Главная » Книги

Тургенев Иван Сергеевич - Письма (Июнь 1867 - июнь 1868), Страница 2

Тургенев Иван Сергеевич - Письма (Июнь 1867 - июнь 1868)


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

tify">   J'attendais pour répondre à votre lettre du 5 que vous m'eussiez fait connaître votre décision à l'endroit des propositions que je vous avais faites, et je vous prie de me faire savoir si elles vous conviennent1.
   Je n'ai jamais touché de droits d'auteur en France; l'honneur d'y être lu me suffit. Je me permettrais tout au plus de demander un abonnement au "Correspondant" de cette année et une dizaine d'exemplaires du "tiré à part". Je conviens que le titre de "Fumée" est impossible en franèais; mais celui que vous proposez: "La Société russe contemporaine", conviendrait plutôt à un article de revue qu'à une œuvre d'imagination. Que diriez-vous d'"Incertitude"? ou bien encore "Entre le Passé et l'Avenir"? ou "Sans Rivage"? ou peut-être "Dans le Brouillard"? M. Mérimée, si vous vous mettez en rapport avec lui, pourrait peut-être trouver quelque chose de graphique2.
   En attendant votre réponse, Monsieur, je vous prie d'agréer l'expression de mes sentiments les plus distingués.

Iv. Tourguéneff.

  

2045. H. A. КИШИНСКОМУ

28 июня (10 июля) 1867. Баден-Баден

  

Баден-Баден, Schillerstrasse, 7.

Середа, 28-го июня/10-го июля 1867.

   Любезный Никита Алексеевич, сейчас получил Ваше письмо1. Отъезду дяди я очень рад, и так как ему угодно было поселиться в Катушище, то и с этим следует помириться. Прошу Вас, вычистив дом, запереть его на ключ (особенно рекомендую Вам библиотеку) и строго запретить всякого рода сношения между Катушищем и Спасским.
   Я Вам писал о предложении дяде Холодова2 и желаю очень знать его окончательное мнение. Если он считает за мной 15 000 по векселям да 6000 детских денег, то и Вы с своей стороны упомяните о присланной Вами долговой его сумме 2589 р. Словом, я желаю, чтобы, принявши Холодово, он уже считал себя окончательно удовлетворенным, и никаких уже между нами не должно существовать счетов и расчетов.
   Я очень рад Вашему знакомству с И. П. Борисовым. Он - прекраснейший человек и, сколько я могу судить, искреннее имеет ко мне расположение. Он может быть Вам очень полезным"
   Об Афанасье Зуеве толковать нечего: Вы распорядитесь по Вашему благоусмотрению.
   Одобряю Ваше намерение побывать в тамбовских деревнях и в других. Мне кажется прикащик в Любовше3 сильно ненадежным; впрочем Вам будет на месте виднее. Кого Вы оставляете в Спасском на время своего отсутствия? Подтвердите ему о непременном моем желании не допускать сношений между Катушищем и Спасским.
   Известия Ваши об вероятности неурожая печальны, но тут ничем помочь нельзя, и уж точно приходится, сидя у моря, ждать погоды.
   В ожидании Вашего письма о Холодове, желаю Вам всего хорошего.

Ив. Тургенев.

  

2046. О. А. НОВИКОВОЙ

29 июня (11 июля) 1867. Баден-Баден

Милостивая государыня,

   Я получил Вашу записку и приложенную к ней статью Я. П. Полонского1. Статья эта действительно не представляет ничего особенно замечательного - но я искренно благодарен ему за память и сам напишу ему.
   В. П. Боткин находится здесь в числе многих других русских (И. А. Гончаров также в Бадене); я передам ему Ваш поклон так же, как и г-же Виардо. В здоровье Н. А. Милютина не видать большой перемены2.
   Роман мой появится отдельным изданием осенью; исключенные места будут, по мере возможности, вставлены3 - и, вероятно, еще усилят то всеобщее негодование, которое я успел возбудить моим произведением4.
   Прошу Вас принять уверение в совершенной моей преданности и глубоком уважении,

Ив. Тургенев.

   Баден-Баден,
   Schillerstrasse, 7"
   Четверг, 11-го июля 1867"
   На конверте:

Böhmen.

Frau Olga Novikoff,

Carlsbad.

"König von Danemark",

  

2047. M. M. СТАСЮЛЕВИЧУ

29 июня (11 июля) 1867, Баден-Баден

  

Баден-Баден.

Schillerstrasse, 7.

Четверг, 11-го июля 67.

Милостивый государь,

   Спешу отвечать на Ваше любезное письмо1. Я был постоянным чтецом Вашего интересного издания - и с великим удовольствием готов, по мере сил, содействовать его успеху. Хотя у меня именно теперь ничего нет достойного "Вестника Европы" - однако я намерен вскорости приняться за довольно значительную работу - и прошу Вас считать меня отныне в числе своих сотрудников. Я позволю себе извещать Вас о ходе своей работы2.
   Примите, милостивый государь, уверение в совершенном моем уважении и преданности.

Ив. Тургенев.

  

2048. П. В. АННЕНКОВУ

6 (18) июля 1867. Баден-Баден

  

Баден-Баден.

(6) 18 июня {Так в тексте публикации.} 1867.

   Любезный Павел Васильевич! Имею к Вам две просьбы: во-первых, узнайте, возвратился ли в Петербург Гедеонов (директор Эрмитажа и театров), а во-вторых, я получил недавно от Стасюлевича приглашение1 участвовать в его "Вестнике Европы", который с будущего года, как Вам известно, расширяет свою программу; я ему отвечал2, что очень рад, но что пока ничего нету; на это он мне отвечал, что знает через Ковалевского, что я написал этюд, который у Вас находится, {Далее в тексте публикации примечание Анненкова; (вероятно, "Бригадир")} и что если я согласен отдать его, то чтоб я Вас известил, и он тогда напечатает эту вещь в январской книжке3. Я это теперь и исполняю, по-прежнему предоставляя Вам окончательное решение насчет "Бригадира". Стасюлевич находится в Пирмонте. Погода у нас так себе, ни то, ни се, а у вас? Здоровье мое недурно, и я уже начинаю готовиться к охоте. Кланяюсь Вашей жене и дружески жму Вам руки.

Преданный Вам

Ив. Тургенев.

  

2049. Н. В. ХАНЫКОВУ

12 (24) июля 1867. Баден-Баден

  

Баден. Schillerstrasse, 7.

24-го июля 1867.

   Милейший Ханыков, Боткин Вам, вероятно, подробно рассказал о нашем житье-бытье - и как мы Вас здесь поджидаем; а пока, будьте так любезны - сходите к Bethemont, bonnetier, boulevard des Capucines, 1, и заплатите ему должные мною за фуфайки 56 франков - которые я Вам с благодарностью здесь возвращу. Ведь Вы, я надеюсь, у меня остановитесь?
   Крепко жму Вам руку.

Преданный Вам

Ив. Тургенев.

  

2050. А. П. ГОЛИЦЫНУ

14 (26) июля 1867. Баден-Баден

  

Bade.

Schillerstrasse, 7.

Ce 26 juillet 67.

Monsieur,

   Je viens de parcourir les premier schapitres de "Fumée" dans "Le Correspondant"l - et je vous avouerai avec franchise que je n'ai pas pu me défendre d'un sentiment pénible en voyant mon nom mis sous un travail qui fourmille - il faut le dire - de fautes et de contresens. Vous n'avez pas tenu compte des corrections, que je me suis hâté de vous envoyer par l'entremise de Mr Mérimée; il était donc pour le moins inutile de me faire parvenir ces épreuves. Je ne réclame pas contre les suppressions, affaiblissements d'expressions etc. - que vous avez crus nécessaires - mais je ne puis admettre qu'on me fasse dire noir {Далее зачеркнуто: quand} où je dis noir {Так в подлиннике.}. Comment voulez-vous que j'accepte des non-sens aussi absolus que ceux-ci - p.691.I.3 - au lieu de: "Guéris-moi - je meurs de maladie, de faiblesse (от болести)" on a mis: "je meurs... d'abondance de biens"2!! Ou bien encore - p. 693.I.11. d'en bas - au lieu de dire: "un bon élève voit les fautes de son maître - mais garde sur elles un silence respectueux, car ces fautes elles-mêmes renferment un enseignement salutaire" - il y a: "un bon professeur voit les fautes de son élève" etc,3 - de faèon que c'est la Russie qui est le professeur et l'Europe - l'élève!.. Et cela dans la bouche de Potouguine! Je ne finirai pas si je voulais compter toutes les fautes de cette traduction.- Vous n'avez du reste qu'à jeter un regard sur les épreuves, que j'ai envoyées à Mr Mérimée. Je vous avoue aussi qu'avec les scrupules dont vousmefaites part dans votre dernière lettre quant à l'effet que produirait sur des mères de famille certaine page concernant les rapports de Potouguine et d'Irène - je ne comprends pas que vous ayez songé à traduire ma nouvelle: les rapports de Litvinof et d'Irène sont bien autrement explicites - et je ne vois aucun moyen de les gazer, à moins de faire des changements si complets, qu'ils dénatureraient tout le récit. Je suis désolé de le dire, Monsieur, mais si j'avais pu prévoir tout ceci - je crois que je vous aurais prié d'abandonner votre idée.- Si la chose est faisable, il vaudrait peut-être mieux de s'en tenir au fragment publié. En tout cas, Monsieur, je vous prie bien instamment de m'envoyer dorénavant les épreuves à temps et de prendre en considération mes corrections qui ne portèrent jamais que sur le sens des mots et des phrases.
   Agréez, Monsieur, L'assurances de mes sentiments distingués,

J. Tourguéneff.

  

2051. H. A. КИШИНСКОМУ

17 (29) июля 1867. Баден-Баден

  

Баден-Баден.

Schillerstrasse, 7.

Понедельник, 29/17-го июля 1867.

   Лкбззный Никита Алексеевич, очень было мне неприятно узнать через Вас, что дядя отказывается от Холодова, находя это не довольно выгодным: я решился с сею же почтой писать ему еще раз об этом. Но о процентах на 15 000-й вексель и думать нечего: требовать их было бы с его стороны бесчестным поступком, на который я все-таки не считаю его способным, и прежде чем заплатить их, я пойду перед Совестный суд, прибегну ко всем возможным мерам. Повторяю: не считаю его настолько бесчестным человеком. Если дядя и после моего письма не примет Холодова, я всячески постараюсь достать 15 000 р. сер. для уплаты по векселям, но, повторяю, о процентах нечэго и говорить - и Вы со своей стороны должны считать их невозможностью. Я также пишу к дяде о снятии запрещения с имения1 для собственной его же пользы, а то нам извернуться нельзя. Нельзя ли снова попытаться продать Кадное? Если бы можно было найти мало-мальски выгодного покупщика, это было бы лучше, чем повсеместная продажа лесов, которая все-таки не пополнила бы всей 15 000-й суммы. Повторяю, я буду здесь хлопотать о получении в заем подобной суммы и, разумеется, немедленно Вас извещу; а быть может, дядя еще опомнится.
   Да, тяжелы наши с Вами первые шаги по управлению... но нечего делать: надо терпеть по-малороссийски. Еще слава богу, что урожай не так дурен, как можно было того боятьея.
   Желаю Вам всего хорошего и жму Вам руку.

Ив. Тургенев.

   P. S. Так как дяда весьма плохой и медленный корреспондент, то спустя три дня по получении, этого письма поезжайте к нему и узнайте окончательное его решение, которое тотчас мне и сообщите.
  

2052. А. П. ГОЛИЦЫНУ

25 июля (6 августа) 1867. Баден-Баден

  
   ...J'ai reèu <...> une épreuve de l'imprimerie avec les corrections que j'avais indiquées1. Je vous la renvoie à tout hasard, après y avoir fait quelques légers changements qui cette fois ne porteat que sur te style. Je vous demande pardon d'avoir pris la liberté de relever - après vous et Mr Mérimée - ces négligences insignifiantes. Je puis vous assurer <...> que je sais fort bien reconnaître les droits du traducteur - et que je suis loin de considérer mon texte comme quelque chose d'inviolable. Je voudrais uniquement éviter les fautes de sens, l'incertitude des à-peu-près: il est clair que quand j'ai dit d'un personnage qu'il était plein de respect pour sa propre personne - et qu'on me fait dire qu'il était plein de respect pour ses administrés - le caractère change du tout au tout2. Quant aux lignes que vous désirez voir- supprimées - je ne demande pas mieux que de le faire pour ne pas blesser des susceptibilités que je respecte - mais il faut pourtant motiver la présence de la petite fille que protège Potouguine3. Je' tâcherai de trouver quelque chose qui puisse vous contenter...
  

2053. A. A. ФЕТУ

26 июна (7 августа) 1867. Баден-Баден

Для Фета

  

Баден-Баден.

Schillerstrasse, 7,

Середа, 7-го авг./26-го июля 1867.

   Любезнейший А<фанасий> А<фанасьевич>,- я очень обрадовался Вашему письму1: во 1-х) мне было приятно то, что Вы наконец начинаете подозревать, что я не сукин сын; а во 2-х) - Вы объявляете мне, что вся история моя с дядей окончательно и навсегда прекращена и приведена в ясность. Я обрадовался, но, подумавши немножко, опять усомнился. Во 1-х) кто же меня уверит, что Вы опять не сочтете меня за сукина сына2: ведь это убеждение в Вас составилось и прежде не на основании данных, а в силу Вами столь любимого - dunkele Drang; а во 2-х) история моя столь мало прекращена, что в сущности едва начинается; - ибо дядя мой, в течение 11 лет никогда по счётам не проживавший менее 2000 р. сер. в год - а мне дававший менее 5000; дядя, завладевший всеми моими вещами и взявший с меня публичную в газетах благодарность3, не удовлетворяется тем, что наложил запрещение на мое имение и дерет с меня по безденежным векселям, но еще отказывается от преподнесенной ему деревни в 20 000 р. сер.4 - и, намекая на то, что он имеет право на проценты и рекамбии5, уже говорит о 23 000 с., если не более - т. е. уже прямо бьет на мое разорение. Правда - за всё сие - он дает мне понятие о новом интересном типе степного Тартюфа, "злополучного страдальца" - грабителя,- но это едва ли достаточное вознаграждение. И, может быть, Вы еще найдете, что я, как осатанелый человек, всё сие заслуживаю. Нет, решительно: подождем радоваться.
   Что "Дым" Вам не понравился - это очень неудивительно. Вот бы я удивился, если б он Вам понравился6! Впрочем, он ночти никому не нравится. И представьте себе, что это мне совертвеоно всё равно - и нет такого выеденного яйца, которого я бы не пожалел за Ваше одобрение. Представьте, что я уверен, что это - единственно дельная и полезная вещь, которую я написал! Вы скажете, что это обыкновенно так бывает с авторами: любят своих плохих детенышей; но вообразите, что в эти Ваши слова - и нуль - в моих глазах одно и то же. И не потому, что Вы подорвали сами всякий свой авторитет сравнением Ирины с Татьяной (лочему ее с Андромахой?) - а так-таки нуль - und Punktum. Я довольно стар, чтобы не церемониться наконец, даже с друзьями.
   Не читал я Вашей статейки в "Лите<ратурной> библиотеке"7; не яолучают здесь этого интересного журнальца. Но отчего Вас в "Русском вестнике" нет? Боги! отчего не приходится хотя от времени до времени {Было: хотя время от времени} читать такие нетенденциозные стишки:
  
   Где-то, что-то веет, млеет...
   Нос сопит... язык немеет...
   Стих свербит вокруг пупка...
   Музе хочется кака!
  
   Как бы это было прохладно!
   Ну, а с назначеньем в судьи поздравляю и Вас и наш край8. И это поздравление мое серьезно. В Вас еще столько немецкой крови, что Вы наверное будете руководствоваться в Вашей деятельности ясным и честным здравым смыслом и положительной законностью - a dunkele Drang с свербеньем у пупка оставите для домашнего обиходу.
   Письмо это вышло резко - но у меня на душе накипело. Вы - добрый; сердиться не будете; Вы знаете, что я все-таки Вас очень люблю.
   Поклонитесь Вашей милой щене; дружески жму Вам руку.

Преданный Вам

Ив. Тургенев.

  

2054. ЛЮДВИГУ ПИЧУ

27 июля (8 августа) 1867. Баден-Баден

  

Baden-Baden.

Schillerstrasse, 7.

Donnerstag, d. 8. Aug. 67.

   Mein lieber Freund, Sie müssen sich eine Idee felsen-fest in den Kopf setzen: man hegt das wärmste Gefühl fur Sie in Baden - und wenn man lange schweigt, so ist es ein blosser {В подлиннике ошибочно: bloser} Beweis von Faulheit oder von übermässiger Thätigkeit. Diesesmal ist es die letzte Ursache: Mme V(iardot) hat zwei (reizende!) Operetten componirt und ich habe den Text - dazu geschrieben - und jetzt geht es auf eine dritte los. Sie werden das Ailes sehen und hören - das Theater ist in meinem neuen Hause1, das ich natiirlich nicht bewohne - wenn Sie nicht nach Baden kommen - so wird Ihnen ein Tutti-Fluch bis nach Berlin nachgehen - kommen Sie aber - so drücken wir Sie an unsere sämtliche Biust. Wohnen müssen Sie natiirlich bei mir.
   Ailes geht gut hier; Mme V(iardot) ist gesund und lassï Sie vielmals griissen. Didie wird schöner mit jedem Tag - und Freund Pomey sieht herrlich aus als Pacha Pignouf im zweiten Stuck, das "Trop de femmes" heisst. Désirée ist nocu nicht angekommen - man erwartet sie aber täglich2. Viele Griisse - und auf baldiges Wiedersehen!

Ihr I. Turgeneff.

  

2055. И. П. БОРИСОВУ

30 июля (11 августа) 1867. Баден-Баден

  

Баден-Баден.

Schillerstrasse, 7.

Воскресение 11-го авнг./30-го июля 67.

Любезный Иван Петрович,

   Я опять виноват перед Вами - не скоро отвечал на Ваше интересное письмо. Я таки порядочно был занят всё это время - но это не извинение - Вы уже, вероятно, знаете через Кишинского, что дядя отказывается от Холодова, находя это имение не довольно значительным - и намекая на то, что по закону он может требовать и проценты с 15-и тысячного векселя: я написал ему письмо, в котором спрашиваю его, что же ему собственно хочется1 - так как денег у меня в теперешнюю минуту нет ни копейки. Не знаю, ответит ли он мне - а пока, по милости наложенного запрещения (со слезою в глазе, одобренною Фетом) - я не могу, как говорится, ни <- - ->. Пожалуйста, поддержите в случае нужды Кишинского, малоросское терпение которого подвергается сугубым испытаниям.
   Я очень рад избранию Фета и уверен, что из него выйдет отличный судья. (Прилагаемое письмо передайте ему2 - я не знал, куда теперь ему писать,- оно его несколько покоробит - но это ничего: мы еще не так друг другу кишки рвали - а дружба наша от этого не пострадала.) - Я очень также рад "фиаску" Ржевского: этому противному господину всякий щелчок во спасение3.
   Вы в Вашем уединении производите на меня впечатление истинного мудреца - в начале нынешнего столетия Вас бы следовало назвать: "Философ берегов Зуши". Дсй Вам бог только здоровья - и пусть Ваш Петя благополучно вырастает (я непременно напишу ему цидулу в стихах) - и больше нечего требовать от жизни.- Я несомненно, если только буду жив, весною, в конце апреля, приеду в Спасское на месяц (это я говорю совершенно серьезно, да Вы сами легко поймете, что мое присутствие будет там необходимо) - и тагда часто и много буду с Вами видеться.- Напишите мне, как надвигается наша железная дорога, из газет я вижу, что государь проехал по ней до Тулы: ну а дальше4?
   Завтра мы начинаем здесь охотиться; но, к сожалению - противные дожди в июне месяце потопили множество молодых куропаток. Посмотрим, что-то будет.
   Дружески жму Вам руку и остаюсь

любящий Вас

Ив. Тургенев.

   P. S. A я бы с любопытством прочел статью Фета; но ведь она нигде напечатана не будет5?
  

2056. ЖЮЛЮ ЭТЦЕЛЮ

30 июля (11 августа) 1867. Баден-Баден

  

Mon cher ami,

   Je ne -puis pas venir demain - car je suis tout le jour à la chasse; mais voulez-vous que je vienne mardi à 9 h 1/2 du matin?- Je serai exacte comme un Prussien.

Mille amitiés.

J. Tourguéneff.

   Dimanche soir,
   Schillerstrasse, 7.
  

2057. H. A. КИШИНСКОМУ

1 (13) августа 1867. Баден-Баден

  

Баден-Баден.

Schillerstrasse, 7,

Вторник, 1/13-го авг. 1867.

   Любезный Никита Алексеевич, отвечаю на Ваше письмо от 21-го июля - 2-то авг., полученное много вчера1.
   Ник. Ник. прислал мне действительно письма мценских купцов, Соротшна и Домогацкого, и я немедленно отвечал ему, что уплатить их претензии теперь не в состоянии и что я прошу их подождать, так как после дядиного управления я остался в стесненных обстоятельствах, особенно же при грозящей уплате по векселям. Прошу Вас повторить им тоже самое: пускай они подождут; деньги за мной не пропадут.
   Я еще не получил решительного ответа от дяди насчет Холодова2. Во всяком случае, когда Вы будете с ним об этом говорить, Вы можете смело объявить от моего имени, что скорого приезда моего в Спасское ему дожидаться нечщго, ибо я раньше апреля месяца будущего года туда не приеду. Я не хочу допускать мысли, что от моего приезда зависит, будет ли дядя или нет брать с меня проценты. Брать с меня проценты дело бесчестное; тут дело не в пощаде, которую он может мне оказать или нет, а потому, если он на это решится, то пусть он расправляется с своею совестью.
   Хорош гусь г-н Соколов?! Ну черт с ним. Что с возу упало, то пропало.
   Каталога-со мной нет; впрочем, он был составлен для одних французских книг и большой важности не имеет.
   Отдельных описей мне не нужно присылать; доставьте мне короткое общее обозрение состояния хозяйства. Много, я вижу, предстоит труда! Когда поступят деньги за хлеб или оброки, пришлите мне, сколько будет возможно.
   О Порфирии напишу через Тютчева.
   Засим прощайте: желаю Вам всего хорошего.

Ив. Тургенев.

  

2068. А. П. ГОЛИЦЫНУ

2(14) августа 1867. Баден-Баден

  
   Bade, Schillerstrasse, 7. Mercredi, 14 août 1867. Monsieur,
   Mon domestique ayant oublié de me remettre la continuation des épreuves de "Dym" je ne les ai que depuis ce matin; mais je travaille aux corrections et je les enverrai demain au plus tard à l'imprimerie Raèon. J'espère que ce retard involontaire n'a rien de grave. Vous serez bien bon de n'eavayer à M. Mérimée les épreuves qu'après les avoir fait corriger, cela lui évitera un double emploi. Je me suis permis de rétablir quelques phrasés, que l'éditeur de la "Revue russe" avait cru devoir supprimer1, pour ne pas trop faire crier. Mais maintenant la chose est faite et on ne saurait crier davantage. Après tout, je crois encore être meilleur patriote que ceux qui me reprochent de manquer d'amour pour la patrie.
   Je vous prie, Monsieur, d'agréer l'expression de mes sentiments les plus distingués.

Iv. Tourguéneff.

   P. S. Je voudrais surtout que vous adoptassiez la manière dont j'ai traduit le passage difficile en russe à la page 46 de l'original, dernière ligne qui commence ainsi: Toupoi&#233; nedoouménié, etc.
  

2059. A. П. ГОЛИЦЫНУ

5 (17) августа 1867. Баден-Баден

  

Bade, Schillerstrasse, 7.

Samedi, ce 17 août 1867.

Monsieur,

   J'envoie aujourd'hui même le dernier placard de "Fumée" (que j'ai reèu hier) à l'imprimerie, avec toutes les corrections, et je me hâte de vous prévenir que j'ai réintégré dans le texte la biographie du général Ratmiroff, que mon éditeur avait cru devoir raccourcir et affaiblir dans le texte original1. Je crois que vous ne trouverez pas mauvais que je l'aie fait. Mille compliments.

Iv. Tourguéneff.

  

2060. H. H. РАШЕТ

10(22) августа 1867. Баден-Баден

  

Баден-Баден.

Четверг, 22-го ав. 67.

Schillerstrasse, 7.

   Сейчас получил я Ваше письмо, любезная Наталья Николаевна,- и конечно немедленно посылаю желаемые Вами 500 фр. Известите меня о получении.
   Здоровье мое недурно - вот нехорошо, что Вы болеете. Надеюсь, что рейнский воздух Вас окончательно поправит,- особенно, если Вы будете много пользоваться обществом достославного В. П. Боткина1.
   Извините краткость этого письма - мне минутки нельзя теперь уделить лишней, но будьте уверены в моей неизменной дружбе и преданности.

Ив. Тургенев.

   P. S. Поцелуйте от моего имени Ваших двух дочек.
  

2061. И. С. АКСАКОВУ

19 (31) августа 1867. Баден-Баден

  

Баден-Баден.

Schillerstrasse, 7,

19/31-го августа 1867.

   Любезнейший Иван Сергеевич, письмо это вручит Вам мой хороший знакомый, г-н Саломан, муж певицы Ниссен-Саломан, уже давно поселившийся в России. Он владеет замечательным композиторским талантом, и опера его - "Карпатская роза" - будет скоро поставлена на московской сцене1. Я бы очень был Вам благодарен, если б Вы захотели оказать ему покровительство,- и уверяю Вас, что г-н Саломан вполне заслуживает поощрения и одобрения - особенно при крайнем недостатке у нас музыкальных талантов.
   В надежде на Вашу доброту заранее благодарю Вас и прошу принять уверение в совершенной моей преданности,

Ив. Тургенев.

  

2062. А. П. ГОЛИЦЫНУ

19 (31) августа 1867. Баден-Баден

  

Bade, Schillerstrasse, 7.

Samedi, 7 {Так в тексте публикации.} août 1867.

   Je vous demande pardon, cher Monsieur, d'avoir tardé jusqu'à ce jour à vous répondre. J'ai reèu le n° du "Correspondant"1, et cette fois-ci la traduction ne laisse plus rien à désirer. Je vous promets de ne pas retenir un jour de plus qu'il ne faut les épreuves que vous allez sans doute m'envoyer bientôt.
   Vous seriez bien aimable de m'envoyer en même temps un exemplaire rectifié du premier fragment, de celui qui a paru dans le n° du 21 juillet2.
   Acceptez, Monsieur, l'expression de mes sentiments distingués.

Iv. Tourguéneff.

  

2063. МОРИЦУ ГАРТМАНУ

20 августа (1 сентября) 1867. Баден-Баден

  

Baden-Baden.

Schillerstrasse, 7.

d. 1 Sept., 1867.

Mein lieber Freund,

   Wallenreiter hat meine Nachîrage mit der ihm eigenthümlichen Ernsthaftigkeit auigenomm1: Wichtiges hab' ich nichts zu vermelden. Ich wollte - 1-s wissen - wo Sie sind, da Frau Rachette mir gesagt hatte, dass Sie Stuttgart auf einige Zeit verlassen hatten; 2-s - Ihnen beiliegenden Spass zuschicken, den Sie vielleicht fur die "Freya" gebrauchen konnten2 ; 3-s Ihnen wissen lassen - dass sobald die französische Uebersetzung meines letzten Romans - (der par parenthèse in den Didaskalia schaudervoll entstellt ist) - vollständig erscheint, ich Ihnen ein Exemplar gleich zukommen lassen werde, mit den nöthigen Zusätzen und Berichtigungen3.
   Mir geht es gut - auch der Familie Viardot. Und Ihnen? Lassen Sie es mir wissen. Nach Baden kommen Sie leider wohl nicht. Grüssen Sie Ihre Hebe Frau und die sonstigen Freunde.

Der Ihrige

I. Turgeneff.

  

2064. П. В. АННЕНКОВУ

28 августа (9 сентября) 1867. Баден-Баден

  

Баден-Баден.

9 сентября (28 августа) 1867.

   Милый Анненков! Всё это последнее время я ожидал ее без тайного беспокойства известий от Вас и вдвойне обрадовался теперь пришедшему письму1. Дело было трудное и серьезное, но, слава богу, теперь всё это миновало, н я от всей души поздравляю и Вас и Вашу жену, которой прошу передать выражение самого дружеского моего участия. Надеюсь, что сражение выиграно вполне, и остается пользоваться победой. Вот Вы и отец теперь, отец ребенка2, подаренного Вам любимою женщиной. Подобного счастья я никогда не испытывал и радуюсь, что оно достается человеку, которого я люблю... Начинается для Вас новая жизнь несколько поздно; но в самом этом позднем появлении я вижу задаток ее продолжительности... Еще раз искренно Вас поздравляю.
   А я здоров, хожу на охоту и пишу французские либретто опереток, которые г-жа Виардо кладет на музыку - прелестно! Одна из них, под заглавием "Trop de femmes", имела такой успех, что даже прусская королева пожелала ее видеть. Цредставление происходит в моем новом доме, в котором я не живу - по милости моего дяди, который дерет с меня не только самую сумму, но и проценты по данному мною ему безденежному (на случай моей смерти) векселю,- где уж тут думать о заведении нового хозяйства! Маленькая сцена устроена в зале, действующие лица - дети г-жи Виардо, ее воспитанницы2 и пр. Это и ее, и меня забавляет, да и другим, по-видимому, не скучно. Вот пока вся моя литература. Как прелестнейший казус, имею сообщить Вам, что в No 34 "Revue et Gazette musicale", от 25 августа, стоят следующие строки: "Ce type vivant de la critique éclectique parlée, ее prodigieux symphoniste de la causerie Botkine, qui enseignait, au grand enthousiasme de ses amis, les relations de plaisir existant entre la danse des vagues et celle des jeunes Espagnoles aux puissants mollets..." и т.д. Каково4? Этот "prodigieux symphoniste" находится теперь в Париже, Засим обнимаю Вас ж Ваше семейство ж жду дальнейших известий,

Ваш Ив. Тургенев.

  

2065. ПОЛИНЕ БРЮЭР

28 августа (9 сентября) 1867. Баден-Баден

  

Bade.

Schillerstrasse, 7.

Ce 9 septembre 1867.

   Ma chère Paulinette, Ta lettre est datée du 31 août et je ne l'ai reèue qu'hier1 - il doit y avoir eu ou erreur de ta part - ou bien la poste d'ici a fait des siennes - nous sommes ici dans tout l'ahurissement d'une saison exceptionnelle - enfin le principal est que j'ai de tes nouvelles et que je puis t'en envoyer de moi. Ma santé est bonne - la goutte fait la morte - j'ai commencé à chasser; de plus je me suis amusé à faire des petits libretti d'opéra que Mme Viardot a délicieusement mis en musique: l'un d'eux, nommé "Trop de femmes" - dans lequel Pomey joue un rôle de pacha, a eu un si grand succès qu'on l'a donné cinq fois et que la reine de Prusse a désiré le voir2. Les représentations se donnent sur un petit théâtre ad hoc arrangé dans le salon de ma nouvelle maison, que je n'habite pas et que je ne puis pas habiter de sitôt - par la simple raison que mon oncle, auquel j'avais de mon plein gré, donné, il y a dix ans, pour le cas de ma mort, une lettre de change de 50 000 francs, l'exige maintenant avec les intérêts - ce qui fait plus de 80 000 francs - et a commencé par mettre la séquestre sur tous mes biens3! C'est là la récompense de tout ce que j'ai fait pour lui! Tu comprends que ce n'est pas le moment d'entrer dans une maison, comme celle que j'ai fait bâtir et qui exige d'assez fortes dépenses4. Cette malheureuse maison m'a déjà fait bien du chagrin! En un mot, je reste chez Mme Anstett - et ne puis encore vous offrir l'hospitalité cette année-ci - à moins que vous ne vous contentiez des deux chambres que je puis mettre à votre disposition {Далее зачеркнуто: chez Mme} dans l'appartement de la Schillerstrasse. Je serais enchanté de vous y voir: seulement il faudra m'avertir d'avance, car j'ai dans ce moment Pietsch - le peintre de Berlin - qui demeure chez moi5.
   Dis mille choses de ma part à Mme Innis. Je lui ai écrit dernièrement une lettre à Paris que j'ai bien regretté de ne pouvoir faire plus consolante §. Mille choses aussi à toute la famille: quant à Gaston et à toi, je vous embrasse bien tendrement. Comment vont les affaires, dimmi un po' - et ne suis<-je> pas en retrain de devenir grand-père?

Porte-toi bien.

Ton J. Tourguéneff.

  

2066. Б. H. ЧИЧЕРИНУ

28 августа (9 сентября) 1867. Баден-Баден

  

Баден-Баден.

Schillerstrasse, 7.

Понедельник, 9-го сент./28-го авг. 1867.

   Обращаюсь к Вам, любезнейший Борис Николаевич, с следующей просьбой. Старший сын моего хорошего приятеля, известного писателя, А. Ф. Писемского - вышел в нынешнем году из гимназии первым, с золотой медалью - и поступает в университет, по юридическому факультету1. Я хорошо его знаю: он молодой человек очень умный, трудолюбивый и дельный, с ясною головою, с талантом. Таких молодых людей у нас немного - и должно заботиться о том, чтобы эти деревца выросли прямо, не покривились бы - и со временем давали бы тень и плод. А потому позволяю себе рекомендовать его Вам; допустите его до себя - помогайте ему советами и наставлениями; ручаюсь Вам, что он вполне заслуживает Вашего внимания. Мне известны Ваши воззрения на эту сторону педагогической деятельности профессора; Вы сами находились в подобных отношениях к незабвенному нашему Грановскому2 - и при Вашем желании способствовать водворению и утверждению у нас истинного просвещения - я не сомневаюсь в том, что Вы протянете руку этому юноше, который искренно готов служить науке и работать для нее.
   Заранее благодарю Вас и прошу принять уверение в искреннем моем уважении к Вам и дружеской привязанности.

Ив. Тургенев.

  

2067. А. Ф. ПИСЕМСКОМУ

28 августа (9 сентября) 1867. Баден-Баден

  

Баден-Баден.

Schillerstrasse, 7.

Понедельник, 9 сент. (23 авг.) 1867.

   Любезнейший Писемский, я очень виноват перед Вами, что не тотчас отвечал на Ваше письмо, в котором Вы говорили мне о Вашем сыне1; но так как Чичерин о ту пору находился в деревне, где-то далеко в Саратове,- то я не счел нужным поспешить; притом же я был завален делами, большей частью свойства невеселого, о которых не стоит распространяться. Теперь я хочу загладить мою вину - и посылаю Вам под сим же кувертом письмо к Чичерину, которое Вы ему доставьте и которое, я надеюсь, произведет на него некоторое впечатление2.
   Сам я пока здоров, хожу на охоту и занимаюсь... чем бы Вы думали?., писанием французских крошечных опереток, которые г-жа Виардо очень мило кладет на музыку. Исполнителями - ее дети и ученицы. Одна из этих опереток имела большой успех - так что давалась пять раз. Представление происходит в моем новом доме, в котором я еще не живу: театр устроен в зале?. Так-то вот мы проводим дни.
   Засим обнимаю Вас и кланяюсь всем Вашим.

Преданный Вам

Ив. Тургенев.

  

2068. А. П. ГОЛИЦЫНУ

30 августа (11 сентября) 1867. Баден-Баден

  

Bade, Schillerstrasse, 7.

Ce 11 septembre 1867.

Monsieur,

   Je renvoie dès demain le premier placard des épreuves de "Fumée"; les autres suivront dès après-demain, Vous n'ignorez pas qu'il y a une lacune s'étendant sur deux chapitres (le 16-me et 17-me); c'est là que se trouvent les passages les plus difficiles. Je voudrais pourtant revoir ces deux chapitres avant l'impression, c'est même absolument nécessaire, et je vous promets que je tiendrai compte de vos scrupules1.
   Je regrette, Monsieur, que vous n'attendiez pas le retour de mes épreuves pour les soumettre à M, Mérimée: cela fait double emploi et double travail. Le nombre des passages que j'ai dû corriger est très grand, et je vois, d'après les lettres de M. Mérimée, qu'il se débat souvent contre des difficultés qui ne proviennent que d'une interprétation inexacte2. Je crois qu'il vaudrait infiniment mieux ne lui soumettre qu'un texte rectifié.
   Je me suis permis de faire quelques légères additions, comme pour le second fragment3. J'espère, Monsieur, que mes corrections seront acceptées et j'attends avec impatience les deux chapitres suspendus.
   Je vous prie d'accepter l'expression de mes sentiments distingués,

Iv. Tourguéneff.

  

2069. A. П. ГОЛИЦЫНУ

3 (15) сентября 1867. Баден-Баден

  

Bade, Schillerstrasse, 7.

Ce 15 septembre 1867.

Mon prince,

   Nous voici au 151, et je n'ai pas encore reèu les deux chapitres retenus2; veuillez bien donner vos ordres pour qu'ils me soient transmis le plus vite possible.
   J'ai traduit "Samorodok" par "Diamant brut", le terme ironique rend assez bien l'idée, et ce n'est pas de hâblerie que Potoughine accuse ses compatriotes, mais bien de cette horreur du travail, de cette confiance dans les dons de la nature qui caractérisent les "Samorodok" russes. J'espère que vous adopterez cette version3.
   Recevez, Monsieur, l'assurance de ma considération distinguée,

Iv. Tourguéneff.

   P. S. Les épreuves viennent d'arriver; je les lirai avec soin et je les renverrai immédiatement. Je réitère ma prière de ne pas les soumettre à M. Mérimée avant mes corrections.
  

2070. ЛУИ ДЕПРЕ

6 (18) сентября 1867. Баден-Баден

  

Bade, Schillerstrasse, 7.

Ce 18 septembre 1867.


Другие авторы
  • Муравский Митрофан Данилович
  • Плещеев Алексей Николаевич
  • Лермонтов Михаил Юрьевич
  • Красовский Василий Иванович
  • Линден Вильгельм Михайлович
  • Грум-Гржимайло Григорий Ефимович
  • Надеждин Николай Иванович
  • Киплинг Джозеф Редьярд
  • Стендаль
  • Оленин Алексей Николаевич
  • Другие произведения
  • Лонгинов Михаил Николаевич - Два рыцаря
  • Толстой Алексей Николаевич - Странная история
  • Андреевский Сергей Аркадьевич - К cтолетию Грибоедова
  • Сологуб Федор - Помнишь, не забудешь
  • Лачинова Прасковья Александровна - П. А. Лачинова: биографическая справка
  • Соловьев Сергей Михайлович - История России с древнейших времен. Том 7
  • Лесков Николай Семенович - Еврей в России
  • Наумов Николай Иванович - Святое озеро
  • Репина А. П. - Библиография прижизненных изданий
  • Одоевский Владимир Федорович - Деревянный гость, или сказка об очнувшейся кукле и господине Кивакеле
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 380 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа