Главная » Книги

Тредиаковский Василий Кириллович - Письма, Страница 2

Тредиаковский Василий Кириллович - Письма


1 2

тавлен должным образом (латин.).
  

11. Г.-Ф. Миллеру

18 апреля 1748

  
   Demnach d Herrn Professores bey Historiographischen Versammlung1 vor nothig erachtet haben, dass alle die zum Conferenz und Sibirien betreffende Bücher,2 so bey d Herrn Professor, Müller vorhanden hier vorrathen seyen; also wird d Herr Professor hiermit dienstlich ersuchet, die bey dem Herr Professor liegende Bücher Morgen gegen 9 Uhr nebst ein Spêcification! anhero zu senden.
   Votre très humble et très obêissant serviteur

В. Trediakoffski.

  
   Перевод:
   В связи с тем, что господа профессоры члены Исторического собрания 1 сочли необходимым, чтобы все, относящиеся к Конференции и Сибири книги,2 кои имеются у господина Миллера, были бы здесь в наличии, то господину профессору сим официально вменяется в обязанность находящиеся у господина профессора утром к девяти часам прислать сюда вместе с подробным описанием (нем.).
   Votre très humble et très obêissant serviteur
  

B. Trediakoffski.*

  
   * Ваш нижайший и покорнейший слуга

В. Тредиаковский.

  

12. В Канцелярию Академии наук1

11 января 1749

  
   По силе присланного мне из Канцелярии Академии наук ордера от сентября 6 дня 1748 году, приобщенный при нем регламент для Университета Историческому собранию я тогда ж вскоре предложил. Чего ради из господ членов, заседающих в оном собрании, помянутый регламент от каждого особливо читан, и па прочтении мнения свои об оном все написали и сообщили собранию; а в какой кто силе, то при сем приобщаю подлинники их,2 таким точно языком, каким оные от них самих сочинены: ибо переводить их в нашем собрании некому, для того что переводчиков не имеем, а мне, как известно Канцелярии, времени к тому пег. Но которые пункты в каждом мнении апробованы обще, те моею рукою подписаны, так же и в какой силе они апробованы. При сем же возвращаю Канцелярии Академии наук и подлинник самый регламента об Университете, сочиненный на российском языке.

Профессор Василей Тредиаковский.

   Генваря 11 дня 1749 года.
  

13. В Синод 14 мая 1757

  

1

  
   Читал я недавно третию епистолу черныя моея Феоптии1 да и рассудил о параграфе, начинающемся сими стихами:
  
   Как овцы нам дают в потребность нашу волну,
   Так, будто напрерыв пред ними, черви полну
   Чудес способность всю к мягчайшим тем шолкам
   Достаточно велми, оказывают нам.
   Предивно! какову в себе являют силу!
   Готовят как свою богатую могилу!
   От семени опять рождаются те как!
   И на себя потом берут червиный зрак!
   Червяк собою тот нам кажется толь гнусен,
   А делать нежный шолк на щогольство искусен!
  
   Да и рассудил, доношу, что сей параграф мало и весьма кратко предлагает о толь дивном естественном чуде, достойном для Зиждителевы мудрости обстоятельнейшего несколько описания; чего ради и прибавил я к сим десяти стихам еще двадцать следующих стихов, основанных на 38 главе Иова,2 а именно,
  
   Возможет ли сие ум благочестно здрав
   Припадку приписать толь глупу для исправ?
   Художники поднесь, искусством в них неложным
   Могли ль подобны быть червям немногоможным?
   Изобрели ль они хоть средство, что б им вить
   Толь равну, тонку толь, и толь блещащу нить?
   Другое что у них в руках толь озаренно,
   Чтоб делать им парчи цветами распещренно?
   Кто весть, как сок листков толь в распростерту вервь
   С сугубым слоем в ней, тот обращает червь?
   Как, ощутивши пар, мокроточка бестечна
   Стать может толь крепка и быть вдоль бесконечна?
   И кем червочик сей бывает опасен?
   Да будет от зимы в убежище спасен?
   В том окутавшись шолку, чему есть сам начало
   Не движась там в бой и не дыша ни мало
   Не в гробе ль он своем так неживя живет,
   Что паки крил себе, восстав в жизнь нову, ждет?
   Кто ж мудрость такову к прядению червочку
   И дал, чтоб воскресать погодно, как цветочку?
   Не меньше дивно есть, И ПРОЧАЯ РЯДОМ.
  

2

  
   Того ради покорнейше прошу святейший правительствующий Синод, по явленных мне неотплатных милостях, явить и сию, то есть прибавленныи мною вновь стихи освидетельствовать; а по освидетельствовании, буде явятся достойны, приказать труждающимся в напечатании Псалтири и Феоптии, что б сии стихи к помянутой моей епистоле и в назначенный параграф присовокупить внесением;3 но при том, желал бы я, что б у них быть в Москве написанным здесь моею рукою стихам, списав с них точную копию для оставления при деле в святейшем правительствующем Синоде.
  
   Сие доношение писал я, Василий Тредиаковский, и руку приложил, от 14 мая 1757 года.
  

14. В Канцелярию Академии наук1

Май 1760

  
   Господ членов, заседающих в Канцелярии Академии наук, профессор Тредиаковский просит припамятовать, что ему по напечатанию каждого тома Ролленевы Истории,2 получавшему тогда и жалованье, давалось по определению за труд двенадцать книг, из которых одна на александрийской бумаге, а другая на любской во французских переплетах, да десять на простой без переплета, а ныне он в корректурах (всегда скучнейших самого дела) пятого <и> шестого томов не по должности уже, но по ревности трудился ж, трудясь также и над седьмым, да без его корректур нельзя и обойтись для некоторых благоскловных причин. Итак, справедливо и должно, мнится, <н>аградить его и ныне равным же образом, в рассуждении <п>ятого и шестого томов напечатанных и уже продав<а>е<м>ых.3
  

15. В Канцелярию Академии наук1

30 мая 1762

  

1

  
   За милостивое решение Канцелярии Академии наук, состоявшееся сего маия 25 дня2 в силу моего прошения, поданного апреля 15 дня сего настоящего года, достодолжно благодарствую.
  

2

  
   Но между прочими пунктами приказания, хотя и всеми благосклонными и с прошением моим согласными по благонамерению, пунктом под 4-м числом, начинающимся: Также и за перевод последних томов, "по напечатанию оных", не можно мне никак быть довольну по многим твердым резонам, кои здесь умолчаваю, сверх что впадающая статейка, по напечатанию оных, всемерно против силы прошения моего, явствующего у меня под числом 3-м.
   Того ради покорно прошу Канцелярию Академии наук благоволить показать мне полную милость и впадающую статейку в означенном 4-м пункте, по напечатанию оных благосклонно переменить на следующую, согласную с прошением моим, по отдании рукописного тома к напечатанию.
   Доношение писал я Василей Тредиаковский, и руку приложил.
   Мая 30 дня 1762 года.
  

16. В Канцелярию Академии наук1

2 октября 1762

  
   С пятого тома римския Ролленевы Истории перевод, окончанный мною, взносится при сем в Канцелярию императорской Академии наук почтенно.
   Того ради покорно прошу помянутую Канцелярию благоволить выдать мне деньги, определенные за перевод каждого тома: также покорнейше и настоятельно прошу и за перевод четвертого тома тоя ж истории, которой уже весь и напечатан, кроме что первый заглавный лист не вышел еще из станков не знаю для чего, а притом и за табель хронологическую, и за алфавитный реэстр к десятому тому Древней Ролленевы ж Истории (то есть за труд, как могущий составить целый одиннадцатый том величиною в печати, так и бывший мне тягостнее всякого труда в моей жизни) приказать выдать <м>не деньги ныне, в которых я имею самую крайнюю и необходимую нужду.2
   Доношение писал я Василей Тредиаковский и руку приложил.
   От 2 октября 1762 года.
  

17. В Канцелярию Морского шляхетного кадетского корпуса

14 марта 1767

  
   Вторый том Истории о римских императорах1 переводом мною окончан, и при сем конец того перевода Канцелярии представляется, для того, что начало, состоящее в большой половине, давно уже отдано в типографию, да и напечатано уже из того семь листов. Деньги триста рублей за труды в силу обязательства моего за каждый том, по взнесении сего рукописного верю принять и в приеме расписаться сыну моему Льву Тредиаковскому, секретарю Мануфактур конторы.
   Сей дупликатный репорт писал я Василей Тредиаковский и руку приложил. 14 марта 1767 года.
  

КОММЕНТАРИЙ

  
   Письма В. К. Тредиаковского (1703-1768) начали публиковаться в периодической печати с 1823 г. Однако после издания академиком П. П. Пекарским в 1873 г. жизнеописания Тредиаковского, куда вошел обширный корпус писем и деловых документов, собранных в результате систематического обследования академического архива и введенных в большинстве случаев в научный оборот впервые, подборок материалов о Тредиаковском в печати не появлялось. Для настоящего сборника была предпринята попытка разыскать в архивах Ленинграда и Москвы новые материалы из эпистолярного наследия Тредиаковского.
   Известные по прежним публикациям письма в основном носят официальный характер: это переписка по Академии, прошения в Сенат, Синод, на высочайшее имя. Известно и несколько писем научного содержания, обращенных не только непосредственному адресату, но и некоторому кругу, интересующемуся литературно-теоретическими проблемами ("Письмо Штелипу", "Ответ на письмо о сафической и горацианской строфах", возможно, письмо 7 августа 1757 г. в "Ежемесячные сочинения"). К жанру личной переписки можно причислить лишь некоторые ранние письма Тредиаковского И.-Д. Шумахеру. Между тем сохранились свидетельства о ранней переписке Тредиаковского с А. Д. Кантемиром (Кантемир пишет в письме X. Гроссу от 2 сентября 1737 г. о словаре, который Тредиаковский упоминает в письме к нему; см.: Майков Л. Н. Материалы для биографии кн. А. Д. Кантемира. СПб., 1903, с. 89); с М. В. Ломоносовым (письмо от февраля 1741 г. - антикритика на "Письмо о правилах российского стихотворства" Ломоносова и письмо от сентября-октября 1748 г. по поводу "Эпистол" А. П. Сумарокова; см.: ПСС, т. 10, с. 460); с вице-канцлером М. И. Воронцовым (Пекарский, с. 110). Переписывался, по всей видимости, Тредиаковский с А. Б. Куракиным, С. Витинским, с рядом духовных лиц - архиепископом новгородским Амвросием, епископом белгородским Петром Смеличем, архиепископом санктпетербургским и шлютербургским Феодосией, архиепископом тверским Митрофаном (Материалы, т. 5, с. 972; т. 8, с. 47). Публикуемые письма дают возможность предполагать существование переписки с Ж.-Н. Делилем и французским дипломатом Ж.-И.-Т. де ла Шетарди.
   Вместе с тем эти письма позволяют уточнить наше представление о положении Тредиаковского в Академии наук в 1740-е гг. По-видимому, оно было значительно более устойчивым, чем это представлялось раньше. Трения с Ломоносовым, с членами Канцелярий Академии были еще незначительны, Тредиаковский с достоинством занимает свое место в среде академиков, его положительное мнение о речи Делиля (чрезвычайно важной в заключительной стадии борьбы академиков с Шумахером) служит основанием для ее одобрения, так же как отрицательное мнение о речи Г.-Ф. Миллера способствует ее неодобрению всеми академиками. Отношения с будущими главными противниками Тредиаковского в Академии Г. Н. Тепловым и Миллером, из-за которых он должен будет покинуть Академию наук в 1759 г., в 40-е гг. оказываются весьма благоприятными. Можно говорить и о каких-то особых связях Тредиаковского с влиятельными вельможами двора Елизаветы Петровны.
   Деятельность Тредиаковского в Академии наук, Историческом собрании, его литературные труды, их издание находят отражение в публикуемой официальной переписке.
  
   1. Автограф - ААН, ф. 121, оп. 2, ед. хр. 132, л. 1-2.
   1 В письмах 1-3 идет речь о переводе романа П. Тальмана "Езда в остров любви" (СПб., 1730), посвященном князю А. Б. Куракину (1697-1749), покровителю и меценату Тредиаковского. Письма написаны Тредиаковским из Москвы в Петербург Иоганну-Даниилу Шумахеру (1690-1761), с 1724 г. секретарю Академии наук.
   2 Тредиаковский был представлен Анне Иоанновне в конце января 1732 г.
  
   2. Автограф - ААН, ф. 121, оп. 2, ед. хр. 132, л. 3-4 об. Частично опубликовано в статье А. И. Малеина "Новые данные для биографии В. К. Тредиаковского" (Сб. ОРЯС, 1928, т. 101, No 3, с. 431-432). Ответ Шумахера от 1 февр. 1731 см.: Пекарский, с. 25-27.
   1 Письмо Шумахера неизвестно.
   2 Как известно, и в допетровской традиционной культуре, и в московском барокко существовал запрет на любовную тему (см.: Панченко A. M. Русская стихотворная культура XVII века. Л., 1973, с. 193-195, 239-240). Очевидно, что слово "святоши" адресовано и людям старомосковского закала, таким, как епископ Георгий Дашков, и киево-могилянским питомцам типа Феофилакта Лопатинского. Одобряют "Езду...", видимо, члены партии Феофана Прокоповича: в его общество и общество Синодальных членов Тредиаковский вскоре вступает и читает сатиру А. Д. Кантемира с нападками на защитников старины, "против великороссийских богословия учителей, якобы ничего не знают" ("Экстракт о бывшем архимандрите Малиновском". Пекарский, с. 38-39; ЦГАДА, ф. 7, No 515). Ср. обвинения в глупости, корыстолюбии и невежестве приверженцу старины, осуждающему "Езду..." от ее защитника (Москвитянин, 1853, т. 2, с. 125, ГВЛ, ф. 256; Рум. музей, I, No 1559).
   3 Имеется в виду "Песнь. Сочинена... к торжественному празднованию коронации е. в. государыни императрицы Анны...". Листой4 этой песни с нотами напечатан в сентябре или октябре 1730 г.
  
   3. Автограф - ААН, ф. 121, оп. 2, ед. хр. 132, л. 5-6. Частично опубликовано в статье А. И. Малеина "Новые данные...", с. 432. Ответ Шумахера от 15 февр. 1731 см.: Пекарский, с. 27.
  
   4. Список - ИРЛИ, ф. 166 (Л. Н. Майкова), No 96, л. 45-46. Автограф не известен. На обороте копии прошения Тредиаковского определение: "по сему прошению оному секретарю Тредиаковскому за бой его и увечье от бывшего Волынского выдать вдвое из той суммы, которая за проданные его пожитки собрана и собирается. Именем е. и. в. Анна. Ноября 14 дня 1740 году".
   1 Кабинет-министр А. П. Волынский (1689-1740) дважды жестоко избил Тредиаковского, который после этого тяжело заболел. Этот эпизод изображен И. И. Лажечниковым в романе "Ледяной дом". Причиной гнева Волынского, по-видимому, были направленные против него стихи поэта (может быть, басня "Самохвал") и злейшая вражда Волынского с покровителем Тредиаковского А. В. Куракиным (см.: Соловьев С. М. История России с древнейших времен, т. 10. М., 1963, с. 533). 10 февраля Тредиаковский написал доношение в Академию наук, в котором изложил все эти события (там же, с. 531-532). Когда Волынский пал и 13 апреля была образована Генералитетская комиссия для суда над ним, Тредиаковский 23 апреля подал доношение на высочайшее имя (частично опубликовано: Пекарский, с. 77-79; конец доношения - Отеч. зап., 1860, No 5, с. 101-102). Настоящее прошение Тредиаковский подал через три дня после падения регента Э.-И. Бирона (1690-1772), определившего вознаграждение Тредиаковскому за бесчестье и увечье.
   2 В Манифесте о Тредиаковском сказано: "Ведая он, Волынский, сам, сколь святы и безопасны наши монаршеские палаты и все ко оным принадлежащие покои и апартаменты... однакож, с нарушением всего того, дерзнул в самых тех наших императорских палатах нагло и насильственно одного секретаря, который о явных его, Волынского, государственным правам противных поступках и нападениях на него нам всеподданнейше бить челом пришел, бить и из тех наших палат за волосы вытащить, и к себе под караулом отослать, и там еще мучительскими побоями оскорблять. И сей свой предерзостный поступок ни во что вменяя тем, которые его в том предосуждали, не постыдился говорить: "пускай де за то сердятся, а я свое взял"" (Отеч. зап., 1860, No 6, с. 573).
   3 После казни Волынского 27 июня именным указом образована Следственная комиссия для разбора якобы имевших место финансовых злоупотреблений Волын-ского и его конфидентов и удовлетворения челобитчиков на бывшего кабинет-министра (Полное собрание законов, т. 11, с. 175, 176; Отеч. зап., 1860, No 6, с.582). Челобитную на высочайшее имя в Следственную комиссию от 29 июля см.: Пекарский, с. 80-81.
  
   5. Автограф - ГПБ, ф. 971, собр. Дубровского, No 58. Ответ Кантемира от 21 апр. - Сб. ОРЯС, 1903, с. 185.
   1 Кантемир А. Д. (1708-1744) с 1738 г. был русским послом в Париже.
   2 Ж.-И.-Т. маркиз де ла Шетарди (1705-1758) с сентября 1739 по 1742 г. - посол Франции в России. В феврале 1742 г. по именному указу Елизаветы Петровны Тредиаковский был отправлен при Шетарди в Москву, где находился до конца года (Пекарский, с. 85-89).
  
   6. Автограф - ГПБ, ф. 971, собр. Дубровского, No 62.
   1 Кирилл Флоринский (ум. 1744) - проповедник, богослов и библеист, с 1741 г. ректор Московской духовной академии.
   2 Марья Дмитриевна Кантемир.
   3 Возможно, Петр Витинский - родственник Стефана Витинского, преподававшего в Харьковском коллегиуме, последователя и корреспондента Тредиаковского (см. о нем: Материалы, т. 4, с. 201).
  
   7. Автограф - ААН, разр. V, он. 1-Т, ед. хр. No 11/1.
   В заседании Собрания 23 мая 1746 г. было объявлено о назначении в Академию наук президента К. Г. Разумовского (1728-1803). Это был момент крайнего обострения давней борьбы между Шумахером и академиками во главе с Делилем. Новый президент должен был разобрать многочисленные доношения академиков в Сенат на Шумахера (см. письмо 9). Академики стремились, чтобы президент занял благоприятную позицию к ним и их требованиям. В Собрании 23 мая Делиль предложил приветствовать президента от имени всех академиков речью, в которой бы "было изложено состояние... Академии и способ ее исправления", и согласился ее написать. В следующем Собрании 26 мая Делиль передал речь академикам для ознакомления (Протоколы заседаний Конференции имп. Академии наук, т. 2. СПб., 1899, с. 145-147). Письмо Тредиаковского обращено, по-видимому, к одному из академиков, принимавшему активное участие в обсуждении речи. В торжественном собрании 11 июня речь от имени академиков произнесли Делиль (текст речи - ААН, ф. 21, оп. 1, No 116, краткое изложение: Пекарский, с. XXII-XXIV), Шумахер и Тредиаковский (см.: Прибавления к "Санктпетербургским ведомостям", 1746, 12 июня, No 47).
   1 Миллер Герард-Фридрих (1705-1783) - с 1730 г. профессор истории Петербургской Академии наук.
   2 Делиль Жозеф-Николя (Иосиф-Николай) - в 1725-1747 гг. академик-астроном Петербургской Академии наук.
  
   8. Автограф - ААН, разр. I, оп. 73, ед. хр. 54.
   Письмо связано с работой Тредиаковского над "Пасхалией" (закончена в 1747 г.), в которой он предлагал свои новые математические расчеты для определения дня пасхи и церковных праздников (несколько рукописей хранятся в ГБЛ, а также ГПБ и ААН).
   1 Винсгейм Христиан-Николай (1694-1751) - академик-астроном.
  
   9. Автограф - ААН, ф. 3, оп. 12, ед. хр. 44, л. 105-105 об.
   Для разрешения спора между Шумахером и академиками, подававшими на него многочисленные доношения в Сенат, Разумовский 21 февраля затребовал от академиков письменное изъяснение, "не имеют ли они на советника Шумахера еще какие жалобы или доказательства" (Материалы, т. 8, с. 679). Вместе с Тредиаковским отказались от своих обвинений П.-Л. Леруа (ААН, ф. 3, оп. 12, No 44, л. 106) и Винсгейм (там же, л. 108); Миллер и Г. В. Рихман уклончиво отвечали, что прежние доношения истинны, но ничего не привели для их подтверждения (там же, л. 108-108 об., 111-112). Особую позицию занял Ломоносов (см.: ПСС, с. 172-173). Тредиаковский подписывал доношения сразу после своего вступления в Собрание 12 августа 1745 г.; в конце августа, сентябре и 13 ноября (Материалы, т. 7, с. 548-555, 634-647, 697-700). Не подписано им первое пространное доношение 24 июля 1745 г. и доношения от 31 июля, 9 августа, 31 декабря 1745 г. (см. там же, с. 480-485, 490-491, 503-510, 718-735).
   1 Ф.-Г. Штрубе де Пирмон (1704-1790?) - с 1738 по 1757 г. профессор юриспруденции и политики, в 1746-1749 гг. исполнял обязанности конференц-секретаря Академии.
  
   10. Список XX в. - ГПБ, ф 903, собр. А. Г. Яцевича, No 9, л. 1-6 об.
   Письмо адресовано Делилю во Францию, куда он был вынужден уехать в начале 1747 г., после того как в Академии наук восторжествовал Шумахер.
   1 Письмо Делиля неизвестно.
   2 Подразумевается борьба академиков и Шумахера.
   3 Доктор и библиотекарь Сорбонны - неустановленное лицо.
   4 Полномочным министром при французском дворе в 1746-1748 гг. был Г. Гросс (ум. 1765).
   5 Возможно, речь идет о продолжении контактов между русскими и француз-скими церквами, начатых в 1717 г. Тредиаковский был причастен к ним во второй половине 20-х гг. в свою бытность в Париже, когда общался с доктором Сорбон-ны Л. Ф. Бурсье (L. P. Boursier, 1679-1749), активнейшим сторонником сближения. (См.: Пекарский П. П. Наука и литература при Петре Великом, т. 1. СПб., 1862, с. 42; Boursier L. F. Histoire et analyse du livre de l'action de dieu..., vol. 3. Paris, p. 277).
   6 Место трудно поддается комментированию. Свои работы и записи наблюдений Делиль обычно вел только на французском языке, поэтому Тредиаковский не мог переводить на французский статью самого Делиля. Можно предположить, что речь идет о русских летописях, из которых Тредиаковский по просьбе Делиля делал выписки об астрономических и метеорологических явлениях. (Сообщено Н. И. Невской).
   7 "Древняя история об египтянах, о карфагенянах, об ассириянах, о вавилонянах, о мидянах, персах, о македонянах и о греках... Сочиненное чрез г. Ролленя...".
   8 Воронцов Михаил Илларионович (1714-1767) - вице-канцлер.
   9 Теплов Григорий Николаевич (1717-1779) - асессор Канцелярии Академии наук.
   10 О Миллере см. примеч. 1 к письму 7.
   11 Нартов Андрей Константинович (1680-1756) - начальник инструментальной мастерской Академии.
  
   11. Оригинал - ААН, ф. 21, оп. 1, No 18, л. 91. Текст рукой писца, только заключительная формула - автограф.
   1 "Собрание историческое", учрежденное 24 марта 1748 г., занималось гумани-тарными науками: историей, литературой и др., а также должно было обсуждать уставы Академической гимназии и университета. (Материалы, т. 9, с. 126; ср. пись-мо 12). Членами Собрания были Миллер, П.-Л. Леруа, Ш. де Пирмон, Я. Штелин, И. Тауберт, Тредиаковский, Ломоносов, X. Крузиус, И.-Э. Фишер, И.-А. Браун, долж-ность секретаря отправлял Тредиаковский.
   2 По-видимому, материалы Сибирской экспедиции Миллера; ср. "репорт" Тредиаковского в Канцелярию Академии наук 19 авг. 1748 г. (Материалы, т. 9, с. 380; ср. также с. 161).
  
   12. Оригинал - ААН, р. 1, оп. 70, No 17, л. 26-26 об., текст рукой писца, только подпись - автограф. Копия - ААН, ф. 3, оп. 1, No 803, л. 20.
   1 В Канцелярии в январе 1749 г. присутствовал И.-Д. Шумахер (ААН, ф. 3, оп. 1, No 518, л. 58-60). Он отослал регламент Академического университета, сочиненный Миллером, Тредиаковскому как секретарю Исторического собрания, "дабы оный предложил Историческому собранию для прочтения, не найдут ли чего прибавить..." (Материалы, т. 9, с. 396). Регламент обсуждался членами Собрания в сентябре-декабре (Летопись жизни и творчества М. В. Ломоносова. М.-Л., 1961, с. 127-137).
   2 Мнение Ломоносова - ПСС, т. 9, с. 441, мнения Брауна, Ш. де Пирмона, Фишера, Крузиуса и дополнение Тредиаковского к мнению Ломоносова - ААН, ф. 3, оп. 1, л. 23-42 об.
  
   13. Автограф - ЦГАДА, ф. 381, ед. хр. No 1038, л. 128-129.
   1 Черновой экземпляр теолого-философской поэмы Тредиаковского "Феоптия, или Доказательство богозрения..." (1750-1754).
   2 Тредиаковский заимствовал из этой главы Книги Иова прием вопроса, обра-щенного к сомневающемуся.
   3 Синод 31 мая приказал "Оные тем профессором Тредиаковский прибавлен-ные стихи, кои по свидетельству оказуются быть непротивны (православному ве-роучению, - А. Ш.), вышеозначенные печатаемые Псалтирь и Феоптию к показан-ным оным доношением местам присовокупить позволить..." (ЦГАДА, ф. 381, ед. хр. No 1038, л. 127). Однако и "Феоптия", и преложение Псалтири в XVIII в. не были напечатаны. Двадцать стихов, которые Тредиаковский приводит в письме, не вошли в текст "Феоптии", опубликованной в Избранных произведениях Тредиаковского в 1963 г.
  
   14. Автограф - ААН, ф. 3, оп. 1, No 254, л. 275. Край рукописи зашит в корешок. Частично опубликовано: Пекарский, с. 213.
   1 В Канцелярии в мае 1760 г. присутствовали Ломоносов, И. Тауберт и Я. Штелин.
   2 См. примеч. 7 к письму 10 на с. 65.
   3 29 мая Канцелярия постановила удовлетворить просьбу Тредиаковского.
  
   15. Автограф - ААН, ф. 3, оп. 1, No 259, л. 281.
   Попытка Тредиаковского издавать на своем коште и продавать "Римскую историю от создания Рима до битвы Актийския" Ш. Роллена была неудачна. 15 апреля 1762 г. он обратился в Канцелярию с просьбой взять издание на казенный кошт (частично опубликована; см.: Пекарский, с. 217-218; автограф - ААН, ф. 3, оп. 1, No 259, л. 274- 274 об.). В публикуемом прошении Тредиаковский просит выдавать гонорар по отдаче им рукописи, а не по напечатании тома. На это прошение Канцелярия постановила выдавать Тредиаковскому гонорар в 300 рублей после выхода каждого тома в свет, "а не так как бы господин Тредиаковский сомневался, что по напечатанию всех той истории томов". Если по "типографским невозможностям" выход томов задерживался, "а он бы чрез то не получа иногда долгое время денег не терпел нужды", то выдавать деньги по получении рукописного тома. На копии этого определения приписка Тредиаковского: "Сие определение читал и по нем исполнять буду, токмо б мне по взнесении каждого рукописного моего тома деньги жалованы были: ибо, считаю, может что типография без всякия отрывки от дела - один том целый год или два печатанием продолжить" (ААН, ф. 3, оп. 1, No 259, л. 282-282 об.).
   1 В Канцелярии в мае 1762 г. присутствовали Ломоносов и Тауберт (ААН, ф. 3, оп. 1, No 532, л. 139-141 об.).
   2 У Пекарского (с. 218) ошибочно: 22 мая.
  
   16. Автограф - ААН, ф. 3, оп. 1, No 259, л. 287.
   1 В Канцелярии в начале октября присутствовал Тауберт (ААН, ф. 3, оп. 1, No 532, л. 226-228).
   2 В 10 томе перевода "Древней истории..." Роллена (1762) была помещена составленная Тредиаковским "Табель хронологическая" (с. 232-314) и "Указание вещей, содержащихся в Ролленовой Древней истории" (с. 315-561). В результате публикуемого прошения Тредиаковского Канцелярия 22 октября определила выдать ему за табель и реестр, имевшие объем в 40 листов, 200 рублей (Пекарский, с. 218).
  
   17. Список - ИРЛИ, ф. Майкова, No 96, л. 40. Автограф, хранившийся в ГПБ, не обнаружен.
   1 "История о римских императорах от Августа по Константина..." Ж.-Б.-Л. Кревиера (т. 1 напечатан в 1767 г.).
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 274 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа