Главная » Книги

Невельской Геннадий Иванович - Подвиги русских морских офицеров на крайнем Востоке России, Страница 21

Невельской Геннадий Иванович - Подвиги русских морских офицеров на крайнем Востоке России


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

встречи его были посланы на нижнюю площадку пристани некоторые лица из штаба генерал-губернатора, и при его выходе музыка, стоявшая у балкона дома, сыграла марш. Шествие открывали по лестнице пристани шесть пионов (офицеров) с белыми шариками и павлиньими перьями на шапках (за храбрость), за ними следовал церемониймейстер с голубым шариком на шапке, а позади его - амбань; остальная свита шла в беспорядке. Поднявшись по лестнице на берег и подойдя к балкону, передние ряды расступились, стали по обеим сторонам дороги и пропустили вперед церемониймейстера и амбаня. Генерал-губернатор встретил его на пороге балкона. В гостиной амбаня усадили за столом на диване; слева от него поместился Н. Н. Муравьёв, справа генерал М. С. Корсаков, сбоку от стола в креслах - комендант Айгуни и два гусайда (штаб-офицера) с голубыми шариками на щапках. Прочая свита амбаня стояла в комнате, а секретарь его вместе с Шишмарёвым поместились у стола. Подали угощение, состоявшее из чая, варенья, разных сластей, орехов, шампанского, наливок, папирос и сигар. Маньчжуры не заставляли себя долго просить. Амбань горстями раздавал своим приближённым белые сухари и хлеб, поданные к чаю. Цель приезда амбаня состояла в представлении генерал-губернатору составленного дзянь-дзюнем объяснения статей трактата, в котором между прочим заключались правила для обоюдной между русскими и маньчжурами торговли на Амуре. Эти объяснения состояли из 14 пунктов, заключавших в себе большей частью мелочные и стеснительные обряды трусливой китайской администрации относительно жителей левого берега и вообще торговли по Амуру. Все их доводы и убеждения явно клонились к тому, чтобы поставить торговлю в зависимость от чиновников и чтобы, таким образом, дать последним возможность пользоваться на счёт местных жителей, производящих торговлю.
   Генерал-губернатор не соглашался на предложение маньчжуров, чтобы на всем протяжении Амура был назначен только один пункт для торговли, а требовал, чтобы жители обоих берегов производили свободно взаимную торговлю, где пожелают, без всяких стеснений и надзора чиновников. Наконец, после долгих прений, постановили, что на первое только лишь время через каждые восемь дней будет открываться семидневная ярмарка по очереди в Благовещенске и Айгуни, а жители обоих берегов смогут свободно производить торговлю на всём протяжении реки Амура. На остальные пункты объяснений дзянь-дзюня генерал-губернатор обещал прислать свой ответ в Айгунь, после чего амбань со свитой, получив богатые подарки и отдарив со своей стороны кусками шерстяной с шелком материи, веерами, трубками, связками табаку (вроде махорки), китайскими сухими сластями и прочим, тем же порядком вернулся со своей свитой обратно на джонках в Айгунь.
   На другой день был послан ответ генерал-губернатора на статьи дзянь-дзюня; в нем было сказано: "Так как некоторые из этих статей противоречат смыслу трактата, то объяснения на них пришлются из Иркутска". 20 июля генерал-губернатор отправил пароход "Амур" обратно в Николаевск, сам же, на пришедшем из Усть-Стрелки пароходе "Лена", отправился в дальнейший путь вверх по Амуру.
   Между тем граф Путятин 13 июня заключил с Китаем трактат в Тянь-цзине. Через несколько дней после этого китайцы заключили трактаты: с американским уполномоченным - 26 июня, с английским и французским - 27 июня. Сущность трактата, заключённого графом Е. В. Путятиным, состояла в следующем: об отправлении посланников, о производстве торговли, кроме сухого пути {Повидимому, здесь Невельской предусматривает, кроме ранее существовавшего торгового пункта в Кяхте, ещё и разрешенную Айгунским трактатом торговлю на Амуре. (Прим. ред.).}, в портах: Шанхай, Инибо, Фучжоу-Фу, Ся-Мын, Гуандун, Тайван-Фу, на острове Формозе, Цен-чжоу, на острове Хайнане и во всех других открытых для иностранцев местах191. Во всех этих местах Россия по трактату получала право иметь своих консулов, а Торговля, как сухопутная, так и морская, не должна была подвергаться никаким стеснениям. Кроме того китайцы обязывались подавать помощь при крушениях русских судов у берегов Китая. Наконец, трактатом этим устанавливалось ежемесячное почтовое сообщение с Кяхтой. Граф Е. В. Путятин, имея в виду сведения, добытые Амурской экспедицией, о положении пограничного хребта, указываемого Нерчинским трактатом, и результаты действий Амурской экспедиции, в девятой статье договора, между прочим, объяснил: "По назначению границ сделаны будут подробные описания и карты смежных пространств, которые и послужат обоим правительствам на будущее время бесспорными документами о границах". Это обстоятельство весьма важно, потому что, как мы видели, устье реки Сунгари и весь Уссурийский бассейн по этим исследованиям оказались бы принадлежащими России. Китайцы, имея в виду это обстоятельство, хотя и получили от дзянь-дзюня, цицикарского князя И-Шана известие о заключённом им с генерал-губернатором 16 мая Айгунском трактате, но до подписания трактата графом Путятиным не сообщали ему об этом, а уведомили его спустя несколько дней после заключения им трактата, именно тогда, когда уже богдохан ратифицировал Айгунский трактат, утвердив при том, согласно представлению Н. Н. Муравьёва, границу нашу с Китаем по реке Уссури до реки Тумень-Ула и далее по течению её до моря. Таким образом, упоминаемая статья трактата, заключённого графом Путятиным, была исполнена, и то, чего избегали маньчжуры при переговорах с генерал-губернатором в Айгуни, то-есть слово граница, теперь было утверждено самим богдоханом. Богдохан определил границу между Россией и Китаем по реке Уссури до морского берега и тем самым окончательно признал принадлежность Приуссурийского края за Россией.
   Подлинный договор, заключённый в Тянь-цзине, граф Путятин отправил в С.-Петербург 7 июня с капитан-лейтенантом Чихачёвым через Суэц и Триест, а через 8 дней после того, именно 15 июня, отсылая прибывшего к нему из С.-Петербурга через Суэц курьером подполковника Мартынова обратно в Иркутск, через Калган, Гобийскую степь, Ургу и Кяхту, граф Путятин послал с ним письмо к Н. Н. Муравьёву и при нём копию с заключенного им в Тянь-цзине договора. Через 25 дней Мартынов прибыл в Иркутск, где, за отсутствием Н. Н. Муравьёва, сдал бумаги председательствующему в Главном управлении Восточной Сибири иркутскому губернатору генерал-лейтенанту Венцелю. Последний, узнав от Мартынова, что курьер, отправленный графом Путятиным с подлинным текстом договора, уехал до заключения французами и англичанами договора с Китаем, счёл нужным отправить очевидца этого события Мартынова с этим известием в С.-Петербург, поручив ему доставить туда и копию договора, заключённого графом Путятиным. Мартынов прибыл в С.-Петербург и сразу же представился Александру II. В тот же день были посланы телеграммы в Лондон, Париж и другие европейские столицы с известием о заключённых французами и англичанами договорах с Китаем; таким образом, Европа, в первый раз через Сибирь, узнала об этом событии гораздо раньше чем от своих уполномоченных.
   Генерал-лейтенант Венцель, отправляя Мартынова в С.-Петербург, в то же время 11 мая послал к Н. Н. Муравьёву на Амур другого курьера с письмом от графа Путятина, копией с заключённого им договора и известием о ратификации богдоханом границы в Приуссурийском крае и заключённого Муравьёвым Айгунского трактата от 16 мая 1858 года. Этот курьер 22 июля встретил генерал-губернатора, следовавшего вверх по Амуру на пароходе "Лена", немного выше Албазина. Получив радостное известие, Н. Н. Муравьёв вызвал всех наверх, объявив о нём офицерам и команде. 12 августа пароход "Лена" пришёл в Сретенск, где и остался на зимовку. Оттуда генерал-губернатор отправился в Иркутск; по пути во всех сёлах его встречали с колокольным звоном толпы народа; везде провожали его с криками ура; в городах являлись депутации и делали денежные пособия в пользу нового края. Все хотели принять какое-либо участие в этой общей радости всей Сибири.
   По получении донесения от Н. Н. Муравьёва о заключённом им Айгунском трактате и ратификации богдоханом, император указом, данным правительствующему Сенату 26 августа 1858 года, возвел Николая Николаевича Муравьёва с нисходящим от него потомством в графы Российской империи, с присоединением к его имени Амурского. В ноябре того же 1858 года, по случаю этого события, были высочайше награждены:
   а) Следующими, по очереди орденами и пенсионами в 2 000 рублей:
   Генерал-лейтенант, председатель Главного правления Российско-Американской компании, Политковский; генерал-майор Михаил Семенович Корсаков, контр-адмирал Петр Васильевич Козакевич и я {Следовавший по очереди мне орден Анны 1-й степени; орден Станислава я получил в 1856 году.} 192.
   б) Пенсионом в 1 500 рублей: Генерал-майор Николай Васильевич Буссе.
   в) Владимиром 4-й степени и пенсионами в 350 рублей: Лейтенант Николай Константинович Бошняк и штабс-капитан корпуса штурманов Дмитрий Иванович Орлов.
   г) Владимиром 4-й степени и Анной 3-й степени: Лейтенанты: А. И. Петров и Разградский, поручик корпуса штурманов Воронин, лейтенант Купреянов и доктор Орлов.
   Так как я и Д. И. Орлов были семейные, то пенсионы, дарованные по нашу смерть, высочайше поведено распространить и на наших жен и детей.
   Таковы были окончательные результаты открытий, совершённых в 1849 году на маленьком транспорте "Байкал", и затем деятельности наших морских офицеров, составлявших Амурскую экспедицию с 1850 по исход 1855 года! Нельзя не признать, что вышеизложенные неоспоримые документы и факты показывают, что разрешение Амурского вопроса, обусловливавшего политическое и экономическое значение России на отдалённом, её Востоке было совершено в главных основаниях единственно нашими морскими офицерами, которым судьба определила там действовать с 1849 по исход 1855 года. Они, возбудив погребённый, казалось, на веки Амурский вопрос, представили вместе с этим и практическую возможность, без особых затрат казны, к его разрешению, доказав доступность устья реки Амура и её лимана для плавания морских судов {Смотри переговоры мои с князем Меньшиковым, письмо генерал-губернатору Муравьёву от 10 февраля 1848 года и, наконец, принятые мной меры к скорейшему изготовлению транспорта и приходу его в Петропавловский порт.}. Они, не получив еще высочайшего соизволения, не теряя ни минуты времени, решились итти из Петропавловска к устью Амура и в его лиман, к местам, считавшимся тогда нашим правительством и всем образованным миром китайскими, и, несмотря на ничтожнейшие средства, с преодолением величайших затруднений и опасностей, положительно доказали, что считавшиеся недоступными устье реки Амура и её лиман вполне доступны, и что Сахалин не полуостров, а остров.
   Они, при ничтожестве средств, с каковыми была снаряжена на прибрежьи Охотского моря частная торговая экспедиция в 1850 году, несмотря на тяжкую ответственность, единственно по своему усмотрению, решились дать этой ничтожной торговой экспедиции важное государственное направление; заняли военным постом устье реки Амура и от имени российского правительства объявили местному населению, маньчжурам и иностранным судам, бывшим тогда близ лимана реки Амура, что этот край Россия всегда признавала своей принадлежностью и тем, отстранив всякое на устье реки Амура постороннее покушение, сделали первый, твёрдый и бесповоротный шаг к признанию Приамурского края русским {Смотри инструкции мои Воронину и Бошняку в 1852 году и действия этих офицеров.}.
   Они, при несоответствии данных инструкций, несмотря на тяжкую ответственность, опасности и лишения, единственно по своему усмотрению, решились исследовать направление Хинганского хребта от верховьев реки Уды и восточной части реки Амура, и этим положительно доказали неправильность понятия о направлении нашей границы с Китаем на этих местах и обнаружили, что Приамурский и Приуссурийский края должны составлять принадлежность не Китая, а России {Смотри инструкцию, данную мне в феврале 1851 года, и действия мои в навигацию того же года.}.
   Они, несмотря на ничтожество средств, с перенесением неимоверных лишений, трудов и опасностей, возбудили и разрешили важнейший там морской вопрос, обусловливавший важное значение для России этого края. Они исследовали побережья Татарского пролива до 49° северной широты, открыли поблизости от реки Амура залив Де-Кастри (Нангмар), представляющий ближайший рейд с юга к Амурскому лиману; открыли под 49° северной широты превосходнейшую гавань Императора Николая I (Хаджа), составляющую центральную гавань между корейской границей и Амурским лиманом; исследовали пути, ведущие как из этой гавани, так низ залива Де-Кастри на реку Амур; собрали положительные данные о существовании почти круглый год открытых мест для навигации по прибрежью Татарского пролива, близ корейской границы и на реке Уссури. Всем этим они положительно доказали, что обладание одним левым берегом реки Амура без Уссурийского бассейна с его прибрежьями не представляет возможности утверждения надлежащего политического значения за Россией на отдалённом её Востоке, и, ввиду проявлявшегося уже тогда иностранного покушения на эти прибрежья, единственно по своему усмотрению, под личной тяжкой ответственностью, решились занять постами на реке Амуре селение Кизи, залив Де-Кастри и Императорскую Гавань, и от имени русского правительства объявлять всем появлявшимся у этих, берегов иностранным судам, что прибрежья Татарского пролива до корейской границы с островом Сахалином составляют российские владения {Смотри инструкции, данные мной офицерам: Бошняку, Чихачеву, Орлову, Петрову, Разградскому и прапорщику Березину в исходе 1853 года и результаты деятельности, вследствие этих инструкций, упомянутых офицеров.}.
   Они справедливым и глубоким вниманием к коренным обычаям местного населения, изучением их образа жизни, потребностей и отношений, устранением различных столкновений между отдельными жителями, несмотря на ничтожную численность по сравнению с окружающими их со всех сторон гиляками, мангунами, гольдами и миллионным населением соседних маньчжуров, распространили в этом крае русское влияние в такой степени, что генерал-губернатор нашёл страну эту как бы давно принадлежавшей России {Смотри донесение генерал-губернатора в июле 1854 года.}.
   Они, утвердившись в главных пунктах Амурского бассейна, приобрели в нем господствующее влияние и приготовили надёжный безопасный приют для наших судов и их экипажей в самую критическую для них минуту и, понудив неприятеля блокировать прибрежья края, заставили его этим заявить перед Европой, что Приамурский и Приуссурийский бассейны принадлежат не Китаю, а России {Это показывает сосредоточение наших судов на устье Амура в 1854 и 1855 годах и блокада англо-французов в 1855 году берегов Татарского залива, как берегов неприятельских, то-есть, наших, ибо только мы и были тогда их неприятелями.}.
   Наконец, они всеми упомянутыми действиями своими, совершёнными вне данных им повелений, единственно по своему усмотрению и под своей ответственностью, фактически доказали правительству, что только в Приамурском и Приуссурийском бассейнах с омывающим их морем и возможно создать надлежащее политическое значение России на отдалённом ее Востоке и школу для образования экипажей нашего флота.
   Вот почему деятельность наших морских офицеров, составлявших экипаж транспорта "Байкал" в 1849 году и затем Амурскую экспедицию с 1850 по исход 1855 года, преисполненная гражданской доблести, отваги и мужества, представляет незыблемое основание в окончательному присоединению к России в 1858 году Приамурского и Приуссурийского краёв и одну из видных страниц истории нашего флота и истории отдалённого Востока. Я имел счастие начальствовать этой экспедицией и потому счел своей священной обязанностью изложить эти события с фактической точностью в последовательном порядке.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   1 Восточный океан - ныне вышедшее из употребления наименование Великого, или Тихого океана. Уже при жизни Г. И. Невельского этот термин редко применялся в жизни и литературе. Основным периодом применения является XVIII век и первая четверть XIX-го.
   2 Татарским заливом Г. И. Невельской называет известный сейчас одноимённый пролив в северной части Японского моря, отделяющий остров Сахалин от материка; с конца XVIII века считали заливом, предполагая, что Сахалин перешейком соединён с материком.
   3 Амур - одна из крупнейших и многоводнейших рек земного шара и самая большая из впадающих в Охотское море. Под именем Амура сейчас понимают только ту чисть реки, которая начинается от места слияния рек Шилки и Аргуни. Длина отсюда до устья составляет по одним данным 2 696 км, по другим - 2 870 км, с присоединением же длины Шилки - 4 308 км. Огромное значение Амура как важной транспортной артерии подчеркивается величиной площади бассейна (около 2 050 000 км2) и длиной водной сети самого Амура и его притоков (около 26 000 км), из которых почти 20 000 км падает на долю судоходных рек, в том числе около 13 000 км на долю рек, по которым поддерживается пароходное сообщение. Огромна широко развитая сеть многоводных притоков, из которых главными являются: слева - Зея, Бурея, Горин с озером Эворон и Амгунь, справа - Сунгари и Уссури с озером Ханка. Глубины, встречаемые в нижнем течении Амура, даже в межень не менее 3-3,5, а близ Николаевска - даже 5 м. Это позволяет морским судам, имеющим соответствующую осадку, проходить в устье Амура.
   Амур находится в зоне летних мусонных дождей, что в сочетании с другими особенностями его бассейна - широким распространением кристаллических пород (особенно в верхнем течении) и вечной мерзлоты, обусловливающих слабую водопроницаемость и вызывающих быстрый сток воды, продолжительной и очень холодной зимы, в течение которой выпадает мало осадков, и столь же продолжительной весны с медленным таянием, обусловливает, в отличие от других сибирских рек, специфичность его водного режима; небольшие осадки зимой и длительная весна не создают благоприятных условий для весеннего паводка. Зато летом, когда обильные осадки вызывают катастрофический подъём воды на всех реках Амурского бассейна до 5-6, а иногда даже до 10 и более метров, паводки носят разрушительный характер, уничтожая на своём пути селения, размывая дорожные насыпи, а в пределах речных долин производя огромную работу по измельчению, окатыванию и переносу крупного и мелкого обломочного материала, изменению конфигурации долины и направления проток. С прекращением дождей уровень в реках сильно падает, быстро снижаясь до среднего нормального уровня.
   К сожалению, наличие бара в низовьях Амура попрежнему продолжает сильно снижать его транспортное значение.
   Когда в середине XVII века русские появились на Амуре, она называли верхнее его течение Шилкой, сохраняя это название до устья Шунгала (Сунгарн-ула, или просто Сунгари). Отсюда река теряла имя Шилки и называлась Шунгалом, то-есть Сунгари. В "скаске", то-есть докладной записке В. Пояркова, первого русского путешественника, доставившего подливные известия об Амуре, Амуром называется река, впадавшая справа в Шунгал. Это была река Уссури. Именно её - Уссури, Поярков и называет Амуром: "а как Амур сошлась с Шунгалом и так пошла Амур-река и до моря". Большое количество различных народов и племён, с давних пор обитающих на берегах Амура и говорящих на разных языках, привело к тому, что река в зависимости от этого на отдельных участках своего течения получила различные имена: китайцы называют Амур - Хара-мурэнь (черная вода) и Хэй-Лун-цзян (река Черного дракона), маньчжуры "Сахалян-ула"; употребляемое Г. И. Невельским название реки - Шилькар принадлежит тунгусским племенам среднего течения Амура. Самое же имя "Амур", по мнению Л. С. Берга, происходит от искаженного "Маму", как называют Амур нижеамурские тунгусские племена.
   4 Наткисы (тноткисы) - маньчжурско-тунгусское племя, обитавшее в среднем течении Амура.
   5 Дучеры (дючеры) - монгольское племя, близкое даурам (см. прим. 6), Жившее к востоку от реки Буреи, а также в пределах Зейско-Буреинской равнины (между Зеей и Буреёй).
   6 Дауры - монгольское племя, обитающее сейчас в верхнем течении реки Нонни (левый приток Сунгари), в Маньчжурии. Когда русские впервые появились в XVII веке на Амуре, дауры занимали значительную часть левобережья Амура в бассейнах Зеи и Буреи, а также правобережья - Сунгари и Уссури. Дауры были одним из первых оседло живших в Сибири племён, с которыми встретились казаки; дауры занимались в основном земледелием и находились на довольно высокой степени культуры.
   7 Якутский письменный голова Поярков был первым русским человеком, попавшим на Амур (1643-1645) и доставившим об этой реке достоверные известия, дошедшие в письменной форме до ваших дней.
   8 Река Брянта - один из крупнейших правых притоков реки Зеи в пределах Верхне-Зейской котловины. Начинается на южных склонах Станового хребта и, пройдя около 250 км, впадает в Зею на 17 км выше районного центра Дамбуки. Обладает большим количеством порогов и перекатов, сильно затрудняющих плавание по ней; вполне становится безопасной лишь во время летних муссонных дождей, когда пороги перекрываются поднявшейся в реке водой (в среднем на 4 м). В XVII веке по Брянте в Амур прошла экспедиция В. Пояркова и ряд других.
   9 Удья - небольшая речка, впадающая в Охотское море в 115 км к юго-западу от Охотска. Здесь, окончив свое плавание по Амуру, Василий Поярков встретился с участниками первой экспедиции к Тихому океану Ивана Москвитина, основавшими здесь в 1639 году зимовье - первое русское поселение на побережье океана. Г. И. Невельскому этот факт, повидимому, не был известен.
   10 Ерофей Павлович Хабаров (Святитский) организовал следующую после Пояркова экспедицию на Амур (1649-1650); в последующие годы (1651-1653) левобережье Амура с бассейнам Зеи было закреплено им за Московским государством. Имя Хабарова носит теперь столица Дальнего Востока - город Хабаровск и станция и город Ерофей Павлович, Амурской железной дороги, в 914 км к востоку от города Читы, основанная на пересечении железной дороги с долиной реки Урки, по которой Хабаров в 1650 году спустился к Амуру; в 1651 году им был основан город Албазин, ставший вскоре центром русских поселений на Амуре.
   11 Урка - небольшая речка (около 160 км длины), берущая начало среди южных цепей Олекминского Становика; впадает в Амур между устьями, Амазара и Ольдоя. В XVII веке - один из важных этапов пути из Якутска на Амур.
   12 Толчин - город на Амуре, ниже устья Зеи, вблизи Сахалина.
   13 Ачаны (ачане) - небольшое тунгусо-маньчжурское племя, жившее вблизи названного по их имени поселения - Ачанского городка, расположенного на Амуре ниже устья Уссури. Главным источником существования ачан было рыболовство.
   14 Нюм-гута (теперь Нингута) - город в северо-восточной части Маньчжурии, в верхнем течении реки Муданьцзяна (Хурги). Издавна один из наиболее густо заселенных сельскохозяйственных районов Маньчжурии.
   15 Река Кумара - правый приток Амура. Близ устья Кумары был основан Кумарский острог, оставленный русскими в 1658 году.
   16 Здесь Г. И. Невельской имеет в виду ту часть территории Приамурья, которая расположена между Сунгари и восточными отрогами Малого Хингана - на западе, и Сихотэ-Алиня - на востоке.
   17 Эти деревни были основаны и заселены русскими крестьянами в ближайших окрестностях к Албазину с целью снабжения хлебом служилых людей и казаков. Инициатором этого дела являлся Иван Осколков, управлявший краем около 1673-1674 годов.
   18 Нерчинский трактат был первым договором, заключённым между Московским государством и Китаем. С подписанием его 27 августа 1689 года закончилось положение политической неустойчивости, которое возникло в результате деятельности хабаровских ватаг в Даурии. До появления русских на Амуре дауры платили дань (ясак) Китаю, в то время могущественному и высококультурному государству. "Люди из царства Лоче (китайцы нередко не выговаривают буквы "р", "Лоче" в данном случае - испорченное "Россия"), храбрые, как тигры, и искусные в стрельбе", ставили под носом у китайцев свои укреплённые городки - остроги, собирали ясак с дауров и даже совершали набеги в глубь Маньчжурии. Китайские богдоханы из незадолго перед тем воцарившейся в Китае маньчжурской династии не могли безучастно относиться к интересам своей родины, на границах которой появился неизвестный до того враг. Не имея возможности сразу же бросить крупные силы против русских (в то время новая династия осуществляла разгром джунгарской державы Галдана, подчинение Тибета и Халхи), китайцы организовали строительство укреплённых городов (Мергева, Цицикара и в устье Зеи-Айгуни, позднее (1685) перенесенной на правый берег Амура), имея в виду постепенно вытеснить русских с Амура. В первую очередь китайцы добились в 1659 году от нерчинского воеводы мирного ухода из устьев Зеи. Русские эвакуировали Зейский острог, очистив при этом и бассейн Зеи. Затем со сравнительно малыми силами, превосходившими, однако, во много крат русские, китайцы предприняли военные экспедиции в северной части Амура. Следствием их было всеобщее разрушение русских острожков, а также после длительной обороны и Албазина (1685). Возобновлённый в 1686 году, он подвергся снова осаде, которая была прервана только из-за начавшихся тогда мирных переговоров, которые тянулись с перерывами три года.
   В ходе переговоров московское правительство реально оценило свои силы, и, видя невозможность удержать Приамурье, пошло на значительные уступки, очистив среднее и нижнее течение Амура. Однако, учитывая возможность изменения ситуации в будущем, русский посол Ф. А. Головин настоял на том, чтобы левобережье Амура было признано ничьим, "понеже на оны земли... великие и полномочные послы, не имеюще указу царского величества, отлагают неограничены до иного благополучного времени, в котором... царское величество изволит и бутдоханово высочество похочет... тые неозначенные неограниченные земли покойными и пристойными случаи успокоити и разграничити могут". Это было огромным успехом московской дипломатии, получившей, таким образом, юридическое право при благоприятных обстоятельствах поставить вопрос о границе заново. В 1728 году условия Нерчинского трактата были подтверждены так называемым Буреинским трактатом, который в общем и действовал вплоть до 1858 года, когда в результате подписания Айгунского и Тянь-Цзинского договоров Россия, по соглашению с Китаем, получила весь левый берег Амура и правый, берег Уссури до границы с Кореей.
   19 Говоря о современных ему приказных бюрократах, Г. И. Невельской имеет в виду петербургскую высшую администрацию, выдумывавшую предлоги и ставившую препятствия на пути к его желанию произвести новые исследования в низовьях Амура.
   20 Выше мы уже отмечали (см. прим. 3), что разные участки течения Амура, в зависимости от того, какой и где жил народ, назывались по-разному. Этот вопрос еще не изучен и продолжает ждать своего исследователя.
   21 Всё, о чем говорит Невельской, в наши дни опровергнуто жизнью. "По почти недоступному Ледовитому океану", оглашая воздух гудками, из года в год проходят с востока на запад и с запада на восток караваны судов; Лена, Индигирка и Колыма сделались благом для края, став дорогами, по которым в глубь страны едут люди и текут тонны грузов. Что не под силу было частно-капиталистическому хозяйству, стало реальностью в условиях советского социалистического общества.
   22 Эти слова Екатерины были ею скоро забыты и во всяком случае не претворены в действие. Это видно из того, что в инструкциях полковнику Кропотову, ездившему чрезвычайным послом в Пекин в 1768 году, нет даже и намёка на желание исправить границу с Китаем.
   23 Камчатка стала известна лишь после похода в неё Владимира Атласова в 1697-1699 годах. Правда, сведения о её существовании достигли Москвы гораздо раньше (название "Камчатка" фигурирует уже на чертеже Сибири Петра Годунова 1667 года), но подлинных известий не существовало. С одной стороны, есть вполне убедительные доказательства того, что какие-то из спутников Семёна Дежнева, в частности, возможно, сын плававшего с ним Федота Алексеева, а может быть и сам Алексеев, жили в нижнем течении реки Камчатки уже в конце 40-х годов XVII века. Доподлинная судьба этих русских не известна. Во время пребывания на Камчатке академика С. П. Крашенинникова (1737-1741) последнему рассказывали об этом Алексееве, "по имени которого впадающая в Камчатку Никул-речка Федотовщиною называется", и о сохранившихся на её берегах остатках двух русских зимовий. Крашенинников допускал, что Федот Алексеев был первым русским, посетившим Камчатку.
   24 Семён Дежнев - якутский казак, участник торговой экспедиции Федота Алексеева к устьям Анадыря, в которой он был "досмотрщиком, государева интересу" (1648 год). Он был первым русским, доставившим сведения, о морском пути вокруг "Чукоцкого Носу" (ныне мыса Дежнева), и, следовательно, первооткрытелем пролива между Азией и Америкой, который значительно позднее, но без достаточных оснований получил, имя Беринга. Обнаружение подлинных записей челобитных и отписок Дежнева и установление всемирно-исторического значения совершённого Дежневым путешествия было сделано спустя почти 90 лет (в 1736 году) после плавания Дежнева участником Великой северной экспедиции академиком Г. Ф. Миллером. Поэтому Невельской не прав, говоря, что о плавании Дежнева было известно в момент организации экспедиции Беринга.
   25 Речь идет о Второй Камчатской, или, как её называют иначе, Великой северной экспедиции Беринга, во время которой были открыты западные берега Северной Америки и одна из высочайших её вершин - пик св. Ильи, одноимённый остров, теперь называемый Кадьяком, Укамок, Шумагинские острова, ряд островов Алеутского архипелага и много других. По стопам экспедиции Беринга на новооткрытые земли направились русские промышленники и купцы для промысла пушного зверя на море и суше. В результате их деятельности были открыты и нанесены на карту все острова у берегов Аляски, а также и самая Аляска. В 1799 году для колонизации Аляски и прекращения конкуренции между отдельными промышленниками по указу императора Павла I была создана по образцу английских привилегированных компаний "Российско-Американская компания", которой было предоставлено право монопольного использования всех природных богатств Аляски, Алеутских и Курильских островов.
   26 18 июня 1738 года три корабля под общим командованием участника Беринговой экспедиции лейтенанта Шпанберга вышли из Охотска, зашли в Большерецк, где забрали продовольственные запасы и после того отправились к берегам Японии. Во время этою плавания только один Вальтон достиг широты (43°) острова Мацмай (Хоккайдо), но в тумане не видел его берегов. Вторично отправившись к берегам Японии в 1739 году, Шпанберг оказался у берегов острова Ниппон (Хондо), где 22 июня и вступил в непосредственный контакт с японцами (под 38 1/4° с.ш.). Вальтон плавал дальше на юг и достиг 35°10' северной широты. Во время третьего плавания к берегам Японии (1742) Шпанберг должен был вернуться обратно, не достигнув её берегов. Мичман Шельтинг, ходивший в это плавание совместно с Шпанбергом, вблизи устья реки Пиленги (50°10' северной широты) подошёл к берегам северного Сахалина, спустившись до широты пролива Лаперуза, затем прошёл вдоль восточного берега Сахалина.
   27 Айны и курильцы, или курилы, - это, вопреки Г. И. Невельскому, не два единоплеменных народа, а один и тот же. По словам Л. С. Берга, на языке айнов "кур", или "куру", значит человек. Камчадалы-ительмены называли население Курильского архипелага "кужи", что значит "живущие на юге". По указанию академика Шренка живущие на Сахалине и в низовьях Амура гиляки называют айнов (курильцев) - "кужи". Таким образом, по мнению Л. С. Берга, установившееся с лёгкой руки В. М. Головина (после кругосветного путешествия последнего) мнение о том, что "Курильские острова" прозваны так за "курящиеся вулканы", неправильно, - они несут свое имя от населяющего их народа - курильцев, то-есть айнов.
   28 Летом 1729 года к юго-восточным берегам Камчатки прибило потерявшее управление японское судно с 17 японцами. Нашедший их пятидесятник А. Штинников, получив от них богатые подарки, захотел воспользоваться всем имуществом японцев и, когда те на лодке пошли вдоль берега в поисках жилья, он напал на них, убил 15 человек, а двух, оставшихся в живых, по словам Крашенинникова, "охолопил" и всё имущество забрал себе. В конце концов убийца был казнён, а японцев привезли в С.-Петербург, где, по указу императрицы Анны Иоанновны, они должны были, изучив русский язык, затем начать обучение японскому языку "Малолетных из российского народу". Обучение продолжалось недолго, так как старший из японцев умер уже в 1736 году, а младший - в декабре 1739 года.
   29 Мятлев Василий Алексеевич - адмирал, сибирский губернатор с 1752-го по 1757 год; в 1753 году, поняв, что сибирские реки, впадающие в Ледовитый океан, не могут, в условиях того времени, связать Сибирь с открытым морем, возбудил вопрос о возвращении Амура России. На первых порах его предложение встретило сочувствие, было отдано распоряжение о постройке судов для сплава по Амуру. Командированный Мятлевым моряк Соймонов (впоследствии сибирский губернатор) успел построить для этой цели в Нерчинске адмиралтейство, но отсутствие в Сибири военных сил, которые могли бы в полной мере обеспечить это предприятие, заставило правительство отложить его выполнение на неопределённое время. За время своего пребывания в Сибири Мятлев открыл морские навигационные школы для подготовки местных кадров для флота. Однако, по возвращении его в Петербург, школы в Сибири были закрыты.
   30 Жан-Франсуа-де-Лаперуз - начальник французской кругосветной экспедиции (1785-1788) на кораблях "Буссоль" и "Астролябия". В 1787 году Лаперуз попал в тогда еще совсем почти неизвестное европейцам Японское море. В северной суженной части последнего - Татарском заливе - он обнаружил бухту, названную им по имени тогдашнего французского морского министра - заливом Де-Кастри. После неудачной попытки пройти дальше к северу обогнул с юга Сахалин и через пролив, носящий теперь его имя, вышел в океан, отправившись в Петропавловск-на-Камчатке.
   31 Татария - этим именем "Tartarie" иностранцы называли всю неизвестную им территорию за Уралом. Однако в русской литературе это название почему-то сохранилось именно на Дальнем Востоке, где, как известно, никогда никаких татар не было.
   32 Адмирал Иван Федорович Крузенштерн (1770-1846) - начальник первой русской кругосветной экспедиции на кораблях "Надежда" и "Нева". Во время плавания к берегам Сахалина и в устье Амура не проявил нужной настойчивости для выяснения условий плавания в лимане, из-за чего вопрос об Амуре оставался открытым до работ Г. И. Невельского, не побоявшегося противопоставить мнению Крузенштерна свою точку зрения о доступности Амура. Описание путешествия и атлас Крузенштерна была одним из великолепнейших изданий своего времени.
   33 Сулой образуется в таком месте на поверхности моря, где в условиях небольших глубин встречаются течения противоположных направлений; при столкновений возникают беспорядочные всплески, завихрения, и вода, словно кипит, никуда не двигаясь. Попавшие сюда парусники подвергаются опасности быть выброшенными на мель и затем быть разбитыми на ней волнами.
   34 В заключении о результатах плавания в лимане Крузенштерн писал буквально так: "...испытания, учинённые нами, не оставляют теперь ни малейшего сомнения, что Сахалин есть полуостров, соединяющийся с Татарией перешейком, вход же в Амур, по мелководности его лимана, недоступен для больших кораблей". Допущенная Крузенштерном ошибка показывает, как мало он заботился о выполнении поручения, от точного выполнения которого зависела вся будущность России на Тихом океане.
   35 Мичман Алексей Елеазарович Шельтинг - один из наименее известных в литературе участников 2-й Камчатской экспедиции Беринга. Родился в 1717 году. К шестнадцати годам, имея уже практический опыт плавания на судах военно-морского флота, получил назначение в отряд Шпанберга. В Охотск прибыл в 1738 году и там принял командование над ботом "Св. Гавриил", на котором и плавал к берегам Японии. В 1741 году на дубль-шлюпке "Надежда" совершил плавание к устью реки Уды и описал берега Охотского моря, а в 1742 году находился при описи реки Амура. Вернувшись из Сибири в Петербург в 1744 году, до 1759 года плавал в Балтийском море, причем только в 1751 году был произведен из мичманов в лейтенанты. После того быстро двинулся по служебной лестнице и в 1780 году уволился в отставку в чине контр-адмирала. Год смерти не известен.
   36 Николай Васильевич Буссе, во время описываемых событий - майор, чиновник для особых поручений при генерал-губернаторе Муравьёве; назначенный Невельским начальником острова Сахалина, он пробыл там с 21 сентября 1852 года по 1 апреля 1853 года. По возвращении в Иркутск управлял штабом войск Восточной Сибири, в котором сосредоточивались все дела по управлению Амурским краем, и, наконец, с 1858-го по 1866 год был военным губернатором Амурской области. Умер в 1866 году.
   37 Не называемые прямо Невельским "другие личности" - несомненно Нессельроде, Чернышёв и другие высокопоставленные члены "Особого комитета", возражавшие и против всех его исследований на Амуре и против присоединения этих территорий к России.
   38 Это утверждение Г. И. Невельского неверно, так как даже на "Генеральной карте Российской Империи" и региональной карте "Иркутской провинции", помещённых в так называемом Первом Академическом Атласе 1745 года, граница с Китаем была проведена к югу от Станового хребта, пересекая береговую линию "Камчацкаго", то-есть Охотского моря, и показывалась в общем так же, как и спустя 100 лет, в дни Невельского.
   39 Имеющиеся многочисленные факты свидетельствуют о том, что и местная сибирская администрация в лице генерал-губернаторов Восточной Сибири - Мятлева, Лавинского, Рупрехта, Ладыженского и многих других, и правительство никогда неоставляли мысли об изменении условий Нерчинского договора в более благоприятном для России смысле и возвращении ей Амура. Однако основным мотивом, заставлявшим каждый раз отказываться от активных шагов в этом направлении, был страх повредить кяхтинской торговле и войти в военный конфликт с Китаем, силы которого всегда сильно преувеличивались. Правительство сплошь и рядом соглашалось с предложениями генерал-губернаторов, а спустя некоторое время отрезвлялось а затем глубокомысленно писало, "что необходимость требует, дабы приведение сего дела в исполнение было отложено до более благоприятных обстоятельств".
   40 Петропавловск, Нижне-Камчатск, Тигиль, Большерецк, Гижига - играли роль политико-административных центров на Камчатке и в Северной части Охотского моря (Гижига).
   41 Комиссариатскими запасами, комиссариатским довольствием в русских армии и флоте назывались до 1864 года все виды денежного и вещевого довольствия: в состав последнего включались не только личное обмундирование солдат и офицеров, но и предметы лагерного, госпитального и другого снаряжения и оборудования. После 1864 года все виды снабжения были объединены в руках интендантского ведомства.
   42 На положении порто-франко обычно объявлялись порты, города и даже крупные районы экономически малоразвитые. Путём объявления их порто-франко, то-есть освобождая ввозимые сюда иностранные товары от уплаты таможенных пошлин, правительство рассчитывало оживить торговлю и промышленность, а в данном случае увеличить завоз продуктов питания и промышленных изделий, которыми русское правительство не могло обеспечить население своих дальневосточных окраин. В России статут порто-франко в разное время имели, кроме указанных портов, Одесса, а также Владивосток и Приморская область, то-есть всё правобережье Уссури и Амура.
   43 Средние цены в России в начале 60-х годов и в Приморье были таковы:
  
  

В России

В Иркутске

В Приморье

   Мука пшеничная (за пуд)

2 р. 80 к.

3 руб.

до 10 руб.

   Сахар

4-6 руб.

7 руб.

от 14-18 до 20 руб.

   Пеньковая веревка

3 руб.

5-6 руб.

16 руб.

   Мыло простое

5 руб.

6 руб.

14-18 руб.

  
   44 Занятие бухты в 24 км от залива Бодего (русское название - залив Румянцева) в Северной Калифорнии и основание в ней русской колонии Форт-Росс состоялось в марте 1811 года. Позднее правление Российско-Американской компании не раз указывало, что место для первого русского поселения в Калифорнии было выбрано неудачно: близко от Сан-Франциско, без достаточно удобной гавани и т.д. Кроме того русскими был занят островок Форалланы в 22 км от мыса Драко.
   45 С созданием колонии в Калифорнии деятели Российско-Американской компании надеялись, что она станет для колоний на Аляске источником снабжения хлебом и мясом; однако небольшое количество поселенцев, неудачно выбранное место - на сухой, лишенной влаги скале и, главным образом, неумелая организация привели к тому, что урожай достигали здесь в самые лучшие годы не более 300 пудов пшеницы и ячменя, а имевшееся здесь стадо - 1 000 голов скота. Попытки расширения территории колоний встретили энергичнейшее сопротивление со стороны испанского правительства, а после революции в Мексике - и мексиканского правительства, поддержанных правительствами Англии и США. Колония давала только дефицит и была явно нерентабельна; поэтому 31 марта 1839 года правление Компании обратилось к Министерству финансов с просьбой о разрешении ликвидировать колонию Росс в Калифорнии. К соображениям коммерческого порядка Правление Компании присоединило ещё политические и стратегические. Оно указывало, что сохранение Росса кроме неприятностей ничего не сулит в будущем, а в стратегическом отношении его потеря не существенна, ибо "англичане имеют свои гавани вплоть до наших границ; мексиканцы... владеют превосходным заливом Св. Франциска возле Росса, а граждане Соединённых Штатов толпами заселяют берега этого заляиа и не имеют надобности в недоступной скале Росс". Когда было открыто золото в Калифорнии, русское правительство пожалело о потерянной колонии, но было уже поздно (подробнее см. книгу С. Б. Окуня "Российско-Американская компания". Госсоцэкгиз. М.-Л., 1939).
   46 Небольшой Алдамский залив, или, как его называют сейчас, Алдома, расположен в 40-45 км к северо-востоку от Аяна. Алдома - один из немногочисленных полузакрытых заливов западного побережья Охотского моря, одно время привлёк к себе всеобщее внимание. Сюда предполагалось перевести порт из Охотска, но когда было установлено, что залив хорошо укрыт только от северо-восточных ветров, эта мысль была оставлена.
   47 Кругосветная экспедиция на корабле "Сенявин" под командованием Фёдора Петровича Литке в 1826-1829 годах совершила плавание вокруг мыса Гора и, побывав на острове Кадьяк, Алеутских островах и Камчатке, через Индийский океан вернулась обратно на родину. Экспедиция на "Сенявине" произвела опись берегов Чукотского полуострова, острова Коряганского (против устья реки Камчатки) и ряда других, в частности острова Бонин. Знакомство с природой этих, в то время еще никому не принадлежащих островов Бонин-Сима (присоединены Японией только

Другие авторы
  • Зонтаг Анна Петровна
  • Челищев Петр Иванович
  • Богданов Александр Алексеевич
  • Левидов Михаил Юльевич
  • Шкляревский Павел Петрович
  • Палицын Александр Александрович
  • Бунин Иван Алексеевич
  • Гончаров Иван Александрович
  • Бухов Аркадий Сергеевич
  • Палеолог Морис
  • Другие произведения
  • Толстой Петр Андреевич - П. А. Толстой: биографическая справка
  • Измайлов Александр Ефимович - Басни
  • Полонский Яков Петрович - С. Тхоржевский. Высокая лестница
  • Ходасевич Владислав Фелицианович - Письма Ю. И. Айхенвалъду
  • Гиппиус Зинаида Николаевна - Ради Машечки
  • Верхарн Эмиль - Кузнец
  • Добролюбов Николай Александрович - В. В. Жданов. Н. А. Добролюбов — литературный критик и публицист
  • Рукавишников Иван Сергеевич - Рукавишников И. С.: биографическая справка
  • Ходасевич Владислав Фелицианович - Театр Станиславского
  • Брюсов Валерий Яковлевич - Обручение Даши
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 256 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа