Главная » Книги

Толстой Лев Николаевич - Том 57, Дневники и записные книжки 1909, Полное собрание сочинений, Страница 11

Толстой Лев Николаевич - Том 57, Дневники и записные книжки 1909, Полное собрание сочинений


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

v>
   6 Мая. Самоотречение! Разве можно отрекаться от себя, когда я - только Я. Самоотречение есть отречение от того, ч[то] я ошибочно считаю собою. - Самоотречение есть только признание своей божественности, вечности.
  
   10 Мая. 1) Умирая просит, умоляет не заставлять его отрицать, осуждать обман церкви.
  
  
  
  
   2) Письмо С[оне]. Прости меня. Я прощаю, но не могу не сказать всё то, ч[ем] страдал от тебя. Пишу теперь из-за гроба, надеясь, ч[то] ты подумаешь о душе. В тебе я замечал это.
   3) Дневник не давать читать.
  
   11 Мая. Всё дело в том, чего человек хочет достигнуть - идеал. Хочет чести, богатства, удовольствий -будет одна жизнь; хоч[ет] почитать, любить - будет другая. Всё в идеале. Хоч[ет] бог[атства], поч[естей], удовольствий - будет....... хочет любви-будет 1)...... 2).... З).....6
   Любить Б[ога] значит любить проявления Его. Проявлен[ия] его везде: в земле, в небе, но одни дальше от того проявления, какое во мне, друг[ие] - ближе. Чем ближе ко мне проявление, тем больше можно и должно любить. Самое близкое человек, потом животн[ое], потом растен[ие], потом такое, в каком я не вижу жизни: камень, земля, небо, звезды.
   Небо, звезды больше, чем камень, т[ак] к[ак] в камне я не вижу жизни, хотя я и познаю его всеми чувствами. Звезды я познаю только одним и могу предполагать, что не знаю, п[отому] ч[то) они не подлежат чувству слуха, осязания.
  
   Чувствую эти последние дни особенную радость. Неужели это от душевного состояния только, а не от телесного? Как бы это б[ыло] радостно!
  
   Главная ошибка в том, чтобы думать, ч[то] учение любви требует осуществления всей любви. Если бы это б[ыло] возможно, не б[ыло] бы жизни. Уч[ение] люб[ви] требует приближение постепенное к идеалу. И в нашей жизни это приближение выражается прежде всего отрицательно-недел[анием].
   Алек. Гаврил. Рыбин [неразобр.]
  
   [13 мая.] Письмо это отдадут тебе, когда меня уже не будет. Пишу тебе из-за гроба с тем, чтобы сказать тебе, ч[то]для твоего блага столько раз, столько лет хотел и не мог, не умел сказать тебе, пока б[ыл] жив. Знаю, ч[то] если бы я б[ыл] лучше, добрее, я бы при жизни сумел сказать так, чтобы ты выслушала меня, но я не умел. Прости меня за это, прости и за всё то, в чем я перед тобой был виноват во всё время нашей жизни и в особенности в первое время. Тебе мне прощать нечего, ты была, какою тебя мать родила, верною, доброю женой и хорошей матерью. Но именно п[отому], ч[то] ты была такою, какою тебя мать родила, и оставалась такою и не хотела изменяться, не хотела работать над собой, идти вперед к добру, к истине, а напротив, с каким-то упорством держалась всего самого дурного, противного всему тому, что для меня б[ыло] дорого, ты много сделала дурного другим людям и сама всё больше и больше опускалась и дошла до того жалкого положения, в к[отором] ты теперь.
  
   17 Мая. [1)] Чествование мое -плохой признак. Навело меня на эту мысль чествование Мечникова. Оба мы, очевидно, оч[ень] пустые люди, если так потрафили толпе. Утешает меня немного то, ч[то] меня ругают - не завистники, а серьезно ругают революционеры и церковники.
   2) Есть два очень грубые и распространенные суеверия: одно - то, что есть Бог, к[оторый] сотворил мир и человека и дал ему определенные, выраженные словами законы, другое -то, ч[то] мир, познаваемый нашими чувствами, действительно есть, и наша жизнь определяет наши отношения к этому миру. Первое суевер[ие] распространено среди масс и как ни грубо, оно, оно все-таки менее грубо, чем суеверие так наз[ываемы]х образ[ованны]х, не признающих свое мировоззрение верой, тогда как основное отношение человека к миру - хочет ли он или не хочет того-есть вера.
  
   18. 1) Изобрет[ение] вещей для богатых и 2) угождение богатым, а не улучшение средств жизни для всех.
   Богопочитание - в уважении и любви к каждому чел[овеку], молитва - в представлении себе высшего совершенства - Бога и в сравнении себя с ним. В покаянии о прежнем и в приготовлении к лучшей жизни.
  
   19. 1) Но могу восстановить свою независимость от мира и сознание живой своей зависимости от одного Его.
   2) "В ч[ем] смысл жизни? Что добро, ч[то] зло? Ч[то] такое Бог? Ч[то] совершается смертью? Что дух, ч[то] материя?" Всё это спрашивает студент, воображая, ч[то] он один так умен, ч[то] мож[ет] ставить эти вопросы, на к[оторые] нет ответ[ов]. А он только невежда, знающий, сколько ног у какой козявки, а не имеющий ни малейшего понятия о том, ч[то] думали об этих вопросах величайшие умы мира.
  
   21. Мужч[ина] смешон, когда занят своим лицом и грацией, а женщина - силой и умом.
   22. Говорить о праве, когда есть право собственности на землю, всё равно, что говорить о праве на рабов.
   25 Мая. [1)] Особенно живо почувствовал то, ч[то] время есть только данная мне возможность участвовать и сознавать свое участие в деле Божием. Всё, что я сделал и делаю, всё это уже есть для Высшего Всего. И что бы я ни сделал, будет то, что должно быть и что уже есть для Него. Это подобно тому, что если бы каждая былинка посеянной хозяином ржи имела сознание того, ч[то] она может [принимать] влагу, и свет, и тепло солнца и может не принимать их. Хозяин же знал бы, что рожь вырастет. (Не то, а есть что-то, и очень важное.)
   Старой Колпны Гужона.
  
   2) Любовь к родным и близк[им] - это образец того, какая долж[на] б[ыть] любовь ко всем.
   [29 мая.]
   Я получил уже несколько писем, подобных вашему, в к[оторых] пишущие все одинаково недоумевают, отчего я как-то не так, как это им кажется я долж[ен] бы был сделать, распорядился с моим состоянием. Однообразие этих писем показывает, ч[то] они вызваны какой-нибудь враждебной мне газетной или журнальной статьей. Я сначала решил не отвечать на них, но письма эти повторяются, и я подумал, ч[то] мое молчание может быть соблазном для пишущих, и потому решил отвечать на все такие письма следующим письмом, к[оторое] и вам посылаю.
   Объяснять неизвестн[ым] мне людям, как я распорядился моим состоянием и почему распорядился так, как я распорядился, считаю не только излишним, но и невозможным. Лица же, действительно желающие знать это, всегда могут узнать это помимо меня. Если же люди, не зная ничего ни о том, как я распорядился, и почему распорядился] т[ак], к[ак] распорядился, предпочитают верить другим, считая меня лицемером, то самое лучшее, что они могут сделать, это то, ч[то]бы, жалея меня, стараться не иметь с таким лжецом, корыстол[юбцем] и обманщ[иком] никакого дела. Главное же то, ч[то] если я действительно нехороший человек, то то, что я говорю о жизни; о том, как надо жить людям, если оно справедливо, не становится от этого ложным и не требующим исполнения. Тем более, ч[то] то, ч[то] я говорю, говорю не от себя, а только стараюсь разъяснять значение того, что говорил Христос, признаваемый среди нас Богом.
   Почитать и любить его как себя и делать ему, чего себе хочешь.
   1) Председатель опеки, Заседатель, Секр[етарь].
   2) Воинское присутствие.
   3) Уездн[ый] съезд земск[их] начальников].
   4) Земск[ое] собрание.
   5) Тюремн[ый] комитет, Предв[одитель], Исправник, почетн[ый] Мировой, директора.
   6) Губернатор.
   7) Санитар[ный] комит[ет].
   8) Училищ[ный] совет.
  
   29 Мая. 1) Опять ошибся с тульскими просителями. Не думай о них, а об себе, и [не думай о] их мнении.
   2) Люди мало мыслящие и оч[ень] занятые своей целью не могут перенестись в другого - не могут.
   3) 1 Июн. Бога нельзя познать иначе, как так, что есть только одно сущее, одно, что действительно есть и помимо чего нет ничего, что ничто действительно не существует, кроме Его. Всё только кажется существующим, п[отому] ч[то] всё во времени и пространстве.
   Бога или совсем нет или есть только Он.
   Вы спрашиваете, согласен ли я на то, чтобы вы отдали в печать мое прежнее письмо - ответ на ваши вопросы о женщинах. Думаю, ч[то] в том письме есть лишнее, не интересное для печати, и потому предпочитаю послать вам для печати это письмо, в к[отор]ом повторяю то же, что говорил и в первом, и более подробно. Для религиозного человека вообще и для христианина в особенности не может быть и вопроса о неравенстве мущины и женщины, т[ак] к[ак] в каждом человеке, без различия его пола, по учению Христа, живет одно и то же во всех проявление Божества, сын Божий, к[отор]ое поэтому и не может быть больше или меньше в том или другом человеке. Проявление же этого божественного начала одинаково возможно как в мущ[ине], так и в женщине. Если и могут быть различия между мущ[иной] и жен[щиной] в некоторых низших человеческих свойствах, и в одних, как в физич[еской] силе, в пользу мущины, и в других, как в способности исключительной материнской любви, и самоотвержения - в пользу женщины, то в главных, высших, духовных свойствах нет и не может быть различия меж[ду] ж[енщиной] и м[ужчиной].
   Такое мое мнение, к[отор]ое я, сколько мне помнится, выражал в моих писаниях. Рад случаю повторить его в письме к вам.
  
   1 Июн. Курсисткам.
   1) Религиозное понимание жизни [1 или 2 неразобр.]
   2) Целомудрие.
   3) Если брак, то только тогда, когда стремление к соединению и телесное и духовное. (Саше присутствовать].)
   -
   4) Воздержание от прелюбодеян[ия] словам.
   И внешняя форма это[го] богопоч[итания] оч[ень] определенна, проста, исполни[ма] и всегда доступна. Вн[ешняя] ф[орма] эта в том, чтобы, первое, не спуска[я] его, держать перед собой образец полного совершенства (Зачеркнуто: любви, чистоты, свободы.от всяких слабостей, пороков,), следить за собой, исправлять свои недостатки, быть [1 неразобр.] к [2 неразобр.], и второе - помнить при общении с всяким, всяким, какой бы он ни б[ыл], человеком, ч[то] в нем тот же Б[ог], как и во мне, и пото[му] вера в Бога в том и состоит, что я, зная Его, с доверием отдаюсь Ему и в жизни и в смерти, не зная и не нуждаясь знать, что будет со мной, верю так же, как верит ребенок матери, к[оторая] пугает его, что уронит. Ребенок только улыбается на это.
  
   2 Июня. Цели, достижения их, вот ч[то] объясняет жестокость. Не иметь целей или только такие, к[оторые] менее важны, чем внутренняя работа.
  
  
  
  
  
  
   3 И. [1)] Думал о пись[ме] властям, зачем не исполняют закон на мне.
   2) С Л[евой] о Г[енри] Ж[орже] и земле. Он говори[л] о том, ч[то] то же должно бы сделать и относительно капитала. Всегдашняя уловка людей, желающих не следовать тому, ч[то] не могут не считать справедливым, - уловка в том, чтобы требовать большего, представляющегося невозможным (в особенности когда меньшее не исполнено), и под предлогом того, что все не может быть исполнено, не исполнять того, что можно.
   Цель уничтожения преимуществ, даваемых капиталом, есть дело равенства; цель уничтожения земельной собственности есть дело справедливости.
  
  
  
  
  
   6 Июн. Молитва в определенное время и даже одними и теми же определ[енными] словами вырождается в привычку не затрогивающую душу. Хорошо знать несколько молитв и вспоминать их, когда нужно.
   1) Лицемерие и подлость.
   2) Благодетель староста-не увидишь [1 стерто]
   3) Детская рубашка.
   А между тем люди, имеющие возможность руководить насилием и предоставляющим1 выгоды образованием, но не имея уже никаких общих с народом основ для этого, принудительным образом вводят то образование и по выбору предметов и по степени его, к[отор]ое им представляется выгодным или желательным.
  
   8 Июня. В 1-й раз вчера испытал чувство полной преданности воле Бога, т. е. ничего для себя не хочешь, одного хочешь: делать то, ч[его] Он хочет. И такое радостное, в 1-й раз испытанное чувство.
   К стыду своему, досад[овал], ч[то] меня не узнают.
   9 Ин. Любовь как орудие борьбы.
   Знаю Б[ога] п[отому], ч[то] знаю в себе любовь к людям и ко всему живому.
   Знаю, что живу, п[отому], ч[то] люблю себя, и не одного себя, а всё живое.
   Я не потому люблю людей и свою душу, ч[то] знаю Бога и Его волю, а знаю Бога и Его волю п[отому], ч[то] люблю (не одно свое тело, но люблю) и (души) других людей.
   Я знаю Б[ога] п[отому], ч[то] знаю свою душу. А душу свою знаю п[отому], ч[то] люблю ее, и не одну свою душу, а душу других людей и душу всего живого.
  
   (10 июня.)
   Тело мое болеет и умирает. Душа не болеет и не умирает.
   (Душа моя это Бог во мне.)
   Живу я и телом и душ[ою]. Тело любит только себя, душа любит всех людей, всё живое. Тело болеет, стареется и умирает. Душа не болеет, не стареется и не умирает. Я не властен в теле, а влас[тен] в душе, и пото[му] настоящая жизнь моя в душе, а не в теле, буду полагать жизнь свою в душе, а не в теле.
  
   Все бедствия людей теперь у нас, в России, очевидно, в одном, только в одном: в ложном понимании жизни. Правительство, С[оюз] Р[усского] Н(арода] совершенно правы, не допуская никаких изменений в религиозн[ом] установленном внушен[ии].
   Всё в этом.
  
   12 И. Вчера говорил с Любой и Алей о стихах. Надо б[ыло] спросить: знаете ли вы, как жить? А не знаете, то пока не узнаете этого, ничего нельзя изучать (оч[ень] важн[о]).
  
  
  
   Возмущает несправедливость, жестокость только при первом впечатлении. Потом привыкаешь. А когда родился и живешь в ней, то почти не можешь видеть ее.
  
   13 Июн.
   1) Главное различие в том, ч[то] в Боге церковн[ом] можно и даже нельзя не сомневаться, в Боге же любви не может быть сомнений. Человеку, становящемуся на ходули, кажется, ч[то] (Зач: он и выше) его положен[ие] (Зач: безопаснее) лучше то[го], кто стоит на своих ног[ах]. Но с ходуль падают, с своих ног упасть некуда.
   2) Бог открывается любовью, но утверждается разумом.
   3) Б[ог] любви соедин[яет], Б[ог] ц[ерковный] разъединяет.
   4) (В конце 1-й стр.) Богопоч[итание] отрицательное как уважен[ие] к чел[овеку].
   5) Б[ог] открывается человеку и любовью и разумо[м]. Это две стороны Его, доступные человеку.
   Посмотре[л] на босые ноги, вспомни[л] Акси[инью], то, ч[то] она жива, и, говорят, Ерм[ил] мой сын, и я не прошу у нее прощенья, не покая[лся], не каюсь каждый ча[с] и смею осуждать других.
  
   16 И. Человек знает, что умирает. Казалось бы, довольно знать это для того, чтобы понять, что смысл жизни должен быть неумирающий. А смысл может быть только один: исполнять волю Пославшего.
   17 И. Когда я задал себе задачу подавлять в себе всякое чувство недоброжелательства к людям, как мне неважно казалось это дело, главное п[отому],ч[то] казалось неисполнимо первые дни. И вот прошло месяц или два, и я нынче стал думать, к кому у меня есть недоброжелательство, стал вспоминать и не нашел. Какая радость!
   Может быть, это хорош[ее] расположение духа, но нет, и в само[м] дурном у меня уж нет недоброжелательства, хотя и нет той люб[ви] ко всем, какую испытываю сейчас.
   La parole a ete donee a l'homme pour cacher ses pensees [Слово дано человеку для того, чтобы скрывать свои мысли.]. Как редки и драгоценны люди, к[оторые] думают, que la parole a ete donee a l'homme pour exprimer ses pensees [что слово дало человеку для того, чтобы выражать свои мысли.)!
  
   Знаю, ч[то] всё благо, если я с Тобо[ю], а что для того, чтобы быть с Тобою, надо быть в любви ко всему. Буду же любить всех.
   Замок, запирающий всё, солдатство. Ключ один: вера в добро.
   Солдаты держ[ат] солдатство, а солдатство держи[т] всё.
   Расчета разума недостаточно - нужна вера.
   Посредством разума познаешь то, ч[то] то, ч[то] есть Б[ог), познаешь через любовь.
   Да, как удивительного, что Б[ог] для проявления себя людям избрал меня, такое мерзк[ое] орудие.
   Знаю, что если я в любви, то я с Тобо[ю]. А если я с Тобою, то всё благо, и потому хочу всегда быть в любви со всеми в делах, словах и мысля[х].
  
   20 И. Матерьялисты неизбежно должны признавать Творца. Почему материя сложилась так, что из нее выросло и сознание? Если же основа всего сознание, то материя со всеми ее формами и изменениями есть только его (сознания) произведение.
   21. Злы, глупы и виноваты не люди, а виноват только мир, хотя и не зло, но глуп, и оч[ень] глуп.
  
   Два умные и добрые человека врозь - вместе и глупы и злы.
   Б[ог] это то, от че[го] я созн[аю] се[бя] отделенным].
   Если я сознаю себя отделенным] от матер[ьяльного] мира, то Б[ог] у меня есть, но только глупый, т. е. вещество и его изменен[ия], к[оторые] имеют смысл только в пределах; как Всё - бессмысленно].
  
   22 И. Самые злые дела делаются из-за славы людской. Злые дела из-за похоти уменьшаются с годами, но грех[и] славы людск[ой] только растут с годами.
   2) Казалось бы, ч[то] может быть невиннее беззлобивой шутки, а между тем шутка есть одно средство скрывания от себя людьми, не желающими видеть ее, серьезность жизни.
   3) Старики забывают многое, почти всё.
   Если представить себе рождение в следующей жизни, то рождается, не помня прошедшего, т. е. так, как мы все рождаемся.
   Неверно тут только то, что при возрождении предполагается время, а забвение всего и есть выход из условий времени. Смерть всегда останется возвращением к тому, из чего исшел.
   Работник отработал свой урок и возвращается к хозяину. Что он прикажет?
  
   23 И. 1) Дурное расположение не только не вредно, но полезно для духовной работы.
   2) Нельзя ли вместо того, чтобы говорить, что мало и плохо думается от неприлива крови к мозгу, или смотрю мрачно на жизнь от печени, что недостаточное оживление кровью мозга и болезнь печени от неясности мысли и дурного расположения. Одно нераздельно с другим. Что же причина и что следствие. Признаю я вещественное причиной духовно[го] п[отому], ч[то] внимание мое направлено на вещественные изменения, а не на духовн[ые].
  
  
   3) Пора перестать писать для нашего развращенного, расслабленного круга, а работать только для мужика и религиозно-философское и художественное. Помоги, Отец.
  
  
   Отец мой, помоги мне делать только то, чего Ты через меня хочешь.
   Один человек хорош; как только сойдется с другими, так становится хуже, и чем больше людей, тем хуже. От этого-то и важна, нужна любовь, что только с нею, не делаясь хуже, могут сходиться люди.
   Да что же мне никто этого не сказал.
   Добролюбовцы.
  
   26 И. Какой работник не знает радости исполненного дела. Такая же, только в[о] много раз большая, та, к[оторую] испытываешь, исполняя дело любви, когда поставишь его дело[м] жизни. Особенно же при этом деле, этой работе то, ч[то] ничто не може[т] помешать ей.
  
   Буддисты говорят, что как старики забываю[т] всё прошедшее, так и вновь нарождающиеся души не помнят прежней жизни.. Я же скажу, что, приближаясь к смерти, мы не только забываем прошедшее, но и теряе[м] интерес к будущему, т. е. выходим из жизни временной и приближаемся к безвременно[му] началу жизни.
   В первый раз увидал богатств[о] и бедность.
   Да, вера это, ч[то] стоит толь[ко] оставить все суевер[ия].
   Всё вещественное даже не ничтожно, а ничто, п[отому] ч[то] всегда есть часть бесконечного, всегда a/? = 0. Действительно существует только я -мое сознание. Скажут: "если так, то ничего нет жизни или, по крайней мере, никако[го] смысла в жизни". Но это неправда: жизнь в усилении, уяснении сознания. А это уясн[ение] может происходить только в мире временном и пространственном, к[оторый] сам в себе не имеет значения, но необходим для работы уяснения сознания. Магомет, кажется, сказал: Бог захотел не один наслаждаться благом жизни, а дал его и подобным себе существам.
  
  
  
   Пругавин пишет о религии, как пишут о разн[ых] увлечениях не умных людей: то много занимались балалайк[ой], то оставили, теперь опять взялись.
  
   Стоит только освободиться от суеверии и понять, что то, ч[то] при вере в личного законодателя Б[ога] представляется одним из многих его повелений, есть единственное несомненное проявление его, в к[оторое] одно нельзя (не верить и в к[отором] одном нельзя сомневаться), п[отому] ч[то] сам испытываешь его.
   Стоит только освободиться хоть на время от суевер[ия] для то[го], чтобы вера представилась так естественна, что показалось бы, ч[то]всё это знал, тол[ько] забыл, и что и нел[ьзя] иначе понимать свою жизнь и начало и жизнь мира.
  
   А стоит только испытать то богоп[очитание] любви, к[оторое] вытекает из этой веры, чтоб по радостному спокойствию убедиться, что одна вера и одно вытекающее из не[е] богоп[очитание] истинны.
  
   28 И. Истинное знание только одно: знать, как жить. Большей частью же люди, знающие оч[ень) много, не знаю[т] этого и даже думают, что этого нельзя и не нужно знать. Ненужное знание мешает им узнать то, что нужно.
  
   Чудеса только п[отому], ч[то] нет основы разумной.
  
   Оч[ень] слабеют силы. Утром и вечером во мне два человека.
  
   30. Просить не о чем и некого. Для своего блага надо всё самому делать.
  
   Надо никакой общ[ины] не составлять, а идти к источ[нику].
  
   Сознание себя, т. е. возможность смотреть на себя как на что-то подлежащее моему наблюдению и направлению, показывает, ч[то] есть во мне составляющее мое истинное я, нечто другое, высшее первому "я", такое нечто, чего я не могу уже сознавать, т. е. наблюдать. Разница же этого высшего я от низшего, кроме того, что высшее может наблюдать низшее, но не наоборот, еще и та, что первое личное, второе же общее, всемирное. Первое признает желательным только то, ч[то] нужно для него одного, второе-высшее-то, ч[то] нужно и желательно для всех, признает нравственное, т. е. любовь,-признание желательным блага не одного себя, но всех так[их] же, как низшее я, существ.
  
   5 (июля). Сначала растет тело, потом дух.
  
   К С[татье]. Без машин прож[ить] хорошо мож[но], а без любви нельзя.
   Не могу не удивляться, зачем избр[ал] такую гадину, как я, чтобы через меня говорить людям.
   Еще вред науки-приписывание важн[ости] этой жизни.
   Зас[орен?] исто[чник] жизн[и] люд[ей] и т. д.
  
   Надо знать, по че[му] распределять важность знаний.
   Юриспруденция: уголовное право, международное], все военные, медици[инские] науки, алопат[ия], гомеопатия.
  
   Цель - польза - никог[да] недоступна.
   Наука богатых и делает всё для богатых.
   Не мож[ет] быть.
   И. Алексеевский.
   9. Ехать в Стокгольм сказать, что корень солдатство, поставить дилему: войско или Хр[истианство]. Кто главный преступник? Не затем ли их окружают почестями, чтоб не презир[али]. В роде М. de Раг[is].
   За хорошее ученье не будут награждать, как за то, ч[то]бы человек принял хорошую пищу.
  
   What I think about vivisection is that if people allow themselves not only to take but to endanger life for the benefit of many there is no limit for their cruelty. (Мое мнение о вивисекции: если люди позволяют себе не только отнимать, но подвергать опасности жизнь для блага многих, то нет предела их жестокости.)
   Dear Sir,
   What I think about vivisection is that if people admit that they have the right to take or to endanger the life of living beings for the benefit of others there will be no limit for their cruelty. [Милостивый государь, мое мнение о вивисекции: если люди допускают, что они имеют право отнимать или подвергать опасности жизнь живых существ ради блага других, то нет предела их жестокости.]
  
  
   12. Начать с писем старых, пото[м] теперешних. Всё, ч[то] говор[илось] здесь, оч[ень] хорошо, но похоже на то: у нас у вс[ех] есть ключ, (Далее в подлиннике написано слово чтобы которое следует считать не зачеркнутым по ошибке.) средство выйти, но мы не идем, а лом[имся] или, скорее, внушаем тому, кто нас держит, ч[то] ему надо нас выпустить.
   Разве не ясно, ч[то]
   Мало того, мы выражаем всяч[еское] уваж[ение] этим, кому нужны эти солдаты не сто[лько] для войны, скол[ько] для продолжения] свое[го] насил[ия].
   Если мы допуска[ем] солдатство, то у нас нет религии, нет нравственности, а без это[го] мы разбойники.
  
  
   Так и надо знать.
  
   Сначала жутко, одиноко без суда лю[дского], а потом особенно твердо.
   - Только в работе мысли нет протечения времени.
  
   Н[иколаю] Н[иколаевичу] написать 1) Скипетрову и ответи[ть] на письмо о наук[е].
  
   [13-14 июля.) Познаем Б[ога] в 3-х видах: в Нем самом, в самих себе и в ближних. Познавать Б[ога] в Нем самом значит познавать Его волю и быть готовым исполнять ее. Познавать Б[ога] в самих себе значит познавать в себе волю Б[ога] - любовь. Познавать Бога в ближнем значит признавать в ближнем того же Б[ога], к[оторый] живет в н[ас], и любить его как самого себя.
  
   Одно дело важнее и нужнее всех дел на свете. Дело это в том, чтобы любить всех людей, какие бы они ни были. Важнее и нужнее это дело всего на свете от того, ч[то] дело это ведено Богом.
   Одно дело велен[о] Богом всем людям: то, ч[то]б[ы] быть в любви со всеми людьми, какие бы они ни были. Дело это трудное и ему надо учиться.
   И потому хотите вы, люди народа, быть рабами, не идите в эту науку. А не пойдете в эту ложн[ую] нау[ку], будет наука настоящая - свободная, не поглощающая времени и т. д.
  
   Не будет науки о происхождении видов, об астро[номии] и др. Да едва ли из-за нужн[ых] дел дойдут руки, у людей, занятых настоящей наук[ой], до наук об аэропланах... А нужных дел будет мн[ого], как только конча[тся] настоящие одни, нач[нутся] др[угие] -и голод, и проститу[ция], и вр[ажда].
   Что делать мне, чтоб не было голода, проституции, вражды народов, чтоб [неразобр.] и мн[огое] и мн[огое] др[угое]. А если и переделают люди эти дела, то едва ли займутся такие люди и когда-нибудь теми дел[ами], что выдумывают теперь- аэропл[аны], грамофо[ны], подвод[ные] лод[ки], скоропечатные машины и т. п. делами.
   Но если и так...-
  
   Нет, не годится и эта отговорка для оправдания того, что у богатых людей называется наукой...
   И теперь есть настоящая наука, но она затмевается и запрещается.
   Главная разница буд[ет] в том, что в свободной науке отпадет все ложное, но не то в насильственно вводимой.
   17 Ил. Помоги мне, Бог мой, с любовью и уважением обойтись с этим проявлением Тебя. (Молитва при общении с людьми.)
  
   Тоскливое состояние, хочется помощи от Б[ога]. И помо[шь) одна - любовь и благодарность.
  
   Нынче на молитве с новой стороны поня[л] слова: возьми крест - на каждый день. Тем и важна молитва, ч[то] слова ее, раскрываясь с разных сторон, с разн[ых] сторон возвышают душу.
   Первая мысль при успе[хе] аэропланов - война, убийства.
  
   [20 июля.] Излишне говори[ть], зачем я пишу к вам всё это. Как ни странно просить человека, и доброго, хороше[го] челов[ека], о том, чтобы он сделал то, чего не может не жела[ть] его добро[е] человеч[еское] сердце, просить о том, чтобы он сделал то, что он должен сделать для себя, для своего истин[ного] блага, я прошу вас сделать то, что велит вам ваша совесть: избавить этого человека от смерти и его мать от ужа[сных] мук.
   П[етр] Аркадьевич], как ни дале[ки] мы по нашим взгляда[м] и по возр[асту], прошу, умоляю вас сдела[ть] то, ч[то] вы знаете, ч[то] вы должны сделать перед вашей совестью, то, чего требует ваше человеческое, добр[ое], любовно[е] сердце. Но это не одна моя просьба к вам.
   Еще о другом, более важном, прошу, умоляю вас. Просьба эта - мое требование не от меня, а от Бога к вам - это то, чтобы вы, добрый, хороший чел[овек], спас[ли] самого себя, свою душу, пок[а]ялись бы в том, что вы до сих пор делали, и ушли бы из того ужасно[го], противного вам положен[ия], в к[отором] вы находитесь, забыв про воображаемое, сомнительное, неверное благо России, помнили бы о том верном благе своей высшей души, к[оторая] не переставая зовет вас к себе.
   Бросьте свое положение, откажитесь от того, чего так желают так многие, открыто выйдя из своего положения и заявив миру про причин[у], к[оторая] застави[ла] вас бросить то ужасное пол[ожение], что считается столь важным и желательным людьми.
   Это главная моя просьба, я меньше надеюсь на исполнение ее вами, но все-таки считаю своим долгом высказать ее вам. Вторая моя просьба это просьба этой несчастной женщины.
   Третья моя прось[ба] это то, чтобы письмо это мое б[ыло] принято вами с тем искренним чувством, к[оторое] я испытываю теперь , дописывая это письмо: любви к вам не как к сыну моего друга, что все-т[аки] в мыслях всегда сближает меня с вами, а как к брату, к человеку, в к[отором] я признаю то же божественное начало, к[оторое] сознаю в себе и к[оторое] не могу не любить божеск[ой] любовью.
  
  
  
   Л. Т.
  
   21 Июля. Считать свою одну жизнь жизнью есть безумие, сумашествие.
  
   Всякий предмет в бесконечном времени и тако[м] же пространстве, т. е. в сущности вне врем[ени] и пространства, так как время бесконечно, т. е. нет времени. То же и с пространством.
  
   23 И. Усилие нужно только для того, чтобы открыть в свою душу доступ Б[ог]у. А вошел Б[ог] - он будет делать.
  
   В то время, как люди думают о том, как освободиться от собственности вообще и [неразобр.] на землю, у нас заботятся о утверждении чувства собственности. Вроде того, чтобы утверждать 100 лет назад чувство рабства.
   Ключ в фоногр[афе].
   В особенности понравилась мне ваша глубоко верная мысль о различии положения людей, занятых денежн[ыми] предприятиями, и крестья[н]..... (Многоточие Толстого), и потому о несправедливости и жестокости применения к тем и др[угим] одних и тех же правил, мож[ет] быть имеющих смысл и оправдание при применен[ии] их к желающим обманывать, к ближним, но ужасным по жестокости, когда применяются к людям, желаю[щим] только кормить себя и свои семьи.
   Слушали:.......(Многоточие Толстого), и во всех вызвал[о] одинаковое чувство возмущен[ия] и ужаса.
  
   26. Когда сознаю себя, я живу человеч[еской] жизнью; когда любовью сознаю жизнь других, я живу жизнью божеской.
  
   Кроме других хороших последствий от осуждения, клеветы, ругательств, самое благодетельное то, что отдаляет от заботы о славе людской и - главное - волей неволей пригоняет к Богу, к своей совести.
   30. О музыке!
   Нужны чудеса, чтобы верить в Бога. А нет чудес - (все атеисты) - нет Бога. А нет Бога, нет и в себе ничего - кроме животного. И те и другие: верующие в Бога с чудесами и не верующие ни в како[го] Б[ога] не знают одного Б[ога], к[оторый] открывается нам, Бога в себе, Бога, требующего добро, Бога, выражающегося законо[м] добра, совестью. А не веря в Него, не верят и в это требование(оч[ень]хорошо).
   Твердость, неизменность убежден[ий]. Глубокие убеждения никогда не тверды, а всегда подвижны.
   Как удивительно верно изречение Иоанна - Бог есть любовь. Т. е. Б[ог] есть то высшее, ч[то] есть в нас - т. е. любовь.
   Не понимают, придумывают софизмы или для защиты своего положения или для защиты своей прошедшей деятельности, к[отор]ой гордятся.
   Александр Бутурлин. Ясная Поляна. 31 июля 1909 года (Написано рукою Ф.С. Бутурлина).
  
   Пока живешь, не спрашивая себя, кто, что живет в тебе, живешь как животное, но как только
   Говорят: не думай о смерти - и не будет смерти. Как раз наоборот, не переставая помни о смерти - и будет жизнь, для к[отор]ой нет смерти.
  
   Отчего Ксантипы бывают особенно злы? От того, что жене всегда приятно, почти нужно осуждать своего мужа. В Сократе же нет или мало дурного. Тогда она осуждает то, что в нем, да и всегда во всех хорошо-и теряя различие добра и зла, становится всё злее и злее.
  
   Как крестьяне, разговаривая, вперед делают вид, что: мы, мол, с вами не так, как они, понимаем друг друга, и всё.
   Себялюбие (эгоизм) и ненависть ко всему, к людям - одно и то же. Всё не хочет меня знать, мешает мне и потому не могу не ненавидеть.
   Наша жизнь подобна сновиденью одной ночи, в к[отором] забыто всё, что было до него.
  
  
  
  
   Я, признаюсь, расплакался, прощаясь с ним, расплак[ался] не от жалости к нему - жалеть его нельзя, п[отому] ч[то] он живет той духов[ной] жизнью, при к[оторой] никто и никакие меры по таки[м] или иным ст[атьям] не могут ничего ему сделать, но расплакался от умиления при виде той твердости, доходившей до веселости, с к[отор]ой он принимал то, что должно б[ыло] огорчить его (Ср. "Заявление об аресте Гусева", том 38).
   Хотя, казалось бы, не б[ыло] никакой надобности приводить ст[атьи] для того, чтобы делать то, что приказывали исполня[ть] одни и исполняли другие (Ср. "Заявление об аресте Гусева", том 38).
   С внушительностью о священной непререкаемости читаемых им слов.
   Раздражаешься, сердишься на себялюбие людей. А их можно только жалеть - они лишены величайшего несравненного ни с чем блага.
   Вся тайна жизни в отделенности одного и того же, составляющего основу, сущнос[ть] жизни Всего. Для того, чтобы это единое бы[ло] разделено на отдельные существа, нужно, чтобы было вещество в движении. Вещество без движения - ничто. Также и движение без вещества. Вещест[во] можно представлять себе только бесконечным, также и время. Бесконечность же того и другого показывает их иллюзорность, воображаемость. -
   Отделенность существ есть одно из проявлений. Чего? Зачем? не дано знать человеку. Челов[ек] знает только то, что он единое отделенное и что то, что он сознает как любовь к себе, а потом ко Всему, есть та единая основа, к[отор]ая в нем живет, отделенная от Всего.
   Вещество без отделен[ия] - ничто, также и движение.
   Я сознаю себя Всем, отделенным от Всего.
   Моя жизнь в разрушении того, что отделяет.
  
   12 Ав. Испытываю необычайно умиленно радостное, благодарное, любовное ко все[м] чувство. Неужели это от того, что было желчн[ое] состояние перед этим? И то хорошо. Все благо.
  
   Говорят: "нельзя насильно любить". Правда, что трудно, когда поднялась желчь, но в такое время по крайней мере не столько злишься, сколько борешься. Зато какая радость, как теперь: и хочешь любить, и любишь -любовь в квадрате. Никогда прежде не испытывал этой радости.
   Неделание уже потому важнее делания, что делание большей частью вне, а неделание всегда в нашен власти.
   Великое учение неделания: Не убий, не укради, не прелюб[одействуй]. У Лаотзе это выведе[но] из метаф[изической] основы. Не делал того, что в тебе хочет человек, а предоставляй Б[огу] делать тобою, ч[то] Ему нужно. И вместе с тем ограничение обязанности всегда возможным неделани[ем] вместо часто невозможного делания.
  
   В минуты слабости и....(Многоточие Толстого) силы я говорю: Г[оспо]ди, помоги. И думаю, никто ие слышит меня, а все-таки говорю. И мне пришло в голову: Если отношен[ие] Б[ога] ко мне подобно моему отношению к частям моего тела, к[оторые] я могу сознавать, почему не вообразить, как я могу, когда захочу, сознава[ть] свою руку, палец, и Б[ог] может сознавать себя во мне? -Так, вздор, но приятный.
   Страдание вызывает Божественное сознание. Как же не бла[го] страдание?
  
  
  
  
  
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 200 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа