Главная » Книги

Тепляков Виктор Григорьевич - Письма из Болгарии, Страница 2

Тепляков Виктор Григорьевич - Письма из Болгарии


1 2 3 4 5 6

тѣмъ, подробнаго описан³я оной: убаюканный клокочущею стих³ею, я долго не могъ приподнять головы съ своей койки и видѣлъ только летавшаго изъ угла въ уголъ капитана, слышалъ только плескъ волны, перескакивавшей черезъ палубу.- Около вечера однакожъ, волны до того разыгрались, что полагая быть гораздо покойнѣе на верху, я наконецъ рѣшился выдти на палубу. Полный очеркъ картины, поразившей меня въ эту минуту, увидите вы конечно не въ этомъ послан³и. Отуманенное море казалось мнѣ совершенно слитымъ въ единый сумрачный дымъ съ погасшими надъ нимъ небесами. Все объемлемое взоромъ пространство - то отбѣгало прочь, то подымалось чудовищной горою на горизонтѣ, и завывая неслось на бѣдный бригъ нашъ. Съ этой зыбучей вершины мы вдругъ погружались въ черную и, по чести, нисколько не забавную бездну. Море клокотало, сырой и пронзительный вѣтеръ свисталъ подобно милл³ону ружейныхъ пуль; корабль нашъ грозилъ ежеминутно опрокинуться то на ту, то на другую сторону, и скрыпѣлъ, какъ будто подъ пыткой.- При каждомъ порывѣ вѣтра, нѣкоторые изъ нашихъ матросовъ крестились, блѣднѣли и плакали; капитанъ бѣгалъ по шканцамъ, какъ будто помѣшанный. Темнота наступившей ночи принудила насъ бросить якорь миляхъ въ 45ти отъ Коварны; но, не взирая на то, грохотъ нашихъ пушекъ требовалъ уже черезъ нѣсколько времени помощи: отвѣта не было, и кораблекрушен³е казалось намъ неизбѣжнымъ. Адск³й мракъ, громъ, молн³я; но безъ дальнѣйшихъ подробностей, будьте увѣрены, что на изголовьи какихъ нибудь упругихъ, пламенныхъ, душистыхъ персей, или у огня своего Дорошихинскаго камина, вы провели эту ночь несравненно покойнѣе нашего. Послѣ полуночи вѣтеръ сталъ однако мало-по-малу стихать, и на разсвѣтѣ, густой туманъ, скрывавш³й отъ меня берега Болгар³и, начиналъ уже разсѣяваться. Я нетерпѣливо желалъ видѣть с³ю чуждую землю и любопытно смотрѣлъ, какъ въ далекѣ - то букетъ зелени выказывался вдругъ изъ-за матоваго облака, то каменный утесъ медленно сбрасывалъ съ себя это зыбучее покрывало и драпировался его серебряной дымкою. Проглянуло солнце. Это солнце старинной Миз³и! какъ теплы, какъ благодатны лучи его! какъ жива, какъ прозрачна лазурь сего поэтическаго неба!
   Плодоносная Дорбруджа была въ глазахъ моихъ. Вамъ безъ сомнѣн³я извѣстно, что такъ нынѣшн³е географы называютъ всю эту необозримую равнину, которая простирается отъ Силистр³и и Шумли вдоль береговъ Дуная и Чернаго Моря вплоть до самаго Аидоса. Ученый переводчикъ Гаджи-Халфы довольно основательно производятъ назван³е Добруджи отъ миз³йскаго Доврикеоса (Δοβρικεος), о коемъ Халькондилъ не разъ упоминаетъ въ своей лѣтописи. По словамъ Г. Гаммера - безчисленныя стада коровъ и барановъ гуляютъ тамъ вмѣстѣ съ табунами коней по тучнымъ, холмистымъ пажитямъ. Жители (большею част³ю Татары, раздѣленные, какъ замѣчаетъ Мальте-Брюнъ, на двѣ орды: Ораки и Орумбеты), свято соблюдаютъ гостепр³имство, заповѣданное Кораномъ.- Богатые, подобно древнимъ Скиѳамъ, дарами пчелъ и овецъ своихъ, отцы семействъ оспориваютъ другъ у друга честь пр³ютить странника, и въ продолжен³и трехъ сутокъ безъ всякой мзды угощаютъ его. Всѣ эти замѣчан³я сообщаю я вамъ прежде времени: потому, что весьма легко надѣюсь удостовѣриться лично въ истинѣ оныхъ: съ прошлаго 1828 года статистика здѣшнихъ странъ едвали отчасти не измѣнилась противъ прежняго.
   "Этѣ горы, теперь столь голыя" - сказалъ мнѣ капитанъ - "были до нынѣшней весны покрыты густыми фруктовыми садами; а этѣ огромныя груды каменьевъ, которыя мелькаютъ въ далекѣ передъ нами - кто повѣритъ, что онѣ составляли цвѣтущ³я селен³я, которыя были столь еще недавно одушевлены ихъ ихъ обитателями! Видите ли вы этотъ полукруглый, вдавш³йся въ море утесъ?" - продолжалъ капитанъ - "онъ называется Капо-Калакр³ею. На вершинѣ онаго находятся развалины старой крѣпости, съ многочисленными памятниками венец³анскаго владычества."
   Назван³е Capo Calacria (мысъ Калакр³я) отзывается дѣйствительно Венец³ею: а потому, если вѣрить, что мѣсто с³е въ самомъ дѣлѣ принадлежало сей могущественной республикѣ, то должно полагать, что она основала на ономъ свое владычество по раздѣлен³и областей Восточной Импер³и между Венец³янами и Французами въ 1204 году, послѣ взят³я Константинополя Крестоносцами, бѣгства Алек³я Дуки (проименованнаго Мурзуфломъ) и возведен³я на престолъ Восточной Импер³и Балдуина, Графа Фландрскаго. Лёбо и друг³е историки говорятъ, что, въ слѣдств³е сего раздѣла, Венец³яне взяли между прочимъ на свою часть почти всѣ приморск³я мѣста Импер³и отъ восточныхъ береговъ Адр³атическаго Моря до береговъ Эвксинскаго Понта; но если Калакр³я находилась въ числѣ сихъ пр³обрѣтен³й, то изъ сего ясно видно, что Левъ св. Марка проникъ съ этой стороны еще глубже въ нѣдра Восточной Импер³и. Для ученыхъ Калакр³я несравненно любопытнѣе сего по остаткамъ древности, сохранившимся на вершинѣ оной. Г. адмиралъ Грейгъ говорилъ мнѣ, что онъ нашелъ тамъ два куска мрамора съ древними греческими надписями. Ни одинъ изъ древнихъ историковъ и географовъ неупоминаетъ, сколько мнѣ извѣстно, о существован³и какого-либо, поселен³я на семъ мѣстѣ: слѣдовательно, находка адмирала должна быть тѣмъ драгоцѣннѣе для ученаго свѣта.
   "Отъ Калакр³и до Коварны" - продолжалъ Капитанъ - "не болѣе 9-ти миль; за нею Бальчикъ, и потомъ, Варна." - Скорѣе же, скорѣе въ Варну! - возразилъ я; но уснувш³й вѣтеръ едва двигалъ насъ съ мѣста.
   27го мы уже слышали гулъ варнской заревой пушки, и должны были снова бросить якорь миляхъ въ 8-ми отъ сей крѣпости. На другой день - тоже безвѣтр³е. Варна была уже въ глазахъ моихъ, и какъ будто смѣялась надъ нашихъ безсил³емъ приблизиться къ ея пристани. Терпѣн³е мое наконецъ истощилось. Капитанъ намекнулъ о своемъ барказѣ, и я, обрадованный симъ предложен³емъ, просилъ въ ту же минуту спустить оный. Черезъ четверть часа, восемь веселъ уже разсѣкало подо мной послушныя волны.
   Сначала легк³й боковой вѣтеръ поокруглилъ немного поднятый нами парусъ; но черезъ нѣсколько минутъ онъ утихъ совершенно, и вскорѣ плаван³е на однихъ веслахъ надоѣло нетерпѣливымъ гребцамъ моимъ. Приблизясь, въ слѣдств³е того, почти въ самому берегу, они вдругъ спрыгнули всѣ въ воду, и привязавъ къ барказу довольно длинныя веревки, начали тянуть его на себѣ по морю, какъ по суху. Видя своихъ спутниковъ по поясъ въ водѣ, я сначала убѣждалъ ихъ не дѣлать подобныхъ глупостей; но получа въ отвѣть одно только: "Niente, niente, Signore!" - сопровождаемое громкимъ смѣхомъ и молодечествомъ, странникъ вашъ, подвигался такимъ образомъ препокойно впередъ, какъ Hептунъ, везомый Тритонами.
   Послѣ довольно долгой и столь забавной навигац³и, ни вошли наконецъ въ заливъ Варнск³й. Я съ восхищен³емъ смотрѣлъ на берега, которые въ этомъ мѣстѣ необыкновенно прелестны. Дик³е утесы, и цвѣтущая зелень, бѣгущ³е съ горъ фонтаны, и это голубое, необозримое море, составляютъ здѣсь очаровательную смѣсь природы романтической съ нѣжною буколическою природою.- Морск³я чудовища выставляли изъ воды свои странныя морды, рѣзвясь и плескаясь вдалекѣ передъ нами. Огромная чугунная пушка валялась на берегу, полусокрытая пескомъ и свиснувшимъ съ горъ кустарникомъ. Я выѣжалъ изъ ледянаго царства зимы, и черезъ семь дней очутился въ странѣ, обогащенной всѣми дарами весны благодатной.
   Часа черезъ два амфитеатръ бѣлыхъ, издали довольно красивыхъ домиковъ, съ красными черепичными кровлями и горизонтомъ зеленѣющихся позади горъ, представился, какъ прекрасная панорама, глазамъ моимъ. Два или три минарета возвышались массою строен³й. Издали мнѣ все казалось, такъ живо, пестро и разнообразно, что почти не замѣтилъ, какъ проплывъ между рядами стоящихъ въ гавани купеческихъ судовъ, мы пристали наконецъ около 12-ти часовъ къ сѣвернымъ воротамъ Варны. Тамъ, прежде всего, увидѣлъ и дюжины полтары восточныхъ прачекъ, да толпу мирно-шалившихъ мальчиковъ; потомъ - русская пушка выглянула вдругъ изъ своей амбразуры; русск³й штыкъ сверкнулъ на покатости въ концѣ парапета; потомъ - невольное ура! вырвалось изъ моего сердца, когда нашъ черный двуглавый Орелъ принялъ меня подъ широк³я крылья свои, можно разпростертыя надъ стѣнами покоренной крѣпости.
   Какъ извѣстно, что этотъ громовержущ³й Орелъ владѣетъ впервые красавицей - Варной. Еще во время войны 1773 года графъ Румянцовъ покушался взять с³ю крѣпость, и въ слѣдств³е того, отдѣлилъ изъ-подъ Силистр³и два корпуса противъ оной; но тогда это смѣлое покушен³е не увѣнчалось желаннымъ успѣхомъ. Въ слѣдующемъ году тотъ же полководецъ, обошелъ позиц³ю Визиря Мехмета-Оглу, сталъ между его лагеремъ и Варною - житницею Константанополя и войскъ оттоманскихъ. Султанъ Абдулъ-Гамидъ, устрашенный столь пагубнымъ для нихъ событ³емъ, предложилъ Рускимъ миръ, который и заключенъ при Кучукъ-Кайнарджи въ 1774 году. По разбит³и Верховнаго Визиря Юсу-Паши въ 1791-мъ, князь Рѣпнинъ сталъ вновь угрожать Варнѣ; но посредничество Англ³и и Прусс³и, встревоженныхъ ураганомъ французской революц³и, спасло и на этотъ разъ с³ю крѣпость. Въ 1810мъ году, по взят³и Базарджика и плѣнен³я Сераскира Пеливана-Паши, столь извѣстнаго своими военными дарован³ями, Варна была почти цѣлый годъ облозжена Рускими. Блокада с³я снята, между прочимъ, какъ всѣ предыдущ³я, при знаменитомъ Кутузовѣ, смѣнившемъ въ 1814мъ графа Каменскаго. Наконецъ 29 Сентября, прошлаго 1828 года, полки наши, предводительствуемъ³е генераломъ графомъ Воронцовымъ, сорвали оттоманскую Луну въ присутств³й своего Императора съ баст³оновъ разстрѣлянной Варны.- Важный, огромный шагъ къ Визант³и! Не изъ магнита ли скованъ былъ древн³й щитъ, повѣшенный Олегомъ на вратахъ града Константинова?.....
   Вступивъ въ городъ, я съ перваго взгляда подумалъ, что перенесенъ въ сказочный м³ръ Шехеразады, въ этотъ вѣчно занимательный Багдадъ, столицу могущественнаго Халифата. Правду сказать - ни одинъ правовѣрный не встрѣтился со мною, но чалмоносные Болгары, Армяне и Греки, мелькавш³е въ темныхъ и чрезвычайно тѣсныхъ улицахъ, но пестрѣющ³еся въ открытыхъ лавкахъ аз³ятск³е товары, но эти смуглыя лица, этотъ чуждый языкъ и одежда, не разрушали очарован³я до встрѣчи съ первымъ русскимъ солдатомъ. Я спросилъ его о квартирѣ генерала Г., и услужливый гренадеръ взялся быть проводникомъ моимъ. Послѣ довольно долгаго путешеств³я по тысячѣ перепутанныхъ улицъ и переулковъ, онъ вошелъ наконецъ на тѣсный дворъ, и остановясь передъ чистымъ деревяннымъ домикомъ сказалъ: "Вотъ квартира военноначальствующаго."
   Генералъ принялъ меня въ небольшой, но довольно опрятной комнаткѣ. Веселый видъ и убранство оной могутъ въ военное время, и особенно въ Турц³и, назваться наслажден³емъ истинно аристократическимъ. Узнавъ цѣль моего прибыт³я въ Варну, генералъ показалъ мнѣ, между прочимъ, нѣсколько медалей собранныхъ имъ въ сей крѣпости. Большая часть оныхъ принадлежитъ Риму и Восточной Импер³и; медалей древней Грец³и, я замѣтилъ весьма не много. Между сими послѣдними ceребряныя монеты Истроса попадались мнѣ въ наибольшемъ количествѣ. На мое замѣчан³е, что мы находимся въ странѣ классической, генералъ отвѣтствовалъ: "Правда; но воина не наперстница Археолог³и: вамъ конечно покажется страннымъ, что эти драгоцѣнные мраморы, которые могли существовать въ турецкой Варнѣ, употреблены уже вѣроятно, вмѣстѣ съ другими каменьями, на поправлен³е нашей крѣпости. Что-же касается до сокровищъ нумисматическихъ, то Варна была сначала довольно богата ими; но должно полагать, что всѣ с³и драгоцѣнности приобрѣтены въ тоже время разными частными лицами. Вы къ намъ нѣсколько поздно пр³ѣхали."
   За всѣмъ тѣмъ, трудно описать, съ какимъ радуш³емъ почтенный генералъ Г. принялъ меня. До пр³искан³я себѣ квартиры, я остановился у Г. г. его адъютантовъ, откуда и пишу с³и строки. Нo довольно. Чувствую, что
  
   Le secret d'ennuyer est celui de tout dire,
  
   и не взирая на то, намѣренъ, нѣсколько поосмотрѣвшись, сообщить вамъ о Варнѣ все, что почту достойнымъ вашего вниман³я.- Прощайте.
  

ПИСЬМО ВТОРОЕ

Ему же.

  

Варна, 4 Апрѣля.

   Вотъ уже болѣе недѣли, какъ я обитаю въ Варнѣ; скитаюсь посреди развалимъ, хлопочу о медаляхъ, о кускахъ древняго мрамора; - живу и бесѣдую съ мертвою природою. Судьба, судьба!- Около трехъ лѣтъ тому назадъ, когда величавая Нева видѣла насъ вмѣстѣ на роскошныхъ берегахъ своихъ, какой кудесникъ могъ бы увѣрить меня, что черезъ нѣсколько времени песокъ съ могилы злополучнаго Владислава засыплетъ строки письма сего!
   Я уже сказалъ вамъ, что съ палубы корабля, Варна и ея окрестности представляютъ картину столь очаровательную, но вмѣстѣ столь странную и неопредѣленную, что для изображен³я оной нѣжныя краски Авзон³и должны, кажется, непремѣнно войти въ сочетан³е съ яркимъ колоритомъ Востока. Городъ и крѣпость построены на легкой покатости, образуемой склонен³емъ горъ, зеленѣющихся сугубымъ оплотомъ съ двухъ противоположныхъ сторонъ Варны: съ южной и сѣверной. Западная часть крѣпости смотрится въ зеркало Девнинскаго Лимана, а восточная стоитъ повелительнымъ рубежомъ надъ необозримою равниною моря, коего волны съ шумомъ и грозною покорност³ю умираютъ у ногъ доселѣ неприступной твердыни. Съ этой стороны толстыя стѣны крѣпости чрезвычайно потерпѣли отъ посылокъ вашей артиллер³и: широк³е проломы и обильныя груды каменьевъ громко говорятъ о мѣткости русскихъ пушекъ. Въ сей-то разстрѣлянной оградѣ пестрѣется обширный амфитеатръ домовъ и мечетей, фруктовыхъ садовъ, мраморныхъ фонтановъ и свѣжихъ, повсемѣстныхъ разваливъ. Надъ симъ-то разнообразнымъ хаосомъ высок³е минареты возноситъ свои серебристые куполы, окованные ярко-блещущими листами полированой жести или олова. Внутренность города представляетъ Европейцу картину еще болѣе необыкновенную: дома обращены окнами на дворъ, дворы закрыты густой зеленью. Улицы столь тѣсны, что едва ли три человѣка могутъ рядомъ проходить свободно, а строен³я такъ сжаты, что въ самый полдень свѣтъ борется съ тѣнью между рядами сихъ однообразныхъ стѣнъ, непроницаемыхъ для любопытнаго странника, непроницаемыхъ для любопытства черноокой восточной красавицы... Не думайте, между тѣмъ, чтобы Варна была вездѣ такъ темна и однообразна, трудно напротивъ изобразить эту очаровательную постепенность, съ коею здѣшнее великолѣпное солнце выходитъ изъ темницы сихъ безтолковыхъ, перепутанныхъ улицъ. Становясь мало по малу краснѣе и явственнѣе на углахъ перекрестныхъ строен³й, оно сосредоточиваетъ все золото жаркихъ лучей своихъ на просторѣ небольшихъ площадокъ, посреди коихъ уединенный, мраморный фонтанъ журчитъ обыкновенно подъ тѣнью орѣховыхъ, шелковичныхъ и разныхъ другихъ деревьевъ. Эти фонтаны попадаются здѣсь почти на каждомъ шагу; возглав³я ихъ испещрены кудреватыми восточными надписями. Считаю за лишнее говорить, какъ отрадна холодная струя сихъ прекрасныхъ, водоемовъ во время томительныхъ жаровъ долгаго болгарскаго лѣта. Не взирая на с³е пояснен³е, вы по моему описан³ю можетъ быть заключите, что Варна мертвый, безцвѣтный городъ: напротивъ. Взгляните на эту узкую, кривую, но безконечную улицу: какой шумъ! какая суетливость! Вотъ лавка съ косметическими товарами Востока, вотъ другая съ благовонной халвою, съ плодами, съ разными Цареградскими лакомствами. Тамъ пестрѣющ³я шелковыя издѣл³я роскошнаго Стамбула; здѣсь дымится кофе въ маленькихъ синихъ чашечкахъ, вставленныхъ въ серебряныя, сдѣланныя на подоб³е вазъ блюдечки; а не въ далекѣ алѣетъ шербетъ ароматный. Мастерская портнаго, лавка пирожника, булочника, съ засученными по шею рукавами - все это наружу, все открыто; улица изукрашена, такъ-сказать, картинами изъ Тысячи и одной ночи. Смѣсь лицъ и нарядовъ представляетъ зрѣлище не менѣе любопытное. Вотъ Турокъ (плѣнный разумѣется) съ гордымъ, угрюмымъ челомъ и важною поступью; вотъ Армянинъ смуглый и молчаливый; вотъ Болгаръ съ тупою невыразительностью лица и тяжелою машинальност³ю движен³й; вотъ Грекъ, наконецъ, быстрый и проворный, съ разбѣгающимися глазами и съ хитрой, двусмысленной физ³огном³ей. Нарядъ турецк³й вамъ извѣстенъ; одѣян³е здѣшнихъ Болгаръ, Армятъ и Грековъ почти во всемъ подобно ему. Одна только чалма отличаетъ гяура отъ правовернаго: сей послѣдн³й пользуется исключительнымъ правомъ обвивать ее бѣлой или зеленою тканью. Армяне и Греки употребляютъ для сего шали, большею част³ю чернаго цвѣта, а Болгары носятъ круглыя бараньи ярмолки, подобныя недавнимъ шапочкамъ нашихъ fashionables. - Посреди сей аз³ятской толпы вы встрѣчаете также немало остатковъ Израиля и множество фигуръ европейскихъ: русскихъ, французскихъ, итальянскихъ, нѣмецкихъ, англ³йскихъ; солдатъ, шкиперовъ, матросовъ и честныхъ, общеполезныхъ маркитантовъ. Кстати о сихъ послѣднихъ: на здѣшнихъ вывѣскахъ вы имѣете удовольств³е читать, не только: Hôtel d'Odessa, Hôtel de*** и проч., но даже; Martin, cave franèaise; Fendrig, magasin de draps et nouveautés etc., etc.. Златое, чудесное изобил³е! Здѣсь въ особенности симпат³я его къ карману ничѣмъ неуступитъ постоянному влечен³ю магнитной стрѣлки къ Сѣверному полюсу.
   Вамъ безъ сомнѣн³я извѣстно, что турецк³е жители (большая часть здѣшняго народонаселен³я) оставили Варну въ слѣдств³е капитуляц³и 27го Сентября. Мѣсто ихъ занимаетъ каждый день греческ³е и болгарск³е эмигранты, бѣгущ³е сюда толпами изъ окрестныхъ турецкихъ городовъ и селен³й. Вотъ, кажется, достаточная причина невозможности сообщить вамъ удовлетворительныя статистическ³я и друг³я свѣден³я о Варнѣ; а потому, все, что касается сего важнаго предмета, должно къ сожалѣн³ю состоять въ одномъ повторен³и тѣхъ гадательныхъ подробностей, которыя для читающаго м³ра не будутъ уже конечно новост³ю.
   Варна находится подъ 43° 40' С. широты и подъ 25° 40' долг.. Знаменитая крѣпости с³я была издревле извѣстна и своимъ выгоднымъ мѣстоположен³емъ, и важност³ю своей торговли. Въ сихъ отношен³яхъ она и теперь можетъ назваться первымъ приморскимъ городомъ въ Болгар³и, будучи также транзитнымъ мѣстомъ всѣхъ вообще товаровъ, идущихъ изъ сей провинц³и и Валах³и въ Константинополя и обратно. Варна заключаетъ, или, какъ говорятъ, заключала въ себѣ до послѣдней осады около 11,000 домовъ и до 26,000 жителей. Языкъ турецк³й есть ихъ господствующее нарѣч³е. За исключен³емъ Севастопольскаго, Сизопольскаго портовъ, здѣшная пристань почитается единственною на Черномъ Морѣ. Настоящая промышленность жителей состоитъ въ снабжен³и Константинополя и окрестныхъ мѣстъ разными съѣстными потребностями. Здѣсь кромѣ весьма небольшаго количества ословъ и буйволовъ, я не видалъ почти никакихъ животныхъ. Лошади, овцы и другой домашн³й скотъ сдѣлался, по словамъ жителей, добычею Турокъ, во время осады крѣпости. Я насчиталъ въ Варнѣ пять или шесть мечетей, кромѣ тѣхъ, кои превращены въ прахъ нашими пушками, и отыскалъ не менѣе сего церквей христ³анскихъ. Я говорю отыскалъ, ибо фанатизмъ правовѣрныхъ сравнялъ ихъ съ кровлями другихъ строен³й. Двѣ только церкви, по видимому древнѣйш³я въ Варнѣ, возноситъ остатки своихъ готическихъ колоколенъ надъ окружающими ихъ домами. Одна изъ нихъ служила, какъ говорятъ, Туркамъ наблюдательною башнею во время послѣдней осады: она избита нашими ядрами. Я вошелъ во внутренность церкви: прахъ и запустѣн³е! На стѣнахъ, между тѣмъ, замѣтны еще образа святыхъ, писанные по штукатуркѣ; но повѣрите ли: слѣпое неистовство Оттомановъ обратило даже и на эти нѣмыя изображен³я дик³е порывы своей безсильной ярости: въ одномъ мѣстѣ - выколонные глаза, въ другомъ - ликъ искаженный!.... Впрочемъ, здѣсь и нетронутые христ³анск³е храмы представляютъ повсюду печальный видъ нищеты и разрушен³я. Вотъ вамъ въ нѣсколькихъ словахъ изображен³е здѣшней греческой церкви: почти всѣ онѣ построены посреди широкихъ дворовъ, окруженныхъ сѣрыми каменными заборами и усѣянныхъ надгробными мраморами. Подобно костямъ, тлѣющимъ на равнинѣ старой битвы, эти унылые памятники мелькаютъ повсюду изъ-за высокой травы и наводятъ на душу, мертвымъ отблескомъ холодной бѣлизны своей, самыя печальныя размышлен³я. Внутренность храма нисколько ихъ не разсѣяваетъ. Тѣсный, сумрачный, обнаженный, онъ раздѣленъ на двѣ половины: въ одной сбираются мужчины, въ другой - женщины. Тусклый свѣтъ лампады трепещетъ на темныхъ храмахъ и на угасшей позолотѣ иконъ, современныхъ по крайней мѣрѣ царствован³ю послѣднихъ Палеологовъ, а на полу и часто даже на стѣнахъ, вы встрѣчаете вдѣланный обломокъ мраморнаго барельефа съ языческою надписью.... Греки и Римляне, Архонты и Кесари, Язычники и Христ³ане - вѣка смѣшали въ семъ безмолвномъ хаосѣ, ярк³я черты быт³я ихъ и слѣды онаго еще живы здѣсь! Каждая церковь охраняется обыкновенно одной старою отшельницею, которая и обитаетъ тутъ же, посреди развалинъ. Эта же самая Сивилла служитъ единственнымъ чичероне набожности и любопытству.
   Здѣшн³е христ³ане имѣютъ двухъ архипастырей: это митрополиты греческ³й и армянск³й. Надѣюсь обогатиться отъ нихъ какими нибудь свѣдѣн³ями относительно моихъ изыскан³й, я посѣтилъ того и другаго. Съ первымъ познакомился я у вечерни въ соборной церкви. По окончан³и службы, на спросъ мой о митрополитѣ, мнѣ указали бѣднаго, немощнаго старца: я подошелъ къ нему; но въ ту же минуту густая толпа окружила васъ. Напрасное мой драгоманъ начиналъ объяснен³е; тысяча голосовъ, тысяча языковъ: испорченныхъ русскихъ, болгарскихъ, греческихъ, хотѣло пособлять ему. Это вавилонское многоязыч³е сопровождало насъ вплоть до митрополитова дома. Машинальнымъ движен³емъ руки пригласилъ отъ меня войти въ комнату; но и с³я плотина не удержала наводнен³я. Впрочемъ почтенный первосвященникъ взиралъ на эту гурьбу съ необыкновеннымъ равнодуш³емъ, какъ человѣкъ, по видимому освоенный съ подобными посѣщен³ями. И такъ - народъ съ шумомъ ринулся вслѣдъ за нами; каждый хотѣлъ говоришь, каждый кричалъ, толпился, безъ церемон³и набивалъ и раскуривалъ свою трубку. Съ неизъяснимымъ трудомъ почтенный митрополитъ добился наконецъ возможности объяснить мнѣ, что милорды инглези, посѣщающ³е съ давнихъ поръ страну с³ю, вывезли изъ оной вѣроятно всѣ достопамятности. Бѣдный старикъ! Какое сравнен³е съ европейскими прелатами, живыми портретами столь извѣстнаго оригинала, который,
  
   . . . . . . . . muai d'un déjeuner
   Dormant d'un léger somme, attendait le diner.
   . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
   Son menton sir son sein descend à double étage;
   Et son corps ramassé dans sa conte grosseur,
   Fait gémir les coussins feras sa molle épaisseur.
  
   Митрополитъ армянск³й пользуется, по видимому, гораздо меньшею народност³ю, нежели первосвященникъ греческ³й. Онъ принялъ меня въ присутств³и двухъ только служителей своей церкви, угостилъ вареньемъ, кофеемъ, трубкою, и предложилъ проводника для обозрѣн³я армянскихъ храмовъ. Все это хорошо; но тишина уединенной Армен³и подвинула меня къ главной цѣли моего посѣщен³я столь же близко, какъ и эта безтолковая кутерьма, коею шумная Грец³я угостила меня.
   Чтобы довершить сей безцвѣтный, но вѣрный очеркъ Варны, мнѣ остается показать вамъ внутренность здѣшняго дома. По занимаемой мною квартирѣ, вы можете нѣкоторымъ образомъ судить вообще объ изяществѣ туреческаго зодчества.
   На другой день по прибыт³и моемъ въ Bаpну, мнѣ отвели квартиру въ бѣдномъ греческомъ домикѣ, тѣсномъ, полуразрушенномъ, но по сосѣдству съ квартирою генерала Г., болѣе другихъ для меня удобномъ. Одинъ изъ адъютантовъ генерала ввелъ меня по тѣсной и чрезвычайно крутой лѣстницѣ на узк³е помосты, или на открытую галлерею, если вамъ угодно почтить симъ назван³емъ нѣсколько достокъ, разложенныхъ во всю длину внутренней стѣны дома. На томъ и на другомъ концѣ сей галлереи устроено по одному жилью.- Хозяева, утомленные безпрестаннымъ постоемъ, были, какъ вы можете представить себѣ, не совсѣмъ рады новому постояльцу. Подушки, образовавш³я диванъ вокругъ всей комнаты, и украшавш³я оную вмѣсто ковровъ рогожки, были вынесены. - "Вотъ запустѣн³е!" воскликнулъ я, вступивъ въ с³ю скудную обитель. - "Что въ сравнен³и съ нимъ эта сердечная пустота, мучительница нѣкоторыхъ изъ нашихъ поэтовъ, странниковъ въ домѣ родительскомъ, Чайльдъ-Гарольдовъ въ какомъ нибудь полку или канцеляр³и!" - Выбѣленное мѣломъ жилье обращено окнами на дворъ, разбитыя стекла заклеены бумагою, и свѣтъ проникаетъ въ комнату только чрезъ дверь и безчисленныя скважины стѣнъ, потолка и глинянаго пола, полупревращеннаго въ прахъ летуч³й. Близь двери возвышается наметъ огромнаго камина, который служитъ только для разведен³я огня, но почти нисколько не согрѣваетъ комнаты, ибо трубы турецкихъ печей никогда не закрываются, подобно нашимъ. Водворясь въ сей великолѣпной обители, я прежде всего принялся хлопотать о мебелирован³и оной. Вскорѣ старый изувѣченный столъ, подобный и цвѣтомъ и формою закопченному пиѳ³йскому треножнику, двѣ скамейки и кровать украсили чертоги мои. На столѣ разложилъ я свои книги, бумаги и проч., а стѣны украсилъ картами Болгар³и и Румын³и, которыя привезъ съ собою.
   Познакомивъ васъ такимъ образомъ съ предметами неодушевленными, и долженъ также сказать нѣсколько словъ о живой мебели моей квартиры: въ семъ качествѣ прошу васъ полюбить моего хозяина. Не взирая на рѣшительное свое отвращен³е къ постояльцамъ, онъ не замедлилъ посѣтишь меня. Помѣстясь подъ наметомъ камина и раскуривъ безъ дальнихъ околичностей свою трубку, этотъ добрякъ затѣялъ со мною самую дружескую конференц³ю. Я говорилъ по-русски, онъ - по-турецки и по-гречески. Много ли мы понимали одинъ другаго - объ этомъ ни слова: довольно того, что протолковавъ болѣе часу, мы разстались самыми добрыми пр³ятелями. Подобная словоохотливость есть впрочемъ исключен³е изъ общаго правила въ Варнѣ, гдѣ нравы христ³анскихъ жителей, подчиненные столь долгому вл³ян³ю турецкихъ обычаевъ, приняли всѣ оттѣнки этой дикой суровости, которая всегда и вездѣ была отличительною чертою оттоманскаго характера. Безпрестанныя мои прогулки по Варнѣ знакомятъ меня каждый день болѣе и болѣе съ ея неприступной угрюмостью - "Есть-ли у тебя антики?" спрашиваете вы у купца, сидящаго съ поджатыми ногами во глубинѣ своей лавки, и окруженнаго густыми облаками табачнаго дыму. - Легкое уклонен³е головы или лаконическое: "²окъ!" (нѣтъ), произнесенное съ холодною важност³ю и съ отвращеннымъ въ ту же минуту лицомъ, есть единственный отвѣтъ его въ знакъ отрицан³я. Въ случаѣ утвердительнаго отвѣта, автоматъ начинаетъ мало-по-малу приходить въ движен³е; глупая улыбка появляется на устахъ его; кожаный мѣшокъ развязывается иногда цѣлыя полчаса; и наконецъ - множество различныхъ монетъ: старыхъ талеровъ, флориновъ и часто нашихъ полновѣсныхъ Павловскихъ грошей и копѣекъ; сыплется передъ вами на столъ вмѣстѣ съ драгоцѣнными медалями Грец³и. Въ эту минуту вся физ³огнон³я нумисмата оживляется быстротою перемѣнною: жажда корысти становится главнымъ ея выражен³емъ; глаза, дотолѣ почти неподвижные, начинаютъ разбѣгаться во всѣ стороны, какъ будто страшась соглас³я съ движен³ями и словами честнаго спекулатора. Благодѣтельная нить Ар³адны необходима въ лабиринтѣ слѣдующихъ за симъ тонкостей. Не имѣя ни малѣйшаго понят³я о достоинствѣ своего товара, купецъ подстерегаетъ всѣ ваши движен³я, и если замѣтитъ, что вниман³е ваше обращено въ особенности на какую-либо монету, то вы можете быть увѣрены, что грозное: 800 или 4000 левовъ, подобно внезапному электрическому удару оттолкнетъ васъ отъ оной. Разгадавъ наконецъ с³ю важную тайну, и рѣшился посвящать всѣ наружные знаки моего восторга и удивлен³я старымъ грошамъ и копѣйкамъ. Такимъ только образомъ удалось мнѣ купить до сихъ поръ нѣсколько древнихъ монетъ и медалей, изъ коихъ нѣкоторыя кажутся мнѣ драгоцѣнными; но пора обратиться къ главному предмету моего путешеств³я и сказать вамъ нѣсколько словъ о сдѣланныхъ мною по с³е время открыт³яхъ.
   Генералъ Р., главноначальствующ³й въ здѣшней крѣпости, подтвердилъ мнѣ объясненныя генераломъ Г. трудности обогатиться какими-либо открыт³ями въ Варнѣ. О Кюстенджи и о Мангал³и онъ говорилъ также, какъ о мѣстахъ опустошенныхъ и, сверхъ того, оставленныхъ бѣдными ихъ жителями. По его мнѣн³ю мнѣ должно было немедленно ѣхать за Балканы, чтобы въ покоренномъ недавно Сизополѣ застать предполагаемые слѣды древней Аполлон³и, пока армейск³я гарп³и не успѣли еще поглотить послѣднихъ остатковъ ея, но Варна была главною цѣл³ю моихъ изыскан³й; желан³е доказать тожество сей крѣпости съ древней Одессою, лежало у меня пуще всего на сердцѣ: и я, кажется, не обманулся въ своихъ ожидан³яхъ; но за то - сколько заботъ, сколько хлопотъ - смѣшныхъ, досадныхъ, иногда почти совсѣмъ нестерпимыхъ!
   За недостаткомъ пособ³й болѣе существенныхъ, я надѣялся руководствоваться въ моихъ изыскан³яхъ по крайней мѣрѣ изустными предан³ями жителей - темными, разногласными, но живыми отголосками вѣковъ, завѣщавшихъ столь мало скрыжалямъ бытописан³я; но я сказалъ уже, что коренные туземцы разсѣяны, а пришельцы, водворивш³еся въ русской Варнѣ, не могли ни въ какомъ отношен³и отвѣчать удовлетворительно на мои распросы. За всѣмъ тѣмъ, время и непоколебимая воля - какихъ чудесъ не творятъ они! Но прежде, нежели обращу ваше вниман³е на сдѣланныя мною открыт³я, да позволено будетъ робкому неофиту коснуться слегка, мимоходомъ, и какъ необходимаго только приложен³я къ смиреннымъ его изыскан³ямъ, этой сумрачной, двадцати-вѣковой завѣсы, изъ-подъ коей нынѣшн³е антиквар³и выводятъ своя тусклыя ипотезы о существован³и древней Одессы. Въ семъ случаѣ я вмѣняю себѣ между прочимъ въ обязанность объявить, что ученое руководство Г. Бларамберга, почтеннаго моего вожатая въ делѣ Археолог³и, есть главный источникъ предлагаемой компиляц³и.
   Милезейск³е переселенцы, одушевивш³е берега Эвксина около средины VII вѣка до нашей эры своими богатыми поселен³ями, были, по словамъ Схимна Х³осскаго и безыменнаго автора Перипла по Черному Морю основателями древней Одессы (ΟΔΗΣΣΟΣ). Создан³е сего города относится, по сказан³ю означенныхъ писателей, ко временамъ мид³йскаго царя Аст³ага, дѣда Кирова, т. е. къ эпохѣ, протекшей между 594 и 559 годами до Р. X.. Назван³е Одессы не требуетъ, кажется, дальнихъ этимологическихъ изыскан³й: оно безъ сомнѣн³я происходитъ отъ имени Одиссевса (Улисса) и такимъ образомъ служитъ доказательствомъ того уважен³я, которое жители береговъ Эвксина сохранили къ памяти великаго царя-мореплавателя.
   Пять городовъ, процвѣтавшихъ, какъ я сказалъ уже, на западномъ берегу Чернаго Моря, составили между собою торговый союзъ, представляющ³й нѣчто подобное коммерческой федерац³и нынѣшней Ганзы. По мнѣн³ю Г. Б. это древнее пятисоюз³е было составлено слѣдующимъ образомъ: Томисъ, Каллат³я, Одиссосъ, Месемвр³я и Аполлон³я; или даже изъ городовъ менѣе отдаленныхъ отъ Одессы, предполагаемаго средоточ³я союза, какъ то: Крины или Д³онисополь, Навлохосъ и проч.
   "Во всѣхъ мѣстахъ," говоритъ одинъ изъ нашихъ антиквар³евъ, "куда проникли неутомимые переселенцы милез³йск³е, торговля и промышленность укоренились въ продолжен³и весьма немногихъ лѣтъ. Одесса и Томисъ въ Миз³и; Истрополисъ, Анх³ало и мног³е и друг³е города и порты во Ѳрак³и начали производить выгодный торгъ, не только съ кореннымъ своимъ отечествомъ, Милетомъ, славнымъ городомъ въ ²ов³и, но даже со многими приморскими колон³ями Таврическаго Херсонеса."
   "Древн³я медали Пятисоюз³я (médailles autonomes) показываютъ, что города, составлявш³е оное, имѣли сначала собственное народное правлен³е; по завоеван³и же Миз³и и Ѳрак³и Римлянами, автоном³я сихъ городовъ подчинилась, по видимому, вл³ян³ю Императорскихъ Намѣстниковъ, и съ тѣхъ поръ медали Пятисоюз³я представляютъ изображен³я Кесарей. Императорск³я медали Одессы показываютъ, что колон³я с³я находилась еще въ цвѣтущемъ состоян³и при Императорѣ Горд³анѣ П³ѣ, т. е., около половины III вѣка; послѣ же царствован³я Филиппа Аравитянина (около 250 года) ни одинъ изъ извѣстныхъ нумисматическихъ кабинетовъ не представляетъ намъ, по словамъ Г. Б., медалей греческихъ поселен³й, процвѣтавшихъ между Аполлон³ею и Ольв³ею на берегахъ Чернаго Моря.
   Римское владычество, изгладивъ всю эту роскошь ума, вкуса и промышленности, коими Грец³я, общая мать просвѣщеннаго человѣчества, озарила м³ръ европейск³й, было равнымъ образомъ неблагопр³ятно и ея Черноморскимъ поселен³ямъ. Правда, что въ царствован³е Антониковъ, Миз³я и Ѳрак³я поражаютъ еще яркимъ отблескомъ прежняго своего благоденств³я, но Императоръ Домиц³анъ былъ уже, какъ извѣстно, данникомъ Децебала, царя Дак³йскаго. Одно мѣсто въ Д³онѣ Риторѣ, писавшемъ въ царствован³е Траяна, свидѣтельствуетъ, какъ замѣчаетъ Г. Б., что за 450 лѣтъ передъ тѣмъ, всѣ Греческ³я колон³и, существовавш³я на берегахъ Эвксина, отъ Ольв³и до Аполлон³и во Ѳрак³и были опустошены Гетами, и что съ этой эпохи большая часть оныхъ утратила невозвратно прежнее свое благосостоян³е; что разсѣянные обитатели покинули част³ю навсегда свои жилища; но что выгодное мѣстоположен³е Одессы, Томиса, Калдага³я и проч. предохранило ихъ повидимому отъ сего конечнаго бѣдств³я, и если не возвратило с³и колон³и къ прежнему, цвѣтущему ихъ состоян³ю, то по крайней мѣрѣ доставило имъ средства возобновить обороты выгодной промышленности.
   При Императорѣ Филиппѣ Аравитянинѣ въ 249 году, и Требон³и Галлѣ въ 252, Гогабы, переходивш³е уже нѣсколько разъ Дунай, опустошили снова Миз³ю и Ѳрак³ю. Тогда вѣроятно во второй и послѣдн³й разъ была разрушена Одесса, вмѣстѣ съ другими греческими колон³ями, процвѣтавшими на берегахъ Эвксинскаго Понта. Правда, что Амм³анъ Марцеллинъ и друг³е позднѣйш³е писатели упоминаютъ о нѣкоторыхъ изъ сихъ поселен³й; но нѣтъ сомнѣн³я, говоритъ Г. Б., что въ то время они были уже опустошены, или по крайней мѣрѣ оставлены ихъ обитателями.
   Совершенное опустошен³е Mиз³и и Ѳрак³и занимается конечно съ наслѣдниковъ великаго Константина. Мирный договоръ, купленный Ѳеодос³емъ II, проименованнымъ младшимъ, у Атиллы, бича Бож³я, былъ подписанъ въ 112 году въ самой Варнѣ. Съ этихъ поръ нищета и разрушен³е воцарились въ сихъ прекрасныхъ странахъ. Гражданск³я междоусоб³я и свирѣпство Варваровъ: Гунновъ, Алановъ, Гепидовъ и множества другихъ кочевыхъ народовъ, хлынувшихъ изъ Верхней Аз³и на нашу часть свѣта, наводнили кров³ю и покрыли развалинами очаровательныя долины Миз³и и Ѳрак³и. Съ сего времени слава забыла этотъ благословенный край, прекрасную отчизну чудесъ и героевъ; съ сего времени одно минувшее с³яетъ во мракѣ его ничтожныхъ лѣтописей, и только неистощимое сокровище воспоминан³й волнуетъ душу на священныхъ могилахъ Миз³и и классической Ѳрак³и.
   Событ³я, слѣдовавш³я за паден³емъ Восточной Импер³и; торжество Луны оттоманской; побѣды Амурата I-го, покорившаго с³и богатыя страны въ 1365 году и окончательно завоеван³е оныхъ его наслѣдниками, суть обстоятельства, чуждыя моему предмету: а потому, я пройду въ молчан³и надъ этимъ вѣковымъ потокомъ слезъ и крови. Не стану даже искать царственной урны злополучнаго Владислава: она разбита временемъ; она исчезла, вмѣстѣ съ безчисленными обломками урнъ неизвѣстныхъ!... - Спѣшу бросить послѣдн³й взглядъ на мѣстность Варны, что бы сдѣланными мною открыт³ями подкрѣпить мнѣн³е о тожествѣ сей крѣпости съ древней Одессою.
   Кедринъ, визант³йск³й писатель, въ своей истор³и Болгаръ говоритъ: что во время перваго своего нашеств³я на Ѳрак³ю въ 678 году, вар³ары с³и пристали къ Варнѣ близь Одиссоса, и нашли это мѣсто весьма хорошо укрѣпленнымъ. Лёбо, повѣствуя о семъ же событ³и, равнымъ образомъ замѣчаетъ, что по отступлен³й арм³и Императора Иракл³я, Болгары овладѣли Варною близь Одиссоса и проч.
   "Перевороты, которые испытала недавно большая часть земли, занимаемой нынѣ Варною," говоритъ Г. В: "не открыли никакихъ остатковъ древности. Это обстоятельство вмѣстѣ съ словами приведеннаго нами писателя (Кедрина), помѣщающаго Варну близь Одессы, а не на самомъ мѣстѣ, гдѣ находился сей городъ, не позволяютъ сказать ничего вѣрнаго о положен³и онаго. Предметъ сей могутъ объяснить одни только новѣйш³я открыт³я, плоды изслѣдован³й или даръ случая. До тѣхъ же поръ все, относящееся къ оному будетъ гадательнымъ."
   Тщательное обозрѣн³е Варны и ближайшихъ ея окрестностей не открыло мнѣ ни малѣйшихъ слѣдовъ другаго города; но 7 кусковъ древняго мрамора, найденныхъ мною внутри самой Варны, разоблачаютъ, кажется, вполнѣ предметъ, коего объяснен³е предоставлялъ Г. Б. дару случая или усил³ямъ новѣйшихъ изслѣдован³й. Пять изъ сихъ памятниковъ древности суть, по моему мнѣн³ю, надгробные мраморы. Два изъ нихъ украшены барельефами, три другихъ барельефами и греческими надписями; о послѣднихъ же двухъ - я не смѣю и заикнуться до желаемаго подтвержден³я моихъ догадокъ изъ Одессы. Скажу только, что на этихъ двухъ обломкахъ основываются всѣ мои надежды. Оба они представляютъ по нѣскольку строкъ греческихъ надписей, весьма хорошо сохранившихся. Одинъ изъ сихъ мраморовъ кажется мнѣ остаткомъ великолѣпнаго пьедестала. Огромная величина онаго заставляютъ думать.... но еще разъ - до разрѣшен³я моихъ высокопарныхъ предположен³й, я не смѣю сказать болѣе ни слова о семъ предметѣ.
   Не взирая на всѣ мои усил³я въ отношен³и къ открыт³ямъ нумисматическимъ, я не могъ собрать здѣсь по с³е время болѣе 13-ти монетъ и медалей; но если качество можетъ въ нѣкоторыхъ случаяхъ быть предпочтено количеству, то я ни мало не колеблюсь обратить ваше вниман³е на археологическое достоинство моего пр³обрѣтен³я. Изъ числа купленныхъ мною монетъ, древн³я медали (méйdailles autonomes) Анх³ала, Томиса, Каллат³и и Одессы, кажутся мнѣ въ особенности достойными взгляда и разбора почтенныхъ адептовъ Археолог³и; что же касается до меня, то смиренный профанъ можетъ только пожелать симъ господамъ счастливыхъ успѣховъ въ ихъ ученыхъ трудахъ надъ сдѣланными имъ открыт³ями.
   Говоря о здѣшнихъ строен³яхъ, я не сказалъ до сихъ поръ ничего о цитадели, возвышающейся близь сѣверныхъ воротъ Варны, потому, что не хотѣлъ отдѣлять отъ общаго очерка открытыхъ и замѣченныхъ мною памятниковъ древности, того изъ остатковъ оной, который болѣе всѣхъ другихъ пощаженъ рукою неумолимаго времени и еще возвышается, какъ единственный мавзолей надъ могилою древней Одессы. Въ самомъ дѣлѣ, прохаживаясь по этой ветхой цитадели, взирая на странную наружность, на стиль массивнаго ея построен³я, вы невольно переноситесь мыслями въ тѣ далек³я времена, когда могуч³е Киклопы созидали города изъ отторгнутыхъ ими утесовъ. Отдѣленная отъ пристани однѣми только стѣнами нынѣшней крѣпости, эта цитадель была конечно до основан³я оныхъ единственнымъ оплотомъ греческаго города, Акрополисомъ древней Одессы. Стѣны сей крѣпостцы испещрены обломками мраморныхъ карнизовъ, великолѣпныхъ капителей и разныхъ другихъ украшен³й изящнаго греческаго зодчества. Желая имѣть образчикъ онаго, я приказалъ вынуть для себя одинъ изъ таковыхъ обломковъ. Пускай нынѣшн³й рѣзецъ потрудится надъ изображен³емъ этихъ лавровыхъ листьевъ, которые только что не колышутся на древнемъ мраморѣ. Находящ³йся въ другой части города провалъ, почитается жителями входомъ въ древн³я Варнск³я Катакомбы; нынѣ наружное отверст³е онаго обращено въ жертвенникъ богини Клоацины, а потому мнѣ было невозможно удостовѣриться въ истинѣ сего предан³я.
   Вотъ вамъ подробный дневникъ странника - длинный, скучный, несносный, если хотите; но - scusate, Signore! - болтливость моя происходить единственно отъ желан³я подѣлиться съ вами избыткомъ этихъ живыхъ впечатлѣн³й, коихъ новость чувствъ, новость мыслей и яркая разнообразность предметовъ освѣтили мою душу. Сравнивая мирную одноцвѣтность вашей жизни въ столицѣ съ пестротою здѣшняго моего существован³я, вы конечно воскликните: "Homme errant! когда чужое небо, чужая земля, и летуч³й прахъ этихъ глиняныхъ половъ, который встрѣчаетъ тебя въ убогихъ лачугахъ Турц³и, - когда всѣ тревоги этой бездомной жизни вырвутъ изъ твоего сердца хотя невольный вздохъ о золотомъ спокойств³и родины?" - Постойте! знаете ли, почему этотъ бродяч³й бытъ дороже мнѣ всѣхъ вашихъ.... но оставимъ это. Скажу только: что съ досчатаго крыльца моего я вижу съ одной стороны роскошную пелену моря, усѣяннаго судами; съ другой - любуюсь разноцвѣтною панорамою Варны. Посреди моего двора цвѣтетъ юное миртовое дерево, у забора пестрѣетъ огородъ и небольшой цвѣтникъ, а за воротами шумитъ фонтанъ подъ склономъ огромной плокучей ивы. Здѣсь въ каждомъ домѣ воспитываютъ по нѣскольку паръ лѣсныхъ горлицъ. Ихъ безпрерывное воркован³е такъ похоже на мечтательное сѣтован³е любви безнадежной, что сливаясь съ говоромъ фонтана, съ трепетан³емъ моей мирты, и словомъ, со всѣми окружающими меня предметами, оно ежеминутно переноситъ душу на могилу юной Зюлейки, туда,
  
   Гдѣ такъ отрадно слезы льются,
   Часы такъ сладостно несутся,
   И такъ не тягостна печаль....
  
   Но живѣйшее подоб³е очаровательной подруги Селимовой, есть конечно романтическая Деспина, мои четырнадцати-лѣтн³я хозяйка.- Сначала она только украдкою смотрѣла на пр³ѣзжаго европейца, потомъ мы познакомились. Однажды я спросилъ Деспину: страшно ли ей было, когда Руск³е стрѣляли въ Варну?- "Хаиръ!" отвѣчала она - "пекъ сииды: бомъ! бомъ! бомъ! - пекъ сииды!" (нѣтъ! это прекрасно: бомъ! бомъ! бомъ! прекрасно, прекрасно!). Этотъ аз³ятск³й нарядъ, эта пламенная красота Востока, эта юная, безпечная жизнь наконецъ, которая такъ радостно живитъ и выражается въ каждомъ словѣ, въ каждомъ движен³и прекрасной Гречанки - все это такъ ново, такъ обворожительно для человѣка, коего душа хранитъ громк³й отголосокъ для извѣстнаго Лафонтенева стиха:
  
   Il ne faut du nouveau, n'en fut-il plus au monde.
  
   Сердце обмираетъ при взглядѣ на эту необъятную эпистолу; то дѣло сдѣлано: пеняйте сами на себя, если увлеченный яркою смѣсью всякой всячины, я переступилъ за черту вашего желан³я видѣть каждый мой шагъ въ Турц³и. Поклонъ странника вамъ и всѣмъ вашимъ.- Прощайте.
  

ПИСЬМО ТРЕТ²Е

Ему же.

Варна, 14 Апрѣля.

   "Неутомимый путешественникъ!" - воскликните вы безъ сомнѣн³я, развернувъ письмо с³е: - "Вотъ уже болѣе двадцати дней, какъ неодолимый сплинъ примчалъ его въ Турц³ю - и можно ли представить себѣ, что онъ до сихъ поръ все еще нѣжится на одномъ мѣстѣ! Ужь не думаетъ ли онъ поселять своихъ боговъ-Пенатовъ въ Варнѣ, въ хижинѣ молодой черноокой Деспины; не думаетъ ли сдѣлаться для ней тамошнымъ Туркомъ, Грекомъ, Болгаромъ, жить единственно для своей своей прелести - и съ нею, и для ней одной забыть все на свѣтѣ? - Ба! вотъ это, напримѣръ, было бы ужь изъ рукъ вонъ." - Конечно; но какое мнѣ дѣло до вашего ба! - Деспина способна не шутя возбудить на минуту подобныя фанабер³и: она

Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 274 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа