Главная » Книги

Ножин Евгений Константинович - Правда о Порт-Артуре, Страница 10

Ножин Евгений Константинович - Правда о Порт-Артуре


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Дальняго и пловучихъ средствъ. Дѣлались пробные взрывы. Населен³ю предлагалось временно оставить городъ, во избѣжан³е несчастныхъ случаевъ, и на время производства взрывовъ уйти въ горы. Пробы производились, но взрывы почему-то почти не удавались.
   Шла невозможная, невѣроятная безтолковщина и путаница въ дѣлѣ вывоза изъ Дальняго въ крѣпость всевозможныхъ строительныхъ матер³аловъ, угля, продовольственныхъ запасовъ и т. д.
   Для того, чтобы не быть голословнымъ и не дать повода заподозрить меня въ пристрастномъ отношен³и къ дѣятельности начальника квантунскаго укрѣпленнаго ра³она, я привожу всю переписку между градоначальникомъ города Дальняго и штабомъ укрѣпленнаго ра³она, касающуюся вывозки въ крѣпость различныхъ матер³аловъ.
  

"Портъ-Артуръ.

Начальнику военныхъ сообщен³й.

   "Вторыя сутки нѣтъ поѣзда изъ Дальняго въ Артуръ, пути забиты гружеными вагонами, убѣдительно прошу скорѣйшей присылки паровоза для ихъ отправки.

Градоначальникъ Сахаровъ.

   6-го мая 1904 г., No 1536"
  
   Здѣсь необходимо пояснить, почему въ Дальнемъ не было вторыя сутки паровоза. Въ распоряжен³и желѣзнодорожной администрац³и осталось на отрѣзанномъ участкѣ лишь пять паровозовъ и двѣ кукушки. Желѣзнодорожнымъ агентамъ предлагали вырабатывать расписан³я движен³я поѣздовъ для возможно большой утилизац³и подвижного состава и паровозовъ, а въ дѣйствительности лишали ихъ возможности организовать правильное движен³е грузовъ, пользуясь паровозами для личныхъ надобностей. Изъ 5 паровозовъ въ распоряжен³и агентовъ осталось лишь два, такъ какъ для генерала Фока были назначены два дежурныхъ паровоза съ небольшимъ составомъ: одинъ въ Нангалинѣ, другой въ Тафашинѣ. Трет³й паровозъ былъ въ распоряжен³и начальника ра³она, въ Артурѣ.
   Генералъ Фокъ изрѣдка предпринималъ на этихъ поѣздахъ поѣздки для рекогносцировки мѣстности.
   Однажды произошелъ курьезный и очень характерный для личности генерала Фока случай.
   Подходитъ генералъ Фокъ къ паровозу и, обращаясь къ машинисту, г. Романовскому, говоритъ:
   - Послушай, машинистъ, ты вези меня по тѣмъ дорогамъ, гдѣ мы прошлый разъ ѣздили.
   Романовск³й опѣшилъ: прошлый разъ въ дежурствѣ былъ другой машинистъ, нѣкто г. Константиновъ. Романовскому же еще не приходилось возить генерала по "тѣмъ дорогамъ".
   Получивъ такое предложен³е, г. Романовск³й отвѣтилъ:
   - Я могу, ваше превосходительство, повезти васъ только по одной дорогѣ: это - впередъ или назадъ.
   Генералъ строго посмотрѣлъ на несообразительнаго машиниста, назвалъ "дуракомъ" и ушелъ въ вагонъ.
   Другой случай произошелъ съ самимъ генераломъ Стесселемъ.
   Прибываетъ онъ на станц³ю Тафашинъ. Все желѣзнодорожное начальство въ поѣздѣ и на станц³и.
   Генералъ скрывается въ станц³онное здан³е.
   Такъ какъ начальникъ ра³она предполагалъ съ Тафашина слѣдовать обратно въ Артуръ, то начальникомъ станц³и было приказано приготовить поѣздъ къ обратному отправлен³ю, т. е. паровозъ долженъ былъ быть прицѣпленъ впереди поѣзда, что строжайше предусмотрѣно желѣзнодорожными правилами. Такъ какъ на станц³и не было другого паровоза, то прибывш³й сталъ маневрировать по запаснымъ путямъ и прошелъ мимо станц³и, по направлен³ю къ Артуру, до ближайшей стрѣлки.
   Генералъ Стессель, замѣтивъ, что паровозъ уходитъ, выбѣжалъ на платформу и въ сильномъ возбужден³и сталъ кричать:
   - Куда паровозъ, зачѣмъ паровозъ, зачѣмъ уходитъ?! Позвать начальника станц³и!
   Явился предъ лицомъ "укрѣпленнаго ра³она" (такъ называли въ началѣ генерала Стесселя солдаты) начальникъ станц³и г. Надхинъ.
   - Ваше превосходительство, господинъ ревизоръ... - Но генералъ былъ уже сердитъ, паровозъ на его глазахъ удалялся, онъ ничего не хотѣлъ слушать:
   - Какъ вы смѣли отправить паровозъ? Я васъ и вашего ревизора... (здѣсь каскадомъ обильно полилась нац³ональная, образная, площадная ругань)... на первомъ фонарѣ повѣшу!
   Паровозъ между тѣмъ, миновавъ стрѣлку, возвращался обратно, медленно подходя къ поѣзду.

 []

  

C.

  
   Коп³я телеграммы начальника военныхъ сообщен³й подполковника I., отъ 8 мая 1904, No 35. Дальн³й. Два адреса: коменданту станц³и, коп³я начальнику станц³и.
   "Когда всѣ указанные мною грузы будутъ вывезены, въ томъ числѣ весь уголь (штабъ ра³она прямо помѣшался на углѣ; его въ Артурѣ было огромное количество, доставшееся японцамъ) и приспособлен³я для электрическихъ прожекторовъ, то прошу донести, а тогда я дамъ разрѣшен³е вывозить частные грузы. Уголь грузить въ трюкахъ и во всѣхъ крытыхъ вагонахъ, полувагонахъ и платформахъ".
   Телефонограмма.
   Начальнику военныхъ сообщен³й.
   "Имѣется до 50 вагоновъ погруженныхъ разными матер³алами по требован³ю морского и военнаго вѣдомствъ, прошу распоряжен³я о скорѣйшей ихъ отправкѣ въ Артуръ.
   "Градоначальникъ Сахаровъ, 9-го мая 1904 года, No 1568".
   Телефонограмма.
   "Дальн³й, инженеру Сахарову, коп³я коменданту станц³и.
   "Благоволите сообщить, какими именно матер³алами погружены указанные вами 60 вагоновъ.
   "Начальникъ военныхъ сообщен³й подполковникъ ²олшинъ". 9-го мая 1904 года, No 32,- 7 час. дня.
   Телеграмма коменданту станц³и, коп³я Сахарову, коп³я капитану II р. Скорупо.
   "Исключая 100 тоннъ кардифа, нужнаго для катеровъ, весь уголь немедленно погружайте на трюки, вагоны, полувагоны и отправляйте въ Артуръ. Сами слѣдите за нагрузкой и требуйте рабочихъ. 10-го мая 1903 г., No 42.

Начальникъ военныхъ сообщен³й".

  
   Градоначальникъ Сахаровъ, понявъ, что штабъ ра³она обуяла углеман³я, и сознавая, что не уголь важенъ для Артура, а несравненно болѣе цѣнные матер³алы, пишетъ слѣдующее:
   "Начальнику штаба укрѣпленнаго ра³она. Назначенный комендантомъ станц³и подпоручикъ Терск³й распоряжается отправкой въ Артуръ различныхъ грузовъ общества китайской восточной жел. дор., не поставляя меня даже въ извѣстность о своихъ дѣйств³яхъ. Между тѣмъ, согласно полученныхъ мною указан³й отъ намѣстника и правлен³я, грузы общества могутъ быть передаваемы не иначе, какъ по приказан³ю, данному мнѣ лично начальникомъ укрѣпленнаго ра³она. Независимо сего, при изложенномъ образѣ дѣйств³й коменданта станц³и, я совершенно лишенъ возможности исполнять получаемыя мной срочныя требован³я морского и военнаго вѣдомства, такъ какъ вагоны съ таковыми грузами не отправляются въ Артуръ, а задерживаются комендантомъ станц³и, несмотря на мои неоднократныя требован³я. Въ виду изложеннаго прошу не отказать давать распоряжен³я объ очереди отправлен³я грузовъ общества китайской дороги непосредственно мнѣ, причемъ требован³я эти будутъ мною въ точности исполнены.
   "Къ сему позволю себѣ присовокупить, что при налич³и двухъ паръ поѣздовъ въ сутки и при правильной ихъ нагрузкѣ представляется полная возможность вывести изъ Дальняго уголь и всѣ проч³е грузы общества китайской дороги, которыхъ еще остается на сумму до двухъ милл³оновъ рублей.
   "Градоначальникъ Сахаровъ. 9-го мая 1904 года, No 1563"
   Это пишется за четыре дня до киньчжоускаго боя. Инженеръ Сахаровъ увѣренно говоритъ, что "при налич³и двухъ паръ поѣздовъ" можно вывезти всѣ грузы общества, которыхъ осталось на сумму до 2-хъ милл³оновъ рублей.
   Изъ этого письма явствуетъ, что покойный Сахаровъ никакъ не предполагалъ, что Киньчжоуская позиц³я будетъ такъ быстро оставлена. Очевидно, онъ былъ убѣжденъ, что если мы и оставимъ позиц³ю, то задержимся сначала на Тафашинскихъ, а затѣмъ и на Нангалинскихъ высотахъ.
  

С².

  
   Въ отвѣтъ на это была получена слѣдующая телеграмма:
   "Дальн³й. Инженеру Сахарову, коп³я коменданту станц³и.
   "Комендантъ станц³и распоряжается по моему указан³ю и ему точно предписанъ порядокъ погрузки и отправки груза въ Артуръ. Весь уголь, имѣющ³йся въ Дальнемъ, исключая 1000 тоннъ кардифа для катеровъ, подлежитъ безусловной отправкѣ въ первую очередь. Начальникъ укрѣпленнаго ра³она приказываетъ категорически немедленно вывозить уголь, чей бы онъ ни былъ. Если вы сдѣлали распоряжен³е не выдавать коменданту угля, то прошу васъ отмѣнить и не задерживать сосредоточен³я необходимыхъ для крѣпости запасовъ". (Повторяю, угля для обслуживан³я эскадры было вполнѣ достаточно. Запасъ былъ плохого качества, но обильный запасъ).
   "Начальникъ военныхъ сообщен³й ю мая 1904 г., No 1563"
   Получивши такую энергичную отповѣдь, градоначальникъ Сахаровъ телеграфируетъ контръ-адмиралу Григоровичу:
   "Командиру порта, Артуръ".
   "Просимые вами матер³алы: тиковое дерево, желѣзо, парусина и друг³е погружены мною въ вагоны, но вторыя сутки задержаны на станц³и вновь назначеннымъ комендантомъ подпоручикомъ Терскимъ, несмотря на мои настоятельныя требован³я объ ихъ немедленной отправкѣ.
   "Градоначальникъ Сахаровъ, 10 мая 1904 г., No 1569"
   Отправивъ эту телеграмму, онъ получаетъ запросъ:
   "Дальн³й. Инженеру Сахарову. Коп³я коменданту станц³и.
   "Прошу телеграфировать, какой именно грузъ морского и военнаго вѣдомства заключается въ груженыхъ вагонахъ. Входящ³й No 548 отъ 10 мая.
   "Начальникъ военныхъ сообщен³й".
   Все это происходитъ за три дня до киньжоускаго боя. Начальство занимается литературой, "по военнымъ обстоятельствамъ" оглавляемой, а грузы недвижно пребываютъ въ Дальнемъ.
   Далѣе: получивъ этотъ "по военнымъ обстоятельствамъ" запросъ, градоначальникъ отвѣчаетъ:
   "Портъ-Артуръ. Подполковнику ²олшину.
   - "Погружено и готово къ отправлен³ю 40 вагоновъ съ матер³алами изъ главнаго склада желѣзной дороги. А именно: тиковое дерево, манильск³й и стальной тросъ, олифа, краски, стекло, желѣзо, - круглое и кровельное, болты, гайки, винты, толь, свинецъ, мѣдь, олово, парусина и приводные ремни. Кромѣ того, погружено 8 платформъ съ электрическими принадлежностями и механическими станками и 10 вагоновъ съ цементомъ, по требован³ю морского вѣдомства, и, наконецъ, 2 вагона съ дѣлами управлен³я. Частныхъ грузовъ никакихъ не отправлялось и отправлять таковые до перевозки всѣхъ грузовъ желѣзной дороги я безусловно воспрещаю.
   "Градоначальникъ Сахаровъ, 10 мая 1904 г., No 1571"

 []

   Получается слѣдующ³й отвѣтъ:
   "Дальн³й. Инженеру Сахарову. Коп³я коменданту станц³и.
   "Изъ всего указаннаго вами груза подлежатъ отправкѣ лишь 8 вагоновъ съ электрическими принадлежностями. Всѣ остальные вагоны немедленно должны быть погружены углемъ, равно какъ и трюки, которые въ крѣпости необходимы. (Входящ³й No градоначальства 549)
   "Подполковникъ ²олшинъ".
   Считаю тутъ умѣстнымъ сказать, что завѣдующ³й военными сообщен³ями покойный подполковникъ ²олшинъ совершенно не повиненъ во всемъ этомъ "упорствѣ" съ перевозкой угля. Генералъ Стессель не желалъ и не слушалъ ничьихъ разумныхъ совѣтовъ. У него были личные счеты съ градоначальникомъ Сахаровымъ, и поэтому онъ старался дѣлать ему непр³ятности, чуть-ли не подчинивъ градоначальника, въ дѣлѣ отправки грузовъ, коменданту станц³и - подпоручику. Генералу нужно было свести счеты, а насколько это вредно отразится на общемъ дѣлѣ, его не безпокоило. Онъ привыкъ дѣйствовать по "обстоятельствамъ мирнаго времени".
   Подполковникъ ²олшинъ зналъ нравъ генерала. Что онъ ни предпринималъ, онъ не достигалъ никакихъ благихъ результатовъ и, въ концѣ концовъ, лишь точно исполнялъ велѣн³я начальника ра³она.
   Послѣ послѣдней телеграммы обстоятельства въ Дальнемъ начинаютъ принимать характеръ сказки изъ "Тысячи и одной ночи".
   Вотъ что телеграфируетъ Сахаровъ:
   "Портъ-Артуръ. Весьма срочно. По военнымъ обстоятельствамъ.

"Подполковнику ²олшину.

   "Комендантъ станц³и Дальн³й выдалъ вагоны для перевозки частнаго имущества "Кунста и Альберса", но отказывается отправлять погруженные уже вагоны съ грузами общества желѣзной дороги и даже такими, которые экстренно потребованы морскимъ и военнымъ вѣдомствами, несмотря на мои настоятельныя требован³я. Такимъ образомъ, сегодня вечерн³й поѣздъ отправляется въ составѣ только девяти вагоновъ, а остальные груженые вагоны комендантъ отправлять не разрѣшаетъ.

"Градоначальникъ Сахаровъ. No 1572"

  
   Получается отвѣтъ, очевидно писанный подъ диктовку самого начальника укрѣпленнаго ра³она генералъ-лейтенанта Стесселя. Зная лично покойнаго подполковника ²олшина, оцѣнивая въ немъ въ высшей степени интеллигентнаго, разумнаго человѣка, доблестнаго, геройски храбраго офицера,- я не могу допустить, чтобы онъ лично, безъ чьего бы то ни было давлен³я, могъ написать такой отвѣтъ.
   Вотъ онъ:
  

"Дальн³й. Инженеру Сахарову. Коп³я коменданту.

   "Совѣтывалъ бы обратиться съ этой просьбой къ одному изъ соотвѣтствующихъ агентовъ дороги.
   "Начальникъ Квантунскаго ра³она немедленно приказалъ выслать всѣ трюки въ крѣпость.

Подполковникъ ²олшинъ, No 1578".

  
   11-го мая, въ 6 ч. 30 м., получается слѣдующая телеграмма:
  

"Дальн³й. Инженеру Сахарову.

   "Сдѣлать распоряжен³е о немедленномъ снят³и всѣхъ проводовъ электрическаго освѣщен³я города Дальняго. Для немедленнаго принят³я этихъ проводовъ назначается лейтенантъ Ромашевъ, также безотлагательно вышлите лаборатор³ю и находящагося при ней химика въ Артуръ въ распоряжен³е генерала Бѣлаго, No 285.

Стессель".

  

"Портъ-Артуръ. Генералу Стесселю.

   "285. Провода электрическаго освѣщен³я будутъ сняты и переданы лейтенанту Ромашеву. Лаборатор³ю сегодня отправляю, но химика не имѣю. No 1646" - скромно отвѣчалъ градоначальникъ Сахаровъ.
   12-го мая, въ 12 ч. 21 м. пополудни была получена телеграмма, свидѣтельствовавшая, что въ укрѣпленномъ ра³онѣ начали бить тревогу и объ углѣ забыли.
   "Начальникъ укрѣпленнаго ра³она приказалъ немедленно вывозить всѣ медикаменты Дальнинской аптеки.

"Подполковникъ ²олшинъ. No 57".

  
   Пока квантунская Шехерезада сочиняла сказку о Дальнемъ,- незамѣтно подкрался день и бой 13-го мая.
  

С²².

  
   Когда въ сторонѣ Киньчжоу раннимъ утромъ загремѣла оруд³йная канонада, дальнинцы далеки были отъ мысли, чѣмъ кончится для нихъ этотъ злосчастный день.
   Оруд³йный гулъ усиливался, но въ Дальнемъ все было покойно, жизнь шла обычнымъ путемъ. Если у кого и закрадывалось сомнѣн³е о счастливомъ исходѣ боя, то во всякомъ случаѣ они никакъ не предполагали, что 13-ое мая былъ ихъ послѣдн³й день въ Дальнемъ. Если кто и смотрѣлъ съ недовѣр³емъ въ тревожное будущее, то прекрасно сознавалъ на горькомъ опытѣ предыдущаго, что надежда перебраться въ Артуръ неосуществима.

 []

   Наступилъ и полдень; канонада, то уменьшаясь, то усиливаясь, продолжалась. Любопытные взбирались на колокольню взглянуть, что творится въ сторонѣ позиц³и. Населен³е оставалось покойнымъ. Изъ штаба ра³она не получалось никакихъ распоряжен³й. Въ Артурѣ въ это время генералъ Стессель праздновалъ со своими присными "побѣду", а Дальн³й съ его многомилл³онными сооружен³ями, конечно, былъ забытъ.
   Солнце склонялось къ западу, наступалъ вечеръ.- Дальн³й, во главѣ со своимъ градоначальникомъ Сахаровымъ, не получалъ никакихъ извѣст³й и распоряжен³й. Всѣ были въ невѣдѣн³и, что творится на киньчжоуской позиц³и, и ничего не предпринимали на случай внезапнаго оставлен³я Дальняго {Телеграфъ лихорадочно работалъ съ Артуромъ.}.
   Ночь смѣнила медленно догоравш³й вечеръ. Дальн³й по всѣмъ улицамъ ярко блисталъ электричествомъ. Населен³е послѣ дня, проведеннаго въ нервно-приподнятомъ настроен³и, спало мертвымъ сномъ.
   Со станц³и Дальн³й въ 10 часовъ отправили предпослѣдн³й поѣздъ. Въ 11 часовъ вернулся изъ Нангалина порожн³й составъ/ Немедленно распространилась вѣсть о томъ? что произошло и происходитъ на Киньчжоуской позиц³и.
   Приблизительно въ это время получаются одна за другой двѣ телеграммы.
  

"Дальн³й. Градоначальнику Сахарову.

   "Начальникъ укрѣпленнаго ра³она разрѣшилъ выѣздъ жителей изъ Дальняго, но не по желѣзной дорогѣ. No 306.

Подполковникъ ²олшинъ".

  

"Дальн³й. Градоначальнику Сахарову.

   "Я приказалъ войскамъ отходить отъ Цзиньчжоу и затѣмъ и отъ Дальняго. Надо потопить суда, а изъ жителей, кто пожелаетъ (!!!), но только русск³е подданные, могутъ отойти въ Артуръ. Но поѣзда, необходимые для войскъ, не занимать, отнюдь не оставлять непр³ятелю ни одного локомотива (на бланкѣ телеграммы не поставлено никакихъ датъ и текстъ не сопровождался нумеромъ).

Стессель".

  
   Городъ ожилъ. Полицейск³е чины стали будить мирно спавшихъ жителей. По улицамъ носились они, бросая камнями въ окна. Ничего не ожидавш³е, но изнервничавш³еся уже жители полуодѣтыми выскакивали на улицу, чтобы узнать, что случилось. Быстро разнеслось извѣст³е, что войска спѣшно отступаютъ къ Артуру, и что съ часу на часъ японская кавалер³я войдетъ въ городъ. Фантаз³я на почвѣ страха разыгрывалась. Испугались занят³я города японцами, боялись хунхузовъ, которые ежеминутно могли начать рѣзню. Началась страшная, неописуемая паника. Мужчины, женщины съ дѣтьми безтолково и безпомощно метались по городу, не зная, что предпринять. Мног³е бросились къ вокзалу, но имъ сообщили, что ѣхать въ Артуръ по желѣзной дорогѣ категорйчески воспрещено. Лошадей въ городѣ почти не было. Изъ оставшихся большая часть ушла въ деревню Шуйшуинъ съ обозомъ продовольственныхъ запасовъ для жителей Дальняго. Какъ я уже говорилъ, помощнику секретаря дальнинскаго градоначальства г. Мымрину было поручено организовать временной этапъ для жителей на случай внезапнаго оставлен³я города.

 []

  

С²²².

  
   Къ 12 час. пополуночи большинство дальнинцевъ собралось на Управленской площади, гдѣ градоначальникъ инженеръ Сахаровъ, объявивъ телеграмму генералъ-лейтенанта Стесселя, предложилъ гражданамъ оставить городъ и при этомъ предупредилъ, что за судьбу тѣхъ, которые останутся въ городѣ, онъ не отвѣтствененъ.
   Затѣмъ имъ было объявлено, что, въ виду категорическаго запрещен³я начальника ра³она слѣдовать въ Портъ-Артуръ по желѣзной дорогѣ и отсутств³я въ Дальнемъ перевозочныхъ средствъ, рекомендуется брать лишь самое необходимое бѣлье и платье, которое каждый собственными силами можетъ донести до крѣпости,
   Съ 12 часовъ несчастные жители Дальняго, бросивъ на произволъ судьбы все свое имущество, потянулись нищими изъ города по береговой дорогѣ на Сяобиндао. Нѣкоторымъ посчастливилось нанять рикшъ; подавляющее же большинство поплелось пѣшкомъ.
   Тѣ, кто видѣлъ несчастныхъ женщинъ, полуодѣтыхъ, простоволосыхъ, босыхъ, съ плачущими дѣтьми на рукахъ, не могутъ и никогда не забудутъ этой картины. Они не забудутъ ее не только потому, что она дѣйствовала потрясающе, а потому еще, что ея могло вовсе не быть, если бы генералъ Стессель внялъ безчисленнымъ ходатайствамъ градоначальника Сахарова о своевременномъ удален³и изъ Дальняго всего гражданскаго населен³я.
   Всѣ тѣ 470 мужчинъ, 92 женщины и 57 дѣтей, которые бѣжали изъ Дальняго въ ночь на 14-е мая, всецѣло обязаны своимъ раззорен³емъ генералу Стесселю.
   Порядокъ отступлен³я изъ Дальняго, выработанный совѣщан³емъ 12-го февраля, примѣнить не удалось, такъ какъ всѣ поѣзда, согласно новому предложен³ю, были предназначены для перевозки войскъ. Кромѣ того, большая часть товарныхъ вагоновъ была нагружена строительными и продовольственными матер³алами. Къ сожалѣн³ю, всѣ эти вагоны, въ силу царившей полной неурядицы въ ихъ перевозкѣ, остались въ Дальнемъ и въ неприкосновенномъ видѣ достались непр³ятелю: свыше 250 товарныхъ вагоновъ и свыше 300 трюковъ, помимо огромнаго количества всевозможныхъ запасовъ, оставшихся на складахъ.
   Когда изъ Дальняго началось уже паническое бѣгство, инженеръ Сахаровъ, какъ градоначальникъ оставляемаго имъ города, получаетъ послѣднюю и самую знаменитую телеграмму послѣ всего того, что происходило въ дѣлѣ перевозки грузовъ въ Артуръ:
  

"Дальн³й. Градоначальнику Сахарову.

   "Генералъ Стессель приказалъ вамъ немедленно взрывать всѣ безъ исключен³я вагоны и трюки, оставш³еся въ Дальнемъ, No 68.

Подполковникъ ²олшинъ".

  
   На подлинникѣ телеграммы, видимо, въ нервномъ состоян³и, нацарапано: "читалъ Шт.-кап. Зедгенидзе".
   Штабсъ-капитанъ Зедгенидзе тоже былъ командированъ въ Дальн³й для производства взрывовъ всѣхъ цѣнныхъ для японцевъ сооружен³й, какъ то: мола, дока, подъемныхъ крановъ, пловучихъ средствъ, рабочей гавани, желѣзнодорожнаго пути и т. д.
   Всѣ эти сооружен³я за недостаткомъ времени не были взорваны и тоже почти въ полной неприкосновенности, за исключен³емъ слабо разрушенныхъ пути и мостовъ, достались непр³ятелю и принесли ему неоцѣнимую пользу, когда японцы базировались въ Дальнемъ. Но объ этомъ послѣ.
   Для того, чтобы основательно испортить многомилл³онныя сооружен³я Дальняго, нужно было заранѣе все подготовить. Развѣ можно было въ одну ночь взорвать хотя бы молъ, тянувш³йся въ море чуть не на двѣ версты? А молъ этотъ сослужилъ японцамъ великую услугу, когда они выгружали осадныя одиннадцатидюймовыя мортиры.
   Росс³и же онъ стоилъ немного болѣе 2-хъ милл³оновъ.
  

С²Ѵ.

  
   Дальн³й, по всѣмъ улицамъ залитый электричествомъ, пустѣетъ. На желѣзнодорожной станц³и стоитъ готовый къ отправлен³ю послѣдн³й поѣздъ въ составѣ 47 вагоновъ.
   Комендантъ станц³и подпоручикъ Терск³й и штабсъ-капитанъ Зедгенидзе торопятъ его отправлен³емъ.
   Штабсъ-капитанъ Зедгенидзе получилъ категорическое предписан³е приступить къ взрывамъ и, не зная истиннаго положен³я вещей, торопилъ отправлен³е поѣзда изъ боязни, что онъ не успѣетъ испортить путь и взорвать мосты.
   Ровно въ 1 ч. 50 м ночи поѣздъ тронулся и къ 3 ч. прибылъ ни станц³ю Нангалинъ.
   На станц³и значительное скоплен³е вагоновъ и 3 паровоза. Въ залѣ 1-го класса генералъ Надѣинъ и командиръ 14-го полка полковникъ Савицк³й. Послѣдн³й спитъ, облокотившись на столъ. Кругомъ, на станц³и, во дворѣ, на лин³и - безпорядокъ и суматоха.
   Савицк³й, разбуженный шумомъ прибывшаго изъ Дальняго поѣзда, спрашиваетъ сквозь сонъ проходившаго офицера:
   - А гдѣ обозъ?
   Офицеръ:
   - Да видѣли гдѣ-то!
   - Видѣли гдѣ-то,- пробормоталъ сонный полковникъ, и опять голова опустилась на столъ.
   Въ 3 часа утра къ прибывшему изъ Дальняго начальнику желѣзнодорожнаго депо В. Т. Петрову подходитъ начальникъ станц³и:
   - Военное начальство требуетъ паровозъ. Его они хотятъ отправить къ Тафашину, чтобы передать какимъ-то частямъ приказан³е объ отступлен³и.
   Начальникъ депо отдалъ приказан³е приготовить паровозъ.
   Вотъ, что онъ мнѣ разсказывалъ:
   - Черезъ нѣсколько минутъ паровозъ былъ готовъ. На тендерѣ помѣстилось нѣсколько нижнихъ чиновъ съ обнаженными шашками. Взятъ запасъ пироксилиновыхъ шашекъ. На паровозѣ артиллер³йск³й подполковникъ, одинъ машинистъ, два помощника и начальникъ депо В. Т. Петровъ.
   Тронулись. Огни изъ предосторожности всѣ потушены, даже фонарикъ у водомѣрнаго стекла. Паровозъ идетъ самымъ малымъ ходомъ впередъ. Всѣ пристально смотрятъ по сторонамъ и впередъ. Никто не знаетъ, гдѣ японцы. Паровозъ едва ползетъ. Ночь темная,- едва различаются ближайш³е предметы. Мѣстности никто не знаетъ, ор³ентируются лишь по мостамъ.
   - Что это? Дайте бинокль. Смотрите, что-то чернѣетъ. Ужъ не японская-ли цѣпь?
   Оказались камни.

 []

   Черезъ нѣсколько минутъ опять всѣмъ показались движущ³яся фигуры.
   - Да гдѣ же мы? Ужъ не проѣхали-ли? Можетъ быть мы въ расположен³и противника?
   Явственно доносился шумъ и различались силуэты приближающихся людей. Остановили паровозъ. Притаились, выславъ на развѣдку одного изъ конвоировъ.
   Минутъ черезъ пять - возвращается.
   - Наши идутъ!
   Подполковникъ пошелъ навстрѣчу. Паровозъ ждутъ на пути. Стало быстро свѣтать. Развернулась печальная картина отступлен³я: по всѣмъ направлен³ямъ вразбродъ тянутся стрѣлкиѵ двуколки, лошади безъ сѣдоковъ...
   Одна, видимо тяжело раненая, мчится съ жалобнымъ воемъ. Остановится, закружится и опять дальше.
   Съ полнымъ разсвѣтомъ вернулись въ Нангалинъ. Тамъ царилъ еще безпорядокъ. Все кругомъ напоминало скорѣе таборъ, чѣмъ строго дисциплинированныя и организованныя воинск³я части.
   Каждому, при первомъ, бѣгломъ взглядѣ было ясно, что никто не руководилъ, никто энергично не распоряжался. Каждый частный начальникъ дѣйствовалъ за свой рискъ и страхъ.
   Начиная лишь съ Нангалина, части постепенно стали приходить въ должный видъ, и отступлен³е приняло организованныя формы.
   Вся 4-ая дивиз³я Фока, миновавъ Нангалинск³я высоты, отошла за Инчензы и далѣе, занявъ позиц³и у развалинъ башни въ предгор³яхъ Юпилазскаго горнаго кряжа.
   Противникъ, благодаря непонятной и исключительно счастливой для насъ случайности, не перешелъ въ наступлен³е. Овладѣвъ Киньчжоу, онъ занялся оккупац³ей г. г. Тал³енвана и Дальняго.
   Благодаря лишь этой медлительности и крайней осторожности, проявляемымъ японцами на каждомъ шагу въ течен³е всего пер³ода военныхъ дѣйств³й въ Квантунскомъ укрѣпленномъ ра³онѣ, мы успѣли оправиться, разсудить и придумать, что намъ предпринять дальше.
  

СѴ.

  
   15-го мая, раннимъ утромъ, послѣ болѣе, чѣмъ суточнаго перехода, усталые, голодные, полусытые дальнинцы небольшими парт³ями стали прибывать въ Артуръ.
   Одна довольно значительная группа мужчинъ, женщинъ и дѣтей, предводительствуемая старикомъ-священникомъ, шла по Новому городу, направляясь къ здан³ю городского управлен³я.
   Гражданск³й коммиссаръ подполковникъ А. И. Вершининъ встрѣтилъ ихъ. Священникъ, утомленный безсонными ночами и тяжелымъ переходомъ, въ сильномъ волнен³и обратился къ представителю гражданскаго населен³я Квантунской области съ приблизительно слѣдующей рѣчью:
   - Скажите, господинъ полковникъ, что подданные мы русскаго государя или нѣтъ? Существуетъ для насъ законъ правда и порядокъ? Можемъ мы разсчитывать на помощь и защиту? Мы давно уже просили у генерала Стесселя разрѣшен³я переѣхать въ Артуръ, перевезти сюда святыни дальнинскаго храма, часть своего имущества. Онъ намъ строго и категорически это воспретилъ. Мы просили разрѣшен³я ѣхать на пароходѣ - тоже было запрещено. Мы покорились и ждали. Ждали, надѣялись, что насъ во-время предупредятъ, когда городу будетъ грозить опасность.
   - А теперь! Что же вышло? Ночью, сонныхъ, полуодѣтыхъ, и безмѣрно напугавъ, - насъ выгнали изъ города. Вотъ эти дѣти, женщины, босыя, голодныя, томимыя жаждой, пѣшкомъ побрели сюда, куда мы такъ долго и настоятельно просились. Святой храмъ, имущество гражданъ осталось на посрамлен³е врагу и разграблен³е. Вотъ: они раззорены, они нищими пришли сюда. Укажите намъ пристанище! Помогите намъ! Защитите насъ отъ насил³я и произвола! Мы къ вамъ обращаемся; мы не знаемъ, как³я еще испытан³я насъ ожидаютъ впереди!

 []

   Священникъ кончилъ и въ изнеможен³и опустился на поданный стулъ.
   Мног³я изъ женщинъ плакали. Картина была тяжелая.
   Подполковникъ Вершининъ, давъ священнику высказаться, сказалъ ему:
   - Батюшка, все, что въ моихъ силахъ, я сдѣлаю, чтобы облегчить ужасное положен³е вашихъ согражданъ. Но я къ вамъ прибѣгаю: помогите и вы намъ!
   - Вы силою слова и убѣжден³я облегчите перенести имъ тяжелую дѣйствительность, примирите ихъ съ неизбѣжнымъ испытан³емъ. Мною уже сдѣлано распоряжен³е объ отводѣ всѣмъ прибывающимъ квартиръ и выдачѣ вспомоществован³я.
   Случайно присутствовавш³е при этой сценѣ состоятельные жители Артура стали жертвовать деньгами для оказан³я немедленной помощи въ одну ночь раззорившимся дальнинцамъ.
   Положен³е большинства изъ нихъ было безвыходное. Нужно при этомъ помнить, что въ Дальнемъ, за исключен³емъ коммерсантовъ, - большинство были мелк³е служащ³е и ихъ семейства. Бросивъ все свое имущество, они пришли въ Артуръ нищими, въ буквальномъ смыслѣ этого слова.
   Не приди имъ на помощь городское управлен³е и общественная благотворительность, они очутились бы прямо на улицѣ.
  

СѴ².

  
   Въ Дальнемъ, помимо многомилл³онныхъ городскихъ, портовыхъ и желѣзнодорожныхъ сооружен³й, остались огромныя богатства частнаго владѣнья, а также богатые склады строительныхъ, продовольственныхъ и матер³альныхъ запасовъ, какъ казеннаго, такъ и частнаго владѣн³я.
   Все это досталось въ руки побѣдоносному врагу.
   Японцы послѣ капитуляц³и Артура открыто говорили, что русск³е много помогли японскимъ инженерамъ въ доставкѣ и установкѣ одиннадцатидюймовыхъ оруд³й подъ Артуромъ.
   И они были безусловно правы: помогли мы тѣмъ, что не разрушили основательно въ Дальнемъ пристани, мола, основан³й для подъемныхъ крановъ, желѣзнодорожнаго пути и мостовъ.
   Благодаря тому, что всѣ эти сооружен³я, въ виду внезапнаго и поспѣшнаго очищен³я города, достались японцамъ почти въ неприкосновенномъ видѣ, подвозъ, доставка и установка 11-дюймовыхъ мортиръ была произведена очень быстро.
   Первая одинадцатидюймовая бомба упала въ Артуръ уже въ ночь на 19-е сентября.
   Тотъ, кто знаетъ, что представляютъ изъ себя одиннадцатидюймовыя мортиры, насколько онѣ громадны и тяжеловѣсны, как³е сопровождаютъ ихъ больш³е и сложные механизмы, сколь тяжеловѣсны ихъ снаряды, тотъ, конечно, пойметъ, как³я невѣроятныя трудности пришлось бы преодолѣть японцамъ для перегрузки ихъ лишь съ транспортовъ на берегъ, не говоря уже о дальнѣйшей доставкѣ на лин³ю блокады.
   Оставленный въ неприкосновенномъ видѣ въ Дальнемъ молъ, стальной путь и слабо разрушенные мосты оказали огромную услугу: ускорили уничтожен³е судовъ, стоявшихъ, какъ на внутреннемъ, такъ и на внѣшнемъ, рейдѣ и способствовали этимъ преждевременному паден³ю Артура.
   Самое тяжелое время наступило для обороны крѣпости тогда, когда она и эскадра день и ночь бомбардировались этими огромными стальными глыбами, отъ которыхъ не было никакого спасен³я.
   На шестидюймовые снаряды и снаряды большаго калибра обращали уже тогда сравнительно малое вниман³е.
  

CVII.

  
   Резюмируя дѣятельность генералъ-лейтенанта Стесселя, въ лицѣ начальника квантунскаго укрѣпленнаго ра³она, какъ въ ра³онѣ, такъ и въ крѣпости, въ пер³одъ времени: февраль, мартъ, апрѣль и май мѣсяцы, я долженъ сказать слѣдующее:
   1) Игнорирован³е вопроса объ обильномъ снабжен³и крѣпости а) богатымъ запасомъ всевозможныхъ видовъ продовольств³я; б) медикаментами; в) перевязочными средствами; г) бѣльемъ и лазаретнымъ имуществомъ; д) снарядами и пулеметами.
   Всего этого можно было достигнуть до перерыва сообщен³я.
   2) Полная неподготовленность къ оборонѣ киньчжоуской позиц³и до войны и халатное къ ней отношен³е въ течен³е указаннаго пер³ода.
   3) Полная неосвѣдомленность о движен³яхъ, сосредоточиван³и и численности противника, благодаря почти отсутствовавшей развѣдочной службѣ.
   4) Неподготовленность какъ крѣпостной, такъ и полевой артиллер³и: а) неумѣн³е примѣняться къ мѣстности; б) отсутств³е практики и слабое знакомство съ стрѣльбой по квадранту, и в) абсолютное отсутств³е управлен³я огнемъ во время киньчжоускаго боя.
   5) Личное отсутств³е во время киньчжоускаго боя, когда больше половины ввѣренныхъ ему войскъ было въ зонѣ боя. Отдача приказан³й по телеграфу на разстоян³и свыше 50 верстъ и, слѣдовательно, полная неосвѣдомленность и невозможность слѣдить за всѣми фазами развит³я штурма и обороны.
   6) Передача командован³я отрядомъ такимъ завѣдомо неспособнымъ генераламъ, какъ Фокъ, и дряхлому, какъ Надѣинъ. Первый прибываетъ къ мѣсту боя, когда онъ фактически оканчивался, а второй телеграфируетъ объ отбит³и штурма и бѣгствѣ японцевъ тогда, когда штурмъ въ дѣйствительности усиливался.
   7) Преступная нераспорядительность и незнакомство съ самыми элементарными требован³ями тактики. 16 часовъ одинъ 5-й полкъ ведетъ оборону позиц³и, не будучи ни разу освѣженъ резервами, которые составляла вся 4-я дивиз³я, близко придвинутая къ Тафашинскимъ высотамъ.
   И, наконецъ, 8) вмѣсто занят³я прекрасныхъ тыловыхъ позиц³й на Тафашинскихъ и Нангалинскихъ высотахъ, по фронту не превышающихъ 10 верстъ, прямое, неорганизованное, безпорядочное отступлен³е къ Артуру, слѣдств³емъ чего явилась необходимость въ быстромъ очищен³и города Дальняго, въ которомъ, за недостаткомъ времени и опять той же преступной нераспорядительности, все было оставлено въ неприкосновенномъ видѣ.

 []

   Все это вмѣстѣ взятое послужило началомъ конца Портъ-Артура, ускоривъ его паден³е, по крайней мѣрѣ, на 4 мѣсяца.
   Будь Киньжчоу укрѣпленъ, какъ слѣдуетъ, мы могли бы продержаться въ немъ два мѣсяца.
   Разъ мы на Зеленыхъ горахъ, операц³онная лин³я которыхъ растянулась свыше 25 верстъ, при отсутств³и оруд³й крѣпостного калибра и долговременныхъ укрѣплен³й, задержали противника на два мѣсяца, то тѣмъ болѣе могли этого достигнуть (т. е. продержаться на каждой изъ первыхъ двухъ позиц³и по два мѣсяца) на хорошо-оборудованной киньчжоуской позиц³и, а затѣмъ на тыловыхъ позиц³яхъ Тафашинскихъ и Нангалинскихъ высотъ, растянутыхъ по фронту, первой - не болѣе 3-хъ верстъ, вторыхъ - не болѣе 10, при чемъ крайнимъ срокомъ возможности дальнѣйшей обороны Артура, послѣ всѣхъ ошибокъ генерала Стесселя съ момента уже тѣсной блокады крѣпости, послѣ паден³я Высокой горы, я беру 16-е января, на основан³и оффиц³альнаго заявлен³я коменданта крѣпости генералъ-лейтенанта Смирнова, высказаннаго имъ въ его блестящемъ протестѣ противъ сдачи крѣпости на послѣднемъ военномъ совѣтѣ, 16 декабря 1904 г.
   Слѣдовательно: не дѣлай генералъ-лейтенантъ Стессель до тѣсной блокады Артура самыхъ непростительныхъ ошибокъ,- крѣпость могла бы смѣло продержаться до 15 мая.
  

Пер³одъ второй.

СѴ²².

   Съ внезапнымъ паден³емъ Киньчжоу и отступлен³емъ всей дивиз³и Фока къ Артуру всѣ взоры обратились на коменданта крѣпости, генералъ-лейтенанта Смирнова.
   Тѣ изъ жителей, которые вѣрили въ неприступность Киньчжоу, совершенно упали духомъ и начали спѣшно собираться изъ Артура, выѣзжая изъ него на шаландахъ въ Чифу.
   Прибывающ³е въ Артуръ жалк³е остатки 5-го полка,- полка, который своей эпической защитой пр³обрѣлъ неувядаемую славу, потерявъ больше половины нижнихъ чиновъ и 2/3 офицеровъ, Стессель встрѣтилъ самымъ неожиданнымъ и оригинальнымъ привѣтств³емъ:- "Негодный, недисциплинированный полкъ, измѣнники, трусы, негодяи. Я всѣхъ отдамъ подъ судъ. Какъ смѣли оставить Киньчжоу? Не смѣть показываться въ Артурѣ; вы однимъ присутств³емъ заразите трусостью весь гарнизонъ".
   У полка не было своего начальника дивиз³и, за него некому было заступиться. Командиръ полка, въ силу порядка подчиненности, не смѣлъ возражать Стесселю. Ему и его офицерамъ пришлось только выслушивать эти незаслуженныя оскорблен³я.- Генералъ Фокъ всю вину взвалилъ на 5-й восточно-сибирск³й стрѣлковый полкъ и убѣдилъ Стесселя (а убѣдить его было легко во всемъ, такъ какъ онъ самъ не былъ на Киньчжоу), что оставлен³е Киньчжоу - всецѣло вина 5 полка, а также неумѣлое сооружен³е укрѣплен³й.

 []

   Послѣ Киньчжоускаго боя, представлявшаго изъ себя одинъ изъ возмутительнѣйшихъ эпизодовъ нашей военной истор³и, въ смыслѣ его подготовки и руководительства, вина которыхъ всецѣло ложится на Стесселя и Фока, Стессель пишетъ слѣдующ³й приказъ отъ 15 мая, за No 258:
   "Бой на Кинчьжоуской позиц³и и впереди ея выяснили, что артиллер³йская прислуга при неимѣн

Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 253 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа