Главная » Книги

Одоевский Владимир Федорович - Дневник. Переписка. Материалы, Страница 22

Одоевский Владимир Федорович - Дневник. Переписка. Материалы


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

ния были не сходны. Отчего же вполне согласные с древними напевами положения на голоса не допускаются Капеллою к печати? Нет повода ожидать соблазна или раскола от положений на голоса, свято сохраняющих каждую ноту подлинного Синодского издания, когда, к счастию, не произвели того и переложения Капеллы с не точною и не русскою гармонизациею, с произвольно измененными напевами. Но нельзя не признать, что западная гармонизация Капеллы, уничтожившая характер Гласов, входит в число причин, кои удерживают староверов от присутствия в Православной церкви. Сверх того, здесь представляется другое важное соображение: в Западных Губерниях ныне восстановляются Православные церкви по древним образцам; но песнопение всего более действует на молящихся; все действие, ожидаемое от внешнего благолепия церквей, уничтожится, если на клиросах будут исполняться не древние напевы с свойственною им гармониею, а полу-латинские переложения, которые подадут повод Римско-католикам утверждать, и в сем случае не без основания, что даже и песнопения мы заимствовали из Латинской церкви.
  
   12. Что касается замечания о недоступности для начальных народных училищ приобретения изданных от Придворной Капеллы нотных переложений церковного пения по причине высокой цены на оные, то в сем отношении надлежит иметь в виду, что при издании тех переложений вовсе не предвиделось назначения оных к употреблению в народных школах и что с признанием сего необходимым издание тех переложений в более упрощенном виде, а следственно и с уменьшением самой ценности их, может быть произведено Капеллою без особенного затруднения.
  
   12. Как указано выше, и упрощенные переложения Капеллы невозможны к употреблению в народных школах, - независимо от их несогласия с нотными книгами Синодского издания, находящимися обязательно во всех приходских церквах и по коим одним и могут и должны петь ученики народных школ; для сих школ все переложения Капеллы совершенно бесполезны.
  
   13. За сим составление и издание собственно учебников для церковного пения беспрепятственно может быть, кажется, предоставлено всем желающим, но с тем однако, что если в сих учебниках будет входить, в примерах или вполне, духовное песнопение вновь положенное на музыку или употребляемое в богослужениях, то оные должны быть представляемы на рассмотрение Придворной Певческой Капеллы, а в первом случае и на утверждение, кроме того, со стороны Святейшего Синода.
  
   13. Составление учебника для пения древних напевов есть дело весьма трудное, требующее не только технико-музыкальных и педагогических понятий, но и положительных археологических и палеографических знаний, по самому значению сего предмета. Такой учебник должен быть предоставлен общей печатной критике и тогда только такой учебник может дойти постепенно до удовлетворительного состояния. Но кто решится предпринять такой труд, когда примеры при нем, столь существенные в сем деле, будут поступать на рассмотрение Капеллы, которая, как доказывают все ее издания, смотрит на сей предмет с западной точки зрения?
   В "Элементарных уроках" г. Рожнова, старшего учителя пения Придворной Певческой Капеллы, примыкающих к его же "Нотной Азбуке", написанной без всякой методы и нисколько не применяемой к церковному древнему пению, учеников с первой страницы заставляют употреблять следующие ударения: обе ноты чтобы звуки были и проч. т. п. На каком основании такая, по крайней мере, странность допускается Капеллою?
  
   (ГЦММК, ф. 73, No 355, л. 1-8 об.)
  
   Текст датируется, судя по Дневнику, 22-24 февраля 1866: 22-го Одоевский "получил копию с мнения графа Адлерберга по делу Комиссии в защиту привилегий Капеллы", 23-го "начитывал мнение графа Адлерберга", то есть диктовал писцу текст министра, и в тот же день, точнее, ночью, закончил свой ответ, который наутро, 24-го, послал А.В. Головнину.
   После трех вводных абзацев бумага делится надвое: слева - фрагмент из текста министра рукой писца, справа - возражения рукой Одоевского.
   Текст, на который возражает Одоевский, был подписан графом В.Ф. Адлербергом в силу того, что Придворная капелла находилась в ведении возглавлявшегося им Министерства двора. Конечно, текст был создан не Адлербергом, а скорее всего тогдашним директором Капеллы Н.И. Бахметевым с помощью других сотрудников или ее бывшего директора А.Ф. Львова. К этому времени они уже познакомились с "Мнением..." Одоевского, которое еще не было напечатано (на печатном экземпляре стоит символическая для автора дата - 19 февраля, день обнародования манифеста об освобождении крестьян; на самом деле оно вышло в свет несколькими днями позже), но уже существовало в нескольких рукописных копиях. Тем более в Капелле успели познакомиться с "Мнением..." митрополита Филарета, которое было отослано в Петербург 24 января. "Логомахия" - еще одно звено в дискуссии о церковном пении. Основные положения здесь - те же, что в "Мнении...", однако иной раз они выражены конкретнее и острее, полемичнее.
   Письмо за подписью Адлерберга во многих положениях совпадает с написанным несколькими месяцами ранее (10 мая 1865) письмом Н.И. Бахметева к обер-прокурору Св. Синода по поводу возможности - или, точнее, невозможности - публикации переложений Потулова.
   Об упоминаемом в письме константинопольском "ученом обществе" см. далее, в разделе переписки с Д.В. Разумовским.
   Критикуемая в последнем абзаце текста Одоевского работа учителя Капеллы А.И. Рожнова называется "Нотная азбука для певческих хоров" (СПб., 1867).
  

6. Постскриптум. Описи бумаг

Д.В. Разумовский - неизвестному лицу

(Д.А. Оболенскому?)

   22 мая 1869
  

Ваше Сиятельство.

   Несколько брошюр, составленных покойным Князем Владимиром Феодоровичем, получено мною. Как прикажете поступить с ними? В надежде посетить Вас в непродолжительном времени, я имею честь объяснить, что присланное Вами далеко не все, что писано и печатано Князем о музыке.
   С глубокою преданностию честь имею быть Вашего сиятельства покорнейшим слугою

Д. Разумовский

   (ГЦММК, ф. 73, No 632.)
  
   Музыкальные бумаги Кн. В.Ф. Одоевского составляют следующие особые отделения:
   1. Музыкальная теория вообще.
   2. Теория русского церковного и мирского пения.
   3. Мысли о гармонизации церковно-русской мелодии и опыты сей гармонизации.
   4. Гармонизация Глинки, Ломакина, Потулова и других.
   5. Работы по Высочайше утвержденной Комиссии.
   6. Работы по пересмотру переложений Капеллы.
   7. Работы для Археологического съезда в Москве.
   8. Работы для Русского Музыкального Общества.
   9. Сербские церковные мелодии на 8 церковных гласов.
   10. Русские народные песни.
   11. Музыкальная смесь.

[Н.М. Потулов]

  
   (ГЦММК, ф. 73, No 631.)
  
   25 сентября 1870
   Москва

В сундуке заключается:

  
   1. Связка тетрадей и листов по части Русского Церковного Пения. Здесь находим весьма интересную работу над церковными гласами, по приведению их в музыкальную правильную систему; несколько гармонизаций.
   2. Связка тетрадей и листов по части Русского Народного Пения. Здесь находим большое количество песен русских, малороссийских и других, записанных Князем Одоевским самим или полученных от других лиц. Чрезвычайно занимательны заметки Князя, сделанные против многих песней. Кроме местности, где они подслушаны, с многими вариантами мелодий, здесь определяется гамма, к которой по мнению Князя относится та или другая песня, местами даже находим гармонию, приделанную к песне по мысли и взгляду Князя. - Материал драгоценный.
   3. Папка с музыкальными сочинениями более или менее оконченными (судить не мне).
   4. Большое количество переплетенных тетрадей и листов, содержащих в себе отрывочную - но ежедневную музыкальную работу. Здесь находим, например, отрывки мелодий, чем бы то ни было заинтересовавших Князя, над этими отрывками находим разнообразную работу - она является в разных положениях - то в партитуре на целый оркестр, то на форто-пиано в 2 или 4 руки, то в хоровом (голосовом) положении, или на органе и т. д. Здесь находим работу над разрешением разных трудных музыкальных задач (tour de force), как например воспроизведение одного и того же мотива одновременно в разных тонах и разных темпах и проч. Здесь встречаются записанные мелодии, финские, еврейские, работы на органе и т. п.
   Все это по приведении в систему (конечно, знающим дело музыкантом) может указать на оригинальный, своеобразный взгляд Князя Одоевского на музыку, при глубоких его в ней познаниях.
   Таково мнение скромного любителя (но не-музыканта)

Н. Потулова

   (ГЦММК, ф. 73, No 629.)
  
   Н.М. Потулов скончался в 1873. Д.В. Разумовский продолжал заниматься архивами и Одоевского и Потулова, что позволило осуществить ряд публикаций из наследия обоих. Передавая рукописи Одоевского в консерваторию, о. Димитрий делал копии интересовавших его документов (ныне находятся в фонде Разумовского в РГБ). Кроме того, он, не ограничиваясь опубликованным небольшим биографическим очерком (перепечатан в третьем томе "Русской духовной музыки..."), собирал материалы для подробной биографии Одоевского. Некоторая их часть хранится в фонде С.В. Смоленского в Отделе письменных источников Исторического музея. Смоленский, в свою очередь, разбирал архив Разумовского после его кончины в январе 1889.
  

Переписка В.Ф. Одоевского с Д.В. Разумовским

  

1. Одоевский - Разумовскому

   15 ноября 1862
  
   Да Вы еще и математик, многоуважаемый Димитрий Васильевич! с Вами можно говорить математическим языком - что за благодать! да скажите: чего Вы не знаете!
   На первом листке у Вас гармонические дроби гаммы, которые Вы привели в целых с дробями. Можно привести эту дробь и в целые числа.
   (1) Относительно длины

Ut

re

mi

fa

sol

la

si

ut

1

8/9

4/5

3/4

2/3

3/5

8/15

1/2,

  
   по приведении к одному знаменателю =
  

8100.........................................4050

8100

  
   по сокращении:
  

180, 160, 144, 135, 120, 108, 96, 90

180.

  
   (2) Относительно дрожаний, в акустике ее, обратную, изображают так:
  
   Ut
   re
   mi
   fa
   sol
   la
   si
   ut
   24,
   27,
   30,
   32,
   36,
   40,
   45,
   48.
  
   Я не поверял этого ряда, ибо предпочитаю обращаться с логарифмами.
   Но и изображение дробями имеет свою выгоду, ибо дает удобство разыскать genesis гаммы, что очень важно для нашего дела.
   Надобно доказать, что гамма не есть дело произвола, но выведена из естественного закона звуков.
   Аликвотные части струны дают:
  
   1/2
   1/3
   1/4
   1/5
   октава
   квинта
   кварта
   терция
  
  
   1/2 то же, что 1/4, 1/3 то же, что 1/6.
   Остаются: 1/3 и 1/5,
   то есть что квинта производит 3 дрожания на целую струну = 1, а терция - 5 дрожаний.
   Следственно, при дрожащей струне, мы находим:
   х = число дрожаний целой струны,
   3х = квинта,
   5х = терция.
   Имея в виду, что число дрожаний второй октавы множится на 2, а 3-й - на 4, мы можем ввести все возможные величины в одну октаву.
   Разделив аликвотные тоны на 2, мы получим: 3x/2 и 5x/4
   то есть sol mi, предполагая основной тон Ut = 2/1.
   Таким образом мы получили чистое трезвучие (reine Dreyklang).
   Если мы возьмем разность между 2/1 и 3/2, то получим: 2/1 : 3/2 = 4/3
   4x/3 есть средняя величина между 5x/4 и 3x/4 и будет, что называют квартой, Fa.
   3/2 : 4/3 = 9/8
   9x/8 есть среднее между х и 5x/4, то есть секунда: Re.
   Таким путем мы получили пентакорд:
   x = Ut
   9х/8 = Re
   5x/4 = Mi
   4x/3 = Fa
   3x/2 = Sol
   Но ту же самую операцию мы можем произвести начиная с 3x/2 (Sol), для образования двух тетрахордов тождественных.
  
   Ut : fa : : sol : Ut (M1 : Ut = 2X/1
   Ut : re : : sol : La (M2 : La = 27X/16
   Ut : mi : : sol: Si (- Si = 15X/8).
   Итак:

NB

Ut

re

mi

fa

sol

la

si

Ut

1

9/8

5/4

4/3

3/2

27/16

15/8

2/1

NB

   На полях:
   (27/16 почти = 5/3 то есть разность в 1/48.
   27/16 - 5/3 = 27/16 - 25/15 = ...)
   Все это прекрасно; только эта гамма не та, которая ныне в употреблении; обратите внимание на La; 26/16 не 3 есть 3/5
   Да и обыкновенно приводимый ряд:

Ut

re

mi

fa

sol

la

si

Ut

1

9/8

5/4

4/3

3/2

27/16

15/8

2/1

   отличается от употребительной гаммы, как мы с Вами уверились на монохорде.
   Если принять за исходный пункт квинту: Q, то есть 3/2, то получится следующий функциональный ряд:

Ut

Sol

Re()

La

Mi(NB)

Si

Fa#(NB)

F(Q)=

3x/2

9x/4

27x/8

81x/16

243x/32

726x/64

   На полях:
   ()
   3/2 x 3/2 = 9/4
   9/4 x 3/2 = 27/8
   и так далее.
   Или по старшинству звуков:

Ut

re

mi

fa# (NB)

sol

la

si

Ut

1,

9/8,

81/16,

729/64,

3/2,

27/8,

243/32

2;

   с приведением в одну и ту же октаву:

Ut

re

mi

fa

sol

la

si

Ut

1,

9/8,

5,25/4

4,5/3,

3/2,

6,5/2,

6,5/4,

(кажется, так?).

   В целых числах, принимая х = 32 и начиная с Fa, чтоб избегнуть диеза:
   обыкновенная гамма:

Fa

sol

la

si

ut

re

mi

fa

32

36

40

45

48

54

60

64

   по квинтовому вычитанию:

32

36

40,5

45 9/16

48

54

60 3/4

64

  
   В акустических логарифмах Прони, где базисом принята 1/12 интервала октавы:
   По вычислению чистыми квинтами:

Ut

re

mi

fa

sol

la

si

Ut

L

0,00

2,04

4,08

4,98

7,02

9,06

11,10

12,00

  
   Здесь мы яснее видим важную роль квинты, то есть L 7,02, ибо:
   7,02 (sol) - 0,00 (Ut) = 7,02
   9,06 (la) - 2,04 (re) = 7,02
   11,10 (si) - 4,08 (mi) = 7,02
   12,00 (Ut) - 4,98 (fa) = 7,02.
  
   Гамма образуется правильно, но эта гамма не та, которую мы теперь слышим.
   Отсюда явствует: в старинной гамме интервалы, в особенности La и Si, отличались от интервалов новейшей.
   Мы испытаем на монохорде старинную гамму.
   Ваши заметки о греческой церковной гамме для меня драгоценны; именно тут и был у меня пробел; но я все-таки не удовлетворен: Вы указываете мне на господствующие звуки в каждом гласе; это очень важно и может служить мне путеводного нитью; но нет ли сведений о пределах каждого гласа? По господству ut и fa в первом гласе можно принять их за терции; так, что Ut предполагает в басу La, a Fa предполагает Re. Тогда пределы 1-го гласа будут: Re - La; но, наоборот, можно принять, что Ut есть бас для Mi и Fa - бас для La; тогда пределы 1-го гласа будут: La - Mi, что сходно с нашим первым гласом, где мелодия вращается между La и Mi (см. 1-й стих 1-го гласа в Октоихе: Господи воззвах).
   Когда мы с Вами свидимся? Выбирайте день: пятницу, субботу или воскресенье - разумеется обедать в 4 1/2 часа вечера. Дайте весточку, и я уже распоряжусь, чтобы быть свободным.

Вас глубоко уважающий и любящий К. В. Одоевский

   (ГЦММК, ф. 73, No 483.)
  
   В Дневнике под этим числом читаем: "Писал к Разумовскому математическое письмо".
   Вероятно, появление "математического письма" связано с работой Разумовского над статьей "О нотных безлинейных рукописях церковного знаменного пения" (см. ниже). Более подробное и внятное изложение акустической теории Одоевского относительно образования диатонической гаммы и трезвучий см. в первой главе его опубликованной в 1868 "Музыкальной грамоты..." (Бернандт, 351-368).
  

2. Одоевский - Разумовскому

   3 декабря 1862
  
   Как мне больно и досадно было, многоуважаемый Димитрий Васильевич, что Вы не застали меня онамедни; а столь о многом следовало бы потолковать. Не забудьте, что Вы мне обещали записку о Ваших трудах по нашему древнему песнопению; на днях я приступил к печатанию моих изысканий, и хотелось бы с первых страниц упомянуть о Ваших.
   Нельзя ли Вам сегодня отобедать у меня в 4 1/2 часа (NB: у меня постное)? много бы одолжили. В 8 часов у жены будет приехавший сюда на пару дней Граф Дм. Ник. Толстой - Директор Департамента Полиции Исполнительной Министерства Внутренних Дел.
   Вы знаете, что затевается важное дело, в коем он доверен принять важное участие; мне бы очень хотелось, чтобы Вы с ним познакомились.
   Вас глубоко уважающий и любящий

Кн. В. Одоевский

   (ГЦММК, ф. 73, No 484.)
  
   В этот день, согласно Дневнику, Разумовский действительно обедал у Одоевского вместе с Д.Н. Толстым и Д.А. Оболенским.
   Министр внутренних дел, а также Оболенский, исполнявший тогда обязанности статс-секретаря, находились в Москве в связи с прибытием туда государя.
   Что имеется в виду под "важным делом": основание в Москве консерватории (государь с супругой посетили 1 декабря вечер Московского отделения РМО) или проекты реформы народных школ, которыми позже занялись Одоевский и Разумовский, - трудно сказать.
   К 1862 у Разумовского еще не было ни одной публикации; Одоевский, говоря о печатании своих изысканий, может иметь в виду "Письмо к издателю об исконной великорусской музыке", которое в следующем, 1863 году вышло в составе сборника П.А. Бессонова "Калеки перехожие" (Ч. II. Вып. 5).
  

3. Одоевский - Разумовскому

   12 мая 1863
  
   Не посетите ли Вы меня сегодня около 7 часов, многоуважаемый Димитрий Васильевич? я еще хвораю, - а будет у меня Ундольский, кое о чем бы потолковали. Да привезите что у Вас есть для прочтения по нашему предмету? очень бы обязали

Вас душевно любящего Кн. В. Одоевского

  
   (РГБ, ф. 380, карт. 15, No 9, л. 1. Бумага с гербом "КВО".)
  
   Историк В.М. Ундольский (автор нескольких публикаций материалов, связанных с певческим искусством) обедал у Одоевского 17 мая, затем к ним присоединился и Разумовский, которому чуть раньше, 14 мая, князь отдал свои заметки на его "превосходную работу о крюках", то есть, очевидно, статью "О нотных безлинейных рукописях церковного знаменного пения", вышедшую в свет в том же году.
  

4. Одоевский - Разумовскому

   25 мая 1863
  
   Глубоко сожалею, почтеннейший и любезнейший Димитрий Васильевич, что наша беседа не состоялась. Нельзя ли избрать другой день - какой Вам будет угодно - для меня решительно все равно, только предуведомьте, между 4 и 5 часов, то есть в обед, я всегда свободен и как всегда рад буду Вас видеть. А весьма жаль будет, если отец Архимандрит уедет не повидавшись с нами; отлагая всякое самолюбие можно сказать, что наша беседа была бы не без пользы для дела.

Вас глубоко уважающий и любящий Кн. В. Одоевский

   (РГБ, ф. 380, карт. 15, No 9, л. 3.)
  
   27 мая вечером у Одоевского встретились Разумовский и архимандрит Антонин (Капустин), служивший тогда в храме русского посольства в Константинополе, а также его брат о. Никита Капустин, священник церкви на Басманной улице в Москве. Разговор шел о древнем церковном пении, русском и греческом. В числе прочего архимандрит Антонин сообщил, что у знаменитого церковного историка архимандрита Порфирия (Успенского) есть переложение Ирмология греческого на линейные ноты, в связи с чем Одоевский вскоре отправил ему письмо. Сам Антонин, вернувшись в Константинополь, тоже постарался помочь московским ученым (см. подробнее в разделе "Разные письма").
  

5. Одоевский - Разумовскому

   24 июня 1863
  
   Податель сего, почтеннейший и вселюбезнейший Димитрий Васильевич, есть мой нотный писец Семенов. Он списал для меня, как увидите из прилагаемых тетрадей, почти всю обедню из Нотного Обихода, но только почти, ибо сравнивая с тетрадью Ламакина нумер в нумер, нахожу, что некоторых частей недостает. Благоволите сравнить и в прилагаемом экземпляре Нотного Обихода - последнего Синодского издания отметить, что еще должен он списать в мою тетрадь, - и вообще употребляйте его как Вам будет угодно для переписки; он малый, малую толику музыку (новую) знающий.
   С ним же имею честь послать и Тихона Макарьевского. Не найдется ли у Вас бедного студента, который бы мне эту рукопись списал, разумеется, не славянскими буквами, но нынешними - лишь бы верно было. Мне было бы большое одолжение и польза, а бедному студенту деньги; теперь вакации, - он бы легко мог списать эту рукопись к моему приезду, то есть к 20 июля.
   За сим обнимаю Вас от души до 20 июля. Не забывайте Вас сердечно уважающего и искренно любящего

Кн. В. Одоевского.

   Для списания рукописи прилагаю бумагу; красивого почерка не потребую, но большой четкости и точности - весьма.
  
   (РГБ, ф. 380, карт. 15, No 9, л. 5-5 об.)
  
   В первой части письма речь идет о переписке песнопений литургии из Обихода на квадратной ноте последнего синодального издания, то есть издания 1860 года. Вероятно, это понадобилось Одоевскому в связи с его работой над "сличением" нотного текста в синодальных изданиях разного времени, в изданиях Капеллы, а также в певческих рукописях (для этой работы он, как видно из письма, пользовался также рукописями своего давнего знакомого Г.Я. Ломакина). Результатом всякого рода сравнительных работ, которыми занимались также Разумовский и Потулов, явилась, в частности, записка Одоевского о проверке и переиздании певческих книг на квадратной ноте (см. выше).
   Во второй части письма упоминается рукопись "Ключа Тихона Макарьевского", принадлежавшая Разумовскому (ныне РГБ, ф. 379, No 2). В архиве Одоевского в ГЦММК сохранились разные копии этого источника (возможно, выполненные упомянутым писцом Семеновым); в фонде Одоевского в РГБ имеется полная копия рукописи, выполненная как бы факсимиле (переводом текста на прозрачные листы) с дарственной надписью Разумовского Одоевскому на его именины 15 июля 1866.
  

6. Одоевский - Разумовскому

   16 сентября 1863
    

Другие авторы
  • Вагинов Константин Константинович
  • Грум-Гржимайло Григорий Ефимович
  • Нэш Томас
  • Петров Василий Петрович
  • Высоцкий Владимир А.
  • Салов Илья Александрович
  • Гутнер Михаил Наумович
  • Загуляев Михаил Андреевич
  • Лопатин Герман Александрович
  • Артюшков Алексей Владимирович
  • Другие произведения
  • Щеголев Павел Елисеевич - Последнее свидание в 1836 году
  • Иловайский Дмитрий Иванович - Куликовская победа Димитрия Ивановича Донского
  • Герцык Аделаида Казимировна - Неоконченные стихотворения
  • Брик Осип Максимович - Брюсов против Ленина
  • Воровский Вацлав Вацлавович - В кривом зеркале
  • Бальмонт Константин Дмитриевич - Зеленый вертоград
  • Добролюбов Николай Александрович - Темное царство
  • Даль Владимир Иванович - Записка о ритуальных убийствах
  • Ган Елена Андреевна - Р-ва Зенеида: Биографическая справка
  • Платонов Сергей Федорович - С. Ф. Платонов: биографическая справка
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 341 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа