Главная » Книги

Певцов Михаил Васильевич - Путешествие в Кашгарию и Кун-Лунь, Страница 14

Певцов Михаил Васильевич - Путешествие в Кашгарию и Кун-Лунь


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

нами в столь близком расстоянии от его северной подошвы. К востоку от Ачана северный склон окраинного хребта становится еще круче, а снеговые горы еще более приближаются к его подножью. Высокое и узкое предгорье окраинного хребта прорезано там очень глубокими балками (по-туземному - чап), а потому прямая дорога, ведущая из Ачана вдоль подножья Кун-луня на верховья реки Черчен-дарья, крайне неудобна для караванного движения. Она пересекает множество глубоких балок с весьма крутыми спусками и подъемами, а в одном месте проходит по весьма узкому гребню между двумя пропастями. Поэтому я решил следовать с экспедицией по нижней дороге, пролегающей по равнине, перейти на правый берег Черчен-дарьи и затем через перевал Чука-даван в хребте Алтын-таг спуститься в горную долину этой реки.
   В селении Ачан мы пробыли два дня, в течение которых наши животные, утомленные последними трудными переходами, отдохнули и попаслись на хорошем подножном корму в окрестностях этого селения. На другой день по нашем прибытии в Ачан перед вечером начал дуть прохладный ветерок с севера, из пустыни, и к утру следующего дня принес массу пыли, скрывшей из вида соседние горы. Вслед за пылью в этой стране появляются всегда облака, еще более усиливающие крайне неприятный удручающий сумрак сухого тумана. Весь день 25 июля при слабом северном ветре господствовал густой пыльный туман, сквозь который трудно было различать даже ближайшие к лагерю высоты.
   26 июля мы направились к Черчен-дарье и шли сначала по черченской караванной дороге, которая верстах в 15 от Ачана вступает в песчаную пустыню и следует по ней почти до самого Черчена. В пустыне она пересекает русла речек Иссинген и Ак-яр, несущих летом, в период разлива, свои воды далеко на северо-запад в пески, а в остальное время иссякающих вскоре по выходе из гор. Тогда дорога на всем протяжении от Ачана до Черчена в 90 с лишком верст становится безводною. Она пролегает большею частью по сыпучим пескам, которые к северо-западу от селения Ачан носят название Ачанын-кум, а далее на запад до самой реки Мольджа называются Кызыл-кум-буглук. По этим пескам проходит также прямая дорога из Черчена в Копа, имеющая около 130 верст протяжения, в том числе до 100 верст по пескам. По ней черченцы доставляют зимой на прииск продовольственные припасы, которые перевозятся всегда на верблюдах, причем верблюдовожатые, за отсутствием в пустыне воды, должны запасаться ею для себя на весь путь.
   Свернув в четырех верстах от Ачана с черченской дороги, экспедиция направилась по тропе и шла сначала на север, потом на северо-восток. Первую станцию тропа пролегает по мягкой лёссовой равнине, покрытой изредка весьма плоскими песчаными буграми и прорезанной неглубокими балками. Эта подгорная равнина, благодаря присутствию подпочвенных вод, далеко не бесплодна, и на ней пасутся стада степных антилоп.
   В 20 верстах от Ачана мы пересекли речку Иссинген, текущую в широкой, каменистой долине, и остановились на ней ночевать. Она была в то время в полном разливе и несла, по словам проводников, свои воды далеко на северо-запад, во внутренность песчаной пустыни; в остальное же время Иссинген теряется, не доходя до песков.
   Следующую станцию экспедиция шла в северо-восточном направлении, удаляясь все более и более от гор. Тропа пролегла уже по пустынной дресвяной равнине, монотонной и печальной, покрытой изредка плоскими песчаными буграми и весьма скудною растительностью. Среди станции караван пересек полосу довольно высоких песчаных грядок, простирающихся с северо-запада на юго-восток. Направление их и неравносклонность указывают на борьбу в этой местности северовосточного ветра с югозападным и преобладание последнего.

 []

   С возвышенной полосы песчаных грядок мы спустились в узкую долину речки Ак-яр, несущей свои воды, подобно Иссингену, в период разлива далеко на северо-запад, в песчаную пустыню, а в остальное время не достигающей песков. От нее тропа опять идет по печальной дресвяной равнине верст семь до следующей речки Курам-лык. Достигнув долины этой речки, мы разбили лагерь для ночлега на возвышенном и длинном острове, заключающемся между сухими руслами. К востоку от него лежит другой такой же остров между рукавами самой речки, которая в то время уже значительно обмелела. В русле западного рукава ее находятся массивные валуны, принесенные, очевидно, этой речкой с гор. Таких крупных валунов мне не приходилось замечать ни в одной из рек, текущих с Кун-луня, в столь большом расстоянии от его подножья (около 30 верст). Поэтому присутствие их в ложе речки Курам-лык можно объяснить, мне кажется, только сильным катаклизмом, происшедшим в ее горном ущелье, как, например, прорывом временной преграды, образовавшейся от обвала и разрушенной внезапно напором скопившейся выше нее огромной массы воды.
   С ночлежного места на острове мы повернули прямо на север и шли сначала по самому острову, весьма медленно склоняющемуся в этом направлении, а потом по сухому ложу левого рукава речки Курам-лык. Из этого последнего экспедиция поднялась немного на пустынную дресвяную равнину и, пройдя по ней несколько верст, пересекла живое русло той же речки, текущей на северо-запад в неглубокой долине. От речки тропа идет опять по пустынной дресвяной равнине, понижающейся в конце станции увалом, или уступом, к долине реки Черчен-дарья, на берегу которой мы остановились на ночлег.
   От продолжительных дождей в горах Черчен-дарья разлилась, и переправа через нее, к сожалению, была совершенно невозможна. В пустынной долине ее не было вовсе подножного корма для лошадей, которых пришлось довольствовать исключительно ячменем, имевшимся всегда в экспедиции на крайние случаи, да и для верблюдов корм был очень плох. Перед вечером к нам прибыли черченские старшины, посланные местным беком для встречи экспедиции. По доброму туземному обычаю, они привезли нам пшеничных лепешек, вареных яиц, фруктов и несколько десятков снопов люцерны для лошадей, которая была так необходима нам в этом пустынном месте.
   Вода в Черчен-дарье к вечеру значительно прибыла, а ночью шел мелкий дождь. Утром река уже бушевала, ворочая мелкие камни, от движения которых происходил глухой шум. По единогласному заключению наших проводников и прибывших из Черчена старшин, на убыль воды в скором времени никак нельзя было рассчитывать; оставаться же долго в пустынной долине, при отсутствии подножного корма, мы не могли. Поэтому экспедиция должна была следовать в Черчен и ожидать там спадения воды.
   После полудня караван в сопровождении черченских старшин направился вниз по долине Черчен-дарьи, окаймленной высокими и крутыми увалами. К западу от этой реки простирается сначала пустынная дресвяная равнина, граничащая с обширной песчаной пустыней, в которой была видна высокая цепь барханов, носящая название Баш-та-кум;
   В 25 верстах выше Черчена долина Черчен-дарьи быстро расширяется, и левый ее увал становится все ниже и ниже. В этом месте выведен из реки очень большой арык, направляющийся вдоль левого увала долины на северо-запад, к развалинам древнего Черчена, где китайские власти хотели основать поселение. Но попытка оросить эту пустынную местность, стоившая громадного труда, оказалась безуспешной: арык сильно занесло речными осадками, и его пришлось забросить.
   Переночевав на берегу помянутого арыка, мы на другой день вскоре вышли на караванную дорогу из Черчена в Ачан у лянгера Мусса-бек, расположенного близ впадения в этот арык речки Курам-лык. Она, по всей вероятности, тоже содействовала занесению его осадками, внося в него во время разлива значительное количество мутной воды. В остальное же время Курам-лык теряется недалеко от гор.
   От лянгера мы шли уже по караванной дороге, пролегающей по восточному рубежу песчаной пустыни. За пять верст от оазиса скудная растительность придорожной местности стала постепенно уступать место более пышным и разнообразным растениям, свойственным окраинам оазисов. Сначала появились камыш и тамариск, потом солодка, кендырь и другие растения.
   После долгого странствования по пустынным местностям Черченский оазис представился нам обетованной землей, со вступлением в которую не только люди, но и животные нашего каравана заметно оживились. Перейдя через селение, экспедиция разбила палатки близ северной его окраины, у маленькой тополевой рощи.
   Черчен-дарья, при входе в оазис, разделяется на два рукава, между которыми заключается обширный остров Арал-чик. Большая часть Черченского оазиса, заключающая в себе около 15 кв. верст, расположена на левом берегу западного, или главного, рукава реки, а наименьшая занимает остров, содержащий около 5 кв. верст. Во время нашего пребывания во всем оазисе считалось только 200 домов с населением в 1 000 человек; но несколько лет назад в нем было до 3 500 жителей, большинство которых переселилось в последние годы прошлого десятилетия в Нию, Керию и другие оазисы страны. К такому огульному переселению черченцы были вынуждены тяжестью возложенных на них, в виде натуральной повинности, земляных работ при проведении из Черчен-дарьи большого арыка на северо-запад, в пустыню. Близ западной окраины нынешнего Черченского оазиса существовал в древности город, развалины которого теперь едва заметны, да и то лишь в немногих местах. В них находят во множестве обломки глиняной посуды, а также монеты и человеческие кости. По китайским летописям, население этого города состояло преимущественно из китайцев, а потому местные китайские власти распорядились, чтобы все человеческие кости с развалин были бережно собраны в одно место и хранились, как святыня. Это требование было исполнено: все найденные в развалинах кости собраны и сложены в одну груду, к которой строго воспрещено прикасаться. Затем, китайцы пожелали основать на месте древнего города поселение и обязали туземцев провести из Черчен-дарьи к месту его развалин большой арык. Жители Черчена трудились с лишком три года над этим сооружением, получившим название Янги-арык (Новый арык). Выведенный ими арык имел около 30 верст длины, с лишком две сажени ширины и до одной сажени глубины, но оказался недолговечным: речные осадки вскоре уменьшили его глубину и ширину почти вдвое. Жители оазиса, обремененные трудной земляной работой, в большинстве переселились из него; очищать арык от наносов стало некому, и он, по всей вероятности, в скором времени будет совершенно занесен речными осадками.
   Так неудачно окончилось задуманное китайцами восстановление древнего Черчена. Намерены ли они продолжать это дело - туземцам было неизвестно {Все эти сведения о древнем Черчене и о попытке китайцев восстановить его записаны мною со слов черченцев.}.
   В Черченском оазисе, вследствие весьма значительной убыли населения, осталось много свободной земли. Ныне на каждый двор (семейство в 5 человек) в нем приходится до 10 десятин. Лёссовая почва его с небольшой примесью песка и речного ила очень плодородна: средний урожай пшеницы на старых пашнях сам-15, кукурузы сам-35 и ячменя сам-14. Несколько лет тому назад, когда население оазиса было с лишком втрое более нынешнего, черченцы стали понемногу разрабатывать первобытные лёссовые холмы, покрывающие его окраины, и сеять на выравненных местах хлеб. В первые годы эти новые пашни, обильно орошаемые арыками, давали баснословные урожаи: пшеница родилась на них сам-60, а кукуруза сам-120. С течением времени урожаи на новых землях стали постепенно снижаться, но и поныне еще очень обильны. Опыт посевов на первобытной лёссовой почве убедил черченцев наглядно в ее необычайном плодородии, в особенности в первые годы, когда она давала поистине баснословные урожаи. Поэтому разработка лёссовых холмов в оазисе, по отзыву жителей, приняла бы, без сомнения, обширные размеры, если б не последовало такой большой убыли в его населении.
   Кроме пшеницы, кукурузы и небольшого количества ячменя, в Черченском оазисе возделывают еще хлопок, коноплю и табак; овощи и фрукты родятся в нем обильно. Из деревьев, не считая фруктовых, в этом оазисе произрастают: серебристый тополь, джида, жужуба и тут. Но шелководство ныне, как и во всей Южной Кашгарии, о упадке.
   Богатые и зажиточные поселяне оазиса, расширившие вследствие убыли населения весьма значительно свои запашки, сетовали на недостаток рабочих рук. Большинство беднейших черченцев уходит в летнее время на золотые прииски Акка-таг и Бухалык, а остающиеся в нем самостоятельные хозяева неохотно нанимаются в поденщики.
   Крупного рогатого скота и лошадей у черченцев немного, но зато они владеют большими стадами обыкновенных курдючных овец, пасущихся частью в горах Кун-луня, частью в долине Черчен-дарьи, ниже оазиса.
   Дома в Черченском оазисе малы и убоги. В западной части оазиса находится небольшой базар, состоящий тоже из маленьких убогих жилищ с миниатюрными лавочками и ремесленными заведениями.
   Кустарная промышленность в оазисе очень слабо развита и ограничивается удовлетворением почти одних только местных потребностей. Черченские кустари выделывают только небольшое количество грубых бумажных тканей, войлоков и кож. Торговля Черчена очень незначительна: из него сбывается исключительно избыток хлеба на соседние золотые прииски - Копа, Акка-тат и Бухалык - да еще небольшое количество бумажных тканей и других необходимых предметов таглыкам ближайших гор Кун-луня.
   Во время пребывания в Черчене мы имели свидание со старым знакомым - ниинским беком Измаилом, приезжавшим туда по поручению начальства для исчисления скота. Черченский же бек был в то время вызван по делам службы в Керию. Нас неоднократно посещал его сын, проживающий почти постоянно в селении Татран, расположенном на реке Черчен-дарья, в 40 верстах ниже Черчена, где пасутся овцы бека. По его словам, в этом селении живет ныне только 10 семейств, но ранее в нем было гораздо больше жителей. Черчен-дарья во время наводнения так сильно попортила арыки в Татране, что жители, несмотря на все усилия, не могли восстановить их и вынуждены были переселиться в другие оазисы страны.
   В долине Черчен-дарьи, по словам того же рассказчика, в окрестностях Татрана находится много малых озер, сообщающихся с рекой протоками. В этих озерах, частью пресных, частью солоноватых, живет масса рыб; в самой же реке, несущей мутную воду, их гораздо меньше. Долина Черчен-дарьи покрыта тополевым лесом, зарослями кустарников и камыша, в которых водятся кабаны и фазаны. Ниже Татрана, в густых лесах местности Бугулук живут маралы, а в песках к юго-востоку от этого селения встречаются дикие верблюды, забегающие нередко зимой в долину Черчен-дарьи.
   К северу от Татрана на протяжении одного дня пути простирается тополевый лес, за которым следует полоса тростниковых зарослей такой же ширины), а за нею опять лес. Как далеко он тянется к северу, никому из жителей Татрана неизвестно, потому что никто из них не проникал далее двух дней пути в ту сторону от своего селения.
   В Черчене за несколько дней до нашего туда прибытия произошло сильное наводнение. В последних числах июля в оазисе шли такие обильные и продолжительные дожди, каких не помнил никто из его старожилов. Вода в Черчен-дарье, бывшей в то время в полном разливе, достигла небывалой высоты и произвела разрушения: смыла несколько домов, мельниц и оград, попортила большинство арыков и затопила поля. Множество народа трудилось несколько дней над восстановлением арыков, порча которых могла гибельно отозваться на неснятых еще с полей и огородов растениях.
   Жары в Черченском оазисе во время нашего пребывания с 29 июля по 3 августа были очень умеренные. С севера, из пустыни ежедневно дул прохладный ветерок, умерявший в значительной степени дневной жар. Вода в Черчен-дарье сбывала очень медленно и задержала нас в оазисе пять суток.
   3 августа утром туземцы сообщили нам, что уровень воды в Черчен-дарье значительно понизился и переправа через реку уже открылась. В час пополудни мы выступили и, пройдя версты три по оазису, переправились через несколько глубоких и быстрых рукавов Черчен-дарьи на остров Арал-чик, на котором расположена восточная часть селения. Дорога, минуя оконечность его, направляется почти прямо к югу и пролегает верст шесть вдоль острова; потом она пересекает несколько рукавов восточного русла реки, из которых один был особенно глубок и стремителен.
   Перейдя через реку, мы направились по ее каменистой долине на юг. По мере удаления от оазиса растительность долины становилась все скуднее, и мы вскоре очутились опять в пустыне, покрытой лишь кое-где жалкими кустами хвойника.
   В восьми верстах от последней переправы караван повернул из долины к юго-востоку и, поднявшись на ее правый, возвышенный берег, пересек юго-западный отрог длинной и высокой песчаной гряды Кара-кум, простирающейся почти в меридиональном направлении. Эта гряда тянется уже по пустыне, лежащей к северо-востоку от Черченского оазиса и простирающейся до 250 верст в длину и от 30 до 50 верст в ширину. Она занимает пространство между нижней Черчен-дарьей и подножьем хребта Алтын-таг.
   Судя по рассказам туземцев и отчасти по нашим собственным наблюдениям, означенная пустыня, подобно внутренней обширной пустыне Такла-макан, представляет сплошной сай, покрытый лишь местами высокими песчаными грядами, простирающимися, как и в центральной пустыне, почти в меридиональных направлениях. В северо-восточной части этой пустыни, соседней местности Ваш-шаари, по единогласному уверению туземцев, встречаются в небольшом числе дикие верблюды. Они проводят лето в соседних горах Алтын-тага, а зимой нередко заходят в долину Черчен-дарьи, но живут в это время года долго и в самой пустыне, скрываясь в нее при всякой угрожающей им опасности. Поэтому следует полагать, что описываемая пустыня в северо-восточной своей части далеко не так безводна и бесплодна, как в юго-западной, где она почти вовсе лишена органической жизни.
   С юго-восточного отрога песчаной гряды Кара-кум, оканчивающегося у крутого берега долины Черчен-дарьи, мы спустились на мертвый сай, покрытый изредка песчаными наносами, и, пройдя по нему версты четыре, ночевали на том же нагорном берегу долины, близ реки.
   Утром при ясной погоде были отчетливо видны на юге снеговые горы Кун-луня, которые на всем протяжении этого хребта от селения Ачан до крутого поворота Черчен-дарьи на северо-запад отстоят, повидимому, недалеко от его северного подножья.
   Следующую станцию экспедиция прошла по тому же нагорному берегу долины Черчен-дарьи. К востоку от дороги тянулась песчаная гряда Кара-кум, постепенно понижающаяся в юго-восточном направлении, а между нею и долиною реки простирался мертвый сай, покрытый кое-где песчаными наносами. Лишь в конце перехода стали встречаться близ обрыва в долину тощие кустики реомюрии. Перейдя через оконечности небольшой песчаной гряды, мы остановились на ночлег опять на высоком берегу долины Черчен-дарьи поблизости реки. На этом урочище, называемом Баш-кичик, переходят вброд Черчен-дарью в малую воду, и для указания места переправы на правом нагорном берегу долины сложены из камней небольшие пирамиды.
   С урочища Баш-кичик мы выступили после полудня с запасом воды для людей и, пройдя немного по нагорному берегу долины, повернули на юго-восток. Дорога на протяжении 12 верст пролегает по пустынному саю, покрытому изредка мелкими песчаными наносами и одинокими кустиками хвойника. На второй половине перехода равнина становится мягче, кусты на ней встречаются чаще, наконец появляются солянки, а на горизонте впереди и по сторонам показываются низкие грядки. Перейдя сухое ложе речки Джигды-лык, караван остановили на ночлег в плоской безводной долине, покрытой солянками.
   На другой день мы продолжали путь сначала по мягкой дресвяной равнине, поросшей солянками; по сторонам дороги тянулись низкие грядки, а впереди на юго-востоке возвышался хребет Алтын-таг {Туземцы называют этот хребет на всем его протяжении от Черчен-дарьи до песков Кум-таг Астын-тагом (Нижний хребет), произнося это название так, что не знающий их языка может легко принять его по созвучию за Алтын-таг (Золотой хребет). Под последним названием помянутый хребет уже издавна изображается на всех картах, а потому для избежания недоразумений я удержал его и на приложенной к настоящей книге карте, поместив на ней, однако, в скобках и название Астын-таг. В описании же редакция сочла полезным сохранить за ним прежнее его название с тою целью, чтобы облегчить географам обобщение ранних сведений об этом хребте с современными.}. По мере приближения к нему растительность становилась разнообразнее и пышнее. Верстах в пяти от подножья хребта мы вступили в неглубокую долину его отлогого предгорья, покрытого небольшими отдельными высотами, и, поднявшись по ней на самое предгорье, вскоре опустились в балку речки Муна-булак. По ней караван втянулся в глубокое ущелье Алтын-тага и, пройдя версты две, разбил палатки для ночлега. В этом месте речка Муна-булак выходит на поверхность и струится на протяжении около версты, а выше и ниже скрывается в своем мягком дресвяном ложе, наполняющемся водой только после дождей в горах.
   Место для лагеря в узком ущелье оказалось тесным, а вода в речке солоноватой, но подножный корм на нем был хорош: мирикария, хармык, злак чий и несколько видов солянок.
   Дальнейший путь экспедиция продолжала по узкому и извилистому ущелью речки Муна-булак. Это сумрачное ущелье на первых 10 верстах принимает в себя много побочных еще более узких теснин, а в боковых скалах его нередко встречаются расселины от одной до двух сажен ширины, зияющие в обнаженных утесах. На 14-й версте из скалы бьют солоноватые ключи, иссякающие в мягком дресвяном дне ущелья, а на 20-й версте течёт с востока из побочной теснины маленький солоноватый ручеек, также вскоре теряющийся по выходе в ущелье речки Муна-булак.
   Подъем на гребень хребта Алтын-таг по лощине сначала очень крут, потом дорога поворачивает почти на восток и пролегает параллельно его оси, восходя постепенно по косогору на вершину перевала Чука-даван, поднимающуюся на 9 530 футов над морем. Спуск с перевала только на протяжении первой полуверсты крут, а далее дорога постепенно склоняется по долине, которая переходит ниже в теснину, ведущую к реке Черчен-дарья. Эта последняя против нее течет в очень глубокой, недоступной балке, а потому дорога по выходе из теснины поворачивает на восток, пересекает лощину, потом горный отрог и спускается по каменистому оврагу к броду восточнее устья помянутой теснины.
   Переправившись на левый берег Черчен-дарьи, мы прошли вверх по ней около версты и разбили лагерь для ночлега на урочище Ян-дам. В этот день экспедиция сделала утомительный переход в 32 версты, в том числе 24 поднималась на хребет Алтын-таг.
   С урочища Ян-дам мы прошли еще версту по левому берегу Черчен-дарьи, потом переправились на правый и следовали всю станцию на восток по узкой; долине этой реки, окаймленной на юге горами хребта Токуз-даван, а на севере - Алтын-тага. Окраинные горы долины той и другой стороны невысоки и опускаются к ней не круто; а снеговые вершины в южном хребте Токуз-даван отстоят в этом месте далеко от его подножья, и их не видно с берегов реки.
   Дорога на первой половине перехода часто пересекает горные отрасли и балки, а на второй становится несколько ровнее, но на всем протяжении очень камениста. Пройдя 24 версты, экспедиция переправи, лась на левый берег Черчен-дарьи и остановилась ночевать на урочище Ак-су-агазы, очень богатом подножным кормом.
   Алтын-таг представляет собою мощный луч Кун-луня, сочленяющийся с главным хребтом системы, Токуз-даваном, в области верхнего течения реки Черчен-дарья на всем пространстве от урочища Ак-су-агазы до ее выхода из гор и поворота на северо-запад. Он окаймляет с севера нижнюю террасу Тибетского нагорья, соседнюю озеру Лоб-нор и ограниченную на юге насажденными хребтами системы Кун-луня. Южнее этих последних простирается второй уступ того же нагорья, окаймленный в свою очередь на юге весьма высоким хребтом Акка-таг {Хребет этот, открытый Н. М. Пржевальским и названный им хребтом "Загадочным", переименован по постановлению Совета Русского географического общества (3 марта 1886 г.) в "хребет Пржевальского"46. - Прим. ред.} - восточным отрогом Кун-луня, отделяющимся от него близ истоков реки Кубучи-дарья. За этим хребтом лежит уже высочайшая область Тибетского нагорья, та заоблачная земля, часть которой мы обозревали во время экскурсии с озера Даши-куль на юг.
   Ширина Алтын-тага в юго-западной его части по дороге, пролегающей через перевал Чука-даван, около 30 верст, из которых на северный склон причитается 26, а на южный - только четыре. К северо-востоку от названного перевала хребет постепенно расширяется и верстах в 30 от него представляет другой проход - Хадалык, - доступный только для одиночных всадников. Он ведет с юга в широкую продольную долину северного склона хребта, в которой, по свидетельству туземцев, водятся тибетские медведи и барсы, а из нее тропа выходит по ущелью на подгорный сай.
   Алтын-таг опускается на северо-запад террасообразно, уступами и прорезан в этом направлении многими узкими долинами, покрытыми в нижней зоне хребта довольно хорошей растительностью: тополевым лесом, камышом, облепихой и многими другими кустарниками. Предгорье же его, представляющее бесплодный сай, опускается медленно к соседней каменисто-песчаной пустыне, простирающейся до самой Черчен-дарьи.
   С урочища Ак-су-агазы экспедиция следовала версты две по солонцеватой долине Черчен-дарьи до впадения в нее речки Ак-су, текущей с южного хребта Музлук, потом прошла почти такое же расстояние вверх по долине этой речки до выхода ее из глубокой балки. Тут дорога оставляет названную речку и, повернув на восток, пролегает по дресвяной долине, окаймленной на юге горами хребта Музлук, а на севере отдельным кряжем Туре-таг, простирающимся среди широкой долины Черчен-дарьи с запада на восток, подобно высокому и длинному острову. Пройдя около восьми верст по означенной долине, мы повернули круто на северо-восток и вскоре достигли урочища Мандалык, на котором находились в то время наши люди с верблюдами и излишним багажом экспедиции, отправленные в долину верхней Черчен-дарьи еще из Нии. В этой местности экспедиция расположилась на продолжительную стоянку.
   Прибыв в долину верхней Черчен-дарьи еще в половине мая, наши люди остановились сначала на урочище Ак-су-агазы, так как в верхней части долины подножный корм для верблюдов был еще плох. Свежая зелень появилась в ней только в июне, и тогда они перешли в местность Бальмалгун, отстоящую в 20 верстах к востоку от урочища Мандалык, а в конце июля спустились оттуда на это урочище.
   В течение всего июля в долине Черчен-дарьи, несмотря на ее значительную высоту (около 10 000 футов), было много комаров; но, к счастью, свежий западный ветер, дувший ежедневно с 10 часов утра до 5 вечера, не позволял им изнурять наших верблюдов, которые в два месяца успели очень хорошо откормиться. По словам наших казаков, в июне и июле в долине дул по временам и восточный ветер, сопровождавшийся ненастьем, но облака двигались всегда с запада на восток.
   С урочища Мандалык нам предстояло совершить последние экскурсии на Тибетское нагорье. На другой же день по прибытии я начал хлопотать о найме у местных таглыков верховых и вьючных лошадей для этих экскурсий, так как нашим собственным лошадям ввиду длинного обратного пути до границы необходимо было дать продолжительный отдых. Кстати, подножный корм на урочище Мандалык был так хорош, что они в продолжение нашего отсутствия могли вполне поправиться.
   К сожалению, наши сборы на экскурсии замедлились на несколько суток. Таглыки, кочевавшие со стадами в долине верхней Черчен-дарьи, отпустили своих лошадей ещевесной на свободу, и они, пасясь все лето без надзора, одичали и не подпускали к себе близко людей. Их ловили с большим трудом и приводили по одиночке в наш лагерь, где этих одичалых лошадей пришлось гонять на корде и приручать. Ловля лошадей, укрощение их и заготовление на дорогу ячменя задержали нас шесть суток в Мандалыке.
   Основываясь на сведениях о соседней области Тибетского нагорья, собранных от местных таглыков и рабочих, возвращавшихся с прииска Акка-таг через Мандалык, я решил совершить последние экскурсии на это нагорье двумя партиями. В. И. Роборовский в сопровождении одного казака и двух таглыков должен был пересечь южный окраинный хребет долины верхней Черчен-дарьи, Музлук, но перевалу того же названия, и следовать на юго-фосток до подножья другого окраинного хребта - Пржевальского (Акка-таг). Затем ему предложено было направиться вдоль подошвы этого хребта на восток, осмотреть большие озера, лежащие, по рассказам туземцев, в широкой долине между хребтами Пржевальского и Музлук, и возвратиться в Мандалык другим путем с востока.
   Со второю партиею, состоящею из П. К. Козлова, К. И. Богдановича, четырех казаков и четырех таглыков, я намеревался отправиться на прииск Акка-таг и, собрав там сведения об окрестной стране, проникнуть, если будет возможно, на юг, за хребет Пржевальского, с тем, чтобы обозреть хоть небольшую часть лежащей за ним нагорной пустыни.
   Обе партии были снабжены 20-дневным запасом продовольственных продуктов для людей и 20-ю гарнцами ячменя на каждую лошадь. 14 августа все приготовления были окончены, и наследующий день В. И. Роборовский отправился в путь, а 16-го выступила и вторая партия.
   Первую половину станции мы шли на восток по широкой, солонцеватой долине Черчен-дарьи, поросшей хармыком; потом повернули круто почти прямо на юг и направились вверх по речке Музлук, текущей с окраинного хребта того же названия и впадающей в Черчен-дарью слева. Пройдя через горные ворота между оконечностями двух длинных отрогов хребта Музлук, караван вступил в неглубокую долину, окаймленную плоскими предгорьями этих отрогов, и разбил палатки для ночлега на урочище Музлук-аягы. Речка Музлук, орошающая это урочище, образуется немного южнее его из ключей и течёт круглый год до самой Черчен-дарьи, а выше них, на протяжении почти перехода, каменистое ложе ее остается большую часть года сухим и наполняется водой только в период летних дождей и таяния ледников в горах.
   Пройдя несколько верст на юг по берегу сухого ложа речки Музлук, мы обогнули оконечность обособленного кряжа, обрывающегося почти отвесным склоном к юго-западу, и следовали вдоль его подножья на юго-восток. Дорога пересекает несколько оврагов, направляющихся из щелей отвесного склона этого кряжа в глубокую балку речки Музлук, промытую последнею в половодье. Неширокая долина ее окаймлена с северо-востока помянутым обособленным кряжем, а с юго-запада плоскими ветвями главного хребта Музлук. На пути по ней мы нередко пересекали торные тропы антилоп, по которым эти животные опускаются на водопой к речке Музлук во время ее разлития.
   В конце перехода наш караван вступил в горы главного хребта и направился по узкой долине речки Музлук, текущей в них уже непрерывно круглый год. Невысокие горы нижней зоны хребта Музлук, покрытые скудной растительностью, имеют печальный вид; но южнее, по мере приближения к гребню, растительность этого хребта становится лучше, и на нем пасутся стада диких баранов.
   Поднявшись верст девять по горной долине речки Музлук, мы остановились на ночлег в местности Баш-музлук, между двумя ручьями, впадающими в названную речку справа. Эта солонцеватая местность покрыта весьма скудною растительностью, но вода в обоих ручьях пресная. Верстах в пяти к юго-западу от ночлежного места видны были снеговые горы высокого северо-западного луча главного хребта с небольшими ледниками, имеющими сильное падение и дающими начало речке Музлук.
   С полуночи пошел большой снег и продолжался до рассвета. Утром от таяния его образовался такой густой туман, что мы не могли различать высоких холмов, отстоявших не далее 100 сажен от наших палаток, и вынуждены были отложить выступление до 10 часов, когда он стал рассеиваться.
   С урочища Баш-музлук дорога пролегает около версты по ровной площадке долины, прорезанной местами мелкими оврагами, затем спускается в каменистую балку правого притока речки Музлук и направляется по ней почти до самого перевала. Путь по дну этой балки, сплошь покрытому крупными камнями, очень утомителен для животных, в особенности в верховьях речки, где крутизна подъема значительно возрастает. Из балки дорога выходит в широкую лощину весьма большой крутизны и по ней поднимается почти полверсты на перевал Музлук, вершина которого по моему барометрическому измерению лежит на высоте 15 450 футов над уровнем моря.
   Спуск с перевала Музлук на первой версте крут, на второй он значительно отложе, а далее дорога склоняется постепенно по неширокой междугорной долине, переходящей южнее в теснину, к реке Улук-су - верховью Черчен-дарьи. В верхней половине эта долина, орошенная маленькой речкой, текущей с перевала, покрыта порядочной растительностью; в нижней же, где речка иссякает, она становится пустынной.
   После трудного перехода через хребет Музлук, простирающийся на этом пути до 28 верст в ширину, мы переправились через многоводную Улук-су и остановились ночевать на ее правом, пустынном берегу. Еще не успели поставить палатки, как поднялся западный ветер со снегом, и разыгралась сильная метель, скрывшая из вида всю окрестную местность. Мокрый снег, падая на землю, быстро таял и сохранился только на окрестных горах, да и то лишь до утра: яркое утреннее солнце, озарившее на короткое время нагорную пустыню, очень скоро расплавило его.
   Перевалив через хребет Музлук, мы очутились уже на Тибетском нагорье, возвышающемся над долиной верхней Черчен-дарьи с лишком на 3 000 футов, а над уровнем моря 13 000 футов. В описываемой области оно покрыто длинными юго-восточными отрогами названного хребта. Эти мощные, тесно сплоченные отроги, восходящие местами за предел снеговой линии, бороздят нагорье на далекое расстояние к югу и придают ему горный вид. Таким образом, окраинный хребет образует в рассматриваемой области как бы горный выступ на Тибетское нагорье в виде обширного полуострова, простирающегося до 50 верст в длину и до 60 в ширину. Западнее этого выступа хребет Музлук, по свидетельству туземцев, уже не отделяет от себя к югу таких мощных отрогов, а восточнее его высылает на Тибетское нагорье только изредка длинные и узкие лучи, теряющиеся на соседнем весьма высоком плато.
   Следующую станцию мы прошли вверх по реке Улук-су, текущей с юго-востока на северо-запад в узкой долине между отрогами Музлука. В одном из них, простиравшемся влево от нашего пути, видны были снеговые вершины, усмотренные еще накануне, при спуске с перевала к реке Улук-су. Долина этой реки на протяжении всей станции печальна и бесплодна: в ней лишь кое-где встречались миниатюрные островки плодородной земли, покрытые пшеничной (Triticum) и тибетской осокой, а все остальное пространство совершенно лишено растительности. Окраинные горы ее, большею частью обнаженные, отличаются почти полной мертвенностью и только в узких щелях да лощинах покрыты одинокими кустиками чахлого белолозника.
   Река Улук-су, разбиваясь на многие рукава, приближается местами к горным утесам своей долины, а дорога в этих местах переходит с одного берега реки на другой, причем броды через нее, кроме глубины и быстроты главных рукавов, затрудняются еще топкостью их дна.
   Переправившись в последний раз через Улук-су, караван прошел верст восемь по ее правому берегу и остановился ночевать на урочище. Улуксунын-коши. На нем находятся два небольших песчаных островка, покрытых пшеничкой и тибетской осокой, а на каменистом предгорье соседнего кряжа растут одинокие, приземистые кустики тощего белолозника.
   Перед вечером на том же урочище остановились на ночлег двое туземцев, возвращавшихся с прииска Акка-таг в Черчен. Мы были очень рады встрече с ними в этой безлюдной, нагорной пустыне и пригласили их к себе в палатку на чай. От них мы узнали, что летом на прииске работало до 300 человек, из которых осталось не более 50, да и те вскоре должны были уйти оттуда. Путники сообщили нам подробные сведения о дороге на прииск, до которого оставалось только три перехода, и уверяли, что там можно найти людей, знающих хорошо окрестную страну. Они советовали мне расспрашивать о ней преимущественно приисковых охотников, которые все лето проводят на охоте за антилопами, куланами и яками, удаляясь порой далеко от прииска. Мясо убитых зверей они сбывают по дешёвым ценам на прииск, а шкуры увозят домой, в Кашгарию, и там продают. Охотники посещают не только ближайшие к прииску местности, но пробираются иногда по следам раненных ими яков на юг, за хребет Пржевальского, в нагорную пустыню. Кроме того, они нередко проникают на далекие расстояния от прииска к востоку и западу по горам хребта Пржевальского и его северному предгорью.
   С урочища Улуксунын-коши караван продолжал путь сначала по той же горной долине реки Улук-су. Дорога от ночлежного места поднимается на возвышенную плоскость правого берега реки, сплошь покрытую крупными камнями. С этой плоской возвышенности мы увидели в первый раз на юге величественный хребет Пржевальского (Акка-таг), который в то время был покрыт свежим снегом почти на половину своей относительной высоты. Он простирался на всем обозреваемом пространстве в восточно-западном направлении, уходя на западе за горизонт, а на востоке его закрывали ближайшие горы. От урочища Улуксунын-коши до подножья хребта Пржевальского (Акка-таг), по приблизительной оценке, около 60 верст, в том числе до 20 по горам отрогов Музлука, а остальные 40 по ровной долине. На западе от реки Улук-су, где полуденные отроги Музлука постепенно укорачиваются, эта долина расширяется, а к востоку суживается.
   Пройдя около четырех верст по сплошной каменной стлани, мы достигли слияния двух речек - Паткаклык и Гюкерма, получающих начало в хребте Пржевальского, в расстоянии около 60 верст, и образующих Улук-су, или верхнюю Черчен-дарью. Выше слияния обе эти речки, огибая горы, текут почти навстречу одна другой - Улук-су с юго-востока, а Паткаклык с запада - и только перед соединением образуют маленькую стрелку, близ которой стоит отдельная скала Кара-чука с отвесными склонами. Паткаклык многоводнее Гюкермы, или Аккатагнын-су, как называют иначе эту речку, и потому должен считаться началом Черчен-дарьи.
   От слияния речек мы повернули на юго-восток и направились вверх по Гюкерме, текущей в узкой долине, между отрогом Музлука и невысокой обособленной цепью гор, простирающейся в юго-восточном направлении. Несмотря на повышение местности, растительность этой долины, отличающейся местами плодородной почвой, значительно лучше, чем в нижележащей долине реки Улуксу. Тут нередко встречались островки, покрытые пшеничкой и тибетской осокой, а в горных лощинах и расселинах росли белолозник, ползучая мирикария и полынь. В этой долине, как и в других высоких местностях Кун-луня, мы неоднократно наблюдали иссушающее действие жгучих солнечных лучей больших высот на растительность. В местах, покрытых сплошь травой и изредка большими камнями, повсюду замечались густота и пышность травянистой растительности по северную, теневую сторону камней и сравнительно очень слабое развитие ее на прочих сторонах, в особенности на южной. Такое иссушающее действие тепловых солнечных лучей на растительность этой весьма высокой местности представляется тем более любопытным, что в ней в течение всего лета солнце очень редко показывается из-за облаков, да и то лишь на весьма короткое время.
   Переночевав в междугорной долине речки Гюкерма, мы на другой день вскоре вышли из гор на широкую долину той же речки, окаймленную на севере отрогом Музлука, а на юге невысоким хребтом помянутой обособленной цепи гор, замыкающей с полуденной стороны западную, суженную часть ее долины. Этот хребет, простирающийся в юго-восточном направлении, отделяет на север весьма плоские ветви, между которыми заключаются три широкие болотистые лощины, весьма богатые источниками.
   Дорога по выходе из гор пролегает по широкой щебневатой долине, прорезанной местами небольшими оврагами, направляющимися с севера от отрога Музлука на юг, к речке Гюкерма. Последняя течёт несколькими рукавами верстах в двух южнее дороги в плоской солонцеватой долине, поросшей тибетской осокой. Придорожная же щебневатая местность повсюду пробуравлена норками пищух (Lagomis ladacensis) - маленьких грызунов, живущих во множестве в описываемой долине.
   Караван прошел верст 15 по упомянутой щебневатой долине в восточном направлении, потом повернул к юго-востоку, переправился через несколько топких рукавов речки Гюкерма на левый ее берег и вступил в обширную лощину, заключающуюся между южным кряжем и его двумя плоскими отрогами. Северная часть этой лощины заполнена топким солончаком, поросшим осокой, а южная, более возвышенная, по которой пролегает дорога, покрыта щебнем и дресвой. Придорожная местность лощины тоже повсюду пробуравлена норками пищух, а местами в ней встречались довольно глубокие ямы, вырытые антилопами-сиронго (Pantholops Hodgsoni). В эти ямы названные животные скрываются от сильных бурь и лежат в них до тех пор, пока не утихнет шторм.
   В девяти верстах от переправы мы пересекли отрог южного кряжа, обрывающийся круто к востоку, и, опустившись на обширную равнину, продожали путь вдоль подножья этого кряжа на юго-восток. Северо-восточный его склон и весьма широкое предгорье, склоняющееся медленно к речке Гюкерма, покрыты низкорослым, но густым кипцом (Stipa orientalis). На этом предгорье паслись стада антилоп-оронго, перебегавших небольшими партиями к речке на водопой.
   После 32-верстного перехода мы разбили палатки для ночлега у подножья помянутого кряжа, на урочище Кулан-лык, орошенном источниками и покрытом густым кинцом. На юге проглядывал по временам из облаков снеговой хребет Пржевальского (Акка-таг), до подошвы которого от ночлежного места оставалось не более 15 верст.
   На следующий день караван прошел верст пять вдоль подножья того же кряжа до его юго-восточной оконечности, а далее до самого предгорья хребта Пржевальского следовал по равнине. Миновав оконечность кряжа, мы увидели вдали на западе высокую отдельную гору, покрытую вечным снегом, а на северо-западе нашим взорам открылась широкая долина, заключающаяся между окончившимся кряжем и его отрогом, не доходящим лишь немного до подножья хребта Пржевальского. Через эти ворота проходит речка Гюкерма, текущая, по выходе из снегового хребта, сначала на восток, потом на север и наконец на северо-запад. Продолжая путь по равнине, мы пересекли несколько рукавов названной речки и направились вверх по ее правому притоку, на котором встретили маленький водопад, низвергающийся с отвесного обрыва высотою около сажени. Затем, повернув на северо-восток, мы прошли немного вверх по ручью, впадающему впомянутый приток, и разбили лагерь на берегу маленького живописного озерка Яшиль-куль, образуемого этим ручьем на волнистом предгорье хребта Пржевальского.
   По прибытии на озерко я в тот же день послал одного из наших проводников, бывавшего в этой местности, на прииск Акка-таг, который находится в ущелье хребта, верстах в 14 к югу от озерка Яшиль-куль. Ему велено было разыскать там людей, хорошо знающих окрестную страну, и пригласить их к нам в лагерь.
   Посланный возвратился с прииска перед вечером со старшиной рабочих и тремя туземцами, из которых двое были приисковые охотники. Я пригласил прибывших в свою палатку на чай и долго расспрашивал их об окрестной стране, но не мог в один вечер окончить опрос и предложил старшине с его спутниками переночевать у нас в лагере, на что они охотно согласились. Большая часть следующего дня была употреблена мною на расспросы этих людей, уехавших от нас на прииск лишь перед закатом солнца.
   По собранным мною от старшины и охотников сведениям, снеговой хребет Пржевальского (Акка-таг) представляет непрерывное продолжение восточного отрога Кун-луня, пересеченного нами дважды во время экскурсии с озера Даши-куль на юг. По мере простирания на восток этот мощный отрог постепенно возвышается и достигает снеговой линии. Вершины, покрытые вечным снегом, появляются в нем восточнее меридиана Черчена, и число их все более и более увеличивается в этом направлении. К юго-западу от прииска, близ истоков речки Гюкерма, находятся три весьма высокие снеговые горы, а к востоку от него простирается целый ряд вечноснеговых гор, венчающих гребень хребта Пржевальского на всем известном туземцам протяжении его в восточном направлении. Высочайшею вершиною этого хребта они считают гору Тюменлык-таг, отстоящую в 270 верстах к востоку от прииска. От нее хребет Пржевальского начинает постепенно поворачивать на юго-восток и уходит в этом направлении в неизвестную туземцам Кашгарии страну. Он повсюду очень беден растительностью, но северное предгорье его покрыто густым кипцом, в особенности на востоке, где встречаются хорошие пастбища. Из крупных млекопитающих в хребте Пржевальского живут только яки и горные бараны. На предгорье же его водятся сурки, множество пищух, а также пасутся большие стада куланов и антилоп-оронго, спускающихся по временам на соседнюю северную долину.
   Между хребтами Пржевальского и Токуз-даван с его восточным продолжением - Музлуком - залегает обширная долина, на которой вздымаются местами отдельные высоты. Она орошена несколькими реками, получающими начало в хребте Пржевальского и прорезающими Музлук с Токуз-даваном. Верстах в 15 к западу от прииска течёт в глубоком ущелье речка Гюкерма, поворачивающая по выходе из хребта Пржевальского сначала на восток, затем на север и наконец на северо-запад. Около 60 верст западнее ее истоков вытекает с того же хребта речка Паткаклык, образующая по слиянии с Гюкермой Улук-су, или верхнюю Черчен-дарью, пересекающую хребет Музлук. Еще далее к западу, в 40 верстах от Паткаклыка, в хребте Пржевальского получает начало речка Чикур-сай, прорезающая хребет Токуз-даван и впадающая в Черчен-дарью слева немного ниже урочища Ян-дам. Наконец в 20 верстах западнее Чикур-сая с того же хребта течёт многоводная река Тертля, также прорывающая Токуз-

Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 385 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа