Главная » Книги

Врангель Фердинанд Петрович - Путешествие по северным берегам Сибири и по Ледовитому морю, Страница 2

Врангель Фердинанд Петрович - Путешествие по северным берегам Сибири и по Ледовитому морю



графы того времени рисовали у Шелагского мыса перешеек, соединяющий евразийский и американский материки. После работ Великой Северной экспедиции мысль о перешейке могла быть бесспорно отброшена. Но все же впереди в море, в туманной дали ледяных просторов, находилось "что-то" помимо льдов. Это "что-то" было неведомой, гористой землей, якобы затерявшейся в восточной части Ледовитого океана. Уже давно о ней ходили смутные слухи, передаваемые со слов коренных поселенцев сих мест. Редко когда попыткам достичь гипотетической земли предшествовало столько вымыслов, легенд и всякого рода преувеличений. Эта таинственная земля давно привлекала исследователей, но непреодолимые ледовые преграды всякий раз препятствовали смельчакам. Пройти сколько-нибудь значительное расстояние в глубь льдов им не удавалось. А тут еще из поколения в поколение передавались рассказы местных жителей - чукчей об островах, которые якобы виделись впереди в ясную погоду, о птицах, летящих с севера и на север. Воображение рисовало вдали уже не острова, а целые земли, быть может населенные людьми и обильные промысловым зверем. Из года в год размеры этих земель росли, молва истолковывала скудные данные на все лады. Неудивительно, что в XVIII веке некоторые сибирские географы, а вслед за ними и европейские ученые, стали утверждать, что впереди сибирского берега простирается огромных размеров земля, которая тянется не более не менее как до берегов Северной Америки. Между прочим, в существование этой колоссальной арктической территории еще в середине XIX века верил такой крупный ученый, как Петерман (1822-1878).
   Снова выплыл на свет вопрос о том, соединяется или нет Азия с Америкой, вопрос, казалось бы полностью разрешенный Великой Северной экспедицией. Как это ни странно, но спустя 77 лет после Великой Северной экспедиции Врангелю, отправляющемуся для описи прибрежий северо-восточной Сибири, адмиралтейство официально поручило: "разрешить гипотезу о соединении Азии с Америкой".
   Экспедиция в далекий, неизведанный уголок страны организовывалась со всей тщательностью и учетом неизбежных трудностей. Было решено поручить начальство над нею опытному и образованному моряку.
   Когда возник вопрос о лице, достойном быть руководителем экспедиции, В. М. Головнин, пользовавшийся большим авторитетом в морских кругах, назвал Врангеля. За годы плавания на "Камчатке" Василий Михайлович, сам превосходный моряк и человек больших научных познаний, хорошо узнал и оценил Врангеля. Бывалого моряка особенно привлекало то, что юный мичман в свободные от служебных обязанностей часы непрерывно занимался; с особым рвением осваивал практическую навигацию, мореходную астрономию, общее землеведение. На второй год плавания Врангель пристрастился к чтению полярных путешествий. Эта новая его страсть не оставила Врангеля и по окончании путешествия на "Камчатке". Теперь он мог по достоинству оценить те препятствия и затруднения, которые ставила исследователю арктическая природа. Чтобы победить эти препятствия, нужно многое, очень многое знать. Эта простая истина была бесспорна. И Врангель неутомимо учился. Его можно было видеть то в мастерской физических инструментов, то на университетских лекциях по астрономии, физике, минералогии...
   Несмотря на свой сравнительно юный возраст - ему было только 24 года - Врангель был признан наиболее подходящим лицом для дальнего и ответственного похода. Адмиралтейство приняло его кандидатуру в начальники экспедиции, не встретив нигде возражений.
   Знаменитое путешествие по северным берегам Сибири и по Ледовитому морю было выполнено Врангелем в период с 1820 по 1824 год. Преследовало оно двоякую цель. Прежде всего необходимо было разыскать ту землю (на север от Чукотского полуострова), существование которой удостоверялось многими слухами; во-вторых, Врангелю предписывалось произвести точнейшее описание берегов Сибири между Яной и Колымой и далее за Шелагский мыс.
   Одновременно формировались два отряда: один, под начальством лейтенанта Анжу, отправлялся на реку Яну, другой, которому предписывалось начать изыскания от реки Колымы, был поручен Врангелю.
   Второй отряд был невелик. Помощниками Врангеля, делившими с ним все горести и радости похода, были: мичман Матюшкин, товарищ Врангеля по путешествию на "Камчатке", штурман Козьмин, доктор медицины Кибер, "сведущий по части естествознания", слесарь Иванинков и матрос Нехорошков, прекрасно знакомый с плотничным ремеслом.
  

IV

  
   Организацию экспедиции и все свое замечательное путешествие Врангель подробно описал в книге "Путешествие по северным берегам Сибири и по Ледовитому океану", ныне выпускаемой вторым изданием. Отсылая читателей в отношении подробностей к этому труду, остановимся здесь лишь на главнейших итогах экспедиции.
   Американский китобой Лонг, открывший в 1867 году землю в точно указанном Врангелем месте, писал: "Я назвал эту землю именем Врангеля потому, что желал принести должную дань уважения человеку, который еще 45 лет тому назад доказал, что полярное море открыто". Эту важнейшую научную заслугу Врангеля подчеркивал позднее и шведский полярный путешественник Адольф Эрик Норденшельд (1832-1901). "Врангель и Анжу, - писал он, - оказали важную услугу исследованию полярных стран, доказав, что море, даже вблизи полюса холода, не покрыто сплошным и крепким ледяным покровом, даже и во время сильнейших морозов".
   На основании своих наблюдений Ф. П. Врангель пришел к твердому убеждению, что полярный бассейн, этот расположенный в непосредственной близости к берегам Сибири ледниковый погреб огромной мощности, оказывает решающее влияние на климат и на многие стороны естественной жизни России. В ту пору этот ледник оставался почти не исследованным. Вот почему Ф. П. Врангель в путешествиях уделил столь большое внимание климатологическим наблюдениям. Ничто достойное внимания и изучения не было им упущено. Работы по астрономии, геодезии, навигации, гидрографии, метеорологии и по изучению земного магнетизма, все эти обширные главы естествознания вошли в программу выполненых им исследований. К своему труду: "Путешествие по северным берегам Сибири и по Ледовитому морю" он издал приложение. Вот перечень содержания приложения, приведенный на титульном листе: "замечания о Ледовитом море, полярных льдах, северных сияниях, езде на собаках, языках туземцев, метеорологические, климатологические наблюдения и таблицы географического положения мест".
   Насколько тщательно Врангель относился к возложенным на него обязанностям, явствует из следующего.
   По возвращении экспедиции в Петербург Государственный Адмиралтейский департамент поручил академику Ф. И. Шуберту дать отзыв об астрономических и геодезических работах Врангеля. Почтенный астроном, ознакомившись с тетрадями Врангеля "с тем вниманием, какого они заслуживают во многих отношениях", был изумлен точностью вычисленных координат. В статье, посвященной разбору этих работ, он писал: "Я думаю, что нельзя довольно приписать похвал и удивляться ревности, деятельности, старанию, искусству и познанию сих офицеров {Шуберт имеет в виду также и лейтенанта Анжу, начальника экспедиции по исследованию северо-восточного побережья Сибири между Яной и Оленьком с Новосибирскими островами. Врангель определил широту и долготу 115 пунктов. Анжу - 65. В вычислениях Анжу Шуберт нашел несколько погрешностей. Статья Шуберта опубликована в "Записках Государственного Адмиралтейского департамента", ч. VII, 1824.}. И чем охотнее отдадут им сию справедливость, что путешествие их, в особенности Врангеля, есть самое трудное, с которым относительно трудов и опасностей, никакое другое путешествие сравниться не может... Сравнение промежутков времени с разностью высот или лунных расстояний показало мне, что наблюдения сих двух путешественников столь верны, насколько можно их сделать с помощью подобных инструментов. Чтобы учинить наблюдения сколь возможно точными, они не упускали ни одной предосторожности, ни одной поправки, например, поправки рефракций термометром или барометром, что необходимо под сими большими широтами. Я делал строгие вычисления многих наблюдений и не открыл нигде никакой важной погрешности, почти всегда находя секунду в секунду широту и долготу".
   Что касается других научных работ Врангеля, то Шуберт наиболее ценными считает его наблюдения "склонения и наклонения магнитной стрелки в сих высоких местах". Метеорологических же наблюдений Фердинанда Петровича хватило бы, по мнению ученого, для составления особой любопытной статьи.
   Кстати заметим, что звездные наблюдения Врангелю, так же как и Анжу, нередко приходилось делать при морозе в 30° по Реомюру и ниже, т. е. когда ртуть замерзала. Ртуть разогревали в специально устроенной для этой цели кожаной походной палатке и, налив ее в искусственный горизонт, спешили поскорей, пока ртуть не потускнела от холода, "взять высоту" звезды. При работе с секстанами кожа пальцев примерзала к инструментам, на пораженных местах образовывались раны. Приходилось прибегать к особым предосторожностям: обертывать инструменты войлоком, при наблюдениях задерживать дыхание, "иначе стекла и зеркала мгновенно покрывались тонким слоем льда или инеем, что происходило даже от одной испарины нашего тела".
   "Несмотря на то, - замечает Врангель, - мало-помалу достигли мы такой ловкости, что производили наши наблюдения при 30° мороза и ночью, при тусклом свете маленького ручного фонаря, с достаточной точностью сосчитывали на дуге секстана градусы, минуты и секунды..."
   Врангель и Матюшкин положили на карту значительную часть северо-восточного сибирского берега с запада на восток от реки Индигирки до Колючинской губы, то есть на протяжении 35 градусов по долготе.
   Во введении к своему труду, в историческом обозрении путешествий по Ледовитому океану, Врангель приводит несколько примеров неудовлетворительней описи берега, сделанной его предшественниками. Так, по определению Геденштрома широта Св. Носа "разнствует около 1°5' недостаточно против вернейшей обсервации лейтенанта Анжу". В других местах берег был более чем на полградуса положен южнее истинного своего положения. От западного мыса острова Котельного (группа Новосибирских островов) до восточного острова Новой Сибири по данным Геденштрома значилось 285 миль, а по исследованиям Анжу оказалось всего 25 итальянских миль, и т. д. "Подобные неверности, - замечал Врангель, - делают опись Геденштрома ненадежною". Еще более ненадежными, а порою и вовсе неопределенными, были известия о положении береговой черты к востоку от Колымы, что дало повод создать фантастическую гипотезу о соединении Американского материка с Азиатским материком перешейком близ Шелагского мыса. Эта гипотеза была окончательно опровергнута путешествием Врангеля.
   Вот при каком уровне тогдашней картографии пришлось работать Врангелю и Анжу! По прибытии моряков в Петербург на основе произведенной ими описи были составлены подробные карты, впоследствии подвергшиеся весьма незначительным изменениям.
   Помимо описи и картографирования сибирского побережья от Индигирки до Колючина, Врангель совершил несколько продолжительных поездок по льду, удаляясь от берегов на 250 километров с лишком. Поездки эти предпринимались для отыскания неизвестной земли. "Препятствия, поставленные природою, не позволили Врангелю, - по выражению современника Врангеля, впоследствии декабриста, А. Корниловича {Александр Осипович Корнилович был штабс-капитаном и членом Южного тайного общества. За участие в декабристском восстании он был осужден на каторжные работы и сослан в Сибирь, откуда в 1823 году был доставлен в Петербург и заключен в Петропавловскую крепость. В 1832 году Корнилович был освобожден из крепости и отправлен нижним чином в один из кавказских полков, где и скончался в 1834 году. Корниловича высоко оценил А. С. Пушкин, использовавший его исторические статьи для своих произведений ("Полтава", "Капитанская дочка", "Арап Петра Великого", и проч.) Перу Корниловича принадлежат также интересные статьи по вопросам географии. Его статья о Врангеле "Известия об экспедициях в Сев.-Вост. Сибирь лейтенантов Врангеля и Анжу в 1821, 1822 и 1823 гг." помещена в "Северном Архиве" (1825, ч. 13, No 4). Подробнее о Корниловиче см. статью А. Г. Грум-Гржимайло "Декабрист Корнилович" (Жизнь и литературная деятельность), помещенную в сборнике "Декабристы и их время", т. II, изд. Вс. общ. политкаторжан и ссыльно-поселенцев, М., 1932.}, - убедиться собственными глазами в существовании земли, которая, по словам чукчей, лежит на севере от мыса Якан, но он приготовил преемнику своему в сем деле все способы к ее открытию. Он указал место, откуда должно искать ее, и способы, как удобнее до нее достигнуть".
   Большой заслугой Врангеля является организация первой метеорологической станции в северной Якутии, где расположен "мировой полюс холода". Под руководством Врангеля с декабря 1820 по март 1828 годе, с перерывами лишь на время экспедиционных отлучек, в Нижне-Колымске велись ежедневные метеорологические наблюдения четыре раза в сутки. Просматривая эти записи, мы, между прочим, узнаем, что средняя температура в январе в Нижне-Колымске была -31°55' по Реомюру. Метеорологические наблюдения Врангеля были впоследствии использованы в труде К. Веселовского "О климате России" и в книге Вильда "О температуре воздуха в России".
   В приложениях к своему труду "Прибавления к Путешествию" Врангель дал краткую сводку научных работ, проведенных им во время путешествия. Из нее мы видим, что ни одна область естествознания, полезная для изучения Арктики, не выпала из поля его зрения.
   Большой заслугой Врангеля и его спутников является обилие собранных ими замечательных по интересу и полноте сведений о народах, обитавших в неизученных еще обширных районах северо-востока России.
   Особый интерес представляет краткий словарь местных наречий, составленный спутником Врангеля мичманов Матюшкиным.
   Незаменимыми помощниками Врангеля во время его походов, как прибрежных описных, так и ледовых, были его верные друзья - штурман Козьмин и в особенности мичман Матюшкин. Товарищ Врангеля по кругосветному плаванию на "Камчатке", Федор Федорович Матюшкин по заданию Врангеля совершил самостоятельные поездки к берегам рек Большой и Малый Анюй и по тундре к востоку от Колымы. Одна из этих поездок была организована с целью разузнать, что за народ чукчи, и, если возможно, наладить с ними связь. Расположив к себе чукчей, войдя к ним в доверие, Матюшкин обстоятельно ознакомился с бытом и нравами этого народа, о котором раньше путешественники ничего, кроме плохого, не слышали. В представленных Матюшкиным подробных отчетах, вошедших в труд Врангеля, прекрасно изображены многие бытовые картины чукотской жизни: ярмарка в Островном, сцена крещения чукчи, посещение ими палатки.
   Один из описанных Матюшкиным мысов Врангель назвал его именем.

 []

   Немалых успехов добилась работавшая одновременно с Врангелем на сибирском берегу между реками Оленек и Индигирка экспедиция лейтенанта Петра Федоровича Анжу (1797-1869). Работая в соседних районах, обе эти экспедиции составляли как бы единое целое, хотя каждый из отрядов был вполне самостоятелен и им не удавалось даже поддерживать связь друг с другом. Энергичными помощниками Анжу были штурманы Бережных и Ильин (начальник отдельного отряда) и доктор Фигурин. Экспедиция Анжу составила точную карту обширной территории северного побережья Сибири, от Оленека до Индигирки, дала первую, основывающуюся на 7 астрономических пунктах, достоверную карту Новосибирских островов и выяснила, что на север от этих островов земли не существует; во многих пунктах были определены элементы магнитного склонения и наклонения. Многократные поездки Анжу по морскому льду дали ценный материал для выяснения границ распространения неподвижного берегового припая {Результаты экспедиции Анжу изложены в VII части "Записок Гидрографического департамента", его биография помещена в "Морском Сборнике", No 12, 1869.}.
   Полное и картинное представление об экспедиции Врангеля во всех существенных ее подробностях русское общество получило из статьи А. О. Корниловича, помещенной в 1825 году в распространенном тогда журнале "Северный Архив".
   Во вступлении к статье Корнилович писал: "Мы можем похвастать подвигами наших мореходов. Васильев, плавая у северных берегов Америки, а Беллинсгаузен, находясь в южном ледовитом море, проникли далее Кука и совершили свое путешествие вокруг света быстрее, нежели английский мореплаватель. Наконец, Врангель и Анжу во время исследования северного берега Сибири, исполнив сие поручение с успехом, испытали в сей экспедиции трудности, с которыми едва ли могут сравниться столь много прославленные подвиги капитанов Парри и Франклина" {*}.
   {* Вильям-Эдвард Парри (1790-1855) - английский полярный исследователь. В 1819-1827 годах предпринял четыре арктические экспедиции (три из них для отыскания Северо-западного прохода). В одну из этих экспедиций Парри добровольно оставил свое судно на зимовку в арктических водах и во время зимовки неоднократно отправлялся в далекие санные походы. В 1827 году предпринял неудачный поход к полюсу. Продвигаясь на санях по дрейфующему льду к северу от Семи Островов (Шпицберген), Парри достиг 82°41' с. ш.
   Джон Франклин (1786-1848) - выдающийся мореплаватель и полярный путешественник. В 1845 году отправился в экспедицию на двух кораблях с целью отыскания Северо-западного прохода и пропал без вести вместе со своими 128 спутниками. Как выяснилось много позже, все они погибли от холода и голода. На поиски Франклина в разное время было снаряжено около 50 экспедиций.}
   Труд Врангеля в полном виде появился в России в частном издании А. Смирдина, спустя 17 лет после окончания путешествия, то есть в 1841 году. В этом же году, в издании Российской Академии Наук, появились прибавления, о которых мы упоминали выше. Сочинение Врангеля встретило большое сочувствие и внимание не только в России, но и за рубежом. Для широкой публики оно явилось настоящим откровением и, по общему признанию, представляло выдающееся явление в географической литературе.
   Яркие картины суровой северной природы, образное описание трудностей, которые пришлось преодолевать путешественникам, описание промыслов и непочатых природных богатств Сибири, бытовые подробности, нравы и обычаи местных жителей, все это нашло себе простое выражение на страницах книги Врангеля, написанной хорошим литературным языком. В Англии успех книги был настолько велик, что первое издание немедленно разошлось и потребовалось напечатание второго издания. Большим успехом пользовалась книга во Франции (на французский язык она была переведена тотчас по выходе ее в Англии).
  

V

  
   После похода, доставившего 27-летнему Врангелю громкую известность, после живой и кипучей деятельности, полной риска и повседневных опасностей, резкий переход к будничному прозябанию строевого морского" офицера, "к томлению бездействия" был крайне тягостным и неприятным. Врангель замкнулся, не находя себе места, перестал посещать друзей и даже в кругу родных, казался ко всему равнодушным. Дело, начатое им, он не считал оконченным, так как не достиг земли, в существовании которой был вполне убежден. Вот почему он всеми помыслами рвался опять туда же, в далекую Сибирь, на берега Ледовитого моря. На поданное в Морское министерство представление с просьбой разрешить ему продолжать экспедицию он получил отказ.
   О настроениях Врангеля хорошо свидетельствует разговор, произошедший во дворце. По возвращении из экспедиции Врангель был представлен царю Александру I. Последний, подробно расспросив об экспедиции и о тех опасностях, которым подвергались участники экспедиции, задал Врангелю вопрос: "А бывают ли и там красные дни?". Врангель ответил с большим воодушевлением: "Я, ваше величество, провел там, быть может, самые красные дни моей жизни".
   Врангель не уставал повторять: "Бороться со стихиями, одолевать препятствия, сдружиться с опасностями - все это так свойственно моряку, что ему иногда даже скучно без них".
   Неизвестно, в какой конфликт вылились бы тяжелые настроения Врангеля, если бы не вмешательство Головнина, ставшего к тому времени генерал-интендантом флота. Василий Михайлович предложил Врангелю снова, на этот раз в качестве командира корабля, отправиться в кругосветное плавание. Маршрут и назначение корабля были в общем те же, что у шлюпа "Камчатка". Морской способ сообщений с далекой восточной окраиной все более входил в практику. Русские военные корабли теперь ежегодно отправлялись в "дальний вояж". Разумеется, Врангель с восторгом принял предложение Головнина.
   Военный парусный транспорт "Кроткий", специально сооруженный для далекого плавания, был построен с таким расчетом, чтобы при небольших размерах, позволявших иметь очень небольшой экипаж, взять возможно больше грузов.
   Узнав о назначении Врангеля командиром корабля, отправляющегося в кругосветное плавание, его спутники по полярной экспедиции - доктор Кибер, лейтенант Матюшкин и штурман Козьмин - тотчас же изъявили желание итти в плавание вместе со своим бывшим начальником. Все они были зачислены Врангелем на "Кроткий". Шесть офицеров, доктор и 42 матроса составили экипаж корабля.
   Вступив в обязанности командира, Врангель сразу преобразился. Угрюмый и неразговорчивый на берегу, он словно окунулся в родную стихию. "Я почувствовал себя снова на свободе, - говорил Врангель, - и пришел к убеждению, что отечество, кров и покой душевный составляет для меня океан".
   Во время плавания на "Кротком" Врангель вел подробный дневник, куда аккуратно, день за днем, заносил свои впечатления и мысли. Однако и на этот раз словно злой рок преследовал моряка; дневник плавания на "Кротком" так же бесследно исчез, как и дневник его первого кругосветного плавания. Известно только, что дневник второго кругосветного плавания, подготовленный автором к печати, был сдан им в морское министерство, но почему-то не был одобрен высшим начальством. Известно также, что у Врангеля оставался черновик рукописи, но разыскать его пока не удалось.
   Отрывки из рукописи Врангеля под заглавием: "Дневные записки о плавании военного транспорта "Кроткого" в 1825, 1826 и 1827 родах, под командою капитан-лейтенанта Врангеля 1-го", напечатаны в XXXVI книге "Северного Архива" за 1828 год {Краткий обзор плавания на "Кротком" был составлен Н. Ивашинцевым и вошел в серию его статей "Русские кругосветные путешествия", опубликованных в "Записках Гидрографического Департамента" (часть VIII, No 50).}.
   Транспорт "Кроткий" отправился в путь, как обычно, из Кронштадта, 23 августа 1825 года. Миновав Копенгаген, 15 сентября корабль прибыл в Портсмут, где простоял около месяца, ожидая окончания разных закупок. Отсюда "Кроткий" отправился в Бразилию в Рио-де Жанейро. 46 дней плавания через Атлантику не отличались ничем примечательным. При обходе мыса Горн, как это бывает почти со всеми кораблями, моряки попали под жестокой шторм. 19 февраля 1826 года "Кроткий" бросил якорь на рейде в Вальпарайзо (Чили)
   Отсюда начался переход через Великий океан.
   Нуждаясь в воде, дровах и в ремонте корабля, сильно потрепанного бурями, Врангель по пути выбрал, как наиболее удобную промежуточную стоянку, порт Чичагов на острове Нукагива в Маркизовой группе, обещавший по своему положению самую спокойную гавань. Именно здесь, по описанию путешественников, островитяне были ласковы и услужливы.
   Ничто вначале не сулило катастрофы. Отношения моряков с туземцами были вполне миролюбивы. Странным показалось только то, что приехавшие на корабль в качестве гостей туземцы не обращали никакого внимания на предложенные им подарки и сразу же попросили - и при том весьма настойчиво - дать им пороха и ружей. Конечно, им было в этом отказано.
   Все же необычное поведение гостей заставило моряков держаться настороже. Они отправлялись на берег вооруженными и зорко следили за тем, как ведут себя островитяне. В первые дни никаких происшествий не было. Однажды утром для приема свиней, закупленных у островитян, с корабля была отправлена на берег четверка под начальством мичмана Дейбнера. Точно предчувствуя недоброе, Врангель с вахтенным офицером, не отрываясь, следили в зрительные трубы за ходом лодки. Остановившись метрах в шестидесяти от берега (ближе подходить к берегу Врангель категорически запретил), моряки потребовали, чтобы живой груз был доставлен по воде. С корабля было видно, как перетащили свинью, затем другую. Полагая, что все в порядке, Врангель направился в каюту. Но тотчас же раздался тревожный крик вахтенного: "Наших бьют!" Врангель немедленно приказал выслать на помощь Дейбнеру баркас под начальством лейтенанта Лаврова с 13 вооруженными матросами. Не отрываясь от зрительной трубы, с затаенным дыханием, следил он за тем, что произойдет дальше. Едва баркас стал приближаться к берегу, как островитяне дали по нему залп, убив наповал одного из матросов. Ответный залп никакого успеха не имел, так как островитяне стреляли из-за прикрытий, маскируясь в прибрежных кустах и камнях. Сражаться при таких условиях, даже не зная численности островитян, было не только бесполезно, но и опасно. Лейтенант Лавров повернул обратно. Заметив двух плывущих к нему матросов с первой шлюпки, он подобрал их обоих и, все время обстреливаемый дикарями, приблизился к "Кроткому".
   Тем временем на берегу собралась большая толпа островитян. Повидимому, среди них были и моряки, захваченные с первой шлюпки. Бессильный чем-либо помочь им, Врангель приказал корабельной артиллерии стрелять.
   Залпы картечью со всего борта, эхом прогремевшие по отдаленным горам, заставили островитян разбежаться. С корабля заметили, что после первого же залпа с земли вдруг поднялся еще один матрос, шатаясь, подбежал к берегу и, тяжело плюхнувшись в воду, поплыл к кораблю. Тотчас ему навстречу помчалась шестерка. Обессилевшего, еле живого, матроса Лысухина вытащили из воды. Из 16 глубоких ран его лилась кровь, из спины торчал кусок сломанного копья. Придя в себя Лысухин рассказал, что мичман Дейбнер и матросы Некрасов и Тимофеев были убиты на его глазах, трупы их унесли в лес. Мичман Дейбнер проявил удивительное мужество. Он успел крикнуть матросам: "Ребята, спасайтесь! Пусть убьют меня".
   Хотя и устрашенные картечью, островитяне, повидимому, затевали недоброе дело. Рассыпавшись по окрестным холмам вокруг бухты, они продолжали непрерывно стрелять из-за разных укрытий. На берегу снова стали скопляться толпы дикарей. "По множеству собравшегося на берег народа, - писал Врангель,- должно было думать, что соседние долины соединялись с этою и что, вероятно, вскоре приплывут военные лодки из портов Анны-Марии и Контрольного, где, как мы слышали, народ вооружен огнестрельным оружием еще превосходнее нежели здесь". Нужно было действовать самым энергичным образом. Иначе сотни пирог с вооруженными островитянами могли окружить корабль и, умертвив весь экипаж, завладеть судном.
   "Кроткому" следовало немедленно уходить из бухты. Но как мог выйти парусный корабль без буксира в безветрие через узкий канал, усеянный рифами, да еще под градом сыпавшихся с берега пуль? Сняться и выйти в море можно было не иначе, как подтягиваясь на завезенных верпах (небольших якорях). Врангель действовал расчетливо и с полным самообладанием. Он приказал лейтенанту Лаврову усилить огонь артиллерии. Штурман Козьмин, невозмутимый ни при каких обстоятельствах, был послан с полным числом гребцов и стрелков в середину пролива для завоза верпа. Увидев баркас, островитяне огонь своих ружей сосредоточили на нем. Но к счастью, они не причинили морякам вреда, хотя пули все время ложились у самого борта. Блестяще выполнив трудное задание, Козьмин вернулся на корабль. "Кроткий" был спасен, пули больше не достигали его.
   Вскоре корабль вышел на рейд. Отсюда хорошо были видны оба мыска, за прикрытием которых собрались огромные толпы островитян. С "Кроткого" со всего борта дали залп по ним. Туземцы разбежались. Громовое "ура" огласило тогда палубу корабля. Тем временем подул легкий попутный ветерок. Корабль, поставив паруса, стал удаляться в море.
   Когда "Кроткий" проходил вдоль берега, стало уже смеркаться. Моряки увидели, как на всем протяжении берега зажглись костры. Это, несомненно, был условный сигнал для жителей соседних бухт, уже предупрежденных о совместном нападении на русский корабль. Но было поздно. "Кроткий" не имел никакого желания заходить в соседние бухты.
   Так, в исключительно сложной и трудной обстановке экипаж "Кроткого" проявил отличное хладнокровие и выдержку. Врангель отмечал, что "спасением своим мы были обязаны столько же счастью, сколько усердию, сметливости и неутомимой расторопности всех чинов и служителей "Кроткого".
   От Маркизовых островов Врангель взял курс на Камчатку, в Петропавловск, куда и прибыл 11 июня. Выгрузив привезенные материалы, "Кроткий" сходил в Ситху {Позднее Ново-Архангельск. Русская крепость и поселение на острове Баранова, резиденция главного правителя Русской Америки, расположенная под 54°2'50" с. ш. и 135°18' зап. долг.}. Задача похода была выполнена. Предстоял обратный путь в Россию.
   12 сентября 1826 года корабль попрощался со столичным городом Русской Америки. На Сандвичевых островах, куда "Кроткий" зашел для пополнения запасов провизии, бывших на исходе, Врангеля поразили большие перемены. "В самом селении (Гонолулу. - Б. О.) удивило нас немалое число домов, построенных в европейском вкусе, в два этажа, и опрятная наружность жителей, толпившихся около нас с видом особенного удовольствия, одетых в ткани, а многие по-европейски: действительно, ни теперь, ни после, не заметил я совершенно обнаженного человека, ниже тех смешных полуодеяний, которые в бытность мою здесь на шлюпе "Камчатка" в 1818 году так часто нас забавляли".
   После недельной остановки в Гонолулу "Кроткий" вошел на Филиппинские острова. Врангель старался итти местами, где, по словам китоловов, могли встретиться еще неисследованные острова или банки. Но никаких новых островов экспедиция здесь не обнаружила.
   13 января 1827 года транспорт прибыл в Манилу. Заготовка свежей провизии, постройка новой четверки, вместо захваченной островитянами на острове Нукагива, задержали моряков в Маниле на долгие четыре недели. Только в половине февраля шлюп вышел в море. Дальше путь ничем не был примечателен. Прошли Гаспарский и Зондский проливы, пересекли Индийский океан. У мыса Доброй Надежды встретили сильнейший и продолжительный шторм, на дневку подошли к острову Св. Елены. 31 июня были в Портсмуте, в Кронштадт прибыли 14 сентября 1827 года.
   За двухлетнее, успешно выполненное кругосветное плавание на "Кротком" Врангель был произведен в капитаны 2-го ранга и награжден значительным по его чину орденом (Анны 2-й степени). Получаемое им жалование было обращено в пенсию, а время, проведенное в экспедиции, зачтено вдвойне.
   В особую заслугу Врангелю ставили то, что впервые в истории нашего флота во время кругосветного рейса он организовал на "Кротком" метеорологические наблюдения, производившиеся регулярно по четыре раза в сутки, а также наблюдения над температурой воды, над течениями и проч. Эти наблюдения были опубликованы в 1882 году.
   Вскоре Врангелю предложили стать командиром флотского экипажа и строящегося линейного корабля. Для тридцатилетнего моряка это было большое повышение, но добросовестный и прямодушный Врангель, не чувствуя расположения к гарнизонной службе, имел мужество отказаться от этого предложения и просил назначить его лишь командиром фрегата, что и было исполнено. Он получил назначение на строящийся фрегат "Елизавета". Одновременно его утвердили членом Ученого Комитета морского министерства.
   Осенью 1828 года фрегат "Елизавета" был закончен постройкой и перешел на постоянную базу в Кронштадт. Здесь Врангель получил назначение командиром сводной морской бригады и председателем военно-следственной комиссии. Все свободное время Врангель посвящал подготовке к печати книги о своем путешествии на берега Ледовитого океана. Он отдыхал за этим трудом.
   Зимой 1828 года Врангель подал прошение об отчислении его на пять лет с действительной службы. На этот срок он решил уехать на Аляску, куда его настойчиво приглашали директора Российско-американской компании, на должность главного правителя русских владений. С большим неудовольствием начальство отпускало Врангеля. Его соблазняли перспективой новых высоких назначений, но Врангель настаивал на своем. На Аляску, главным правителем русско-американских владений, Врангель отправился в чине капитана 1-го ранга.
   Путешествие в Америку заняло более полугода. Зимовать Врангелю и его молодой жене пришлось в Иркутске. Весной у них родилась дочь. Обстоятельство это значительно усложнило дальнейший путь. До Якутска они плыли по Лене, затем проехали 1200 верст верхом, в Охотске сели на корабль. Нечего и говорить, насколько тяжел был этот путь. Тысячеверстное странствование молодой женщины с грудным ребенком верхом на лошади, ночлеги в ненастную погоду под открытым небом, сильные бури во время морского перехода, занявшего целый месяц, все это потребовало большого напряжения сил и нервов. Только поздней осенью 1829 года Врангель с женой прибыли на новое место своего обитания - в Ситху. Вскоре здесь умерла их дочь.

 []

  

VI

  
   Деятельность Врангеля на Аляске в качестве правителя русско-американскими владениями бесспорно представляет яркую страницу в его биографии.
   Фердинанд Петрович застал на Аляске далеко невеселую картину. По его рассказам, "наши американские владения представляли в ту пору дикую страну и нравственное запустение". Промыслы велись неорганизованно, хищнически.
   С кипучей энергией Врангель отдался новому делу. От Калифорнии до берегов Берингова пролива объезжал он острова и прибрежные территории наших американских владений, самолично, на месте знакомился с жизнью русских поселенцев, подробно обследовал промыслы, опрашивал местных жителей, принимал от них жалобы на компанейских агентов, а попутно не упускал случая записать в тетрадь слова аборигенов - алеутов, колошей и других народностей, произвести этнографические наблюдения, познакомиться с обрядами и обычаями. Результатом этих наблюдений явился труд "Обитатели северо-западных берегов Америки" {Труд этот напечатан в журнале "Сын Отечества", т. VII, 1839. Статью предваряет следующее замечание от редакции: "Обязанностью почитаем благодарить за сообщение сей статьи, содержащей в себе драгоценные, на месте собранные сведения знаменитого мореплавателя Ф. П. Врангеля". Помимо этого, на немецком языке издан обширный труд Врангеля на ту же тему, составивший первый том издававшегося под редакцией академиков Бэра и Гельмерсена сборника сведений о России. В этой книге, имеющей 332 стр., собрано множество чрезвычайно любопытных и по большей части совершенно новых сведений по статистике и, в особенности, этнографии Русской Америки, приводится описание промысловых зверей, приложена сравнительная таблица слов восьми аляскинских наречий: алеутов, кадьяков, кеяайцев, колош и др.}. Врангель всячески заботился об улучшении быта алеутов и колошей. Ему энергично помогал в этом местный священник Вениаминов, впоследствии митрополит московский Иннокентий.
   За пять лет управления Русской Америкой Врангель достиг значительных успехов. Благодаря гуманному отношению к местным жителям, он завоевал среди них огромную популярность. Раньше запугиваемые алчными компанейскими агентами, они теперь приходили к Врангелю, как к родному отцу, выкладывали ему свои нужды и всегда уходили удовлетворенными. Ни одна жалоба аборигенов не оставалась не рассмотренной. Следы культурного управления можно было видеть повсюду. В Русской Америке росли школы и больницы. Были реорганизованы промыслы, приняты меры для предотвращения истребления пушного зверя в лесах Аляски.
   Главная резиденция - столица Русской Америки - Ново-Архангельск во время правления Врангеля приобрела вид вполне благоустроенного и внушительного полувоенного поселка. Из амбразур редута (небольшой бревенчатой крепости) глядели 28 орудий. Гарнизон редута насчитывал 300 человек, по большей части отставных солдат. На дальнем северо-западе Аляски, у входа в могучий Юкон, был сооружен другой редут, получивший название редута Св. Михаила. Он внушал невольное уважение не толька окрестным жителям, но и всем кто хотел бы покуситься на нашу территорию или ее промыслы. Любопытный случай, приключившийся в 1834 году, показал, насколько предусмотрительным и дальновидным оказался Врангель, соорудивший редут и у реки Стахин, входящей в наши владения.
   Случай этот получил широкую огласку и послужил хорошим примером не только для англичан, но и для других, не менее алчных иноземцев, заглядывавшихся на богатства Русской Америки. Дело в том, что по конвенции, заключенной между Российско-американской компанией и соседней английской компанией Гудзонова зализа (Гудзон-бай Компани), обе стороны получали взаимное право беспрепятственного входа в реки, протекающие по землям обоих территорий. Вместе с тем допускалось и более или менее длительное пребывание в чужих водах, но каждый раз с особого разрешения местных властей. В спорных случаях чинить насильственные действия не полагалось и инциденты должны были разрешаться путем переговоров между правительствами.
   Казалось бы такая конвенция позволяла соседям жить в дружбе и строить свои отношения на основе взаимного уважения. Но английских хищников из "Гудзон-бай Компани" не удовлетворяло мирное существование. Они хотели, не упустив ничего из своих богатств, заодно воспользоваться богатствами Русской Америки. Агенты "Гудзон-бай Компани" проникали на русскую территорию, спаивали и обирали туземцев, восстанавливали их против русских, подбивали на восстания. Нередко суда англичан совершали пиратские набеги на наши воды, грабили промышленников, отбирали у них продукты промыслов. На огромной территории русско-американских владений существовало тогда около десятка укрепленных поселков. Владения обслуживались 12 судами водоизмещением от 100 до 400 тонн, вооруженных пушками. Этого, конечно не было достаточно. Пользуясь каждой возможностью, англичане обходили конвенцию, подбирались к наиболее богатым и прибыльным звероловным и пушным угодьям.
   Вот почему зимой 1834 года, проведав от местных жителей о намерении англичан основать свою факторию на самой границе с русскими владениями, Врангель приказал срочно выстроить на берегу реки Стахин редут, а в проходе к редуту поставить два вооруженных орудиями компанейских судна. Предусмотрительность оказалась не лишней. Весной в реку Стахин, впадающую в море, вошло большое трехмачтовое английское судно, загруженное большим запасом строительных материалов. Обнаружив на берегу русский редут, англичане несказанно удивились. Все же корабль бросил якорь против редута. Тогда ему предложили немедленно удалиться, причем жерла орудий весьма недвусмысленно подчеркивали обоснованность этой просьбы. Пришлось непрошенным гостям не солоно хлебавши убираться во свояси, плыть вокруг света обратно в Англию.
   Инцидент с кораблем наделал немало шума. Дирекция Компании Гудзонова залива попыталась предъявить России иск в сумме 500 000 рублей за якобы понесенные убытки, вызванные напрасным рейсом. Расхлебывать неприятное дело поручили Врангелю. И он блестяще справился с поручением. Это сделать было тем труднее, что в Петербурге, когда царю Николаю I доложили о всех обстоятельствах дела, он довольно хмуро заметил: "Дозволять англичанам нам на ногу наступать, конечно, не должно, но существующие трактаты нужно исполнять свято". Зная, что ни в одном пункте конвенция не была им нарушена, Врангель смело на правился в Гамбург, где было назначено его свидание с представителем дирекции "Гудзон-бай Компани". Он сумел убедить последнего, что в интересах самой же Англии, лучше инцидент считать ликвидированным и сохранить дружественные отношения с Россией. Врангель добился полного успеха; дело было улажено, а иск взят обратно, вместе с тем обе стороны заключили несколько новых весьма выгодных для них сделок.
   Решительные действия и дипломатические способности Врангеля на родине были по справедливости оценены. Да и в самой Англии еще долго вспоминали, как русский моряк сумел опередить англичан и на реке Стахин, фигурально выражаясь, оставил их с носом.
   Ново-Архангельск Врангель покинул в 1835 году. В Россию, в Петербург, он возвращался с женой и малолетним сыном, но не через Сибирь, как раньше, а через Калифорнию, Мексику, Нью-Йорк, Гавр и Гамбург.
   Вспоминая о прощании с Ситхой, Врангель писал своему другу: "Мы бросили последний взор на скалу, где провели 5 лет, где покидали могилу милого дитя, сопутствовавшего нам по Сибири, и с умилением расстались с этим местом, с его добродушными и преданными нам жителями".
   Компанейское судно "Ситха" подняло якорь 24 ноября. Сильнейший шторм с "грозой, молнией и летучим огнем на реях", надолго задержал корабль в море. Только 17 декабря "Ситха" прибыла в Монтерей - главный город Верхней (принадлежащей Соединенным Штатам Америки) Калифорнии. Здесь Врангель и его спутники, "приветствовали прелестные холмы и долины Калифорнии, подобные паркам дубовые леса, бархатные зеленые луга и зыблющиеся пашни, которые живописно сменялись и восхищали взоры на кратком пути из Монтерея в Сан-Карлос".
   Затем снова морской путь. В день нового года якорь "Ситхи" погрузился в прозрачные воды Сан-Бласского рейда. "Мы внезапно перешли, - писал Врангель, - в жаркий пояс под 21°32' сев. шир.". Однако мексиканские впечатления путешественников были далеко не восторженными. "Сан-Блас, - отмечал Врангель, - есть самое нездоровое место в республике. Нигде лихорадка на свирепствует с такой жестокостью, и жители умирают тысячами от ужасной болезни".
   Из Сан-Бласа Врангель предпринял чрезвычайно трудный и опасный переход поперек Мексики к берегам Атлантического океана в направлении на Веракрус.

 []

   Путешественники следовали верхами. Сначала путь пролегал по выжженным, дышащим нестерпимым зноем степям. Вот выписки из дневника Врангеля: "солнце распаляет людей и животных до полного расслабления"; "гололобый коршун лениво носится над степью, опускаясь лишь там, где его привлекает мертвечина": "пейзаж оживляет лишь птичка огненного цвета, сверкающая в воздухе, как раскаленный уголь". Три дня пробирались Врангели пустыней. Их сопровождал краснокожий мексиканец, потомок древних ацтеков. Следующий этап - переход через горный хребет. На пути пришлось преодолеть кратер потухшего вулкана. "Мы вступили, - писал Врангель, - в страну смерти. Как далеко достигали взоры, земля была покрыта черными шлаками и кусками лавы, часто огромной величины. Ни малейшее разнообразие не развлекало устрашенных взоров; черная, изрытая обширная равнина простиралась под нашими ногами. До краев горизонта. Трудно составить себе понятие о такой совершенной картине смерти в природе". Далее по пути следовали горные ущелья с необыкновенно крутыми скатами, что несказанно затрудняло путь. Временами приходилось пробираться над захватывающими дух пропастями. "Если лошадь оступится, то всадник погиб. Если посмотреть вниз, зрителем невольно овладевает страх, чтобы животное с грузом и всадником не полели стремглав в пропасть". Всего опаснее были встречи на узкой тропе двух караванов. Каждый такой разъезд стоил несказанных трудов. К природным опасностям присоединялись опасности и другого порядка, весьма частые здесь, - опасность ограбления.
   В Гвадалахаре опасно заболел сын Врангеля. Положение его было настолько серьезным, что выздоровление казалось почти невозможным. Фердинанд Петрович и его жена еще не оправились от постигшей их в Ситхе потери дочери. Три недели они не отходили от постели второго ребенка. Наконец, он стал выздоравливать. Болезнь сына надолго задержала путешественников в Гвадалахаре.
   И вот, наконец, Веракрус - живописный городок, расположенный на берегу Мексиканского залива.
   Столь необычный, тяжелый и рискованный путь возвращения на родину связан с одной из любопытнейших страниц многогранной деятельности Фердинанда Петровича. Его посещение Мексики носило определенный политический характер. Оно имело целью добиться со стороны властей Мексиканской республики уступки России прекрасной, плодородной, никем не возделываемой долины, расположенной невдалеке от русского форта Росс (близ нынешнего города Сан-Франциско).
   Нужно заметить, что из-за плохого промысла пушного зверя и неплодородной почвы колония Росс явно не оправдывала своего назначения и с каждым годом хирела. Это прекрасно знали мексиканцы, которые претендовали на передачу им и самой колонии и принадлежащей ей земли. Дело принимало явно неблагоприятный оборот, так как колония Росс, являвшаяся крайней южной точкой русских поселенцев в Северной Америке, официально принадлежала не русскому государству, а частной Российско-американской компании, Надежд на расширение колонии Росс не было никаких, на очереди стоял вопрос об ее упразднении. А с ликвидацией колонии, Россия навсегда теряла свой форпост в Калифорнии. Врангель никак не мог этого допустить.
   

Другие авторы
  • Чаев Николай Александрович
  • Лукьянов Иоанн
  • Никитенко Александр Васильевич
  • Путилин Иван Дмитриевич
  • Либрович Сигизмунд Феликсович
  • Котляревский Нестор Александрович
  • Серебрянский Андрей Порфирьевич
  • Башилов Александр Александрович
  • Огарков Василий Васильевич
  • Михаловский Дмитрий Лаврентьевич
  • Другие произведения
  • Гиппиус Зинаида Николаевна - Ради Машечки
  • Кржижановский Сигизмунд Доминикович - Окно
  • Перец Ицхок Лейбуш - Избранные стихотворения
  • Мамин-Сибиряк Д. Н. - Верный раб
  • Гайдар Аркадий Петрович - Чук и Гек
  • Горький Максим - О "Зрителе"
  • Гиппиус Зинаида Николаевна - Старая, новая и вечная
  • Кутузов Михаил Илларионович - Рапорт М. И. Кутузова Александру I о вступлении в Москву отряда генерал-майора И. Д. Иловайского 4-го
  • Писемский Алексей Феофилактович - Сочинения Н.В.Гоголя, найденные после его смерти
  • Арсеньев Константин Константинович - Судебные речи
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 273 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа