Главная » Книги

Ножин Евгений Константинович - Правда о Порт-Артуре, Страница 18

Ножин Евгений Константинович - Правда о Порт-Артуре


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

могать своимъ. Что мы, хуже ихъ, что ли? Всѣ одному царю и родинѣ служимъ. Я видѣть не могу этихъ бѣлоперчаточниковъ - горячился одинъ изъ офицеровъ.
   - Бросьте вы ерунду то городить, Да что, развѣ они виноваты въ томъ, что на судахъ имъ предоставленъ комфортъ? Вѣдь они живутъ тамъ всю жизнь. Въ мирное, въ военное время, въ самомъ жаркомъ бою - каюты ихъ остаются тѣми же каютами. Люди годами живутъ въ одной каютѣ. Если намъ въ силу услов³й сухопутной войны приходится разставаться съ насиженнымъ гнѣздомъ, офицерскимъ собран³емъ и спать въ палаткахъ, а то и прямо подъ открытымъ небомъ - такъ вы хотите, чтобы и моряки жили въ такихъ же услов³яхъ?
   Что вы говорите объ ихъ комфортѣ, это вздоръ форменный.
   Что же касается того, что они пострѣляютъ и уйдутъ - то они въ этомъ невиноваты. Прикажутъ - будутъ стрѣлять до тѣхъ поръ, пока не взорвутся оруд³я.
   Они что ли, эта масса офицеровъ и младшихъ начальниковъ распоряжается эскадрой?
   Вонъ Куинъ-Санъ, который всѣмъ глаза мозолитъ, нами отданъ. Приказали бы не отдавать, защитили бы его, какъ слѣдуетъ, использовали бы его своевременно, какъ слѣдуетъ, развѣ кто-нибудь изъ насъ рѣшился бы оставить его безъ приказан³я? Умерли бы, а не отдали.
   Что же, во флотѣ не тѣ же офицеры? Сколько уже геройскихъ подвиговъ, да какихъ! Здѣсь можно оглянуться - и драла, а въ морѣ не уйдешь. Либо на дно - либо пардонъ.
   Нѣтъ, зря вы все это говорите.
   Вспомните, какъ только кому-нибудь изъ моряковъ позволятъ проявить иниц³ативу - как³е они фортели выкидываютъ. Вспомните только "Баянъ", "Стерегущ³й", "Страшный", "Бобръ", "Отважный", "Бураковъ", "Амуръ", и т. д. -
   Одни соглашались съ говорившимъ, друг³е возражали. Разгорался споръ. Споръ о флотѣ принималъ всегда страстный оттѣнокъ. Все варьируется на тѣ же лады.
   Я слушалъ, слушалъ - и отошелъ.
   Генералъ Кондратенко подошелъ къ телефону и, соединивъ себя съ Артуромъ, говорилъ съ кѣмъ-то по поводу выхода нашихъ судовъ.
  

---

  
   13 ³юля отрядъ канонерскихъ лодокъ выходилъ къ Луньвантаню для обстрѣливан³я непр³ятельскихъ позиц³й.
   Лишь только наши лодки приблизились къ Луньвантаню - у острова Кеппъ показались четыре большихъ крейсера, двѣ лодки и сорокъ миноносцевъ.
   Непр³ятель сталъ сближаться, открылъ огонь, подойдя очень близко.
   Нашимъ тоже пришлось по нимъ стрѣлять и, не имѣя прикрыт³я, отходить къ крѣпости.
   При всемъ желан³и поддержать своихъ сухопутныхъ товарищей - канонерки должны были отступить передъ превосходящимъ и въ числѣ и въ силѣ противникомъ.
   Изъ Артура не подумали прислать имъ поддержки, чтобы отогнать японцевъ и дать возможность продолжать обстрѣливан³е позиц³й.
   Непр³ятель, энергично наступая, пострадалъ за свою лихость. Одна изъ канонерокъ, получивъ 6" снарядъ, запарила, а крейсеръ "Ч³одо" подорвался на минѣ, но скоро, подведя пластырь, былъ отведенъ въ г. Дальн³й.
  

---

  
   Въ началѣ 5-ти противникъ опять постепенно развилъ страшный оруд³йный огонь по батареямъ Скрыдлова и князя Чхейдзе.
   Окопы по всей лин³и Зеленыхъ горъ затрещали ружейнымъ огнемъ.
   Вся сила оруд³йнаго огня сосредоточилась на центрѣ. Долина тоже сильно обстрѣливалась шрапнельнымъ огнемъ площадями по предполагаемымъ резервамъ.
   Раненые начали быстро прибывать. Со всѣхъ сторонъ Луньвантаньской долины тянулись извозчики, рикши, носилки съ наскоро перевязанными ранеными.
   Въ 1/2 верстѣ отъ боевой лин³и работалъ санитарный отрядъ морского вѣдомства. Перевязочный пунктъ былъ разбитъ въ Луньвантаньской долинѣ, у деревни Люшангоу.

 []

   Самоотверженная работа докторовъ Арнгольда, Стеблова и Кефели приводила самого Кондратенко въ восхищен³е.
   Онъ нѣсколько разъ благодарилъ ихъ за дѣйствительно выдающуюся храбрость, самоотвержен³е, энерг³ю и хладнокров³е.
   Опять повторяю - перевязывать подъ огнемъ раненыхъ тяжелѣе, чѣмъ въ изступлен³и итти въ атаку.
   Этотъ отрядъ во все время трехдневнаго боя принесъ огромную, неоцѣненную пользу войскамъ праваго фланга.
   Второй перевязочный пунктъ былъ въ устьѣ долины Литангоу.
   Расположенъ былъ онъ нѣсколько дальше отъ боевой лин³и, подъ лѣвымъ отвѣснымъ обрывомъ, слегка защищавшимъ отъ шрапнельнаго огня. Другого, болѣе безопаснаго мѣста найти было нельзя, такъ какъ вся площадь поражалась оруд³йнымъ огнемъ въ надеждѣ обстрѣлять резервы.
   Здѣсь работалъ докторъ Мгеладзе, младш³й врачъ 26 полка.
   Въ 5 часовъ противникъ ударилъ на центръ Зеленыхъ горъ. До наступлен³я сумерекъ шли на штурмъ безконечныя колонны японцевъ, да такъ и не дошли.
   Добрались смѣльчаки близко, очень близко, но были отбиты съ ужасающимъ урономъ, залегли въ 800-600 шагахъ и зарылись.
   Подняться для рѣшительнаго удара уже не имѣли ни силъ ни энерг³и.
   Помимо стрѣлковаго огня и пулеметовъ съ гребня Зеленыхъ горъ, штурмующ³е поражались въ лобъ батареями князя Чхейдзе, Скрыдлова, подъ общимъ наблюден³емъ полковника Мехмандарова.
   Бѣглый огонь незначительнаго числа нашихъ оруд³й вырывалъ цѣлыя кучи людей, обращая ихъ въ безформенную копошащуюся массу.
   Всѣ долины, скаты чернѣли отъ массы труповъ.
   Въ 7 часовъ получилось донесен³е, что Высокая гора окончательно опять въ нашихъ рукахъ. Редюитъ въ рукахъ врага.
   - Этимъ мы безусловно обязаны Бутусову. Отойди онъ утромъ - Высокой горы намъ больше не взять. Как³е молодцы пограничники!!
   - Да, ваше превосходительство, Бутусовъ умретъ, но безъ приказан³я не оставитъ ввѣренной ему защиты - подтвердилъ Семеновъ.
   - Нужно пограничниковъ смѣнить. Сейчасъ же пошлите на смѣну двѣ роты изъ резерва.
   Я увѣренъ, что противникъ сегодня атаки не повторитъ. Засѣвъ въ 600 шагахъ, онъ окопается, подтянетъ за ночь подкрѣплен³я, вольетъ ихъ въ свои окопы, пододвинетъ резервъ и съ утра лишь возобновитъ штурмъ.
   Охъ, сильно ему досталось.
   Внизу все усѣяно трупами.
   А что, какъ нашъ лѣвый флангъ?
   - Сейчасъ полученъ рядъ донесен³й - флангъ и центръ надеженъ, хотя центръ къ ночи усилю.
   - Вотъ что - когда пограничники оправятся, Бутусова нужно будетъ послать на лѣвый флангъ. Все будетъ надежнѣй.
   - Слушаю-съ.
   Начало смеркаться. Ружейный огонь быстро стихалъ. Стрѣльба совсѣмъ прекращена.
   То здѣсь, то тамъ дальше ружейные залпы, одиночные выстрѣлы.
   Наконецъ почти все стихло.
   Сумерки уже.
   Шумятъ лишь по дорогѣ въ долинѣ извозчики съ ранеными сѣдоками, походныя кухни, патронныя двуколки.
   Весь штабъ, видимо, утомился. На совѣсть всѣ поработали. Цѣлый день на конѣ - гонки было много.
   Разговоры какъ-то не клеились, всѣ столпились вокругъ нашего Кондратенко.
   Сумерки разсѣивались. Тумана сегодня нѣтъ.
   Наступила ночь, тихая, лунная.
   Кругомъ и совсѣмъ стало тихо.
   - Господа, поздравляю. Штурмъ отбитъ, день за нами!
   Что дастъ намъ завтрашн³й день?
   Ну, а теперь можно и закусить и отдохнуть - весело обратился Кондратенко къ Семенову.
   Передавъ начальство надъ общимъ резервомъ подполковнику Вольскому, Семеновъ пригласилъ генерала и всѣхъ насъ къ себѣ.
   Минутъ черезъ десять сидѣли за столомъ въ штабѣ отряда.
   Рѣдко былъ такъ вкусенъ ужинъ, а затѣмъ поданный чай.
   Всѣ устали нравственно и физически.
   Все же бесѣда была и шумна и весела.
   О раненыхъ и убитыхъ какъ-то старались забыть. Радовались успѣху боя и воскресшимъ надеждамъ.
   Ужинъ былъ накрытъ на чистомъ воздухѣ.
   Рядомъ въ домѣ непрерывно работалъ телефонъ, передавая генералу Стесселю подробности о конечномъ результатѣ боя.

 []

   Наконецъ получена телефонограмма начальника ра³она. Генералъ Стессель поздравлялъ генерала Кондратенко, полковника Семенова, всѣхъ боевыхъ товарищей съ блестящимъ отражен³емъ атаки.
   Усталость брала свое, постепенно всѣ стали расходиться по палаткамъ.
   Генералъ остался въ отрядѣ и въ ставкѣ полковника Семенова; вмѣстѣ съ начальниками штабовъ, подполковникомъ Науменко и капитаномъ Успенскимъ разрабатывалъ диспозиц³ю слѣдующаго дня.
   Наступила опять полночь. Лагерь, оборонительная лин³я замерли.
   Рѣдко, рѣдко донесется сухой трескъ ружейнаго выстрѣла, и опять все тихо, совсѣмъ тихо.
   Въ палаткѣ Семенова почти до разсвѣта горѣлъ огонь, и слышалась сдержанная, но оживленная бесѣда совѣщавшихся.
   Наконецъ и тамъ умолкли.
  

Бой 14 ³юля.

  
   6 часовъ утра. Лишь только разсѣялся утренн³й туманъ, бой возобновился съ новой силой.
   За минувш³й день противникъ пристрѣлялся и снова всей силой обрушился на батареи князя Чхейдзе и капитана Скрыдлова.
   Осадныя батареи противника систематически залпами 120 м.м. оруд³й громили батареи, ни на минуту не давая покоя.
   Эти оруд³я исключительно занялись нашими батареями и, очевидно, рѣшили ихъ уничтожить.
   Сегодня площадь перелетовъ и недолетовъ значительно сузилась.
   Батареи страдали больше.
   При первомъ выстрѣлѣ, начальникъ дивиз³и вмѣстѣ съ полковникомъ Семеновымъ на рысяхъ выѣхали къ устью Литангоуской долины.
   Второй день боя начался.
   День солнечный, ясный, покойный.
   Луньвантаньская долина и склоны Зеленыхъ горъ, одѣтыя яркой зеленью, золотятся подъ косыми лучами ранняго солнца.
   Идетъ исключительно артиллер³йск³й бой.
   Снаряды съ зловѣщимъ воемъ несутся черезъ долину.
   Здѣсь не слышно оруд³йнаго гула противника, но ясно отличаются взрывы его мелинитовыхъ бомбъ.
   Каждый взрывъ на этихъ батареяхъ безпокоитъ. Чѣмъ кончилось?
   Слава Богу, на батареяхъ, благодаря умѣлому управлен³ю г.г. офицерами оруд³йной прислугой, потери сравнительно ничтожны.
   Хладнокров³е офицеровъ и нижнихъ чиновъ поразительное.
   Командиръ батареи князь Чхейдзе насмѣшилъ и офицеровъ и людей.
   На батареѣ жарко, рвутся снаряды, визжатъ осколки. Непрерывная работа немыслима у оруд³й.
   Прислуга, пользуясь паузами, живо зарядитъ оруд³я. Наведутъ - залпъ - и бѣгомъ въ блиндажи.
   Въ отвѣтъ уже несутся съ все усиливающимся воемъ шестидюймовыя игрушки.
   Однимъ изъ взрывовъ засыпало всѣхъ землей и каменьями. Особенно досталось подполковнику князю Чхейдзе, замарало пескомъ и кровью его всегда бѣлоснѣжный китель.
   Князь сначала остолбенѣлъ отъ этого душа, а затѣмъ, очищая себя отъ грязи, съ раздражен³емъ крикнулъ:
   - Ну, этого, господа, я не люблю. - Чортъ знаетъ, какое безобраз³е!
   Эта флегматичность, раздражен³е по поводу испачканнаго кителя насмѣшили всѣхъ.
   Смерть кругомъ, а онъ грязи "не любитъ".
   Итакъ, продолжаю, шла исключительно артиллер³йская борьба.
   Стрѣлки, сидя въ своихъ рвахъ, слабо напоминающихъ окопы, безъ всякихъ прикрыт³й, осыпаемые шрапнельнымъ, бомбовымъ градомъ, терпѣливо ожидали начала штурма.
   Японцы еще сидѣли въ своихъ окопахъ - еще не подымались.
   Отчетливо видно, что окопы ихъ густо-густо набиты подошедшими за ночь подкрѣплен³ями.
   Ружейнаго огня почти совсѣмъ еще не слышно.
   Еще неизвѣстно, куда направитъ противникъ сегодня свой главный ударъ.
   Далеко впереди подтягиваются резервы. То здѣсь, въ долинѣ, то въ сторону, въ балкѣ, обнажитъ себя какая-нибудь часть.
   Наша оборонительная лин³я (правый флангъ) растянулась почти на 10 верстъ. Лѣвый флангъ на - 15.
   По Луньвантаньской долинѣ взадъ и впередъ несутся ординарцы.
   Телефонный аппаратъ, поставленный прямо на камни, непрерывно работаетъ.
   Начальникъ дивиз³и и полковникъ Семеновъ безпрерывно получаютъ донесен³я.
   Отдаютъ приказан³я. То и дѣло слышится лаконическое: "очередной охотникъ!"
   Охотникъ беретъ пакетъ - и слѣдъ пропалъ.
   - Поручикъ Сенкевичъ, потрудитесь проѣхать къ капитану Пальчевскому и лично убѣдиться въ положен³и вещей на его участкѣ, приказываетъ Семеновъ, быстро просматривая полученное донесен³е.

 []

   Для болѣе важныхъ и самостоятельныхъ поручен³й посылаются офицеры.
   Поручикъ Сенкевичъ - образцовый офицеръ, начальникъ конной охотничьей команды 26 полка - отвѣчаетъ: "слушаю-съ", и въ карьеръ несется по долинѣ, засыпаемый шрапнелью.
   Японцы усердно посыпаютъ долину шрапнелью. Они предполагаютъ, что тамъ стянуты резервы.
   Сколько тысячъ шрапнелей выпустили они за эти два дня!
   Около 9 часовъ затрещали винтовки. Началась стрѣльба пачками.
   Противникъ перешелъ въ наступлен³е. Оруд³йный огонь замѣтно стихаетъ.
   Но князь Чхейдзе и Скрыдловъ развили ужасающ³й по силѣ огонь.
   Вихрь снарядовъ понесся на штурмующихъ.
   - Не желалъ бы я быть на мѣстѣ япошекъ. Вѣдь это нѣчто стих³йное - говоритъ одинъ изъ молодыхъ офицеровъ.
   У всѣхъ оживленныя лица. Съ напряженнымъ вниман³емъ прислушиваются къ этому вихрю.
   Батареи выпустятъ одну очередь, другую - и смолкнутъ. Со стороны противника несется отвѣтный вихрь.
   На батареяхъ слышенъ рядъ взрывовъ. Немедленно за ними - нашъ вихрь.
   Какъ удивительно умѣло шло управлен³е артиллер³йскимъ огнемъ. Примѣръ Киньчжоу научилъ многому.
   Жаль, что за все время трехдневнаго боя генералъ изъ "стаи славныхъ", начальникъ артиллер³и 3 сибирскаго корпуса, не поинтересовался ознакомиться съ артиллер³йской борьбой на правомъ флангѣ.
   Онъ сидѣлъ на лѣвомъ флангѣ, прилѣпившись къ штабу, любуясь лишь издали молодецкой работой ввѣренной ему артиллер³и.
   А ему, георг³евскому кавалеру, навѣрное, дадутъ или дали уже какой-нибудь серьезный строевой постъ.
   Не прошло и часу, какъ ружейный огонь сталъ слегка стихать.
   Артиллер³я свое дѣло дѣлала.
   Противникъ менѣе энергиченъ.
   Одинъ ужасъ, сколькихъ японскихъ жизней стоилъ этотъ часъ!
   Глядя на то, что дѣлали двѣ батареи, я невольно представлялъ себѣ, что было бы съ японцами, имѣй мы больше полевыхъ оруд³й и пришли къ намъ въ Артуръ горной артиллер³и. Японцамъ не скоро бы удалось овладѣть Зелеными горами.
   - Ваше превосходительство - телефонограмма...
   Кондратенко быстро ее пробѣгаетъ.
   - Гдѣ начальникъ штаба? Генералъ Стессель вызываетъ меня къ себѣ. На лѣвомъ флангѣ сосредоточивается противникъ. Противъ Юпилазы сконцентрировано до 80 оруд³й. Евген³й Николаевичъ, ѣдемъ.
   - Коней, подавай коней! Гдѣ начальника дивиз³и лошадь?
   Черезъ нѣсколько минутъ генералъ-ма³оръ Кондратенко съ подполковникомъ Науменко карьеромъ понеслись по Литангоуской долинѣ.
   Когда доѣхали до штаба отряда, пораздумали, ѣхать ли этой, ближней и хорошей дорогой. Нужно было пролетѣть площадь, гдѣ непрерывно рвались всѣ снаряды перелетовъ, посылаемые князю и Скрыдлову.
   Обозныя лошади, денщики, кашевары спрятаны подъ отвѣсный обрывъ.
   Но смѣлымъ Богъ владѣетъ - проскакали благополучно.
   Къ 12 часамъ канонада, какъ и вчера, стала постепенно стихать.
   Японцы и дома и на войнѣ, даже въ бою, въ своемъ обиходѣ педантично аккуратны.
   Солдаты и офицеры заработали палочками, подкрѣпляя себя мин³атюрной порц³ей риса.
   Только, очевидно, дежурное оруд³е нѣтъ, нѣтъ да и пуститъ 5 пудовую "блямбу" то къ князю, то къ капитану Скрыдлову.
   Японцы подкрѣплялись. Не скажу, чтобы этимъ занимались наши, сухарями развѣ - пожалуй. Другихъ, болѣе питательныхъ консервовъ, какъ извѣстно, въ нашей арм³и не признается.
   Да оно, положимъ, и вѣрно. Въ голодный годъ "мужику" и сухарь покажется деликатесомъ. А такъ какъ большинству на Руси удѣлъ голодати, то этого "консерва" вполнѣ было достаточно, хотя, конечно, измученнымъ стрѣлкамъ и пр³ятно было бы похлебать горяченькаго. Но что же дѣлать, когда доставить кухни на высоту горныхъ позиц³й своевременно было затруднительно? Положимъ, отвлекаться ѣдой было и небезопасно - вдругъ японцы возобновятъ штурмъ.
   Въ тѣхъ частяхъ, гдѣ начальники были поэнергичнѣе, людямъ удавалось какъ-то пообѣдать. Ну, да вѣдь не всѣ рождены энергичными. Кромѣ того, долг³й опытъ въ войскахъ успѣлъ уже доказать, что высшее начальство не любитъ и не поощряетъ "энерг³и", если таковая сопровождается честнымъ и добросовѣстнымъ отношен³емъ къ дѣлу.
   Ну, да вѣдь это старая истор³я.
  

---

  
   Опять въ штабѣ страшно волновались по поводу того, что флотъ оказываетъ слабую поддержку сухопутной артиллер³и.
   - Я не понимаю, неужели эскадра не можетъ намъ помочь? Вчера пришли, немного и крайне неудачно пострѣляли и ушли. Положительно непонятно, почему они такъ дѣйствуютъ. Ну подошли, открыли бы огонь. Подумайте, какой вредъ они нанесли бы японцамъ. А то покажутся и сейчасъ же назадъ - горячился кто-то изъ штабныхъ.
   - Все это хорошо. А вы думаете, легко имъ стрѣлять по сухопутнымъ позиц³ямъ? Я не говорю уже про опасности итти по минамъ - они никогда не производили практической стрѣльбы. Попробуйте-ка съ моря стрѣлять по сушѣ безъ хорошо организованной корректировки: помните - 1 ³юля, что-ли, по нашему расположен³ю начали жарить. Вѣдь у нихъ и картъ нѣтъ. Вчера посланъ на "Отважный" поручикъ Чивчинск³й. Онъ имъ указываетъ, куда нужно стрѣлять.
   Нѣтъ, положен³е ихъ пиковое!
  

---

  
   Дѣятельность флота въ бою 14 ³юля выразилась въ слѣдующемъ.
   Канонерск³я лодки выходили въ море для обстрѣливан³я непр³ятельскихъ позиц³й подъ прикрыт³емъ 3-хъ крейсеровъ и броненосца "Ретвизанъ".
   Огонь поддерживали до 2-хъ часовъ. Во время этого обстрѣливан³я въ 80 кабельтовыхъ, у острова Кеппъ, показались 4 японскихъ броненосца, 3 бронированныхъ крейсера съ "Ниссинъ" и "Кассугой" во главѣ и 2 канонерскихъ лодки.
   Сблизившись на разстоян³е выстрѣла, они немедленно открыли сильный огонь.
   Все вниман³е "Ретвизана" и крейсеровъ, конечно, сейчасъ же было обращено въ сторону появившагося въ столь значительныхъ силахъ противника. Канонерск³я же лодки подъ начальствомъ контръ-адмирала Лощинскаго энергично обстрѣливали непр³ятельск³я позиц³и. Впечатлѣн³е на штурмующихъ этотъ огонь производилъ довольно сильное, хотя значительнаго вреда не приносилъ.
   Завязался морской бой. Противникъ сосредоточивалъ огонь главнымъ образомъ на "Ретвизанѣ", снаряды японцевъ ложились очень хорошо. Наши же снаряды не достигали цѣли. Одинъ изъ снарядовъ упалъ подъ носомъ "Ретвизана". Снаряды послѣдняго долетали только тогда до противника, когда въ моментъ выстрѣла носъ его вздымался волной.
   Такъ какъ огонь усиливался, а мы не могли нанести противнику существеннаго вреда, то броненосцы и крейсера были отозваны назадъ. Лодки, оставшись безъ прикрыт³я, пошли за ними.
   Вышедш³й на встрѣчу возвращающимся адмиралъ Витгефтъ, подойдя къ "Отважному", удивилъ всѣхъ вопросомъ, обращеннымъ къ адмиралу Лощинскому.
   - Зачѣмъ вернулись лодки?
   Адмиралъ Лощинск³й вполнѣ резонно отвѣтилъ, что съ уходомъ крейсеровъ немыслимо было оставаться въ виду огромнаго перевѣса въ силахъ противника. Кромѣ того, на лодкахъ были израсходованы всѣ снаряды.
   На это адмиралъ Витгефтъ возразилъ:
   - Крейсера не для васъ, они сами по себѣ, а вы должны были остаться; что же касается снарядовъ, то объ этомъ нужно было раньше заботиться.
   Эти замѣчан³я не имѣли логическаго основан³я:
   1) Канонерск³я лодки, безусловно, не должны и не могли оставаться безъ прикрыт³я въ разстоян³и почти 20 верстъ отъ крѣпости, въ виду сильнаго противника, вооруженнаго дальнобойными оруд³ями.
   Нужно было не забывать, что у непр³ятеля даже канонерск³я лодки были вооружены 10-ти дюймовыми дальнобойными современнаго типа оруд³ями.
   А у насъ только на "Отважномъ" былъ знаменитый 9-тидюймовый, но древн³й "дядя Томъ". Слѣдовательно, не говоря уже о крейсерахъ и броненосцахъ, наши лодки не могли бороться съ лодками противника.
   2) Что же касается недостатка снарядовъ на канонерскихъ лодкахъ, то это было вызвано распоряжен³емъ самого адмирала Витгефта, который, въ виду возможности взрыва минъ, приказалъ имѣть на судахъ не болѣе 15-20 снарядовъ на оруд³е.
   Интересно было знать, чѣмъ былъ вызванъ отвѣтъ адмирала Витгефта, что распоряжен³е его относительно ограниченнаго количества снарядовъ касалось лишь стоянки судовъ на рейдѣ.
  

---

  
   Здѣсь опять я долженъ затронуть вопросъ, насколько продуктивна была дѣятельность отряда судовъ минной береговой обороны въ пер³одъ времени съ 13 ³юня по 14 ³юля включительно.
   За это время отрядъ канонерскихъ лодокъ подъ командой контръ-адмирала Лощинскаго почти ежедневно выходилъ для обстрѣливан³я позиц³й.
   Выходы эти, конечно, сопровождались огромной опасностью отъ плавающихъ минъ, и если они не были особенно продуктивными, то въ этомъ вина не моряковъ этого отряда, а нераспорядительность старшаго морского начальника.
   Сколько разъ вышедш³я лодки должны были возвращаться, такъ какъ въ виду ихъ появлялся значительный противникъ.
   Выходъ лодокъ, кромѣ возможности нарваться на мину, не давалъ часто никакихъ практическихъ результатовъ.
   Тѣмъ не менѣе наши слабо-вооруженныя лодки неоднократно выходили для обстрѣливан³я непр³ятельскихъ позиц³й, и, если имъ удавалось обстрѣлять таковыя, то онѣ дѣлали все, что отъ нихъ зависѣло.

 []

   Правы были тѣ, которые доказывали адмиралу Витгефту, что каждый выходъ лодокъ долженъ былъ производиться не иначе, какъ подъ прикрыт³емъ отряда судовъ эскадры.
   Только при этихъ услов³яхъ походы лодокъ имѣли хоть какую-нибудь цѣль и смыслъ.
   Но главный морской начальникъ былъ особаго на этотъ счетъ мнѣн³я, и лодки въ большинствѣ случаевъ посылались безъ всякихъ прикрыт³й, если не считать сопровождавшихъ ихъ миноносцевъ.
   Прикрыт³ю, состоявшему изъ нѣсколькихъ крейсеровъ, вовсе не необходимо было вступать въ бой и тратить снаряды. Ему нужно было лишь держать непр³ятеля въ недосягаемой дистанц³и до канонерскихъ лодокъ, которыя въ это время могли спокойно обстрѣливать позиц³и, какъ это, напримѣръ, и было 14 ³юля, когда крейсера и "Ретвизанъ" вступили въ бой съ насѣдавшимъ противникомъ.
   Вообще, нужно съ горечью констатировать, что въ управлен³и эскадрой царилъ такой безсмысленный хаосъ, что, право, удивляешься, какъ это еще до паден³я Высокой горы не погибло большинство нашихъ судовъ.
  

---

  
   День и выходъ отряда 14 ³юля закончились для эскадры печально.
   Нашъ лучш³й герой - крейсеръ "Баянъ" при входѣ въ гавань нарвался на мину почти у самаго затопленнаго "Хайлара".
   "Баянъ" вышелъ изъ строя и былъ отведенъ въ Восточный бассейнъ для починки довольно значительной пробоины.
  

---

  
   Съ 2-хъ часовъ опять завыли бомбы.
   Пр³ѣхалъ въ штабъ отряда.
   Нѣсколько офицеровъ, наскоро отобѣдавъ, сидятъ за столомъ, хохочутъ.
   Капельмейстеръ г. Михайловъ сидитъ съ камертономъ въ рукахъ.
   - Что это у васъ тутъ за веселье?
   - Не угодно ли? Нашъ капельмейстеръ сдѣлалъ открыт³е. По звуку полета опредѣляетъ, гдѣ разорвется бомба: на батареѣ, у насъ или дальше.
   - Ну, разскажите, разскажите, какъ вы тутъ пользуетесь тонами.
   - Да очень просто. Когда звукъ полета даетъ mi - разрывъ на батареѣ Чхейдзе, fa - у насъ, sol - дальше.
   Стали прислушиваться.
   - Ахъ, черти телефонисты мѣшаютъ слушать.
   - Да тише, господа. Ну берите же тонъ, звукъ летящаго снаряда усиливается.
   М³............, дѣйствительно, mi - бацъ! - около батареи.
   - А эта вотъ тамъ разорвется.
   Fa................., тянутъ - бухъ!- разорвалась далеко по дорогѣ.
   - Sol........., затянулъ кто-то козломъ.
   - Михаилъ Евламп³евичъ, да не мѣшайте - укоризненно кто-то говоритъ поручику Миропольскому.
   Посмотрѣлъ я на эту группу и, право, залюбовался: вѣдь кругомъ же смерть витаетъ.
   Вотъ это "mi" часа два тому назадъ наводчика на батареѣ превратило въ безформенную массу - а они ничего, не боятся, хохочутъ!
   Значитъ, не измельчались русск³е люди.
   Когда нужно - бодро, съ достоинствомъ, безъ тѣни страха глядятъ въ глаза смерти.
   Посмотрѣли бы вы на этихъ солдатъ, какъ они отъ души хохотали, глядя на дурачившихся офицеровъ.
   Этотъ "очередной охотникъ", который стремглавъ полетѣлъ съ полученной телефонограммой по дорогѣ, осыпаемой шрапнелью, не будетъ прятаться за камни, а тоже улыбаясь будетъ тянуть какую-нибудь ноту, гадая, гдѣ разорвется снарядъ,
   Въ началѣ четырехъ оруд³йный огонь усилился.
   Луньвантаньская долина засыпалась шрапнелью.
   По дорогамъ, не обращая вниман³я на этотъ уб³йственный огонь, артурск³е легковые парные извощики какъ ни въ чемъ не бывало везутъ раненыхъ, возвращаются назадъ, забираютъ у поднож³я Зеленыхъ горъ новыхъ, опять возвращаются. Ѣдутъ двуколки съ патронами, кухни. Тянутся носилки. Суматохи нѣтъ, растерянности не видно. Все спокойно. Всѣ свое дѣло дѣлаютъ: одни стрѣляютъ, друг³е страдаютъ отъ ранъ, третьи несутъ, четвертые везутъ, пятые умираютъ - и такъ безъ конца.

 []

   Но вѣдь смерть, смерть же витаетъ кругомъ.
   Нѣтъ, никто не обращаетъ вниман³я.
   Вонъ, далеко-далеко еще по дорогѣ плетется извозчикъ. Разрывается надъ нимъ цѣлый букетъ шрапнели. Издали кажется, что все попало въ него. Невольно всѣ вскакиваютъ. Разсѣивается дымъ - все благополучно. Шрапнель разорвалась очень высоко и значительно дальше.
   Извозчикъ, видимо, все-таки испугался - приближается быстрѣй; одна лошадь прихрамываетъ - ее задѣло.
   Въ экипажѣ сидятъ два стрѣлка.
   Одинъ - скрючившись, умеръ уже, другой, съ ружьемъ въ рукахъ, важно развалился, откинувъ голову назадъ, и сосредоточенно смотритъ въ недосягаемую высь горнихъ высотъ, какъ бы слѣдя за улетѣвшей душой своего уже мертваго товарища.
  

---

  
   Начальникъ отряда пристально смотритъ на Высокую гору. Кругомъ штабъ и ординарцы.
   - Вольноопредѣляющ³йся Загоровск³й, отправляйтесь на правый флангъ. Узнайте, что такое съ Высокой горой. Что-то тамъ подозрительное происходитъ.
   - Прикажете взять пакетъ?
   - Нѣтъ, пожалуйста устно, я на васъ надѣюсь.
   Въ 5 часовъ огонь опять дошелъ до крайняго напряжен³я. Подготовлялся рѣшительный ударъ.
   Къ этому времени къ намъ прибылъ инспекторъ госпиталей генералъ Церпицк³й, организовавш³й перевозку раненыхъ въ Артуръ.
   Затѣмъ мы увидѣли еще издали двѣ быстро верхами приближающ³яся фигуры.
   То были егермейстеръ Балашовъ и его черезчуръ дѣятельный помощникъ, статск³й совѣтникъ Тарданъ.
   Минуя насъ, они помчались въ долину и попали какъ разъ на обстрѣливаемую въ эти минуты площадь.
   Мы начали кричать - напрасно: ихъ превосходительства были глухи отъ времени.
   Пришлось послать охотника.
   Самоотверженный егермейстеръ Балашовъ и Тарданъ догнавшимъ охотникомъ были направлены къ намъ.
   Взволнованные и раскраснѣвш³еся, вѣроятно, отъ быстрой ѣзды, дѣятели Краснаго Креста наконецъ подъѣхали къ полковнику Семенову.
   Оказалось, что ихъ двигало на самоотверженный подвигъ желан³е лично убѣдиться, сколь интенсивенъ огонь, и насколько будетъ еще силенъ притокъ раненыхъ.
   Ознакомившись съ положен³емъ вещей, сообщивъ намъ артурск³я новости, они скоро уѣхали, чтобы опять всецѣло отдаться своей плодотворной дѣятельности.
   Умѣстно здѣсь сказать, что Красный Крестъ, обладая огромными средствами, роскошно обставилъ свой госпиталь.
   Между тѣмъ госпитали военнаго вѣдомства не имѣли часто самаго необходимаго.
   Грустно, но это такъ.
   Въ половинѣ шестого артиллер³я противника стала опять стихать.
   По всей лин³и окопы развили страшный ружейный огонь. На фонѣ непрерывной трескотни пачками срывались залпы за залпами.
   Четвертый и самый сильный штурмъ былъ въ полномъ разгарѣ.
   Начальникъ отряда полковникъ Семеновъ посмотрѣлъ на часы.
   - Еще полтора часа - и день будетъ за нами.
   Ординарецъ за ординарцемъ подлетаютъ къ начальнику отряда. Начальники боевыхъ участковъ просятъ присылки патроновъ.
   - Подполковникъ Вольск³й, распорядитесь насчетъ патроновъ. У насъ ихъ достаточно?
   - Съ излишкомъ, г. полковникъ.
   - Отлично-съ. Поторопитесь съ отправкой ихъ. Ну и батареи же наши! Здорово озлились они. Ха-ха-ха! задаетъ же японцамъ князь!
   - Г. полковникъ, по манерѣ стрѣлять сейчасъ же можно отличить князя отъ Скрыдлова.
   - Ну, кто сейчасъ выпустилъ очередь?
   - Князь.
   - Нѣтъ, Скрыдловъ. Посмотрите.
   - Нашли о чемъ спорить, вы полюбуйтесь лучше, что творится у японцевъ.
   - Поручикъ Алексѣевъ, молодцомъ слетайте на лѣвый флангъ и скажете...
   - Слушаю-съ.
   Ружейный огонь все усиливался. Впослѣдств³и, при отбит³и штурмовъ въ Артурѣ - мнѣ не приходилось слышать, чтобы на такомъ большомъ протяжен³и развивался такой невѣроятно сильный ружейный огонь.
   Солнце садилось уже за горы.
   Еще часъ - и все будетъ кончено. По всей видимости, японцамъ сегодня Зеленыхъ горъ не забрать.
   - Интересно, когда отступимъ - сегодня ночью или завтра, сказалъ кто-то изъ окружавшихъ Семенова.
   - Типунъ вамъ на языкъ, молодая ворона, обозлился поручикъ Сенкевичъ.
   Меня это тоже возмутило. Но что же дѣлать, когда Артуръ такъ былъ заманчивъ для тѣхъ, кто питался геройскимъ духомъ Фока?
   Семеновъ только укоризненно покачалъ головой въ сторону говорившаго.
   "Молодая ворона" сконфузилась.
  

---

  
   Солнце уже за горами.
   Ружейный огонь слабѣетъ. Все тише, тише.
   Штурмъ отбитъ, но японцы залегли очень близко.
   Въ нѣкоторыхъ мѣстахъ настолько близко, что явственно слышенъ ихъ разговоръ.
   Будь у насъ ручныя бомбочки, какой бы мы могли нанести огромный вредъ противнику - онъ безусловно долженъ бы былъ отступить.

 []

   Стрѣлять же было невозможно, такъ какъ японцы засѣли въ мертвомъ пространствѣ. Часовые зорко слѣдили за нашими окопами. Чуть кто высунется - били навѣрняка.
   Результатъ штурма - занят³е японцами Высокой и Семафорной горы.
   - Господа, день опять за нами. Трудный день будетъ завтра. Тяжело защищать оборонительную лин³ю въ 10 верстъ съ минимумомъ штыковъ и артиллер³и. Изъ Артура намъ больше ничего не дадутъ. А резервъ нашъ - вотъ: полурота стрѣлковъ и рота квантунскаго экипажа. Жаль ихъ героя - командира мичмана Верщицкаго. Раненъ въ глазъ навылетъ. Такъ вотъ видите, это весь нашъ резервъ. Но на это воля начальства. Мы же будемъ дѣлать все, что въ нашихъ силахъ.
   Стало быстро темнѣть. Въ долинѣ совсѣмъ сумрачно. Взошедш³й мѣсяцъ затерялся въ быстро несущихся облакахъ.
   - Г. полковникъ, телефонограмма отъ генерала Стесселя.
   - Господа, телефонограмма отъ генерала Стесселя, обратился ко всѣмъ присутствовавшимъ Семеновъ: генералъ поздравляетъ всѣхъ, и, "въ виду побѣды, оркестрамъ играть народный гимнъ, а затѣмъ кричать ура". Подполковникъ Вольск³й, прикажите построить резервъ. Вызвать изъ штаба музыку.
   - Строиться лицомъ къ врагу!
   Резервъ, въ составѣ полутора ротъ, построенъ.
   Батареи совсѣмъ смолкли.
   Въ долинѣ тишина.
   Вдали легк³й шумъ удаляющихся двуколокъ.
   Рѣдк³е сух³е ружейные выстрѣлы.
   Впереди и въ сторонѣ развернулся громадный кряжъ Зеленыхъ горъ, увѣнчанныхъ непрерывной цѣпью стрѣлковыхъ окоповъ.
   Мѣсяцъ какъ бы украдкой свѣтитъ изъ-за тучъ.
   Дальше враги.
   - Какая картина развернулась передъ нами. Вотъ бы сюда художника - слышу кто-то говоритъ въ полголоса.
   Пришелъ наконецъ оркестръ и сталъ на правомъ флангѣ. Все успокоилось. Тишина.
   Мѣсяцъ вынырнулъ изъ облаковъ, ярко свѣтитъ, словно присматривается къ намъ.
   - Ребята! Генералъ Стессель поздравляетъ васъ со вторымъ отбитымъ штурмомъ и благодаритъ за славную боевую службу.
   Вамъ моряки - тоже особенная благодарность: вы сегодня вели себя героями.
   Насъ мало? Нѣтъ! Насъ много, насъ - несокрушимая сила, потому что мы всѣ до единаго готовы умереть за Царя и Росс³ю.
   Два дня вы уже геройски защищаете н

Другие авторы
  • Лазарев-Грузинский Александр Семенович
  • Аверченко Аркадий Тимофеевич
  • Вольфрам Фон Эшенбах
  • Данте Алигьери
  • Ушинский Константин Дмитриевич
  • Аксенов Иван Александрович
  • Чуйко Владимир Викторович
  • Савин Иван
  • Шулятиков Владимир Михайлович
  • Гауф Вильгельм
  • Другие произведения
  • Дорошевич Влас Михайлович - Летний театр
  • Кюхельбекер Вильгельм Карлович - Ю. Д. Левин. (Кюхельбекер – переводчик Шекспира)
  • Федоров Николай Федорович - Бесчисленные невольные возвраты или единый, сознательный и добровольный возврат?
  • Герцен Александр Иванович - Письма из Франции и Италии
  • Кони Анатолий Федорович - Воспоминания о деле Веры Засулич
  • Андреев Леонид Николаевич - Что видела галка
  • Арсеньев Константин Константинович - Король Ричард Ii (Шекспира)
  • Киселев Александр Александрович - Киселев А. А.: Биографическая справка
  • Венгеров Семен Афанасьевич - Кривенко С. Н.
  • Андреев Леонид Николаевич - И. Ф. Анненский. Иуда (Иуда, новый символ)
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 307 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа