совет" [7а, 18].
   Большой интерес представляют письма Ф. Р. Остен-Сакена от 18 февраля и 30 апреля 1870 г. (No 4 и 5), которые считались утерянными. В письме от 18 февраля 1870 г. Остен-Сакен писал Миклухо-Маклаю, что Географическое общество "считает себя вправе предложить Вам некоторые условия. Вы пишете, что предполагаете остаться по меньшей мере 3-4 года на островах Тихого океана, а потом только подняться на Север. Это было для нас очень прискорбно... Совет затруднится на отпуск денег, если издержка только в далекой перспективе обещает результаты непосредственно относящиеся до Российских морей".
   Николай Николаевич ответил, что он с удовольствием откажется от денежной помощи, "если ее получение идет наперекор разрешению" его научных задач. "Я убежден,- писал он,- что разрешение этих задач, хотя даже неполное, может принести немалую пользу нашим знаниям, и я им не изменю ради нескольких грошей, если бы даже гроши превратились в рубли" [19, 32].
   29 апреля Совет Географического общества принял решение о назначении Миклухо-Маклаю 1200 рублей. "Вместе с этим,- указано в протоколе,- вице-председатель заявил, что согласно желанию Совета он вошел в сношение с управляющим Морским министерством, который весьма сочувственно отозвался на предложение Географического общества и обещал дать г. Маклаю возможность воспользоваться отправлением военных судов в Тихий океан для совершения путешествия туда и обратно" [8, 147].
   На следующий день Остен-Сакен известил об этом Миклухо-Маклая (No 5). 2 мая из Брюсселя Николай Николаевич просил прислать "обещанную денежную помощь". Но деньги он получил только в Петербурге, куда приехал в июле 1870 г.
   Второе выступление Миклухо-Маклая в Географическом обществе состоялось 7 октября 1870 г. на общем собрании членов Общества, где он прочел программу предполагаемых исследований во время путешествия на острова Тихого океана.
   27 октября корвет "Витязь" отправился в кругосветное плавание и достиг Берега Маклая на Новой Гвинее почти через 11 месяцев - 8 сентября 1871 г. Примерно в это же время в Петербурге по рекомендации Ф. Р. Остен-Сакена и А. Б. Бушена Миклухо-Маклай был принят в члены-сотрудники Русского географического общества.
   В сентябре 1871 г. Миклухо-Маклай отправил первое письмо Географическому обществу: "Пишу Вам наконец из той местности, которая меня так долго притягивала. Я высадился в заливе Astrolabe в совершенно новой стране для научных исследований. Жителей здешних, которых много, я мало видел - они испугались корвета и все разбежались; я имею повод думать, что они не будут в отношении меня и моих 2 слуг особенно любезны, и потому я готовлюсь им дать отпор, чтобы по крайней мере первое время удержаться здесь" [10, 61]. Это письмо было зачитано на общем собрании 9 февраля 1872 г. Членам Общества было сообщено, какие меры приняты для помощи Миклухо-Маклаю и облегчения его участи.
   По получении этого письма Географическое общество обратилось к французскому правительству и к Лондонскому географическому обществу с просьбой об оказании помощи Миклухо-Маклаю в "случае прохода военных судов вблизи Новой Гвинеи". В ответ на это президент Лондонского географического общества Г. Раулинсон выразил глубокое сочувствие "смелому предприятию" русского путешественника и обещал, что возглавляемое им Общество "употребит все свое влияние при морском министерстве и при колониальном правлении в Австралии, чтобы английские суда, плавающие вблизи Новой Гвинеи, заходили в залив Астролябии осведомляться о г-не Н. Н. Миклухо-Маклае и в случае надобности оказывали ему содействие" [9, 73-74].
   Мы публикуем здесь отношение русского посла в Париже Н. А. Орлова Ф. П. Литке и ноту французского министра иностранных дел русскому послу по поводу оказания содействия Миклухо-Маклаю в его предприятии (No 10, 11).
   Из Петербурга Морское министерство послало приказание начальнику отряда кораблей в Тихом океане, чтобы русские суда "во время крейсерства заходили наведываться о нашем путешественнике" [10, 61]. Тревога за судьбу Николая Николаевича усилилась, когда в "Кронштадтском вестнике" за 21 июля 1872 г. была опубликована заметка о его кончине.
   В декабре 1872 г. в бухту Астролябия пришел клипер "Изумруд", чтобы разыскать Миклухо-Маклая и дать ему возможность вернуться на родину. Но Николай Николаевич решил продолжать свои исследования на островах Тихого океана. На "Изумруде" он совершил новое большое путешествие по Малайскому архипелагу.
   В целях дальнейшего изучения коренных жителей Новой Гвинеи он в декабре 1873 г. предпринял путешествие на юго-западный берег этого острова, где нашел местных папуасов вынужденными вести бродячий образ жизни, жить в свайных поселениях, устроенных у берега на мелководье, из-за постоянных опустошительных набегов малайцев и существовавшей здесь работорговли. В меморандуме, представленном им генерал-губернатору Нидерландской Индии, он просил об облегчении печальной участи туземцев.
   В 1874-1875 гг. Николай Николаевич путешествовал по полуострову Малакка и на основании проведенных наблюдений впервые дал научное описание первобытных племен этого полуострова.
   В июне 1876 г. Миклухо-Маклай во второй раз посетил Берег Маклая, надеясь "не допустить, насколько будет возможно, чтобы столкновение европейской колонизации с черным населением имело бы слишком гибельные последствия для последних (как, например, это случилось в Тасмании, продолжается в Австралии и будет, вероятно, на островах Фиджи)" [17, 133].
   С 1876 по 1881 г., несмотря на частые приступы тропической лихорадки, Миклухо-Маклай совершил несколько путешествий по островам Меланезии и Микронезии, а также на южный берег Новой Гвинеи. Собирая ценные этнографические и антропологические сведения, он вместе с тем вел борьбу против колониального грабежа и физического уничтожения туземцев.
   В конце 1881 г., после неоднократных и безуспешных попыток побудить британское правительство предотвратить колониальное порабощение Берега Маклая и уничтожить рабство и людокрадство на островах Тихого океана, Миклухо-Маклай решил вернуться на родину. Еще в 1875 г. через посредство Географического общества Миклухо-Маклай поставил перед Министерством иностранных дел вопрос о том, чтобы Россия оказала покровительство папуасам Берега Маклая. Но, как писалось в ответе министерства, "ввиду отдаленности этой страны и совершенном отсутствии там русских интересов" предложение Миклухо-Маклая было отклонено4. Личная встреча с Александром III в Гатчине после приезда Миклухо-Маклая в Россию в 1882 г. дала неожиданный результат. К Берегу Маклая был отправлен корвет "Скобелев" (бывший "Витязь"), входивший в отряд судов на Тихом океане под командой контр-адмирала Н. В. Копытова, с целью выбора на Тихом океане места для угольной станции. На его борту находился и Миклухо-Маклай. Осмотрев пункты на Берегу Маклая (порт Константин и порт Алексей), а также острова из группы Адмиралтейства, включенные впоследствии в архипелаг Бисмарка, и острова Хермит и Палау из Каролинского архипелага, Копытов пришел к выводу, что ни один из посещенных им пунктов "не представляет вообще удобств для устройства на них угольных складов, по своему удаленному положению" (No 14). Вместе с этим он писал в рапорте: "Приобретение пункта в Океании в наше владение, через допущение частного доверенного лица к устройству на нем фактории, под покровительством русского флага, весьма желательно и полезно" (No 14).
   Об этом путешествии Н. Н. Миклухо-Маклая на корвете "Скобелев" написано очень мало и им самим, и его биографами. Сам путешественник об этой экспедиции сделал краткие записи в своем дневнике; они вошли в состав его "Собрания сочинений" [20]. В четвертом томе опубликовано несколько писем Николая Николаевича, связанных с третьим посещением Берега Маклая [15; 16], а в третьем - заметка о климате этой местности [13].
   Краткие сведения о начале плавания корвета "Скобелев" опубликованы в "Морском сборнике" в виде извлечений из рапортов командира корвета В. В. Благодарева [2] и командующего отрядом судов на Тихом океане контр-адмирала Н. В. Копытова [11]. Планы съемки, произведенной экипажем "Скобелева", были опубликованы в 1885 г. [21; 22].
   Некоторые материалы об этом путешествии опубликованы в нашей статье "Борьба Н. Н. Миклухо-Маклая за права папуасов Берега Маклая" [3].
   Публикуемые рапорты Копытова и Благодарева (No 12, 13, 14, 15) представляют большой интерес для изучения истории исследования южной части Тихого океана [1, 197]. Офицеры корвета "Скобелев" провели съемку побережья бухты Астролябия и выполнили важные географические и гидрографические исследования. Они дополнили сведения о южной части Тихого океана, собранные Н. Н. Миклухо-Маклаем, трудам которого Копытов давал высокую оценку.
   Описание плавания корвета "Скобелев" в рапортах Копытова начинается с момента прибытия в Батавию (Джакарту), столицу тогдашней Нидерландской Индии (3 февраля 1883 г.), где и произошла неожиданная встреча с Миклухо-Маклаем. 12 февраля корвет направился в Макассар, расположенный на о-ве Целебес (Сулавеси), где русские моряки запаслись углем и свежей провизией.
   23 февраля "Скобелев" прибыл в Амбоину, где по просьбе Н. Н. Миклухо-Маклая был закуплен скот для разведения на Новой Гвинее. Из Амбоины 26 февраля корвет направился к Новой Гвинее и 5 марта вошел в порт Константин на Берегу Маклая.
   7 марта "Скобелев" перешел в порт Алексей для описи Архипелага Довольных Людей. "Никакое европейское судно, - писал Копытов, - еще не посещало этих островов, и потому на другой день с рассвету было приступлено к их съемке и промеру рейда" (No 14).
   11 марта корвет взял курс к о-вам Адмиралтейства и 13 марта встал на якорь в порте Нарес, названном так в честь командира британского корвета "Челленджер" Нэрса5. Опись этого порта уже была сделана экипажем "Челленджера", поэтому "Скобелев" сразу же отплыл далее, к о-ву Хермит.
   После завершения описи этого острова офицерами корвета "Скобелев" направился к о-вам Палау и 20 марта достиг их берегов. Здесь Миклухо-Маклай посетил селение Малегиок на о-ве Бабельтуап. "Я нашел туземцев,- писал он в письме к Копытову,- очень любезными, и мой короткий визит их, по-видимому, очень обрадовал, я говорю про селение Малегиок"6.
   Из Палау корвет направился к Филиппинским островам и через пять суток прибыл в порт Себу на о-ве Себу, где два дня грузился углем. 1 апреля "Скобелев" встал на якорь в Маниле. Здесь уже на имя Копытова лежала телеграмма от директора канцелярии Морского министерства контр-адмирала Н. И, Казнакова "о немедленном следовании во Владивосток" (No 14), хотя, как потом выяснилось, в это время акватория Владивостока - Золотой Рог и примыкающие бухты - была покрыта сплошным льдом в два фута толщиной. Не случайно в рапорте от 3 апреля Копытов недоумевал, "по чьему приказанию" отправлена эта телеграмма (No 14).
   Такая поспешность в изменении маршрута корвета была вызвана нежеланием царского правительства обострять отношения с другими колониальными державами. В эти дни свершилось то, чего так опасался и против чего так боролся Миклухо-Маклай. Появление весной 1883 г. русской эскадры, имевшей на борту Миклухо-Маклая, в тех местах, где он занимался научными исследованиями, было использовано в качестве предлога для колониального захвата Берега Маклая и прилегающих к нему территорий.
   Уже через три дня после прихода "Скобелева" в Манилу в лондонской газете "Таймс" была опубликована телеграмма от 2 апреля из Брисбена, столицы австралийской провинции Квинсленд, в которой сообщалось, что правительство Квинсленда вступает в официальное владение Новой Гвинеей, после чего на эту же тему последовала целая серия статей и телеграмм. Главной причиной такого поспешного шага были, по словам Миклухо-Маклая, "слухи об угрожающем захвате юго-восточной половины Новой Гвинеи постороннею державой"7.
   "Известие о моей новой экскурсии на военном судне,- писал Миклухо-Маклай брату Михаилу, - имело следствием то, что одна из австралийских колоний (колония Квинсленд) объявила, что она аннексирует юго-вост[очную] половину Ноой Гвинеи, т. е. что Берег Маклая включается в колониальные владения Англии.
   Хотя я давно уже это ожидал,- писал он далее,- но эта новость, которую я узнал в Гонконге, меня неприятно поразила; но нисколько не могла повлиять на мое главное решение, хотя повлияет несомненно на образ осуществления его"8.
   К концу 1884 г. восточная половина Новой Гвинеи была поделена между Германией и Англией. В своей автобиографии, написанной за несколько дней до смерти, Н. Н. Миклухо-Маклай подчеркивал, что он еще не потерял надежды со временем осуществить задуманный им план создания русской вольной колонии на островах Тихого океана [см. 5]. "Этими словами надежды, - писал А. П. Богданов, - закончена была предсмертная автобиография Миклухо-Маклая" [12, 434].
   Оценивая путешествия Миклухо-Маклая на Новую Гвинею, можно с полным правом сказать, что они были и остаются выдающимися событиями в истории Русского географического общества. Более того, деятельность Н. Н. Миклухо-Маклая является крупнейшим вкладом русской науки в изучение стран и народов бассейна Тихого океана, в первую очередь Новой Гвинеи.
  

I. Материалы, связанные с подготовкой путешествия Н. Н. Миклухо-Маклая на Новую Гвинею в 1871 г.

  

Письма секретаря Русского географического общества Ф. Р. Остен-Сакена Н. Н. Миклухо-Маклаю

  

No 1

[осень 1869 г.]

Милостивый государь Николай Николаевич,

   Будьте столь добры, если это только Вам не неприятно, зайдите на днях к Петр[у] П. Семенову (8-я линия между Большим и Средним, дом Заблоцкого), утром, пораньше, между 10 и 11. Он очень заинтересовался вашим делом и будет содействовать.

Искренне Вам преданный Ф. Остен-Сакен

   ААН, ф. 143, оп. 1, No 40, л. 55
  

No 2

Пятница [27 октября 1869 г.]

Глубокоуважаемый Николай Николаевич,

   Завтра у нас заседание Совета; я просил П. П. Семенова, если ему нельзя придти, то написать мне письмо с предложением перенести Ваше дело в Отделение физической географии, не обсуждая в Совете. Если он этого не сделает, то я отчаиваюсь в успехе. Что касается до военного судна, то граф Литке положительно мне обещал выхлопотать Вам разрешение.

Вам преданный Ф. Остен-Сакен

   ААН, ф. 1, оп. 1, No 40, л. 57
  

No 3

[29 октября 1869 г.]

   Его высокоблагородию Николаю Николаевичу Миклухо-Маклаю. Дело в Совете окончилось удовлетворительно:
   1. Совет просит Вице-председателя войти с положительным ходатайством относительно переезда Вашего на военном судне.
   2. Председательствующему в Отделении физической географии поручено войти в ближайшее обсуждение о том, какие труды могли бы быть предприняты Вами соответственно целям Общества и сообразно с этим Совет будет иметь ввиду назначение денежного пособия.
   Извините за поспешность, у меня сегодня утром обычный доклад у графа Литке.

Искренне преданный Ф. Остен-Сакен

   ААН, ф. 143, оп. 1, No 40, л. 58
  

No 4

18 февраля 1870 г.

Милостивый государь Николай Николаевич,

   Очень благодарю Вас за любезное письмо Ваше от 4-го февраля9. Известия Вы не получили потому, что, как теперь оказывается, Вам их совсем не посылали. Надеюсь, что теперь у нас будет аккуратнее. Дело с командиром судна (г. Григорашем) устроилось как нельзя лучше; он очень заинтересовался Вашими изысканиями и если Вы попадете на его судно (к сожалению только клипер), то можете быть уверены в радушном приеме; Григораш полагает уступить Вам место в своей каюте так как особой каюты нет. Но все это пока на словах. Граф Литке говорил с Краббе, который обещал свое содействие, но официального назначения командиров судов и самих судов в Тихий океан еще нет.
   Назначение Вам суточных или порционных по 56 руб. в месяц во время пребывания на судне вероятно также не встретит препятствий. Во всяком случае клипер не отправится раньше поздней осени 1870 года (во второй половине сентября). Но вот обстоятельство, о котором я должен с Вами объясниться откровенно, относительно которого П. П. Семенов одинакового со мною мнения:
   Если мы Вам дадим 1200 рублей из сумм Общества, да поможем переехать даром в Тихий океан и сверх того исходатайствуем 56 рублей порционных, то все это конечно очень мало в сравнении с тем огромным путешествием и теми значительными трудами и издержками, которые Вам предстоят,- но с другой стороны это для Географического общества уже достаточно (в особенности соображаясь с прежними примерами), чтобы считать себя вправе предложить Вам некоторые условия. Вы пишете, что предполагаете остаться по меньшей мере 3- ъ4 года на островах Тихого океана, а потом только подняться на Север. Это было для нас очень прискорбно: я знаю что Вы будете протестовать против ненаучности подобного воззрения, но дело в том, что сам Устав нас связывает и указывает на Россию как главный...10 и единственный предмет своего изучения. А потому Совет затруднится на отпуск денег, если издержка только в далекой перспективе обещает результаты непосредственно относящиеся до Российских морей. Опять прошу извинения за крайнюю ненаучность моих приемов. В подобных случаях приходится сожалеть, что решение не зависит от Общего собрания, которое разумеется всегда сочувственно отнеслось бы к интересам русского путешественника, где бы он ни производил свои исследования. Но на Совете лежит более серьезная ответственность. Я Вас очень прошу не сердиться на меня за эти мои соображения, потому что в конце концов единственное мое стремление и желание оказать пользу науке и услугу Вам. Само собой разумеется, что доставить Вам переезд на судне и порционные (которые должны итти от казны, а не из сумм Общества) во всяком случае обязанность Географического об[щест]ва. Так я, по крайней мере, смотрю на дело; но я бы желал сделать для Вас и больше, но также стою главным образом за Японское и Охотское море, вследствие неисследовательности его видов. В надежде на благосклонный и дружеский ответ Ваш остаюсь искренне Вам преданный Ф. Остен-Сакен.
   Р. S. 1. Вчера я получил Вашу маленькую статью в Mittheilungen [см. 23] и очень благодарен за присылку.
   Р. S. 2. В протокол заседания, в кот[ором] происходило Ваше чтение вкрались несколько грубых опечаток, которые исправлены в следующем выпуске Известий [см. 14].
  
   АГО, ф. 143, оп. 1, No 40, лл. 64-65
  

No 5

30 апреля 1870 г.

Милостивый государь Николай Николаевич,

   Я имел честь получить Ваши письма от 13 марта и 2 мая. Между тем дело Ваше здесь приняло следующий оборот:
   1) Управляющий Морским Министерством положительно обещал доставить Вам случай переехать на русском военном судне к берегам Тихого океана. Мы написали официальное отношение с просьбою сообщить: какое судно, когда отправится и т. д., но ответа еще не получили. Дело в том, что, как оказалось из лично моего разговора с адмиралом Краббе, предположение мое об отправлении Вашем на судне Григораша представляет неудобства; судно очень маленькое, трем человекам пришлось бы жить в одной каюте, адмирал Краббе, которому граф Литке Вас sehr warm empfohlen, выразил намерение поместить Вас так, чтобы Вы не были затруднены в Ваших занятиях. Очень жаль, что нельзя добиться до сих пор - какое именно судно. От выдачи Вам порционных Морское Министерство положительно отказывается.
   2) Совет Географического общества согласился с мнением Отделения и нашел возможным ассигновать Вам 1200 рублей из сумм Общества в пособие при Вашем путешествии. Но эти деньги будут выданы только по прибытии Вашем в Петербург.
   3) С нетерпением будем ждать Вашей программы.
   В письме от 13 марта Вы изволили писать мне, что полагаете приехать в Петербург в июле; если это будет в конце июля, то я надеюсь возвратиться к тому времени из путешествия, которое предпринимаю в Константинополь и Афины. Во всяком случае в Петербурге будут находиться: П. П. Семенов и заменяющий меня Фед[ор] Алесандр[ович] Подгурский, который живет в помещении Общества. Я уезжаю 12 мая (старого стиля) и вероятно заеду в Берлин и Вену.
   На днях был у меня князь Мещерский, который расспрашивал меня о Ваших делах. К сожалению я тогда не мог еще сказать ничего определительного, так как решение Совета еще не состоялось в то время.
   Примите, милостивый государь уверение в совершенном моем почтении и преданности

Ф. Остен-Сакен

   АГО, ф. 143, оп. 1, No 40, лл. 62-63
  

No 6

Берлин, 4 июня 1870 г.

Милостивый государь Николай Николаевич,

   Уже на пути на Афон, пишу Вам по следующему обстоятельству, которое надеюсь Вам будет приятно: корвет, на котором Вы едете, имеет командиром г. Назимова, большого друга и приятеля Фед[ора] Алек[сандровича] Подгурского, который заступает ныне мое место в Обществе. Фед[ор] Алек[сандрович] Подгурский успел так заинтересовать г. Назимова, что Вы можете быть уверены на особенно радушный прием и всякое содействие. Если Вы еще не плавали на военных судах, то вероятно будете удивляться, почему я так особенно забочусь о личных расположениях и вкусах командиров судов. Но говорю по опыту, так как сам много и долго плавал на военных судах и знаю, что лучше и не садиться на судно, если со стороны командира только исполняется высшее приказание, а нет доброй воли.

Искрение преданный Ф. Остен-Сакен

   ААН, ф. 143, оп. 1, No 40, лл. 60-61
  

No 7

Отношение вице-председателя Русского географического общества Ф. П. Литке управляющему Морским министерством Н. К. Краббе

  

27 апреля 1870 г. No 590

Милостивый государь Николай Карлович!

   Вследствие личного моего объяснения с Вашим Высокопревосход[ительством], Вы изволили выразить весьма обязательную готовность содействовать видам Совета Русского Географического общества и полагали возможным разрешить молодому естествоиспытателю Миклухо-Маклаю воспользоваться отправлением наших кругосветных военных судов для совершения путешествия к берегам Тихого океана и впоследствии на одном из этих же судов возвратиться обратно в Европу.
   Ныне, по приближении летних месяцев, имею честь обратиться к Вашему Высокопре[восходительст]ву с покорнейшей просьбою, не признаете ли Вы возможным известить меня, заблаговременно, на каком судне предполагалось бы поместить г. Маклая и когда приблизительно это судно отправится в кругосветное плаванье.
   К сему долгом считаю присовокупить, что г. Маклай находится ныне за границей, где он готовится к своему путешествию.
   Покорнейше прошу... принять уверения и проч.

Граф Ф. Литке

   АГО, ф. 1, оп. 1, No 19 (1869), л. 19
  

No 8

Отношение вице-председателя Русского географического общества в Министерство иностранных дел о снабжении Н. Н. Миклухо-Маклая открытым рекомендательным письмом

  

21 сентября 1870 г.

Милостивый государь Владимир Ильич,

   Вследствие ходатайства императорского Русского Географического общества последовало ныне высочайшее разрешение о принятии молодого естествоиспытателя Миклухо-Маклая на корвет "Витязь" для совершения путешествия к берегам Тихого океана. Г. Миклухо-Маклай, получивший уже известность в ученом мире своими изысканиями по сравнительной анатомии и по зоологии низших морских животных, предполагает посвятить несколько лет изучению морской фауны Тихого океана, а также исследованиям антропологическим, этнографическим и другим в тех краях. Желая с своей стороны содействовать по мере возможности полезной деятельности г. Миклухо-Маклая, Императорское Русское Географическое общество выдало ему некоторые денежные средства, а вместе с тем Совет Общества поручил мне обратиться к Вашему превосходительству с покорнейшею просьбой, не признаете ли Вы возможным снабдить означенного путешественника открытым рекомендательным письмом ко всем русским консулам в портах находящихся на прибрежьях и островах Тихого океана.
   В ожидании благосклонного уведомления по сему предмету со стороны Вашего превосходительства покорнейше прошу Вас, Милостивый государь, принять уверение в отличном моем почтении и преданности11.

Граф Ф. Литке

   АГО, ф. 1, оп. 1, No 19 (1869), лл. 2U 27
  

No 9

Отношение управляющего Морским министерством адмирала Н. К. Краббе вице-председателю Русского географического общества Ф. П. Литке о разрешении принять Миклухо-Маклая на корвет "Витязь"

  

21 мая 1870 г.

   На отношение от 27 апреля сего года No 590, имею честь уведомить Ваше сиятельство, что последовало высочайшее разрешение: естествоиспытателя Миклухо-Маклая принять на корвет "Витязь" для совершения путешествия к берегам Тихого океана, но без производства довольствия от Морского ведомства, и ему позволено впоследствии вернуться на одном из судов, возвращающихся оттуда в Балтику.
   Корвет "Витязь" отправится из Кронштадта в кругосветное плавание, приблизительно, в сентябре месяце.
   Примите Ваше сиятельство уверение и проч.

Н. Краббе

   АГО, ф. 1, он. 1, No 19 (18G9), л. 19
  

No 10

Отношение русского посла в Париже Н. А. Орлова вице-председателю Русского географического общества Ф. П. Литке о переговорах с французским правительством по поводу оказания содействия Миклухо-Маклаю

  

3/15 мая 1872 г.

Милостивый государь, Граф Федор Петрович,

   По получению письма Вашего сиятельства от 14-го марта с. г. No 441 я непреминул войти в сношение с французским правительством с просьбою поручить французским военным судам, посещающим колонию преступников на Новой Каледонии12, заходить по временам в залив Астроляба, для навещения соотечественника нашего, Н. Н. Миклухо-Маклая, и оказанию ему содействия в смелом его предприятии.
   Ныне имею честь препроводить у сего к Вашему сиятельству подлинную ноту о сем предмете французского министра иностранных дел, и пользуюсь сим случаем, чтобы возобновить Вам, Милостивый государь, уверение в совершенном почтении и преданности.

Князь Орлов

   АГО, ф. 1, оп. 1, No 19 (1869), л. 41
  

No 11

Нота министра иностранных дел Франции русскому послу в Париже Н. А. Орлову об оказании содействия Н. Н. Миклухо-Маклаю

Версаль, 13 мая 1872 г.

Господин Посол,

   Как я уже имел честь сообщить Вашему превосходительству 26 числа прошлого месяца, я имел разговор с г. морским министром по поводу научно-исследовательского путешествия г. Миклухо-Маклая, которое он предпринял на берега Новой Гвинеи, и я поставил его в известность о желании Русского правительства, чтобы французским военным судам, посещающим эти местности, было предложено оказать свое содействие этому путешественнику.
   Адмирал Потьё ответил мне, что французский флот с готовностью примет участие, насколько это ему будет возможно, в защите жизни и работ г. Миклухо-Маклая, он также сообщает мне, что им отданы необходимые для сего распоряжения. Благоволите, Ваше превосходительство, поставить в известность об этом Ваше правительство.

Примите уверения и пр.

   АГО, ф. 1, оп. 1, No 19 (1869), л. 42 (пер. с франц.)
  

II. Материалы, связанные с плаванием корнета "Скобелев" к Новой Гвинее

  

No 12

Рапорт командующего отрядом судов Тихого океана контр-адмирала Н. В. Копытова Главному начальнику флота и Морского ведомства в. к. Алексею Александровичу о прибытии корвета "Скобелев" в Батавию и встрече с Н. Н. Миклухо-Маклаем.

  

11/23 февраля 1883 г. No 71

   Во исполнение приказания посетить Новую Гвинею и острова Адмиралтейства и Pelew 3/15 числа февраля прибыл на корвете "Скобелев" в Батавию, сделав переход из Сингапура под парами, Банковским проливом, при переменных, большей частью тихих северных ветрах, под тремя котлами, при средней скорости 9,5 узлов. Машина работала вполне исправно и покойно, при самом незначительном сотрясении кормы гораздо меньшем обыкновенно встречаемого на судах (см. прил. табл.)13.
   Цель посещения Батавии было собрание некоторых сведений и карт для предстоящего плавания в архипелаг Нидерландской Индии, так как я намеревался по пути зайти в более заметные порта Молуккских островов, нашими судами вообще непосещавшимися, и чрез то с ними несколько ознакомиться.
   Местные власти с генерал-губернатором во главе оказали наиболее любезный прием, между прочим, высказывавшийся визитом генерал-губернатора m-r Jacobs ко мне на корвет, в ответ на мой к нему визит, с вице-адмиралом V. Goch и другими начальствующими лицами.
   M-r Jacobs по своему положению пользуется здесь почестями принцев королевской фамилии. При выходе его на пароходе на рейд, флагманский голландский фрегат салютовал ему 21 выстрелом, послал людей по реям и разцветился флагами. Согласно устава, мною были ему оказаны наибольшие флагманские почести. Генерал-губернатор со всею своею свитой и лицами, его сопровождавшими, оставался на корвете более двух часов, осмотрев корвет и приняв предложенный чан, так как это было в 9 часов утра.
   Хор музыкантов, игравший в это время, очень понравился почетным гостям, особенно же пьесы русские, которые будут по моему распоряжению преимущественно играемы. Оркестр покуда весьма хороший, не будет однако в состоянии отвечать требованиям в будущем, не имея капельмейстра, почему позволяю, себе почтительнейше ходатайствовать о разрешении нанять здесь такового, в одном из портов. Для отдания почести люди были поставлены по реям по прибытии и отъезде генерал-губернатора, и в последнем случае салютовано 19 выстрелами, на что с берега тотчас же было отвечено. При отъезде с рейда голландский фрегат вновь салютовал 21 выстрелом. 7/19 февраля день рождения его им. величества короля нидерландского. Корвет принял участие в торжестве, салютовав в полдень 21 выстрелом. Голландский флагманский фрегат сделал в три раза 101 выстрел.
   В 10 часов утра генерал-губернатор имел парадный прием поздравлений от всех военных и гражданских властей, я счел своею обязанностью с командиром корвета и флаг-офицером принести таковые и со своей стороны. Вечером был таковой же обед, на котором мы получили приглашение участвовать, во время стола m-r Jacobs любезно пригласил нас провести с ним несколько времени в его постоянной резиденции Бютенцорге - чем я и воспользовался на другой день.
   У себя дома он был с нами приветливым и любезным хозяином, равно как и его семейство, почему прибывание в Бютенцорге, конечно, оставило и в нас самые приятные впечатления на очень долгое время.
   Не могу не повторить здесь, больших неудобств, происходящих от неимения здесь нашего консула, для наших военных судов. Приходится пользоваться услугами людей посторонних, которых трудно чем-нибудь отблагодарить за их хлопоты, труды, а подчас и даже денежные расходы. Я позволяю себе присоединиться к ходатайству контр-адмирала Асламбекова о назначении здесь нашим вице-консулом или консульским агентом m-r Palmborg'a, уже несколько лет заботящемуся о наших приходящих судах, за что я ему чрезвычайно признателен. Однако, повидимому, было бы полезнее назначение консула, чиновника на государственной службе и вполне русского.
   Согласно телеграммы директора канцелярии министерства мной 30 января/11 февраля приказано командиру клипера "Наездник" телеграммою, посланной в Валпарайзо, идти, по приказанию государя в Гонолулу поздравить короля от имени его величества, и затем в Сидней к половине марта, где найдет дальнейшие приказания.
   В то же время мною посланы на двух последующих почтах копий предписаний командиру корвета "Скобелев" по поводу плавания с г. Миклухо-Маклай, также копию отношения ко мне по тому же предмету директора канцелярии министерства и мое предписание командиру клипера "Наездник", в котором сообщены сделанные перемены.
   Посещение Молуккских островов мною предположено, кроме ознакомления, еще и для пополнения запасов угля, а в порте Тернате я сверх того полагал еще взять и переводчика, так как между этим портом и Новою Гвинею ведется постоянная торговля.
   В Сингапуре и Батавии приобретены все наличные сочинения о этих местах, но к сожалению, большая часть из них находится не здесь, а в Англии и Голландии. Мое предположение встретиться с миссионерами Новой Гвинеи не оправдалось, хотя из газетных статей я мог видеть о тамошней их деятельности. Торресовым проливом не пошел потому, что этот путь не только много длиннее, но и потребовал бы более паровых дней, по безветрию и тамошних водах в этот сезон. Торговое же движение и особенно пароходов, в том числе и почтовых, через пролив весьма значительное, составляя сообщение с Китаем, Индиею и Восточною Австралиею.
   Таким образом, я приготовился посетить указанные мне пункты, один, так как встретить г. Миклухо-Маклая не представлялось возможным. Но к моему особенному счастью, вчера 10/22 февраля совершенно случайно и неожиданно г. Маклай прибыл сюда в Батавию прямо из Адена на голландском пароходе, на пути в Сидней, и тотчас же приехал ко мне; узнав, что русское военное судно стоит на рейде. Если бы он ранее сообщил свой маршрут через Батавию или Сингапур, то, устранив надобность в посылке за ним специально особого судна в Сидней, очень упростил бы исполнение всего поручения. Услыхав, что я ухожу через день в Новую Гвинею, он хотя сначала и пожелал отправиться туда вместе со мною, но сегодня утром пришел мне сообщить, что его частные дела, его коллекции и теснота помещения на военных судах принуждает его отказаться от совместного со мной плаванья.
   Весьма пораженный отказом воспользоваться столь исключительно благоприятными условиями для полнейшего и скорейшего выполнения высочайшего повеления под предлогами условного значения и даже не осведомившись о помещении мною ему предназначенном, я поспешил его убедить идти со мною, указав ему, что каютою ему будет просторное и во всех отношениях прекрасное, особое, хотя и отделенное от палубы только обвесами, помещение под полуютом и что, сверх ускорения исполнения всего поручения, через это его решение устраняется надобность в плавании "Наездника" в Сидней, при чем я заметил, что помещения на "Наезднике" гораздо менее удобные, чем на "Скобелеве", и что пробыть на нем ему придется долее. После этого г. Миклухо-Маклай нашел возможным согласиться и потому завтра 12/24 февраля я предполагаю сняться с якоря для следования в Макассар, Амбоину, Тернате, Дори, и затем к берегу Маклая.
   Еще не окончившийся северный муссон заставляет меня так расположить плаванье, чтобы от Новой Гвинеи не выйти ранее его перемены. Состояние погоды, по сведениям, полученным из Батавии, в настоящую пору можно ожидать благоприятное и температуры более умеренные, нежели в остальные сезоны. Сего числа о моем отправлении с г. Маклаем, и потому ненадобности в плавании "Наездника" в Сидней имел честь донести г. Управляющему Морским министерством телеграммою, что даст возможность клиперу быть весною в Японии, если это ему будет приказано.
   На телеграмму флигель-адъютанта I ранга Неваховича о разрешении по телеграфу представить г. г. офицеров к наградам, я мог исполнить только по отношению корвета "Скобелев", находясь в отдаленном плаваньи, не счел только возможным не упомянуть об отличных заслугах капитана-лейтенанта Алексеева, капитана I ран[га] Полянского, о чем я уже имел случай свидетельствовать в предшествующих моих рапортах. О всем вышеизложенном Вашему императорскому высочеству имею честь донести.

Контр-адмирал Н. Копытов

   ЦГАВМФ, ф. 110, оп. 2, 1882, No 2187, лл. 255-260
  

No 13

Рапорт командующего отрядом судов в Тихом океане контр-адмирала Н. В. Копытова Главному


Другие авторы
  • Катловкер Бенедикт Авраамович
  • Наживин Иван Федорович
  • Негри Ада
  • Сандунова Елизавета Семеновна
  • Можайский Иван Павлович
  • Квитка-Основьяненко Григорий Федорович
  • Пыпин Александр Николаевич
  • Ламсдорф Владимир Николаевич
  • Семенов Леонид Дмитриевич
  • Каченовский Михаил Трофимович
  • Другие произведения
  • Хмельницкий Николай Иванович - Светский случай
  • Вербицкий-Антиохов Николай Андреевич - Вербицкий Н. А.: Биографическая справка
  • Чужак Николай Федорович - Об этой книге и об нас
  • Авилова Лидия Алексеевна - Среди ночи
  • Пыпин Александр Николаевич - Пыпин А. Н.: Биографическая справка
  • Григорович Дмитрий Васильевич - Петербургские шарманщики
  • Алданов Марк Александрович - Девятое Термидора
  • Короленко Владимир Галактионович - В "Заразном городке"
  • Сала Джордж Огастес Генри - Джордж Сала: краткая справка
  • Айзман Давид Яковлевич - Терновый куст
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (12.11.2012)
    Просмотров: 414 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа