Главная » Книги

Оленина Анна Алексеевна - Дневник, Страница 4

Оленина Анна Алексеевна - Дневник


1 2 3 4 5 6 7 8 9

e сказал Варе: "Signorina Sara Contessa" (Синьорина будет графиней - итал.). Barbe, как будто не понимая, отвечала: "Non e possibile, io sono maritata" (Это невозможно, я замужем - итал). "А comment dire, - отвечал он, - vous verrez?". (A как сказать "увидите" по-итальянски!) "Ah, vederette", - отвечала она. "Eh bien, vederette, sara contessa". (Вот увидите, будет графиней - итал.) Barbe, все как будто бы не понимая, что говорит он не про нее, сказала: "Tanto meglio per me". (Так для меня лучше - итал.) И разговор кончился. Но он все был задумчив. Что хотел он сказать этим Sara contessa (будет графиней - итал.). Неужели он что-нибудь узнал об графе. Ах ежели бы его устами да мед пить! Но нет, я не рождена для продолжительнаго щастия. При том же граф после свидания у Вариньки ведет себя очень странно, не думает ли он, что мы хотим поймать его. Ошибается, je suis moi-même trop ftère pour cela (я слишком горда для этого). Но я теперь говорю: Sara quel che sara (будь что будет - итал.). Да будет воля Твоя. Я пью воды и еждю верхом с Григорием223. Чем более знаю его, тем более люблю. Наши все разговоры так сериозны и для меня приятны, он истинно любит меня и желает мне щастия.
   Не много время протекло, с собою радость унесло. Ольга занемогла 24 Июня. Прежде еще она немного хворала, был у ней насморк. Но в этот день, возвратясь с катанья с Варинькой, нашли мы, что Маминька сидит у ней и безпокоится, что она все плачет и сучит ногами. Хотя не было видно никакого признака сериозной болезни, Варинька решилась в тот же вечер поехать в город. На другой день мы все туда же отправились. Приехали - почти не было надежды. До 1-го или 2-го сидела я в спальной, бедняжка была за перегородкой. На другой день ей было лучше. Она всегда любила меня более всех, даже матери и кормилицы: я взяла ее на руки, чтоб качать, пока уснула. М-me Андерсон, ее няня, она была спокойна, но уже нет Ольги, у которой я могла просиживать целые дни! Ей ставили пиявицы, делали все, что могли! Ничего не помогло!.. У кормилицы пропало ночью молоко, Ольга страдала и кричала; рано поутру пришла я к ней, она лежала на материнской постели, смерть сидела у ней в головах. Тронула ее руку, она была холодна и синя, глаза потускнели, дыхание тяжело. Что было со мной тогда! О Боже, Боже, с какою радостью отдала бы жизнь свою, чтоб спасти им этаго ребенка! Дальность жизни моей так темна, как громовая туча, для них ея была так светла! Так утешительна!.. Григорий приготавливал ей лекарство, и слезы текли на него. Я тронула ноги Ангела, они были холодны, я дала ей пить, она насилу могла проглотить. И когда сказала я ему: "Si vous donnez, donnez vite!" (Даете, так давайте быстро) он понял меня, но упрашивал оставить комнату: я видела, что нет спасения, вышла - через полчаса Ольга была в небесах... Я слишком взяла на себя и разплатилась горько с природою, опять был ужасной припадок нервической. Григорий, это совершенство людей, и тут успел помочь мне. Пришедши в верх, пошла я к Вариньке - ужасной день! Мы все сидели втроем. На другой <день> Г<ригорий> уехал хоронить Ольгу, а мне поручил В<ареньку>. Вставши под предлогом пойти куда нужно, она вышла в мраморную комнату224, дверь была открыта в спальную, она скоро пошла туда и бросилась на кровать, где скончалась Ольга. Я оставила ея несколько времени, но увидя, что она уж очень плачет, стала ея уговаривать; она не слушалась, я подняла ея с Машей и, вытолкав обеих в гостиную, заперла дверь на ключ. Обойдя кругом, я нашла Маминьку, которая рыдала над нею и ломала себе руки. "Боже мой, что мне делать!.. - говорила она. - Подите и успокойтесь, вы только вред ей делаете". Я подала В<ареньке> каплей, она выпила, я стала говорить ей об ея муже, и мало-помалу она успокоилась. Прошел и этот день. Мы переехали в Приютино. Опять спокойствие и веселость нашли гости: мы горюем все поодиночке, а веселимся вместе, но я плачу дань природе и слабею. Может быть Смерть далеко от меня, может быть сидит передо мною. Но я смотрю на нее с удовольствием, она то благо, которое Бог по безконечной милости своей послал людям. Она - Ангел-утешитель, она - благо, которое все мы достигнуть стараться должны: она присоединяет нас к Всевышнему и там дает нам вкушать блаженство вечное. Одна разлука с милыми сердцу может заставить нас страшиться ея. Но что же разлука нескольких лет в сравнении Вечности. Как слеза горя посреди моря щастия! Как прекрасно можно представить ея! Как мирной гений, ведущий человека к истинному блаженству. Как избавитель рода человеческаго. Ах, естьлиб не было Смерти, а наша жизнь в этом мире была бы вечной, я думала бы, что нет Творца вселенной. Смерть есть печать его благости, его любви к людям. К нам в субботу вечером приехали братья Меендорфы; иногда я думаю, как и все, что George имеет виды: и сержусь на себя. Я его почитаю, даже может быть... люблю. Да, люблю, но это чувство во мне соединено с такой боязней! Алекс<андр> М<ейендорф> очень откровенен, все хочет знать, <не> имею ли я к кому-нибудь привязанности; что за вопрос, кто ж ему это скажет, ежели бы я и имела.
   В воскресенье были у нас 3 черкеса и офицер армейской, тоже черкес. Они были очень милы, и двое из них делали разные штуки на лошадях225. Они Магометане.
   Je crois bien que le péristile de l'enfer ne peut être plus insupportable que la vie que nous menons dans Priutino. Dieu de Dieu, quel ennui! Toute la journée on grogne et l'on dit des sottises et des обиняки qui rendent la vie bien dure mais j'espère qu'il y a un terme à tout.
   (Я думаю, что ожидание y врат ада не может быть более невыносимым, чем жизнь, которую мы ведем в Приютине. Боже мои! Какая скука! Целыми днями ворчат, говорят глупости и обиняки, которые делают жизнь еще более тяжелой, но я надеюсь, что всему есть предел.)
  
   25 Juillet.
   (<Четверг> 25 июля <1829>)
  
   Как ужасна неизвестность. Что бы я дала, чтоб проспать целые два месяца.
   . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
  
   31 Juillet.
   (<Среда> 31 июля <1829>)
  
   Алексей приехал сегодня! Как я ему рада! Но, увы, он тоже думает, что все наши надежды тщетны! Что как горько сказать! Вельгорской и не думает обо мне... Боже, твоя святая воля неисповедима! Meendorf был здесь почти всякое воскресенье и приежжал по субботам. Невозможно было не заметить его исканий! Но, увы, как они страшны. Мысль ужасная быть за ним! я его так боюсь, о Боже, Боже! Есть ли пред тобою молитва моя... Отец всевышний, у ног престола твоего прошу, умоляю, но об чем. Того просить не смею. Ты властен в сердцах. О Боже, об чем, об ком молиться, прошу, сама чего не знаю, боюсь, о как боюсь другого. Боже, великой всемогущий Отец мой, о Боже, вокруг меня мертвое молчание, луна светит в окно, ... но тучи над нею, передо мной летает образ грозной, все тихо, один ветер шевелит листьями. Я в отчаянии, неужели судьба моя должна скоро решиться и без него! а он - он далеко и не думает обо мне. Страшно прочитать! Надо, надо молиться. Луна, кажется, дрожит на небе! Как грустно думать об будущем, потеряв всю надежду земную. Но она там... Бог всемогущий не оставит меня! ... Я вся дрожу.
  
   <Среда> 21 Августа <1829>.
   Перемена за переменой, и все выходит, что мы переливаем из пустаго в порожное. Виельгорской приехал 13, а на другой же день был у Папиньки и очень-очень мил. Варинька была в городе с Gregoiroм: он долго сидел и вдруг спросил сердитым голосом: "Что же ваш длинной немец? Как зовут его? да, Меендорф". Он сказал это и так сам смутился. Но все это ничего не значит. Сюда приехал Хозрев Мирза, Сын Абас Мирзы226, было 10 большое представление227. Он молод и довольно хорош228. Потоцкой дал бал 17229, мы поехали в пятницу в город, чтобы быть у него. Мое платье было чюдесное: белое, дымковое, рисованные цветы, а на голове натуральная зелень и деланные цветы; я очень к лицу была одета. Поехала, там познакомилась с гр<афиней> Фикельмон, урожденной Хитровой230, как она мила! Виельгорской там был; сперва мы оба делали <вид>, что не видали друг друга; но переходя из одной комнаты в другую, он подошел ко мне. Стал говорить и так покраснел, что я удивилась. Потом мы танцовали полонез, он был очень мил. За ужином я познакомилась с Мирза Сале231 из свиты принца, премилой Персиянин.
   Мы были, видали, уежжали. Как холодно я пишу. Но память сердца сильней разсудка, как чисто я все помню. Сегодня поехал Гpegoire, он едет в свою деревню улаживать дела232, как грустно с ним разставаться, он искренно меня любит, такой чюдесной человек.
   Olga Stroganoffa terminé sa carrière. Après avoir fait tout ce qu'on peut s'imaginer avec le comte Fersen (le plus mauvais sujet de son espèce), après avoir eu une correspondance clandestine avec lui, ainsi que des entrevues du même genre, elle a pris son parti et s'est fait enlever le I du mois de Juillet.
   Depuis plusieurs mois elle était résolue à faire ce pas extraordinaire. Chaque fois, qu'elle montait à cheval avec ses soeurs, elle partait au grand galop et elle jetait à terre un billet, qui était relevé par le monsieur. Enfin le départ pour Городня est décidé. Elle lui écrit un petit billet, dans le quel elle lui dit ces mots: "Le mariage ou la mort". Bientôt tout est prêt. Le soir elle prétend avoir mal à la tête; elle a l'air agité, elle demande la permission de se retirer, sort dans le jardin, - là elle est attendue par Brevern, l'un des complices, qui le mène vers la Черная Речка, - où ils traversent le lac et comme ils étaient très pressés, B la lance par dessus la portière dans la calèche, où était Fersen. Ils partent et vont à Тайцы. Des témoins les attendaient. Mais le prêtre ne consent à les marier, qu'à la condition de lui payer 5 m rou et de lui garantir mille rou par an. A 5 heures du matin ils sont mariés et Olga va coucher avec lui à Тайцы, у elle était attendue par une marchande de modes pour la servir. Les témoins étaient Breveren, Salomirsky l'aîné et Lanskoy.
   La femme de chambre d'Olga l'ayant attendue pendant très longtemps s'endormit. Enfin elle se réveille et entend que tout dort autour d'elle. Elle entre dans la chambre et ne la trouve pas, c'est ainsi que son "побег" fut découvert. Le jour suivant on fut obligé de le dire à la comtesse. Pauvre mère! Elle la pardonna de suite, mais ce n'est que le soir, qu'ils arrivèrent. Le matin Olga eut le temps d'aller avec lui aux manoeuvres. Ай да баба.
   L'Empereur arriva, on crut qu'il pardonnerait les coupables. Il le fit au contraire juger. Fersen est envoyé à une garnison, les témoins, pour avoir signé un faux, sont passés à l'armée. Olga a suivi son mari. Elle ne sent rien, car elle a déjà perdu pudeur, sentimens nobles, honneur. Dieu quel <нрзб>
  
   (Ольга Строганова закончила свою карьеру. После того, как она проделала с графом Ферзеном233 (самым большим в своем роде негодяем), все что только можно вообразить, после того, как она вступила с ним в тайную переписку, и имела такие же тайные встречи, она приняла решение и дала себя похитить 1 июля. Она была готова совершить этот немыслимый шаг еще несколько месяцев тому назад. Каждый раз, как она ездила со своими сестрами верхом и пускала лошадь галопом, она бросала наземь записочку, которую поднимал ее молодчик. Наконец, отъезд в Городню 234 решен. Она пишет ему записку, в которой говорит: замужество или смерть. Вскоре все готово. Вечером она представляется, что у нее болит голова: у нее возбужденный вид, она просит разрешения удалиться, выходит в сад, там ее поджидает Б<реверн>235, один из заговорщиков, который отвозит ее к Черной речке, там они пересекают озеро и поскольку они очень спешат, Б<реверн> вталкивает ее в экипаж, где находится Ферзен. Они отъезжают и отправляются в Тайцы236. Там их ожидают свидетели. Но священник соглашается их обвенчать лишь при условии, что ему заплатят 5 тысяч руб. и гарантируют тысячу руб. в год. В 5 утра они обвенчаны, и Ольга едет ночевать с ним в Тайцы, где ее ждет модистка, чтобы ей прислуживать. Свидетели были Бреверн, Саломирский-старший237 и Ланской238. Горничная Ольги, поджидая ее, уснула. Наконец она просыпается и слышит, что все вокруг нее спит. Она входит в комнату и не находит ее. Вот так ее "побег" был обнаружен. На следующий день принуждены были об этом сказать графине. Бедная мать ее тут же простила, но вернулись они только под вечер. Утром Ольга успела еще сходить с ним на маневры. Ай да баба.
   Приехал император. Думали, что он простит виновных. Он же, напротив, велел его судить. Ферзена отправили в какой-то гарнизон, свидетели же за то, что подписали подложные бумаги, были отправлены в армию. Ольга последовала за мужем. Она не чувствует никакого раскаяния, так как потеряла всякий стыд, благородные чувства, понятие о чести. Боже, какой <нрзб>.
   Какие суждения, какие решения, какие предположения делать мне об будущей жизни? Никаких, говорит грозной разсудок, не ищи, не найдешь; но кто же, кто же жил без надежды!!!
  
   <Воскресенье> 25 <августа 1829>
  
   Титов приехал вчера (суббота) с Алексеем. Коминг239 сегодня уже здесь. Мы ожидаем гостей! Но, увы, неожиданных не жду! Сердце грустит, и даже не смеет надеяться. Кажется все кончено... Ужасной приговор! Но воля Великаго неисповедима! Невольно гляжу в окно! слушаю, все напрасно. Не хочется итти вниз, там надобно любезничать. А что идет на ум, когда душа тоскует. Надежда, надежда, ты подпора чувству. L'espérance est l'Entêtement du coeur (Надежда это упрямство сердца). Надобно итти. Увы, когда пройдет все это. Ветрено, холодно, сердце замирает. Прости, души моей утешитель, Журнал!
  
   Prioutino 1829
   9 de septembre.
  
   Le 5 s'est passé gaiement. Nous avons eu beaucoup de monde. En voici la liste: Wielhorsky, Brouciloff, Meendorff, Coming, Titoff, Longuinoff, Dournoff, Kriloff, Wacilevsky, Тон, Галберг, Шиллинг, Boudberg, Красовской, Языков, Краевской, Волхонской, Штейнбок, Сухарев, Аткинсон, Полторацкой, Стасов, Свиньин, Лисенко, Жиафар, Шармуа, Гамплен, Львоф, Фишер, Сухарева, Василевская, Оленины, Аткинсонова, Batuchkoff apres dîner - Simonetti-Campodonio et Mme Cancrine. Je savais de la veille encore, que Meendorff, arrivé depuis peu de la campagne, devait venir chez nous, ainsi que l'homme, qu'il n'aimait pas trop à voir, c'est-à-dire, le comte Wielhorsky. J'étais donc préparée à les voir, je l'étais... Mais l'est-on jamais, quand on craint, quand on espère, quand on doute et redoute!
   La veille notre cher excellent Ficher est arrivé de bonne heure. Nous sommes allés à Riabowo et cette partie de plaisir nous a bien réussi. Ficher est le plus honnête homme du monde, que j'aie jamais vu, il nous est attaché de coeur et malgré que mon mariage lui coûterait un soupir, il donnerait beaucoup pour me voir bien établie et heureuse. Arrivé le matin, je descends. Maman n'était pas encore revenue de l'église. Nous allions un peu nous promener. Peu à peu le monde arrive. Meendorf entre avec Corning. Le premier entre triomphant. Il parle à Maman avec beaucoup de feu, de plaisir et après avoir bien pris courage il m'approche et m'adresse la parole. Mais j'étais décidée à ne pas donner prise. Je répondais donc en riant, mais je dois dire vrai, avec un peu de sarcasmes.
   Un équipage suivait l'autre et l'attendu n'arrivait point! Barbe avait un mal de tête de dépit et d'inquiétude; pour moi mon pauvre coeur battait, mais j'avais l'air unconserned. Meendorff m'évitait, car ma conversation lui déplaisait. Perdant tout espoir et furieuse, Barbe pris le bras de J. A. Kriloff et alla lui conter nos aventures et conjectures. Beaucoup de monde était sur le peron. Je m'y trouvais aussi et regardais tristement le grand chemin. Krasovsky s'approcha de moi pour me parler d'Olga Fersen. Je maudissais l'ennui qu'il me causait, en dissipant mes idées, mais je fus récompensée pour ma complaisance: car je vis de loin une calèche, deux hommes et le mémorable chapeau gris. Oh! comme mon coeur bondit de joie, c'était lui, lui, que j'avais attendu avec tant de craintes et d'espérances. Il était avec Brouciloff, l'ami de Pierre. Il s'approcha de moi, je rougis légèrement et ayant parlé un peu, je le priai d'entrer voir Maman.
   Nous allâmes nous promener. A peine étions-[nous] sortis de la maison, que Meendorff se mit à côté de moi pour me parler. Brouciloff était de l'autre côté. Je ne voulais pas donner prise à Meendorff, il voyait le comte devant nous qui causait avec Maman, il voulait donc lui prouver, que nous étions sur de très bons termes, mais j'ai une tête heureusement, которую редко проведешь: я подумала: ты хочешь меня завести, но подожди, брат, я сама штука.
  
   (Приютино 1829
   <понедельник> 9 сентября.
  
   5-ое число прошло весело. У нас было много народу. Вот их список: Виельгорский, Брусилов240, Мейендорф, Каминг, Титов, Лонгинов241, Дурнов, Крылов, Василевский, Тон242, Галберг243, Шиллинг244, Будберг245, Красовский246, Языков247, Краевский, Волконский, Штейнбок248, Сухарев, Аткинсон249, Полторацкий, Стасов250, Свиньин251, Лисенко252, Жиафар253, Шармуа254, Гамплен255, Львов, Фишер, Сухарева, Василевская, Оленины, Аткинсонова256, Батюшков 257 после обеда, - Симонетти-Камподонио258 и мадам Канкрина259.
   Я заранее знала, что Мейендорф, недавно приехавший из деревни, непременно явится к нам, как и тот, чье появление вряд ли его обрадует, а именно - граф Виельгорский. Поэтому я приготовилась к встрече с обоими, я была готова... Но можно ли быть готовой, когда боишься, когда надеешься, когда надежда вновь сменяется страхом!
   Накануне рано утром приехал наш милый чудесный Фишер. Мы поехали в Рябово 260, и эта прогулка очень удалась. Фишер честнейший человек, какого я когда-либо знала. Он сердечно к нам привязан, и хотя мое замужество, вероятно, заставит его с грустью вздохнуть, он многое отдал бы, чтобы видеть меня устроенной и счастливой. Наступает утро, я спускаюсь.
   Маменька еще не вернулась из церкви. Мы пошли немного прогуляться. Постепенно стал съезжаться народ. Входит Мейендорф с Камингом. Первый идет с торжествующим видом, с жаром и удовольствием беседуя с маменькой. После разговора с ней он набрался храбрости, подошел ко мне и обратился с какими-то словами, но я не намерена была подавать ему надежды. Я отвечала смеясь, но должна сказать правду - с некоторым сарказмом. Экипажи подъезжали один за другим, но поджидаемый нами не появлялся. У Варвары от досады и беспокойства за меня разболелась голова, мое бедное сердце билось, но внешне я была unconserned {невозмутимый - англ.}.
   Мейендорф меня избегал, потому что разговор со мной его раздосадовал. Теряя всякую надежду, разозлившаяся Варвара взяла под руку И. А. Крылова и стала рассказывать ему о том, что мы предполагали, и о том, чем мы располагаем. На крыльце было много народу, я стояла там тоже и грустно смотрела на дорогу. Ко мне подошел Красовский и начал говорить об Ольге Ферзен. Я проклинала ту скуку, которую он на меня наводил, отвлекая меня от моих мыслей, но я была вознаграждена за свое терпение, ибо увидела коляску с двумя мужчинами и несравненную серую шляпу. О, мое сердце чуть не выпрыгнуло у меня из груди от радости: это был он, тот, кого я ждала с таким страхом и с такой надеждой. Он был с Брусиловым, другом Петра261. Он подошел ко мне, я слегка покраснела, и, немного поговорив с ним, предложила пойти вместе к маменьке.
   Мы пошли прогуляться. Едва мы вышли из дому, как Мейендорф оказался возле меня и завел разговор. Брусилов шел с другой стороны. Я не хотела делать никаких авансов Мейендорфу. Он видел шедшего впереди нас графа, беседовавшего с маменькой. Он так хотел доказать ему, что мы с ним в очень теплых отношениях. Но, по счастью, и у меня голова, которую редко проведешь: я подумала: ты хочешь меня завести, но подожди, брат, я сама штука.)
  
   Absinthe - absence, chagrin
   Acanthe - noeuds indissolubles
   Accacia - mystère
   Aigrette - désir de plaire
   Amandier - imprudence
   Amaranthe - indifférence
   Amaryllis - femme coquette
   Anémone - persévérance
   Anémone sauvage - maladie
   Aubépine - prudence, doux espoir
   Barbeau blanc - délicatesse
   Barbeau bleu - fidélité
   Baume - vertu
   Belle de jour - coquetterie
   Belle de nuit - redouter l'amour
   Bluet - pureté
   Bouquet de feuilles vertes - espérance
   Bouton d'argent - franchise
   Bouton d'or - bienveillance
   Bruyère - solitude
   Buis - solitude
   Caille (de) lait - patience
   Campanule - élégance
   Capucine - raillerie
   Cèdre - majesté
   Champignon - fortune rapide
   Chélidoine - premier soupir d'amour
   Chêne - amour de la patrie
   Chèvrefeuille - liens d'amour
   Citronnelle - plaisanterie
   Citronnier - correspondance
   Clochette - prairie
   Convolvulus - inconstance
   Coquelicot - repos
   Couronne impériale - fierté
   Croix de Jerusalem - douleurs, voyages
   Cyprès - mort ou deuil, regret, désespoir
   Dent de loup - vous perdez votre temps
   Eglantine - amour malheureux
   Epine - flèche d'amour
   Epine-vinette - remords
   Feuille de laurier - bonheur assuré
   Fleur de cerisier - ne m'oubliez pas
   Fleur de lin - simplicité
   Fleur de laurier - ardent désir
   Fleur d'oranger - générosité
   Fleur de passion - douleur d'aimer
   Fleur de pommier - repentir
   Frêne - obéissance
   Gênet - foible espoir
   Genièvre - ingratitude
   Géranium - estime
   Germandre - plus je vous vois, plus je vous aime
   Girofle rouge - ennui
   Girofle jaune - luxe
   Gramen - récompense de la valeur
   Fleur de grenade - amitié parfaite
   Fruit de grenade - union
   Héliotrope - aimer plus que soi-même
   Hortensia - femme courageuse
   Hyacinthe - amour chagrin, vous m'aimez et me
   donnez(нрзб)
   Immortelle - amour sans fin
   Iris - message
   Jasmin blanc - candeur
   Jasmin d'Espagne - sensualité
   Jasmin de Virginie - pays lointain
   Jasmin jaune - première langueur d'amour
   Jonc - navigation
   Jonquille - désir, jouissance
   Launer blanc - candeur
   Laurier franc - triomphe
   Laurier rose - beauté
   Lierre - tendresse réciproque
   Lilas - première émotion d'amour
   Lilas blans - pureté
   Lilas jaune - inquiétude
   Marguerite - patience, tristesse
   Marguerite blanche -j'y songerai
   Marjolaine - tromperie
   Menthe - chaleur
   Mysotis - souvenez-vous de moi
   Myrte - amour
   Narcisse - amour de soi-même
   Œeuillet - sentiment
   Œeuillet blanc - jeune fille
   Œeuillet de Chine - aversion
   Œeuillet panache - refus d'amour
   Œeuillet rose - fidélité à toute épreuve
   Orangée - douceur
   Oreille d'ours - on cherche à vous séduire
   Orme - vigueur
   Pavot - sommeil
   Pensée - je partage vos sentimens
   Perce-neige - espoir
   Pervenche - amitié pour la vie
   Peuplier - jeunesse
   Pieds d'alouette - légèreté
   Pin - lumière
   Platane - ombrage
   Poids-de-senteur - plaisir délicat
   Primevère - espérance première, fleur de jeunesse
   Pyramidale - constance
   Renoncule - impatience
   Réséda - bonheur rapide
   Romarin - bonne foi
   Ronce - soucis, jalousie
   Rose mêlée d'épines - hymen
   Rose blanche - innocence
   Rose de jardin - beauté passagère
   Rose en bouton - coeur qui ignore l'amour
   Rose jaune - infidélité
   Rose musquée - caprice
   Rose sans épines - ami sincère
   Saule pleureur - douleur amère
   Sapin - fortune
   Scabieuse - femme sensible
   Sceau de Salomon - secret
   Sensitive - sensibilité secrète et profonde
   Seringat - passion chimérique
   Serpolet - étourderie
   Soleil - orgueil
   Soucis - tourment
   Soucis sur la tête - noir chagrin
   Soucis sur le coeur - jalousie
   Sycomore - espérance et soucis
   Tournesol - mes yeux ne voient que vous
   Tubereuse - sentiment
   Tulipe - honnêteté
   Violette double - amitié réciproque
   Violette entourée de feuilles - amour caché
   Violette jaune - beauté parfaite
   Violette simple - modestie, pudeur
  
   Полынь - отсутствие, горе
   Акант - неразрывные узы
   Акация - тайна
   Летучка - желание понравиться
   Миндальное дерево - неосторожность
   Амарант (бархатник) - безразличие
   Амариллис - кокетливая женщина
   Анемона (ветреница) - постоянство
   Дикая анемона - болезнь
   Боярышник - осторожность, приятные надежды
   Василек белый - деликатность
   Василек голубой - верность
   Бальзам - добродетель
   Денная красавица (трехцветный вьюнок) - кокетство
   Мирабилис (ночецвет), флокс - страшиться любви
   Василек синий - чистота чувств
   Букет из зеленых листьев - надежда
   Белладонна (серебряный бутон <?>) - искренность
   Калужница, едкий лютик - доброжелательность
   Вереск - одиночество
   Самшит - одиночество
   Подмаренник - терпение
   Колокольчик - элегантность
   Настурция - насмешка
   Кедр - величие
   Гриб - быстрая удача
   Чистотел - первый вздох любви
   Дуб - любовь к родине
   Жимолость - любовные узы
   Мелисса - шутка
   Лимонное дерево - переписка
   Колокольчик - луг
   Вьюнок - непостоянство
   Мак-самосейка - отдых
   Рябчик императорский - гордость
   Зорька халцедонская - скорбь, путешествия
   Кипарис - смерть или траур, сожаление, отчаяние
   Кандык, собачий зуб (волчий зуб <?>) - вы даром теряете время
   Шиповник - несчастная любовь
   Терновник - стрела Амура
   Барбарис - угрызения совести
   Лавровый лист - надежное счастье
   Цветок вишневого дерева - не забывайте обо мне
   Цветок льна - простота
   Цветок лавра - пылкое желание
   Флердоранж - великодушие
   Пассифлора синяя - сердечная тревога
   Яблоневый цветок - раскаяние
   Ясень - повиновение
   Дрок - слабая надежда
   Можжевельник - неблагодарность
   Герань - уважение
   Чабрец - чем чаще я вас вижу, тем больше я вас люблю
   Красный левкой - тоска
   Желтый левкой (желтофиоль) - роскошь
   Злаки - вознаграждение за храбрость
   Цветок граната - крепкая дружба
   Фрукт граната - союз
   Гелиотроп - любить больше, чем самого себя
   Гортензия - стойкая женщина
   Гиацинт - любовь, причиняющая страдание, вы меня любите и причиняете мне <нрзб>
   Бессмертник - вечная любовь
   Ирис - весть
   Аптечный жасмин (белый жасмин) - чистосердечие
   Жасмин крупноцветковый (испанский жасмин) - чувственность
   Текома укореняющаяся - дальняя страна
   Желтый жасмин - первое любовное томление
   Ситник - мореплавание
   Жонкиль - желание, наслаждение
   Лавр белый - душевная чистота
   Иван-чай - триумф
   Олеандр - красота
   Плющ - взаимная нежность
   Сирень - первое любовное волнение
   Белая сирень - чистота
   Желтая сирень - беспокойство
   Ромашка - терпение, грусть
   Белая ромашка - буду думать
   Майоран - обман
   Мята - теплота
   Незабудка - вспоминайте обо мне
   Мирта - любовь
   Нарцисс - самолюбие
   Гвоздика - чувство
   Белая гвоздика - девушка
   Китайская гвоздика - отвращение
   Гвоздика пестрая - отказ от любви
   Гвоздика розовая - верность при всех испытаниях
   Апельсин - нежность
   Медвежье ушко - вас пытаются соблазнить
   Вяз - твердость
   Мак - сон
   Анютины глазки - я разделяю ваши чувства
   Подснежник - надежда
   Барвинок - дружба на всю жизнь
   Тополь - молодость
   Дельфиниум - легкомыслие
   Сосна - свет
   Платан - тень
   Душистый горошек - утонченное удовольствие
   Примула - первые надежды, расцвет молодости
   Пирамидальный (тополь) - постоянство
   Лютик - нетерпение
   Резеда - кратковременное счастье
   Розмарин - правдивость
   Колючий кустарник - заботы, ревность
   Роза с шипами - брак
   Белая роза - невинность
   Садовая роза - проходящая красота
   Бутон розы - сердце, неискушенное в любви
   Желтая роза - неверность
   Мускатная роза - каприз
   Роза без шипов - искренний друг
   Плакучая ива - горькая обида
   Ель - удача
   Скабиоза - чувствительная и несчастная женщина
   Обыкновенная купена - секрет
   Мимоза - тайная и глубокая чувствительность
   Жасмин (чубушник) - воображаемая страсть
   Тимьян - лекгомыслие
   Подсолнечник - гордость
   Ноготки - страдания
   Ноготки на голове - черная печаль
   Ноготки на груди - ревность
   Смоковница - надежда и заботы
   Подсолнечник - мои глаза видят лишь вас
   Тубероза - чувство
   Тюльпан - честность
   Фиалка махровая - взаимная дружба
   Фиалка, обрамленная листьями - тайная любовь
   Фиалка двухцветковая - совершенная красота
   Фиалка обыкновенная - скромность, целомудрие262
  

(Вечер накануне моих имянин.

<Воскресенье, 2 февраля> 1830 год.

  

Сильное впечатление

  
   Дни проходили за днями, мне было все равно; сердце, имевшее большие горести, привыкает к малейшим испытаниям. Пустота, скука заменила все другие чувства души; любить, я почти уверена, что не могу более, но это все равно, да, теперь мне все все равно. Но недавно эта холодная грусть поселилась во мне. Последний это был может быть - что не удар, нет, но сердечное горе. Я его пережила, но мне оно стоило, ах, стоило, да признаюсь и стоит. Я только что воротилась с гулянья; меня позвала Маминька: "Посмотри-ка, кто приехал". Я взошла и увидела... кого же? моего милаго и добраго B; я запрыгала от радости, поцеловала его от всей души, а он, он смеялся. "Когда вы приехали? - Только что, 3 часа: в 9 дней из Берлина. - Вы похудели. - Очень? - Но как я рада вас видеть, вы мне разскажете, все - все. - Да, все, Анета".263
  
   Pétersbourg 1831 28 Février
   Mon journal a été discontinué et peut-être dans un temps plus opportun je ferais l'extrait de ma vie: mais à présent je vais conter autre c

Другие авторы
  • Неведомский Александр Николаевич
  • Вега Лопе Де
  • Грибоедов Александр Сергеевич
  • Петров Василий Петрович
  • Полянский Валериан
  • Каратыгин Петр Андреевич
  • Стахович Михаил Александрович
  • Брик Осип Максимович
  • Лачинова Прасковья Александровна
  • Кайсаров Михаил Сергеевич
  • Другие произведения
  • Де-Пуле Михаил Федорович - Де-Пуле М. Ф.: биографическая справка
  • Чехов Александр Павлович - Переписка А. П. Чехова и Ал. П. Чехова
  • Минский Николай Максимович - Морис Метерлинк
  • Кутузов Михаил Илларионович - Письмо М. И. Кутузова Е. И. Кутузовой об успешных стычках с противником
  • Шулятиков Владимир Михайлович - Из теории и практики классовой борьбы
  • Шулятиков Владимир Михайлович - Этапы новейшей русской лирики
  • Гиппиус Зинаида Николаевна - Яблони цветут
  • Фонвизин Денис Иванович - Чистосердечное признание в делах моих и помышлениях
  • Есенин Сергей Александрович - Сказание о Евпатии Коловрате..: Другая редакция
  • Островский Александр Николаевич - Критика
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 426 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа