Главная » Книги

Толстой Лев Николаевич - Том 70, Письма 1897, Полное собрание сочинений, Страница 12

Толстой Лев Николаевич - Том 70, Письма 1897, Полное собрание сочинений


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

аларме и стихотворениям 4-х поэтов поэтому изменены. Изменены также несколько слов о стихо­творениях. Изменения эти. так же как изменения в гл. VIII, прилагаю на отдельных листках. Нынче или завтра пошлю вам все остальные 7 глав, т[ак] к[ак] они все готовы.
   Благодарю Арнольда и Берти (23) за их письма. Мне всё, что они пишут и про бобы и про кроликов и про удивительного зверя, очень интересно. Работают ли они у колонистов? Хорошо приучиться с молоду работать. Это дает и силу и спокойствие и свободу. Душевный привет вашей жене.
  

Л. Толстой.

  
  
   Печатается по фотокопии. Впервые опубликовано я отрывках в книге: "А. Maude. The Life of Tolstoy", London 1910, стр. 537. Датируется на ос­новании слов в письме Толстого к С. А. Толстой от 8 ноября о получении им "вчера" письма Моода (см. т. 84) и слов в публикуемом письме о получе­нии "вчера" второго письма Моода.
   Ответ на два письма Моода: от 6 и 14 ноября нов. ст. с вопросами и поправками к главам VI-IX трактата "Что такое искусство?".
  
   (1) Некоторые поправки Моода, одобренные Толстым без разбора их в ответном письме, были введены в русский текст. В большинстве же не были использованы.
   (2) Вопрос Моода: "Гл. 1, стр. 6. Вполне ли вы довольны этим местом о "мастеровых и молодых лакеях" внизу страницы? Мне кажется, что и некоторые другие люди любят посещать оперу не только для музыки". См. WAM, гл. I, стр. 2; т. 30, стр. 31, строки 31-34.
   (3) Вопрос Моода: "Гл. IV, стр. 3. Фольгельдт. Это Folgeldt?" См. WAM, гл. IV, стр. 12. В русском тексте: Фолькельт. См. т. 30, стр. 59.
   Иоганн Фолькельт (1848-1930), немецкий философ и эстетик.
   (4) Вопрос Моода: "Гл. IV, стр. 5": "Это направление". Разве прерафа­элиты, декаденты и символисты составляли одно направление?" См. WAM, гл. IV, стр. 12; т. 30, стр. 60, строка 12.
   (5) Вопрос Моода: "Гл. V, стр. 5 "выраженных словами". Я но совсем улавливаю смысл слова "выраженных", разве только тут пропущены слова: письменно или устно. А потому я просто перевожу: "forms or words". См. WAM, гл. V, стр. 14 (переведено: "or forms expressed in words"); т. 30, стр. 65, строки 34-35.
   (6) Каспар Гаузер (Hauser, 1812?-1833), "нюрнбергский найденыш", история которого возбудила большой интерес и вызвала обширную лите­ратуру. См. о нем в т. 30 по указателю и т. 53.
   (7) Вопрос Моода: "Гл. VI, стр. 5: "богов императоров". Думаю, что это "emperer-gods (императоры-боги), а не "боги, императоры, боги домашнего очага". См. WAM, гл. VI, стр. 16; т. 30, стр. 71, строка 39.
   (8) Вопрос Моода: "Гл. VI, стр. 5, последняя строка: не следует ли упо­мянуть и о реформации Виклифа? "Вяклиф, Гус, Лютер, Кальвин..." Я оставил, в ожидании вашего решения". Поправка Моода была принята Толстым. См. WAM, гл. VI, стр. 16; т. 30 стр. 72, строка 12.
   Джон Виклиф (John Wyclif, 1320-1384), английский религиозный реформатор. Ян Гус (Jan Hus, 1369-1415), чешский религиозно-националь­ный реформатор.
   (9) Вопрос Моода: "Гл. VI, стр. 6, л. 3: "Сектанты". Как лучше перевести: Sectarians или Heretics?"
   (10) Семен Афанасьевич Венгеров (1855-1920), историк литературы, профессор. О сектантах-богомилах у Венгерова упоминается в несколь­ких статьях.
   (11) Вопрос Моода: "Гл. VI, стр. 8: "к пониманию грубых греков". Мне неприятно переводить это в таком виде, да и читатели не поймут.... Пожа­луйста, скажите, настаиваете ли вы на грубых греках?" См. WAM, гл. VI,. стр. 17; т. 30, стр. 73, строки 37-38 (изменение введено в русский текст).
   (12) Вопрос Моода: "Гл. VII, стр. 7. Маркс. "Ваше выражение "в капитал" вряд ли правильно. Мне было трудно перевести это место, и я предлагаю сделать так: "Such again, es Marx's theory, which regards the gradual des­truction, now going an awund us, of small private production by large capita­listic production, as an inevitable decree of fate" ["Такова же теория Маркса, по которой совершающееся вокруг нас постепенное поглощение мелкой частной продукции крупной капиталистической считается неизбежным приговором судьбы"]. Но не решаюсь, без вашего согласия". См. WAM, гл. VII, стр. 18; т. 30, стр. 77 (в русский текст исправление Моода внесено с некоторым изменением).
   (13) Вопрос Моода: "Гл. VII, стр. 8, внизу: "В сущности же слова эти не.... имеют.... смысла".Я перевел:"In reality however,these words so com­bined, not only have no definite meaning, but" ["В сущности же эти слова и таком сочетании не имеют никакого определенного смысла"]. См. WAM, гл. VII, стр. 19; т. 30, стр. 78, строки 19-21.
   (14) Вопрос Моода: "Гл. IX, стр. 5: "Картины из 100-99 изображают женскую наготу в разных видах". Не знаю, как перевести это, особенно после того, что я был в Royal Academy [Королевской академии], где среди картин за этот год не найдется и полудюжины голых или полуголых жен­щин. Не можете ли вы это изменить или сказать, что вы это говорите о французской живописи?" См. WAM, гл. IX, стр. 22; т. 30, стр. 88, строки 31-32 (поправка Моода введена в русский текст).
   (15) Абзац редактора.
  
  
   (16) Вопрос Моода: "Гл. VIII, стр. 1, 11 лин[ейка] снизу: "очень малой части этого человечества" - я перевел: "a small section of that part of humanity" ["очень малого отдела этой части человечества"]. См. WAM, гл. VIII, стр. 19: т. 30, стр. 80, строки 29-30. Поправка Моода внесена и русский текст.
   (17) Вопрос Моода: "Гл. VIII, стр. 2, лин[ейкп] 9 - 10: "последствие от­сутствия истинного искусства оказалось.... развращение класса, который жил этим искусством". Я перевел: "....of that class which naurished it selph aesthetic art". cm. WAM, гл. VIII, стр. 19; т. 30, стр. 81, строки 15-17.
   (18) Этот листок неизвестен.
   (19) Вопрос Моода: "Гл. VIII, стр. 6: "Дилемма эта неразрешима и по­тому- разрешают ее разрубанием гордиева узла". Понятие о дилемме не совсем вяжется с разрубанием узла В переводе я избежал этой трудности, но не знаю, правильно ли выражено по-русски". См WAM, гл. V11I, стр. 20; т. 30, стр. 84, строка 24 (изменение внесено и в русский текст).
   (20) Вопрос Моода: "Гл. IX, стр. 5: Pierre Louis Aphrodite - автор ли это?"
   Пьер Луис (Pierre Louys, 1870-1925), французский поэт-символист и романист, писал преимущественно на эротические темы; автор ро­мана: "Aphrodite" (1896).
   (21) Стефан Маллармэ (S. Mallarme, 1842-1898), французский поэт, один из основоположников и теоретиков символизма.
   (22) Первоначально Толстой включил в текст десятой главы статьи "Что такое искусство?" прозаический отрывок из книги Маллармэ "Divagations" (первую статью: "Le phenomene futur"). Затем, в процессе работы, он решил перенести в первое и второе приложения к своей статье прозу Маллармэ и стихотворения четырех поэтов: Френсиса Вьеле-Гриффина (Francis Viele-Griffm, p. 1864), Эмиля Верхарна (Emile Verhaeren, 1855-1916), Жана Мореаса (Jean Moreas, 1856-1910) и Роберта де Монтескью Фезансака (Robert de Montesquieu Fezansac). Моод так и напечатал в английском издании. Однако в первой русской публикации статьи Толстого в "Вопро­сах философии и психологии" вообще были опущены все "Прибавления". Ко времени же выхода в свет первых русских отдельных изданий этой статьи Толстым были произведены следующие изменения: он решил вовсе не давать прозу Маллармэ и стихотворение Верхарна, заменив по­следнее стихотворением Анри де Ренье (Henri de Regnier).
   (23)Малолетние сыновья Моода.
  
  

* 220. С. Т. Семенову.

  
   1897 г. Ноября 9. Я. П.
  
   Очень мне жалко, дорогой Сергей Терентьевич, что должен огорчить вас.
   Ваше сочинение: Новые птицы... (1) не хорошо. Нет ни внутрен­него, ни внешнего интереса, нет и характеров. Главные лица совсем безжизненные, остальные старые и неяркие типы. Вообще мне кажется, что вы не склонны, или еще рано вам писать в драмат[ическом] роде. Мне очень жалко, что я дол­жен сказать это вам, но правда всегда хороша. Рассказы ваши многие - и всегда самые простые самые лучшие - очень хороши, но это писание ниже всякой критики. Даже и язык не выдержан. Но вы не унывайте и если есть захватывающие вас чувства, то пишите в форме повести и рассказов. А то и вовсе не пишите. И так можно жить. А главное, не портить себе репутацию. Она теперь хорошая. Главный недостаток этого писания и того, кот[орое] было в Русск[ом] слове, (2) это то, что это произведение мысли, а не чувства. Не сердитесь на меня и не унывайте. Я в деревне еще. Если буду в Москве, то увидимся и поговорим подробнее.

Любящий вас Л. Толстой.

  
   Рукопись посылаю. 9 ноября.
  
  
   Год в дате определяется по почтовым штемпелям на ответном письме Семенова от 16 ноября 1897 г.
   Ответ на недатированное письмо Семенова, в котором Семенов, пере­сылая рукопись своей пьесы "Новые птицы, новые песни", просил Тол­стого направить ее в редакцию "Нивы" и сообщить ему мнение об этой пьесе.
  
   (1) Многоточие в автографе. Эта пьеса Семенова напечатана не была.
   (2) В своих "Воспоминаниях о Л. Н. Толстом" (СПб. 1912, стр. 72) Семенов указывает, что речь идет о его рассказе "Пересол", напечатанном не в "Русском слове", а в "Новом слове" 1896, 10.
  
  

* 221. И. Вандерверу (I. К. Van der Veer).

  
   1897 г. Ноября 10? Я. П.
  
   Lieber Freund. Es war mir eine wahre Freude Ihren Brief zu erlialten. Obgleich die Nachrichten von meiner Krankheit falsch sind und ich bin jetzt noch ganz gesund, kann ich dodi die Fragen, die Sie mir stellen, nicht beantworten. Habe kerne Zeit und keine Moglichkeit dazu. Was ich unter dem Beg-riff Gott mir denke, habe ich so gut, wie ich konnte, in meinen Schriften gesagt. Besser und deutlicher werde ich es nicht in einem Briefe sagen konnen. Was den geschlechtlichen Verkehr anbetrifft, so habe ich es auch so gut, wie ich konnte, in dem Nachworte zum Kreutzer Sonata ausgedruckt. Die ganze Frage ist mit einem Worte gelost: der Mensch muss immer, unter alien Umstanden - ober verheiratet oder leidig ist - so keusch, wie moglich sein, wie es Kristus und nach ihm Paulus gesagt haben. Wenn er so en thai team sein kann, dass er keine Frau kennt, so ist es das beste, was er tun kann. Wenn er aber sich nicht ent-halten kann. so muss er doch trachten so wenig, wie moglich, sich dieser Schwache hinzugeben, muss durchaus nicht den geschlechtlichen Verkehr, als seine "jouissance" ansehen. Ich glaube, dass jeder aufrichtige und ernste Mensch, nicht anders die Sache ansehen kann, und dass alle solche Menscheri daruber einig sirid.
   Dasselbe glaube ioh auch in Hinsicht auf den Begriff Gott. Jeder ernste Mensch, der uber den Sinn seines Lebens gedacht hat, muss zu demselben Begriff der Gottheit kommen, obgloich ein jeder es verschiedenartig ausdrucken kann. Deswegen je weniger daruber gesprochen und gegrubelt wird, desto besser.
   Was mir in Ihrem Briefe besonders Freude machte ist, dass Sie selbst Ihr Blatt drucken. Wir vergessen zu oft, was aus unserer Uberzeugung folgt und bemerken nicht die notwendigen Anderungen in unserem Leben, die aus unseren Uberzeugungen von selbst fliessen. Wenn Sie nur das durchfuhren mochten! Die Art und Weise, wie Sie Ihr Blatt drucken, muss einen nicht minderen Einfluss ausiiben, als die Gedanken, die darin enthalten werden.
   Es freut mich auch, dass Sie viele Briefe erhalten von Leuten, die mit der Richtung Ihres Blattes einverstanden sind, aber ich hatte Ihneri geraten, nicht zu viel von Ihrem Blatte zu erwarten. Das wigtigste sind nicht die Reden, aber das Leben. Und das Leben, ein Lehren von Leuten, die Ihren tjberzeugungen nach leben, wirkt mehr und sicherer als alle Schrifton. Wollen wir deswegen Jung und alt, alle unsere Kriifte dahin richten, um so viel, wie moglich, unsere tjberzeugungen in's Leben uberzufiihren und beweisen, dass es moglich ist, auch in unseren Tagen, christlich zu leben. Das haben Sie getan und deswegen liebe ich Sie und Ihre liebe Frau. Griissen Sie sie von mir und alle unsere Freunde. Ich rate Ihnen nicht ein Kind aufsuchen, und annehrnen. Tuen Sie es nur dann, wenn die Gelegenheit dazu von selbst kommt. Es kommt so ofters vor, und Sie haben vor sich noch viele Jahre zu leben.
   Ihr Freund und Bruder.
  
   Mein Buch tiber die Kunst habe ich erst jetzt geendigt.
  
  
   Дорогой друг,
  
   Получение вашего письма было для меня большой радостью. Хотя известие о моей болезни неверно, и я до сих пор вполне здоров, все-таки я не могу ответить на те вопросы, которые вы мне ставите. У меня нет ни времени, yи возможности на это. То, что я разумею под понятием бога, я выразил насколько мог хорошо в своих писаниях. В письме я не в состоянии буду сделать это лучше и ясное. Что касается половых отношений, то и по этому вопросу я высказался настолько хорошо, как мог, в после­словии к Крейцеровой сонате. Весь вопрос разрешается одним словом: человек должен всегда, при всяких обстоятельствах - будь он женат или безбрачен - быть насколько возможно более целомудрен, как это сказал Христос, а за ним апостол Павел. Если человек может быть настолько воздержан, чтобы совершенно не знать женщины, - это самое лучшее. Если же он не в силах воздерживаться, то тем не менее должен стараться как можно меньше поддаваться этой слабости, и во всяком случае не смот­реть на половые отношения, как на наслаждение. Я думаю, что никакой искренний и серьезный человек не может иначе смотреть на этот вопрос и что все подобные люди в этом сходятся.
   То же полагаю и в отношении к пониманию бога. Каждый серьезный человек, который задумывался над смыслом своей жизни, должен притти к одному и тому же понятию божественности, хотя каждый по-своему может определять это понятие. Поэтому, чем меньше об этом говорить и пререкаться - тем лучше.
   Что меня особенно обрадовало в вашем письме - это то, что вы сами печатаете ваш листок. Мы слишком часто забываем о выводах, которые надлежит сделать из наших убеждений, и не замечаем проистекающих из них необходимых изменений в нашей жизни. Если бы вам это удалось сде­лать! Способ, которым вы печатаете ваш листок, должен иметь не меньше влияния, чем те мысли, которые в нем содержатся.
   Меня также радует, что вы получаете так много писем от лиц, соглас­ных с направлением вашего листка, но я не советовал бы ожидать слишком много от вашего листка. Самое важное не слова, а сама жизнь. И жизнь тех, кто живет согласно своим убеждениям, действует сильнее, чем все писания. Будем же потому все, молодые и старые, направлять все наши силы к тому, чтобы по возможности проводить в жизнь свои убеждения, доказы­вая этим, что и в наше время можно жить по-христиански. Это сделали вы, и за это я люблю вас и вашу милую жену. Кланяйтесь ей и всем нашим друзьям. Я не советую вам искать и усыновлять ребенка. Сделайте это лишь тогда, когда случай к тому представится сам собой. Подобные слу­чаи так часто представляются, и вы имеете впереди еще много лет жизни.
   Ваш друг и брат. Я лишь теперь окончил мою книгу об искусстве.
   Печатается по копии из АЧ. Датируется приблизительно, по содержа­нию. В письме к Л. Шкарвану от 11-14? ноября -это письмо упоминается как уже написанное; а в Дневнике Толстого 10 ноября отмечено писание писем, большинство которых неизвестно. Условно датируется этим числом.
   Ответ на письмо Вандервера от 24 октября нов. ст. из Гаарлема с рядом вопросов: как Толстой "понимает" бога?, в чем "практи­ческая мораль Крейцеровой сонаты"? и т. п., и с сообщением о своей жизни.
  
  

222. С. А. Толстой от 11 ноября 1897 г.

* 223. П. П. Гнедичу.

  
   1897 г. Ноября 12. Я. П.
  
   Эксизы Ге получены в целости. (1) Извините, что не скоро уведомил.
  

Лев Толстой.

  
  
   На обороте: С. Петербург. Сергиевская, 31. Петру Петровичу Гнедичу.
  
   Датируется на основании почтовых штемпелей.
   Петр Петрович Гнедич (1855-1927) - писатель-беллетрист и драма­тург; автор "Истории искусств с древнейших времен", СПб. 1885 (второе изд. СПб. 1896).
  
   (1) О каких эскизах Н. Н. Ге идет речь, выяснить не удалось.
  
  

* 224. Эльмеру Мооду (Aylmet Maude).

  
   1897 г. Ноября 12. Я. П.
  
   Дорогой Алексей Францович,
  
   Сейчас получил ваше последнее письмо. Относительно слов в I гл[аве], стр. 6: нравится молод[ым] лакеям..., скажу, что я вовсе не дорожу этими словами, но мне кажется, что даже и молод[ым] лакеям не может нравиться то, про что я говорю, про шествия индийцев. Когда я это писал, то подразумевал премущественно шествие. Если же это кажется несправедливым, то выбросьте всю эту фразу от: нравиться до лакеев, от точки до точки. (1) - Неверности, кот[орые] вы находите в цитатах, про­исходят, вероятно, от того, что я выписывал (о Mosley н[а]п[ример]) из Шасслера, а вы справляетесь с Knight'oM. (2) Я сам пересматривал много раз выписки, мой знакомый (3) проверял их, так что едва ли могут быть там ошибки. Если же есть, исправьте их. Я вам даю carte blanche и буду благодарен. То же, что вы пишете о неясности в IV гл[аве], я никак не могу понять. (4) Я говорю, что определение красоты как наслаждения неточно, п[отому] ч[то] включает в себя много наслаждений, кот[орых] мы не можем, по смыслу слова, признать красотой. Что же тут неясного? Вы говорите, что это определение красоты сходится с тем, к[оторое] я даю. Но я не даю никакого, а, напротив, ста­раюсь доказать, что такого определения не может быть, т[ак] к[ак] дело сводится к бесконечно разнообразному вкусу. Также не понял ваше замечание насчет русского слова красота. (5) Мне казалось, что я высказал ясно, что слово красота правильно может употребляться только по отношению того, что приятно зрению. Вот и всё.
   (6) Дружески жму вам руку. Привет вашей жене. Если вы не испугались остальных 7 глав и вам не надоела еще эта тяжелая работа, присылать ли вам остальные? Печатать в журнале я бы не желал. (7) Лучше сразу книгой. (8)
  
  
   Печатается по фотокопии. Датируется предположительно на основании письма Моода со штемпелем получения: "Ясенки 12-XI-1897", на которое отвечает Толстой.
   Ответ на письмо Моода от 8/20 ноября с замечаниями к главам I-IV трактата "Что такое искусство?" и с вопросами о печатании трактата.
  
   (1) Замечание Моода (вторичное, см. письмо N 219): "Гл. I, стр. 6: "раз­вращенным мастеровым.... да молодым лакеям". Я перевожу это место насколько могу точнее, но все, кому я прочитывал его, говорят: "Это не правда".
   (2) Вопрос Моода: "Гл. III. Первое подстрочное примечание значится: "ibid." (там же), 361". Я переделал это в: "Schassler, p. 361", но еще не побывал в Британском музее, чтоб проверить это и другие сомнительные места. Стр. 37, Мозлей [у Толстого: Морлей]. Вы ссылаетесь на Knight, но у него нет подтверждения тому, что вы говорите: "искусство есть.... иероглифическое выражение божественного". Наоборот: Мозлей, по-видимому, говорил о красоте, нисколько не касаясь искусства",
   См. WAM, гл. III, стр. 10; т. 30, стр. 48, 55, строки 6-9.
   (3) Владимир Федорович Лазурский (ум. 1943), в то время учитель детей Толстого, впоследствии профессор Новороссийского университета.
   (4) Вопрос Моода: "Гл. IV, стр. 2: "красота есть... и тогда к сожалению также не точно". Пожалуйста, объясните это мне". См. WAM, стр. 11; т. 30, стр. 57, строки 27-29.
   (5) Моод спрашивал Толстого: "Согласно правильному русскому языку это слово означает "то, что приятно глазу"; но по вашему определению это "то, что нравится", не ограничивая чувством зрения".
   (6) Абзац редактора.
   (7) Моод предлагал напечатать трактат в нескольких номерах какого-нибудь журнала. См. об этом в т. 30, стр. 541.
   (8) Подпись в копии не воспроизведена.
  
  

225. А. А. Шкарвану (A. Skarwan).

  
   1897 г. Ноября 11-14? Я. П.
  
   Спасибо вам за ваши письма, милый Шкарван. Я пользуюсь ими и добрым людям даю читать, а не ответил вам. (1) Простите. Я получил письма от Белера и Вандер[вера] и отвечал им. Так-то мы радовались на Хилкова и его жизнь. Ужасно страшно радо­ваться успеху - тому, что бесы повинуются, только бы имена наши не то, что были бы написаны на небесах, а не были запи­саны у чертей. Так я и не позволяю себе радоваться на то, что происходит в Голландии, хоть это очень трудно. Мне очень по­нравилось, что они сами набирают и печатают свой Vrede. Про ваши замечания о Христианском учении ничего не могу сказать. У меня его нет, а только мне кажется, что слова: можно быть свободным от греха блуда, я разумею в прямом смысле, т. е. можно быть целомудренным телом - не иметь полового сноше­ния, а про грех опьянения - разумея под ним всякого рода одурманение (одурманение даже сильной работой) - нельзя быть вполне свободным. Очень может быть, что я неясно выра­зился, и если кто поправит меня, буду благодарен. Целую вас. Радуюсь увидать Маковицкого. (2) Что Шмит, я давно ничего не знаю про него?
  

Л. Т.

  
   Написал Хилк[ову] дурное, злое письмо. (3) Не мог удержаться.
  
  
   Печатается по фотокопии. Впервые опубликовано в сборнике "Летописи" 2, стр. 193. Датируется на основании упоминания о письме к Хилкову. См. Дневник Толстого, т. 53.
   Альберт Альбертович Шкарван (A. Skarwan, 1869-1926) - словак из Венгрии, врач. В 1894 г. отказался от службы военного врача, за что был лишен диплома врача и содержался сначала в военном госпитале для душевнобольных, а затем отбывал тюремное заключение. В июле 1896 г. Шкарван был в России и лично познакомился с Толстым. В феврале 1897 г. он вместе с В. Г. Чертковым уехал в Англию. См. о нем в т. 87, стр. 340 и т. 68.
   Ответ на письмо Шкарвана от 20 октября нов. ст. из Лондона, в кото­ром Шкарван писал о деятельности Бэлера и его друзей в Голландии, сообщал, что переводит статью Толстого "Христианское учение" на словен­ский язык и просил разъяснить некоторые места из этой статьи.
  
   (1) Упоминаемые письма Шкарвана неизвестны. См. "Свободное слово", сборник II, Purleigh 1899, стр. 176-200.
   (2) Д. П. Маковицкий (см. о нем в прим. к письму N 257) приехал в Яс­ную Поляну 28 ноября и пробыл у Толстого двое суток. См. т. 53.
   (3) Это письмо Толстого к Хилкову неизвестно.
  
  

* 226. Эльмеру Мооду (Aylmer Maude).

  
   1897 г. Ноября 15. Я. П.
  
   Спешу ответить вам, дорогой А[лексей] Ф[ранцевич], прежде всего на вопросы:
   1) Первые два замечания об употреблении слова пластиче­ский и о декораторах я хорошо не понимаю, и не имея под рукой текста (он в типографии исправляется) я не могу разъяснить. Но думаю, что и то и другое не важно, и как вы переведете, так и будет хорошо. О декораторах, сколько я помню, я говорю, что то действие, к[оторое] при хорошем искусстве производит художник, при ложном должен производить декоратор. (1)
   2) Слово очень лучше исключить.
   3) О подражании древней греческой драме ваш перевод или поправка совершенно верен или верна. (2)
   4) Операм Вагнера последнего периода.
   5) Надо выпустить слова: на 13 стр. (по либрето) тоже с полчаса на сцене.
   6) Как передать: фальшивый не знаю. Вы найдете лучше меня, т[ак] к[ак] хорошо понимаете оттенок значения.
   7) Ваша поправка имени живописца Dollman вероятно верна. Я справлюсь еще. (3)
   8) In our society - правильно.
   9) Также правильна прибавка слова human к progress. (4)
   10) Which was exalted has become - так хорошо. (5)
   11) Лучше выпустить: и молится за них. Я думал об этом и колебался. Благодарю вас за замечание.
   12) Лучше не tends a can unite all men.
   13) Дурным искусством, я называю то, кот[орое] доступно только некоторым избранным, как и всякое такое искусство, доступное только исключительным людям, я называю дурным искусством.
   14) Es dur is mi bemol major. Как это по-английски - не знаю.
   15) Вместо: все исторические, можно поставить: большинство исторических картин.
   16) Odious мне кажется лучше всего.
   16) Foul feelings - хорошо.
   17) Замечание вашей жены очень верно, и потому надо по­ставить: некоторые вещи Шиллера. Впрочем, в корректурах, кот[орые] я пришлю, будет стоять окончательная версия. (6)
   18) Разумеется: Christmas Carol и Scrooge. (7)
   Вы передо мной извиняетесь, а я не знаю, как извинить[ся] перед вами за тот тяжелый и так хорошо исполняемый вами труд, кот[орый] вы взяли на себя. -
   Очень сочувствую вам в вашем нежелании продолжать зани­маться делами (хотя с практической стороны жалею об этом) и в желании посвятить свои силы самому простому и нужному и радостному делу - труду для поддержания жизни себя и своей семьи без уступок требованиям своей совести.
   Передайте мой привет вашей жене и Буланже с семьею, когда увидите их. Я теперь живу один в деревне и наслаждаюсь уединением. Работа моя кончена, но пока она в руках у меня, всё делаю поправки и изменения.
   Скажите, т. е. напишите, когда вы готовы будете для даль­нейших глав. Я не посылаю их теперь, п[отому] ч[то] они в очень нечистом виде. Надо их переписать. (8)
  
  
   Печатается по фотокопии. Датируется на основании записи в Днев­нике Толстого (см. т. 53).
   Письмо Моода, на которое отвечает Толстой, неизвестно. Ответы Тол­стого по пунктам касаются перевода трактата об искусстве.
  
   (1) О декораторах Толстой упоминает в одиннадцатой главе статьи "Что такое искусство?".
   (2) См. WAM, гл. XIII, стр. 37; т. 30, стр. 129.
   (3) Имя это отсутствует в двух первых публикациях- английской (WAM) и журнальной русской. В позднейших же публикациях в главе XIV упо­минается "картинка" "Искушение св. Антония" .1. С. Dalmas. См. т. 30, стр. 146.
   (4) См. WAM, гл. XVIII, стр. 61; т. 30, стр. 176, строка 25.
   (5) См. WAM, гл. XVI, стр. 53; т. 30, стр. 156, строка 23.
   (6) Моод сообщил Толстому замечание своей жены о том, что Толстым среди "образцов высшего искусства" не указаны сочинения Шиллера. В первой русской журнальной публикации Шиллер не упомянут в соот­ветствующем месте. В последующих изданиях и в английском переводе Моода (WAM, стр. 55) в число "образцов" включены "Разбойники" Шил­лера.
   (7) "A Christmas Carol" ("Рождественский гимн"; Scrooge - Скрудж - одно из действующих лиц этой повести) - повесть Диккенса. С разре­шения Толстого Моод включил и эту повесть в число "образцов высшего искусства", названных Толстым в шестнадцатой главе, "Что такое ис­кусство?" (см. WAM, гл. XVI, стр. 55). В русском тексте трактата это сочи­нение не упоминается.
   (8) Конец письма в копии не воспроизведен.
  
  

227. Г. А. и А. А. Русановым.

  
   1897 г. Ноября 15. Я. П.
  
   Очень рад случаю приветствовать вас, дорогие друзья Гавриил Андреевич и Антонина Алексеевна. Живы будем, увидимся в Москве, а пока приятно знать друг про друга и пока про вас обоих хорошее. Хоть не хуже, (1) а Ант[онине] Алек[сеевне] - лучше телом, а духом нам, старикам, нельзя не расти, не зреть, поспевая к жатве. Мне очень, очень хорошо в уединении. Хоть хорошего делаешь мало - дурного меньше делаешь. Искусство кончил и не знаю, за что взяться. Хочется в виду близости конца делать только самое важное. И всё кажется важным, когда вдумаешься.
   Дружески целую вас обоих.
  

Любящий вас Лев Толстой.

  
   Ребятам вашим от меня привет и Андрюше, (2) к[оторого] я больше всех знаю и потому люблю особенно.
  
  
   Впервые опубликовано в "Вестнике Европы" 1915, III, стр. 30. При­писка к датированному письму А. П. Иванова к Русанову.
  
   (1) Г. А. Русанов был болен сухоткой спинного мозга.
   (2) Андрей Гаврилович Русанов (р. 1874), старший сын Русановых, в то время студент-медик Московского университета, впоследствии доктор медицины, хирург, профессор Воронежского университета, депутат Верховного Совета СССР (1946).
  
  

228. Т. Л. Толстой.

  
   1897 г. Ноября 15. Я. П.
  

15 ноября Ясн. Пол.

  
   Ох, страшно, милая Таня, за тебя с Андрюшей, (1) за его бо­лезнь. Извещай почаще, если болезнь затянется.
   Про себя ты пишешь хорошо. Помогай тебе бог. Да уж очень ваше сословие слабо, п[отому] ч[то] очень дурно воспитано. Всё сосредоточено в любви. Не может же серьезное занятие, хотя бы математика (Майндорф), (2) или медицина, или хозяйство, а самое лучшее труд (не нужда, это опять худо), а жизнь полная обяза­тельного, не сверхсильного труда, не может это не отвлечь и значительно от глупостей любви. А ты, бедная, и воспитана-то дурно, да и в условия обязательного труда не умела себя поставить: не могла поверить в важность никакого труда. - И это плохо - было; но теперь будет лучше - верю и надеюсь и уж как желаю. Труда такого, чтобы наверно осчастливить челове­чество - нет ни для кого. Есть много такого труда, который при твоих нравственных требованиях не может не только удовлетворить тебя, но прямо должен быть противен тебе, но есть много форм скромного труда, кот.....Написал и запнулся. Нельзя не только предписать, указать какой-нибудь труд - надо самому найти, полюбить, и тогда самое кажущееся ничтожным, погло­тив всего, и даст радость. Одно можно наверно сказать, что для того, чтобы найти этот труд, надо перестать забавлять, развле­кать себя, надо поскучать, потосковать даже, чтобы забереме­неть любовью к какому-либо делу. Ну, будет. Нынче получил письмо от Ив. Ив. Горб[унова], (3) к[оторый] посылает поклон от жены. (4) Письмо без марки, его бросила на Козловке проезжав­шая обратно Вера Т[олстая], (5) о чем пишет Ив[ан] Ив[анович].- Ты пишешь о моем непереезде в Москву. Я думаю об этом каж­дый день раз 100 и подолгу и не могу решить, ехать на мучение, недостойную и праздную жизнь, бросив свое плодотворное уеди­нение, когда мне уже так мало остается жить и работать - есть некоторого рода духовное самоубийство. И зачем?
   А между тем я знаю, что мама от этого страдает, и мне хоте­лось бы помочь ей, но, переехав, я знаю, что ей я не помогу, она как-нибудь иначе будет страдать, а себе того, что во мне немое, - поврежу. Постоянно думаю и желаю решить не для себя, а перед богом, и до сих пор решаю так, чтобы не ехать. Может быть я обманываю себя. Тогда надо исправиться. Как меня радует то, что Маша хорошо поправляется! Как подействовало на нее мое письмо о Коле? (6) Я выезжал к тебе в Ясенки и еще хотел ехать в Тулу, когда пришла твоя телеграмма. (7) Что Вера не дала знать? (8) Мне так хотелось расспросить, узнать. Целую тебя, милая дочь.
  

Л. Т.

  
  
   На конверте: Крым, Ялта. Гостиница Россия. Татьяне Львовне Толстой.
  
   Впервые опубликовано в "Современных записках", Париж 1928, XXXVI, стр. 208-209. Год в дате определяется по письму Т. Л. Толстой.
   Ответ на письмо Т Л. Толстой от 10 ноября, в котором она сообщала, что задержалась с отъездом из Ялты ввиду болезни племянника Андрея (см. прим. 1); писала, что получила известие из дома, что С. А. Толстая огорчена нежеланием Толстого переехать на зиму в Москву.
  
   (1) Двухлетний внyк Толстого, сын Ильи Львовича Андрей Ильич Толстой (1894-1920), бывший с Т. Л. Толстой в Крыму.
   (2) Толстой, вероятно, имеет ввиду Марию Федоровну Мейендорф, дочь Ф. Е. и М. В. Мейендорфов, знакомых Толстых.
   (3) Иван Иванович Горбунов-Посадов (1864-1940), с 1897 г. заведую­щий издательством "Посредник". См. о нем в т. 64. Письмо его от 10-11 ноября.
   (4) Елена Евгеньевна Горбунова (р. 1878), жена И. И. Горбунова-Посадова, в то время слушательница Бестужевских женских курсов в Петербурге. В июне 1897 г. была арестована за пропаганду среди рабо­чих шлиссельбургского тракта, по одному делу с Н. К. Крупской, и до конца августа содержалась в доме предварительного заключения. В 1897- 1900 гг. была в ссылке в Калуге. Позднее работала в "Посреднике".
   (5) В. С. Толстая, проезжавшая домой в Пирогово, бросила в почтовый ящик на Козловке письмо И. И. Горбунова.
   (6) См. письмо N 215.
   (7) Телеграмма о болезни внука Толстого.
   (8) В. А. Кузьминская, проезжавшая из Крыма в Москву.
  
  

* 229. С. Н. Толстому.

  
   1897 г. Ноября 15. Я. П.
  
   Вот Вячеслав Ляпунов. Посмотри его, поговори с ним. Не смущайся тем, если не возьмешь его. Он замечательно беско­рыстный и деликатный человек. Представь себе, что он слесарь, столяр, плотник, машинист, писарь, поэт и еще музыкант - играет на гитаре. (1) -
   Я живу хорошо, но всякую минуту боюсь, что мое пребывание здесь вызовет отчаяние. Нынче получил письмо от Ив. Ив. Горб[унова], к[оторое] завезла Верочка. Она тебе расскажет всё про Таню и Машу. Я сейчас ездил в Ясенки в санях и, вернув­шись, чувствую слабость и старость. -
   Ну, прощай пока. Всем, от Мар[ьи] Мих[айловны] до Маши, мои поклоны.
  
   Л. Т.
  
   Новостей у нас только то, что царица небесная вчера обходила Ясн[ую] Пол[яну]. (2) Я желал поговорить с ее носителями, но не пришлось.
  
  
   Датируется по содержанию (см. письмо N 228).
  
   (1) Толстой рекомендовал В. Д. Ляпунова своему брату в качестве управляющего. Однако С. Н. Толстой в ответном письме (без даты), давая лестный отзыв о Ляпунове, отказался принять его на службу.
   (2) Толстой имеет в виду ношение в деревне Ясная Поляна иконы по домам. В ответном письме С. Н. Толстой, со слов Ляпунова, передает: "Царица небесная собирала со двора за простые молебны по одному рублю, а за молебны с акафистом по 1 р. 50.... Это что-то невероятное и небывалое, особенно в нынешний почти голодный год".
  
  

* 230. П. А. Буланже.

  
   1897 г. Ноября 17. Я. П.
  
   Получил вчера ваше длинное письмо, дорогой Павел Алексан­дрович, из Москвы. А я еще в деревне и хочу пробыть как можно дольше. Уж очень велико преимущество жизни здесь перед московской. Чем более живу, тем более убеждаюсь в несомнен­ности того, что простота, бедность, одиночество, скука жизни есть всегдашний признак важности, серьезности, плодотвор­ности жизни и напротив, сложность, богатство, общественность, веселие жизни - признак ее ничтожности. Сижу здесь один: немного пишу, делаю пасьянсы, разговариваю с Александром Петровичем, (1) и тем, кто зайдет, читаю пустяки, хожу один по комнате и знаю, чувствую, что жизнь моя оставляет след во мне, а потому наверное и в ком-нибудь другом. А в Москве, в Лондоне интереснейшие события, книги, собеседники, заседания, прения, полнота, как будто, жизни через край, а она пу­стая и дай бог, чтобы только пустая, а то еще и скверная. Жизнь та, которая в нас, такое великое, святое дело, что только не нарушать его святости, не мутить - быть как дети, - и жизнь будет плодотворна и удовлетворяющая. За письмо ваше очень благодарю вас. Всё это мне нужно про вас знать, и вы старались передать мне всё о себе и старались не только мне показать, но и себя уверить, что вам хорошо, но я чувствую, что вам было тяжело и дурно. Разумеется, всё дело в том, чтобы не думать о завтрашнем дне, но для того, чтобы не думать о нем, есть только одно средство: думать не переставая о том, так ли я исполняю дело настоящего. И это для нас, людей связанных семьей, очень трудно, потому что часто нарушается единство с тем, что стало единой плотью, и тогда путаешься. Черткова совет очень хо­рош, я его и к себе применил. Да и просто по слабости своей не можешь всегда жить в настоящем, особенно за других. Хотя я и не испытывал этого, я вполне понимаю возможность и даже радость незаботы о завтрашнем дне, за себя, но не за других. Вот я теперь за вас не могу выкинуть этого из головы и не могу быть спокоен о вас, пока не узнаю, что вы нашли средства зарабатывать необходимое для семьи.
   Также и вы, я думаю, по отношению жены, тещи. Пожалуйста не ищите в этих моих словах какого-нибудь определенного смысла. В них такого и нет. А просто люблю вас и жалею, и болею о вас. - Хилкова положение я знаю и написал ему не­хорошее, злое письмо и теперь со страхом жду его ответа, что он рассердился на меня. (2) Я живу хорошо. Дочери еще не приезжали. Маленький внук, которого повезла Таня, заболел, и это задержало ее. Прощайте. Целую вас и семью.
  

Л. Т.

  
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 188 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа