Главная » Книги

Толстая Софья Андреевна - Дневники (1897-1909), Страница 17

Толстая Софья Андреевна - Дневники (1897-1909)


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

в Англию, вела трудовую жизнь, работая на огороде и воспитывая взятую ею вместе с Шанкс в России на воспитание девочку.
  
   17 января
   - Мясоедов - вероятно, Николай Николаевич Мясоедов (1839-1908), юрист и судебный деятель. Толстой в связи с работой над "Воскресением" мог пригласить его для расспросов о судебных процедурах в Сенате.
   - "Смотритель тюремного замка в Бутырках" - Иван Михайлович Виноградов. По просьбе Толстого он три вечера под ряд приходил к нему, чтобы исправлять в корректурах "Воскресения" неточности и ошибки Толстого, касающиеся тюремного быта, одежды арестантов, надзирателей, тюремного распорядка, режима и пр. См. его статью "Из записок надзирателя Бутырской тюрьмы" (сборник "Толстой и о Толстом", 3. М., 1927, стр. 48-53).
   Толстой всегда стремился по возможности точно и подробно изучить обстановку, в которой приходилось действовать героям его романов. Интересные подробности о работе Толстого над "Воскресением" отметил в своем дневнике Танеев. 5 марта 1899 г. он записал: "Пошел к Толстым... Лев Николаевич возмущен картиной Сурикова, на которой он изобразил Суворова, делающим переход через Альпы. Лошадь над обрывом горячится, тогда как этого не бывает: лошадь в таких случаях идет очень осторожно. Около Суворова поставлены несколько солдат в красных мундирах. Л. Н. говорил Сурикову, что этого быть не может: солдаты на войне идут, как волны, каждый в своей отдельной группе. На это Суриков ответил, что "так красивее". "У меня в романе была сцена, где уголовная преступница встречается в тюрьме с политическими. Их разговор имел важные последствия для романа. От знающего человека узнал, что такой встречи в московской тюрьме произойти не могло. Я переделал все эти главы, потому что не могу писать, не имея под собой почвы, а этому Сурикову (Л. Н. три этом выругался) все равно". 8 апреля 1899 г. Танеев записал: "Лев Николаевич в десятом часу поехал в пересыльную тюрьму смотреть, как поведут арестантов в кандалах. Он с ними сделает путь до Николаевского вокзала. Это нужно для его романа".
  
   20 января
   - Елена Прохоровна Кутелева, акушерка, последовательница учения Толстого, работавшая с ним в 1891-1892 гг. на голоде в Бегичевке Рязанской губернии. Умерла в 1913 г. О ней см. некролог К. Шохор-Троцкого "Памяти отошедших друзей" - "Ежемесячный журнал", 1915 г., No 1.
   - Алексей Сергеевич Зонов (1870-1919), последователь учения Толстого, один из сотрудников "Посредника". В начале 1900 г. был арестован за распространение гектографированных запрещенных произведений Толстого.
   - Федор Андреевич Ушаков, последователь учения Толстого. В 1900 г. дважды был арестован за распространение запрещенных произведений Толстого, после второго ареста лишен права жительства в столицах. Толстой много хлопотал за него во время его арестов.
  
   23 января
   - Михаил Мамонов, племянник и воспитанник Софьи Эммануиловны Мамоновой.
  
   24 января
   - Семья Александра Алексеевича Нарышкина (р. 1839 г.), бывшего с 1894 г. товарищем министра земледелия и государственных имуществ, и его жены Елизаветы Александровны, урожд. Цуриковой, вероятно, их дети Юрий и Ольга.
  
   25 января
   - Софья Петровна Трепова, жена Дмитрия Федоровича Трепова, с 1896 г. московского обер-полицеймейстера, с 1905 г. - петербургского генерал-губернатора и товарища министра внутренних дел.
  
   29 января
   - Романс С. Л. Толстого "Мы встретились вновь" на слова Фета был напечатан П. Юргенсоном. Впоследствии Сергей Львович его переработал.
  
   30 января
   - Кузьма Терентьевич Солдатенков (1818-1901), богатый московский купец, покровитель искусств, владелец издательства Солдатенкова.
   - "...Письмо Л. Н. к П. И. Чайковскому...". Толстой познакомится с Чайковским в 1876 г., писал ему в декабре 1876 года, посылая сборник русских песет (по-видимому - Кирши Данилова). Приводим отрывок из этого письма (полностью опубликованного П. И. Бирюковым в его "Биографии Толстого", т. II, стр. 118-119). "Посылаю вам... песни. Я их еще просмотрел. Это удивительное сокровище в ваших руках. Но, ради бога, обработайте их и пользуйтесь в моцартовско-гайдновском роде, а не в бетховено-шумано-берлиозо-искусственном, ищущем неожиданного, роде. Сколько я не договорил с вами! Даже ничего не сказал из того, что хотел. И некогда было. Я наслаждался. И это мое последнее пребывание в Москве останется для меня одним из лучших воспоминаний. Я никогда не получал такой дорогой для меня награды за моя литературные труды, как этот чудный вечер". Речь идет о музыкальном вечере, устроенном специально для Толстого Н. Рубинштейном и Чайковским. Фразы, о которой пишет в дневнике Софья Андреевна, в письме Толстого нет.
  
   31 января
   - Савва Тимофеевич Морозов (р. 1862 г.), сын крупного фабриканта Тимофея Саввича Морозова, владелец и директор Никольской мануфактуры в Орехово-Зуеве Нижегородской губ. Был товарищем С. Л. Толстого по Московскому университету. Покончил самоубийством.
  
   1 февраля
   - "Обедала Юнге" - Екатерина Федоровна Юнге.
  
   3 февраля
   - Игнатий Падеревский (р. 1860 г.), польский пианист и композитор.
   - Воспоминания В. Микулич "Встреча со знаменитостью" вышли отдельной книгой в изд. "Посредник", М., 1903.
  
   4 февраля
   - Кн. Григорий Григорьевич Гагарин (1810-1893), любитель и знаток искусства. В 1859-1872 гг. был вице-президентом Академии художеств. Занимаюсь рисованием и живописью, усвоил византийский стиль иконописания. Его рисунки, о которых упоминает С. А., - это "Изображения из св. Евангелия и Псалтыря в свободных подражаниях древнейшим источникам". СПБ., 1881.
  
   5 февраля
   - Александр Николаевич Скрябин (1871-1915), известный композитор.
  
   2-27 февраля
   - Илья Александрович Сац (1875-1912), музыкант и композитор, работавший по музыкальной части в Московском Художественном театре. Для постановок в этом театре написал музыку к "Синей птице" и к "жизни человека". О нем см.: Анна Сац. "Илья Сац". Гиз, 1923 г.
   - Болезнь Т. А. Кузминской Софья Андреевна описывала в письме к Толстому от 9 февраля 1899 г.: "Ну вот я и приехала и совсем не знаю, что сказать о положении Тани; я не знаю, что в подобных болезнях опасно, и так всем нам страшно ясно представить себе, что действительно опасно и что может быть близок конец, что мы бодрим друг друга и сами себе не позволяем делать никаких заключений. Дурно то, что воспаление оказалось сегодня ползучим, т. е. после вчерашнего кризиса, выразившегося сильнейшим потом, температура к ночи поднялась опять выше 39. Но сегодня утром было 37 и 6, а сейчас 38 и 1. Процесс воспаления значит не кончился, и никто не может знать, какой будет исход. Молодой доктор при Тане неотлучно, профессор бывает три раза в день. Мне Таня очень обрадовалась, несколько раз повторила: "Я рада, как я рада тебе". И вчера, и сегодня утром она все говорила обо мне и просила меня вызвать. Я ужасно довольна, что я приехала. Саша зарыдал, когда увидал меня. Вчера, говорят, во время кризиса Таня созвала всех детей, мужа и стала со всеми прощаться. Третьего дня ее причастили и исповедовали. Она мне сегодня говорит: "Если я умираю, скажите мне, я так и буду знать и готовиться. Я смерти не боюсь, но хочу знать". Маше же она говорила, что "я не боюсь смерти, но не хотела бы умереть". Вообще сил у нее относительно еще много, она пишет, например, свои желания на бумажке, чтобы не говорить, ей трудно говорить и дышать. Вид у нее, как у всякой больной, глаза только очень потухшие, жалкие. Ох, как больно мне на нее смотреть. Знаю я все ее мысли, ее чувства, знаю ее отношение ко мне, к детям, к мужу, к жизни - и вдруг почувствовать эту стену, которая всегда возникает между важностью, серьезностью умирания и легкомыслием нашей обыденной жизни. Если и поднимется Таня от этой болезни, то все же теперь, в настоящую минуту она в состоянии, ближайшем к нежизни, чем к жизни, так она слаба, так вся сосредоточена на своей болезни, прислушивается к тому, что в ней происходит. Маша тут. Она распорядительна, хорошо ухаживает за матерью и очень мила. Саша в напряженном состоянии, то рыдает, то бежит покупать ей мыла, то разговаривает и даже смеется. Мальчики вовсе не угнетены и все четверо продолжают жить своими интересами. Вера расстроена больше всех..."
   В письмах от 12 и 14 февраля 1899 г. Толстой писал Софье Андреевне: "С замиранием сердца ждем известий о милой, дорогой Тане". "Очень жутко писать тебе, милая Соня, пишешь - не знаешь, куда, в какое положение... Все наши новости так бледны в сравнения с тем, что происходят у вас".
   15 февраля 1899 г., отвечая на первое письмо, С. А. Толстая сообщает мужу: "...вчера вечером я получила от тебя письмо и ужасно ему обрадовалась. Прочла его и Тане, она умилялась и очень хотелось ей, чтоб я ей это письмо оставила, а сегодня она просила написать тебе, чтобы ты ей разок написал, что это ей будет и радость и утешение".
   - "Лев Николаевич... до слез огорчил меня, сказав: "...я теперь поеду к Олсуфьевым". Танеев, бывший в доме Толстых 13 февраля 1899 г., записал в своем дневнике: "Л. Н., которому массировали спину, вышел к чаю", сгорбившись, и, отойдя со мной к стороне, стал говорить, как ему тяжела эта суетня, что ему хочется уехать, что каждый отдельно человек очень ему приятен, но все вместе - это тяжело. "Вам бы уехать, например, к Олсуфьевым". - Да, я об этом думаю. В это время пришел человек. "Ваше сиятельство, две американки из Филадельфии желают вас видеть, спрашивают, когда, прислали письмо". - Скажите, завтра в семь часов. Очень трудно сказать, что кого-нибудь не принимаешь. - Тем временем набралось много народу: Н. А. Касаткин (художник), кн. Трубецкой (скульптор), И. И. Горбунов (писатель), француз, поселившийся у Толстых, сестры Шанкс (одна художница), студент, приехавший из Петербурга советоваться о студенческих беспорядках".
   - "Таня... все спринцует свой нос". Татьяна Львовна болела гайморитом.
   - Эдуард Синэ (Sinet), француз, художник. Во Франции по религиозным убеждениям отказался от военной службы, был судим и, приговоренный к дисциплинарному батальону, направлен в Алжир, откуда через несколько лет бежал в России. Недолго жил у Толстых. Затем уехал с четвертой партией духоборов в Америку, где прожил среди духоборов 2 года. Получив амнистию, возвратился на родину.
  
   10 марта
   - "Приходили сегодня три барышни..." - одна из них Юлия Михайловна Комарова, две другие редакции неизвестны.
  
   11 марта - 21 июня
   - По поводу болезни Софьи Андреевны Танеев записал в своем дневнике под 25 марта 1899 г.: "В пятом часу поехал к Толстым. Болезнь Софьи Андреевны. Л. Н. очень был встревожен, когда ей стало хуже. Она ему стала припоминать его слова о том, что умереть очень легко и т. п. Он сказал: "Это все рассуждения, а чувство?".
  
   21 июня
   - "Сережа благополучно вернулся..." С. Л. Толстой вернулся из Канады 4 апреля 1899 г.
   - Андрей Дмитриевич Архангельский (р. 1879 г.), студент Московского университета, репетитор Михаила Львовича Толстого. Университет окончил в 1904 г. В 1906-1913 гг. состоял ассистентом геологии Московского университета впоследствии известный профессор геологии - с 1919 г. Моск. университета, с 1923 г. - Горной академии. Автор ряда работ по своей специальности.
   - "Заезжали из Москвы С. И. и Лавровская". О своей поездке в Ясную Поляну Танеев записал и дневнике под 9 июня 1899 г.: "Выехала навстречу Александра Львовна, которая ехала в тележке и сама правила. Я ехал на пролетке. Недалеко от церкви встретили верхом Льва Николаевича. У него очень бодрый, веселый вид. Он ехал в Ясенки отправлять письма и корректуру "Воскресения"... У Толстых очень пустынно. Голосов людских, как это бывало прежде, не слышно. В саду полная тишина. Сергей Львович перевел три главы из Проута. Ему и Софье Андреевне я читал четвертое заявление и рассказывал о консерваторских делах. Л. Н., вернувшись с поездки, заболел (камни в печени). Очень страдал и вышел в халате, имея очень нездоровый вид". Танеев уехал из Ясной Поляны 11 июня 1899 г.
  
   26 июня
   - "Собираюсь сегодня к старшим сыновьям и к внукам". В дневнике Толстого под 26 июня 1899 г. в связи с отъездом С. А. записано: "Соня уехала сегодня к сыновьям. Она была тяжело больна и теперь еще слаба. Все продолжается критическое время. Часто очень нежно жалко ее. Так было нынче, когда она прощалась".
  
   4 октября
   - "Была два раза в Москве..." С. А. Толстая уехала в Москву 14 сентября 1899 г., вернулась в Ясную 22 сентября. 20 сентября 1899 г. она писала из Москвы Татьяне Львовне: "Два дня сидела дома и усиленно считала и считалась с артельщиком; и Маруся помогала, и Ник. Ник. [Ге] у себя считал, и все больше и больше недочету. Такая это все скука. Вызвала сегодня артельного старосту, и он очень решительно сказал, что заплатит все к 3 октября, а до тех пор даст расписку в обязательствах выплатить всю сумму растраты". А. Л. Толстая в своих воспоминаниях пишет: "В первом от улицы сарае помещалась корова, затем лошади, каретный сарай, последний же сарай был занят книгами. Здесь были свалены в большом количестве сочинения отца, которые издавала и продавала мама. На это жила вся семья, так как книги приносили около 20.000 дохода ежегодно. В одном из флигелей жил артельщик Матвей Никитич Румянцев, он вел книжные деля. Это был толстый человек с окладистой бородой, большим животом и сильной одышкой. Матвей Никитич одевался солидно в черную пару с лоснящимся жилетом, по которому была пущена массивная серебряная цепочка, ходил животом вперед и казался нам очень важным. Жену его, толстую, заплывшую салом женщину, я иначе не представляю себе, как сидящей перед домом на стуле и с тупым видом щелкающей подсолнухи. ("Совр. Зап.", стр. 13).
   - "...хлопотала об определении Миши в Сумской полк". С. А. Толстая выехала из Ясной Поляны в Москву 25 сентября 1899 г., 26 сентября была у вел. кн. Сергея Александровича и в тот же день писала Толстому: "Нашла телеграмму, что великий князь меня просит в 10 ¥ часов, в 11 у него обедня. Оделась, выпила приготовленный заботой няни кофе, наняла себе проездом карету и поехала. Великий князь тотчас же меня принял. Он был удивительно любезен, спросил о здоровья Тани, Льва Николаевича и моем, говорил о бюсте Трубецкого, о Мише, что видал его и на все согласился, и все обещал, прибавив, что если еще мне что нужно, то "я всегда готов к вашим услугам, графиня, и рад исполнить вашу просьбу". Не знаю, радоваться ли мне этому согласию, хорошо ли я сделала. Мне скорее стало грустно, и мои мечты в сторону жизни в Ясной разлетелись, и мне это было жалко. От великого князя я поехала к полковому командиру, застала его, он очень любезен, научил, как дальше действовать, и прислал старшего писаря, который написал все прошения, но еще подавать их нельзя, пока не выйдет приказ великого князя".
   Сумской драгунский полк в то время считался в Москве по составу своих офицеров аристократическим. Михаил Львович поступил в полк вольноопределяющимся и 2 октября этого года был в первый раз на учении.
   - 31 декабря, а не 31 октября, как ошибочно напечатано в тексте дневников.
   - Замужество Т. Л. Толстой. Татьяна Львовна была любимицей всей семьи, - пишет А. Л. Толстая в воспоминания. - Мама несравненно более любила Таню, чем Машу. Они всегда вместе выезжали и всегда оживленно вспоминали это время. Но любовь к матери не помешала Тане быть близкой к отцу и разделять его взгляды. Она никогда резко не становилась на чью-либо сторону и всю жизнь свою старалась быть связующим звеном между родителями. Таню любили малыши, потому что она часто возилась с ними". Выход Татьяны Львовны замуж за Сухотина тяжело переживался Софьей Андреевной и Толстым. Вот что последний записывает в своем дневнике под 20 ноября 1899 г.: "Таня уехала зачем-то с Сухотиным. Жалко и оскорбительно. Я семьдесят лег все спускаю и спускаю свое мнение о женщинах, и все еще и еще надо спускать. Женский вопрос! Как же не женский вопрос? Только не в том, чтобы женщины стали руководить жизнью, а в том, чтобы они перестали губить ее". Приводим также очень интересную выдержку по поводу замужества Татьяны Львовны из воспоминаний А. Л. Толстой: "В этом же году вышла замуж Таня. Ей было уже тридцать пять лет. М. С. Сухотин, ее будущий муж, был много старше ее... Не было человека в доме, который бы сочувствовал Таниному замужеству. Все были против. Мама всегда мечтала о блестящей партии для своей любимицы... У Тани не было недостатка в женихах. И вдруг она выходит замуж за вдовца с шестью детьми... С течением времени все полюбили Михаила Сергеевича. Веселый, остроумный, с прекрасным характером, он всегда вносил оживление. "Отец любил говорить с ним, играть в шахматы. Мы подружились с его семьей" ("Совр. Зап.", стр. 139).
   - "Скопировала... с рисунков Сверчкова две лошади". Николай Егорович Сверчков (1817-1898), художник, известный главным образом как рисовальщик лошадей. После выхода в свет рассказа Толстого "Холстомер" (история лошади) написал две акварели - "Холстомер в молодости" и "Холстомер в старости". Находятся в "Государственном Толстовском музее в Москве.
  

1900

  
   5 ноября
   - Александр Александрович Крюков, профессор, товарищ председателя Общества глазных врачей в Москве. Лечил глаза С. А. Толстой.
   - Драма "Живой труп" писалась Толстым с января по ноябрь 1900 г.. 27 января этого года Толстой записал в дневнике: "Ездил смотреть "Дядю Ваню" и возмутился. Захотел написать драму "Труп", набросал конспект". "Живой труп" впервые напечатан в "газете "Русское Слово" (1911, No 218 от 23 сентября), затем в "Посмертных произведениях Толстого (М., 1911, т. I).
   - "Была у Миши в новом его имении" - Бегичево Крапивенского уезда Тульской губ. Михаил Львович купил это имение на деньги, вырученные от продажи самарского имения, доставшегося ему по разделу между детьми Толстого в 1891 г. Софья Андреевна выехала 28-го, возвратилась 30 октября. Из Бегичева в письме от 29 октября 1900 г. она писала Толстому: "О Мише трудно что рассказать, потому что он очень всегда, а теперь более чем когда-либо сдержан. Живет он в прекрасном флигеле с высокими комнатами и большими окнами. У него лакей старик и здешняя кухарка. Большой порядок. Комнат пять, одна очень большая. Хозяйство он совсем не понимает, но внимательно и осторожно относится. Большой дом чудесный, но пустой. Парк огромный, с старыми аллеями, много елок и сосен. Чудесный проточный пруд с речной рыбой. Постройки все каменные, все основательно выстроены рукой, не знающей границ траты. Но как Миша извлечет доход и как он поведет дела - трудно понять".
   - Арсений Николаевич Корещенко (p. 1870 г.), композитор и пианист. Опера "Ледяной дом" написана им в 1900 г., ставилась в Большом театре в Москве. Либретто написано М. И. Чайковским.
  
   15 ноября
   - Николай Сергеевич Воейков, помещик, офицер-кавалерист. К старости спился, опустился и был чем-то в роде шута-приживальщика в Ясной Поляне. См. воспоминания о нем Т. А. Кузминской "Моя жизнь дома и в Ясной Поляне", ч. II, гл. 14.
  
   15 ноября
   - Нарышкин - Юрий Александрович и его сестра Ольга Александровна, по мужу Арсентьева.
   - Бутенев, граф Хребтович, Константин Аполлонович с дочерью Марией.
  
   20 ноября
   - Гость с острова Явы - малаец Энгеленберг, который от голландского правительства занимал большие административные должности. По поводу его приезда Толстой писал Е. И. Попову в письме от 5 декабря 1900 г.: "Ко мне пришел проститься живший здесь малаец с острова Явы - Энгеленберг. Он был чиновником администратором голландского правительства, но, прочитав, как он говорит, "Царство божие внутри вас", решил, что не будет служить правительству, правительству, действующему насилием, и приехал в Европу узнать людей, живущих христианской жизнью. Он жил у Поши [у Бирюкова] и потом в голландской христианской земледельческой колонии, прожил в Москве три недели и едет теперь опять в Голландию, Англию и домой. Он - метис, мать - малайка, отец - голландец".
  
   24 ноября
   - Виктор Петрович Буренин (1811-1926), критик, поэт и драматург, сотрудник "Нового "Времени".
  
   27 ноября
   - Кн. Ширинский-Шихматов - вероятно, брат обер-прокурора св. Синода, путешественник, известный охотник, знаток собак, подаривший Толстому собаку-лайку "Пушок".
  
   30 ноября
   - Кн. Дмитрий Николаевич Цертелев (1852-1911), поэт, писатель, философ и публицист, друг Вл. Соловьева. Редактор с 1887 г. "Русского Вестника" и основатель-редактор в 1890-1892 гг. журнала "Русское Обозрение". Автор книги "Нравственная философия гр. Л. Н. Толстого". M., 1889. Знакомый Толстых.
   - "Студент Русанов" - Андрей Гаврилович Русанов (р. 1874 г.), врач, позднее главный врач земской больницы под Воронежем. В настоящее время профессор Воронежского университета.
   - Константин Анемподистович Михайлов, художник, учитель рисования в одной из московских гимназий. Был близок по взглядам к Толстому.
   - Михаил Петрович Новиков (р. 1871 г.), крестьянин деревни Боровково Богородицкого уезда Тульской губернии. Будучи военным писарем в одном из полков, стоявших в Москве, познакомился в 1890-х годах с Толстым и бывал у него в Хамовниках. Подвергся гонению за свои взгляды, близкие к взглядам Толстого. В 1904 г. Новиков, призванный на военную службу, написал Толстому два письма, которые Толстой поместил в своей статье "Одумайтесь", написанной по поводу русско-японской войны и направленной против войны вообще. Свое знакомство с Толстым Новиков описал в статье "Письма крестьянина" ("Международный Толстовский альманах" М., 1909, стр. 201-235).
  
   3 декабря
   - Александр Ильич Зилоти (р. 1863 г.), пианист и дирижер.
   - Александра Николаевна Стрекалова, богатая московская благотворительница.
  
   5 и 6 декабря
   - "Лев Николаевич пишет письмо государю..." 1 декабря 1900 г. Толстой писал Николаю II по следующему поводу: все духоборы, покидав Россию, не имели права возвращения. Между тем в Якутской области осталось несколько духоборов, семьи которых выехали в Канаду, надеясь на то, что их родные тоже в скором времени присоединятся к общей массе духоборов. Между тем освобождение якутских духоборов все не приходило. Тогда одиннадцать духоборок, девять жен и две матери якутских духоборов, обратились к Толстому с просьбой выхлопотать им разрешение вернуться в Россию с тем, чтобы разделить судьбу оставшихся в ссылке. Письмо царю взялся передать Н. В. Давыдов. Письмо достигло своей прямой цели: духоборки получили разрешение присоединиться к якутским ссыльным. Все они были освобождены и переселились в Канаду только в 1904-1905 гг.
  
   7 декабря
   - Василий Васильевич Андреев (р. 1862 г.), известный виртуоз - балалаечник и композитор для своего оркестра и балалайки. В 1881 г. организовал так называвшийся "великорусский струйный оркестр", состоявший из четырех равной величины домр, шести разной величины балалаек, гуслей, жалейки, пастушеского рожка и накры. Совершал с оркестром поездки по России и Европе, сопровождавшиеся большим успехом. Несколько раз посетил Толстого и играл ему на балалайке.
   - "У Илюши, близко от Москвы". Имение Ильи Львовича Толстого Мансурово находилось в Калужском уезде (Калужской губ.).
   - Сергей Николаевич Толстой страдал от неудачно сложившейся семейной жизни его дочерей.
   15 декабря 1900 г. Толстой писал М. Л. Оболенской: "Я с робостью закинул слово, чтобы ехать в Пирогово к тебе и Сереже на праздники. Мама очень огорчилась, но, кажется, привыкла к мысли, и если ее это не очень огорчит и я буду здоров, то исполню это и буду очень рад повидать Сережу, Веру, тебя, Колю, Наташу... Мама в Ясной и, кажется, завтра 16 приедет, Тани в деревне... Михаил Сергеевич завтра приезжает проездом в Рим. Миша постоянно является сюда к невесте и исчезает на охоту. Очень уж я по годам и взглядам далек от них от всех. С вами же, особенно с тобой, близок, несмотря на года".
  
   8 декабря
   - Кн. Мария Александровна Гагарина, урожд. Голицына-Прозоровская, и ее сестра Анна Александровна Гаяринова (ум. в 1919 г.).
   - Сергей Терентьевич Семенов (1868-1922), крестьянин Волоколамского уезда Московской губернии. Писатель и драматург. С Толстым познакомился в 1886 г. См. его "Воспоминания о Толстом". СПБ. 1912. Толстой написал предисловие к первому тому "Крестьянских рассказов" Семенова.
  
   10 декабря
   - Николай Александрович Цветков, богатый московский купец, директор Московского купеческого банка, дававший деньги на содержание приюта, попечительницей которого была Софья Андреевна. Жена его - Лидия Александровна Цветкова.
   - Александр Александрович Литвинов, музыкант, дирижер оркестра, артист императорских театров.
   - Леонид Витальевич Собинов, известный певец, тенор.
   - Владимир Федорович Лазурский (р. 1871 г.), репетитор Михаила и Андрея Львовичей Толстых. В 1894-1900 гг. часто бывал в доме Толстых. Одно лето провел в Ясной Поляне. См. его "Воспоминания о Толстом", М., 1911.
  

1901

  
   6 января
   - О смерти Левушки С. А. Толстая писала Толстому 26 декабря 1900 г.: "Очень трудно писать, милый друг, о том, что у нас тут происходят. Это - непрерывное страданье или разговоры, разговоры без конца о том, кто виноват, как простудили, как неправильно воспитывали, куда ехать, где жить и пр. и пр. Ребенка не хоронили, ждут Вестерлунда завтра в ночь и похороны 28-го в 12 часов дня. Состояние обоих родителей ужасно. Дора выбегает с криком или врывается в комнату, где лежит Левушка, кричит, бросается на него, зовет его, говорит бессмысленные слова. А в комнате не топили три дня и окно настежь открыто. Дора очень похудела, молока почти нет, кашляет. Лева на нее страдает, усаживает ее возле себя, а сам точно полоумный. Ушел сегодня гулять... напомнило ему и весну, когда они вернулись из-за границы, и Левушку, как бы он теперь гулял на солнышке, прибежал домой, бросился на постель, где сидела и кормила Дора; она мне бросила на руки Павлика, и сама кинулась с воплями на Леву, и начали они оба, обнявшись, рыдать - ужас".
   - Николай Николаевич Черногубов, любитель и собиратель старинных и редких вещей, мебели, картин, икон, печатных и рукописных материалов. Собирал материалы, относящиеся к биографии Фета. Известны две его печатные работы о Фете: "Происхождение Фета" ("Русский Архив". 1900, No 8, стр. 523 - 536) и "К хронологии стихов Фета" (сборник "Северные цветы". 1902, стр. 215- 225).
  
   8 января
   - Марья Васильевна Сяськова одно время явила в Ясной Поляне в качестве учительницы Александры Львовны. Позднее работала в издательстве "Посредник".
   - Письмо С. А. Толстой В. В. Стасову от 8 января 1901 г. см. "Толстой и Стасов. Переписка". Л., 1929, стр. 256.
  
   10 января
   - "Нигилист" и ""Зараженное семейство" - разные комедии. Комедия "Зараженное семейство" писалась Толстым в 1863-1864 гг. Толстой намеревался поставить ее на сцене, но по целому ряду причин комедия не увидала света рампы. Впервые напечатана издательством "Федерация". М., 1928.
   Комедия "Нигилист" писалась Толстым в 1866 году. Тогда же ее играли на домашнем спектакле в Ясной Поляне.
  
   19 января
   - О своем нездоровья Толстой писал Мооду 18 января 1901 г.: "Нездоровье мое состоит в скрытой лихорадке, производящей большую слабость и временно усиливающей мою обычную болезнь печени".
   - Отрывок из неоконченной повести "Кто прав" писался Толстым в 1891 г. Впервые напечатана издательством "Посредник" в 1911 году. ("Кто прав", изд. "Посредник", М., 1911).
  
   28 января
   - По поводу неблагополучной беременности Марьи Львовны Толстой писал ей 28 января 1901 г.: "Очень, очень больно за тебя, милая голубушка Маша. Хотя я знал, что тебе один шанс на 50 родить благополучно, я все-таки надеялся, потому что невольно за тебя и с тобою сильно желал этого. Напиши, Коля, что и как, поскорее".
  
   31 января
   - По поводу свадьбы Михаила Львовича Толстой писал С. Н. Толстому 24 января 1901 г.: "Свадьба Мишина будет 31-го. Смотрю на них, на всю их глупость молодую и стараюсь вспоминать свою глупую молодость, чтобы не осуждать их". Об этом же он писал 30 января Черткову: "Завтра Мишина свадьба, глупая, грешная, пышная свадьба. Но девушка (Глебова) интересная. Теперь ничего нет, кроме молодой, половой любви. Но что будет, когда устроится?"
  
   12 февраля
   - Иван Иванович Янжул (p. 1845 г.), известный экономист. Свое знакомство с Толстым описал в статье "Мое знакомство с Толстым" (сборник "О Толстом", М., 1909, стр. 407-425).
   - Елена Нестеровна Хренникова, певица оперной труппы московских императорских театров.
  
   16 февраля
   - Врач, лечивший Александру Львовну, - Петр Владимирович Ильин.
   - "Л. Н... пошел духоборам покупать 500 грамм хинина". По поручению сосланных в Якутскую область духоборов И. Е. Конкин писал Толстому в начале февраля 1901 г., прося у него книг и хины. "Прошлую весну мы в апреле месяце заболели тифозной лихорадкой, - писал Конкин, - и без всякой медицинской помощи почти все повально пролежали в постели до прибытия Громовского парохода, на котором мы могли достать немного хины и других лекарств". Толстой послал духоборам фунт с четвертью хины, лекарственные весы и разновески для развески хины, и письмо от 24 февраля 1901 г.
  
   6 марта
   - Определение Синода об отлучении Толстого от церкви состоялось 20-22 февраля 1901 года. Инициатором его был обер-прокурор Синода Победоносцев. В течение двадцати лет, с 1880 г. по 1901 г., Толстой написал несколько десятков художественных и теоретических произведений, направленных против государства, правительства и официальной церкви. Эти сочинения Толстого в печатном виде и в рукописных копиях быстро расходились в публике. Большое число читателей противоцерковных и противоправительственных произведений Толстого под влиянием этого чтения разделяли религиозные взгляды Толстого. Другая значительная часть читателей делала из этого чтения революционный выводы. Имя Толстого часто являлось организующим началом, a иногда лишь поводом для выражения протеста против существующего строя. Отлучение Толстого явилось этапом борьбы правительства и церкви с влиянием на русское общество Толстого. Дату отлучения можно считать случайной. Толстого можно было отлучить с таким же основанием и раньше 1901 г. и позднее. Непосредственным поводом для этого акта послужило напечатанное Толстым в 1899 г. "Воскресение". В первой части романа (гл. 39 и 40) он, описывая богослужение в тюремной церкви, "подверг глумлению величайшее из таинств, святую евхаристию", т. е. таинство причащения. Хотя главы эти целиком были вымараны цензурой в русском издании романа, они стали известны по заграничным лондонским изданиям "Воскресения". Но, кроме этого, безусловно была неприемлема и общественная сторона романа - критика Толстым суда, правительственных учреждений, тюрем, ссылки, сочувствие Толстого революционерам и т. д. 31 марта 1900 г. во время болезни Толстого Синодом был издан циркуляр о запрещении моления о нем в случае его смерти. Это распоряжение было как бы предисловием к отлучению, последовавшему без малого через год.
   В начале 1901 г. в Киевском университете произошли студенческие беспорядки. К 176 студентам за участие в беспорядках были применены "временные правила" от 29 июня 1899 г. - они были отданы в солдаты. Это послужило толчком для большого общественного возбуждения и революционных выступлений. В защиту киевских студентов выступили студенты Москвы, Петербурга, Харькова, Одессы. Толстой в письме к Черткову от 7 марта 1901 г. писал по этому поводу: "Самое замечательное в этом движении то, что народ на стороне студентов или скорее на стороне выражения неудовольствия".
   Опубликование в ту пору отлучения не только не отвлекло общественного внимания от революции и студентов, а, наоборот, усилило его. Синод, вместо посрамления Толстого и подтверждения авторитета и значения церкви, своим определением сделал имя Толстого еще более популярным, а авторитет церкви еще более поколебленным. Общественное мнение было на стороне Толстого. Несмотря на то, что Главное управление по делам печати одновременно с опубликованием отлучения разослало циркуляр, запрещающий "обсуждение определения св. Синода", определение это обсуждалось, результатом чего явились посыпавшиеся приветствия с выражением сочувствия Толстому и возмущения по адресу Синода. Толстой получал приветствия от отдельных лиц, групп людей и различных организаций - как России, так и из-за границы в течение нескольких месяцев. За одни лишь март он получил более 100 писем и телеграмм с подписями около 4.000 лиц. Приведем одно из таких приветствий Толстому из Женевы группы политических эмигрантов: "Дорогой Лев Николаевич. Мы вполне уверены, что нелепое распоряжение Синода от 22 февраля с. г. не могло нарушить спокойствия Вашего духа. Но, присутствуя при факте этого наглого лицемерия, мы не можем удержаться, чтобы не выразить Вам нашего горячего сочувствия и солидарности с Вами во многих "преступлениях", взводимых на Вас Синодом. Мы искренне желали бы удостоиться той чести, которую оказал Вам Синод, отделив такой резкой чертой свое позорное существование от Вашей честной жизни. По своей близорукости Синод просмотрел самое главное Ваше "преступление" перед ним - то, что Вы своими писаниями рассеиваете тьму, которой он служит, и даете сильный нравственный толчок истинному прогрессу человечества. За это приносим Вам нашу глубокую благодарность и от души желаем продления Вашей жизни еще на многие годы". Следует около 20 подписей. В числе подписавшихся В. Д. Бонч-Бруевич, М. В. Величкина, П. И. Бирюков.
   В ответ на приветствия Толстой написал в середине марта 1901 г. письмо "В редакции газет": "Г. Редактор. Не имея возможности лично поблагодарить всех тех лиц, от сановников до простых рабочих, выразивших мне как лично, так и по почте и по телеграфу, свое сочувствие по поводу постановления св. Синода от 20-22 февраля, покорнейше прошу вашу уважаемую газету поблагодарить всех этих лиц, причем сочувствие, высказанное мне, я приписываю не столько значению своей деятельности, сколько остроумию и благовременности постановления св. Синода". Письмо Толстого в России появиться не могло в силу цензурных условий. Опубликовано за границей в "Листках Свободного слова" No 23, 1901, стр. 24.
  
   26 марта
   - Толстой написал свое "обращение" "Царю и его помощникам" 15 марта 1901 года. Впервые напечатано за границей ("Листки Свободного слова", 1901. No 20, стр. 1-8).
   В этом обращении, разосланном Толстым царю, великим князьям и министрам, он предлагает для успокоения страны след. меры: 1) уравнять крестьян в их правах с другими гражданами; 2) перестать применять так называемые правила об усиленной охране; 3) уничтожить все преграды к образованию, воспитанию и преподаванию; 4) уничтожить все стеснения религиозной свободы. В конце "Обращения" он говорит: "Писал это Лев Толстой и, писавши, старался изложить не одно свое мнение, а мнение многих лучших бескорыстных и добрых людей, желающих того же".
   30 марта 1901 г. Толстой писал Черткову: "О судьбе его [обращении] ничего не знаю".
   - В своих воспоминаниях А. Л. Толстая пишет о том, как впервые в жизни она отошла от матери и стала на сторону взглядов отца: "В вербную субботу, когда мать крикнула, чтобы я собиралась с ней в церковь, а сказала, что не пойду. Она не сразу меня помяла. - Почему? Ты нездорова? - "Нет, я здорова, а в церковь больше не пойду". - Да почему же?- "Не хочу, не нужно, фальшиво все". Мама была так потрясена, что сразу не нашла, что мне ответить. Мое заявление было для нее страшным ударом. Две старшие дочери уже давно отошли от церкви, проникшись учением отца. Меня мать старалась воспитать в православии, часто водила в церковь, она надеялась, что хоть одна из ее дочерей не собьется с истинного пути и останется православной... По-видимому, взгляды отца в какой-то примитивной форме уже коснулись моего детского сознания, но мама не подозревала этого. Теперь, когда я отказалась идти в церковь, она решила, что отец говорил со мной и повлиял на меня. Мама тотчас же пошла к нему в кабинет объясняться. Они говорили долго. Когда она, шурша шелковой юбкой, спустилась вниз, щеки ее горели, а глаза были красны от слез. "Тебя отец зовет", - сказала она". Александра Львовна пошла к отцу. "Он спросил ее: "...почему же ты мать огорчаешь, не идешь с ней в церковь?" - Ложь, фальшь там одна, не могу, - выкрикнула я сквозь душившие меня рыдания. Лицо отца еще больше смягчилось, глаза стали ласковыми, добрыми. "Вот так. Да ты не плачь, голубушка..." Отец казался взволнованным. Он уже не сидел, а ходил по комнате, засунув руки за пояс, а я следила за ним, ловя выражение его лица. "А все-таки пойди с матерью в церковь сегодня. Можешь?" - спросит он ласково, и вместе с тем многозначительно, как на взрослую взглянув на меня. Я поняла его взгляд. - Хорошо. - Он нагнулся и поцеловал меня в лоб. Глаза его весело сияли. Я быстро сбежала вниз, оделась и, к удивлению и радости моей матери, сказала ей, что иду ко всенощной.
   С этого дня отец уже никогда не был для меня недоступным, чужим". ("Совр. Зап.", XIV, стр. 157-159).
   - Петр Семенович Ванновский (1822-1904) был военным министром при Александре III
и министром просвещения с 25 марта 1901 г. по 11 апрели 1902 г. Ванновский возвратил студентов, отданных в солдаты при Боголепове, и пытался наладить отношения со студенчеством путем разрешения курсовых сходок, кружков, столовых, касс взаимопомощи и пр. Однако все это было обставлено такими стеснительными условиями, что студенты не захотели воспользоваться его разрешением.
  
   30 марта
   - "Портрет Льва Николаевича" - известная большая картина работы Репина, изображающая Толстого босиком в лесу ("Толстой на молитве"); написан художником в 1901 г. Картина была выставлена на XXIX выставке передвижников. Находится в Русском музее в Ленинграде.
   - 25 марта 1901 г. группа посетителей выставки устроила перед картиной демонстрацию сочувствия Толстому, послал ему телеграмму, а затем, вследствие запрещения подачи Толстому сочувственных телеграмм, письмо. Приводим это письмо: "С.-Петербург. 4 апреля 1901 года. Лев Николаевич. 25 марта собравшиеся на передвижной выставке поручили нам отправить следующую телеграмму: "Москва. Графу Льву Николаевичу Толстому. Присутствующая публика на передвижной выставке при виде Вашего портрета слилась в едином порыве благожелания и горячей признательности великому учителю жизни. Подписали немедленно 397 лиц". До сих пор мы не знаем достоверно, вручена ли Вам эта телеграмма, поэтому считаем долгом попытаться передать ее другим путем - в настоящем письме, а вместе с тем прислать подлинные подписи и сообщить вкратце, что произошло перед Вашим портретом. Появление портрета на выставке дало обществу повод высказать свое осуждение Синоду и выразить свои симпатии к Вам за Вашу постоянную отзывчивость на все явления русской жизни, за Ваш неумолчный, смелый призыв к исканию правды и к борьбе за нее. Собравшаяся с этой целью публика уже в 12 часов стала тесниться перед Вашим портретом и ожидала с нетерпением почина в устройстве овации. Часу во втором студенты стали украшать портрет гирляндами из живых цветов. Раздались громкие аплодисменты. Затем в течение 3-4 часов портрет несколько раз осыпали массою зелени и цветами. Слышались возгласы: "Долой Победоносцева", "Ура Льву Николаевичу", дружно подхватываемые всеми. Все единодушно приняли предложение послать приведенную телеграмму, и скоро люди всякого звания и положения покрыли ее своими подписями. Расходясь, каждый уносил на память по цветку от портрета. Всех объединило чувство сердечной признательности к борцу за свободу совести и проповеднику истинной любви к ближнему".
   В результате этой демонстрация портрет Толстого с выставки был снят. Новая группа посетителей, не найдя на выставке портрета, послала Толстому цветы и приветственную телеграмму.
  
   6 июня
   - "Пастернак хочет написать группу из Л. Н., меня и Тани". Л. О. Пастернаком эта группа написана. Это - известная его картина "Толстой в семье", изображающая Толстого, Софью Андреевну и Татьяну Львовну за круглым столом у лампы в зале яснополянского дома. Картина написана художником в нескольких вариантах: один находится в Русском музее в Ленинграде (пастель), два в Государственном Толстовском музее в Москве (пастель и масло).
  
   14 июня
   - Наум Львович Аронсон (р. 1872 г.), скульптор, учился в Виленской рисовальной

Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 584 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа