Главная » Книги

Певцов Михаил Васильевич - Путешествие в Кашгарию и Кун-Лунь, Страница 23

Певцов Михаил Васильевич - Путешествие в Кашгарию и Кун-Лунь


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

   сила
   число
   сила
   число
   сила
   Январь

1

10

7

7

-

-

-

-

-

-

2

8

8

7

11

6

-

65

   Февраль

-

-

14

10

1

10

-

-

-

-

2

15

5

10

4

9

5

57

   Март

1

8

15

9

-

-

1

5

1

5

4

12

5

13

5

9

4

60

   Апрель

-

-

16

10

1

5

-

-

-

-

8

12

3

15

2

10

14

58

  
   К предыдущим результатам систематических наблюдений, произведенных в Нии, считаю не излишним добавить некоторые замечания о ветрах, облачности, осадках, замерзании и вскрытии рек и пыльных туманах, частью по собственным наблюдениям, частью по расспросам туземцев.
   По единогласному свидетельству многих опрошенных туземцев, в Кашгарии во все времена года преобладают юго-западные и западные ветры. После них первое место принадлежит в западной половине страны - северо-западным ветрам, а о восточной - северо-восточным. Эти показания вполне подтверждаются строением песчаных образований, которые я старался тщательно осматривать на всем пути. В Юго-западной Кашгарии песчаные образования, встречавшиеся на пути из Яркенда в Хотан, состоят из низких и узких серпообразных насыпей, обращенных выпуклостями почти прямо к западу, а вогнутостями - к востоку. Западные, выпуклые склоны их очень отлоги и несравненно шире восточных, которые отличаются повсеместно гораздо большей (крутизной, ясно свидетельствующей о преобладании западных ветров. В восточной половине страны мелкие песчаные наносы состоят из грядок, простирающихся почти с северо-запада на юго-восток, но не совершенно равносклонных: северо-восточные скаты их несколько круче юго-западных. Колоссальные же песчаные гряды, покрывающие пустыню Такла-макая, тянутся почти в меридиональных направлениях. К северу от Нии, в окрестностях монастыря имама Джафара-Садыка, где я их осматривал, восточные склоны гряд гораздо отложе западных.
   На господство западных ветров в Кашгарии указывают также и растения, стебли и ветви которых заметно накренены к востоку.
   В летние месяцы 1880 и 1890 гг. мы наблюдали в западной и южной окраинах Кашгарии весьма странное явление - прохладный ветер из внутренней раскаленной в эта время года пустыни Такла-макан, дувший не горизонтально, но сверху под углами от 5° до 10° к горизонту. Описание этого явления помещено в пятой главе настоящей книги.
   В горах Кун-луня, по свидетельству горцев, почти ежегодно зимой дует периодически в течение недели и даже целого месяца слабый теплый ветерок с юго-запада, сопровождающийся всегда ясным небом и весьма значительным повышением температуры воздуха, но только в высоких горных областях. В нижних же долинах в это время бывает гораздо холоднее, чем на больших высотах, а потому горцы, сберегая свой скот от холода, переселяются в такую погоду временно на большие высоты и там пасут стада до тех пор, пока не последует смены температур.
   Наиболее бурными месяцами в Кашгарии считаются февраль, март и апрель. В течение этих трех месяцев ветры дуют очень часто и нередко достигают силы штормов, в особенности в марте и апреле. В конце апреля они начинают стихать и в летнюю половину года дуют гораздо реже, чем зимой. В сентябре и октябре при ясной погоде преобладают затишья.
   Облака в Кашгарии, по моим личным наблюдениям, движутся исключительно с юго-запада, с запада и северо-запада. Из других частей горизонта я никогда не замечал движения облаков. Совершенно такое же заключение о направлении движения облаков высказывали мне вое опрошенные туземцы.
   Наибольшая температура воздуха, наблюденная мною при следовании экспедиции по долине Яркенд-дарьи в конце июня 1889 г., была 38,9°, а наименьшая в это время 20,4° по Цельсию. 6 оазисах, осененных деревьями и орошённых множеством арыков, она днем на 5-6° ниже, чем в пустынях, а ночью почти на столько же градусов выше. Следовательно, суточные амплитуды в пустынях на 10-12° бывают больше, чем в оазисах. В июне и июле 1889 г., по моим наблюдениям, суточные амплитуды в оазисах простирались до 16°, а в пустынях до 20°. В течение этих месяцев небо было покрыто днем легкой, облачной пеленой, а ночи были почти всегда пасмурные. Абсолютная - влажность в оазисах в те же месяцы колебалась от 10mm до 12mm среди дня и от 8mm до 10mm вечером и утром. В пустынях же в околополуденные часы она была от 5mm до 7mm, a утром и вечером от 4mm до 5mm. В горах и в особенности на Тибетском нагорье суточные амплитуды температуры в летние месяцы и осенью были вообще больше, чем в Кашгарской котловине, и достигали 21° даже при облачном небе, а в совершенно пасмурную погоду простирались лишь до 12° {Во время нашего пребывания в Кун-луне и на Тибетском нагорье небо почти всегда было облачно, так что мы не могли получить и одного показания maximum-minimum термометра, наибольшей и наименьшей температуры подряд, при совершенно безоблачном небе.}. Абсолютная же влажность воздуха в это время колебалась там от 2mm до 4mm.
   Реки и озера Кашгарии ежегодно покрываются льдом, на три зимних месяца: декабрь, январь и февраль (по старому стилю), причем наибольшая толщина его достигает в северной части страны приблизительно 20 дюймов, а в южной только 15 дюймов. В Южной Кашгарии зимует много перелетных птиц, проводящих лето в более высоких широтах.
   Кашгария вообще крайне бедна атмосферическими осадками, В самой котловине дожди бывают очень редко и притом не обильны. Они выпадают почти исключительно в июне в июле, a в остальные летние месяцы дождей почти вовсе не бывает. В окраинных горах дожди выпадают преимущественно в июле и бывают гораздо обильнее и продолжительнее, чем в котловине. Однако и в горах дождей недостаточно для хлебных растений: горные пашни в Кашгарии повсюду орошают искусственно, посредством арыков, выведенных из речек, а полей, орошаемых исключительно одними дождями (богарных), там не существует. Между тем в горных местностях нашего Туркестана, лежащих под теми же широтами; такие поля весьма обыкновенны. К этому следует еще добавить, что количество атмосферических осадков, собственно в Кун-луне, постепенно уменьшается в северо-восточном направлении, что ясно заметно по его флоре и подтверждается показаниями горцев.
   Грозы чрезвычайно редки в Кашгарии, о особенности в самой котловине. Обитатели ее, совершенно не привыкшие к этому весьма редкому у них явлению, относятся к нему с суеверным ужасом. Когда на западе появится темная грозовая туча, муллы выходят на балконы мечетей и читают во всеуслышание молитву "кнут", которая, по верованию кашгарцев, избавляет от опасностей грозы, а большая часть туземцев запирается в это время в своих домах и молится, пока не окончится гроза.
   Снег тоже редко выпадает в Кашгарской котловине и держится большею частью очень недолго: два-три дня и только в исключительных случаях до 10 дней. Толщина снегового покрова колеблется от 1 до 10 линий и очень редко достигает четырех дюймов. В высоких же окраинных горах снега выпадает гораздо больше и он держится там очень долго.
   Дождевые, грозовые и снеговые тучи приносятся только юго-западными, западными и северо-западными ветрами. Из других же частей горизонта они никогда не появляются. О направлении влажных ветров можно безошибочно судить по степени выветривания одиноких скал; венчающих открытые со всех сторон горные вершины. Такие скалы я при всяком удобном случае старался тщательно осматривать. Наблюдения этих скал в Кун-луне показали, что западные их склоны выветриваются значительно сильнее, чем остальные: отторженцы, осыпи, выемки, трещины и щели в западных склонах встречаются гораздо чаще, чем в остальных. После западных склонов наиболее подвержены разрушению южные, но не от влажных ветров, а по всей вероятности, от попеременного действия высокой дневной температуры и ночного холода на слагающие их породы.
   Пыльные туманы - весьма обыкновенное явление в Кашгарии. Образование их обусловливается ветрами; а потому ветреные месяцы имеют наибольшее число дней с пыльными туманами. После каждой бури, сопровождающейся всегда столь густой пыльной мглой, что во время нее трудно бывает читать среди дня на дворе, пыльный туман, несмотря на последующую абсолютную тишину, продолжается двое и даже трое суток после шторма. В течение этого времени сверху падает постоянно, но очень медленно, тончайшая минеральная пыль, носившаяся в воздухе. Иногда она покрывает поверхность земли слоем в 2-4 линии толщины, и на этой минеральной пороше явственно отпечатываются следы людей, скота, птиц и диких зверей.
   Пыльные туманы сопровождаются всегда облачностью неба, которая увеличивается по мере усиления густоты тумана, и сколько мог я заметить, не предшествует, а следует за пыльной мглой. Как только начнется сгущение пыли, вслед за этим сгущаются и облака, и, наоборот, по мере разрежения пыльного тумана, разрежаются и облака.
   Во время густых пыльных туманов солнце бывает видимо только около меридиана в течение не более часа, да и то не всегда. Оно кажется тогда тусклым, бледно-фиолетовым диском, на который можно смотреть без ощущения боли не только простым глазом, но даже в маленькую астрономическую трубу походного инструмента без. цветного стекла позади окуляра. Цвет луны во время пыльных туманов, остается почти неизменным на всех высотах, превосходящих 30°, и только яркость светила значительно уменьшается. Ниже 30° от горизонта луна окрашивается в тусклый багровый цвет.
   За неимением точного вертикального круга я, к сожалению, не мог произвести опыта для определения во время пыльного тумана преломления солнечных лучей который меня очень интересовал.
  

V

Определение скорости распространения звука в разреженном воздухе, на высоте около 13 880 футов над уровнем моря и давлении в 456,8mm

  
   Для производства этого опыта я веял с собой из Петербурга очень хороший хронограф, измерявший с строгою точностью небольшие промежутки времени; затем, в городе Пржевальске, при содействии командира западно-сибирской конно-горной батареи полковника Я. И. Королькова, я приобрел маленькую пушку двухдюймового калибра со станком.
   Хронограф, шедший после каждого завода непрерывно всего 1m и 7s, был тщательно исследован посредством сравнения со столовым хронометром Tiede, причем между их ходами в течение 1m не обнаружено из многих наблюдений никакой постоянной разности. Однако из предосторожности я измерял малый промежуток времени между появлением пламени от пушечного выстрела и достижением до уха звуковой волны на разных частях его циферблата. Полученные для этого промежутка величины, впрочем, тоже не показали никакой постоянной разницы между собой, изменяясь в пределах ошибок наблюдений.
   Описываемый опыт был произведен мною на Тибетском нагорье, к северу от озера Даши-куль, на обширной щебневатой равнине, лежащей на высоте около 13 880 футов над уровнем моря. На северном конце базиса, измеренного на этой равнине два раза шнуром для проложения небольшой тригонометрической сети, был насыпан из земли маленький курган и на вершине его поставлена пушка, обращенная жерлом к другому - южному концу базиса. Позади орудия стоял кол, к которому был прикреплен немного выше вершины холма фонарь с плоско-выпуклым стеклом, испускавший свет по линии базиса. Ровно в 1 598 саженях от дула орудия, на южном конце базиса, накопился большой сундук, на котором стоял кипрегель. В трубу его, наведенную в темноте при посредстве фонаря на пушку, и наблюдая появление пламени из ее жерла.
   Выстрелы, под наблюдением моего помощника П. К. Козлова, производились аккуратно с 9h 30m вечера через каждые 5m до 10h 25m. Перед наступлением условного времени я тщательно отсчитывал показание стрелки хронографа и затем, наложив палец на его спуск, ожидал появления в трубе из дула пушки пламени, которое представлялось на одно мгновение в виде маленького светлого диска с лучами. В момент появления его я спускал хронограф и при первом дошедшем до слуха звуке выстрела останавливал.
   В течение вечера, в который был произведен опыт, 3 июля нового стиля 1890 г., и всей следующей ночи при облачном небе господствовало полное затишье я осадков не было. С 9h 0m до 11h 0m в лагере близ южного конца базиса, через каждые 10m мой помощник производил наблюдения над атмосферным давлением по ртутному барометру Паррота, температурой воздуха и его влажностью (по психрометру). Эти наблюдении, начатые за 30m до опыта и оконченные 35m спустя после него, дали в среднем следующие величины.
  

Лагерь на берегу озера Даши куль 3 июля нового стиля 1890 г.

  
   Широта φ - =36°34,9'
   Долгота λ - =84°26,3' от Гринвича
   Абсолютная высота h - =13 880 футов
   Давление при 0° - 456,8mm
   Температура воздуха - ,5° по Цельсию
   Абсолютная влажность - 2,8mm
   Относительная влажность 31%
  
   Для определения скорости распространения звука сделано было 12 наблюдении, которые дали следующие результаты:
  

Время выстрела

Показания хронографа

Время прохождения звука

9h 30m

10,45s от 0,0S

10,45s

" 35

21,00s

10,55s

" 40

31,35s

10,35s

" 45

41,82s

10,47s

" 50

52,32s

10,50s

" 55

10,42s от 0,0s

10,42s

10h 0m

20,82s

10,40s

" 5

31,15s

10,33s

" 10

41,59s

10,44s

" 15

52,16s

10,57s

" 20

10,32s от 0,0s

10,32s

" 25

20,75s

10,43s

Среднее:

10,436s

   Следовательно в 1s среднего времени звук проходил 1 598X7/10,436 = 1 073 фута, или 327 м. Это число мало разнится от найденного из опытов на небольших высотах над уровнем моря.
  

КОММЕНТАРИИ

  
   1. Иакинф Бичурин - русский путешественник, исследователь Монголии и Китая в первой половине XIX века. Перевел на русский язык ряд китайских географических трудов, среди которых особый интерес представляют "Описание Тибета" и "История Тибета и Хухунора". Труд, о котором упоминает Певцов, так же как и другое сочинение Бичурина - "Записки о Монголии", содержит результаты его личных наблюдений во время путешествия по Китаю и Монголии в 1806-1821 гг. в качестве главы русской духовной миссии.
   Чокан Чингисович Валиханов, казах по национальности, разносторонний ученый-просветитель, выдающийся исследователь Средней и Центральной Азии, в 1858-1859 гг. совершил по заданию Русского Географического общества замечательное путешествие в Кашгарию. Собранные там обширные естественно-исторические материалы были опубликованы в статье, упомянутой Певцовым, и в "Очерках Джунгарии" (Записки Русского Географического общества за 1861 г.).
   Р. Шау (Шоу) - английский чайный плантатор - в 1868-1869 гг. совершил путешествие из Индии через Тибет и Кунь-лунь в Кашгарию. Прошел через Яркенд в Кашгар, где прожил четыре месяца. Описанию этого путешествия посвящена указанная Певцовым книга.
   Форсайт - глава английской миссии в Джеты-шаар во время кратковременного существования этого государства в Кашгарии (см. ниже комментарий 11). Форсайт посетил Кашгарию дважды: в 1870 г. и в 1873 г. (Во второе путешествие его сопровождал врач Беллью (Беллю), который так же, как и Форсайт, описал путь миссии из Индии черз Ладак в Восточный Туркестан. Эти труды и упоминает Певцов.
   О четвертом, последнем путешествии Н. М. Пржевальского в Центральную Азию см. вступительный очерк, стр. 23.
   А. Н. Куропаткин - возглавлял русскую миссию к Якуб-беку в Джеты-шаар в 1876 г. Во время этого путешествия Куропаткин побывал в городах Кашгаре, Марал-баши, Ак-су, Куче, Курде и Каракаше. Топограф экспедиции А. Сунаргулов прошел и снял на карту дорогу из города Ак-су в Учь-Турфан, откуда перевалом Бедель пересек Тянь-шань и через Зауку вышел к Караколу (Пржевальск). Подробное описание этой экспедиции изложено Куропаткивым в книге, о которой упоминает Певцов. Наряду с интересными и ценными географическими сведениями этот труд содержит и неудовлетворительный в научном отношении исторический материал.
   Б. Л. Громбчевский - русский путешественник. В свое первое путешествие по Средней и Центральной Азии прошел из города Ош через Кашгар, Яркенд, Хотан и Саньчжоу, откуда втвратилоя через Яркенд прежней дорогой в Ош. Описание этого путешествия изложено в упомянутом Певцовым отчете. Вторая экспедиция Громбчевского в Центральную Азию проходила в то же время, когда Певцов совершал путешествие в Кунь-лунь.
   Н. Ф. Петровский - русский генеральный консул в Кашгаре. Собрал единственную в своем роде археологическую коллекцию, которая поступила частью в Петербургский Эрмитаж, а частью в музей Русского археологического общества. Ему принадлежит также и ряд работ о древностях Восточного Туркестана.
   Н. Зеланд - русский путешественник. Посетил в 1886 году Кашгарию и описал свое путешествие в упомянутом Певцовым сочинении.
   К. Риттер - известный немецкий географ первой половины XIX века. Не будучи сам путешественником, Риттер использовал для сочинения, о котором упоминает Певцов, литературные источники и сведения, полученные при личном общении с некоторыми путешественниками.
   В 1850 году Русское Географическое общество предприняло издание на русском языке некоторых частей "Землеведения" Риттера. Одну из них - "Восточный или Китайский Туркестан" - перевел и снабдил, на основании новейших исследований критическими замечаниями и дополнениями В. В. Григорьев.
   Среди дополнений В. В. Григорьева, которые во многих местах опровергли неверные воззрения Риттера, наибольший интерес представляет второй выпуск - историко-географический, в котором содержится очень полная сводка исторических данных о Восточном Туркестане.
   В наше время труд Риттера не имеет научной ценности и представляет лишь исторический интерес.
   2. Ovis ammon (у Певцова Ovis polii) - качкар, крупнейшая разновидность горного барана группы архара. Впервые на Памире был замечен Марко Поло; в Тянь-шане его первым видел близ Хан-тенгри П. Л. Семенов. Открытие этой разновидности в районе Нарына принадлежит замечательному русскому зоологу-путешественнику Н. А. Северцову.
   Читателю следует иметь в виду, что в тексте книги сохранены старые, ныне уже в своем большинстве не употребляющиеся, латинские названия животных и растений. Сравнительный список старых и современных латинских названий помещен нами в конце книги.
   3. В первом издании название этого перевала транскрибируется Бедэль. На современных картах принято написание Бедель, весьма редко встречается - Бадаль. Этот перевал является одним из наиболее удобных путей через высокий хребет Кок-шаал (у Певцова - Кок-шал). Впервые абсолютную высоту перевала точно измерил топограф А. Сунаргулов (см. комментарий 1), который определил ее равной приблизительно 4 600 м (около 18 тыс. футов); Пржевальский приводит цифру 4 175 м (13 700 футов). Согласно определениям Певцова она равна 4 224 м (13 860 футов).
   Современные карты указывают высоту, которая колеблется весьма близко от цифры, полученной Певцовым,- 4 225-4 272 м.
   4. Во времена Певцова "сартами" называли оседлое население Туркестана* независимо от его племенной или национальной принадлежности. О происхождении термина "сарт" существуют различные теории. По мнению некоторых ученых-тюркологов это слово пришло из Индии, где имело значение "купец". Другие (В. В. Бартольд) видят его корни в санскритском "сартаба" - "предводитель каравана", от которого произошло турецкое "сартбаши" (начальник сартов) и "сарт" в смысле "купец". Позже отуреченные потомки монголов в Туркестане употребляли слово "сарт" в смысле "таджик" - мусульманин не турок. Степные кочевники узбеки, завоевав в начале XVI в. Туркестан, стали называть сартами всех оседлых жителей этой страны, как иранцев, так и говоривших на турецком языке. Когда последний сделался основным языком у оседлого населения Туркестана, словом "сарт" стали называть всех, говоривших по-турецки, в отличие от таджиков, сохранивших иранский язык.
   Русские поселенцы в Туркестане все его оседлое некочевое население называли "сартами", отсюда это название пришло, повидимому, и в географическую литературу.
   Таким образом слово "сарт" не являлось этническим термином, а скорее служило именем нарицательным; в наше время не употребляется.
   5. Далее читатель еще неоднократно встретится с описанием столь характерных для всех стран Центральной Азии пыльных туманов и пыльных бурь Кашгарии. Это явление, называемое также помехой, приносит огромный вред хозяйственной деятельности человека. Причина его в большинстве случаев заключается в неправильном землеиспользовании. Разрыхление верхнего слоя почвы при распашке или уничтожение растительного покрова на песчаных почвах дают возможность ветрам выдувать огромные количества почвенного мелкозема (ветровая эрозия). Сухость почв, разумеется, способствует развитию этот явления. Сильное нагревание Кашгарской котловины, окруженной высокими горами, вызывает энергичные движения воздушных масс, которые, увеличивая сухость почвы, переносят ее частицы в огромном количестве на значительное расстояние. При этом воздух бывает настолько заполнен пылевыми частицами, что солнце кажется тусклым бледнофиолетовым диском, дышать становитстя тяжело и воспаляются глаза. О количестве пыли в атмосфере Кашгарии свидетельствуют интересные наблюдения Пржевальского, который пишет, что дождь о районе Керийского оазиса "падал совершенно грязным от лёссовой пыли, которую дождевые капли захватывали в воздухе. Случалось даже нам наблюдать, что вместо дождя сыпались мелкие, как мак, сухие крупинки грязи, сцементированные тем же дождем в верхних слоях атмосферы" (Научные результаты путешествий Н. М. Пржевальского по Центральной Азии. Отдел метеорологический, СПб., 1895, стр. 227).
   Певцов отмечает в этой книге, что пыльные туманы постоянно сопровождаются облачностью, которая увеличивается по мере усиления густоты тумана и не предшествует, а следует за пыльной мглой. По мнению современных ученых, частицы пыли, если не вызывают, то во всяком случае облегчают образование тумана и облаков, служа ядрами конденсации атмосферных водяных паров.
   Ветровая эрозия приносит огромный вред сельскому хозяйству, выдувая из почвы наиболее ценные ее части - мелкозем и гумус, а весной иногда семена и даже всходы.
   Успешно противодействовать этому стихийному злу при капиталистическом строе и частнособственнической системе землепользования невозможно. Только социалистические формы сельского хозяйства создали условия для эффективной борьбы с эрозией почв. Одним из таких мероприятий, невиданным в истории по своей грандиозности, является принятое по инициативе товарища Сталина постановление Совета Министров СССР и Центрального Комитета ВКП(б) "О плане полезащитных лесонасаждений, внедрения травопольных севооборотов, строительства прудов и водоемов для обеспечения высоких урожаев в степных и лесостепных районах европейской части СССР".
   Выполнение этого плана изменит природу степных и лесостепных районов и навсегда отвратит от колхозных полей губительные суховеи и сопутствующую им ветровую эрозию почв.
   6. О происхождении лёсса до сих пор нет единого мнения. Одни ученые считают, что лёсс образовался в результате отложения пыли, принесенной ветром из пустынь, т. е. придерживаются так же, как и Певцов, субаэральной или эоловой теории на его происхождение. Другие считают его аллювиальным образованием, т. е. результатом накопления материала, отложенного водными потоками.
   По новейшей теории, разработанной академиком Л. С Бергом, лёсс так же, как и всякая почва, образовался на месте из самых разнообразных мелкоземистых богатых карбонатами пород в процессе выветривания и почвообразования.
   Многие наблюдения Певцова говорят в пользу эоловой теории.
   7. Хребет Сары-кол, на современных картах называемый Кашгарскими горами, принадлежит системе Кунь-луня (см. комментарий 21).
   8. Основное оседлое население Кашгарии составляют уйгуры, принадлежащие к юго-восточной ветви тюркских (народов.
   Упоминающиеся Певцовым здесь и далее "суниты" и "шииты" являются представителями двух враждующих между собой основных религиозных течений в исламе.
   9. К. И. Богданович сделал два пересечения малоисследованного горного хребта Сары-кол, принадлежащего системе Кунь-луня, одно - по линии Янги-Гиссарт - озеро Малый Каракуль, по дороге к горной группе Мустаг-ата, второе на обратном пути: от верховья реки Тагарма к городу Яркенду. В результате был выяснен литологический и петрографический состав пород, слагающих хребет, и общий характер тектоники этой области.
   В наивысшей части хребта - горной группе Мустаг-ата - Богданович открыл и исследовал мощные ледники, покрывающие ее вершины, и этим опроверг существовавшее до тех пор мнение о том, что на этих горах будто бы имеются лишь очень незначительные скопления фирна. Один из самых больших ледников, спускающийся с западного склона Мустага, Богданович назвал именем Пржевальского.
   Огромный интерес и научную ценность представляют результаты геологического изучения Богдановичем долины Тоюна в Тянь-шане. Еще в 1856 г. исследования П. П. Семенова-Тян-Шанского доказали несостоятельность гипотезы Гумбольдта о якобы вулканическом происхождении и современном вулканизме Тянь-шаня. Однако довольно долго еще жили представления о существовании в Тянь-шане отдельных вулканических областей, играющих заметную роль в его орографии. Дальнейшее изучение этой крупнейшей горной системы русскими учеными постепенно сокращало мнимые территории вулканизма в Тянь-шане. Тем не менее, в период снаряжения Тибетской экспедиции еще существовало предположение, что такой, уже единственной в Тянь-шане, вулканической областью является долина Тоюна. Крупнейший русский геолог И. В. Мушкетов, председательствовавший тогда в Отделении физической географии Русского Географического общества, в своих научных указаниях геологу экспедиции Богдановичу писал: "что касается долины Тоюна, то, несмотря на посещение ее многими путешественниками, до сих пор остается невыясненным характер ее замечательной вулканической области, впервые указанной Столичкой. Очевидно, массовые выходы вулканических пород здесь нарушают правильность тяньшанских складок и производят, так оказать, орографическую путаницу".
   "Внимательное изучение этой интересной и для Тянь-шаня почти единственной потухшей вулканической области не только разъяснило бы значение этого рода образований для орографии данной местности, но и вообще для Тянь-шаня..." {Известия Русского Географического общества, т. XXV, 1889 г., стр. 421. Приложение к письму К. И. Богдановичу.}.
   Обстоятельные исследования, проведенные Богдановичем в районе Чатыр-куля и далее на юг по южному склону Тянь-шаня, позволили ему сделать следующий, весьма интересный, вывод:
   "Если принять во внимание: а) распространение вулканических пород Тоюна только на площади третичных отложений между Туругартом и Кок-таном и б) однообразную дислокацию вулканических пород и третичных песчаников, то из всего изложенного само собою вытекает: 1) что самый факт появления здесь вулканических пород вызван ширской дислокацией, обусловившей уступный характер южного склона Тянь-шаня; и 2) что выходы вулканических пород не имели никакого существенного значения на орографию данной местности, г_л_а_в_н_е_й_ш_и_е (подчеркнуто нами.- Я. М.) черты которой зависят от расположения древних пород" {Известия РГО, т. XXV, 1889 г. Письмо профессору И. В. Мушкетову от 4 августа 1899 г., стр. 420.}.
   10. Дунгане - оседлый народ, живущий в Западном Китае, а также в СССР: в Казахстане и Киргизской ССР. В Синыцзяне составляют около 4% всего населения.
   Дунгане говорят на китайском языке, но исповедуют ислам. Их происхождение до сих пор в достаточной степени не выяснено. В современной этнографии существуют две гипотезы. По одной из них дунгане - китайцы, принявшие ислам. По другой, имеющей под собой большее основание, дунгане - народ тюркского происхождения, потомки древних уйгуров, подвергнувшихся сильному китайскому влиянию.
   По своему быту дунгане не отличаются от китайцев; имеют подобные китайским жилые постройки и домашнюю утварь. Тюркский элемент до некоторой степени сохранился в обрядах и народных поверьях.
   Дунгане неоднократно восставали против ига китайских и маньчжурских феодалов. О крупнейшем дунганском восстании 1864 года смотри в следующем комментарии.
   11. Имя Мухомета Якуб-бека-Бадаулета неразрывно связано с крупнейшим восстанием мусульман Синьцзяна, которое получило в истории название "дунганского".
   Это восстание - одно из наименее изученных событий новейшей истории Китая. До сих пор о нем нет в нашей литературе серьезных научных исследований.
   Весьма интересные, хотя и краткие, сведения приводятся в примечании доцента Московского института Востоковедения К. А. Усманова, помещенном в комментариях Э. М. Мурезева к книге Н. М. Пржевальского "От Кяхты на истоки Желтой реки" (Геопрафгиз, М., 1948 г., стр. 336).
   Приводим здесь значительную часть этого примечания:
   "Якуб-бек родом из Средней Азии (г. Пскент, южнее Ташкента). По отцу таджик. С раннего детства остался сиротой и воспитывался у дяди. Сильно нуждался, был ремесленником, слугой беков и джигитом в кокандском войске. Впоследствии стал юз-баши (сотником) и одно время служил в Ак-мечети (ныне Кзыл-орда). В конце 1864 года, когда Якуб-беку было уже около 45 лет, правитель Кокандского ханства Алим-кул отправил его в Кашгар при следующих обстоятельствах.
   Летом 1864 года мусульманское население Синьцзяна восстало против господства маньчжуро-китайоких завоевателей и добилось победы. Но Синьцзян распался на отдельные самостоятельные мусульманские владения: Дунганское ханство с центром в Урумчи, Кучинское ханство, Хотанское падишахство, Кашгарское владение во главе с киргизами. В Или впоследствии образовалось Таранчинское султанство. Между этими феодальными владениями начиналась борьба за власть над Кашгарией; на эту власть особенно претендовали кучинские ходжи. Стране, только освободившейся от столетнего господства Китайской династии Цинов, грозила междоусобица.
   В эти беспокойные дни правители Кашгарского оазиса обратились в Кокандское ханство с просьбой прислать в качестве правителя Бузурук-ходжу, предки которого являлись правителями Восточного Туркестана вплоть до завоевания страны маньчжуро-китайскими войсками в 1759 году. Отец Бузурука Джехангир-ходжа еще в 1826 году, вторгся в Кашгарию, при поддержке уйгуров (местного мусульманского населения) свергнул китайское господство и образовал Кашгарское государство, владение которого распространялось от Хотана до Ак-су. Только через девять месяцев Цинам удалось восстановить свою власть над Кашгарией. Джехангир попал в руки китайцев, был отправлен в Пекин и казнен. Уйгурский народ воспевал храбрость и подвиги Джехангира, оплакивал его трагическую смерть и ждал его сына Бузурука, чтобы поднять восстание против, китайских угнетателей. Но Бузурук-ходжа был слабохарактерным и неспособным к деятельности. Ему была бы не под силу роль объединителя Кашгарии, и скорее он сам мог превратиться в игрушку в руках отдельных феодальных группировок. Это прекрасно понимал Алим-кул. Поэтому, он предложил Якуб-беку сопровождать Бузурука в качестве его первого помощника в военачальника. Выбор пал на Якуб-бека не случайно, последний выделялся своей исключительной предприимчивостью, организаторским талантом, умом и твердостью характера.
   Бузурук-ходжа был радостно встречен кашгарцами. Тысячи людей вышли на улицы и за городские стены - приветствовать ходжу.

Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 420 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Жанры
  • Рассказ
  • Поэма
  • Повесть
  • Роман
  • Стихотворение
  • Эссе
  • Статья
  • Сборник рассказов
  • Сборник стихов
  • Глава
  • Пьеса
  • Басня
  • Монография
  • Трактат
  • Переписка
  • Дневник
  • Новелла
  • Миниатюра
  • Песня
  • Интервью
  • Баллада
  • Книга очерков
  • Речь
  • Очерк
  • Форма входа