Главная » Книги

Забелин Иван Егорович - История города Москвы, Страница 9

Забелин Иван Егорович - История города Москвы



царства, онъ оставилъ городъ Кремль въ полномъ устройствѣ. Стѣны, храмы, дворецъ-все было ново, крѣпко и красиво. За годъ до своей кончины въ 1532 г. онъ заложилъ на площади возлѣ Ивана Святаго новую обширную колокольню съ храмомъ во имя Воскресен³я.
   Оканчивая этимъ новымъ храмомъ каменныя постройки въ Кремлѣ, Васил³й Ив. въ то же время помышлялъ обнести крѣпкою оградою и Торговый посадъ. Однако его кончина помѣшала исполнен³ю этого намѣрен³я. Въ правлен³е его вдовы вел. княгини Елены (Глинскихъ) Торгъ былъ обнесенъ земляныыъ городомъ, т.-е. по древнему способу земляными стѣнами, хитро связанными плетеницами изъ хвороста, по тому мѣсту, гдѣ мыслилъ ставить Васил³й Ив. Городъ былъ устроенъ въ 1534 г., но на другой же годъ (1535) весною заложенъ вокругъ этого земляного города каменный городъ, строителемъ котораго былъ Итальянск³й мастеръ Фрязинъ Петрокъ Малый, новокрещенный.
   Этотъ же Петрокъ Малый строилъ и упомянутый храмъ Воскресен³я. Онъ окончилъ постройку уже въ 1543 г., не додѣлавъ только каменной же лѣстницы къ храму, которую, какъ и двери въ храмъ, придѣлали уже Московск³е мастера въ 1552 году. Некзвѣстно, по какому обстоятельству храмъ былъ устроенъ на высотѣ третьяго яруса всего здан³я и для какихъ потребностей оставались нижн³е два яруса, возлѣ которыхъ построена упомянутая лѣстница. Лѣтопись не упоминаетъ при этомъ, что здан³е было построено для колоколовъ, и именно для большихъ колоколовъ, какой, напр., былъ слитъ въ 1533 г. съ именемъ Благовѣстникъ, помѣщенный до времени на деревянной колокольницѣ за алтаремъ Архангельскаго собора, по всему вѣроят³ю въ ожидан³и, когда построится упомянутое здан³е новой колокольни.
   Должно замѣтить также, что колокольня была выстроена въ стѣнообразномъ видѣ на четыре угла по древнимъ Русскимъ образцамъ Новгородскимъ и Псковскимъ. Что здан³е строилось именно для такой колокольни, это вполнѣ подверждаетъ весь складъ его основан³я необычайной фундаментальности и прочности. Строительная масса нижняго этажа состоитъ изъ сплошной кладки камня или кирпича и имѣетъ стѣны толщиною въ 4 арш. Основныя стѣны Ивана Великаго имѣютъ 3 арш. толщины.
   Повидимому, свидѣтельство о постройкѣ зтого здан³я въ 1543 г. описателями Московскихъ достопамятностей было забыто, такъ что здан³е обозначалось именемъ пристройки къ Ивану Великому, сооруженной будто бы при царѣ Михаилѣ Ѳед. и при патр³архѣ Филаретѣ, почему здан³е стали именовать Филаретовскою пристройкою и Филаретовскою башнею {Снегиревъ: Памятники Московокой Древности, стр. 111. За нимъ повторяютъ это неправильное указан³е и новѣйш³е почтенные описатели достопамятностей Москвы. Н. Розановъ: Истор³я Моск. Епарх. Управлен³я, М., 1871, ч. III, кн. 2, стр. 98, прим. 263. Путеводитель по Моск. Святынѣ, г. Рычина, М., 1800, стр. 139-142; Сѣдая Старина Москвы, г. Кондратьева, М., 1893, стр. 132.}. Между тѣмъ въ дѣйствительности выходило наоборотъ. Самый Иванъ Велик³й, построенный въ 1600 г., являлся пристройкою къ этому коренному древнему здан³ю съ южной стороны, а съ сѣверной его стороны при Михаилѣ Ѳед. была сооружена такъ называемая Филаретовская патр³аршая пристройка, что и составило одну связную группу колоколенъ, состоявшую изъ трехъ отдѣловъ: изъ Ивановскаго Столпа, изъ здан³я, сооруженнаго Фрязиномъ Петрокомъ, и изъ Филаретовской пристройки, какъ это въ томъ же видѣ существуетъ и донынѣ. Въ 1812 г. Наполеонъ, просвѣщеннѣйш³й изъ европейцевъ, старался взорвать всю эту группу и достигъ цѣли только наполовину. Были разрушены Филаретовская пристройка и верхняя половина здан³я Фрязина; Иванъ Велик³й оказалъ только неопасную трещину, о чемъ будетъ сказано въ своемъ мѣстѣ (Альбомъ видовъ No XVI).
   Благодаря особенному пристраст³ю къ постройкамъ всякаго рода на укрѣплен³е и украшен³е города, чѣмъ прославили свое время вел. князь Иванъ III и сынъ его Васил³й Ив., благодаря постоянному пребыван³ю въ Москвѣ Итальянскихъ архитекторовъ, стѣнныхъ и полатныхъ и разныхъ другихъ Итальянскихъ или Фряжскихъ мастеровъ, Русск³е люди настолько хорошо усвоили себѣ строительное дѣло, что къ началу царствован³я Ивана Грознаго основательно выработали свой самобытный, своеобразный Русск³й стиль церковныхъ построекъ, превращая старозавѣтные типы и образцы своихъ деревянныхъ строен³й въ кирпичныя сооружен³я съ прибавкою къ нимъ фряжскихъ образцовъ, что касалось мелкихъ деталей по преимуществу въ такъ называемыхъ обломахъ по отдѣлкѣ и украшен³ю поясовъ, карнизовъ и всякихъ подзоровъ {См. нашу статью "Черты самобытности въ древнерусскомъ зодчествѣ". Огдѣльное издан³е Гросмана и Кнобеля. М., 1900 г.}. Въ такомъ видѣ явился построенный въ 1555-1561 гг. соборъ Покрова (Васил³й Блаженный) въ память покорен³я Татарскихъ царствъ Казанскаго и Астраханскаго. Нельзя сомнѣваться, что замышлен³е построить этотъ соборъ въ томъ видѣ, какой существуетъ, принадлежало сколько художеству строителя-архитектора, столько же и мыслямъ самого царя. Всѣ сказан³я и легенды о томъ, кто былъ строителемъ этого удивительнаго храма, теперь упразднены открыт³емъ лѣтописнаго свидѣтельства, что его строили русск³е мастера: одинъ по прозван³ю Барма, другой по прозван³ю Посникъ {Чтен³я Общ. Истор³и и Древн. 1896 года. Кн. I и II. Статьи священника I. Кузнецова о построен³и Моск. Покровскаго собора.}. Несомнѣнно, что это тотъ Посникъ Яковлевъ, церковный и городовой мастеръ, которому въ 1555 г. была поручена постройка новаго города Казани, каменнаго (Доп. Акт. Истор., I, 136). Такимъ образомъ еще не совсѣмъ Грозный царь въ одно время ставилъ каменную Казанскую крѣпость и строилъ въ Москвѣ памятникъ взят³ю Казани.
   Въ Кремлѣ государь выстроилъ для двухъ своихъ сыновей внутри дворца съ набережной стороны на взрубѣ особыя хоромы и при нихъ каменный храмъ во имя Срѣтен³я Господня (1561 г.). Потомъ надстроилъ надъ папертями Благовѣщенскаго собора 4 предѣла (1563-1564 гг.) и соорудилъ въ 1565 г. Посольскую полату возлѣ Ивановской колокольни. Не упоминаемъ о другихъ менѣе значительныхъ постройкахъ (Альбомъ видовъ No ХVII).
   По смерти Грознаго, какъ всѣ скоро поняли и почувствовали, настало царствован³е Бориса Годунова подъ именемъ смиренно-убогаго царя Ѳедора Ив., которому поэтому и приписывались всѣ дѣла, совершонныя при его жизни. Годуновъ, всѣми правдами и неправдами расчищая и укрѣпляя себѣ путь къ царствован³ю, очень заботился о томъ, чтобы своими дѣян³ями на пользу народа и государства привлечь на свою сторону и народное сочувств³е. Для достижен³я этой цѣли виднѣе всего была особенная заботливость именно о добромъ устройствѣ города Москвы, о безопасности народнаго жилища и вообще о городскомъ благосостоян³и народа.
   И какъ бы ни было, упомянутая его заботливость о Москвѣ ознаменовалась такими сооружен³ями, которыя послѣ сооружен³й Ивана III и его сына Васил³я Ив. составляють новую эпоху въ истор³и городского строительства.
   Патр³архъ ²овъ въ жит³и царя Ѳедора Ив., восхваляя со всѣхъ сторонъ выше мѣры управлен³е Годунова и его самого, говоритъ между прочимъ: "Сей изрядный правитель Борисъ Ѳедоровичъ своимъ бодроопаснымъ правительствомъ и прилежнымъ попечен³емъ, по царскому изволен³ю, мног³е грады каменные созда и въ нихъ привелик³е храмы, и словослов³е Бож³е возгради, и мног³я обители устрои-и самый царствующ³й богоспасаемый градъ Москву, яко нѣкую невѣсту, преизрядною лѣпотою украси, мног³я убо въ немъ прекрасныя церкви каменныя созда и велик³я полаты устрои, яко и зрѣн³е ихъ великому удивлен³ю достойно; и стѣны градныя окрестъ всея Москвы превелик³я каменныя созда, и величества ради и красоты проименова его Царьградъ; внутрь же его и полаты купеческ³я созда во упокоен³е и снабден³е торжникомъ, и иное многое хваламъ достойно въ Русскомъ государствѣ устроилъ".
   Народная молва, а гласъ народа-гласъ Бож³й, объясняла нѣкоторыя событ³я и подвиги Годунова его давнишнимъ хитростройнымь замысломъ достигнуть царскаго престола. Эту общенародную молву засвидѣтельствовалъ и современникъ Годунова, усердно восхвалявш³й его благочест³е, Арсен³й арх³еп. Елассонск³й. Въ самомъ дѣлѣ, почти все, что ни происходило въ это время, само собою какъ бы указывало на него какъ на виновника очень дальновидныхъ и очень хитрыхъ дѣлъ, приводившихъ мало-по-малу къ задуманной имъ злонамѣренной цѣли.
   Чтобы отвлечь вниман³е народа отъ содѣваемыхъ злодѣян³й, въ родѣ, напр., разгрома въ 1586 году знатныхъ боярскихъ родовъ и самого митрополита, за которыхъ стояли гости Московск³е и всѣ купецк³е люди, вся чернь Москвы, Годуновъ тотчасъ же, въ тоть же 1586 г., устрашивъ волнен³е ссылками и казнями семи человѣкамъ гостей были усѣчены головы), онъ тотчасъ же начинаетъ сооружать "градъ каменный около большаго Посада", подлѣ, т.-е. по чертѣ Земляной осыпи, или земляного вала, какой существовалъ до того времени. Это былъ Бѣлый городъ, бѣлокаменный, получивш³й наименован³е Царевъ градъ. Его сооружали семь лѣтъ. Мастеръ былъ изъ Русскихъ людей Ѳедоръ Конь. Для купцовъ и Московской посадской черни это было великимъ благодѣян³емъ, почему ропотъ и неудовольств³е народа мало-по-малу умолкли. Сооружен³е каменныхъ стѣнъ почти на пять верстъ по окружности потребовало множество рабочихъ силъ при добычѣ камня, при его провозѣ къ городу, при употреблен³и камня въ кладку и т. д., что, конечно, произвело въ народѣ, вмѣсто гнѣвнаго ропота и волнен³я, самое благопр³ятное впечатлѣн³е, такъ какъ для всякаго являлся здѣсь постоянный хорош³й заработокъ.
   Потомъ въ 1591 г. совершилось уб³ен³е царевича Дмитр³я 15 мая, а въ субботу Пятидесятницы, 6 ³юня, начались страшные пожары въ Занеглименьѣ, гдѣ находились боярск³е и дворянск³е дворы, и на Покровкѣ, гдѣ проживали богатые торговые люди. Вслѣдъ затѣмъ ³юля 2-4 подъ Москвою внезапно появились полчища Крымскаго Хана, быстро наскоро прибѣжавшаго къ Москвѣ.
   Одинъ хронографъ (Сергѣя Кубасова) прямо говоритъ, что народъ Московск³й съ ужасомъ услыхалъ объ уб³ен³и царевича и возмутился.
   "Той же Борисъ, видя народъ возмущенъ о царевичевѣ уб³ен³и, посылаетъ совѣтники своя, повелѣ имъ мног³я славныя домы въ царствующемъ градѣ запалити, дабы люди о своихъ напастяхъ попечен³е имѣли и тако симъ ухищрен³емъ преста м³ромъ волнен³е о царевичевѣ уб³ен³и, и ничто же ино помышляюще люд³е, токмо о домашнихъ находящихъ на ны скорбѣхъ".
   Вотъ что разсказываеть современникъ событ³й Исаакъ Масса: "Когда извѣст³е объ уб³ен³и царевича пришло въ Москву, сильное смущен³е овладѣло и придворными и народомъ. Царь (Ѳедоръ) въ испугѣ желалъ, чтобы его постигла смерть. Его по возможности утѣшили. Царица также была глубоко огорчена, желала удалиться въ монастырь, такъ какъ она подозрѣвала, что уб³йство совершилось по внушен³ю ея брата, сильно желавшаго управлять царствомъ и сидѣть на престолѣ".
   О быстромъ нашеств³и Крымскаго Хана и еще быстрѣйшемъ его бѣгствѣ отъ Москвы въ народѣ стала ходить молва, что Ханъ былъ призванъ Годуновымъ изъ-за боязни отъ Земскихъ Московскихъ людей про уб³ен³е царевича Дмитр³я. Такая молва была заглушена жесточайшими пытками и казнями, говорунамъ отрѣзызали языки.
   А между тѣмъ въ дѣйствительности всѣ обстоятельства этого нашеств³я заставляли угадывать, что оно было поднято тѣми людьми изъ Москвы же, которымъ до крайности было надобно направить народные умы въ другую сторону отъ совершившагося злодѣйства въ Угличѣ. Самая защита города походила на трагикомед³ю. Повелѣно было весь день и всю ночь стрѣлять изъ пушекъ со стѣнъ города и монастырей, не умолкая, хотя никакого нападен³я съ Татарской стороны нигдѣ не видѣлось. Но именно этого пушечнаго стрѣлян³я и убоялся Ханъ и 5 ³юля опрометью побѣжалъ отъ Москвы домой.
   Годуновъ тотчасъ же по удален³и Хана въ видахъ большей безопасности отъ новаго такого нашеств³я занялъ Московскую чернь постройкою вокругъ всѣхъ посадовъ деревяннаго города, который и былъ совершонъ въ одинъ годъ на протяжен³и 14 слишкомъ верстъ.
   По случаю такой небывало быстрой постройки новый городъ сталъ прозываться Скородумомъ и Скородомомъ, т.-е. скоро задуманнымъ и скоро выстроеннымъ, а также и собственно Деревяннымъ.
   Эти деревянныя стѣны, высок³я башни, ворота, составлявш³я цѣлое не малое здан³е, такъ были хорошо отдѣланы, что заслужили большую похвалу отъ очевидца, поляка Маскѣвича, который потомъ участвовалъ въ ихъ поджогѣ и полномъ разрушен³и пожаромъ въ 1611 г.
   Народъ, конечно, очень радовался этой постройкѣ, которая давала ему хорош³й заработокъ и вмѣстѣ съ тѣмъ хорошую твердыню на случай опасныхъ нашеств³й. Строен³е на 14 верстъ длины потребовало неимовѣрно много лѣсного матер³ала и работы и по провозу лѣса и по обдѣлкѣ его въ цѣлое сооружен³е.
   Можно предполагать, что постройка въ Кремлѣ каменной высокой колокольни (Иванъ Велик³й) руководилась также мысл³ю доставить городу такую высокую башню, съ которой было бы можно обозрѣвать и свои полки и полки Татаръ во время ожидаемыхъ нашеств³й.
   Въ Кремлѣ, кромѣ Ивана Великаго, сооруженнаго въ 1600 году, Годуновъ построилъ особое обширное здан³е для Приказовъ, тогдашнихъ Присутственныхъ мѣстъ, съ восточной стороны Архангельскаго собора, какъ продолжен³е стоявшей тамъ Посольской полаты, т.-е. Приказа Посольскаго, построеннаго Грознымъ въ 1565 году. Эта постройка по всему вѣроят³ю совершилась во время голодныхъ годовъ 1602, З и 4, когда добрый царь "чтобы людямъ питатися, повелѣлъ дѣлати каменное дѣло многое". Тогда же сооружены были каменныя полаты больш³я на взрубѣ, гдѣ были царя Ивана хоромы. Это здан³е впослѣдств³и именовалось Запаснымъ дворомъ; при царѣ Михаилѣ на немъ были устроены дворцовые сады.
   Такимъ образомъ, великая строительная дѣятельность Годунова явилась выражен³емъ его строительныхъ заботь о привлечен³и умовъ Московскаго народа на свою сторону, "къ себѣ вся приправливая и аки ужемъ привлачаше", дабы вѣрнѣе пройти на царск³й престолъ, а потомъ, когда воцарился, дабы смѣлѣе и вѣрнѣе губить своихъ недоброжелателей и подозрѣваемыхъ соперниковъ.
   Съ этими цѣлями, послѣ упомянутыхъ пожаровъ, онъ съ необычайною щедрост³ю раздавалъ погорѣльцамъ деньги и матер³алы вдвое и втрое противъ ихъ убытковъ.
   Въ 1595 г. выгорѣлъ весь Китай-городъ, не токмо дворы, но и въ храмахъ каменныхъ и въ погребахъ все погорѣло. Немедля нимало Годуновъ, въ утѣшен³е торговому м³ру, въ тотъ же годъ заложилъ новые каменные ряды-полаты купеческ³я во упокоен³е и снабден³е торжникамъ, которые были окончены строен³емъ черезъ годъ, въ 1596 г.
   Во всѣхъ тяжкихъ случаяхъ будущ³й царь спѣшилъ съ широкою помощью и рабочему, и торговому люду, льстя всѣхъ, творяся ко всѣмъ черезъ мѣру милостивымъ благотворителемъ.
   Въ течен³и лѣтъ онъ успѣлъ своимъ милосерд³емъ такъ настроить посадск³е умы, что при избран³и его на царство Московск³й посадъ явился непобѣдимою для избран³я силою, предъ которою должны были замолкнуть всѣ противники этого избран³я. Окончимъ обзоръ строительной и благотворительной дѣятельности Годунова описан³емъ его подвиговъ, составленнымъ его искреннимъ приверженцемъ арх³епископомъ Елассонскимъ Арсен³емъ.
   "Онъ (царь Борисъ), говоритъ арх³епископъ, возобновилъ и украсилъ мног³е церкви и монастыри; храмъ Богородицы (Успенск³й соборъ), патр³арх³ю покрылъ желѣзною крышею; украсилъ, возвысилъ и покрылъ золотомъ большую колокольню (Иванъ Велик³й); въ большомъ дворцѣ внутренн³я полаты золотыя росписалъ живописью (Грановитую Полату); воздвигъ вновь большой дворецъ близъ рѣки Москвы (на взрубѣ, какъ выше упомянуто); построилъ большой мостъ въ срединѣ Москвы со многими камарами (лавками, мостъ черезъ Неглинную, у Воскресенскихъ или Неглиненскихъ воротъ); еще воздвигъ съ основан³я большой храмъ Николая Чудотворца въ Москвѣ на Арбатѣ (Никола Явленный); устроилъ много серебровызолоченныхъ ракъ, украсивъ ихъ многочисленнымъ жемчугомъ и драгоцѣнными камнями, и переложилъ въ нихъ чудотворныя святыя мощи святыхъ, прос³явш³я въ Москвѣ и во всей Росс³и, иже во святыхъ митрополита Московскаго и всея Росс³и Алексѣя чудотворца, св. блаженнаго Васил³я чуд., препод. Макар³я Калязинскаго чуд., препод. Пафнут³я Боровскаго чуд.; устроилъ и друг³е мног³е ковчеги изъ чистаго золота и положилъ въ нихъ всѣ святыя частицы мощей, которыя находятся въ царской казнѣ и которыя патр³архъ вмѣстѣ съ царемъ и со всѣмъ арх³ерейскимъ и священнымъ чиномъ приносятъ въ Великую пятницу съ торжественною литан³ею въ соборную церковь Пресв. Богородицы и поють велик³е часы и послѣ часовъ и вечерни снова относятъ въ соборный храмъ Благовѣщен³я въ казну, гдѣ онѣ хранятся. Этотъ же царь устроилъ плащаницу, съ изображен³ями Господа Христа съ Бож³ею Матерью, двѣнадцатью апостолами и ²осифомъ и Никодимомъ изъ чистаго кованаго золота тонкой работы, достойной удивлен³я. На изображен³е Господа Христа пошло чистаго золота 200 литръ и на каждаго апостола по 200 литръ. Онъ же отлилъ два больш³е колокола, одинъ для Москвы въ патр³арх³ю, въ который звонятъ въ велик³е праздники, а другой въ монастырь св. Троицы. Подобной величины колоколовъ и такой красоты нельзя найти въ другомъ царствѣ во всемъ м³рѣ. Онъ возобновилъ и украсилъ дѣвич³й (Новодѣвич³й) монастырь близъ Москвы и совершилъ многочисленныя друг³я прекрасныя дѣла и украшен³я" (Дмитр³евск³й, стр. 96-97).
   Когда, въ 1607 г., по мысли патр³арха Ермогена и царя Васил³я Шуйскаго происходило всенародное покаян³е въ грѣхахъ совершившейся смуты во время перваго самозванца и потребовалось изложить эти грѣхи въ особой прощальной и разрѣшительной для народа грамотѣ, то бывш³й патр³архъ ²овъ упомянулъ въ этой грамотѣ между прочимъ и о плащаницѣ Годунова. Онъ описалъ слѣдующ³й неистовый печальнѣйш³й во грѣхахъ случай:
   "Множество народа царствующаго града Москвы, писалъ святитель, внидоша во святую соборную и апостольскую Церковь, со оруж³емъ и дрекол³емъ, во время святаго и божественнаго пѣн³я и не давъ совершити божественныя литург³и, и внидоша во святой олтарь и меня, ²ева, патр³арха изъ олтаря взяша и во церкви и по площади таская, позориша многими позоры, и въ царскихъ полатахъ подоб³е Христова тѣлеси и Преч. Богородицы и архангеловъ, иже уготовлено было на Господню плащаницу подъ златые чеканные образы, и то враж³ею ненавист³ю раздробиша, и на копья и на рогатины въстыкая, по граду и по торжищу носяху, позорующе, забывъ страхъ Бож³й" (А. Э. II, 154).
   О ковчегахъ со св. мощами очевидецъ, полякъ Маскѣвичъ, разсказываетъ слѣдующее: "Они хранятся въ склепѣ, длиною около 5 саж., съ окнами въ двухъ противоположныхъ стѣнахъ, и вложены въ шкапы столярной работы, занимающ³е три стѣны отъ пола до потолка. Эти ковчеги золотые, длиною поллоктя, съ литерами на концѣ, означающими чьи мощи въ себѣ заключаютъ. Среди склепа идутъ еще два шкапа, отъ пола до потолка, съ подобными же золотыми ящиками по обѣимъ сторонамъ. Такимъ образомъ, ковчеги занимаютъ 7 стѣнъ, нигдѣ не оставляя пустаго мѣста" (Маскѣвичъ, 109).
   О состоян³и города въ Смутное время свидѣтельствуетъ народное прозван³е, данное этому времени въ имени Московская Розруха. Дѣйствительно весь городъ былъ разрушенъ во всѣхъ своихъ частяхъ.
   "Въ Кремлѣ на царскомъ дворѣ (говоритъ рукопись Филарета), въ святыхъ Бож³ихъ церквахъ и въ полатахъ и по погребамъ - все стояху Литва и Нѣмцы и все свое скаред³е творяху"... Всѣ полаты и хоромы были безъ кровель, безъ половъ и лавокъ, безъ окончинъ и дверей; все деревянное Поляки пожигали для отоплен³я своихъ жилищъ.
   "Изл³яся ф³алъ горести царствующему граду Москвѣ, всеобщее разорен³е. Падоша тогда высокосозданные домы, красотами блиставш³е, всѣ огнемъ поядошася, и вси премудроверх³я церкви скверными руками до конца разоришася"...
   Въ первые годы царствован³я Михаила Ѳед. для прихода Крымскихъ людей вмѣсто сгорѣвшаго деревяннаго города около всѣхъ посадовъ былъ насыпанъ земляной валъ со рвомъ и на валу устроенъ острогъ-тынъ, что являлось крайнею необходимостью въ виду Татарскихъ и Польскихъ нашеств³й.
   Но въ это время, не такъ, какъ при Годуновѣ, построившемъ деревянныя стѣны въ 14 верстъ длины въ одинъ годъ, сооружен³е по той же чертѣ земляного вала, рва и острога продолжалось около 8 лѣтъ (1633-1640). Съ той поры это сооружен³е стало прозываться въ качествѣ города Землянымъ валомъ и Землянымъ городомъ.
   Одинъ изъ составителой хронографовъ съ великими похвалами отзывается о строительной дѣятельности царя Михаила, перечисляетъ его подвиги въ этомъ направлен³и, отмѣчая, что благовѣрный царь так³е подвиги показалъ о своемъ царствующемъ градѣ, "якоже инъ ни ктоже", что невозможно подробно разсказать или описать множества ради его сооружен³й.
   Прежде всего авторъ упоминаетъ о чудной вещи, какъ благовѣрный царь "хитростройными художествы возвелъ воду изъ Москвы рѣки на царск³й дворъ ради великаго потребован³я". Потомъ рѣчь ведетъ о постройкахъ церквей, которыхъ много воздвигъ заботливый царь и между прочимъ въ своемъ царскомъ дому построилъ церковь Спаса Нерукотвореннаго Образа и верхи позлатилъ; въ Дѣвичьемъ монастырѣ церковь Алексѣя человѣка Бож³я церковь прекрасную Казанск³я Богородицы, а иныя, старыя поновилъ. Создалъ въ своемъ дворѣ полату, зело пречудну, сыну своему царевичу Алексѣю (Тюремный дворецъ); колокольню большому колоколу (деревянную); на Фроловскихъ воротахъ верхъ надстроилъ зело хитро; соорудилъ каменную Мытоимницу, яже есть Такожня и Гостиный дворъ (въ 1641 г.) каменный, въ немъ полаты двокровныя и трикровныя, и на вратахъ Двора повелѣлъ свое царскаго величества имя написати златыми письмены, и вверху постави свое царское знамя - орелъ позлащенъ. При немъ же созданы у Спаса на Новомъ и у Пречистыя въ Симоновъ - ограды каменныя. Все это было построено въ 1630-хъ годахъ.
   Въ началѣ 1640-хъ годовъ царь "повелѣлъ соорудить домъ преукрашенъ и въ немъ полаты двокровныя и трикровныя на душеполезное книжное печатное дѣло въ похвалу своему царскому имени; и полату превелику создалъ, гдѣ большое оруж³е дѣлаху, еже есть пушки, и на ней постави своего царскаго величества знамя - орелъ позлащенъ. При немъ же мног³я св. церкви каменныя воздвигнуты и отъ боголюбивыхъ мужъ".
   Къ этому надо присовокупить, что тогда же въ Кремлѣ сооружена особая башня, пристроенная съ сѣверной стороны къ старой колокольнѣ, построенной въ 1543 г. Петромъ Фрязиномъ, извѣстная подъ назван³емъ Филаретовской пристройки, о чемъ мы упоминали выше.
   Однако Кремлевск³я стѣны оставались въ своемъ старомъ и отчасти ветхомъ состоян³и и заботы о нихъ, повидимому, откладывались до благопр³ятнаго времени.
   Въ годъ кончины царя Михаила (1645) эти стѣны представляли съ наружныхъ своихъ сторонъ великую обветшалость, какъ это видно изъ описан³я ихъ ветхостей (порухъ), составленнаго въ 1646-1647 г., конечно, съ цѣлями приступить къ обновлен³ю разрушенныхъ частей.
   По всему Кремлю-городу, по городовой стѣнѣ и въ башняхъ мѣстами на десятки саженъ кирпичъ осыпался, стѣны отсѣли, бѣлые камни вывадились, своды въ иныхъ башняхъ разсѣлись или обвалились.
   Царь Алексѣй Мих. не скоро приступилъ къ обновлен³ю обветшавшихъ стѣнъ. Сначала по его указу для этой цѣли печникъ Куземка Кондратьевъ въ 1647 г. устроилъ кирпичный заводъ, сдѣлалъ въ Даниловскихъ сараяхъ, подъ Даниловымъ монастыремъ, кирпичпую обжигальную печь нѣмецкимъ образцомъ въ 34500 кирпичей. Затѣмъ работы начались только 10 лѣтъ спустя, въ 1658-1659 гг., а минуло еще 10 лѣтъ - стѣны и башни снова обветшали, хотя и въ меньшей мѣрѣ, и снова въ 1667 г. ихъ ветхости были подробно описаны для необходимыхъ починокъ.
   За годъ передъ тѣмъ, въ 1666 г., какъ обыкновенно водилось, были разосланы государевы грамоты по городамъ о собран³и всѣхъ до одного человѣка каменщиковъ и кирпичниковъ, и даже горшечниковъ въ Москву для церковнаго, дворцоваго полатнаго и городового (стѣннаго) дѣла въ Кремлѣ, въ Китаѣ и въ Бѣломъ городѣ, съ строгимъ наказомъ, что если кто изъ нихъ ухоронится, то женъ ихъ и дѣтей повелѣно метать въ тюрьму, покамѣстъ мужья ихъ объявятся. Такова была государственная нужда въ этихъ мастерахъ и такова была служба государству всѣхъ рабочихъ людей, знающихъ и умѣющихъ сработать какое-либо надобное производство или издѣл³е.
   Починка и поновлен³я стѣнъ пер³одически происходили и въ послѣдующее время, такъ какъ ихъ кирпичная облицовка отчасти и каменная даже и на нашей памяти по мѣстамъ разрушалась нерѣдко. Въ течен³и ХV²²² ст. стѣны все больше и больше ветшали, почему постоянно производились архитекторск³я описи ветхостей, но поправка ограничивалась очень малымъ. Так³я описи составлялись въ 1741, 1748, 1753 и 1760 годахъ. Въ запущенномъ ветхомъ видѣ стѣны были переданы и XIX столѣт³ю, когда въ 1802-1803 гг. ихъ наконецъ привели въ возможный порядокъ. Должно вообще замѣтить, что теперешн³я стѣны Кремля очень многое утратили изъ первоначальнаго своего устройства. Остается неприкосновенною отъ временъ Ивана III только внутренняя ихъ каменная толща.
   Облицовка или наружныя ихъ стороны по случаю обветшан³я по временамъ, какъ упомянуто, подвергались возобновлен³ямъ и обдѣлкамъ новымъ кирпичомъ, при чемъ мало-по-малу исчезали и нѣкоторыя ихъ архитектурныя части, служивш³я ихъ украшен³емъ, каковы, напр., бѣлокаменные пояса, существовавш³е и въ верхнемъ, и въ нижнемъ отдѣлахъ. У стѣны, идущей отъ Боровицкихъ воротъ къ рѣкѣ, построенной Петромъ Антон³емъ, такой нижн³й поясъ сохраняется и доселѣ подъ землею, какъ это обнаружилось въ 1894 году по случаю производимыхъ кн. Н. С. Щербатовымъ изыскан³й о внутреннемъ подземномъ устройствѣ стѣнъ, Кромѣ того, стѣны всегда были покрыты деревянною кровлею со скатомъ на наружныя стороны Кремля.
   Строительныя работы царя Алексѣя Мих., послѣ его отца, но выдаются чѣмъ-либо особенно значительнымъ. Въ 1664 г. онъ построилъ въ Китай-городѣ возлѣ отцовскаго Гостиннаго Двора новый болѣе обширный Гостинный Дворъ. Потомъ, когда старое здан³е Приказовъ въ Кремлѣ стало разваливаться, онъ повелѣлъ построить новое, но по случаю его кончины, начатое постройкою, оно было окончено уже при его сынѣ, царѣ Ѳедорѣ Алексѣевичѣ. надпись на портретѣ котораго свидѣтельствуетъ, что онъ мног³я церкви Бож³и пречуднѣ украсилъ всякимъ благолѣп³емъ и царск³й свой домъ и грады Кремль и Китай преизрядно обновилъ.
   Въ 1680 г. по случаю обновлен³я въ разное время обветшавшихъ стѣнъ и башенъ Кремля на нихъ во многихъ мѣстахъ оставались бѣлизны, т.-е. потеки извести, что и возбудило вопросъ о томъ, какъ покрасить стѣны. Въ прежнее время онѣ не были известью бѣлены, потому что ихъ облицовка состояла изъ бѣлаго камня. Починки и поновлен³я, отчасти и кирпичомъ, обезобразили бѣлокаменную окраску, а потому потребовалось или возобновить эту окраску, т.-е. выбѣлить известью, или росписать стѣны и башни по образцу Спасскихъ воротъ, которыя были "прописаны черленью и бѣлиломъ въ кирпичъ". Таковъ былъ докладъ государю. Государъ указалъ: городъ Кремль выбѣлить известью (Доп. А. И., IX, 147).
   Семилѣтнее управлен³е государствомъ царевны Софьи съ Вас. Вас. Голицынымъ не ознаменовалосъ особо значительыыми постройками, хотя иностранецъ Невиль очень восхваляетъ именно строительную дѣятельность Голицына, приписывая ему и так³я дѣла, которыя, какъ постройка здан³я Приказовъ, какъ упомянуто, были начаты при царѣ Алексѣѣ и совсѣмъ окончены при царѣ Ѳедорѣ Алексѣев. Онъ говоритъ, напр., что при Голицынѣ въ Москвѣ построено больше 3000 каменныхъ домовъ. Если это не ошибка, то явная нелѣпость, потому что спустя слишкомъ сто лѣтъ, передъ нашеств³емъ въ 1812 г. Двадцати языкъ, въ Москвѣ числилось каменныхъ домовъ только 2567, изъ которыхъ сгорѣло 2041.
   Относительно времени управлен³я царевны Софьи вѣрно только одно, что она во дворцѣ выстроила въ 1683 году каменныя хоромы для себя и для сестеръ царевенъ и что при Голицынѣ въ 1687 г. была начата постройка каменнаго моста черезъ Москву-рѣку, доконченная уже при Петрѣ въ 1692 году. Царственныя больш³я печати и государственныхъ великихъ дѣлъ оберегатель, кн. Вас. Вас. Голицынъ, съ особеннымъ старан³емъ устроивалъ свой Посольск³й Приказъ, именуемый теперь уже Государственнымъ Посольскимъ Приказомъ. Въ 1684 г. онъ надстроилъ надъ нимъ верхн³я полаты, которыя украсилъ живописью. Живописцы Лазарь Ивановъ, Матвѣй Ѳедоровъ съ товарищами за 130 р. росписали между прочимъ верхнюю большую полату, подволоку (потолокъ) и стѣны паволоками. Для устройства мебели въ этихъ полатахъ было куплено 190 кожъ, по красной землѣ золотныхъ нѣмецкой работы по рублю за кожу и за шесть стуловъ кожаныхъ золотныхъ же по 2 р. за стулъ. Кожами обита казенка (такъ называлась небольшая кабинетная комната), а "стулы поставлены въ той же казенкѣ, сидѣть на нихъ начальнымъ людямъ" (Доп. А. И., XI, 24, 25).
   Въ томъ же 1684 г. было отпущено 1000 р. Кремля города на городовое дѣло и къ строен³ю Грановитой Полаты, т.-е. на возобновлен³е этихъ сооружен³й.
   Въ своемъ мѣстѣ мы говорили, что время Петра въ Истор³и Москвы есть время окончательнаго счета съ ея стариною. Отсюда начинается ея новая истор³я. Въ первый же годъ новаго столѣт³я (1701 г.) Петръ дѣйствительно произвелъ точный и подробный счетъ остававшейся къ этому году всякой наличности по всѣмъ вѣдомствамъ Управлен³я съ ихъ доходами и расходами. По этому случаю и Земск³й Приказъ въ Москвѣ составилъ впервые точный общ³й счетъ всѣхъ ея обывательскихъ дворовъ. Въ этомъ счетѣ въ Кремлѣ числилось патр³аршихъ, арх³ерейскихъ и монастырскихъ подвор³й 9, дворовъ соборнаго и приходскаго духовнаго чина - 29, боярскихъ - 3, кравчаго - 1 и стольничьихъ-1, всего 43 обывательскихъ двора.
   Въ другихъ частяхъ города считалось: въ Китаѣ-городѣ 272, въ Бѣломъ - 2532, въ Земляномъ - 7394, за Землянымъ-6117, всего и съ Кремлевскими 16.358 дворовъ.
   Сосчитано было и окружное пространство каждаго городского отдѣла. Вокругь Кремля и съ проѣзжими воротами и глухими башнями измѣрено 1055 1/2 саж., вокругъ Китая - 1205 1/2 саж., вокругъ Бѣлаго - 4463 3/4 саж., вокругъ Земляного вала - 7026 саж.
   Въ этомъ пространствѣ съ небольшимъ на 14 вер. въ окружности помѣщалось 10.241 дворъ, затѣмъ за чертою Земляного вала, какъ упомянуто, находилось 6117 дворовъ.
   Впослѣдств³и заселенное пространство было измѣрено даже и квадратными саженями, при чемъ оказалось въ Китай-городѣ 66.490 саж., въ Бѣломъ - городѣ - 695.704, въ Земляномъ - 1.375.124, за Землянымъ - 570.726 саж.
   Присоединимъ сюда свидѣтельства о числѣ дворовъ и въ 1732 и 1734 гг., любопытныя въ томъ отношен³и, что они сильно разнорѣчиво указываютъ это число. Въ 1732 г. было показано дворовъ 19.417, покоевъ. кромѣ холодныхъ - 39.047, а въ 1734 г. показано дворовъ 15.655, покоевъ (жилыхъ квартиръ) - 33.110. Статистика невѣроятная, почему по начальству былъ запросъ, но отвѣта намъ не встрѣтилось.
   По случаю этой Петровской отчетности подробно были описаны и крѣпостныя сооружен³я Кремля съ измѣрен³ями ихъ вышины, ширины и длины.
   Какъ упомянуто, длина Кремлевскихъ стѣнъ вокругъ города простиралась на 1055 1/2 саж. (По новымъ измѣрен³ямъ оказалось 1.040 саж.). Вышина стѣнъ въ разныхъ мѣстахъ была различна, отъ 5 до 8 саж. до зубцовъ; зубцы имѣли вышину по сажени. Ширина (толщина) стѣнъ равнялась 13/4 саж., а индѣ и двумъ саженямъ. Между воротами и глухими башнями стѣны раздѣлялись на 18 отдѣловъ. Проѣзжихъ воротъ числилось, какъ и теперь, пять, башенъ глухихъ и отводныхъ-16. Вышина воротныхъ и другихъ башенъ обозначена: Спасской и Троицкой по 30 саж.. Боровицкой-28, наугольныя круглыя башни: Беклимешевская имѣла около 24 саж., Водовзводная-27 саж.; остальныя имѣли различную вышину-отъ 7 1/2 до 20 слишкомъ саж. и въ большинствѣ около 15 саж.
   Со стороны Китай-города за стѣнами Кремля находился глубок³й ровъ, выкладенный съ обѣихъ сторонъ каменными стѣнами длиною 253 саж., глубиною въ 4 саж., а противъ Константино-Еленскихъ воротъ въ 6 саж.; шириною въ подошвѣ отъ 14 до 16 саж., вверху на 17 саж. Стѣны рва вверху были устроены зубцами, какъ у стѣнъ Кремля; зубцы выходили изо рва выше уровня площади. Это хорошо обозначено на рисункахъ Мейерберга (Альбомъ видовъ, No III). Черезъ этотъ ровъ отъ Спасскихъ и Никольскихъ воротъ протягивались мосты на каменныхъ сводахъ длиною саженъ по 20 (Цвѣтущее состоян³е Всеросс³йскаго государства, Ив. Кириллова, М., 1831 г., стр. 90-91). Какъ мы упоминали, этотъ глубок³й ровъ былъ построенъ въ 1508 г. Фрязиномъ Алевизомъ.
   Какой же общ³й характеръ носили всѣ зти дворы, всѣ эти многочисленныя постройки, распредѣленныя многими большими улицами и великимъ множествомъ переулковъ, представлявшихъ своего рода порядочную паутину?
   "Это былъ городъ не только деревянный, но и вполнѣ деревенск³й. Это былъ городъ, подъѣзжая къ которому, благочестивые нѣмцы говаривали, что это ²ерусалимъ, и потомъ, въѣхавши въ его деревенск³я улицы, убѣждались, что это скорѣе Виѳлеемъ, или простѣе сказать - громадная деревня, отличавшаяся всѣми качествами настоящей великорусской деревни", ибо тысячи дворовъ на самомъ дѣлѣ состояли изъ простыхъ крестьянскихъ избъ повсюду съ немощеными переулками и только больш³я улицы назывались мостовыми, потому что покрыты были деревянными мостами изъ отесанныхъ и даже неотесанныхъ бревенъ, перекрытыхъ только на царскихъ путяхъ байдашными барочными досками.
   Деревенск³й характеръ города еще больше запечатлѣвался множествомъ большихъ и малыхъ садовъ и огородовъ, существовавшихъ почти у каждаго даже и малаго двора, не упоминая о садахъ въ нѣсколько десятинъ пространства.
   Среди такой деревенской обстановки златоглавый каменный Кремль выдѣлялся въ особенной красотѣ, которая впослѣдств³и, при размножен³и каменныхъ здан³й въ городѣ, мало-по-малу стала равняться съ массою этихъ здан³й и во многомъ утратила свое выдающееся положен³е.
   Въ первый же годъ новаго столѣт³я (1701-й годъ) Кремль подвергся великому опустошен³ю оть пожара. Какъ будто сама судьба очищала его мѣстность отъ любезной старины, чтобы дать просторъ для новыхъ сооружен³й или вообще для чистаго мѣста въ родѣ широкихъ площадей. Это было только начало упразднен³я и очищен³я Кремлевской строительной старины.
   Отъ пожара очистилась обширная площадь, донынѣ существующая между Арсеналомъ и здан³емъ Судебныхъ мѣстъ, на которой въ ту же осень, 12 ноября, у стѣны между Никольскими и Троицкими воротами Петръ повелѣлъ построить Оружейный Домъ, именуемый Цейхоусъ, для чего вся мѣстность была очищена отъ оставшихся каменныхъ строен³й до материка. Объ этой постройкѣ мы будемъ говорить въ своемъ мѣстѣ.
   Во время Шведской войны Карлъ XII (предупреждая Наполеона) неотступно собирался напасть на самую Москву. Имѣя въ виду такое намѣрен³е врага, Петръ изъ предосторожности въ 1707 г. повелѣлъ укрѣпить Кремль и Китай-городъ по всѣмъ правиламъ фортификац³и, для чего были сооружены земляные баст³оны, или болверки, прозванные въ народѣ болгородками. Работы начались съ 1-го ³юня. Москва очень встревожилась, увидавъ, что дѣло идетъ не на шутку. Отъ 9 ³юня Петръ уже писалъ изъ похода: "Извѣстно намъ здѣсь учинилось, что у васъ на Москвѣ не малый страхъ произошелъ, оттого что стали крѣпить Московск³е городы; и то намъ зѣло дивно и смѣху достойно, что мы часъ отъ часу отъ Москвы далѣ, а вы въ страхъ приходите..." Государь успокоивалъ испугавшуюся Москву, напоминая, что, по пословицѣ, осторожнаго коня и звѣрь не вредить, и приказывая, оставивъ страхи, веселиться попрежнему, при семъ и насъ не забывайте, оканчивалъ государь.
   Однако болверки готовились спѣшно. 20 октября прибывш³й въ Москву царевичъ Алексѣй Петр. осматривалъ ихъ, была съ нихъ пушечная пальба. Затѣмъ царевичъ приказалъ, чтобы оканчивали болверки поскорѣе.
   Декабря 5 прибылъ и самъ государь, осмотрѣлъ ихъ также съ пушечною пальбою.
   У Боровицкихъ воротъ былъ устроенъ Боровицк³й баст³онъ. выходивш³й острымъ угломъ на Боровицк³й мостъ. Далѣе на существующемъ во 2-мъ Александровскомъ саду пригоркѣ передъ башнею возведенъ Неглинный баст³онъ; за нимъ у Троицкихъ воротъ по обѣ стороны моста-Троицк³й баст³онъ; за нимъ надъ теперешнимъ гротомъ въ 1-мъ Александровскомъ саду-Никитск³й баст³онъ, прозванный такъ потому, что стоялъ противъ Никитской улицы. Послѣдн³й баст³онъ-Воскресенск³й-былъ устроенъ передъ Наугольною башнею близъ Воскресенскихъ воротъ. Укрѣплен³я были возведены только со стороны Неглинной, такъ какъ съ другихъ сторонъ укрѣпляла Москва-рѣка и баст³оны Китай-города. Впрочемъ, и со стороны Москвы-рѣки между Тайницкими воротами и Водовзводною башнею также были устроены болверки.
   Хотя Шведская война и навела было страхъ на Москву, но она же давала случаи справлять увеселительные тр³умфы по поводу славныхъ побѣдъ надъ Шведами, при чемъ тр³умфально украшались и Кремлевск³я башни. Первое тр³умфальное торжество происходило въ началѣ января 1703 г. "взят³я ради Свѣйскаго города Нотенбурга, проименованнаго Шлисельбургомъ". Для этого тр³умфа особенно богато была убрана Водовзводная башня, наугольная отъ Боровицкихъ воротъ. По круглымъ ярусамъ и въ окнахъ до самаго верха ее расцвѣтили знаменами разныхъ цвѣтовъ, а въ ночь кругъ той башни по ярусамъ же и окнамъ между знаменъ поставили фонари слюденые, больш³е и малые. И впредь было повелѣно сдѣлать для такихъ же тр³умфовъ 500 фонарей, станки деревянные, и оклеить холстиною и учинить на тѣхъ фонаряхъ виды различныхъ фарбъ. Кромѣ Водовзводной, также украшались еще четыре башни, для чего было написано 50 картинъ и сдѣланы цвѣты, листы, фрукты и т. п. Въ 1704 г. для такихъ украшен³й сдѣлано 5 флаговъ полотняныхъ мѣрою два по 10 арш. длиною, три по 9 арш., шириною по 7 арш.; въ нихъ вшиты изъ синей крашенины кресты кавалер³йск³е по размѣру.
   Так³е тр³умфы справлялись всегда на Новый годъ 1-го января, какъ было въ 1703, 1704, 1705, 1708 1709 и 1710 годахъ. Въ 1709 г. въ ознаменовсн³е Полтавской побѣды были написаны двѣ тр³умфальныя въ знакъ побѣды картины въ ширину и въ вышину по три сажени. И тогда же было повелѣно написать на Александр³йской бумагѣ тысячу листовъ въ знакъ надъ непр³ятелемъ побѣды и къ нимъ 50 рамъ, а около тѣхъ рамъ украсить можжевельникомъ и поставить у градскихъ воротъ. Видимо, что Полтавская батал³я была изображена на этихъ листахъ и картинахъ во всѣхъ подробностяхъ и народъ могъ вооч³ю созерцать это достославное дѣло Петра.
   Въ Кремлѣ, какъ упомянуто, было заложено и строилось новое обширное каменное здан³е Арсенала, а старый каменный дворецъ былъ совсѣмъ покинутъ, оставленъ на полнѣйшее разрушен³е. Какъ онъ выгорѣлъ въ 1701 г., такъ и оставался обгорѣлымъ до 1722 г., когда по повелѣн³ю государя былъ подробно описанъ тѣмъ же строителемъ Арсенала Христофоромъ Конрадомъ, повидимому съ цѣлью возобновить ветхое и разрушенное для предположенной государемъ коронац³и его супруги Екатерины I.
   По смѣтѣ на такое возобновлен³е требовалось безъ малаго 53 тысячи, почему къ коронац³и были изготовлены только двѣ больш³я полаты, Грановитая и Столовая, и жилой корпусъ Теремнаго дворца, въ которомъ не было ни дверей, ни окончинъ, ни половъ.
   Коронац³я сь обычными торжествами совершилась 7 мая 1724 г. Послѣ того дворецъ попрежнему былъ оставленъ на запустѣн³е и разрушен³е.
   Точно такъ и въ послѣдующее время тѣ же самые главные отдѣлы дворца возобновлялись только къ коронац³оннымъ торжествамъ, остальное мало-по-малу разрушалось, чему много поспособствовалъ и страшный пожаръ всей Москвы въ 1737 г.
   Между тѣмъ императрицы, и Анна, и особенно Елизавета, очень желали устроить себѣ жилище именно въ Кремлѣ. Импер. Анна выстроила себѣ деревянный небольшой дворецъ возлѣ Арсенала, прозванный ею Анненгофомъ и вскорѣ перенесенный на Яузу. Импер. Елизавета пожелала построить дворецъ на болѣе видномъ мѣстѣ съ набережной стороны дворцовыхъ здан³й. Здѣсь возлѣ Благовѣщенскаго собора на мѣстѣ старыхъ Набережныхъ полатъ и Средней Золотой и Столовой оберъ-архитекторъ, знаменитый Растрелли, построилъ въ 1753 г, новое здан³е, названное Кремлевскимъ Зимнимъ дворцомъ, такъ какъ Яузск³й Головинск³й дворецъ носилъ назван³е Лѣтняго (Альбомъ видовъ, No V). По этому случаю всѣ части стараго разрушавшагося дворца были снова осмотрѣны и описаны при чемъ выяснилось, что "въ ономъ
   Кремлевскомъ дворцѣ всѣхъ покоевъ и съ погребами находится до тысячи номеровъ и не малое число открытыхъ площадокъ или галлерей". Съ этого времени наиболѣе обветшавш³я строен³я стали мало-по-малу разбираться.
   Елизаветинск³й дворецъ послужилъ основаи³емъ для того здан³я, которое при Екатеринѣ II было распространено пристройками и просуществовало до сооружен³я теперешняго Новаго дворца.
   Еъ 1764 г. импер. Екатерина II съ набережной стороны передъ Срѣтенскимъ соборомъ устроила себѣ особый покой, съ галлереями Дамскою и Кавалерскою, при чемъ самый соборъ получиль назначен³е быть домовымъ храмомъ зтого покоя.
   Наконецъ, въ 1769 г. архитекторъ Баженовъ по поручен³ю императрицы составилъ проектъ новой постройки дворца, по которому почти весь Кремль превращался въ одно здан³е дворца по замысловатому и очень обширному плану, такъ что въ иныхъ мѣстахъ вмѣсто стѣнъ Кремля были проектированы различныя сплошныя здан³я дворца. Какъ извѣстно, эта выдумка императрицы носила политическ³й характеръ, дабы показать Европѣ послѣ Турецкой войны, как³е еще милл³оны находятся въ Росс³и не только на войну, но даже и на постройку собственнаго дворца, конечно, небывалаго, чуднаго, гранд³ознаго. Фантаз³я была проведена со всею видимою основательностью ея выполнен³я на самомъ дѣлѣ. Для этой цѣли Кремль въ нѣкоторыхъ мѣстахъ былъ очищенъ отъ старыхъ, отчасти уже вполнѣ обветшавшихъ построекъ. Была разобрана городовая стѣна отъ церкви Благовѣщен³я до церкви Петра митрополита (что въ башнѣ), съ повелѣн³емъ этихъ церквей не касаться. На горѣ былъ разобранъ длинный корпусъ старинныхъ Приказовъ, тянувш³йся по Кремлевской горѣ отъ Архангельскаго собора къ Спасскимъ воротамъ; разобрано здан³е дворцоваго Запаснаго двора, на которомъ помѣщались Набережные сады, а въ прежнее время хоромы Самозванца; подъ горою у церкви Константина и Елены были разобраны дворы соборнаго духовенства и друг³я здан³я.
  &nbs

Категория: Книги | Добавил: Armush (26.11.2012)
Просмотров: 279 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа