Главная » Книги

Случевский Константин Константинович - Поездки по Северу России в 1885-1886 годах, Страница 9

Случевский Константин Константинович - Поездки по Северу России в 1885-1886 годах


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

ночная птица и, крикнув, исчезала. Река Водла, мало кому известная, мало посещаемая, достаточно глубока и широка, чтобы принять в себя озерный пароход. Двигаясь между зеленых, поросших плотным лесом глубоко молчаливых берегов, мы слушали с переменною ясностью отдачу звуков колес нашего парохода. Едва только вошли мы в Водлу, как подверглись нападению необозримых полчищ комариных; тишина в воздухе и малый ход парохода обусловливали то, что полчища эти росли по мере движения нашего вверх по реке; местность лесистая и болотистая, мало посещаемая, видимо, создана для разложения комаров; утром предстояло нам убедиться в том, что в ней имеются и другие прелести: оводы, шершни, шмели всех сортов и величин, обзываемые здесь очень типичным именем "гнуса"; гнуснее этих полужесткокрылых трудно представить себе что-либо. На Мурмане "гнусом" называют только мышей и крыс.
   Было за полночь, когда мы причалили к правому берегу реки близ лесопильного завода Русанова, с тем чтобы прибыть в Подпорожье и затем в Пудож своевременно. Комарам нетрудно было преследовать нас до этого места, но здесь, при остановке, они одолели в полной мере, чему немало способствовала близость лесопильного завода. Их было так много, что, наседая на пароходные снасти, они словно одевали их какими-то футлярами, и стоило провести по ним чем-либо, рукой или веткой, чтобы снять целую коросту комариной трухи и видеть, к полнейшему своему отчаянию, что на только что очищенную снасть уже насел новый толстый чехол звонко жужжавшего гнуса. Оставалось одно: скрыться в каюты и накурить в них до невозможности персидским порошком.
   Около 7 часов утра 2 июля тронулись мы дальше и остановились близ деревни Подпорожье; отсюда предстояло сделать в экипажах 9 верст до Филимонихи, затем переехать на правый берег реки Водлы к деревне Гурьевой, от которой, опять-таки в экипажах, оставалось до Пудожа всего 1 1/2 версты. В той части реки Водлы, которую миновали мы на лошадях, есть Мневский порог, в 1/2 сажени падения; если бы не он, то Пудож был бы соединен с Онежским озером водяным путем; местное земство ходатайствует об осуществлении этого пути, и, согласно сообщениям некоторых местных людей, расстояние от Невы к Архангельску было бы сокращено на целых 300 верст, и транзит трески, семги и льна не должен бы был давать крюк на Вытегру. Шлюзование стоило бы около 80 000 рублей; производительность этой затраты подлежала бы, впрочем, обсуждению. В навигацию 1884 года ходили между Вознесеньем и Подпорожьем пароходы купца Фогеля, но за смертью его рейсы прекратились, и возобновления их здесь желают очень сильно. Говорят, что благодаря своему отчужденному положению Пудож замирает иногда совершенно, и бывают дни, что на рынках его ни мяса, ни рыбы достать нельзя.
   Мы не могли не вспомнить "двигающегося леса" в шекспировском "Макбете", когда, сойдя с парохода, сели в экипажи для переезда в Пудож и взглянули на себя. Единственною слабою защитой против одолевавшего нас дневного "гнуса", против необозримых полчищ шмелей, шершней, ос и оводов было то, что, нарвав древесных веток, мы окружили себя ими, понасовав куда только было возможно, во все отверстия экипажей, и не останавливаясь ни одной минуты в отмахиваниях. В жгучих лучах июльского солнца, в густых облаках горячей пыли, "гнус" становился дерзок до невероятия; сентиментальное жужжание ночных комаров сменило резкое жужжанье более крупных особей. Что должны были испытывать бедные лошади, можно себе вообразить, так как "гнус", однажды впившись в коня и ублажаясь его кровью, не отпадает даже при непосредственном прикосновении к нему кнута или ерзающей по коню сбруи: он упитывал ее, наслаждался в полном смысле этого слова до смерти. Нам сообщили, что проселочная дорога от Подпорожья к Пудожу, по которой мы ехали, вся состояла из косогоров и промоин и что только к приезду Его Высочества благодаря особенной заботливости земства она обращена в ровную, гладкую и снабжена даже трубами и мостами.
   Около 9 1/2 часов утра увидали мы Пудож, стоящий на холмистом берегу Водлы и отделенный от нее небольшими заливными лугами. Время прибытия Великого Князя в Пудож совпало со столетием существования города. В одном из официальных описаний говорится, что городок стоит на трех реках: Водле, Пудог и Журавке - и трех озерах и что он живописен. Расположен он на холмах действительно недурно и сравнительно чисто благодаря пескам. Есть ли какое-либо историческое прошедшее у Пудожа? Несомненно, есть, но оно так же скромно, как и судьбы реки Водлы, на которой он стоит. Учрежден он Екатериной II в 1785 году из села Пудога, при Павле I упразднен, при Александре I восстановлен. В конце XVII века был он известен как место особенного распространения раскола. Церквей в нем две. Собор во имя Святой Троицы, внутренность которого покрыта деревянным куполом, окрашенным в голубую краску; он состоит из двух церквей: летней и зимней, отделенных одна от другой каменною стеной, и обе они с деревянными резными иконостасами; другая церковь города - кладбищенская. Жителей в Пудоже 1426 человек; доходы - 3951 рубль, расходы - 3951 рубль, то есть полнейшее совпадение; запасного капитала всего 1061 рубль, и неудивительно, что Пудож считается одним из беднейших городов не только Олонецкой губернии, но и вообще России. Говорят, будто имя города идет от реки Пудоги, а Пудога названа так потому, что плыла по ней когда-то какая-то дуга в один пуд весом. Это, конечно, осколок какой-то легенды, свидетельствующий разве о том, что Пудож изобиловал когда-то лесами. Еще в 1828 году тогдашнее Министерство финансов ходатайствовало о допущении пудожских подрядчиков к заготовке леса "несогласно узаконениям", и леса поредели.
   В Пудожском уезде 29 000 жителей; главное дело - льноводство, но оно все-таки не превышает годовой продажи на 15 000 рублей в самом уезде; лен этот хороших качеств и известен в продаже под именем "Корелки"; цена его здесь от 3 1/2 до 4 1/2 рубля пуд; а в Петербурге - около 8 рублей.
   По приезде в Пудож, чистенький, разряженный и расцвеченный, сквозь густые толпы народа, собравшегося, несмотря на рабочую пору, издали, Великий Князь направился прямо в Троицкую церковь, а затем в отведенное ему помещение в дом купца, почетного мирового судьи Базегского, единственный каменный во всем городе; здесь Его Высочество принял немедленно властей и других представителей, а затем проследовал в казармы Пудожской местной команды.
   Команда, в составе взвода, представилась Его Высочеству на казарменном плацу. Обойдя ряды и произведя уставное ученье, Великий Князь осмотрел гимнастику и посетил затем казармы, кухню и столовую. Поверка делопроизводства в управлении уездного воинского начальника заключалась в выяснении значения книг для отчетности по запасу, в докладах воинского начальника о всех его действиях, вызываемых созывом государственного ополчения и приемом новобранцев, об условиях выбора последних при назначении в войска, о порядке перечисления людей из запаса в отставку и о практическом применении требований в отношении сличения отчетности управления по запасным с соответствующими данными местной полиции. В заключение просмотрен был мобилизационный план, от верности соображений которого прямо зависит успех перехода армии из мирного на военное положение.
   Посетив затем земское училище и богадельню на 26 человек, устроенную на средства купцов, братьев Малокрошечных, мужскую и женскую земские больницы, после завтрака, около 3 часов пополудни, Великий Князь направился обратно на Гурьево и Подпорожье; представители города выехали проводить Августейшего Гостя до Подпорожья. У пристани, обвитой зеленью, ожидал нас пароход и знакомые нам из горького опыта назойливые "гнусы"; мы взошли на палубу, запасшись достаточным количеством ветвей; шмели и оводы, не покидавшие нас даже в доме, в котором останавливался Великий Князь, и облипавшие потолки и окна его живыми, жужжавшими коврами, тут, под брезентом палубы, при полнейшем отсутствии ветра, при тридцатиградусной жаре сделались невыносимыми. Необозримые, блестящие полчища их устремлялись к пароходу от обоих лесных, болотистых берегов реки и провожали нас неуклонно, безостановочно, до невероятности дерзкие и изворотливые. Тут, в этих тихих, забытых странах имеет место обмазывание рабочих людей в рабочую пору дегтем как единственное средство защиты. Мы надеялись, что, оставив реку и выйдя в открытое озеро, мы немедленно избавимся от гнуса, но это было на долгое время тщетною надеждою. Оводы и шмели как будто выползали откуда-то на самом пароходе и провожали нас не один час времени. Нам припомнился рассказ таможенных солдатиков на Белом море о том, что местные комары терзают их даже на открытой воде; комары прячутся в карбасе на берегу, скрываются в дождь и ветер, но, стоит установиться погоде, и они тут как тут, несмотря на стоверстное расстояние, отделяющее карбас от матерой земли.
   Дальнейший путь Его Высочества от восточного берега Онежского озера к Петербургу можно назвать почти непрерывным. Для перемены лоцманов останавливались мы у Пидмы; в Лодейном Поле посетил Великий Князь собор, и здесь же откланялся Его Высочеству олонецкий губернатор Григорьев.
   4 июля, в 8 часов утра, были мы в Петербурге. Его Высочество встречен представителями военных и гражданских властей на пристани и проследовал немедленно в Царское Село, к Августейшим детям своим, а оттуда в Красносельский лагерь. После лагерного сбора войск, как известно, предстояло состояться свиданию Государя Императора и Императора Австрийского в Еремзире, и Великий Князь должен был сопутствовать своему Державному брату. На обратном пути оттуда Его Высочество предполагал посетить Нижний Новгород.
   Не позже как на следующий день по прибытии Великого Князя в Красносельский лагерь, по войскам гвардии и Петербургского военного округа, от 5 июля, отдан был следующий приказ:
   "С 25 мая по 4 июля текущего года Я осмотрел следующие части местных войск Высочайше вверенного Мне округа: Архангелогородский и Петрозаводский местные батальоны, вторую и третью роты 2-го и 3-го резервных пехотных батальонов, местные команды: Островскую, Сийскую, Холмогорскую, Кемскую, Мезенскую, Онежскую, Повенецкую и Пудожскую, а также Архангелогородский местный лазарет, и ознакомился с делопроизводством в управлениях уездных воинских начальников: Островского, Новоржевского, Холмского, Демянского, Валдайского, Архангельского, Повенецкого и Пудожского и канцелярий команд: Мезенской, Кемской, Холмогорской и Онежской.
   Поименованные части Я нашел в следующем состоянии:
   Строевое образование. Осмотренные части местных войск отличаются хорошим одиночным обучением, бодрым видом людей, правильною стойкой, молодцеватою выправкою, вниманием и тишиною во фронте и верным исполнением требований устава при производстве строевых учений. Выше прочих Я ставлю роты резервных батальонов и Холмогорскую местную команду; слабее показалась Мезенская местная команда. В Архангелогородском батальоне и в некоторых из команд 2-й местной бригады замечено лишь неправильное употребление при строевых упражнениях учебного гимнастического шага.
   Гимнастика и фехтование. В этих отделах обучения повсюду заметен желаемый успех, и в особенности в Холмогорской местной команде, где гимнастические упражнения, от фельдфебеля до последнего рядового, были исполнены образцово. Необходимо содержать гимнастические машины в большем порядке, в особенности в Мезенской местной команде, где городок совсем обветшал.
   Обмундирование и снаряжение. Несмотря на встреченные ротами 2-го и 3-го резервных батальонов некоторые затруднения при постройке одежды, все осмотренные войска представились Мне щеголевато обмундированными и в исправном снаряжении. В пригонке и постройке Я не заметил особых от правил отступлений.
   Грамотность. Судя по представленным Мне сравнительным данным за последние 3 года, Я должен сказать, что еще во многих частях необходимы серьезные усилия для достижения лучших результатов.
   В Мезенской местной команде за указанный период времени не только ни один нижний чин не обучился грамоте, но и самого занятия этого не производилось. Ссылку начальника команды на разбросанное по обывателям квартирование нижних чинов как на причину такого явления нельзя признать уважительною уже потому, что чем труднее известное дело, тем большие усилия потребны для достижения в нем успеха, и к тому же в соседней с Мезенской, в Кемской местной команде, при том же невыгодном способе размещения людей и сравнительно более тяжелой службе, за то же время обучено между тем грамоте 18 из 34 подлежавших обучению.
   Нравственность. Из сравнительной общей таблицы о числе преданных суду и подвергшихся дисциплинарным взысканиям в осмотренных частях Я заключаю, что на поддержание нравственности в Архангелогородском местном батальоне, Островской, Мезенской и Сийской командах следует обратить большее внимание. При пересмотре штрафных журналов Я заметил, что самые взыскания иногда налагались без точного соблюдения правил дисциплинарного устава. В Мезенской местной команде из 124 и в Сийской местной команде из 16 случаев общего числа взысканий за 1884 и 1885 гг., в первой 122 и во второй все 15 наложены исключительно лишь офицерами, притом взыскания эти не превышали предоставленных власти начальникам из нижних чинов. Такое явление может быть объяснено незанесением всех взысканий в штрафные журналы или тем, что начальники из нижних чинов, в ущерб их авторитета, не пользуются законом предоставленною им властью. Такие упущения, уверен, были бы своевременно устранены, если бы поверка журналов производилась в законе указанном порядке. Из подробно мною рассмотренного ордера одного из начальствующих лиц я видел, что журналы эти им вовсе не были проверены, ни даже просмотрены.
   Казармы и хозяйство. Казармы и хозяйственные при них заведения везде содержатся в полном порядке и обставлены для квартирующих возможными удобствами. Лишены казарм в настоящее время лишь местные команды в Мезени и Кеми, из которых в первом городе они должны быть вновь построены военно-инженерным ведомством и во втором будут построены местным городским управлением. Начальнику 2-й местной бригады установить временную отчетность за ходом постройки казарм в этих городах и доносить Мне в случае замеченной медленности.
   Останавливает на себе особое Мое внимание улучшение лагеря Петрозаводского местного батальона: взамен местности на берегу Онежского озера, подверженной постоянным ветрам и пыли от проходящего вдоль передней линейки скотопрогонного тракта, на которой застал Я батальон в прошлом году и до того много лет там расположенный, ныне лагерная обстановка неузнаваема: лагерь разбит на сухой и возвышенной местности, окруженной кустарником, и вне вредного влияния северных ветров; гг. офицеры имеют хорошо устроенную общую столовую и библиотеку, а нижние чины - обширные столовые и кухни, не уступающие соответствующим постройкам лагеря Красносельского. Современными удобствами батальон пользуется благодаря сочувствию к нему городского общественного управления и похвальной заботливости и распорядительности батальонного командира.
   Пища, хлеб и квас в дни смотров повсюду были отличного качества, вполне соответствовавшего требованиям утвержденных раскладок, правильно соображенным с данными на продовольствие средствами и местными на продукты ценами. При обходе столовых и кухонь Я заметил, что те улучшения в хозяйстве, на которые было указано в Моем приказе по округу сего года за No 11, еще не введены во многих частях, квартирующих сравнительно ближе к Петербургу, в то время как Архангелогородский местный батальон и Холмогорская команда успели их применить с полным успехом {Применение это Я видел и в Московском военном округе во многих частях 18-й местной бригады.}. В кухне одной из местных команд Я не нашел вывешенной на стене ежедневной раскладки. В частях 1-й местной бригады унтер-офицеры, обедая в столовых вместе с рядовыми, сидят за особыми столами. Признавая каждую из мер, содействующих возвышению в войсках почета унтер-офицерского звания, заслуживающею внимания, порядок этот принять к руководству и в других частях Высочайше вверенного Мне округа, там, где он может быть применен без особых неудобств.
   Служебные и домашние наряды. Сличая между собою данные составленной общей ведомости и фактически на месте поверив некоторым из них, Я убедился, что на ограничение расхода людей на службу не везде обращено полное внимание. В командах, находящихся в одинаковых условиях обстановки, встречается в нарядах большое разнообразие, при том в частях одной и той же бригады. В одних командах значатся особые посты у пороховых погребов, сторожа у стрельбищных валов, провиантских складов, в управлениях и командных канцеляриях, в то время как другие команды нашли возможность обойтись без некоторых из этих нарядов; в одних допущен наряд в канцелярии вестовых и в командах конюхов, тогда как в других командах таких нарядов не имеется; одними случайные посты в гражданских больницах, в случае содержания арестантов, показываются в ряду нарядов постоянных, другими - временных; в одной из команд к исправлению обязанностей кашевара и хлебопека назначен 1 человек, в другой - сравнительно небольшого состава - 2 и 3. От верности определения расхода людей на службу прямо зависит и степень благосостояния частей: чем, при известном ограниченном штате, общий наряд в команде будет меньше, тем останется больше времени для производства прочих учебных занятий и для отдыха. Придавая крайне важное значение сокращению в войсках служебных нарядов и признавая полезным объединение их в районе каждой бригады, предписываю начальникам 1-й и 2-й местных бригад объявить, особо для каждой команды, в приказе по бригаде расписание всех ими признаваемых нарядов людей на службу. Только при выяснении - до последнего человека - служебного расхода и можно вывести правильное заключение о соответственности действительной потребности и штатов частей. Самое уравнение службы между командами - в чем ныне еще встречается такая потребность - немыслимо без предварительного и точного выяснения действительно неизбежных нарядов.
   Остроги и больницы. Посетив во всех поименованных городах остроги и больницы, Я нашел в первых хорошие помещения для караула, а вторые соответствующими санитарным требованиям и содержание в них больных воинских чинов вполне удовлетворительным, хотя и дорогим по сравнению со стоимостью их содержания в войсковых лазаретах.
   Состояние управлений уездных воинских начальников и канцелярии начальников местных команд. Все управления и канцелярии удобно помещены в хорошо содержанных зданиях и удовлетворительно обставлены. При произведенной Мною поверке делопроизводства и мобилизационной отчетности, Я убедился в повсеместном их, сравнительно с прошлогодним смотром Моим, улучшении. На месте высказав замечания, на этот раз, так же, как и в прошлом году, могу повторить, что степень исправности прямо зависела от степени личной подготовки уездных воинских начальников. Начальникам местных бригад требовать от подчиненных им воинских начальников таких основательных знаний, при которых они могли бы на самом деле постоянно фактически лично проверять правильность ведения направляемого ими делопроизводства. Из осмотренных Мною управлений лучшими признаю Демянское и Холмское, а более слабыми Архангельское и Валдайское.
   Состояние Архангелогородского местного лазарета. Лазарет помещен в деревянных зданиях военно-инженерного ведомства и содержится в большом порядке. Больные были видимо довольны оказываемой им попечительностью, и никто из них претензии мне не заявил. Успех пользования больных, судя по общим результатам, может быть назван благоприятным, и в среде батальона лазарет пользуется должным доверием.
   Объявляя о таких результатах Моего осмотра местных войск для руководства им в будущем, высказываю твердую уверенность в дальнейшем их несомненном совершенствовании, к чему наиболее верным залогом служит лично замеченная Мною преданность гг. офицеров своему долгу, как и готовность их всегда точно, по мере сил и возможности, исполнять законом возложенные на них обязанности.
   Обращаю особенное внимание на утверждение в частях местных войск мере к правильному воспитанию нижних чинов и к возможному, путем распространения грамотности, умственному их развитию. Надо помнить, что нравственный и в некоторых случаях только грамотный солдат может с честью исполнять караульную и конвойную службу, которая главным образом и падает на местные войска.

Подписал: главнокомандующий войсками,

генерал-адъютант ВЛАДИМИР"

  

Нижний Новгород. Ярмарка

Причины посещения Их Высочествами Нижнего. Прибытие. Легенда. Историческое о городе и ярмарке. Главный ярмарочный дом. Преображенский собор. Гробница Минина. Кадетский корпус графа Аракчеева. Новодевичий монастырь. Лагерь. Выставочный павильон. Значение кустарно-промышленной выставки. Пароходство Зевеке.

  
   Кремзирское свидание Государя Императора с Императором Австрийским, произведшее на весь европейский мир огромное впечатление, состоялось 15 августа. Государя сопровождали: Государыня Императрица, Наследник Цесаревич, великий князь Владимир Александрович с Августейшею супругою своей Марией Павловною и великий князь Георгий Александрович. 16 августа Высочайшие Путешественники были в Киеве, где и провели четверо суток, и направились обратным путем в Петербург через Москву. Из нашей первопрестольной столицы Их Высочества великий князь Владимир Александрович и великая княгиня Мария Павловна проследовали в Нижний Новгород для посещения ярмарки и выставки кустарно-промышленной и сельскохозяйственной.
   Эта выставка - почин, и почин очень многозначительный. Дело в том, что члены нижегородского городского и биржевого обществ и нижегородского отделения технического общества, принявшие на себя устройство кустарно-промышленной и сельскохозяйственной выставки, видя неоднократные доказательства тому, что Великий Князь постоянно благосклонно относится к интересам нашей промышленности, изъявили желание, чтобы Его Высочество соизволил принять эту выставку под свое покровительство. Составленный по этому поводу адрес был доставлен в Петербург в марте месяце особою депутацией, которую Великий Князь удостоил милостивым принятием. С последовавшего затем Высочайшего соизволения Его Высочество принял выставку под свое покровительство, и таким образом было предрешено совершившееся путешествие в Нижний.
   В одной из мордовских песен основание Нижнего рассказывается так: ехал русский князь мурза по Волге; на ту пору мордва в белых своих балахонах молилась на горе Богу; спросил мурза своих воинов: "Что это за березник мотается, шатается, к земле матушке на восток приклоняется"; князю объяснили, что это мордва Богу молится. Старики из мордвы, узнав о прибытии русского князя, послали ему с молодыми людьми говядины и пива; молодые люди говядину съели, пиво выпили, а князю принесли земли да воды. Князь поплыл далее по Волге; где кинет на берег горсть принесенной земли, там быть городу, где бросит щепотку, там быть селу. Так покорилась русским земля мордовская.
   Так, будто бы, возник и Нижний из горсточки земли, брошенной русским князем мурзою. Несомненно, что Нижний основан в 1222 году великим князем Юрием II Всеволодовичем и, по словам Соловьева, является фактом наступательного движения нашего на Азию, на финские племена и, по справедливому замечанию Гациского, является первым звеном той исторической цепи событий, которая на наших глазах завершилась пока что в Мерве.
   В 1350 году в отпор Великому Княжению Московскому образовалось здесь свое Великое Княжение, но в конце XIV века подчинилось Москве. Татарское владычество, Иоанн Грозный, лихолетье - все это живописалось в истории Нижнего; ярко теплится в нем имя Минина; тут же имеют что порассказать легенды и история о Стеньке Разине и Пугачеве; отсюда шел Петр I в персидский поход; здесь представился Екатерине II гениальный механик-самоучка Кулибин; здесь же передала Императрице, оставшись с нею наедине, свою глубоко трагическую судьбу известная Осокина, и Екатерина велела снять с нее кандалы; известна также легенда о "Кунавинской куме". Что касается до ярмарки, то, зародившись в Скоморошках, побывав временно в Василе и Лыскове, открыта она в Нижнем, официально с 1817 года; гостиный двор ее построен был под наблюдением генерала Бетанкура в 1822 году; центр его в главном ярмарочном доме.
   Много уже веков замышляют "оползни" гор, на которых красуется Нижний, снять с него красоты, принизить его горы, и все-таки это не удается им. Красив и высок Нижний, как прежде. Последний большой оползень совершился в 1867 году над соляными амбарами; когда-то, в 1597 году, разрушен подобным оползнем Печерский монастырь, основанный в XIV веке; он снес его долой и достиг только того, что монастырь этот стоит по-прежнему, только немного повыше. Боязнь этих оползней принудила очень недавно срезать так называемую Муравьевскую башню - "дылду", над которою в свое время много трунили и которая была так характерна своим длинным розовым очертанием на нагорном берегу Волги, обращенная циферблатом своих часов к лежащей по другую сторону Оки ярмарке.
   Рухляки, из которых состоят горы Нижегородские, причина этих оползней. Толкуют, будто бессчетные свистки волжских пароходов пошевеливают их, но это несомненнейшая неправда, потому что, если бы звуки способны были двигать рухляки, то 22 августа, в день приезда сюда Великого Князя и Великой Княгини, от бесконечных "ура", шедших от многих десятков тысяч голосов, они должны бы были двинуться непременно. Они не двинулись.
   С небольшим в 10 часов утра прибыли сюда из Москвы Их Высочества, и тут же на вокзале представились им: начальник 3-й пехотной дивизии генерал-лейтенант Корево, начальник губернии, управляющий ярмаркой, генерал-майор Баранов и губернский предводитель дворянства Зыбин. Сев в экипажи и проехав поперек ярмарки, вступили Их Высочества в новый ярмарочный собор, где приветствованы епископом Нижегородским и Балахнинским Модестом и отслушали многолетие. Жаль, очень жаль, что, сообщая о первых шагах Их Высочеств в Нижний, говоря о соборе, приходится, чтобы быть справедливым, отнестись к этому монументальному сооружению не сочувственно. Это тем более жаль, что первый камень его, в 1881 году, в июле, положен был собственноручно великим князем Владимиром Александровичем. Постройка обошлась в 508 000 рублей ярмарочному купечеству, обложившему себя для этой цели особым сбором. Построен он по проекту архитектора Даля, умершего до окончания постройки; доведен до конца архитектором Килевейном. Все пять шатровых куполов его, кубическое основание, почти плоские абсиды, расчленения стен, их пилястрирование до такой степени неорганичны, так мало связаны одно с другим, так несочувственны в размерах, что невольно сомневаешься в том, исполнен ли проект так, как он задуман? Краснеющая нагота кирпичей и зелень шатровых куполов только увеличивают невыгоду впечатления, и несуразная масса собора решительно подавляет собою невысокие здания лежащей вокруг него ярмарки. Некоторое исправление возможно, если оштукатурить и окрасить его.

 []

   Вдоль ярмарочных линий, обрамленных народом, Их Высочества для кратковременного отдыха и приема властей и представителей направились в Главный ярмарочный дом. На площади перед домом был выставлен почетный караул, рота со знаменем от 9-го пехотного полка. На правом фланге стояли старшие над полком начальствующие лица, на левом - депутаты от Нежинского пехотного полка, шефом которого состоит Ее Высочество Великая Княгиня. Приветствовав начальство и поздоровавшись с людьми, Его Высочество обошел ряды. С депутатами от нежинцев Великий Князь вспоминал время недавнего своего пребывания в Ярославле. Отпустив караул, Его Высочество направился в Главный дом, где Великая Княгиня, августейший Шеф нежинцев, приняла членов депутации.
   Ярмарочный Главный дом, центр обращения тех миллиардов, которые за все время существования ярмарки перешли через Нижний, служит во время ярмарки постоянным местопребыванием губернатора, так как губернаторский дом находится отсюда в шести верстах, в кремле, за Окой. При том безустанном наплыве всякого народа, при пестроте и количестве масс его, которые имеют место, присутствие представителя власти в центре самой ярмарки необходимо. Главный дом очень стар, длинен, своеобразен. Одним фронтоном с колоннами выходит он на площадь, другим обращен в сторону бульвара и густо оттенен столетними осокорями, тянущими ветви свои к его окнам. Под самым домом в галереях идет торговля и будто выползает отсюда по всем направлениям на целых 16 квадратных верст ярмарки, выползает на волжские и окские пески, вплоть до неисчислимых хлебных, чайных и рыбных караванов, на них приютившихся. Но 16 квадратных верст - это еще не все, потому что вплотную к пескам подтянуты бессчетные суда, непосредственно соединяемые сходнями; за судами в глубокой воде стоят пароходы, и все это та же ярмарка, знаменитая ярмарка, когда-то Макарьевская, существовавшая у монастыря этого имени, но с 1817 года перенесенная в Нижний Новгород. Заметим, что ко дню приезда Их Высочеств в ярмарочном районе значилось 2694 судна, поверхность и вместимость которых надо прибавить к 16 квадратным верстам.
   Роскошная совокупность всего этого представилась глазам нашим, когда, приняв в Главном доме властей, представителей дворянства и именитого всероссийского купечества, Их Высочества направились в экипажах чрез плавучий мост на Оке в самый город для посещения Преображенского собора. Предстояло подняться от низменной ярмарки к самой вершине кремля. Внушительная декорация Нижнего высилась перед нами во всей ее высоте и широте, расцвеченная бессчетными флагами, двигавшаяся людьми, гудевшая всеми своими колоколами. От Главного дома до собора, находящегося подле дома начальника губернии, около 6 верст. Ехать приходится Нижним Базаром и подниматься Зеленским спуском, глубоко врезанным в самое тело кремлевской горы. С грохотом колес экипажей пронеслись мы под воротами старинной стены и, выйдя из них, очутились в глубокой тишине городского Преображенского кафедрального собора; влево от входа виднелась под красивою сенью могила Минина. Их Высочества были встречены и здесь архипастырем Модестом и прослушали многолетие.

 []

   Собор построен в 1221 году, но много, много раз перестраивался. В нем есть церковь верхняя и церковь в подвальном этаже. В верхней светло поблескивают шесть стройных, облицованных алебастром столбов; синими кассетами расписаны изгибающиеся над ними арки; по стенам фресковые изображения; изнутри видны все пять куполов, обильно снабженные окнами; в главном корпусе окна в два света. В соборе почивают многие из великих князей и княгинь нижегородских, целый ряд митрополитов, и между ними Питирим, так много известный в судьбах поволжского раскола.
   С глубоким вниманием и почтением отнеслись Высокие Посетители к гробнице Минина. Она поставлена по проекту архитектора Даля, строителя ярмарочного собора, и сделана удачно. Великий гражданин Нижнего почивает в подвальной церкви, к которой сходят вниз по сторонам очень красивой шатровой сени, высящейся в верхней церкви. Узорчатая размалевка внутренних и внешних частей мавзолея строга, выдержана и вполне соответствует характеру сооружения. Немного нужно было усилий воображения, чтобы вспомнить то лихолетье, когда прозвучал голос человека, почивающего теперь в этой могиле, под сенью знамен ополчений 1812 и 1856 годов. Петр I и многие державные лица, посещавшие собор, поклонялись этому праху "Миновича", лежащего здесь "избавителя России". Полусвет подвального этажа только способствует ясности воспоминания, и место это, безусловно, одно из святых мест нашей России.

 []

 []

   В соседстве собора, в кремле, находится Нижегородский графа Аракчеева корпус, куда вслед за тем и направились Их Высочества. Корпус этот был помещен по воле Императора Николая I в 28 верстах от Новгорода, в 4-м округе военных поселений. На содержание корпуса, кроме сумм, ассигнованных из Государственного Казначейства, поступали: часть процентов с 2 1/2 миллионов, пожертвованных дворянством двадцати семи губерний на устройство губернских кадетских корпусов, и проценты с 300 000 руб., внесенных графом Аракчеевым. Это был первый из губернских корпусов. Чрез месяц по открытии корпуса граф Аракчеев скончался; через две недели последовал указ, чтобы доходы с Грузинского имения графа шли всегда на воспитание юношей этого корпуса. Корпусу передана библиотека графа и многие из его вещей, хранящихся в нем и поныне. Их Высочества обошли большую часть здания: юноши и дети-кадеты, выстроенные фронтом, глядели весело, бодро. Помещение и порядок безупречны. В корпусе два полные оркестра, духовой и струнный, составленные из кадет. Их Высочества слушали очень хорошую, осмысленную игру первого из них, и нельзя не заметить, что подобное участие музыки в деле воспитания, если только оно не идет в ущерб прямому назначению корпуса, как в данном случае, в высшей степени полезно и должно вызвать подражания. Из числа вещей, оставшихся после графа Аракчеева, следует упомянуть об очень хорошем портрете его, во весь рост, писанном масляными красками, и о бронзовом бюсте; ни в том, ни в другом граф не польщен; бюст, по плечи, безо всякого одеяния, и на шее висит, отлитый с ним заодно, медальон, с изображением императора Александра I. Много воспоминаний вызывалось взглядом на стеклянный бокал и такую же рюмку, которыми чокнулись в Тильзите императоры Александр I и Наполеон.

 []

   Довольно далек был переезд от корпуса к Новодевичьему монастырю, составлявшему следующий пункт посещения. Крестовоздвиженский первоклассный общежительный девичий монастырь лежит в густой зелени старых деревьев своих, за такими же старыми стенами. Основан он в конце прошлого столетия; церквей в нем три, и купола их глядят вплотную один подле другого в обильной листве. Их Высочества прослушали в соборной церкви многолетие и сквозь густые ряды инокинь прошли в помещение настоятельницы монастыря на чашку чая. Монахинь и послушниц 174, на испытании 55; должно быть, между ними много мастериц рукоделия, потому что работы, разложенные на одном из столов, свидетельствовали об этом несомненно. Средства монастыря достаточны: это благотворители и вкладчики, родственники которых погребаются или в самом монастыре, или на монастырском кладбище. При монастыре училище на десять девочек.
   В соседстве монастыря расположен лагерь 1-й бригады 3-й пехотной дивизии; для совместного занятия с пехотой присоединяются к нему две батареи 3-й артиллерийской бригады и Оренбургский казачий полк. Чрезвычайно оживленна была картина лагеря, расположенного на самых вершинах приволжских гор; там, где открывается вид на понизовье, на лежащую глубоко и далеко внизу ярмарку, он удивительно роскошен. Лагерь был весь обвешен тройными рядами гирлянд и двигался - так казалось - неисчислимым множеством флагов. На арках значились имена городов и местечек, всем знакомые с последней Турецкой войны и имевшие отношение с участием в ней Великого Князя. Их Высочества обошли и объехали лагерь и побывали в офицерской столовой, где Великий Князь беседовал с участниками войны и вызвал не одно воспоминание, особенно интересуясь ранеными тогда офицерами. Солдатики, народ, казаки на юрких конях своих перепутывались самым картинным образом, и любо было смотреть на то, как при отъезде оренбургцы подвижною лавой окружали великокняжескую коляску, заскакивая вперед и сплачиваясь за нею.
   Очень далек отсюда был обратный переезд к центру ярмарки - к выставке, главной причине прибытия Их Высочеств.
   Выставка помещалась в особом здании - павильоне, устроенном на ярмарочном обводном канале, на сваях. Она, находясь в центре ярмарки, нисколько не стеснила ее и, так сказать, не занимает места. Конкурс предоставил постройку архитекторам Лемке и Григорьеву на коммерческом праве за 21 000 рублей. Павильон очень красив и занимает площадь в 400 кв. сажен. Весь расход по устройству простирается до 27 000 рублей и будет покрыт губернским земством и городскими думами Нижегородской губернии, а также доходами с самой выставки.
   Их Высочества провели на выставке около двух часов времени, очень подробно рассматривая ее и выслушивая объяснения. Кустарное производство в России вообще настолько народно, так развито, дает заработки такой массе народа, проявляет такие удивительные способности нашего простолюдина производить вещи поразительных достоинств инструментами самых первобытных свойств, что выдвинуть его вперед, выдвинуть совершенно самостоятельно и оказать всевозможную помощь - необходимо. На выставках в Москве и, кажется, в Петербурге были отделы кустарного производства; здесь, в Нижнем, впервые вошло оно даже в название выставки. Должно надеяться, что оно проявится, наконец, и вполне самостоятельно. Почин сделан Нижегородской губернией. Что, если бы испытать всероссийскую выставку исключительно кустарную, без примеси фабричного производства? Здесь, в Нижнем, посещение Великого Князя вызывает надежду на это. То, что дала здесь одна губерния, дала далеко не полно и не в подобающем правде количестве, узаконивает надежду о возможности будущей выставки, существующей пока что только в мечте, но способной вызвать бессчетное множество самых благодетельных последствий. Наше кустарное дело - дело народное; оно чрезвычайно велико, и почину Нижнего Новгорода надобно желать всевозможного благополучия.

 []

   К 6 часам Их Высочества были у Сибирской ярмарочной пристани для обеда, данного ярмарочным купечеством на пароходе. Пароход-монстр, назначенный для этого, была "Магдалина", американский пароход Зевеке новой системы. Ненагруженный, сидит этот пароход только 3 четверти; нагруженный 22 000 пудов, опускается он до 7 1/2 четверти, то есть особенно пригоден для прискорбного обмеления Волги. Стоимость его 120 000 рублей, и характерно то, что громадное колесо помещено сзади, в хвосте парохода. Таких пароходов у Зевеке в настоящее время пять. Первый пароход американского типа построен Зевеке в 1871 году, назывался тогда "Переворот", называется сегодня "Колорадо". Очень хорошо пошли дела Зевеке со времени ликвидации дел общества "Камско-Волжского", часть пароходов которого перешла к нему. Пароходы с задним колесом - дело последнего времени и, насколько возможно, удачно борются с мелководием Волги, особенно в плесах Казанском и Рыбинском.
   Обед на пароходе "Магдалина" удался вполне; столовый зал, в 140 футов длины, при очень небольшой ширине, казался роскошною лентою золота и серебра, блиставшей сервировкою, оттеняемой цветами, растениями и богатыми одеяниями дам.
  

* * *

Осмотр ярмарки. Мануфактурные производства: Никольское - Саввы Морозова, Богородско-Глуховское, товарищество Викулы Морозова, товарищество Тверской мануфактуры и др. Чайная торговля Губкина-Кузнецова. Характер и нужды чайной торговли. Меховое дело Сорокоумовского и Козлова. Фарфоры и фаянсы Кузнецова. Стекло Нечаева-Мальцева. Склады Караван-Сарая. Поездка по Самокату. Народные столовые и кухни. Ночлежные дома. Сибирская пристань. Пески, железо и рыба.

  
   Резкий ветер дует во весь второй день пребывания Их Высочеств в Нижнем; 23 августа было одним из самых дождливых, холодных, неприветливых. Насколько упало дождя на ярмарку за этот день, можно было убедиться на следующий, 24 августа, когда коляска Их Высочеств, запряженная четвериком, с одним из характернейших, типичнейших кучеров на козлах, двигалась по немощеным, удаленным частям ярмарки, по Самокату, близ народных трактиров, ночлежных домов, столовых и чайных; коляска словно ныряла по глубоким рытвинам, полным слякоти, и мастерски управляемая четверка, вся собранная, вся взятая в руки, несомненно свидетельствовала о том, что будут даны кучеру серебряные часы, непременно будут даны.
   Осмотр ярмарки был главным делом этих двух дней; 23 августа, кроме того, судя по количеству и характеру целого ряда учреждений, посещенных Их Высочествами, было посвящено педагогии и благотворительности.
   Осмотр Нижегородской ярмарки - это легко сказать. Волей-неволей приходится придерживаться только крупных черт, только общих набросков; 25 августа закроется ярмарка, спустится флаг, сведутся концы с концами, и тогда получатся определенные цифры. Цифры эти уже намечены довольно четко: какой бы ни был исход ярмарки, но она все-таки центральное, русско-европейско-азиатское всероссийское торжище; от него протоптаны исторические тропочки до Тибета и Амура с одной стороны, до Америки на запад с другой. Что бы ни сказали будущие цифры, сколько бы векселей ни было протестовано, но верно то, что существуют уже рынки ситцевого, льняного, фаянсового, чайного товара, отвоеванные нашим купечеством; есть предметы производств, не исключая кустарного, к которому привешиваются иностранные пломбы иностранцами и продаются нам же за произведения чужой земли. Как ни мелка стала Волга, как бы ни становились могучи пески в ней, но наша народная торговля и производительная сила еще могущественнее, еще упорнее. Не такие дурные годы переживали мы, и не из Нижнего ли пошли и Минин, и Пожарский?
   В два дня посещения ярмарки Их Высочества объехали и обошли всех крупнейших представителей производств и торговли. Начали с одной из старейших, почтеннейших фирм, или, лучше сказать, с трех самостоятельных крупных фирм, трех братьев Морозовых, преемников известного Саввы Морозова, основавшего мануфактурное производство в 1797 году; этот Савва Морозов был когда-то помощником ткача, с жалованием по 5 рублей в год; начал он с того, что поставил семь станков; теперь их многие тысячи, и десятки тысяч людей живут ими, и глубоко в Азию шествует наш мануфактурный товар и одолевает английский.

 []

   Потомкам Саввы Морозова принадлежат в настоящее время три громадных производства: 1) "Никольская мануфактура Саввы Морозова Сын", Владимирской губернии, Покровского уезда, работает и отделывает в год свыше 1 миллиона кусков товара, дает работу 18 125 рабочим и на жалованье им расходует 2 035 000 рублей; 35 паровых котлов в 1078 лошадиных сил двигают механизмы; веретен около 128 000; самоткацких станков свыше 1950; в вечном владении товарищества 35 555 десятин земли, из них 20 000 строевого и дровяного леса, кроме того имеется 1088 десятин торфяных залежей; при фабриках две больницы на 210 кроватей, два училища с 600 учениками, имеются ремесленные курсы, детский приют с колыбельной и богадельня; от Ореховской станции Московско-Нижегородской железной дороги на фабрику проведена своя ветвь; на фабрике 2 артезианских колодца, дающие воды в день свыше 465 000 ведер. 2) "Компания Богородско-Глуховской мануфактуры" в Москве; фабрика при сельце Глухове имеет около 83 000 веретен и 1700 механических станков; рабочих около 10 000 человек; паровые двигатели в 700 лошадиных сил; больница на 300 человек, училище с 800 учащимися, приют, убежище для сирот; годовой сбыт около 10 миллионов рублей. 3) "Товарищество мануфактур Викула Морозова с сыновьями" в местечке Никольском: 40 000 веретен, 1260 механических станков, работает около 5000 человек; годовой оборот около 6 миллионов рублей, больница на 60 кроватей, школа - на 250 человек. Из приведенного беглого перечня видно, что одни потомки Саввы Морозова дают заработок свыше чем 35 000 рабочих. Все эти неоглядные полосы ситца, зефира, тика, демикотона, миткалей, бархатов, рипсов, пике, со всеми их бесконечными подразделениями, способные опоясать землю, тянутся от названных мануфактур далеко в Сибирь, Персию, Бухару, Хиву, Китай, Мерв, не забывая ни России, ни Царства Польского, ни Финляндии. Роскошь и достоинство отделки безупречны, рисунки и колера то и дело совершенствуются.
   Не менее внушительны производительные силы других мануфактуристов. Крупнее прочих является начавшее свое дело в 1859 году "Товарищество Тверской мануфактуры"; оно имеет около 74 000 прядильных веретен и 2185 ткацких станков, рабочих 6000 человек, школу на 1200 человек, больницу на 100 коек, колыбельню, приют, родильный приют, богадельню; продажа товаров достигает суммы 6 000 000 рублей. Из числа других видных деятелей этой отрасли нашей производительности в деле ситцев, бархатов, шелков, льняного товара посещены были: Третьяков и Коншин, Носовы, Лабзин, Осипов, Сапожников, два Барановых и др. Бесконечными вереницами раскатывались пред Их Высочествами куски замечательнейших материй всех видов, цветов, размеров, достоинств, начиная от 8-копеечных ситцев до златотканых парчей и материй на бухарские халаты в 35 рублей аршин. И все это вытаскивалось из необозримых груд, в которых и разобраться-то трудно. Хотя некоторые специализированные работы и существуют (есть, например, обширные мануфактуры, работающие только красные миткали), но, в общем, многие производства идут рука об руку, и, право, трудно сказать, кто и в чем отстает один от другого.

 []

   Во главе нашей чайной торговли стоит дом А. Губкина; наследник его Кузнецов. Ящики и цибики громоздятся стенами, выползают во внутренние дворы, имеют свои неиссякаемые источники подле Сибирской пристани, где в характерных, рогожевых павильончиках обретаются приказчики, пробуются и раскупаются различные чаи. Стальной совок пробуравливает цибик, щепоть чая кладется в особый небольшой чайничек, держится в кипятке ровно пять минут - и стоимость цибика определена. Нижегородские склады находятся в прямой, непосредственной связи с русскими торговыми домами Токмакова, Молоткова, Пят

Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 296 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа