Главная » Книги

Забелин Иван Егорович - История города Москвы, Страница 23

Забелин Иван Егорович - История города Москвы



ь Серг³я чудотворца, гдѣ слушалъ обѣдню и затѣмъ удалился въ келью.
   8 февраля было ему наречен³е у Вселенскихъ патр³арховъ въ полатѣ (въ Чудовомъ монастырѣ), откуда новонареченный патр³архъ снова шелъ на свое подворье торжественно, при чемъ у него у саней на запяткахъ ѣхали соборный протопопъ да дьяконъ.
   9 февраля въ Успенскоиъ соборѣ послѣ малой вечерни было ему же благовъст³е, т.-е. торжественное провозглашен³е, что Вселенск³е патр³архи призываютъ его святыню на патр³аршество богоспасаемаго царствующаго града Москвы и всея Росс³и.
   Послѣ того новонареченный пошелъ въ сопровожден³и арх³ереевъ ко Вселенскимъ патр³архамъ, въ ихъ полаты, гдѣ вначалѣ было воспѣто многолѣт³е государю и патр³архамъ трижды потомъ посадили нареченнаго на лавкѣ подлѣ патр³арховъ, по лѣвую руку отъ угла, и поставили передъ патр³архами столъ и на немъ наставили овощей, сладкихъ ядей всякихъ, сахаровъ и дыней въ патокѣ, и передъ властей Русскихъ, сидящихъ за другимъ столомъ и въ скамьѣ; и питье подносили въ кубкахъ и въ ковшахъ. Это было угощен³е, вѣроятно, по обычаю ант³ох³йскому и александр³йскому, откуда были Вселенск³е патр³архи. И потомъ, благодаря Бога, пареченный патр³архъ Московск³й, поѣхалъ къ себѣ на подворье и тамъ жаловалъ протопопа, ключаря, дьякона и дьяковъ домовыхъ, потчивалъ самъ въ кельѣ у себя, а пѣвчихъ велѣлъ на погребѣ потчивать.
   10 февраля совершилось торжество поставлен³я, послѣ котораго новопоставленный патр³архъ вмѣсто Троицкаго подворья шествовалъ уже на патр³арш³й дворъ въ сопровожден³и арх³ереевъ и пѣвчихъ, воспѣвавшихъ по чину подобающ³е стихи. Затѣмъ былъ столъ у государя въ Грановитой полатѣ и объѣздъ новаго патр³арха вокругъ города Кремля. Должно замѣтить, что каждый избранный изъ архимандритовъ Троицкаго монастыря или въ архимандриты этого монастыря всегда имѣлъ хотя и временное пребыван³е на Троицкомъ подворьѣ.
   Въ 1674 г. на память препод. Серг³я 25 сентября государь, отправившись въ походъ къ Троицѣ, назначилъ торжественную службу и на Троицкомъ подворьѣ, гдѣ служилъ самъ патр³архъ ²оакимъ и съ нимъ два митрополита, 3 арх³епископа, 1 епископъ, архимандриты, игумены, протопопы, въ присутств³и бояръ, оставленныхъ во дворцѣ оберегать Москву.
   Такое же торжественное служен³е происходило и въ 1675 г. на праздникъ Богоявлен³я, когда 5 января государь выходиль на подворье къ вечернѣ и къ обѣднѣ. И тогда служилъ самъ патр³архъ и съ нимъ 3 митрополита, 2 арх³епископа, 1 епископъ, 4 архимандрита, 6 игуменовъ и протопопы.
   Въ 1675 г. ³юля 5 приходилъ государь изъ похода съ Воробьевой горы праздновать Серг³ю на подворье въ торжественномъ шеств³и, въ каретѣ, въ сопровожден³и бояръ и другихъ чиновъ и въ предшеств³и Стремяннаго полка стрѣльцовъ. Церковная служба также совершалась патр³архомъ съ 2 митрополитами и прочимъ духовенствомъ. Послѣ обѣдни государь возвратился за Воробьеву же гору.
   Всѣ патр³архи также праздновали память св. Серг³я и ³юльскую и сентябрьскую на Троицкомъ подворьѣ, раздавая при этомъ обычную милостыню нищимъ и въ тюрьмы несчастнымъ сидѣльцамъ. Около Троицкаго подворья постоянно обитали нищ³е леженки въ кибиткахъ, такъ и называемые кибиточными, числомъ 14 человѣкъ.
   Какъ извѣстно, у царя Алексѣя Михаиловича во дворцѣ, въ особыхъ хоромахъ, жили придворные верховые нищ³е богомольцы, старики ветх³е лѣтами, о которыхъ царь заботился всѣми мѣрами, а потому, въ случаѣ ихъ смерти, похоронялъ ихъ на Троицкомъ подворьѣ, а впослѣдств³и въ Екатерининской подмосковной пустынѣ. Но отпѣван³е всегда происходило на подворьѣ, въ церкви преподобнаго Серг³я.
   Такъ, въ 1669 г. апрѣля 9 государь хоронилъ богомольца Венедихта Тимоѳеева, при чемъ на отпѣван³и и погребен³и были патр³архъ и Паис³й папа и патр³архъ Александр³йск³й и суд³я Вселенск³й, Троицк³й и Чудовской архимандриты, 10 священниковъ, архид³аконъ, 11 дьяконовъ, которымъ всѣмъ роздано похоронныхъ денегъ 31 р. 28 алт. 2 деньги.
   Въ 1670 г. мая 19 государь схоронилъ на подворьѣ другого нищаго богомольца, Павла Алексѣева, а въ 1674 г. генваря 8 государь былъ на отпѣван³и третьяго нищаго, Мартин³ана, а потомъ, генваря 23, четвертаго, Климента, которые оба были похоронены въ Екатерининской пустынѣ.
   Но былъ случай и болѣе торжественнаго отпѣван³я. 19 мая скончался въ Кремлѣ на своемъ дворѣ, впослѣдств³и перестроенномъ въ Потѣшный дворецъ, тесть государя, отецъ царицы Марьи Ильичны, велик³й бояринъ Илья Даниловичъ Милославск³й. На другой день, въ среду, его вынесли на Троицкое подворье въ церковь св. Серг³я, что у Трапезы.
   Въ тотъ день праздновали св. Алексѣю митрополиту и потому государь слушалъ литург³ю въ Чудовѣ монастырѣ, гдѣ служили Макар³й, патр³архъ Ант³ох³йск³й, и ²оасафъ, патр³архъ Московск³й. Трет³й патр³архъ, Паис³й Александр³йск³й, совершалъ службу надъ тѣломъ покойника на подворьѣ вмѣстѣ съ митрополитомъ Павломъ Сарскимъ.
   Послѣ обѣдни въ Чудовѣ государь и оба патр³арха перешли по переходамъ на подворье и тамъ три патр³арха съ другими властями совершили отпѣван³е въ трапезѣ; въ самой церкви было непомѣстимо.
   Послѣ отпѣван³я покойнпка проводили митрополитъ Сарск³й со властями и бояре къ церкви Николы, именуемаго Столпа, для погребен³я, гдѣ были похоронены родители покойнаго. Въ проводахъ воспѣвали пѣвч³е государевы и патр³арховы всѣ станицы. Кому выходило такое счаст³е на погребен³и, что отпѣвали три патр³арха!
   Царь Алексѣй Михаиловичъ не забывалъ Троицкое подворье и во время своихъ ночныхъ выходовъ въ прощеные дни Масляницы и Страстной недѣли для раздачи брат³и милостыни, и особенно на Святой для христосыванья съ иноками, или въ дни рожден³я государевыхъ дѣтей, а также и при другихъ особенныхъ случаяхъ.
   Такъ, въ 1674 г. октября 24, намѣреваясь на время переселиться со всѣмъ семействомъ въ загородный Дворецъ въ селѣ Преображенскомъ, государь дѣлалъ выходъ по монастырямъ и подворьямъ, какъ обычно ходилъ въ прощеные дни и на Святой недѣлѣ, въ томъ числѣ и на Троицкое подворье. Слѣдомъ за нимъ ходила и царица съ младшими царевичами и царевнами по тѣмъ же монастырямъ и подворьямъ, именно въ соборы Успенск³й и Архангельск³й, въ Вознесенск³й и Чудовъ монастыри, на Троицкое и Кирилловское подворья да къ Николѣ Гостунскому.
   Женская и малолѣтная половина царской семьи, какъ извѣстно, всегда была сокрыта для народныхъ очей и потому если и случалось ей приходить въ Серг³евъ праздникъ къ церковной службѣ на подворье, то так³е выходы всегда совершались втайнѣ. Въ церковныхъ запискахъ 1685-1691 гг. упоминается, что къ литург³и въ Серг³евъ праздникъ на Троицкое подворье приходилъ и молодой царь Петръ, а также царица и больш³я царевны, обыкновенно внутренними переходами съ Дворца.
   Патр³архъ также ходилъ къ празднику и отъ праздника переходами, арх³ереи каретами, а черныя власти пѣшкомъ. За патр³архомъ слѣдомъ приходили царевны тайно и стояли во время службы въ трапезѣ за занавѣсками. Кажден³е имъ бывало и прежде патр³арха, какъ онъ самъ приказывалъ.
   А. В. Горск³й въ "Описан³и Троицкой лавры" приводитъ свидѣтельство, что "въ 1666 г. августа 18 монастырь Богоявленск³й на Троицкомъ подворьѣ вмѣстѣ съ патр³аршимъ дворомъ сгорѣлъ".
   Но здѣсь кроется какая-либо неточность, потому что въ томъ году, августа съ 26 на 27, царь Алексѣй Мих., обрадованный рожден³емъ царевича Ивана Алексѣевича, совершивъ богомольный выходъ въ соборы и монастыри Вознесенск³й и Чудовъ, возвратился въ свои хоромы изъ Чудова монастыря переходами, которые пролегали чрезъ улицу и чрезъ весь патр³арш³й дворъ, чего не могло бы случиться, если бы патр³арш³й дворъ горѣлъ за нѣсколько (за восемь) дней передъ тѣмъ.
   Составъ монашествующей брат³и, пребывавшей на подворьѣ, не всегда бывалъ одинаковъ по числу лицъ.
   Постояннымъ управителемъ подворья былъ строитель. Въ 1626 г. при строителѣ находилось 12 человѣкъ старцевъ. Въ 1628 г. числилось три попа, 2 дьякона и 16 братовъ. Въ 1665 г., кромѣ строителя, было 15 человѣкъ рядовой брат³и. Спустя почти сто лѣтъ, въ 1763 г., на подворьѣ пребывали: строитель, 2 ³еромонаха, ³ерод³аконъ, понамарь и бѣльцы: 2 псаломщика, 2 трудника и для караула 2 человѣка. Монахи изъ лавры назначались посмѣнно. Въ 1764 г. подворье было упразднено.
   При церкви Ѳедора Стратилата, построенной царемъ Алексѣемъ Михаиловичемъ, состояло съ 1664 г. на службѣ бѣлое духовенство: 2 попа, дьяконъ, 2 дьячка, понамарь, сторожъ, которые получали содержан³е, ругу, изъ Дворца слишкомъ сто рублей на всю брат³ю, кромѣ годовыхъ суконъ (12 руб.) и хлѣбнаго жалованья.
   При царѣ Ѳеодорѣ Алексѣевичѣ эта руга была увеличена до 196 рублей, въ томъ числѣ значилось питья и ѣствъ изъ Дворца слишкомъ но 90 руб.
   Такъ молодой царь благоволилъ къ церкви своего Ангела.
   При строгой разборкѣ ружныхъ окладовъ по всѣмъ Московскимъ соборамъ, монастырямъ и церквамъ, произведенной Петромъ Великимъ въ 1699 и 1700 гг., о ругѣ духовенству церкви Ѳедора Стратилата государь далъ слѣдующую отмѣтку: "Буде та церковь построена по государскому изволен³ю и имъ руга давать сполна, а буде строена изъ монастыря и имъ тое ругу имать изъ доходовъ Троицкаго монастыря..." По справкѣ въ приказѣ Большаго Дворца не оказалось свѣдѣн³я, что церковь построена по государскому изволен³ю, хотя въ томъ же 1700 году церковь была поновлена и подписана стѣннымъ иконнымъ письмомъ, и для службы книги и всякая церковная утварь были даны изъ приказа Большаго Дворца, а ризы изъ Казеннаго приказа, слѣдовательно на царское иждивен³е. Но государь рѣшилъ быть у той церкви Троицкаго монастыря чернымъ попамъ, для того, что тотъ предѣлъ на ихъ монастырскомъ подворьѣ, а бѣлымъ попамъ не быть и руга отставить.
   Во время великаго пожара въ 1737 г. подворье все выгорѣло и потомъ было возобновлено. Церковь св. Серг³я съ предѣломъ Ѳедора Стратилата вновь была освящена въ мартѣ 1738 года. Объ освящен³и церкви Богоявлен³я свѣдѣн³й не встрѣтилось, что даетъ мѣсто предположен³ю, существовала ли эта церковь во время пожара, такъ какъ есть свидѣтельство, хотя и сомнительное, что въ 1722 г. архимандритъ Троицкаго монастыря Гавр³иль Бужийск³й самовольно разобралъ на подворьѣ церковь во имя преп. Серг³я, о чемъ жаловались Синоду власти Троицкаго монастыря въ 1727 г., а въ 1729 г. подали жалобу на Высочайшее имя въ Верховный Тайный Совѣтъ, присовокупляя, "что церковь до Литовскаго раззорен³я за мног³е годы была создана каменная, изряднаго мастерства, съ теплою трапезою, съ папертьми и съ колокольнею". Едва ли можно допустить, чтобъ эти офиц³альныя жалобы были пустою ябедою на архимандрита, который на самомъ дѣлѣ могъ разобрать церковь не св. Серг³я, а именно церковь Богоявлен³я, по случаю ея вѣковой ветхости. Въ "Путеводителѣ къ древностямъ и достопамятностямъ Московскимъ" приведена лѣтопись объ освященiи на подворьѣ церкви Богоявлен³я 14 мая 1754 г.
   "Освятися жертвенникъ Господа Бога нашего ²исуса Христа въ царствующемъ градѣ Москвѣ, въ Богоявленскомъ монастырѣ, что на Троицкомъ подворьѣ, во храмѣ св. Богоявлен³я Господня при державѣ" и пр. Это очень важное показан³е заставляетъ предполагать, что церковь на самомъ дѣлѣ была разобрана и выстроена вновь, почему о ней и не помянуто при возобновлен³и церквей послѣ пожара 1737 г. Новая церковь по размѣру была меньше старой. Относительно замѣны одно другимъ именъ, вмѣсто Богоявлен³я-св. Серг³я, могла произойти ошибка, очень возможная для Троицкихъ властей, повсюду помнившихъ только св. имя Серг³я.
   Къ коронац³и 1762 года обветшавшее снаружи подворье было обновлено поправкою и покраскою.
   Въ 1764 году по указу отъ 26 февраля вся мѣстность подворья была присоединена къ Кремлевскому дворцу. По этому случаю еще въ 1763 г. была составлена опись здан³ямъ подворья, изъ которой узнаемъ, что на немъ существовали слѣдующ³я строен³я:
   1) Каменная церковь Богоявлен³я, длиною 6 саж., шириною 5 саж. 1 арш., крытая желѣзомъ.
   2) При ней церковь чуд. Серг³я, длиною 15 саженъ въ томъ числѣ и трапеза, шириною 6 саж., крытая тесомъ.
   3) Между Богоявленской и Серг³евской предѣльная во имя Ѳедора Стратилата, длиною 5 саженъ, шириною 2 1/2 саж., крытая тесомъ.
   4) При одной изъ церквей подъ деревянною крышкою висѣло 6 колоколовъ,-это была небольшая колокольня.
   5) Подъ церквами въ подклѣтномъ этажѣ въ разныхъ полатахъ находились подъ Богоявленскою церковью молельная (?) полата, хлѣбодарня, 2 кельи, братск³й погребъ; подъ церковью Ѳедора Стратилата-кладовая полата, подъ трапезою церкви Серг³я-магазейная полата.
   6) Настоятельск³я кельи въ два яруса занимали пространство длиною въ 17 саж., шириною 4 саж. 2 арш. съ сѣнями, дл. 5 1/2 саженъ, шириною 3 саж. Въ верхнемъ ярусѣ находилось 10 келей и сѣни. Въ нижнемъ-келья, кухня, 2 погреба. Крыты черепицею. Настоятельск³я кельи по описи 1769 года заключали въ себѣ: залъ, длиною почти 15 арш., шириною 11 арш., въ которомъ въ стѣнѣ находилось два шкафа съ створчатыми дверцами со стеклами и три окна, въ каждомъ по 8 стеколъ; двѣ двери съ мѣдными замками. Далѣе слѣдовали: 8 келей, каждая въ длину 7, въ ширину 6 аршинъ съ двумя окнами и съ однимъ или съ двумя шкафами въ стѣнѣ за стеклами. Въ двухъ кельяхъ было по четыре окна. Во всѣхъ кельяхъ было пять печей галанскихъ изразчатыхъ синихъ со шкафами. Стѣны вездѣ были обиты бумажными обоями разныхъ цвѣтовъ. Снаружи покрытое черепицею, здан³е было выкрашено желтою краскою; съ двухъ сторонъ у него было два крыльца каменныя.
   7) Друг³я настоятельск³я кельи, длиною 6 1/2 саж., шириною 6 саж., содержали въ верху 4 комнаты, подъ которыми находились кухня и приспѣшная полата, да полатка сторожевая; крыты тесомъ.
   8) Братск³я кельи въ два же яруса на 13 саж. длины и 2 саж. 1 арш. ширины; въ верху 5 келей и сѣни, внизу келья съ сѣнями, кухня, кладовая; крыты тесомъ.
   9) Друг³я братск³я кельи, длиною на 20 саж. 1 арш.; въ нихъ въ верху 9 келей, трои сѣни, кухня, кладовая, чуланъ; въ нижнемъ ярусѣ шесть келей, двѣ хлѣбныхъ, трои сѣни, чуланъ каменный, другой деревянный, кладовая, погребъ; возлѣ-каменный ледникъ и каменная конюшня на 6 1/2 саженъ.
   10) Конюшня каменная, длиною 8 саж., шириною 4 1/2 сажени, крытая тесомъ. Деревянная конюшня, пристроенная къ оградѣ, длиною 8, шириною 3 сажени.
   11) Ограда каменная около церквей, длиною 32 1/2 саж., вышиною 1 1/2 сажени, шириною полсажени. По описи подворья 1642 года значится, что ограда имѣла 3 стѣны каменныя, а четвертая стѣна отъ патр³аршаго двора забрана заборомъ.
   Поступившее сначала въ Дворцовое, а потомъ вскорѣ въ Сенатское вѣдомство, Троицкое подворье по распоряжен³ю Сената въ томъ же 1764 г. было занято Суднымъ приказомъ. Затѣмъ въ 1778 г. по такому же распоряжен³ю часть подворья со стороны Троицкихъ воротъ была отдана для помѣщен³я оберъ-коменданта генералъ-поручика Ржевскаго, при чемъ въ 1776-1777 году были произведены исправлен³я всѣхъ потребностей, хотя комендантъ тогда же доносилъ Сенату, что починка произведена непрочно.
   Съ этого времени церковь Богоявлен³я обозначалась, что въ Комендантскомъ домѣ.
   Въ первый же годъ XIX столѣт³я начались ретивыя заботы объ очищен³и Кремля отъ древнихъ здан³й, которое и совершалось очень дѣятельными руками извѣстнаго начальника Дворцоваго Вѣдомства П. С. Валуева. Годъ за годомъ онъ спѣшно производилъ такое очищен³е, и въ 1806 г. дѣло дошло до Троицкаго подворья и съ Комендантскимъ здан³емъ. 25 февраля 1806 года митрополитъ Платонъ писалъ къ своему викар³ю преосв. Августину, что получилъ писан³е изъ Петербурга, о томъ, "чтобы сломать все, что отъ Двунадесяти Апостолъ до Троицкихъ воротъ и церковь Богоявленскую; оть меня спрашиваютъ, можно ли церковь разобрать... Чудно, какъ будто напущено, и моя конюшня уничтожится. Я отвѣчалъ, что надлежитъ. Не знаю, что выйдетъ..."
   По проекту Валуева слѣдовало сломать старыя и уже ветх³я здан³я Цареборисовскаго двора и задней половины патр³аршаго двора, гдѣ и находилась митрополичья конюшня, а далѣе и все Троицкое подворье съ Комендантскимъ домомъ. На этой площади была назначена постройка новой Оружейной полаты (нынѣ казармы) (Альбомъ видовъ No XXI).
   Для помѣщен³я коменданта предполагалось взять у митрополита выстроенный имъ Арх³ерейск³й домъ, о чемъ такъ скорбѣлъ владыка Платонъ (см. Описан³е этого дома, стр. 279).
   Кончилось однако тѣмъ, что указомъ 5 апр. 1806 г. коменданту для житья отведенъ, былъ старый Потѣшный Кремлевск³й дворецъ, а въ ³юлѣ того же года послѣдовало Высочайшее повелѣн³е разобрать Богоявленскую церковь и самое подворье, которое и было разобрано въ 1807-1808 году.
  

Дворъ Плещеевыхъ.

  
   Идя далѣе по правой сторонѣ Троицкой улицы, встрѣчаемъ небольшую церковь во имя Прасковѣи Пятницы, стоявшую возлѣ Троицкаго подворья. Въ XVII ст. ея мѣстность соприкасалась съ мѣстностью государева дворца и во второй половинѣ этого столѣт³я принадлежала С. Л. Стрѣшневу, о чемъ упомянуто выше. Возможно предполагать, что церковь оставалась памятникомъ какого-либо стараго боярскаго двора, исчезнувшаго въ коловоротѣ Кремлевскаго разселен³я.
   Выше упомянуто, что возлѣ Годуновскаго двора, между этимъ дворомъ и Троицкимъ подворьемъ, находился дворъ князя Ив. Ѳед. Мстиславскаго, поступивш³й къ нему по наслѣдству отъ отца Ѳед. Мих. Мстиславскаго. Этотъ князь прибылъ на службу въ Москву въ 1526 г. и несомнѣнно занялъ по пожалован³ю дворъ, принадлежавш³й кому-либо изъ старыхъ Московскихъ бояръ.
   Повидимому, въ Х²V и ХV стол. это мѣсто принадлежало боярамъ роду Плещеевыхъ. Въ 1491 г. оно принадлежало боярину Андрею Мих. Плещееву, праправнуку Александра Плещея, родного брата Алексѣю митрополиту и боярина у вел. князя Дмитр³я Донскаго. Отецъ Андрея Мих., Михаилъ Борисовичъ Плещеевъ, у вел. князя Васил³я Темнаго былъ первымъ бояриномъ, съ какимъ достоинствомъ и перешелъ въ составъ бояръ Ивана III. Въ несчастной борьбѣ Темнаго съ Шемякою онъ стоялъ твердо на сторонѣ вел. князя. Онъ умеръ въ 1468 г. Дворъ его конечно достался его сыну Андрею, который въ своей духовной именуеть его своимъ старымъ дворомъ и тутъ же свидѣтельствуетъ, что къ этому старому двору онъ прикупилъ дворъ у Васильевыхъ дѣтей Вельяминова, т.-е. у дѣтей послѣдняго Тысяцкаго Василья Вас. Протасьевича. Именно это обстоятельство и заставило насъ предполагать, что дворъ Тысяцкихъ Вельяминовыхъ находился на мѣстѣ Цареборисовскаго двора и что дворъ Плещеевыхъ стоялъ рядомъ съ этимъ дворомъ, часть котораго Плещеевъ прикупилъ къ своему двору у дѣтей Василья Тысяцкаго, такъ какъ большая его часть находилась во владѣн³и Марьи Голтяевой, передавшей свой дворъ князю Борису Васильевичу, о чемъ будемъ говорить при описан³и Цареборисовскаго двора. Должно припомнить, что эта мѣстность примыкала къ митрополичьему двору и что, по всему вѣроят³ю, митрополитъ Алексѣй могь своему родственнику устроить дворъ вблизи своего митрополичьяго двора.
   Андрей Мих. Плещеевъ появляется въ лѣтописныхъ извѣст³яхъ въ 1445 г., когда, посланный, онъ прибѣжалъ въ Москву съ радостною вѣстью, что несчастный вел. князь Васил³й, захваченный Татарами на Суздальскомъ бою въ плѣнъ, освобожденъ и идетъ свободный въ Москву. Тогда онъ былъ молодымъ человѣкомъ и только дворяниномъ. Въ 1476 г. онъ пожалованъ въ окольнич³е, а въ 1480 г.-въ бояре. Въ этотъ годъ по случаю нашеств³я царя Ахмата онъ сопровождалъ вел. княгиню Софью, бѣгавшую отъ страха къ Бѣлоозеру. Такое поручен³е охранять великокняжескую семью даетъ свидѣтельство, что Андрей Мих. пользовался большимъ приближен³емъ къ семьѣ государя. Онъ померъ въ 1491 г., оставивъ свой дворъ женѣ Оленѣ и старшему сыну Ивану, а прикупной дворъ у Вельяминовыхъ второму сыну Михаилу и третьему Ѳедору.
   Иванъ Андреевичъ, прозываемый Суботою, въ 1492 г. былъ посланъ къ Стефану Молдавскому наговаривать въ походъ противъ Подяковъ, а потомъ въ 1495 г. при осадѣ Выборга былъ убитъ изъ пищали.
   Второй сынъ Андрея, Михаилъ, въ 1496-1498 гг. правилъ посолъство къ Турецкому султану Баязету, при чемъ велъ себя очень достойно и гордо, не хотѣлъ ни слова говорить съ пашами, не взялъ отъ нихъ даровъ. Дѣло шло только о свободѣ торговать съ обѣихъ сторонъ.
   Затѣмъ онъ работаетъ въ полкахъ второстепеннымъ воеводою въ Смоленскомъ походѣ въ 1513 г., противъ Крымскаго хана въ 1522 г., за что въ этоть же годъ онъ пожалованъ въ окольнич³е. Задолго прежде, въ 1500 г., по случаю до крайности счастливой битвы съ Литвою на рѣчкѣ Ведроши, когда въ числѣ многихъ пановъ былъ взятъ въ плѣнъ и князь Константинъ Острожск³й, Михаилъ Андреевичъ Плещеевъ съ того боя пригонилъ къ Москвѣ съ этою радостною вѣстью, какъ и отецъ его Андрей съ вѣстью объ освобожден³и Васил³я Темнаго.
   По боярскому списку онъ померъ окольничимъ въ 1531 г., но сохранилась его запись 1532 г. декабря въ томъ, что послѣ опалы на него онъ не станетъ приставать къ лиходѣямъ вел. князя и умышлять на него и вел. княгиню Елену отравнымъ зельемъ и пр. За что именно онъ подвергся государевой опалѣ, неизвѣстно, но въ это опальное время онъ могъ лишиться и своего отцовскаго двора, отданнаго потомъ нововыѣзжему князю Мстиславскому.
   Мѣстность этого двора, подъ именемъ Мстиславскаго, къ концу ХV² ст. была, повидимому, раздѣлена между сосѣдскими дворами и частью отошла къ дворцовому и, можетъ быть, къ патр³аршему владѣн³ю, а част³ю и къ двору Бориса Годунова.
   Въ XV и въ первой половинѣ XVI столѣт³й у Мстиславскаго двора стояла церковь Рождества Христова, престолъ которой въ 1555 году былъ перенесенъ на новопостроенную колокольню возлѣ Ивана Святаго, о чемъ было упомянуто въ своемъ мѣстѣ.
   Такое сохранен³е этого престола и перенесен³е его къ соборнымъ храмамъ съ учрежден³емъ при немъ собора должно обозначать, что престолъ имѣлъ какое-либо особое значен³е и былъ основанъ въ память какого-либо немаловажнаго событ³я, такъ какъ рядовые храмы въ такихъ случаяхъ или совсѣмъ упразднялись, или престолы ихъ переносились тоже безъ особаго торжества въ монастырск³я или въ приходск³я церкви.
   Храмъ Рождества Христова, какъ упомянуто, находился передъ дворомъ князей Мстиславскихъ, а прежде это былъ дворъ Плещеевыхъ.
   Одно изъ событ³й во время Шемякиной смуты заставляетъ предполагать, что храмъ былъ построенъ бояриномъ Мих. Борис. Плещеевымъ. Мы упоминали, что его сынъ Андрей въ 1445 г. первый принесъ очень радостную для Москвы вѣсть, что плѣненный Татарами вел. князь Васил³й Васильевичъ освобожденъ изъ плѣна.
   Какъ извѣстно, Шемяка воспользовался и этимъ обстоятельствомъ и распустилъ слухъ, что вел. князь отпущенъ изъ плѣна на томъ услов³и, чтобы Татарскому царю сидѣть государемъ въ самой Москвѣ и на всѣхъ городахъ Русскихъ и на боярскихъ вотчинахъ, а самъ вел. князь хочетъ сѣсть въ Твери. Конечно, так³е слухи возбудили общ³й патр³отизмъ и негодован³е противъ вел. князя. Собрались рати и двинулись къ Москвѣ. Дѣло кончилось тѣмъ, что вел. князь былъ схваченъ у Троицы въ Серг³евомъ монастырѣ, привезенъ въ Москву, ослѣпленъ и высланъ въ Угличъ въ заточен³е. Тогда образумилось все молодое поколѣн³е Москвы, дѣти бояръ, составлявш³е Дворъ вел. князя, т.-е. дружинный отрядъ его служебныхъ людей, называемыхъ вообще дѣтьми боярскими въ смыслѣ мелкихъ вотчинниковъ. Собравшись цѣлыми полками, они заставиля ²Пемяку освободить вел. князя изъ Углицкаго заточен³я. Шемяка далъ ему въ удѣлъ Вологду. Но, благодаря подъему на его сторону почти всего населен³я Московской области, онъ не пошелъ въ Вологду, а направилъ путь къ Москвѣ, въ свою вотчину. Шемяка съ своими полками стоялъ тогда на Волокѣ, ожидая встрѣтить сопротивные ему полки вел. князя.
   Въ это время вел. князь послалъ наскоро, изгономъ, боярина Мих. Борис. Плещеева съ малымъ отрядомъ, который долженъ былъ пройти невидимо мимо полковъ Шемяки и внезапно захватить Москву, гдѣ оставались намѣстники Шемяки. Все это было исполнено съ великимъ успѣхомъ.
   Плещеевъ прибылъ въ Москву въ ночь Рождества Христова (1446 г.) и въ самую заутреню былъ уже у Никольскихъ воротъ Кремля. Святымъ случаемъ ворота были отворены, потому что въ нихъ только что проѣхала къ заутрени нѣкая почтенная княгиня Ульяна, жена Васил³я Володимеровича. Плещеевъ тотчасъ проникъ въ городъ и немедля началъ дѣлать свое дѣло, забирать Шемякиныхъ властей и всѣхъ его сторонниковъ. Намѣстники мгновенно разбѣжалпсь отъ самой заутрени, не ожидая конца службы. Одного поймали, другой исчезъ безъ слѣда. Тутъ же Плещеевъ привелъ горожанъ къ присягѣ за вел. князя и затѣмъ сталъ укрѣплять городъ.
   Съ этого времени окончательно укрѣпился на своемъ Велякомъ княжен³и и бѣдствующ³и государь Васил³й Васильевичъ Темный. Шемяка хотя и не переставалъ крамолить, но уже не получалъ успѣховъ: вся Московская Земля отложилась отъ него. Онъ убѣжалъ въ Новгородъ, гдѣ и скончался въ 1453 г.
   Такимъ образомъ быстрое занят³е Москвы бояриномъ Плещеевымъ было поворотнымъ дѣломъ Шемякиной смуты въ сторону вел. князя, чѣмъ и окончилась эта многолѣтняя смута.
   Возможно съ большою вѣроятностью предполагать, что Плещеевъ въ благодарен³е Богу за совершонный такъ успѣшно свой подвигъ построилъ у своего двора храмъ Рождества Христова, который вмѣстѣ съ тѣмъ хранилъ память о благополучномъ событ³и для всего государства, почему впослѣдств³и и учрежденъ соборомъ подъ колоколами на Соборной площади. Въ 1812 г. колокольня была разрушена и съ соборомъ, а въ 1817 г. на его мѣстѣ устроенъ соборъ Николы Гостунскаго.
  

Дворъ царя Бориса.

  
   За межою этого Плещеевскаго, а потомъ Мстиславскаго двора, по той же правой сторонѣ Троицкой улицы, находился обширнѣйш³й дворъ Бориса Годунова.
   Дворъ царя Бориса занималъ болѣе чѣмъ цѣлую треть Троицкой улицы и выходилъ угломъ на Никольскую улицу, по которой также простирался почти до соборной площади. На этомъ мѣстѣ нынѣ стоитъ Царь-Пушка и находятся дворы Синодальной конторы и казармъ, часть корпуса которыхъ также занимаетъ мѣсто древняго Цареборисовскаго двора. На чертежѣ Годунова здѣсь доказаны два громадныхъ высокихъ здан³я въ нѣсколько ярусовъ вышиною.
   Истор³я Цареборисовскаго двора восходитъ къ первымъ временамъ истор³и самой Москвы.
   Родословная книга бояръ Воронцовыхъ-Вельяминовыхъ свидѣтелъствуетъ, что изъ Володим³ра съ первымъ Московскимъ княземъ Дан³иломъ Александровичемъ пр³ѣхалъ въ Москву потомокъ Варяга Юрья Шимоновича Протас³й, первый тысяцк³й въ Москвѣ, какъ она стала Великимъ Княжен³емъ. А Юр³й Шимоновичъ, какъ извѣстно, былъ опекуномъ, а слѣдовательно и тысяцкимъ, еще у Всеволода Ярославича, а потомъ у Юрья Долгорукаго, въ Ростовѣ и Суздалѣ. Протас³й при Иванѣ Даниловичѣ Калитѣ пользовался большимъ почетомъ и въ особенности большимъ расположен³емъ Петра митрополита, который предъ своею кончиною возложилъ на него святую обязанность достроить только-что заложенный первый въ Москвѣ каменный храмъ Успен³я Богородицы. Святитель и скончался, можно сказать, на рукахъ Протас³я, передавши ему собранную казну для постройки храма.
   Имѣя въ виду так³я отношен³я святителя къ тысяцкому Протас³ю, можемъ предполагать, что и самый дворъ тысяцкаго существовалъ въ то время рядомъ съ новымъ дворомъ святителя, передъ новымъ храмомъ Успен³я, куда святитель перешелъ отъ прежней соборной церкви ²оанна Предтечи у Боровицкихъ воротъ и гдѣ потомъ распространился дворъ Московскихъ митрополитовъ, а затѣмъ и патр³арховъ. Дворъ Протас³я выходилъ на ту же площадь, на которой строился Успенск³й храмъ.
   У Протас³я былъ сынъ Васил³й, который былъ также тысяцкимъ, а послѣ Васил³я, его старш³й сынъ, тоже Васил³й, былъ тоже тысяцкимъ.
   Значен³е и власть тысяцкаго, какъ городоваго воеводы, чуть не равнялась значен³ю и власти самого князя, особенно въ древнее время. Въ Москвѣ съ развит³емъ княжеской власти въ государеву, какъ это явно обозначилось при Дмитр³и Донскомъ, тысяцк³й уже терялъ свое значен³е и, быть можетъ, вслѣдств³е какихъ-либо неудобныхъ столкновен³й въ распоряжен³яхъ вел. князя этотъ важный издревле санъ былъ упразднень именно съ кончиною въ 1374 г. упомянутаго Васил³я Васильевича, котораго лѣтописцы такъ и именуютъ послѣднимъ тысяцкимъ.
   У этого послѣдняго тысяцкаго было три сына: Микула Васильевичъ, своякъ вел. князю Дмитр³ю Донскому, положивш³й свою голову на Мамаевомъ побоищѣ; второй-Иванъ Васильевичь, трет³й Полуехтъ Васил. Были вѣроятно и дочери. Второй сынъ тысяцкаго Иванъ, какъ можно предполагать, намѣревался занять мѣсто своего отца въ санѣ тысяцкаго и, не получивъ этого мѣста, убѣжалъ изъ Москвы къ Тверскому князю съ богатымъ купцомъ Некоматомъ "со многою лжею и льстивыми словесы на христ³анскую пагубу". Тверской князь послалъ ихъ въ Орду добывать ярлыкъ на Великокняжен³е и звать Мамая на войну противъ Москвы.
   Ярлыкъ былъ привезенъ. Все было устроено такъ, чтобы разгромить Москву, и Литовск³й князь обѣщалъ придти на помощь.
   Но Москва не дремала и, не помедливъ, явилась подъ Тверью съ полками отъ всѣхъ подручныхъ князей, а ихъ было множество. Начались осады и битвы, и Тверское княжество было опустошено, какъ давно не бывало. Сдался, наконецъ, и Тверской князь на всю волю Московскаго.
   Тѣмъ и окончилась крамола Ивана Васильевича. Въ это время и въ послѣдующ³е годы онъ оставался въ Ордѣ, конечно, поднимая на Московскаго князя всякую вражду.
   Въ 1378 г. въ славной битвѣ съ Татарами на рѣкѣ Вожѣ былъ взятъ въ плѣнъ нѣк³й попъ, пришедш³й съ Татарскими полками отъ Ивана Васильевича. У попа нашли мѣшокъ злыхъ и лютыхъ зел³й, пытали его много и сослали въ заточен³е на Лачь-Озеро. Какимъ образомъ потомъ Иванъ Васильевичъ изъ Орды попалъ въ Москву, лѣтописцы не сказываютъ. Но они точно записали, что въ 1379 г., августа 1 во вторникъ до обѣда, "потятъ бысть мечемъ на Кучковомъ полѣ Иванъ Вас, сынъ тысяцкаго, повелѣн³емъ вел. князя Дмитр³я".
   Дворъ его отца, по всему вѣроят³ю, какъ водилось, оставался за вдовою съ сыновьями, изъ которыхъ послѣ кончины Донскаго въ живыхъ оставался только Полуехтъ. На его дочери въ 1406 г. женился шестой сынъ Донскаго, Петръ Дмитр³евичъ.
   Но оставалась еще и дочь послѣдняго тысяцкаго, Марья, которая въ 1389 г. крестила послѣдняго сына Донскаго, Константина, вмѣстѣ съ кумомъ, старшимъ сыномъ Донскаго, 18-тилѣтнимъ Васил³емъ Дмитр³евичемъ, въ тотъ же годъ вступившимъ по кончинѣ отца на Великое Княжен³е. Она названа лѣтописцемъ такъ: Мар³а Васильева Тысяцкаго.
   Все это показываетъ, въ какомъ высокомъ почетѣ находился родъ Тысяцкихъ Вельяминовыхъ.
   Въ это же время почетнѣйшимъ и правящимъ бояриномъ въ Москвѣ былъ и Ѳедоръ Андр. Кошка изъ знатнаго Московскаго боярскаго рода Кобылиныхъ, отъ которыхъ пошли Захарьины-Романовы, Шереметевы, Колычовы.
   Объ этомъ Ѳедорѣ Андр. Кошкѣ Татаринъ Едигей въ 1408 г. писалъ вел. князю Васил³ю Дмитр³евичу слѣдующее: "Добрые нравы и добрая дума и добрыя дѣла были къ Ордѣ отъ Ѳедора, добрый былъ человѣкъ! Которые добрые дѣла Ординск³е, тотъ тебѣ вспоминалъ, и то минулося. И нынѣ у тебя сынъ его, Иванъ, казначей твой и любовникъ, и старѣйшина, и ты нынѣ изъ его слова и изъ его думы не выступаешь; и отъ его думы учинилась твоему улусу пакость и христ³ане изгибли..." Великая знатность Ѳедора Кошки подтверждается и тѣмъ обстоятельствомъ, что въ 1391 г. Тверской князь Михаилъ Александровичъ женилъ сына своего у Ѳедора Кошки, Андреева сына Собакина, то-есть взялъ его дочь за своего сына.
   У Ѳедора Андреевича, кромѣ старшаго сына Ивана, было еще 4 сына и второй по рожден³ю, Ѳедоръ, прозван³емъ Голтяй. Этотъ Ѳедоръ Ѳедоровичъ Голтяй извѣстенъ больше всего по своей женѣ Марьѣ Голтяевой, оставшейся послѣ него великою знаменитою боярынею. Мы полагаемъ, что эта Марья была дочь Василья Тысяцкаго и была въ замужествѣ за Ѳедоромъ Голтяемъ. Старый дворъ Тысяцкихъ могъ оставаться въ собственности Марьи Голтяевой, какъ ея приданое, отцовское наслѣдство. У Голтяя и Марьи было три сына, всѣ бездѣтны, и одна дочь Марья въ замужествѣ за княземъ Ярославомъ Владим³ровичемъ Боровскимъ, сыномъ Владим³ра Андреевича Храбраго, героя Донской битвы. Этотъ бракъ снова показываетъ, какимъ важнымъ значен³емъ пользовались дѣти Кошки.
   Отъ этого брака у Ярослава былъ сынъ Васил³й и двѣ дочери, Марья-супруга вел. князя Василья Темнаго, и Елена-супруга кн. Михаила Андр. Верейскаго. Такимъ образомъ, Марья Голтяева становилась бабушкою Василья Темнаго и прабабою его сына Бориса Васильевича, ея любимца. Это была знатнѣйшая боярыня своего времени и по своему роду и по своему богатству, доставшемуся ей отъ отца и отъ бездѣтныхъ братьевъ, а, вѣроятно и отъ мужа. Въ Москвѣ она владѣла обширными мѣстами около Георг³евскаго (на Дмитровкѣ) монастыря и далѣе въ той же сторонѣ, и, по всему вѣроят³ю, "Марьина роща" сохранила о ней память, какъ о своей владѣлицѣ. Свои вотчины и свой Кремлевск³й дворъ она отдала по духовному завѣщан³ю, любимому своему правнуку, своему вскормленнику, сыну Василья Темнаго, Борису Васильевичу (1449, 1494).
   Мѣстоположен³е этого двора обозначено по случаю пожара въ 1473 г., когда загорѣлось на Великокняжескомъ дворѣ у церкви Рождества Богородицы и погорѣли мног³е дворы, митрополич³й дворъ и дворъ кн. Бориса Вас. по Богоявлен³е Троицкое.
   Самое это показан³е и послужило намъ основан³емъ для заключен³й, что этотъ дворъ принадлежалъ Марьѣ Голтяевой, и для предположен³й, что онъ принадлежалъ прежде Протасьевичамъ.
   Послѣ князя Бориса Вас, по его духовному завѣщан³ю дворомъ, какъ и всѣми его вотчинами владѣлъ сынъ его Ѳедоръ Борисовичъ (1476, 1513 г.), скончавш³йся бездѣтнымъ и потому отдавш³й всѣ свои вотчины вел. князю Василью Ив. Въ 1501 г. велик³й князь звалъ Литовскихъ пословъ къ столу, а самъ пошелъ къ обѣднѣ; "а посламъ велѣлъ посидѣти на княжѣ, на Борисовыхъ дѣтей Ѳедора и Ивана дворѣ дождатися стола".
   По смерти Ѳедора Борисовича кто владѣлъ этимъ дворомъ, въ точности неизвѣстно. Новый пожаръ въ 1565 г. снова обозначаетъ, что въ это время дворъ уже принадлежалъ кн. Владим³ру Андреевичу, двоюродному брату царя Ивана Васильевича. Можно съ большою вѣроятностью предполагать, что при вел. князѣ Васильѣ Ивановичѣ дворъ былъ переданъ его брату Андрею Ив., сынъ котораго Владим³ръ Андр. и владѣлъ теперь отцовскимъ дворомъ.
   Въ этотъ годъ (1565) февраля 1 противъ пятницы, въ ночи загорѣлся дворъ князя Владим³ра Андр. и сгорѣлъ весь, и церковь о трехъ верхахъ деревянная (Рождества Христова?), да дворъ Ивана Мстиславскаго, да Троицк³й монастырь (подворье) выгорѣлъ весь, и у церкви Богоявлен³я три верхи сгорѣли; да на митрополичьѣ дворѣ на заднемъ конюшни и иные хоромы погорѣли.
   На другой годъ (1566) государь пожаловалъ князя Владим³ра, велѣлъ ему поставить дворъ на старомъ мѣстѣ, подлѣ митрополичьяго двора и посторонь Троицкаго двора, да къ тому мѣсту пожаловалъ государь кн. Владим³ра, для пространства, дворовымъ мѣстомъ боярина Ивана Ѳед. Мстиславскаго, которому взамѣнъ, вѣроятно, тогда же было отдано мѣсто съ нарѣчной стороны Кремля, у Трубы, гдѣ прежде находился дворъ Дмитр³я Шемяки.
   Это были годы, когда Грозный царь учреждалъ себѣ Опричнину и задумывалъ устроить себѣ и въ самомъ Кремлѣ особое помѣщен³е, для чего еще въ 1565 г. повелѣлъ было мѣсто чистить позади стараго царскаго дворца, занимая мѣста и отъ дворовъ кн. Владим³ра и отъ митрополичья, но послѣ упомянутаго пожара это намѣрен³е было оставлено.
   Извѣстна печальная участь князя Владим³ра Андр. свирѣпый царь въ 1569 г. отравилъ его ядомъ. Вслѣдъ затѣмъ было погублено и все его семейство.
   Съ этого времени въ большомъ комнатномъ приближен³и у свирѣпаго царя появляются Годуновы и первымъ Дмитр³й Ив. Годуновъ, пожалованный въ 1571 г. въ постельничiе, затѣмъ въ 1573 г. въ окольнич³е, а въ 1578 г. въ бояре. За нимъ слѣдуетъ и Борисъ Годуновъ, въ 1570 г. исполнявш³й должность рынды; въ 1571 г. на свадьбѣ царя съ Собакиной, дружкою съ невѣстиной стороны и въ мыльнѣ съ государемъ, а потомъ въ 1578 г. кравч³й и въ 1581 г. прямо мимо окольничества изъ кравчихъ бояринъ.
   О большомъ приближен³и къ свирѣпому царю Бориса свидѣтельствуетъ въ точности его избирательная грамота, несомнѣнно подъ его руководствомъ и по его указанiямъ и написанная. Отсюда и можно видѣть, что дворъ Владим³ра Андр., недолго спустя послѣ его опалы, поступилъ во владѣн³е Годунова, женатаго къ тому же на дочери Малюты Скуратова и, слѣдовательно, состоявшаго въ прочномъ союзѣ съ этимъ свирѣпымъ опричникомъ. Съ кончиною Ивана Грознаго настаетъ прямое и сильное царствован³е Бориса подъ именемъ убогаго царя Ѳедора Ивановича. Борисъ шелъ къ своей цѣли очень твердыми и обдуманными шагами. Повидимому, эту цѣль онъ намѣтилъ еще при жизни Грознаго царя. По словамъ грамоты, утверждавшей его избран³е на царство, "онъ съ малолѣтства безотступно находился при царскихъ пресвѣтлыхъ очахъ Грознаго царя и потому навыкъ отъ премудраго царскаго разума Государственнымъ царственнымъ чинамъ и царскому достоян³ю". Это писано въ грамотѣ въ доказательство его способностей къ царствован³ю и его правъ на избран³е. Другои списокъ грамоты свидѣтельствуетъ, что Грозный за много лѣтъ до своей кончины взялъ въ свои царск³я полаты еще малолѣтныхъ Бориса и его сестру Ирину и питалъ ихъ отъ своего царскаго стола, при чемъ Ирину назначилъ въ невѣсты сыну Ѳедору, а взялъ ее во дворецъ еще въ малолѣтствѣ, "седми лѣтъ, и была она воспитана въ царскихъ полатахъ до сочетан³я брака". Вотъ каковы были начальные пути знаменитаго царедворца. Благозаконный бракъ царевича Ѳедора совершился, вѣроятно, около 1580 г. Никакихъ прямыхъ указан³й по этому обстоятельству намъ не встрѣтилось, а это въ свой чередъ можетъ служить свидѣтельствомъ, что бракъ былъ совершонъ домашнимъ порядкомъ, безъ офиц³альныхъ свадебныхъ разрядовъ и торжествъ, какъ бы утайкой, чтобы не помѣшала боярская среда.
   Еще въ 1582 г. по случаю несчастной кончины сына, Ивана Ивановича, Грозный въ своей кручинѣ не чаялъ себѣ долгой жизни и потому говорилъ Борису, что отдаетъ на его попечен³е сына Ѳедора и Богомъ дарованную свою дочь царицу Ирину, присовокупивъ, "что какова мнѣ Ирина, таковъ и ты Борисъ въ нашей милости, какъ еси сынъ (родной)".
   Другой списокъ грамоты разсказываетъ, что когда Борисъ былъ боленъ, то Грозный, по своему милосердному обычаю, жалуючи Бориса, пр³ѣзжалъ къ нему, и говорилъ ему государь отъ своихъ царскихъ устъ: "Борисъ! не ты боленъ, сынъ мой Ѳедоръ боленъ; не сынъ мой Ѳедоръ боленъ, Богомъ дарованная моя дочь, невѣстка Ирина, больна; и не невѣстка Ирина больна, я боленъ!" и простеръ свою царскую длань и показалъ на длани своей государск³е три перста, говоря Борису: "Борисъ! какъ тѣ три перста царской моей десницы видишь, такъ мой сынъ Ѳедоръ да Богомъ дарованная мнѣ дочь, Ирина, да ты, Борисъ, нашего царскаго величества въ милости какъ есть сынъ, а не рабъ" (Вивл., VII, 54.). Все это разсказывали патр³арху на соборѣ сами бояре, приводя свидѣтельства объ особенной любви и милости Грознаго къ Борису.
   Духовникъ государя архимандритъ Ѳеодос³й также разсказалъ, что предъ кончиною онъ призвалъ его для исповѣди и принят³я Св. Тайнъ. Борисъ въ это время находился при постели больного.
   Когда духовникъ, приступая къ исповѣди, попросилъ Бориса выйти изъ комнаты, то государь не повелѣлъ ему выходить, сказавъ Борису: "Тебѣ душа моя обнажена вся". Послѣ причащен³я государь со слезами обратился къ Борису: "Тебѣ приказываю душу свою и сына своего Ѳедора и дочь свою Ирину и все царство наше Великаго Росс³йскаго Государства; ты же соблюди ихъ отъ всякихъ золъ; если не соблюдешь ихъ, отдашь о нихъ отвѣтъ передъ Богомъ; на тебѣ взыщетъ Богъ души ихъ".
   Такъ ли все это было, судить трудно, но грамота ясно выражала, что царь Иванъ Васильевичъ и при жизни и при кончинѣ назначилъ Борису быть царемъ, именуя его сыномъ, наравнѣ съ Ѳедоромъ, и потому оставляя его и наслѣдникомъ царства.
   Въ ту же ночь, 18 марта 1584 г., какъ померъ Грозный царь, Борисъ началъ быстро очищать себѣ путь къ царству. Царевичъ Дмитр³й тотчасъ былъ удаленъ въ Угличъ съ матерью своею и со всѣмъ родствомъ Нагихъ. Тогда же и мног³е друг³е потерпѣли крушен³е, конечно пока только тѣ, которыхъ особенно жаловалъ царь Иванъ, но которыхъ Годуновъ зналъ, какъ своихъ сопротивниковъ.
   Все боярство очень хорошо знало, что новый царь Ѳедоръ слабоуменъ и совсѣмъ неспособенъ быть царемъ, что по слабоум³ю онъ находится въ рукахъ своей жены, царицы Ирины, а главное въ рукахъ и въ полномъ распоряжен³и ея брата, самого Бориса. Въ думѣ, во дворцѣ боярству трудно было бороться съ самодержавнымъ властителемъ и потому оно перенесло свой протестъ на улицу.
   Вскорѣ разнеслась по городу молва, что Богданъ Бѣльск³й съ своими совѣтниками уморилъ царя Ивана Вас, хочетъ погубить и царя Ѳедора, и царск³й родъ изгубить; хочетъ побить бояръ и прочитъ на царство совѣтника своего Бориса Годунова.
   "И возмутися вся чернь и служивые Московск³е люди и пр³идоша со многою силою и оруж³емъ

Другие авторы
  • Суриков Василий Иванович
  • Рославлев Александр Степанович
  • Каменев Гавриил Петрович
  • Геллерт Христиан
  • Шаляпин Федор Иванович
  • Сведенборг Эмануэль
  • Альфьери Витторио
  • Литвинова Елизавета Федоровна
  • Морозова Ксения Алексеевна
  • Жуковский Владимир Иванович
  • Другие произведения
  • Амосов Антон Александрович - Вы жертвою пали
  • Белинский Виссарион Григорьевич - Очерки жизни и избранные сочинения Александра Петровича Сумарокова... изданные Сергеем Глинкою... Часть I...
  • Хомяков Алексей Степанович - Вл. Муравьев. А. С. Хомяков
  • Волковысский Николай Моисеевич - 25-летний юбилей поэта Евг. Вадимова
  • Тепляков Виктор Григорьевич - С. Тхоржевский. Странник
  • Гиппиус Зинаида Николаевна - Живая книга
  • Гоголь Николай Васильевич - Литературные мемуары. Гоголь в воспоминаниях современников. (Часть Ii)
  • Бальмонт Константин Дмитриевич - Поэзия Оскара Уайльда
  • Михайлов Михаил Ларионович - Песни и думы из Гейне, пер. в стихах А. Мантейфеля
  • Голлербах Эрих Федорович - Последние дни Розанова
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
    Просмотров: 317 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа