Главная » Книги

Одоевский Владимир Федорович - Дневник. Переписка. Материалы, Страница 23

Одоевский Владимир Федорович - Дневник. Переписка. Материалы


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

;
   Многоуважаемый и достойнейший Димитрий Васильевич! я имел честь получить приглашение на заседание Общества Любителей Духовного Просвещения, имеющее быть завтра, 17 сентября, в 11 часов утра! Что мне прикажете делать? этот час для меня невозможен, ибо в самый этот час - заседание в Сенате, а мы не можем пропускать ни одного заседания - кроме случаев тяжкой болезни. Если завтра присутствие и кончится ранее обыкновенного, - то неловко мне будет придти к Вам, когда уже заседание Ваше начнется. Ведь Епархиальная Библиотека в Кремле - не так ли? Благоволите меня о сем уведомить, чтобы не терять времени в отыскивании ее местности, если около часа будет не поздно. Но - вероятно тогда все уже у Вас кончится. Очень жаль. Имейте во всяком случае в виду, что кроме воскресенья все утра мне не принадлежат.

Вас глубоко уважающий и любящий Кн. В. Одоевский

  
   (РГБ, ф. 380, карт. 15, No 9, л. 6-6 об.)
  
   Епархиальная библиотека находилась в Высокопетровском монастыре. Общество любителей духовного просвещения было основано по инициативе митрополита Филарета в том же, 1863 году; Разумовский был его членом.
  

7. Одоевский - Разумовскому

   27 января 1864, понедельник
  
   Многоуважаемый Димитрий Васильевич! вот Вам посылка от Баронессы Ольги Федоровны [Корф] на память об ее скончавшейся меньшой дочке; вот Вам диплом из Константинополя, - устав надобно прочесть вместе; и древнее греческое я читаю с грехом пополам, а это еще новогреческое - однакоже мог выразуметь, что дело идет об Ίεροϊζ τε καί κοσμικοίς [иереях и мирянах], следственно к нам подходящее. Откуда сие есть? Не знаю. Сегодня вечером Бессонов обещал у меня прочесть об одном важном открытии, им сделанном по части истории музыкальной, - не присоединитесь ли Вы к нам? Да может быть захотите взглянуть и на мою жену, которая приехала ко мне на 3 дня и в середу уезжает.

Вас душевно уважающий и любящий К. В. Одоевский

  
   (РГБ, ф. 380, карт. 15, No 9, л. 7.)
  
   В записи от этого числа в Дневнике указывается, что Одоевский отправил Разумовскому посылку из Константинополя вместе с дипломом от местного музыкального общества. Этот диплом - вернее, два почти тождественных по тексту письма, присланных вместе с дипломом и уставом Разумовскому и Одоевскому - сохранились: письмо к Разумовскому в его фонде в РГБ (карт. 15, No 80), письмо к Одоевскому в его фонде в ГЦММК (No 747/3) - подробнее см. в разделе "Разные письма". Этот факт упоминается также в очерке Разумовского об Одоевском, являющемся развернутым некрологом (см.: Русская духовная музыка... Т. III. С. 47).
   Судя по дневниковой записи, Бессонов в этот день читал у Одоевского (целиком или полностью) свою статью "Знаменательные годы и знаменитейшие представители в истории церковно-русского песнопения". Речь в ней идет о первых опытах печатания богослужебных певческих книг на квадратной ноте.
  

8. Одоевский - Разумовскому

   28 апреля 1864, вторник
  
   Почтеннейший Димитрий Васильевич! будьте у меня сегодня около 8 часов на чашку чая - у меня будет одна особа, которая желает с Вами познакомиться и уезжает послезавтра. Извините, что не предуведомил Вам прежде - сам узнал лишь сию минуту.

Вас душевно уважающий К. В. Одоевский

  
   (РГБ, ф. 380, карт. 15, No 9, л. 9.)
  
   Под "одной особой" имеется в виду великая княгиня Елена Павловна, которая посетила со своей свитой в этот вечер дом Одоевского, куда по ее желанию были приглашены также Разумовский и Потулов с 16-ю певчими, исполнившими потуловские переложения песнопений литургии.
  

9. Разумовский - Одоевскому

  
   18 июля 1864
  

Ваше Сиятельство!

   Завтрашний день 30 человек певчих от содержателя Нешумова будут в нашем храме исполнять Литургийное пение, положенное на ноты Н.М. Потуловым.
   Почтите наш храм Вашим присутствием. Литургия начнется в половине 11-го часа утра. Мне усердно желалось бы слышать Ваше просвещенное мнение об исполнении пения новым хором певчих.
   Вас искренно уважающий и почитающий

Священник Димитрий Разумовский

  
   (РГБ, ф. 380, карт. 14, No 9, л. 1.)
  
   Одоевский не мог быть на этом исполнении потуловских переложений, поскольку накануне вернулся из поездки в Троице-Сергиеву лавру нездоровым.
   Нешумов Алексей Иванович (1832-1895) - регент и содержатель частного церковного хора в составе около 50-ти человек.
  

10. Разумовский - Одоевскому

   1 марта 1865
  

Ваше Сиятельство!

   Первое сведение о Тихоне Макарьевском, известном составителе "Ключа", передает покойный русский археолог И.П. Сахаров. В 1849 году он в своем исследовании о русском церковном пении писал, что инок Тихон Макарьевский был прежде Келарем в монастыре Преподобного Саввы Звенигородского, а потом Патриаршим Казначеем, и составил свой ключ после 1680 года. Эти краткие сведения о Тихоне Макарьевском впоследствии повторялись многими русскими историками.
   Нет сомнения, что "Ключ" действительно составлен монахом Тихоном Макарьевским. Это видно из стихов, написанных в "Ключе" по форме поэтических произведений, известных под именем рондо. Кроме этого в "Ключе" не находится никаких других сведений об авторе его. Естественно посему искать точных исторических данных, на основании которых Келарь в Звенигородском монастыре Преподобного Саввы признается патриаршим казначеем и творцом "Ключа".
   В 1680-х годах в звенигородском Монастыре Преподобного Саввы действительно был Келарем Тихон Макарьевский, не просто монах, но, вероятно, иеромонах, очень уважаемый в монастыре и по чину, какой он занимал там, и по своим преклонным летам. В 1691 году, по указу Патриарха Адриана, он, старец Тихон Макаръевский, "ездил к Москве в приписной Воскресенский (Высокий, ныне Саввинское подворье) монастырь к освящению каменной церкви Воскресения Христова". Эти краткие биографические сведения о Келаре Тихоне Макарьевском заставляют думать, что Тихон Макарьевский - келарь и Тихон Макарьевский - составитель "Ключа", кроме имени и фамилии, не имеют между собою ничего общего. Составитель "Ключа" подписывается просто монахом, а не иеромонахом и не келарем, и даже не старцем. Допустив наконец вероятное предположение, что составитель "Ключа" в своем музыкальном произведении мог назваться просто монахом из смирения, мы должны будем остановиться на слове старец. Эпоха, в которую жил этот старец, была переходною эпохою в церковном пении, когда оно изменяло свою старую безлинейную систему письма на систему новую, линейную. В "Ключе" мы находим не только перевод безлинейных выражений на выражения линейные (это могло быть доступно и старческой мысли), не только объяснение всей системы линейной в возможной подробности (что также любителю пения хотя бы и преклонных лет возможно), но находим подробное изложение правил гармонизации, совершенных по своим началам и крайне удобных по своему приложению к церковной мелодии знаменного роспева. Кто, подобно Вам, неповерхностно знаком с правилами гармонизации и историею ее, тот справедливо может заключать, что последнее отделение в "Ключе" есть плод долговременных упражнений в гармонизации и самых ясных понятий о ней. Между тем ни одна из бумаг звенигородского монастыря не говорит о певческих способностях Келаря, несмотря на видимое значение его в монастыре и немаловременное пребывание в нем, и наконец, несмотря на то, что воспоминание о знаменитом певце могло бы служить к славе самого монастыря. Ни одна также из бумаг не говорит о переходе Келаря Макарьевского в патриаршие казначеи, ни прямо, ни косвенно. Историческая критика, на основании только одного сходства имен, без сомнения не решится признать за неоспоримую истину то, что с совершенною справедливостию должно быть отнесено только к области более или менее вероятных предположений.
   Если одно предположение не может исключить другого, столько же, если не более правдоподобного, и если составитель "Ключа" должен быть иноком и вместе патриаршим казначеем, - то, на основании некоторых исторических данных, можно указать на Тихона Макарьевского, урожденца Нижегородского. Он "волею остави мир и пострижеся в Макарьевом Желтоводском монастыре, и по Божию строению взят бысть в дом Святейшего Патриарха Адриана, и бысть дому его казначей лет довольно". Этот монах Тихон отличался образованием и любовию к просвещению: большой хронограф, писанный Тихоном Макарьевским в Москве в 1706 году, чистым полууставом на толстой лощеной бумаге в лист, доселе хранится в Нижегородской Семинарской Библиотеке. Надобно полагать, что тому же самому Тихону принадлежат некоторые безлинейные нотные положения, дошедшие до нас под его именем. В трехстрочном демественнике 1677 года (Чертковской Библиотеки No 3036), и следовательно в книге своеобычного партесного пения, помещено последование царских часов в навечерие Рождества Христова на литии (?) с следующею припискою: "сии часы Тихонов (обрезано) переводу устюж (обрезано)". Таким образом в нижегородце монахе Тихоне, постриженном в Макарьевском Желтоводском Монастыре, и потому Макарьевском, лучше всего можно видеть автора "Ключа", образованного певца, избранного Патриархом в казначеи, без сомнения, только за нравственные, отсюда и за молитвенные качества. По кончине Патриарха Казначей его Тихон Макарьевский посылает в свою нижегородскую приходскую церковь Вознесения Господня разные дары "за поминовение святейшаго Патриарха Адриана". На деревянном кресте, находящемся в этой церкви, сохранилась надпись, из которой видно, что "сия церковь каменная боголепнаго Вознесения построена тщанием и иждивением монаха Тихона, который прежде был в мире оного прихода житель, а потом волею остави мир сей" и т. д. (см. выше). Неизвестно, когда именно скончался монах Тихон Макарьевский, но тело его, по свидетельству той же надписи, погребено в Макариевском Желтоводском Монастыре.
   Русские археологи, надобно желать и ожидать, откроют со временем, может быть, немало памятников, относящихся к полной биографии Тихона Макарьевского. Биография эта тем более необходима, что "Ключ" составляет весьма замечательное произведение в музыкальной литературе русского церковного пения.
   Вот, Ваше Сиятельство, все, что знаю я о Тихоне Макарьевском.
   Студента, о котором я говорил Вам, именуют тако: "Николай Андреевич Соколов".
   Препровождаю при сем к Вам Ваши бумаги; сведений о Стихираре XII века не сообщаю Вам и Описание Патриаршей Ризницы не посылаю потому, что Вы уже решились, и совершенно справедливо, не петь стихиры, заимствованной из этого Стихираря. Впрочем, если эти сведения и описание Вам понадобятся, то благоволите только на словах сказать о том посланному, и все будет у Вас от искренно преданного Вам и глубоко уважающего Вас

свящ. Дим. Разумовского

   (РГБ, ф. 380, карт. 14, No 9, л. 2-3 об.)
  
   Письмо написано в форме статьи или очерка и предназначалось, по всей видимости, для публикации в брошюре к духовному концерту (не состоявшемуся) Общества древнерусского искусства (см. в разделе "Дело о церковном пении").
   В нашу задачу не входит комментирование фактов биографии Тихона Макарьевского; специального полного издания его "Ключа" не существует до сих пор.
   Упоминаемый в письме Стихирарь XII века возникает и в дневниковых записях того же года, причем как принадлежавший Д.В. Разумовскому; из данного письма очевидно, что какие-то фрагменты из него даже предполагалось исполнить в духовном концерте (от каковой идеи вскоре благоразумно отказались). В дошедших до наших дней рукописных собраниях Разумовского и Одоевского нет ни одной столь древней книги. Следовательно, речь идет об имевшейся у Разумовского копии какой-то рукописи.
   В связи с этим уместно упомянуть, что в музейном фонде Одоевского имеется несколько фрагментов старых крюковых книг (No 650/14 - 11 листов из беспометной певческой рукописи XVI- начала XVII века; No 650/17 - 16 листов беспометной хомовой рукописи XVI века с поздней старообрядческой реставрацией недостающих песнопений и пометами Одоевского), а также заглавный лист под названием "Крюковые листики" (No 650/1), содержащий перечисление бумаг, вошедших в определенную подшивку, в дальнейшем при архивных обработках безнадежно разрозненную. В этом перечислении под пунктом 5 упоминается песнопение "Христос раждается" "на крюках XII века с заметкою Князя Одоевского". Эта заметка попала в другую единицу хранения (No 650/15) и выглядит следующих образом:
   "Из Ирмолоя, писанного в 4-ю долю листа на пергамене с крюковыми нотами, с 1-го по 15-й лист скрепленного рукою патриарха Никона. По мнению Архимандрита Амфилохия сия драгоценная рукопись относится к концу XII или началу XIII века, следственно современна знаменитому пергаменному Кондакарю (см. Описание рукописей Воскресенского Ставропигиального первоклассного монастыря именуемого Новый Иерусалим о. Архимандрита Амфилохия. СПб., 1859. Стр. 60 No 28)".
   Упоминаемое в письме описание Патриаршей ризницы было выполнено архимандритом Саввой (Тихомировым), хорошим знакомым Разумовского и Одоевского (см. в комментариях к Дневнику).
  

11. Одоевский - Разумовскому

   24 марта 1865, середа
  
   Кн. Одоевский просит уведомить, где живет студент Николай Андреевич Соколов и нельзя ли подателю дать записку о том, чтобы г. Соколов завтра в одиннадцатом часу пришел ко Кн. Одоевскому на Смоленском бульваре, возле Земледельческого училища в д. Волконского No 21.
  
   (РГБ, ф. 380, карт. 15, No 9, л. 11.)
  
   Речь идет об адресе переписчика, который работал для Одоевского.
  

12. Одоевский - Разумовскому

   10 декабря 1865
  
   Третьего дня, многоуважаемый Димитрий Васильевич, я получил от Буслаева Вашу статью: "Об основных началах Богослужебного пения и проч." и, пользуясь моим нездоровьем эти дни, мог ее еще раз прочесть внимательно. Статья превосходная; многие вещи в ней и для меня были новы, например, старинный способ наших дидаскалов объяснять сольмизацию из "Краткого показания" - в моих рукописях этих мест я не встретил. Статью непременно надобно напечатать, а другая статья по истории Придворной Капеллы будет к ней логическим приложением.
   В некоторых местах "Об основных началах" я заметил карандашом некоторые технические обмолвки. А одно место, как видите, советовал бы вовсе выпустить; то, чего Вы в этом месте коснулись, то есть развитие гамм, потребовало бы целой такой же статьи; здесь вопрос не легче сольмизации, которую Вы превосходно объяснили.
   Если Вы согласны на мои замечания, то потрудитесь написать их чернилами и, не мешкая, возвратите мне статью, чтобы я мог скорее ее отправить к Буслаеву (с приличным об ней пояснением), - чтобы нас не обвинили в задержании.
   Хотите - могу Вам помочь в просмотре корректуры, это для меня дело привычное. В особенности надо присмотреть за названиями нот и за нотным примером (Гимн Иоанну) - нотная корректура имеет своего рода трудности.
   Я простудился, болен и не езжу ни в Сенат и никуда. Загляните ко мне когда хотите, - а в воскресенье распорядитесь у меня отобедать.

Вас душевно уважающий и любящий К. В. Одоевский

  
   (РГБ, ф. 380, карт. 15, No 9, л. 12-13.)
  
   Одоевский получил работу Разумовского от Ф.И. Буслаева как секретаря Общества древнерусского искусства потому, что она, под названием "Об основных началах богослужебного пения Православной Грекороссийской церкви", публиковалась в Сборнике Общества (М., 1866) и Буслаев счел необходимым просмотр текста сведущим лицом до отправки в типографию.
   Что касается замечаний, то они сохранились в рукописи статьи, ныне находящейся в РГБ (ф. 380, карт. 4, No 1). Количество замечаний очень велико; главным образом они связаны с проблемами акустическими - с построением звукорядов, с определением целого тона и полутона и т. д.
   В Дневнике Одоевский отмечает, что Разумовский "изменил статью" по его указаниям; статья о Придворной капелле не была написана, хотя множество материалов к ней имеется в фонде Разумовского в РГБ.
  

13. Одоевский - Разумовскому

   8 января 1866
  
   Вот, многоуважаемый Димитрий Васильевич, корректура Вашей статьи, мною уже раз проверенная. Я поджидал Вас вчера и потому не послал. Просмотрите и отправьте уж сами в типографию Грачева. Завтра, вероятно, увидимся в Обществе Древнего Искусства, - но предупредите председательствующего, что я опоздаю, ибо должен быть в час на свадьбе Победоносцева (бывшего Обер Прокурора нашего Департамента).

Вас душевно уважающий и любящий Кн. В. Одоевский

  
   (РГБ, ф. 380, карт. 15, No 9, л. 15)
  
   Речь идет о корректуре статьи, упомянутой ранее. 9 января Одоевский на заседание Общества не попал, так как задержался на свадьбе К.П. Победоносцева (см. запись в Дневнике).
  

14. Одоевский - Разумовскому

   18 января 1866
  
   Нельзя ли только отметить: до какой степени все эти ссылки верны? на Стаффорда полагаться нельзя, на Фетиса еще меньше, а на покойного Львова и поготово. А нужно это к делу. Я эту неделю не присутствую в Сенате и занимаюсь исключительно делом Комиссии. Что бы Вам заглянуть ко мне, многоуважаемый Димитрий Васильевич? Николай Петрович прислал мне великолепную работу.

Ваш душою Кн. В. Одоевский

   (РГБ, ф. 380, карт. 15, No 9, л. 14.)
  
   Проверка ссылок понадобилась Одоевскому в связи с его спешной работой над "Мнением...". В этом тексте имеются ссылки на "покойного Львова", то есть на Ф.П. Львова; имена западных ученых Ф.Ж. Фетиса и У. Стаффорда в "Мнении..." не упоминаются.
   Стаффорд (Stafford William Cooke; 1793-1876) - автор "Истории музыки", изданной в Эдинбурге в 1830.
   Николай Петрович - скорее всего ошибка Одоевского: вероятно, имеется в виду Николай Михайлович Потулов, который помогал князю в работе над "Мнением...". Возможно, однако, что какую-то работу ему прислал князь Николай Петрович Трубецкой.
  

15. Одоевский - Разумовскому

   22 января 1866
  
   Многоуважаемый Димитрий Васильевич - у Вас должны быть книги Сорокина:
   Рукописный Октоих в лист (нотный),
   Певчая книга с Болгарскими напевами в осьмушку (нотная же).
   Не у Потулова ли они?
   Если они Вам более не нужны, то потрудитесь возвратить их ему, ибо я, уезжая в Петербург, хотел бы, чтобы за мною ничего не оставалось, - на случай нужды в справках. Вчера вечером я получил второй лист корректуры Вашей статьи и сегодня вечером постараюсь к Вам ее доставить. Я все эти дни дома - [но только?] во время обеда.

Вас душевно уважающий и любящий Кн. В. Одоевский

  
   (РГБ, ф. 380, карт. 15, No 9, л. 16.)
  
   Одоевский собирался в Петербург в связи с началом заседаний Комиссии по церковному пению. Как ясно из Дневника, А.Е. Сорокин нередко снабжал Одоевского певческими рукописями из своего собрания.
  

16. Одоевский - Разумовскому

   13 февраля 1866
  
   Вот, многоуважаемый Димитрий Васильевич, хранившийся у меня пакет с 50-ю певческими. Дайте подателю записочку в доказательство, что он Вам доставил. За сим прощайте, еду завтра утром в Питер, - помолитесь об успехе Комиссии, - и да хранит Вас Бог. Не забывайте моей жены.

Вас душевно уважающий и любящий Кн. В. Одоевский

  
   (РГБ, ф. 380, карт. 15, No 9, л. 19.)
  
   Речь идет о 50 рублях, остававшихся у Одоевского из суммы, собранной для найма певчих, исполнявших переложения Потулова.
  

17. Одоевский - Разумовскому

   14 февраля 1867
  
   Приехал сюда Князь Димитрий Александрович Оболенский, на весьма короткое время, и весьма желает побеседовать с Вами, многоуважаемый Димитрий Васильевич, а равно и с Ник. Мих. Потуловым. Сборное место - у меня, завтра, в середу, вечером, с 8 часов. Пожалуйста не откажитесь быть - предмет беседы будет важный.

Вас душою уважающий Кн. В. Одоевский

  
   (РГБ, ф. 380, карт. 15, No 9, л. 16.)
  
   Документы, связанные с приездом в Москву Д.А. Оболенского, см. выше. На следующий день по приезде князя Одоевский читал Оболенскому и Разумовскому составленную им программу конкурса на учебник церковного пения для народных училищ; 16 февраля в его доме состоялось заседание "московского отделения" Комиссии.
  

18. Разумовский - Одоевскому

   30 марта 1868
  

Ваше Сиятельство!

   Приветствуя Вас и Ее Сиятельство с наступающим днем Великого Праздника, осмеливаюсь представить Вам вместо красного яйца - красную книжку.
   В этой книжке, изданной по благословению Святейшего Правительствующего Синода, весьма замечательны ноты и гармонизация. Св. Синод не требует, чтобы Директор Капеллы рассмотрел гармонизацию и утвердил ее. Он относится к труду, может быть, одного из своих членов, самостоятельно. Несмотря на то, что иногда Св. Синод говорит о неведении своем в музыке, теперь пользуется всею силою своей власти и издает под своим смотрением не только мелодию, но и гармонию.
   Остается желать, чтобы правила, какими руководствовался Св. Синод в издании этой книжки, были со временем распространены на музыкальные произведения других сочинителей.
   Вашего Сиятельства усерднейший слуга

Священник Дм. Разумовский

  
   (ГЦММК, ф. 370, No 630.)
  
   Скорее всего имеется в виду брошюра учителя московского духовного училища Ив. Казанского "Общепонятное руководство к изучению церковного хорового и одиночного пения" (М., 1868; цензурное разрешение - 12 декабря 1867), где имеются (хотя и в очень малом количестве) многоголосные примеры и специальный раздел о "партесном" пении.
  

19. Одоевский - Разумовскому

   27 июля 1868
  
   Многоуважаемый Димитрий Васильевич! Завтра в воскресенье, с 4-часовым поездом мы едем в Троицкую Лавру, где предполагаем пробыть до утра середы. Позвольте мне Вас туда свезти и назад привезти, а дорогою побеседуем всладце. Для сего будьте у меня завтра к часу, чтобы предварительно позавтракать. Много нас обяжете.

Вас душевно уважающий Кн. В. Одоевский

   (РГБ, ф. 380, карт. 15, No 9, л. 21.)
  
   Эта поездка в Лавру довольно подробно освещена в Дневнике Одоевского; оттуда же понятно, что Разумовский не смог принять предложение князя.
  

20. Одоевский - Разумовскому

   21 января 1869
  
   Я получил отпуск, многоуважаемый и многолюбимый Димитрий Васильевич, - а Вы (по сей причине) получите завтра же готовые вопросы. Между тем потрудитесь мне прислать Кирхерову Musurgia (мне необходимо там навести справку) с Николаем Александровичем Соколовым.

Вас душевно уважающий и любящий Кн. В. Одоевский

  
   (РГБ, ф. 380, карт. 15, No 9, л. 23.)
  
   Речь идет о так называемых вопросах для Археологического съезда - подробнее см. в комментариях к Дневнику и там же об упоминаемой работе Афанасия Кирхера.
   Одоевский путает отчество: переписчика звали Николай Андреевич Соколов.
  

21. Одоевский - Разумовскому

   6 февраля 1869
  
   Многоуважаемый Димитрий Васильевич! Мих. Петр. Погодин уведомляет меня, что 11 февраля предполагается Славянским Комитетом чествование кончины Св. Кирилла и Мефодия и что им бы хотелось в тот день устроить духовный концерт в пользу Славян. Я предварил его, что времени слишком мало, а главное, что в отсутствие Николая Михайловича Потулова я не знаю, как и приняться за это дело; какому регенту это поручить? что он возьмет? Погодин предполагает - на половину с хором; согласятся ли регенты на такое условие? дайте добрый совет - Вы хоть сколько-нибудь этих господ знаете, а мне неизвестно даже, где живут Багрецов или Смирнов, или кто еще из них?
   На всякий случай - завтра в пятницу я, на сей раз, не буду дома, ибо вечером концерт нашего Русского Музыкального Общества.

Вас душевно уважающий и любящий Кн. В. Одоевский

  
   Запись рукой Разумовского: "иже двадесять седьмого того же февруария с миром отыде ко Господу".
  
   (РГБ, ф. 380, карт. 15, No 9, л. 25-25 об.)
  
   Об участии Одоевского в организации духовного концерта в память святых Кирилла и Мефодия см. в комментариях к Дневнику и в разделе "Дело о церковном пении".
   Багрецов Федор Алексеевич (1812-1874) - знаменитый регент Чудовского хора (1840-1874), автор духовно-музыкальных сочинений.
   Смирнов Николай Андреевич (ум. в 1882) - регент и содержатель церковного хора в Москве (начало 1860-х - 1882).
   Д.В. Разумовский был едва ли не последним из друзей, видевших Одоевского живым: он беседовал с князем в вечер перед его кончиной.
  

Приложение 1: письма О.С. Одоевской к Д.В. Разумовскому

  
   Б. д. [1869] Бумага с траурной каймой
  
   Многоуважаемый и любимый Димитрий Васильевич. Как мне грустно, что так давно Вас не видала, здоровы ли Вы - посылаю Вам книжку дорогой нам Памелы. Не можете ли Вы меня крайне одолжить достать мне праздничную всенощную Потулова переложения, на несколько времени или лучше приказать ее для меня переписать, для чего и посылаю нотную книгу, если возможно к 1 июля. Очень, очень меня обяжете,
   Вам душевно преданную

О[льгу] К[нягин]ю Одоевскую

   Рукой Разумовского карандашом: "Пензенской губернии, через город Саранск, на станцию Царевщина, в село Елизино".
  
   (РГБ, ф. 380, карт. 15, No 8, л. 1-2.)
  
   Рукою Разумовского записан адрес имения Н.М. Потулова, где, возможно, он находился летом.
  
   Б. д. [1869]
  
   Почтенный Димитрий Васильевич. Примите благосклонно странного индивидуя, описанного в прилагаемом письме. Он к Вам явится с американским консулом Скайлером, нашим приятелем, который Вам будет служить переводчиком с этим мнимым англ[ийским] православным.

Вам душою преданная О[льга] К[нягиня] Одоевская

   Очень грустно, что давно Вас не видала.
  
   К этому письму приложено письмо к О.С. Одоевской от О.Д. Свербеевой:

Солнышково, 30 июня

   Письмо это вручит Вам англичанин, перешедший тому 13 лет в Православие, ревностный и глубоко проникнутый превосходством нашей веры, ищущий в России поддержки нравственной для устройства в родном своем городе, между Ливерпулем и Манчестером, православной Английской Церкви. Примите его, добрейшая Княгиня, с обычной Вам благосклонностью и радушием. Он уже был принят Митрополитом Иннокентием и Преосвященным Леонидом, когда, тому несколько дней, проезжал он через Москву; теперь пожил у нас в деревне и, по приглашению Митрополита, едет 2 июля в Лавру. В Москве наш Mr. Hatherly никого не знает, и мы рассчитываем на Вас, чтобы Вы его приласкали и дали бы ему случай видеться с Отцом Разумовским; он человек очень ученый и имеет степень доктора музыки в Оксфордском Университете; он перевел на Английский язык всю нашу Литургию и положил ее на греческую древнюю музыку; нам хотелось бы свести его с Отцом Разумовским, которому, равно как и ему, интересно будет знакомство с ним; не откажите пожалуйста устроить это знакомство, мы все очень будем Вам благодарны за Ваше покровительство нашему интересному protege.
   Не редко мысленно я с Вами, добрая, милая наша Княгиня; душою чувствую Вашу скорбь и часто о Вас молюсь; одна молитва нас умиротворяет, она одна дает силу нести горе, которому нет облегчения. Слава Богу, что мы в деревне и все здоровы. Дети резвятся и наслаждаются, взрослые отдыхают и любуются мирной, прекрасной природой! Анночка здесь бодрее, могу сказать это en toute conscience {с полной уверенностью (франц.).}, но она покуда отдыхает и воды своей Эмской не пьет, на время дала себе маленький отдых. Из Михайловского имеем мирные известия, ждем скоро Митю, увидим, что он о Мише скажет. Говорят оба брата, что Миша стал работать. Qui vidra verra, mais j'ai perdu toute foi en rapport de mon pauvre frere Michel {Поживем - увидим, но я потеряла всякую веру в отношении моего бедного брата Михаила (франц.).}. Все наши Вам свидетельствуют сердечное почтение, а я нежно и крепко Вас обнимаю. Господь да будет с Вами!

Сердечно Ваша Ольга

   (РГБ, ф. 380, к. 15, No 8, л. 3.)
  
   Об американском консуле Скайлере см. в комментариях к Дневнику.
   В письме упоминаются сестра О.Д. Свербеевой Анна, а также ее братья Дмитрий и Михаил (см. в комментариях к Дневнику).
   Хазерли Стивен Джорджсон (Hatherly Stephen Georgeson) (1827- ?) - английский церковный композитор, органист и дирижер. С 1844 служил органистом в англиканских церквах. В 1856 получил степень бакалавра музыки в университете Оксфорда. С 1857 - регент в греческой церкви в Ливерпуле. В 1871 поставлен в дьяконы, затем в священники греческой церкви Константинопольского патриархата. Служил в церковной миссии для греческих и славянских моряков, приезжавших в порты Бристольского канала.
   Что касается контактов московских церковных властей с представителями англиканского духовенства, то они начались ранее - при жизни скончавшегося незадолго до Одоевского (19 ноября 1868) св. митрополита Филарета; велись и разговоры о возможном в будущем соединении церквей. В частности, летом 1866 митрополиту Филарету нанес визит английский посланник лорд Бьюкенен и принял у иерарха благословение.
  

Разные письма

  

И.П. Сахаров - В.Ф. Одоевскому

  
   Петербург, 30 (?) октября 1860
  

Ваше Сиятельство.

   Имею честь уведомить вас, что письмо ваше я получил здесь. Очень рад, что письмо ваше порадовало меня важным откровением Русского пения. Болезнь моя удерживает меня, абы я сам явился к вам с поздравлением великого открытия, но болезнь меня удерживает, которую сами врачи мало понимают и я сам тоже не понимаю. Желал бы сам лично побеседовать с вами и узнать в подробности, в чем именно ваше откровение состоит. Дай Бог прояснить сокрытое всем и даже скрываемое от наших ученых. Я же теперь думал, что мое писание забыто, никто не будет трудиться. Что есть у меня, для вас готово всегда к услугам. К сожалению я свои рукописи продал графу А.С. Уварову. Теперь не могу вспомнить, что именно продал ему. Мои книги лежат в новгородской деревне, где я основал себе жилище. Если Бог даст мне здоровье возвратится - сберу остальные и пришлю к вам.
   Ради Бога, князь, не бросайте своего труда и кончайте в славу сей великий труд. Вы трудились много и постоянно над пением. Мне неизвестно применение (?) пения. Шайдур с товарищами были люди великие и знатоки своего дела, понимали хорошо свое дело. Когда при царе Иване искусство пения перешло из Москвы и Новгорода в Казань, началось изменение и мудрование. Что такое именно есть в вашем Музеуме и Публичной Библиотеке, передаст вам А.Ф. Бычков. На других ученых наших не могу указать да и не знаю их. В библиотеке Погодина вы найдете нотную азбуку XVII века, что вам покажет Бычков. Сожалею, что я не мог найти из трудов Мезенца. Здесь есть один старообрядец Болотов, у которого есть нотные книги. Но мои больные ноги не дают мне быть у него и узнать, что есть у него. Старая нотная книга Кондакарь, выписанная из Нижнего Новгорода, XII века, теперь Археологическим обществом передана в Публичную Библиотеку. В ней есть предметы, которых я не знал. Посмотрите сами.
   С глубочайшим уважением имею честь быть покорнейшим слугою Вашего Сиятельства

Ив. Сахаров

   Я живу здесь, близ Семеновских казарм, в Синодальном ведомстве, в квартире Данилевского.
  
   (ГЦММК, ф. 73, No 720.)
  
   Письмо является ответом на письмо Одоевского от 19 октября 1860, опубликованное в "Музыкально-литературном наследии". В этом письме Одоевский, как часто думают, говорит об окончании своей книги о древнем песнопении. На самом деле речь идет скорее о работе, которая потом получила название "Музыкальная грамота для не-музыкантов", то есть о теоретическом труде, приспособленном к пониманию церковного пения, о выявлении "целой теории нашей исконной мелодии и гармонии" (Бернандт, 514-515). В дальнейшем Одоевский предпринимал еще попытки обнаружить некоторые рукописи, на которые ссылается в своих работах Сахаров. Так, в дневниковой записи от 25 июня 1865 читаем: "Д.В. Разумовский, бывший в Поречье у Уварова - он не нашел там рукописей, описанных Сахаровым".
   Одоевский был знаком с Иваном Петровичем Сахаровым с давних времен. Так, в воспоминаниях И.И. Панаева о петербургских вечерах в доме Одоевского сказано: "Особенное внимание великосветских госпож и господ обращал на себя издатель "Сказаний русского народа" И.П. Сахаров, появлявшийся всегда на вечерах князя Одоевского в длиннополом гороховом сюртуке. Сахаров, впрочем, русский человек, себе на уме, хитро посматривал на все из-под навеса своих густых белокурых бровей и не смущался бросаемыми на него взглядами и возбуждаемыми им улыбочками. Он даже, кажется, нарочно облекался в свой гороховый сюртук, отправляясь на вечера Одоевского...
   - Пусть их таращат на меня глаза, - говорил он, - мне наплевать, меня не испугают.
   Книга Сахарова, только что появившаяся в то время, обратила на себя всеобщее внимание в литературе, и через эту книгу Сахаров скоро сблизился со всеми литераторами..." (Панаев И.И. Литературные воспоминания // Одоевский В.Ф. Последний квартет Бетховена... М., 1987. С. 334). В письме Одоевского к Сахарову идет речь о "драгоценных указаниях", встреченных им в трудах Сахарова: имеется в виду работа "Исследования о русском церковном песнопении", опубликованная в Журнале Министерства народного просвещения за 1849. В статье "К вопросу о древнерусском песнопении" Одоевский справедливо замечает, что Сахаров публиковал произвольно выбранные отрывки из имевшихся у него "драгоценных рукописей" и совсем "не знал музыки". Приобретенное графом А.С. Уваровым у Сахарова собрание древнерусских рукописей, в том числе певческих, находится ныне в Историческом музее.
  
   1. Уваров Алексей Сергеевич, граф (1825-1884) - археограф, историк, один из основателей Императорского Русского археологического общества и Исторического музея.
   2. Бычков Афанасий Федорович (1818-1889) - археограф, историк, публикатор древнерусских летописей, с 1844 хранитель Отделения рукописей и старопечатных церковнославянских книг Публичной библиотеки в Петербурге, с 1882 ее директор.
   3. Рукописное собрание М.П. Погодина ныне находится в РНБ.
   4. Личность старообрядца Болотова не установлена.
  

Иеромонах Палладий - В.Ф. Одоевскому

   [Киев,] 14 апреля 1864
  

Ваше Сиятельство, Милостивейший Государь Владимир Александрович (sic!)!

   По приезде моем в Киев я первее всего обратился к Лаврским старожилам, монахам, прося их указать, от кого бы я мог заимствоваться узнанием их древнего пения. По справке же оказалось, что древний их обиход пения давно исчез во время бывшего в Лавре пожара. А настоящий обиход, который они имеют, писан ими в 1854 году из голосов, то есть на память, которая у них хранилась, следовательно уже не вполне заслуживает то доверие, которое я имел бы к прежнему, несмотря на то, что я вижу много хорошего и прекрасного. Также сыскал я один обиход, рукописный, более ста лет писанный, а по сличению видно, что был писан из Киевского обихода. Одно жаль, что здесь нелегко можно доставать ноты древние, монахи ими очень дорожат, например написать круг Киевского обихода стоит 500 р. Положим, что он мне весь и не нужен, но все-таки необходимо нужно будет некоторые вещи переписать. Впротчем очень естественно, что они им дорожат, они писали его может быть два или три года и для поверки много раз собиралась вся братия. Но дорого иль дешево обойдется мне, а все-таки я перепишу, исключая тех вещей, которые найду вовсе ненужными.
   Я вскорости вышлю Вам Киевское "Взбранной воеводе" - этот мотив мне очень нравится.
   В настоящее время в Лавре такие большие служения, что я удивляюсь, как достает сил человеческих стоять на ногах. Господь да поможет им!
   Ваше Сиятельство! напишите мне имена Вашего семейства, чтобы я мог пред образом Божией Матери и в пещерах пред нетленными угодниками помянуть Вам близких людей.
   Примите уверение в искреннейшем моем желании Вам всего лучшего.

И. Палладий

   Адрес ко мне: в Киев. Сергиевой пустыни Иеромонаху Палладию Чернявскому на гостиницу Киево-Печерския Лавры.
  
   [Киев,] 27 апреля 1864
  

Христос воскресе!

Ваше Сиятельство!

   В прошедшем письме я писал, что в Лавре я не отыскал древнего пения. А теперь скажу, что действительно в Лавре не имеется и быть может не име

Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 356 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа