Главная » Книги

Шелехов Григорий Иванович - Странствования купца Григория Шелихова к американским берегам, Страница 2

Шелехов Григорий Иванович - Странствования купца Григория Шелихова к американским берегам


1 2 3 4 5 6

его простодушие, послал за тем же в другой раз, но, как и тогда, по записке и весу узнал, что нет целой половины, а потому и получил от него опять признание в лакомстве, и что для него чудно, потому что евши те плоды, он зарывал ту бумажку в песок, но видно, что и сквозь песок она видела.
   Второй пример. В построенной мной комнате стояло большое зеркало, к которому те дикие, подходя, несказанно дивились, что видят в нем во всем подобных себе людей, и, недоумевая, что это за люди, почитали все сие волшебством, им непонятным. Через сие начал я вводить их в познание о книгах, обещая выучить и детей их, ежели кто из них на то согласится, таковой же, по их мыслям, премудрости. Нашел некоторых охотников, кои приводили и вручали мне оных. Должно отдать народу сему справедливость в остроте ума, ибо дети их весьма скоро понимали свои уроки, и некоторые до отъезда моего столько выучились по-российски говорить, что без нужды можно было их разуметь. Я оставил таковых учащихся грамоте 25 мальчиков, которые гораздо охотнее желают быть с россиянами, нежели их с дикими отцами.
   Такими путями я старался доводить их до того, чтобы они увидели свое невежество. Всегда боролся я с работными моими, рвавшимися к ссоре, и, наконец, им же самим показал из того пользу. Дикие, узнавши о силе данных им мной записок, отлучаясь на дальные промыслы, брали у меня, так сказать, билеты, дабы оные показывать в случае встречи с артелями, разосланными от меня в дальние места, в доказательство, что они принадлежат к мирным и нам доброжелательствующим. Защищая же их людьми моими от набегов на них диких из других мест, дал им почувствовать, сколько приятно жить в покое, ибо после сего не отваживались их неприятели делать на них нападения. Видевшие же притом, что услуги их, мне оказываемые, не оставались без награды, желали, чтобы я вечно с ними остался. Я могу сказать и хвалиться тем, что когда узнали они о моем отъезде, то столько о том печалились, как будто все уже теряли; но при сем случае я поручил все дела мои оставленному там мной правителю енисейскому купцу Самойлову - такому человеку, на которого надеялся я, что будет следовать всему тому, что я показал; сверх же того снабдил я его и довольным на бумаге наставлением.
   До отбытия моего, по известиям от диких, которые хотя и не могут ни малой верности дать о числе мирных коняг, совершенно доброжелательствовавших мне, но из рассказов их и моих замечаний можно почти верно считать преданных ее величеству обоего пола 5000 душ с лишком. Я никогда не упоминал им о платеже ясака32, дабы не подать какого подозрения или не было бы иметь сие протыканием, а старался только преклонять их к хорошим мыслям о россиянах и вводить исподволь в наши обычаи так, чтобы они не только не противны им были, но и понимали бы оные, оставляя, впрочем, рассмотрению высокого правительства, как поступить в рассуждении ясака.
   В 1785 году между работными моими людьми примечена цинготная болезнь, которая наконец так усилилась, что с половины зимы оные начали умирать, а оставшиеся сильно ослабевали. Слух о сем везде разнесся, и между отдаленными дикими были некоторые примечены сборища. Об этом уведомили нас совершенно доброжелательствующие нам коняги, прибавя к тому, что оные идут против нас; и для того, не ожидая дальнейших моих наставлений, поспешили сами рассеять оные, приведя ко мне главных заговорщиков, по признанию которых в их намерении нашел я нужным задержать их у себя под стражей. 9 апреля отправил я из российских одного Расетного33 с тысячью человек мирных коняг, кои все из усердия ко мне сами вызвались для безопасности провожать оного человека на Унгинские острова, наименованные от Беринга Шумагины34, к находящимся там компаниям с письмами, уведомляя оными о всех случившихся с нами несчастных приключениях цинготной болезни, просил от них возможной помощи; но по отбытии сих посланных цинготная болезнь стала уменьшаться.
   2 мая отправил я в четырех байдарах 52 человека российских работных, 11 лисьевских алеут и ПО человек коняг в байдарках в восточную сторону с намерением, чтобы познакомиться с людьми, населяющими острова, лежащие по Американской земле до Кенайских и Чугацких бухт, узнать выгоды и описать все нужное, назначив продолжать сие плавание дотоле, покуда лето дозволит. Партия оная возвратилась в последних числах августа, плавая на северной стороне проливом между Американской землей и островом Кыктак, не видав во все лето ни от коняг, ни от чугач и ни от кенайцев никаких нападений, да еще оные народы дали до 20 человек в аманаты.
   В рассуждении тамошнего торга, оный был в сие время почти ничего не значащий, потому что жители тамошние, будучи незнакомы, боялись вступить в такое сообщение, несмотря на то что дали аманатов. Оная партия, прибывши на остров Кыктак, расположилась зимовать, избрав для того Карлутское многолюдное место35. В продолжении зимы разъезжая на байдарах в северной и западной стороне острова, а по американскому берегу от Катмака36 до Камышатской губы37, через тихое с обитателями обхождение и всегдашнее приласкивание, сопровождаемое угощениями и подарками, привели их в союз, взяли аманатов и торговали с ними так, что ни малейших раздоров не случилось.
   Из гавани я всю зиму рассылал объезды около острова Кыктак с южной и восточной стороны и по островам, лежащим около тех берегов. Многое число коняг лаской и торгом в дружбу склонили, аманатов также взяли и утвердили совершенное их к Российской державе подданство. В последних числах декабря отправил я из гавани при одном толмаче двух работных в Кенайские губы под видом торговых людей для примечаний, дав им и товара несколько для промены, а острова Шуеха38 поручил в сохранение аманатному хаскаку39. 1786 года 10 января из гавани отправил одиннадцать человек работных людей в восточную сторону по острову Кыктак в еловый лес, находящийся в 160 верстах от гавани, близ Чинигацкого селения, для делания шлюпок40. Сии посланные, построив прежде зимовье, после и порученное дело исполнили, купив притом несколько пушного товара, а 1 мая возвратились в гавань.
   25 февраля, с Катмацкого жила41, от грека Евстрата Деларова получил я письмо от 19-го числа, которым он уведомил, что галиот нашей компании "Св. Михаила" 1785 года 12 мая по предписанию моему из гавани острова Уналашка вышел в море, противными ветрами задерживаем был около Уналашки шесть недель. Наконец, во время шторма, потеряв мачту, которую сломило ниже салингов42, вынужден был возвратиться на Уналашку и по исправлении мачты в августе при самом выходе в море был подвержен вторичному несчастью; ибо ошибка подштурмана сделала то, что галиот о каменья повредило и принудило остаться на Уналашке и там зимовать, отправив между тем, по дошедшим известиям, на помощь к нам в байдарах 30 человек; но сии, будучи на дороге удержаны штормами, пробыли шесть недель на американском береге, лишась шести человек от холода и от недостатка пищи. Оставшиеся спасены, по уведомлению вышеписанного же грека Деларова, людьми, посланными из нашей компании, но и из тех по приезде в гавань пять человек умерло.
   Собираясь уже к выезду из Америки, отправил я 7 марта к мысу Св. Ильи43 для учинения дальнейших описаний, не оконченных в прошедшем году, и для построения на том мысе крепости пять человек из российских, которым будут помогать во всем оном, разумея и соглашение к миру тамошних жителей - до 47° простирающимся тысячу человек коняг Кадьяка и других островов и 70 лисьевских алеут, добровольно из платы служащих, коим я велел по берегам ставить кресты и закапывать в землю обломки горшечные, кору березовую и уголья.
   Оные посланные в последних числах марта прислали ко мне двух человек из Чинигацкого жила44, уведомляя, что тойон Шуеха45, оставя меня, изменил, а прежде того порученных в его сохранение работных и толмача, кои от меня посланы были для обозрения Кенайских губ, убил.
   Для сего случая требовал от меня людей к отражению кенайцев, выехавших близ Шуеха с американских берегов, коих количество простиралось до тысячи человек. Получа сие уведомление, отправил я туда из гавани две партии: первую в 30 человек из работных российских людей с одним предводителем, а вторую с особым правителем, состоящую из коняг и лисьевских алеут, добровольно служащих, приказав занять на Афогнаке46 против острова Шуеха способное для гавани место и построить крепость по данному плану и между тем в гавани исправлять галиот "Трех Святителей" для похода. 19 мая получено с островов Афогнак и Шуеха от посланного туда известие, что по соединении наших сил предприятие кенайцев уничтожено. После заложена на Афогнаке крепость, а, наконец, по данному от меня приказанию, заложа таковую же и при Кенайской губе, отправились по американскому берегу к мысу Св. Ильи. Для окончания сих строений оставлена там особая партия. Остров Афогнак и противу лежащий Америки берег, так как и остров Кадьяк, имеют наилучшие гавани; земля плодоносна, рыбы, птиц разных родов великое множество, луга покрыты травой и пажитями, лесов, годных для строения судов и других зданий, на Шуехе и американском береге находится в великом изобилии.
   В сей год американских и островских жителей в гавани во все наши артели, с разными церемониями и просто, ежедневно приезжало несравненно более первой зимы. Не упущено при сем случае ничего, чем бы только знаки дружества и тихости нашей изъявить. Сильнейшие ветры нынешний год дули более от севера и запада; от востока же очень малые, а от полудня47 во всю зиму никаких почти не было. Дождя зимой очень редко было видно, но большей частью перепадал снег, который на таких местах, где ветры не могли действовать, лежал толще аршина; где же ветры могли сносить оный, там и не мог он долго пролежать.
   22 мая на галиоте "Трех Святителей" я вышел в море, будучи провожаем тойонами кыктакских, американских и других островов и лучшими людьми из коняг; и того ж часа увидели на море с распущенными парусами нашей компании третий галиот "Св. Михаила", идущий в гавань. Я, подъехавши к оному и переменив находящегося на нем мореходца, отправил его в гавань, предписав назначенному там правителю из бывших на островах Шуеха и Афогнаке, чтоб он по приезде с оных островов отвел тот галиот в назначенную при крепости на Афогнаке гавань.
   Должен я еще здесь упомянуть и о галиотах, на каком им там основании надлежало оставаться. Одному предписал я наставлением, данным мной поверенному Самойлову, плавать по длине от 40 до 77°, считая от Охотского меридиана, который я первым поставлял в своем исчислении, а по широте от 60 до 40° в открытом море; другому же - к северу при сближении там двух частей света, для сыскания неизвестных мест и островов. Третий, на котором выехал я из Кадьяка, был обращен в транспортное судно, на котором каждый год приятным долгом я почитаю уведомлять правительство о делах тамошнего края. После пустились мы от Америки с таким намерением, чтоб пройдя 45° широты и по той линии плыть прямо к западу а поравнявшись с Камчатским мысом48, подняться к оному и, пройдя Курильский пролив49, склониться к Охотску. Намерение сие имел я для того, что не увижу ли по сей линии между 40 и 50° неизвестные какие-либо острова, но, по несчастью, ветры беспрерывно все лето дули между западом и не допустили исполнить сего намерения, и потому принужден был идти как только возможно прямо в Охотск, но и в том противные ветры препятствовали.
   Во время сего пути из числа гряды островов видели Четыре Сопочные и Амухту. Сей последний остров от огнедышащих гор казался весь в пламени. Лавируя же, видели Сиугам, Амлю, Ахту и другие Андреяновские острова. До первого Курильского острова дошли и при оном на первый якорь стали 30 июля. Поскольку бывших со мной 12 человек российских работных людей цинготная болезнь привела в крайнюю слабость, то всю матросскую должность на судне исправляли ехавшие со мной из любопытства в Охотск американцы, которые на 31-е число на галиот и свежей воды с первого Курильского острова навозили 40 бочек. В рассуждении моря достойного примечания сказать можно только то, что около Камчатской земли течение оного наисильнейшее и волнение не только во время ветра, но и в тихую погоду столь велико, что от оного судно, весьма качаясь, почти касается бортами воды.
   1 августа галиот завели в первый Курильский пролив. Великий ветер задержал тут до 5-го числа, а в сей день провели оный во второй Курильский пролив50 к гавани; 7-го числа отправясь, склонились к Большерецкому устью; а 8-го числа против оного устья стали на якорь, и я на байдаре вышел на берег и, возвратя оную к судну, сам остался для покупки свежей рыбы. Исполнив сию надобность, я желал было возвратиться на судно, но разные препятствия не допустили. Между тем галиот сильным ветром сорвало с якоря, и поскольку слабость здоровья людей, на оном находящихся, лавировать не позволила, то сие тем далее разлучило меня от судна. Наконец я, наняв бот, пустился к Болыперецкому селению51, куда прибыл 15-го числа, и решился отправиться в Охотск вокруг землей на трех верховых лошадях, купленных мною тут за 200 рублей. Но в самое то время из Петропавловской гавани в Большерецк дошло сведение, что прибыл в оную 9-го числа аглинский корабль и что оный намерен тут простоять не более 20 дней. Имея желание узнать о месте, из коего пришел сей корабль, о причине его путешествия, да и не откроется ли через то какого-либо для нас полезного сведения, решил на время отменить поездку в Охотск, чтоб между тем побывать в Петропавловской гавани.
   20-го числа, отправившись на верховых лошадях, 23-го туда приехал. Агличане, приметив с корабля мой с людьми приезд, поспешили на шлюпке сойти на берег. Начальник корабля - капитан с двумя офицерами обошлись с нами ласково и из казенного дома склонили меня идти с ними на корабль, где показали образцы своих товаров и сказывали, что они привезли с собою от Индийской компании52 к камчатскому начальнику письма, изъявляющие желание оной завести торг в Камчатке, и что оная требует на то позволения от России. Я, между прочим, не давая о себе знать, старался разведывать, отколе они пришли и где имели плавание, потому что не скрывали они от меня своей карты. Узнал я, что они по нашему счислению 20 марта вышли из Бингала, лежащего под 23° северной широты, из Малакки - 16 апреля, в Кантон прибыли 29 мая, из Кантона вышли 28 июля, в Петропавловскую гавань приплыли 9 августа. Офицеров на корабле: агличан три, португальский один, матросы - агличане, индейцы, арапы и китайцы. Всех людей 70 человек; корабль весь красного дерева, обит латунью до бархвутов53, о двух мачтах и 28 парусах, по килю груз 31/2 фута, с двенадцатью пушками по деке54.
   В бытность мою на сем корабле весь день до ужина был угощаем разными питьями; после ужина в 10 часу начальник корабля капитан Вилиам Питерс проводил меня со своими офицерами до казенного дома на шлюпке, отложа притом торг до прибытия камчатского начальника, 25-го числа прибыл туда камчатский исправник барон Штюнгель55, а 26-го и 27-го через него на французском языке условились о пошлине с тем, что какая вышним правительством положена будет, таковую обязались они безоговорочно заплатить, и тогда начали производить торг. 28-го числа соглашались, какие на будущее время товары привозить в Камчатку, а напротив того и от нас получать, и по каким ценам. 29-го, 30-го и 31-го принимал я от агличан сторгованные мною товары, а 1 сентября прием и счет окончили. Всего товара было принято мною на 6611 рублей; в то число я им заплатил тысячу рублей, а в достальных дал вексель по объявлении в два месяца заплатить в Москве с шестью процентами на год. 3-го числа, простясь с агличанами, отправился из гавани в ботах; агличане же намерены были выходить непременно 4-го числа. В Большерецк прибыл я 8 сентября, и все купленные мною у агличан товары продал тотемским купцам, Пановым приказчикам56 и другим. Барыша от их товаров получил по 50 копеек на рубль.
   Из Большерецка отправился я по тагильскому берегу 12 сентября, а в Тигильскую крепость прибыл 2 октября, оттуда отправился на собаках 18 ноября; в Охотск приехал 1787 года 27 января57, следовательно, после галиота, на котором я был в море. Из Охотска с женой своей также на собаках выехал 8 февраля, продолжая далее путь, где на оленях, а в других местах на лошадях и на быках, претерпев несказанные трудности и опасности. В Якутск приехал 11 марта. 12 марта из Якутской области отправился саньми и, со отбытия с Камчатки в проезде, в рассуждении собачьей и оленьей езды, во многих пустых местах претерпевал крайнюю и несносную трудность, от коей многократно с угрожением мучительного страха подвержена была моя жизнь совершенной опасности. Первое, оттого что между Тигилем и Инжигою58 корякские орды казались нам весьма сомнительны. Второе, зима чрезвычайно без перемены почти, при самых жестоких северных ветрах, была до чрезмерности холодная; третье, пурги такие нередко на пустых местах захватывали, что ехать способа не было никакого, по ремню нарта за нартой связавши, а только спасались в такие времена лежанием в снегу по два, по три и по пяти дней, не сходя с места, без воды и не варя пищи. Для утоления жажды, за невозможностью развести огня, употребляли снег, а вместо пищи сухари или юколу59 грызли, лежа в снегу.
   При таких трудах, за присталью собак и оленей последний путь от Алдана до Иркутска, за усталостью лошадей по убродам60 часто до упаду, для поспешности шел пешком и, по всем трудностям, достиг наконец благополучно областной город Иркутск 6 апреля в половине дня. Но за долг почитаю изъявить мою благодарность пред всеми двум достопочтенным мужам, уже лет несколько беспорочно служащим государству и отечеству, капитанам родным братьям Тимофею и Василию Шмалевым за охранение меня от всяких опасностей в рассуждении тамошних диких жителей, которые тогда один в Тигильской крепости, а другой между Тигилем и Инжигинским городом у коряк - для усмирения в Каменском селении корякских и чукотских орд - пребывание имели. Вдобавок в проезд мой также довольно способствовали сему моему успеху капрал тигильской команды Николай Попов да корякский толмач казак Иван Суздалев, который провожал для толмачества меня от Тигильской крепости до города Инжиги, коим Попову и Суздалеву есть из коряк родственники, а потому я и ехал по сим способам безопасно, за что обязан я господам капитанам двум братьям Шмалевым и притом капралу Попову и толмачу Ивану Суздалеву при случае свидетельствовать мою благодарность, ибо они сохранили мою жизнь.
   Сколько в бытность мою в Иркутске, по краткости времени, дозволило о пребывании моем в морском путешествии и о учиненных к пользе распоряжений исправить, оное значит выше сего. А теперь уже осталось неминуемо показать о всех виденных мною местах, обитающих там народах и их обрядах, находящихся там зверях и птицах, чему следует описание.
   Теперь долженствую описать землю американских островов, людей, оную населяющих, нравы их, обряды, одежды и сказать о находящихся там зверях и птицах.
   Острова, лежащие около американских берегов и простирающиеся от Кыктака к восточной стороне, а также и в Северо-Западной Америке, более каменистые и преисполненные гор, но притом есть хорошие и годные к хлебопашеству земли, в чем я и самими опытами удостоверился, сеяв ячмень, просо, горох, бобы, тыкву, морковь, горчицу, свеклу, картофель, репу и ревень. Все родилось наилучшим образом, кроме разве что проса; горох, бобы и тыква не принесли семян, и то оттого только, что упущено было время, в которое бы сеять должно было. Для сенокосов удобных луговых мест и трав годных довольно, а по местам скоту и всю зиму можно жить без сена. Больших лесов не видал, а малых весьма много. Обыкновенные тамошние растения, кои обитатели употребляют в пищу, суть коренья, а именно: сарана, макарша, папоротное желтое61 и кутагарное. Сие последнее заслуживает особое внимание потому, что где по островам нет мышей, там оно родится очень хорошего вкуса, а где водятся сии животные, там корень сей так горек, что в пишу не годится. Есть там ягоды: малина, голубица, черница, морошка, брусника, калина, клюква и княженика - в довольном изобилии. Что принадлежит до лесов, оных с половины острова Кыктак и по Америке к весту находил я пять родов, а именно: ольху, тальник, березник и рябину, а к востоку по островам, по берегу американскому при губах - ельник, листвяк и тот, о котором я сказал выше.
   Птицы там водятся: гуси, утки разных родов, вороны, галки, канарейки черные, называемые напойки62, сороки, сии криком своим мало походят на известных в России сего рода птиц, а вместо того очень нехудо поют, но весьма тихо и почти так, как снегири. Есть чайки, журавли, цапли, кулики, глупыши63, топорки64, ары, урилы, гагары. Морские звери:
   бобры, сивучи, киты, нерпы. Речные: выдры, бобры; земные разных родов: лисицы, волки, медведи, горностаи, олени, соболи, зайцы, росомахи, рыси, тарбаганы65, евражки66, дикие бараны и ежи отменного рода67. Рыбы ловятся из морских: палтусы, треска, сельди; проходящие в речки: чавыча, кета, нярки, гольцы, каракатица и странного рода раки68.
   Коняги - люди рослые, здоровые, дородные, больше круглолицы, но есть имеющие и продолговатые лица; смуглые, волосы черные, а редко темно-русые, которые мужеский и женский пол стригут в кружок. Жены знатных мужей отличают себя от прочих тем, что, зачесывая несколько волосов наперед, подстригают до бровей и имеют косы; у иных бороды, а у некоторых грудь и плечи вместо косынок шитые69. Мужчины, женщины и девки средний хрящ в носу прокалывают, также искалывают все уши и нижнюю губу; шитые шеи имеют и мужчины, но немногие, а у каждого мужчины нижняя губа прорезана, и поэтому с первого взгляда показываются так, как с двумя ртами. В сделанную в среднем хряще носа дыру вкладывают длинную кость; а у кого есть бисер и корольки70, те привешивают оные к ушам, к губе и к носу, почитая то за самую лучшую вещь и украшение. Бороды не стригут, рубах все не имеют, ходят босые, а дома и совсем нагие, только что спереди опоясываются каким ни есть звериным лоскутом или цветами и травой. Парки71 носят бобровые, лисьи, медвежьи, птичьи, евражечьи, тарбаганьи, выдреные, собольи, заячьи, оленьи, росомашьи и рысьи. Камлея72- род парок из кишок сивучьих, нерпичьих и китовых. На головах носят шляпы, плетенные из елового коренья и травы, шапки, гнутые и выдолбленные из дерева. При ловле морских зверей употребляют стрелы, кои бросают из досок, а для войны есть у них луки и копья железные, медные, костяные и каменные. Топоры железные особого манера, состоящие в маленьком железце; трубки, ножи железные и костяные, иглы железные... До прибытия же нашего иглы делали сами женщины; нитки жильные, посуда деревянная, роговая - из диких баранов, глиняная, камнем выдолбленная.
   Байдары и байдарки, обшитые сверх решетки вместо досок кожей наглухо, кроме люка, употребляют они тогда, когда удят рыбу и промышляют морского зверя. При исправлении всяких домашних надобностей и разъездов рыбу удят на море удами костяными, поводки при удах длинные из засушенной морской капусты, ибо одна стебель капустная бывает сажен по сорок и более. По рекам рыбу ловят каменными запорами, а колют носками73, похожими на копья, в тупом конце коих бывает гнездо, в оное вкладывается слабо в зазубрины костяная, каменная или железная спица, привязанная жилой к деревцу. В заливах и бухтах морских красную рыбу стрелками убивают тогда, когда оная из воды мечется. Огонь добывают трением из дерева; освещаются зажженным в каменных посудах жиром тюленьим, медвежьим, сивучьим, китовым и котовым, положив туда травяные фитили.
   О свадьбах их я ничего не знаю, не могу также и о новорожденных ничего сказать, кроме что таковым даются имена по первой с кем встрече, хотя бы какого зверя, птицы и другого тому подобного.
   Похороны у разных поколений коняг бывают разные. Обрядов я сам не видел и потому ничего об оных сказать не могу; но то весьма верно, что иные мертвых кладут в байдарку с лучшим имением его и осыпают землей, а другие вместе с умершим и живого полоненника, бывшего рабом у оного, зарывают в землю. Кенайцы же тела умерших жгут со звериными кожами, приносимыми его родственниками.
   При печальных обрядах по умерших стригут на голове волосы и лицо марают черной краской. Сие употребляют по родственникам, как-то: по отцу, матери, брату, сестре и другим ближним и любимым им свойственникам, а часто и по постороннему человеку, с коим жили в дружбе. Впрочем, если умерший кому неприятен или и вовсе не имел с ними дружества, хотя бы и родственник был, по таковом печальных знаков на себе не носят.
   Общих болезней у них нет, кроме примеченной венерической, а оспы совсем не знают, и никогда там оной не бывало; люди сложения весьма крепкого и живут до ста лет.
   Приезжающих гостей встречают, вымаравшись красной краской, и в лучшем их наряде, колотя в бубны и производя пляску, имея в руках военные оружия; а гости подъезжают точно так, как на сражение. Как скоро они приблизятся к берегу, хозяева бросаются в море по самые груди. Байдары и байдарки со всем возможным проворством выносят на берег; потом спешат поскорее вынести гостей из байдар и относят их поодиночке к первому учрежденному для игры месту на своих спинах; там, посадя всех по местам, все молчат до тех пор, пока не напьются и не наедятся. Первая и лучшая почесть состоит в том, что подают холодную воду, а потом мальчики разносят кушанье, жир, толкуши, состоящие из смешения жиров тюленьего, китового и сивучьего, иначе морскими львами называющимися. Также ягоды, как-то: бруснику, клюкву, черницу, княженику и другие, присовокупляя к тому и разные коренья; ягоды без смешения. Сушеную рыбу, называемую юкола; звериное и птичье мясо, у кого что случится лучшее. Соль им не известна. Каждое кушанье прежде всех должен хозяин начать сам есть и пить, а без того гости ничего не вкушают; посему надобно думать, что они иногда мешают и отравы. Хозяин, начав каждое кушанье, подает первейшему гостю, который, взяв несколько для себя, посылает прочее по порядку другому; и так доходит до самого последнего. Все остатки от кушанья обращаются к первому, а сей кладет в одно место; при отбытии же все это гости увозят с собой.
   По окончании кушанья продолжают разговоры, а затем начинается игра с бубнами и побрякушками. Некоторые надевают разного и странного вида маски, сделанные из дерева и выкрашенные разными красками, а потом выносят гостей в сделанную особо большую казиму74, в которую людей вмещается множество. Казима оная подобна небольшому храму, архитектура коего представляет нечто беспорядочное, грубое и варварское. Тут происходит игра со всеми по обыкновению их церемониями; покуда гости в оной пробудут, играют день и ночь непрестанно; усталые спят тут же, а проспавшись, опять принимаются за игру. Когда же вздумают разъезжаться, тогда кончится и игра; расставаясь же, с обеих сторон дарятся и торгуются имеющимися у них вещами. В сих казимах советы, договоры и разделы бывают, и когда занимаются важными советами, в то время женский пол в казиму не впускают.
   Коняги и чугачи разговор имеют одинаковый, разговор и жизнь кенайцев же совсем особые.
   Живут в землянках, имеющих стены, обитые досками; окна расположены наверху; оконницы делаются из кишок и пузырей разных животных, сшивая маленькие или узкие части жильными нитками, а вход с испода. Печей в оных нет, и огня не разводят, потому что довольно они теплы и без того; из таких же землянок и бани их состоят, в коих парятся травой и березовыми вениками. Жар в них производят каменьями, нажигаемыми в поварне и в баню приносимыми. Жар от них делается весьма великий и никогда угара не бывает; париться они отменные охотники. Кухня у них общая, в кою имеются двери, или лазеи, вокруг нее. Впрочем, жизнь их есть разбойническая: кто чаще, больше и удачнее что украсть успеет, тот через сие большую похвалу заслуживает.
   Жен помногу не имеют, у редкого есть две; напротив того, хорошие и проворные женщины держат по два и по три мужа, и в том между мужьями не только никакой ревности нет, но еще и живут дружески.
   Все они сухопутной езды не имеют, да и животных, способных на таковое употребление, там не находится, хотя много есть собак, но их не употребляют. Жители американских берегов и других островов ездят реками, речками и озерами в своих байдарках; о живущих же внутри Америки я ничего не знаю.
   О божестве ни малейшего понятия не имеют и хотя говорят, что в мире есть два существа, или два духа - один добрый, а другой злой, но им никаких изображений не имеют и не поклоняются; словом, никаких идолов у них нет. О показанных существах не могут иначе изобразить, как что доброе выучило делать байдары, а худое оные портить и ломать. Посему можно заключить, сколь в тесных пределах содержится их разум; кроме того, в немалом у них употреблении колдовство и шаманство, суда и расправы не только порядочного, но и никакого почти нет. Из сего всяк ясно видеть может, что жизнь свою ведут они мало различную от скотской. В крови имеют удивительную горячность, что можно ощущать, подойдя ко всякому из тамошних жителей, а особенно женщины кажутся пылающими. От природы хитры и предприимчивы; в обидах мстительны и злобны, хотя с виду кажутся и тихи. О верности и справедливости их вообще, по причине моего там маловременного пребывания, сказать ничего не могу, ибо я видел от многих великие доказательства верности и постоянства, видел же тому и противное. Когда представляется им о каком деле, что выйдет из оного польза, то охотно принимают труд, хотя и мало им известен, но не щадят оного, если в прибытке бывают уверены. Народ вообще веселого и беспечного свойства; доказательством сему служат повседневные их игрища; и поскольку они в неограниченной и всегдашней живут распутности, так что домашнее их хозяйство в крайнем небрежении, да и понятия о том не имеют, и оттого часто вынуждены бывают терпеть голод и наготу.
   Касательно же обстоятельного описания морских и воздушных явлений в продолжении нашего плавания и на местах, где останавливались жительствами, то особые ведены были тому каждодневные записки, и по прибытии моем в Охотск удержаны тамошним областным начальником господином Козловым-Угрениным, которые, думаю, он от себя не оставит представить куда следует, ежели они содержат что-нибудь достойного примечания75.
   Историческое и географическое описание Курильских, Алеутских, Андреяновских и Лисьевских островов, простирающихся от Камчатки к Америке на Восточном океане
   Острова Курильские
   ШОУМШЧУ76. Остров сей в длину от северо-восточной к юго-восточной стороне простирается верст на 50, а в ширину на 30, низмен. В средине острова на восточном берегу около моря высокий яр и каменные утесы, а близ берега множество кекуров77. На острове усмотрены разные металлы, в том числе и серебряная руда, которая прежде сего была разработана78. По ту же сторону выпала в море речка. По северную сторону к западу берег песчаный и местами каменист. На середине острова озеро окружностью около пяти верст, из которого в море выходит небольшая речка. Кроме сей главной речки, много есть и других мелких как озер, так и болот; во впадающие в море речки в мае и сентябре входит с моря рыба разных родов: лососи, горбуша, гольцы, курижи79; на море в тихую погоду промышляют удами терпуги, треону и рямжу80. Леса круглого нет, кроме мелкого ольховника, тальника, кедрового стланца, на котором растут мелкие орехи. Волнением на берег выкидывает китов и раков разных родов. На острове растет трава сладкая81, из которой курят вино, купрень, кутагарник, морковник82, кои жителям служат в пищу. Из крапивы женщины делают веревки и сети. Мышей на острове разных родов множество, коих по-тамошнему называют наушьчичи83.
   На сем острове ясачных 44 души.
   ПОРОМУСИР, или ПОРОМУШИР84. Второй остров от первого отделяется проливом около двух верст, где во время нужды можно иметь отстой одному судну, однако не без опасности, ибо дно в проливе состоит из каменистых гор. Ежели по несчастью судно на якоре не удержится, то бывает подвержено крайней опасности, потому что берега там крутые и каменистые, а по узкости пролива отбежать от них невозможно. Пример несчастного приключения в сем проливе случился в 1741 году, когда там погибло морское казенное судно. Остров сей простирается от северо-востока в южно-западную сторону; величиной вдвое больше первого, горист, речками и озерами весьма изобилен; лесу на нем нет никакого, кроме стланца и ельника, который жители употребляют на дрова, а на строение юрт собирают выкидываемые из моря разных родов деревья, в коих бывают немалые куски и камфорного дерева85. Растет на острове сладкая трава, крапива, кислица, шеломайник86, чакича87, лютик, корень которого замаривают и, столча, мажут стрелы для отравы зверей. На острове водятся красные лисицы, волки и множество мышей разных родов. Ясачных на сем острове 76 человек.
   ШИРИНКИ88. Отстоит от второго через пролив около 20 верст, который в тихий день по течению прогребают в 4 часа. Вокруг всего острова утес и камень сыпучий, поэтому для судов пристаней не находится; пристают же к нему на байдарах для промысла на пишу зверей и на платье птиц, называемых ара89, в тихое время, когда волнения с моря не бывает. Остров в окружности имеет около 40 верст и равен как в длину, так и в ширину. На нем есть круглая сопка, водятся сивучи и нерпа, а красные лисицы заносимы бывают только на льду с других островов. Растет корень сарана, упява, усут, кутат и сладкая трава; ягод, кроме шиши90, не родится, лес растет кедровый, небольшой стланец и ольховник. Нет на нем текущих рек, ни ключей, ни источников, а только ямы и рытвины наполняются дождевой водой, которой приезжающие для промысла курильцы довольствуются и бывают подвержены опасности, потому что кругом острова с утесов всегда сыплются немалые камни, которыми не только людей, но и птиц иногда убивает, поэтому на нем и жителей нет.
   МАКАН РУР АСЫ91. Сей остров от третьего расстоянием около 60 верст, в длину простирается верст на 20, а в ширину на 10. Берег окружен горами наподобие хребтов, а между ними есть луговые места; морошки и шикши родится на нем немалое число. Леса, кроме кедрового, ольхового, малого стланца и рябинника, никакого не растет. Коренья растут: сарана, упява, миту92, куташ, черемша и сладкая трава. Около острова в малом количестве водятся бобры, нерпы и красные лисицы. Озер и речек нет, а изобилует по берегу ключами. Гаваней не только для больших судов, но и для лодок не имеет.
   АНАКУТАН, или АНЕКОТАН93. Расстоянием от четвертого около 35 верст, в длину простирается около ста верст, а в ширину 15 верст. На этом острове две сопки: первая, окруженная небольшими сопками и хребтами, по-курильски называется Асырминтар, что значит, что она наперед сего горела. Она стоит на лопатке ко второму острову, окруженной утесами и высокими горами; тут водятся птицы глупыши и ары. При лопатке и восточной стороне на самом проливе отпрядной камень - кекур, на котором также плодятся глупыши и топорки. Вторая сопка стоит посредине острова, называемая Амкаусар94, которая также наперед сего горела; возле сей сопки есть озеро в длину на 4, а в ширину на 2 версты; но рыбы в оном никакой не находится. Третья сопка близ лопатки к шестому острову, называемая Тоорусыр95, стоит посреди озера, в окружности имеющего до 15 верст, в котором рыбы, так же как и в первом, никакой не водится. Леса стоячего годного, кроме кедрового стланца и мелкого ольховника, нет никакого; а для пищи растут коренья миту, усут; ягоды шикша, голубица, жимолость, рябина и морошка, трава шеломайник, кутагарник и малое количество травы сладкой. Красных лисиц иногда бывает на этом острове довольно, а бобров и нерп мало. На северной стороне бухт песчаных шесть: на восточной посредине острова - одна; а по другим сторонам есть бухты и пристани каменистые, в которые байдары входить не могут. Из гор и из падей острова текут каменистые речки, в кои во время прибылой воды заходят гольцы и горбуша.
   АР АМАКУТАН, т. е. САРАННОЙ, или ХАРАМОКАТАН96, есть шестой остров и от вышеописанного острова отстоит верст на шесть. Посредине его находится сопка, которая прежде горела, на сопке к северной стороне есть озеро безрыбное, в длину на 5, а в ширину на 2 версты; при озере два каменистых острова, на которых водятся чайки и гуси; на восточной стороне сопки два озерка, по-курильски называемые Тонтоу и Руи. На острове растут коренья: сарана, миту, уаява, куташ, трава сладкая, шеломайник и черемша; ягоды: шикша, морошка, рябина; лес - стланец кедровый, ольховник и рябинник небольшой. На острове две речки, из коих одна к северу впала в песчаную бухту, а другая к западу; обе безрыбные; берега на острове каменистые. К проливу пятого острова в восточной стороне сопка, подножие и верх ее составляет белый песок. На острове водятся в небольшом количестве красные лисицы, бобры, нерпы. Для промысла их приезжают курильцы с других островов, ловят сетями, сделанными из крапивы, и бьют из лука стрелой. В утесах сего острова есть металл наподобие железа, а другой с искрами в белом камне.
   СЫАСКУТАН, или ШИЯШКОТАН-остров97, отстоит от предыдущего на 50 верст; течение, между ними от прилива и отлива случающееся, бывает весьма быстро. Он имеет в длину около 80, а в ширину около 5 верст. На нем две каменные сопки: одна стоит на северо-восточном краю и по-курильски называется Синнарка; она прежде сего горела и вышла наподобие хребта, куда ходят пешие. Подле той сопки есть небольшие каменные горы и каменистые места. Другая сопка большая стоит близ лопатки на северо-западном берегу; по обеим ее сторонам каменистые места, и от самого верху до берега гориста. Посредине острова по обеим сторонам есть бухты песчаные, а кроме них других способных к приставанию и промеж гор низменных мест нет. С сего острова, минуя два следующих, перегребают прямо на остров Муссыр; а отстоят они около 35 верст.
   ИКАРМА, или ЕГАРМА98. От сего острова до предыдущего расстояния около 12 верст; в длину имеет он около 8 верст. На нем есть сопка, которая горит временно99; берега его кое-где каменисты, а в другом месте песчаны; на каменистых видны серные источники, а к песчаным можно приставать лодками. Ни озер, ни речек на острове не находится, кроме одних источин; растет коренье: упег, сарана, кутагарник, сладкая трава, шеломайник; лес мелкий: кедровый, ольховник, тальник и рябинник; птицы водятся: гуси, чайки, а по утесам глупыши, топорки; звери - нерпы только и бобры, и то в малом количестве.
   ЧИРИНКУТАН, или ЧИКУРКОТАН100, расстоянием от Икарма на 30 верст; в длину и ширину имеет около 15 верст; на нем с краю моря есть курящаяся сопка, на которой всегда сыплется камень, отчего сделалась на ней падь. Вокруг всего острова горы и утесы каменные, и потому для байдар нет способных пристаней. Трава на нем растет всякая; местами небольшой ольховник; птицы плодятся ары, топорки, глупыши и небольшие черненькие птички с красным носом и высоким на голове пером, называемые курикуры, а другие еще меньше сих, черные ж, с белыми глазами, красным носом и тремя перышками на голове наподобие рожков, называются турутуры101, поют звонко и живут в норах, когда высиживают цыплят; обе сии птички водятся по утесам и в щелях. Для промысла сих птиц курильцы с острова Сыаскутан приезжают в летнее время и из кож их шьют себе платье, и особенно для этого предпочитают кожи глупышей. Когда сии птицы бывают еще молоды и от гнезд удаляться не могут, то, их хватая, вываривают из них жир и запасают оный для зимы, потому что они так жирны, что кроме оного и тела почти не находят. Во время высиживания глупышами детей в гнездах человеку подходить к ним опасно, ибо они из рота рыгают и брызгают жиром, подобно как водой, и им своих детей кормят, собирая оный с моря. Гнезда у глупышей по косогорам в густых травах. Топорки же вьют гнезда в утесах, щелях и земляных норах; во время ловли жестоко кусаются; детей кормят морской рыбой, подобной сельдям, таская оную из моря.
   МУССЫР, или ЕГАКТО-остров102, от предыдущего разделяется проливом около 35 верст; в длину и ширину на 3 версты. Подле него находятся два отпрядных камня, или кекуры, из которых на одном плодятся чайки и урилы, по-курильски "чуромыссыр", а на другом сивучи, по-курильски называемые "сыяго". Сей остров каменист и не имеет ни ручьев, ни ключей, а воду, остающуюся после дождей, достают из ям; пристань на нем весьма худа. Около сего острова много морских зверей - сивучей, кои на нем и плодятся. В июне телят бывает довольно, для промысла которых приезжают курильцы с разных островов; больших стреляют из лука и ружья, а малых бьют палками; мясо их употребляют в пишу, а кожа молодых идет на обувь и одежду. В этом острове леса нет никакого, и курильцы для варения пищи воду и дрова привозят с собой.
   РАХКОКЕ, или РАХКОТИ103, одиннадцатый Курильский остров, разделяется от предыдущего проливом на 120 верст; в длину и ширину имеет около 20 верст. Он ныне сделался необитаемым и состоит из одной горы, или сопки; из прежних же его описаний видно, что на нем росли травы, в которых водились птицы, что весь его утес осыпался камнем и землей и почти третью часть сопки сорвало и разметало вокруг острова. А ныне, объявляют некоторые, что в 1777 году он горел и сопка оттого рассыпалась; где же прежде была глубина 13 сажен, там ныне песчаные мели, на коих ложатся и телятся сивучи в великом множестве, а птицы, не имея притонных мест, удалились.
   МУТОВА, или МАТОУСА-остров104, отстоит от вышеописанного на 45 верст; длины и ширины имеет на 30 верст. На полуденной его стороне есть превысокая дымящаяся сопка, которая часто выметает горячие каменья; а к северному концу увалы и ровные места, на которых, равно как и в полях, растут травы: сладкая, шеломайник, кутагарник, кислица, щавельная и других родов, и как на других островах, разные сараны. Сверх сего на этом острове растет трава выше человека, дудка у нее толстая, наверху лист круглый и широкий наподобие шляпы, так что человека, в оной находящегося, никакой дождь не может105 промочить. Лес на острове мелкий ольховник, кедровник и рябинник; из зверей водятся одни лисицы; песчаные берега сего острова изобилуют бухтами и байдарными пристанями. Около острова водятся бобры и нерпы, и для промысла их приезжают те же курильцы, которые промышляют на описанных островах. По утесам сего острова плодится довольно всяких птиц. Рек рыбных совсем нет. Возле острова сего лежит другой, низменный, без хребтов, на котором растет всякая трава и птиц морских немалое число, а гуси линяют на месте сем, курильцы их промышляют и сушат. На этом острове ясачных 3 человека, жен 85, детей мужеского пола 14, женского 28.
   РАСАГУ, или РАШАУА106, третий на десять остров, отстоит от предыдущего на 40 верст; в длину и ширину простирается по 30 верст. На нем есть высокие хребты, а кругом утесы; берег морской каменист, песчаных мест мало. По косогорам и хребтам растет хороший березник, ольховник и кедровник, а под горой по полям и ровным местам всякая трава, и между прочим весьма высокая, с большим листом. Зверей, кроме лисиц, на этом острове нет, и те в малом количестве; по утесам и камням водятся всякие морские птицы; около острова водятся бобры и нерпы. Малое число жителей острова сего нравами и образом жизни подобны курильцам, живущим на первых островах, и говорят одинаковым языком.
   УСАСЫР, или УШИШИР-остров107, отделяется от третьего на десять проливом около 17 верст; длины и ширины имеет по 25 верст и состоит из двух небольших островков; берега первого состоят из утесов наподобие яру, а поверхность оного ровное место с увалами, где местами растет всякая трава; посредине оного растет довольно морошки; зверей не водится никаких. Конец другого острова за проливом низок и травянист, а потом начинаются высокие хребты, с восточной и северной стороны утесы, а местами кекуры, с полуденной стороны в остров прошел залив наподобие круглого озера; посредине залива два небольших острова с сопками, а в самом устье залива стоит большой кекур. На сем острове между прочими травами есть и высокая трава с большим листом, сладкая, шеломайник, кутагарник, кислица и разные сараны. Берег вокруг залива песчаный, и как близ оного, так и близ морского берега бьют горячие и кипящие ключи друг возле друга; близ больших ключей яр высокий, где сера горючая и селитра накапливается, отламывается большими глыбами и валяется по берегу в великом количестве. Остров сей безлесен, а вокруг гор и хребтов по низким местам разных морских птиц плодится великое множество, как-то: ары, глупыши, топорки, урилы, курукуры, турутуры, разные чайки, серые гуси и величиной с косаточку птичка с сероватыми на крыльях и спине перьями, белым брюхом и кривым носом, называемая кагарка108. Курильцы с разных островов для промысла их приезжают в летнее время и живут до осени; напромышлявши же их, сушат, а из глупышей вываривают жир.
   КЕТОЙ109 есть пятый на десять остров и от вышеописанного отстоит на 36 верст; в длину 30, а в ширину с 10 верст. На нем хребты и горы с белыми утесами; под хребтами и увалами растет березник, ольховник, рябинник, кедровник, стланец, а особенно же толстый камышник с коленцами110 и крепкое дерево, похожее на ельник, на котором растут красные с косточками ягоды, подобные вересу: оно по-курильски называется "райма". Под увалами в падях и по берегам растут разные травы, между прочими и высокая, на толстой дудке, с большим и круглым листом, шеломайник, сладкая, кутагарник и сараны довольно. Водятся на этом острове белые лисицы, сиводушки111 и красные; около острова бобры и нерпы, но в малом количестве.
   СЕМУСЫР, или ШИМУШИР-остров112, от пятого на десять острова отстоит на 30 верст, в длину имеет 130, а в ширину 10 верст. На нем 4 сопки, из коих одна стоит близ лопатки к пятнадцатому острову, по-курильски То ето-Кусыр называемая113; у подножия ее растет весьма густой камышник и березник; в лопатку вошла бухта в длину верст на 10, а в ширину на 3, с устьем шириной 200 сажен; в ней водятся одни нерпы. Вторая сопка, называемая по-курильски Итанкиой114, верх имеет плоский; она прежде сего горела, отчего стоящий у подножия ее стланцевый лес и коренье выжжены. Третья сопка, называемая Иканмикот, вышла к восточной стороне гребнем, у подножия ее каменья. Чет

Другие авторы
  • Сакс Ганс
  • Бельский Владимир Иванович
  • Поуп Александр
  • Чапыгин Алексей Павлович
  • Симонов Павел Евгеньевич
  • Херасков Михаил Матвеевич
  • Уманов-Каплуновский Владимир Васильевич
  • Андреев Леонид Николаевич
  • Бестужев Александр Феодосьевич
  • Сниткин Алексей Павлович
  • Другие произведения
  • Кедрин Дмитрий Борисович - Сводня
  • Карамзин Николай Михайлович - Неистовый Роланд
  • Чулков Михаил Дмитриевич - Поздравление с новым годом
  • Полонский Яков Петрович - Переписка А. П. Чехова и Я. П. Полонского
  • Достоевский Михаил Михайлович - Старшая и меньшая
  • Ольденбург Сергей Фёдорович - Четыре периода истории индийского искусства
  • Розанов Василий Васильевич - Последние письма. 1917 - 1919 гг.
  • Булгаков Валентин Федорович - Христианская этика
  • Развлечение-Издательство - Преступное трио
  • Ознобишин Дмитрий Петрович - М. П. Алексеев. (Неизданные переводы из Мура)
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 468 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа