Главная » Книги

Гераков Гавриил Васильевич - Путевые записки по многим российским губерниям

Гераков Гавриил Васильевич - Путевые записки по многим российским губерниям


1 2 3 4 5

  

Путевыя записки по многимъ росс³йскимъ губерн³ямъ

1820.

статскаго совѣтника

Гавр³ила Геракова.

Хоть добрымъ словомъ подарите,

Я славы громкой не ищу.

  

ПЕТРОГРАДЪ,

въ Типограф³и императорскаго Воспитат. Дома.

1828.

ПОСВЯЩАЕТСЯ

СЕЙ ТРУДЪ

ПОЧТЕННѢЙШЕМУ,

НѢЖНѢЙШЕМУ ПОЛУ.

Милостивыя Государыни!

  
   Вамъ посвящаю путевыя мои записки, потому единственно, что съ юныхъ лѣтъ и донынѣ всегда удалялся сколько возможно общества мущинъ, и ежели имѣю как³я-нибудь добрыя качества, маленьк³я свѣден³я, то бесѣда ваша тому причиною, и - на вопросъ, почему я предпочитаю собран³я благородно мыслящаго нѣжнаго пола?"- отвѣчаю:
  
   При нихъ нельзя въ словахъ забыться,
   При нихъ не смѣю глупымъ быть;
   Имъ долженъ сердцемъ покориться,
   Чтобъ тѣмъ утѣхи находишь.
   Нашедъ и радость и утѣхи
   Въ невинныхъ, Ангельскихъ душахъ,
   Вкушать я буду безъ помѣхи
   Покой и въ бѣдныхъ шалашахъ.
  
   И такъ удостоите, прекрасныя сердцами, благосклоннаго вашего чтен³я, непр³уготовленные труды мои; пускай критика вооружится, я равнодушенъ къ оной; ваша единая улыбка, ваше одобрен³е и - я доволенъ и счастливъ!
  

ПРЕДИСЛОВ²Е.

  
   Съ молодыхъ лѣтъ, веду ежедневныя записки: гдѣ былъ, что дѣлалъ, чему выучился, доволенъ ли ближними, доволенъ ли собою, въ мирѣ ли съ совѣст³ю своею и проч.; - въ такомъ почти видѣ представляю путевыя свои записки благосклоннымъ читателямъ, съ присовокуплен³емъ къ предисловью краткой жизни Зоила.
   "Зоилъ родился въ Амфиполѣ, Ѳрак³йскомъ городѣ; краснорѣч³емъ занимаясь, сытъ былъ; но - желая себя прославить и обогатить, написалъ критику на Исократовы {Кто не знаетъ сего славнаго вит³ю, добродѣтельнаго Аѳинянина, друга Сократова, истиннаго сына отечества? Кончина его доказываетъ чувствительнаго человѣка; имѣя уже 98 лѣтъ, узнавъ, что Филиппъ, Царь Македонск³й, разбилъ Аѳинанъ при Xеронеѣ, съ печали на четвертый день скончался, за 338 лѣтъ до Р. X.} сочинен³я и на безсмертныя творен³я Омировы, называя себя бичемъ ихъ: За 276 лѣтъ до Р. X. изъ Македон³и прибывъ въ Александр³ю, показывалъ свою критику на Ил³аду всѣмъ, наконецъ поднесъ оную Птоломею, прося за оную награды; ибо умиралъ съ голоду. Птоломей, принявъ съ неудовольств³емъ, велѣлъ сказать ему: Омиръ, умерш³й за 1,100 лѣтъ, кормилъ и кормитъ мног³я тысячи людей; Зоилъ же, хвалясь, что болѣе имѣетъ достоинствъ Омира, пусть прокормитъ хотя самаго себя. - Истор³я говоритъ, что сей сатирикъ критикъ имѣлъ бѣдственную кончину: одни пишутъ, что Птоломей велѣлъ его распять; друг³е увѣряютъ, что онъ побитъ каменьями; третьи утверждаютъ, что въ Смирнѣ сожженъ живой." - Зоилы нашихъ временъ! бойтесь участи собрата своего.
  

ПУТЕВЫЯ ЗАПИСКИ ПО РОСС²И.

1820.

  

²юня 2-го числа.

   Пелопонисъ родина отца моего, Константинополь колыбель матери моей, а я родясь 1775 года въ Москвѣ, въ пеленахъ привезенъ въ С. Петербургъ, до семи лѣтъ находился въ родительскомъ домѣ, въ с³и юныя лѣта лишась отца, по Высочайшему указу съ старшимъ братомъ опредѣленъ въ бывш³й Греческ³й корпусъ, кадетомъ, гдѣ и воспитанъ щедротами Великой Екатерины II, подъ надзоромъ единственно Рускаго Дворянства; по волѣ Ея, служилъ нѣсколько мѣсяцовъ въ Балт³йскомъ флотѣ, на кораблѣ Максимъ Исповѣдникѣ, и съ 1790 года до 45 лѣтъ возраста ни шагу изъ Петрова Града, занимаясь образован³емъ себя и другихъ, попечен³емъ о кровныхъ, службою военною, ученою и гражданскою. 1820 года прозьбы и прозбы молодаго Рускаго Дворянина Г. В. Д., убѣжден³я многихъ, рѣшили меня согласиться, оставить спокойств³е единообразной жизни, забыть привычки свои и пуститься въ дальное путешеств³е по Росс³и; тѣмъ болѣе я долженъ былъ согласиться, что хорошо воспитанный молодой человѣкъ, въ обязанность поставилъ себѣ, покоить, лелеять меня вовсю дорогу. И такъ съ упован³емъ на Бога, сопровождаемый благословен³ями родившей меня восмидесятилѣтней, почтеннѣйшей изъ женщинъ и всѣхъ честныхъ людей обоего пола, оставя друзей и пр³ятелей, выѣхалъ 2-го ²юня 1820 въ шесть часовъ утра изъ прекраснѣйшаго города, столицы благословеннаго Государя великаго народа. Какой-то тяжелый камень лежалъ на груди моей, и какое-то мрачное молчан³е не прерывалось до второй станц³и Мурзинки по Шлиссельбургской дорогѣ; лошади мчали, коляска катилась быстро, пыль носилась за нами, ямщикъ, хотя и молодецъ, оплошалъ, наѣхалъ на перилы, коляска на боку, тащится... мигъ, всѣ полетѣли, охаютъ, - вскочили; я будто пробудился отъ объявшей меня думы; товарищъ мой ушибся до крови выше виска. Богъ сохранилъ его, какъ и всѣхъ насъ; егерь съ козелъ съ кучеромъ больнѣе страдали вашъ покорный слуга, подобно душинькѣ, грудью упалъ на большой клокъ сѣна, однако лѣвая рука, съ мѣсяцъ была синевата; хлопотня поднять коляску, которая отъ сильнаго удару нѣсколько подалась въ лѣво; крестьяне сбѣжались; я стоя на новомъ роковомъ мосту, облокотясь обѣими руками о перилы, думалъ про себя: что тебѣ сдѣлалось, для чего ты поѣхалъ, что за прихоти, видѣть другихъ и себя показать? и когда? въ сорокъ пять лѣтъ безъ выѣзду, имѣя только книжное понят³е о почтовой ѣздѣ, о дорогахъ; не воротишься ли! вѣдь до Тифлиса далеко! Такъ думая покраснѣлъ. Какъ! Кто-то шепнулъ мнѣ на ухо, ты написавш³й твердость духа Рускаго, не имѣетъ самъ, столько твердости, чтобъ объѣхать часть Росс³и! Имѣю, отвѣчалъ самъ себѣ. Между тѣмъ, добрыми крестьянами коляска поднята, сѣли и поѣхали; въ часъ по полуночи были уже въ Шлиссельбургѣ. Продолжая ѣзду по берегу Ладожскаго канала, благоговѣя вспомнилъ Петра Великаго, который симъ каналомъ много душъ сохранилъ и сохраняетъ; прежде Ладожское Озеро много поглощало, людей и грузу. Правдою руководясь, долженъ сказать: что дороги одна другой хуже, мосты еще дурнѣе, ямщики молодцы, лошади хороши. Утверждаютъ что весь каналъ наполненъ барками съ грузомъ, и вообще одна отъ другой въ пяти или шести саженяхъ, а не трогаются; что сему причиною? вода ли? люди ли? или что другое? не мое дѣло допытываться.
   3-го ²юня въ семь часовъ по полудни, по ужасно дурной дорогѣ, съ дождемъ, доѣхали до Тифина, и по словамъ предъидущаго смотрителя почтъ, пристали въ монастырѣ. Не должно внимать, большею част³ю расказамъ смотрителей: часто путешественникъ не то находитъ, о чемъ ему говорили. Приказавъ своему повару приготовить обѣдъ, пошли въ церковь, отпѣли съ должною чиност³ю благодарственный молебенъ о сохранен³и родившихъ насъ, друзей и пр³ятелей.
   Что сказать о Монастырѣ? богатъ и хорошъ, особенно церковь. Архимандрита не застали, - изъ Монаховъ одинъ благообразный Мартир³й, который ставилъ свѣчи, и продалъ по прошен³ю нашему, описан³е Тихвинской Богоматери, обратилъ мое вниман³е: и глаголъ и поступь и скромность, все показываетъ отшельника, принявшаго душею въ живѣ Ангельск³й образъ; по распросамъ моимъ, отвѣчали всѣ Монахи: Мартир³й примѣръ благонрав³я, только и знаетъ келью свою и церковь; въ десять лѣтъ до воротъ монастырскихъ не доходилъ; пожелавъ благочестивому иноку здрав³я и твердости, вошли въ церковь женскаго Монастыря, и видѣли истинное благочин³е; - показывали ризницу, хороша, и все въ отличномъ порядкѣ. Монахини одна другой скромнѣе, разговоръ кроткой, умный и душѣ пр³ятный; съ благодарност³ю вышли прося изъявишь наше почтен³е больной Игуменьѣ, которую передъ пр³ѣздомъ нашимъ соборовали; она ждетъ смерти, какъ послѣдней отрады отличной жизни своей: такъ къ ней всѣ относились.
   Въ Тихвинскомъ женскомъ Монастырѣ, въ особомъ отдѣлен³и, стоитъ богатая гробница, съ тѣломъ Царицы Дар³и Алексѣевны, Супруги Царя ²оанна Васильевича Грознаго и племянницы ея Леониды Александровны Княжны Долгорукой.
   Въ 8-мъ часовъ, обѣдали и ужинали все почти свое; но за сѣно, ночлегъ, хлѣбъ и сливки, заплатили очень дорого.
   4-го ²юня рано выѣхали изъ Тихвина; три станц³и, ужаснѣйшая дорога и преплох³е мосты; да не приведетъ Богъ ѣхать ни одному доброму человѣку, развѣ злымъ за наказан³е. Но матер³алы уже заготовлены.
   Слобода Соминская прекрасна; на рѣкѣ Соминѣ видно, что жители торговцы, чисты вообще; а женщины живы, не дурны и привѣтливы, ни одной шляпки, ни чепчика.
   5-го ²юня, въ ѣздѣ, только останавливались въ Устюгѣ, въ дурномъ трактирѣ обѣдали, за то дорого заплатили; - опрятство и здѣсь замѣтилъ особенно въ женскомъ полѣ.
   6-го ²юня, Воскресенье, въ десять часовъ въ Мологѣ. Все дышетъ Рускимъ; идутъ къ обѣднѣ въ нарядахъ, нарядахъ Рускихъ: опять какъ, не сказать, нѣжный полъ былъ румянъ, прекрасенъ. Перемѣня лошадей, пустились, и въ Рыбинскѣ. Любезност³ю передоваго, остановились не въ частномъ домѣ, а въ Рускомъ трактирѣ, гдѣ при всемъ нашемъ, исключая стерлядки крошечной и дурной ботвиньи, ужаснѣйш³й счетъ поданъ и заплаченъ; точно по Парижски, не берутъ, а дерутъ. Рыбинскъ городъ живой: все кипитъ, говоритъ, разсуждаетъ, иначе быть нельзя, судовъ множество, и вотъ кормилица С. Петербурга. Въ даль не вхожу, а чиновники живутъ и хорошо и гостепр³имны; тутъ ужъ видны и шляпки и турецк³я шали, и проч³е наряды. По улицамъ, иныя ходятъ, друг³я гуляютъ, въ кружку стоятъ, прохожихъ оглядываютъ, замѣтя новое лицо, поклонятся: еще грубость иноземная не достигла сего города, слава Богу.
   Голова Рыбинска, купецъ Поповъ, богаче всѣхъ, умнѣе и скромнѣе, по сердцу пришелъ мнѣ, весело учиться не у надутаго, каковы большею част³ю иноземные просвѣтители, только пыль въ глаза бросаютъ. Поповъ на мои слова, что при богатствѣ города стыдно видѣть деревянную набережную, отвѣчалъ; естьли бы Государь Императоръ приказалъ брать по денежкѣ съ куля привознаго, то въ самой скорости, вся набережная была бы каменная; однако городъ имѣетъ прекрасныя церкви, биржу, и болѣе ста пятидесяти каменныхъ домовъ; уставъ, сѣли и поѣхали. Дорогою пили коф³й въ четвертомъ часу утра, у смотрителей почтъ. Иные живутъ чисто, и можно кое-что достать, а иные, - войти нельзя.
   7-го ²юня, чрезъ Ярославль и Ростовъ пр³ѣхали въ три часа но полудни въ деревню товарища моего, Богородицкое. - Нѣтъ словъ описать радости крестьянъ, увидя своего барина въ первой разъ, и нѣтъ словъ пересказать, видя чистоту мужиковъ, бабъ, дѣвокъ и дѣтей, счаст³е и довольство на лицѣ у всѣхъ; какъ весело встрѣчать въ низкой долѣ прямое весел³е и должную признательность къ своему доброму помѣщику. Вошедъ въ барской домъ, въ которомъ 30 лѣтъ никто не жилъ, а все въ порядкѣ, можно замѣтишь что тутъ живали Бояре: как³я аллеи, пруды, сады, богатство крестьянъ! Все возвѣщаетъ хорошее управлен³е. Послѣ многихъ посѣщен³й, хлѣба и соли и душевныхъ разговоровъ, въ девятомъ часу обѣдали, и вскорѣ утомленные предались сладкому сну, въ замкѣ огромномъ, гдѣ тридцать лѣтъ ни кто не ночевалъ; смѣшно, однако я пересмотрѣлъ двери, замки, хорошенько притворилъ; осторожность вездѣ нужна, хотя среди добрыхъ поселянъ.
   8-го ²юня. Шестисуточная ѣзда, молн³и, громъ, проливные дожди, холодъ, не причинили новичку, мнѣ, ни какого вреда; маленькой флюсъ, насморкъ, при выѣздѣ изъ С. Петербурга; теперь здоровъ. Были у обѣдни, послѣ которой молебенъ, Священникъ молодой человѣкъ, читалъ проповѣдь о повиновен³и Начальству и урокъ Господину; дай Богъ, чтобъ и въ столицахъ такъ говорили. Объѣзжали друг³я деревни, принадлежащ³я моему товарищу, и слезы радости встрѣчали и провожали. Баня Руская горячая и купанье, обѣдъ и ночлегъ въ селѣ же Богородицкомъ.
   9-го ²юня. Деревни собрались; пѣсни, пляски выпроводили насъ двѣнадцать верстъ, какъ будто въ торжествѣ; въ 8-мъ часовъ по полудни остановились въ Ярославлѣ у купца Ѳедора Аѳанасьевича Москотильникова; человѣкъ умный, лѣтъ 75-ти, былъ нѣсколько разъ Городскимъ головою. Въ 10-ть часовъ прислалъ просить къ себѣ Губернаторъ Александръ Михайловичь Безобразовъ; онъ такъ же гостепр³имный, какъ и въ столицѣ; имъ и супругою его Анною Ѳеодоровною, прелестною по душѣ и наружности, не могу нахвалиться; часъ времени побесѣдовавъ, возвратился къ своему товарищу, и воздавъ благодарен³е Богу, бросился на свѣжее сѣно, заснулъ.
   10-го ²юня. Въ седьмомъ часу, пошли ходить по городу: очень чистъ и хорошъ съ мостовою; сорокъ четыре церкви каменныя, одна другой лучше, {А по словамъ жителей Ярославля болѣе шестидесяти церквей, большихъ и малыхъ.} въ старинномъ вкусѣ, что и придаетъ велич³е, особенно, что снутри и снаружи съ верху до низу разрисованы. Я заходилъ къ стоящему здѣсь Дивиз³онному Генералу Н. М. Сипягину, которой годъ тому назадъ сдѣлалъ мнѣ услугу, да и кому онъ не радъ дѣлать пр³ятности? Въ 13 часовъ, по приглашен³ю Москотильникова, въ его древней покойной коляскѣ, вмѣстѣ съ нимъ были въ сумасшедшемъ домѣ. Какъ больно, видѣть себѣ подобныхъ, въ такомъ жалкомъ положен³и, но должно посѣщать с³и домы, дабы смиряться. Кто изъ смертныхъ можетъ сказать, что чрезъ часъ, и менѣе, не постигнетъ его с³е горестное несчаст³е? Тутъ одна дѣвица оставила во мнѣ сильное впечатлѣн³е. Болѣе четверти часа, я смотрѣлъ на нее: тѣло и глаза какъ бы оцѣпенѣли, горесть и равнодуш³е видны на блѣдномъ правильномъ лицѣ ея; друг³е и друг³я смѣялись, будто счастливые: какое ужасное счаст³е! Отворотился, чтобъ утерть слезы; въ цѣпяхъ, не хотѣлъ видѣть. Боже сохрани и помилуй! лучше дай смерть, нежели лишишься ума, се единый неоцѣненный даръ Творца, чѣмъ человѣкъ различаетъ зло отъ добра. Были въ больницахъ, въ рабочемъ домѣ; вездѣ чисто и хорошо, но въ домѣ незаконорожденныхъ чрезвычайно чисто и опрятно, и дѣти здоровы, сколькихъ видѣлъ. Въ часъ дома, писали письма. Обѣдалъ у Губернатора и вмѣстѣ съ нимъ въ Сиротскомъ домѣ, учрежденномъ покойнымъ Мельгуновымъ, возобновленномъ и въ возможный порядокъ приведенномъ бывшимъ Губернаторомъ Политковскимъ, такъ говорилъ Ал. Мих. Безобразовъ; тутъ воспитанники читали свои сочинен³я; въ прозѣ и стихахъ. Прилагаю одну басню, сочиненную тринадцатилѣтнимъ воспитанникомъ Павломъ Антипьевымъ.
  
         УЧЕНЫЙ ВОЛКЪ.
  
   Когда развратъ звѣрей противенъ Зевсу сталъ,
   То онъ за то на нихъ смерть съ голодомъ послалъ.
   Тогда и Левъ и Барсъ съ поникшею главою
   Внимали съ ужасомъ болѣзненному вою,
   На силу ноги волкъ отъ голоду таскалъ
   И пищею себя онъ больше не ласкалъ.
   Чѣмъ буду, думалъ онъ питаться
   За что могу теперь приняться?
   Нѣтъ силъ ловить овецъ,
   Пришолъ знать мой конецъ!
   Въ бѣдѣ такой весь умъ волкъ собралъ свой,
   Придумалъ я - прибрелъ кой-какъ къ жрецу смиренно
   И съ постной рожею просить сталъ умиленно.
   Возмись, святой отецъ, добру меня учить,
   Злымъ хищникомъ ужъ мнѣ противно стало жить.
   Да сердца и ума благое просвѣщенье
   Отклонятъ отъ меня небесъ правдивыхъ мщенье,
   Хочу я истину какъ добрымъ быть узнать
   И болѣе впередъ грѣшить не начинать.
         Жрецъ добрый удивился
         Что волкъ перемѣнился,
   И такъ не мѣшкавши его до сыта накормилъ
   И съ радостью потомъ за книгу посадилъ;
   Разинувъ волчью пасть завылъ а, а! нашъ волкъ,
         Жрецъ радъ былъ, видя толкъ;
         Другую букву задаетъ.
   Трудится волкъ; кривляетъ ротъ,
   Потъ градомъ съ волка льется
   Но бе, подъ ладъ ему ни мало не дается,
         Однакожъ бился, бился
   И не, произносить онъ твердо научился,
   И повторять ее безъ затрудненья могъ,
   Жрецъ дальше, а злодѣй со всѣхъ скорѣе ногъ
   Въ лѣсъ лыжи навострилъ и въ ремесло пустился
   Въ кустахъ близь ручейка покойно поселился,
         И тамъ богато жилъ
         И безъ труда овецъ душилъ.
   Лишь только свой урокъ бе бе, онъ протвердитъ
         Тотъ часъ барашекъ и бѣжитъ,
   Хотя учен³е и трудно волку было
   За то ужь жирненькой кусочикъ приносило.
   Но чтожъ, такая жизнь не долго продолжилась
   И хитрость на бѣду ученаго открылась;
         Губителя опять поймали
         И тотъ часъ кожу сняли.
   Изъ басни сей намъ видѣть должно
   Что зло подъ именемъ добра, хоть скрыть и можно,
   Однакоже оно не долго продолжится
   И истина должна открыться.
  
   Изъ Сиротскаго дому повезъ благосклонный Губернаторъ въ Губернское Правлен³е: внутренность очень хорошо расположена, трудами бывшаго Губернатора. Были въ Приказѣ Общественнаго Призрѣн³я, прекрасно; въ Демидовскомъ училищѣ вышшихъ наукъ, Профессора кажется хорооши. Начальникъ Виленск³й, Профессоръ древности Ханенко, болѣе прочихъ мнѣ понравились. Въ женскомъ Монастырѣ, гдѣ Игуменья строитъ прекрасную ограду. Въ Спасскомъ Монастырѣ, гдѣ Архимандритъ Неофитъ съ просвѣщен³емъ, живаго характера; библ³отека порядочная, рукописи довольно хороши, Ил³ада и Виргил³й, старинной печати. Въ Соборахъ, Успенскомъ, Константиновскомъ и другихъ; вездѣ древность живописи, богатство останавливаетъ, каждый скажетъ: прекрасно, прекрасно. Принеся благодарность отличному Губернатору за все, пустились въ одиннадцати часовъ вечера въ Кострому.
   11-го ²юня, три станц³и, очень хороши дороги; не доѣзжая Костромы, по моему настоян³ю заѣхали въ Ипатской Монастырь, видѣли Храмъ Бож³й, хорошъ и все древнее прекрасно, но въ какомъ я былъ изумлен³и, когда пожелавъ видѣть теремъ Царя Михаила Ѳеодоровича Романова и матери его Марѳы Ѳеодоровны, куда по назначен³ю великаго человѣка Сусанина, скрылись родоначальники Романовыхъ, нашелъ, что стѣны покоевъ, исписанныхъ историческими картинами: избран³е на Всеросс³йск³й престолъ Романова, забѣлены. Въѣхали въ Кострому въ 7 часовъ утра. Почтмейстеръ Де - въ; знакомый мнѣ по Петербургу и по женѣ своей, пригласилъ къ себѣ; дождь лилъ проливной, однако въ его каретѣ съ нимъ объѣхали и осмотрѣли Соборы и Монастыри. Успенск³й Соборъ очень хорошъ въ древнемъ вкусѣ. Воскресенск³й Монастырь на Дебрѣ, Богоявленск³й - прекрасный и отпечатокъ Рускаго народа къ Богопочитан³ю и щедрогаѣ; почтенная древность и богатство. Убѣжденные остались обѣдать у гостепр³имныхъ хозяевъ, очень доволенъ, - тутъ увидѣлся съ давнишнимъ пр³ятелемъ Г. В. Нелидовымъ, Предсѣдателемъ Уголовной Палаты; его хвалятъ за благородство чувствъ и дѣян³й. Городъ Кострома далеко отсталъ отъ Ярославля по всѣмъ отношен³ямъ: и весьма грязно, и строен³я не Ярославск³я. Въ три часа пополудни, но благодаря Де - хъ, пустились въ дорогу. Хотя и люблю величественную природу, но отъ Костромы до города Кинишмы 84 версты, безъ отдыха, молн³и, громъ ужасный, дождь и градъ, сопровождая насъ, родили во мнѣ неудовольств³е; къ симъ непр³ятностямъ, дороги недодѣланныя, и большею част³ю дурны, горы, рытвины, стремнины, паромы дурнѣйш³е, и мы по грязи глинистой должны много верстъ прогуливаться - едва, едва достигли Кинешмы. Бѣдность вездѣ выказываетъ свое чело; вошелъ въ чернѣйшую избу изъ лучшихъ, мылись и пили коф³й, со множествомъ разнородныхъ гадинъ и насѣкомыхъ, тутъ я самъ сбиралъ градъ, болѣе голубинаго яйца; два пастуха были ранены и нѣсколько овецъ побито.
   До Юрьевца-Повольскаго дорога прекрасная, время очень хорошо, солнце возс³яло.
   12-го. Пр³ѣхавъ въ Юрьевецъ-Повольской, остановились подлѣ почты, у Мѣщанина Шапошникова, чисто живущаго, передъ обѣдомъ, были въ Соборѣ Входъ въ ²ерусалимъ, или Спасовходск³й и Успенск³й. Говорятъ, что Велик³й Князь Юр³й Всеволодовичь выстроилъ сей Соборъ. Городъ плохъ, и что страннѣе, по словамъ Шапошникова, жителей 551, а домовъ 599. Въ девять часовъ вечера, по изрядной дорогѣ, исключая размыт³я отъ дождей и горъ, пр³ѣхали въ село Лукинское; три раза должны были по грязи итти пѣшкомъ. Въ с³е время рѣчка Ячмень отъ дождей не токмо разлилась, но такъ вздурилась, что прорвала плотину, сдѣлавъ мужикамъ убытку тысячи на двѣ; паромъ унесенъ былъ въ Волгу; с³я послѣдняя прекрасна во всемъ течен³и своемъ. Много споровъ: товарищъ мой, по пылкости своей, хотѣлъ переѣхать бурливую Ячмень; я не соглашался, представляя смерть Князя Аркад³я Александровича Суворова, который не хотѣлъ нѣсколько часовъ подождать, лишился въ Рамникѣ жизни, и тѣмъ лишилъ отечество отличнаго Генерала. При томъ мужики, собравш³еся около насъ, будто про себя говорили: утро вечера мудренѣе.- Эти слова подѣйствовали; мы остались; въ чистой избѣ у ямщика Васил³я Смирнова, ужинали и со множествомъ мухъ спали, - ну ужъ сонъ! мужики смышлены.
   13-го ²юня. - Напившись кофею, переѣхали на лодкѣ чрезъ Ячмень, коляска и бричка, рѣчкою не глубоко. Двѣ станц³и дорога хороша, нѣсколько горъ, особенно первая крута - пѣшкомъ перешли, погода прекрасна; въ одиннадцать часовъ укрѣпились яичницею и поѣхали въ Нижн³й-Новгородъ, изъ деревни Гумнища, К. Урусова; она хороша, крестьяне и крестьянки чисты. Это доказываетъ, что помѣщикъ честной человѣкъ; я его не знаю, но довольство ввѣренныхъ ему заставляетъ любить его. Въ половинѣ осьмаго по полудни, пр³ѣхали въ Нижн³й-Новгородъ чрезъ паромъ. Видъ отъ рѣки Оки - прелесть; по горѣ, - уступами домы, домики, лачужки; для новой ярмонки, строен³е по виду хорошо, еще строится. Тутъ на ярмонку стекаются до двухъ-сотъ тысячь человѣкъ, съ 20 ²юля до 20 Августа. Кто Росс³янинъ и не знаетъ, что 32 губерн³и соединяются Волгою? При семъ могъ бы я написать двадцать страницъ Истор³ю ярмонки; но выписки изъ книгъ не дѣлаю, какъ мног³е путешествуютъ по книгамъ, и слѣпо вѣрятъ онымъ. Остановились на Покровской улицѣ, недалеко отъ Губернатора, въ домѣ купца Булошникова. Передъ окнами, какъ меня увѣряли, та площадь, гдѣ 1612 года, Козма Мининъ Сухорукой уговорилъ согражданъ ополчиться противъ Поляковъ, стать въ ряды,- подъ знамена К. Пожарскаго. Смотря изъ окна на площадь, вдоль улицы, гдѣ довольно людей гуляло, предался думѣ о минувшихъ временахъ, воспоминалъ свою юность, когда и ночи просиживалъ надъ книгами, чтобъ отыскать, вырыть такъ сказать полезное, и передать современникамъ; слабымъ перомъ начерталъ дѣла К. Пожарскаго и Минина, достигъ своей цѣли, возбудивъ нашего Русскаго Фид³аса, Мартоса, приняться за рѣзецъ,- и мы увидѣли, по волѣ ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА, пожелан³ю Русскихъ, памятникъ воздвигнутый въ Москвѣ, симъ великимъ Мужамъ. Душа моя торжествуетъ! Разговоры съ Полицмейстеромъ Смирновымъ, пылкимъ и готовымъ услужить, ужинъ и сонъ разсѣяли мою думу.
   14-го. Утромъ увидѣлся я со старымъ знакомымъ, нынѣшнимъ Губернаторомъ, Александромъ Семеновичемъ Крюковымъ, вѣжливымъ человѣкомъ. До обѣда, вмѣстѣ съ Смирновымъ были въ Соборѣ: - хорошъ; поклонились гробницѣ безсмертнаго Минина; не бывъ сентиментальнымъ, подвиги Минина приказали слезамъ выкатиться изъ глазъ моихъ - и се жертва великому человѣку. Были въ другихъ церквахъ, всѣ хороши; но Ярославск³я богаче, а Костромск³я лучше. Объѣхали почти весь городъ: видно, что торговый; но не только красавицы не встрѣтили, даже милой; можетъ быть на нашу бѣду, или на наше счаст³е, хорошеньк³я попрятались. Въ два часа съ половиною, прошенные обѣдали у Губернатора; супруга его, изъ Англичанокъ, тѣмъ больше почтеннѣе для меня, что говоритъ по-Русски, какъ Руская; обѣдъ славный по всѣмъ отношен³ямъ, и бесѣда порядочная; съ балкона, глазъ видитъ лучшее мѣстоположен³е. Присутственныя мѣста давно сгорѣли; обывателей считаютъ до 15 тысячь человѣкъ. Семинар³я, говорятъ, хороша; времени не было самимъ посудить. Гуляли, были въ церкви Рождества Богоматери; построена Демидовымъ, при Петрѣ Великомъ; служен³я не было, по словамъ Священника, съ 1722 до 1725; что за причина? не даромъ; ибо Петръ I все дѣлалъ съ умомъ. Тутъ видѣлъ, писанныя Евангел³я, образа письма отличнаго, и все прекрасно. Вечеръ, и я дома, въ пр³ятныхъ разговорахъ, съ добрымъ и любезнымъ товарищемъ.
   15-го ²юня. - Насъ посѣтили мног³е, и Прокуроръ, котораго хвалятъ, Николаевъ, принесъ мнѣ рукопись о Нижнемъ-Новгородѣ; въ оной ничего новаго не нашелъ; однако очень благодаренъ за учтивость. До двухъ часовъ дома; званые Смирновымъ, коего зналъ офицеромъ въ Преображенскомъ полку, обѣдали хорошо, и чувствительны за ласки. Ходили по городу и первой разъ видѣли нѣсколько дамъ. И здѣсь, какъ и въ другихъ городахъ, въ два дни я узналъ и то, и другое; кто говоритъ тотъ и правъ, Богъ да помиритъ всѣхъ. Лелевыхъ (Амурныхъ) дѣлъ мало, извѣстныхъ, за то у насъ хоть не слушай. Помолясь, заснулъ крѣпко.
   16-го. Утромъ слушали обѣдню въ дѣвичьемъ Крестовоздвиженскомъ монастырѣ, гдѣ болѣе восьмидесяти монахинь и бѣлицъ; службу совершалъ Священникъ очень хорошо; на крылосахъ монахини и бѣлицы пѣли изрядно; все вмѣстѣ благоговѣн³е внушаетъ; приглашены къ Игуменьѣ, (Дороѳея Михайловна Мартынова замужемъ была за Новиковымъ). Въ монастырѣ нельзя не замѣтить чистоту, чинность, красоту, умъ Игуменьи, простоту глагола. Обѣдали у Губернатора, были въ Ланкастерской школѣ: порядочно. Вице-Губернаторъ Д. С. С. Моллеръ, показывалъ намъ вино въ подвалахъ; отлично хорошо поставлено; желательно бъ было, чтобъ вездѣ былъ такой порядокъ. Въ Театрѣ играли Богатонова, дворовые люди Князя Николая Григорьевича Шаховскаго, очень изрядно, особенно актрисы. Простясь со всѣми, приготовились къ отъѣзду.
   17-го ²юня.- Дорога не совсѣмъ дурна; до Василя двѣ версты; розы дик³я, благовон³емъ своимъ пр³ятны обонян³ю и зрѣн³ю, - жаль, что церковь давно строится и къ концу не доходитъ.
   18-го. Въ дорогѣ, отъ Чебоксара до самой Казани, дороги большею част³ю дурныя; но я замѣтилъ, что деревья садятъ передъ рвами, а не за рвами; это спасаетъ отъ несчаст³я, при темнотѣ ночей, при дождяхъ и разливахъ. Только одинъ паромъ проѣхали въ Казанской Губерн³и, и тотъ дурнѣйш³й. Ямщики отъ С. Петербурга всѣ хороши. Отъ Эмангаша везли насъ Черемисы: хотя бѣдные, но управляютъ хорошо; жены ихъ очень дурны; потомъ Чуваши, не хуже, и жены ихъ не красивѣе; отъ Чебоксара Русаки везли, отличные молодцы, а дорога самая несносная. - Шестнадцать верстъ до Казани, дорога гладкая, хорошая, но ямщики Татары; чуть-чуть не были опрокинуты; я выходилъ, и по глинистой, грязной землѣ подъ дождемъ верстъ восемь шелъ пѣшкомъ, чтобъ сберечь себя, взъѣзжая на гору, а лошади назадъ во всю лошадиную прыть; Богъ помогъ, мы выскочили и - живы! У товарища моего хотя нога болѣла, но у страха глаза велики, забудешь и боль. Вообще дороги до Казани отъ Василя-Сурска гористы, мосты довольно хороши; сутки не обѣдали, а ѣли много. Въ 12 часу по полудни въѣхали въ Казань, остановились въ Проломной улицѣ, въ домѣ купца Дьяконова: не чисто; помолясь, бросился на сѣно и проснулся въ девятомъ часу утра.
   19-го ²юня, умылись, нарядились и пошли къ знакомому мнѣ Губернатору Ц. А. Н. Привѣтствовалъ, какъ человѣкъ съ хорошимъ воспитан³емъ, просилъ ужинать. Казань, хорош³й городъ, послѣ пожаровъ выстраивается лучше прежняго, множество каменныхъ домовъ; Соборы и церкви далеко отстали отъ Ярославскихъ, Ростовскихъ, Костромскихъ и Нижняго-Новгорода; улицы немощеныя, и весь городъ то на горѣ, то подъ горою. Каменный Гостиный дворъ даже нахожу лучше С. Петербургскаго, и множество деревянныхъ лавокъ, лавочекъ и шалашей; вездѣ народу много: считаютъ около сорока тысячь Русскихъ и Татаръ. До ужина Губернаторскаго, послѣ нашего хорошаго обѣда, пошелъ я къ Прокурору Ильѣ Михайловичу Авдулину, моему пр³ятелю, и не доходя до дома, спросилъ проѣзжаго объ немъ. Прокуроръ умеръ отъ удара, часа три тому назадъ; меня с³я вѣсть поразила, тѣмъ болѣе, что отъ Губернатора начиная, всѣ его хвалили и хвалятъ; душевно жалѣя объ умершемъ, пошелъ къ Коменданту Алберту Карловичу Пирху 2-му; онъ, завидя меня, встрѣтилъ, какъ отца, какъ стараго наставника; обнималъ со слезами и тѣмъ доказалъ благородство чувствъ своихъ; говорили о многомъ, и онъ здраво мыслитъ и отлично выполняетъ наложенную должность. Тутъ былъ Полк. Блумъ съ женою, умною и почтенною; бесѣда ея пр³ятна. За ужиномъ у Губернатора, познакомился съ Княземъ Давыдовымъ Почтъ-Директоромъ и Масловымъ: оба своимъ обращен³емъ оставили во мнѣ признательность, что сказать о хозяинѣ? Онъ всегда одинаковъ, слѣдственно заслуживаетъ благодарность. До двухъ часовъ писалъ у себя. Спалъ хорошо.
   20-го ²юня. Въ десятомъ часу утра вмѣстѣ съ Губернаторомъ были въ Соборѣ, гдѣ покоятся мощи С. Гур³я; и праздникъ онаго; народу очень много, Арх³епископъ Амврос³й чинно, хорошо служилъ; Прото³ерей читалъ своего сочинен³я предлинную проповѣдь. - Городъ Казань гористъ, шесть лѣтъ тому назадъ горѣлъ, и - по словамъ жителей, выстроенъ гораздо лучше, и болѣе каменныхъ домовъ. Послѣ обѣдни были въ Казанскомъ Богородицкомъ дѣвичьемъ монастырѣ, гдѣ Игуменья Назарета Васильевна, урожденная Гладкая, умная женщина, все сама намъ показывала, и все очень хорошо: болѣе семидесяти монахинь, бѣлицъ и одна схимница; много привлекательныхъ лицъ, что веселитъ сердце человѣческое! Игуменья одарила насъ коп³ями образа Казанской Богоматери, персиками, сливами и желан³емъ счастливаго пути; крайне довольны, а я болѣе что она меня узнала, потомъ и я; хотя не видѣлись болѣе пятнадцати лѣтъ, улыбаясь, почти вдругъ сказали: постарѣли! Обѣдали со многими у Губернатора; писали; были у Пирха: радъ душею гостямъ и угощалъ сердцемъ; молодецъ и собою и дѣлами! Были въ славнѣйшей банѣ у Маслова; насъ посѣтили мног³е, простились со всѣми съ благодарност³ю, ужинали, и предались сладкому, безмятежному сну.
   21-го ²юня. Въ шесть часовъ выѣхали изъ Казани, и на седьмой верстѣ, на прехудой лодкѣ, съ коляской и бричкой переѣхали Волгу, шире Невы рѣки; слава Богу, что тихо было, а то бѣда неминуемая; спускаться по крутѣйшему берегу страшно; счастливы мы, что ночь не настигла насъ. Горько, что люди мало заботятся о безопасности ближняго, и ждутъ, чтобъ грянулъ громъ; а безъ того хоть трава не рости, для нихъ все равно! Переѣхавъ Волгу въ Верхн³й Усланъ, шли подъ гору и на гору версты три, устали; девять часовъ утра, и мы ждемъ, сидя на горѣ, экипажей. Двѣ станц³и Сейтово и Бурундукь - Татары; Чивергинъ - Русск³е; хотя гористо, но виды прелестные; лѣса, - дубъ и липа, цвѣтовъ множество, и благовон³е отъ оныхъ; мосты очень дурны; въ Бурундукѣ остановились у Татарина крестьянина; на дворѣ обѣдали, окруженные нечистыми Татарами; рамазанъ, - постъ ихъ; они ѣдятъ по закатъ солнца, и потому будто тощи, блѣдны; дѣти презамаранныя и женщины тоже, и дурны же къ тому. Четыре станц³и, ослѣпляющ³я частыя молн³и, громы, дождь проливной, вѣтеръ сильный, грязь и отъ того можетъ быть дурныя дороги, приводили въ ужасъ; мы закрыли коляску, я предалъ душу свою Богу и заснулъ; пробудился у послѣдней станц³и, подъѣзжая къ Симбирску, отъ крику женскаго и дѣвичьяго; протирая глаза, слышу: "Баре! не ѣздите по мосту, пусть грѣшники ѣздятъ, и то передъ вами ось переломилась у какого-то проѣзжаго." Спасибо, сказалъ я, и выпрыгнули изъ коляски, которую вмѣстѣ съ бричкою отправили въ объѣздъ, а сами перешли по новымъ периламъ; мостъ съ верху новъ, а съ низу гнилъ: вотъ причина, что провалились четыре доски; бѣда да и только!
   22го ²юня. Въѣхали въ Симбирскъ; городъ прегрязный, а осенью, говорили мнѣ, Боже упаси. Всѣ почти строен³я деревянныя, ветхи; дѣвич³й монастырь, гдѣ Богоматерь Свирская, четырнадцать монахинь, бѣдненькихъ старушекъ; Троицк³й Соборъ отвѣчаетъ всему городу, бѣденъ. Черезъ часъ выѣхали; въ станц³и Ключищѣ обѣдали въ избѣ, и проѣхавъ Ташлу Ясашную, Тиренгулъ, Горюшки, Ивановку, въ четыре часа утра 23-го ²юня въѣхали въ чистенькой городъ Сызрань.
   23. - Весело видѣть людей хорошихъ, стариннаго покроя; здѣсь Экспедиторъ почты, тридцать лѣтъ на одномъ мѣстѣ, и все-таки бѣденъ, а очень доволенъ своею судьбой и тридцати-лѣтнимъ рыжимъ парикомъ своимъ. Выпивши кофею, поѣхали; дорога отъ Сызрани - степи гладк³я, рѣдко увидишь деревцо и земля не вспахана; грустно видѣть верстъ сто и болѣе нагую природу, и трава сквозь известь мало выказывается; верстъ также болѣе ста, гора за горою известковыя; пѣшкомъ должны были идти почти до города Хвалынска; по охотѣ разъ можно видѣть, а на картинѣ красивѣе; лишь Хвалынскъ проѣхали, почва земли лучше, и рука человѣческая видна, вездѣ хлѣбъ; солнечные лучи, ударяясь о горы известковыя, прекрасными ихъ кажутъ; тутъ начинаются горы, зеленью покрытыя, и до самой Алексѣевки: Саратовской Губерн³й, деревня моего товарища съ 1500 душъ. Сколько мы были восхищены въ Богородицкомъ селѣ или Капцовѣ, столько здѣсь не то по всѣмъ отношен³ямъ; отъ чего же такая разность? отъ того, что бурмистръ не по выбору крестьянъ. Въ три часа лишь пр³ѣхали, принесли и стерлядей и осетра аршина полтора длиною, въ челнокѣ, да все такъ сухо; - поѣли, и въ девять часовъ, поговоря и о томъ и о другомъ, заснули. И такъ въ двадцать одинъ день ѣзды, мы останавливались ночевать въ Тихвинѣ, Капцовѣ, Ярославлѣ, въ Нижнемъ Новгородѣ и здѣсь, въ Алексѣевкѣ.
   24-го. Праздникъ у моего товаршца, были у обѣдни, церковь въ самомъ горестномъ положен³и; душа моя тронута была во время службы; мало крестьянъ у обѣдни, хотя велик³й праздникъ, церковью установленный, ²оанна Предтечи. Товарищъ мой недовольный поѣхалъ по другимъ своимъ деревнямъ, а я обходилъ избы, и по распросамъ моимъ, много крестьянъ имѣютъ по десяти лошадей, столько же коровъ и по пятидесяти овецъ, а бурмистръ въ пятеро болѣе, не говоря о деньгахъ; отъ чего же церковь Бож³я въ бѣдности, и мало было и бываетъ у обѣдни? Не смотря, что деревня богатая, домъ или лучше сказать изба для пр³ѣзда барина, не отвѣчаетъ избытку крестьянъ. Въ шесть часовъ обѣдали, погуляли безъ удовольств³я; никогда не видалъ столь безчисленнаго множества мухъ; однако въ поставленныхъ стаканахъ съ виномъ, поминутно исчезало тысячь по нѣскольку. Что ежели бы люди злые и дѣлающ³е пагубу ближнему, такъ скоро умирали, когда не хотятъ покаяться и вести жизнь добродѣтельную?
   25-го ²юня, въ десять часовъ утра выѣхали изъ села Алексѣевки, не слишкомъ довольны, по многимъ отношен³ямъ. На второй станц³и; проѣхавъ 36 верстъ, широкой буеракъ въ деревнѣ Графа Кочубея; лопнулъ ремень задней рессоры: благодарен³е Богу, съ нами ничего не случилось! запасными веревками завязали. Въ имѣн³и Графини Ливенъ, Терса, шли двѣ версты пѣшкомъ, переѣзжали на дурненькомъ паромѣ; лошадь у брички лопала въ воду, отъ дурнаго спуску; вытащили. Отъ Алексѣевки до широкаго буерака дорога хороша, не смотря, что съ горы на гору, но можно безъ трудности ѣхать: до Вольска дорога гориста, известкова, виды очень часто хороши, особенно подъѣзжая къ Вольску, спускаясь къ городу версты полторы, хотя и кажется круто, но съ осторожност³ю можно, не тормозя, ѣхать, а подниматься рысью; честь Губернатору Алексѣю Давыдовичу Панчулидзеву, что такъ устроитъ гору! Въ Вольскѣ остановились въ домѣ вдовы Плехановой; чисто живетъ, не дурна собою, учтива, хорошо говоритъ; жаль только, что старообрядица! Здѣсь много каменныхъ строен³й, но пусты; двѣ церкви и одна старообрядческая, нынѣ запечатана; жителей мужескаго пола четыре тысячи, всего около десяти тысячь. Вольскъ - родина Злобина, бывшаго купца богача, и называлась, тридцать пять лѣтъ тому назадъ, Маловка, нынѣ лучше Костромы и грязнаго Симбирска. Городнич³й, Коллежск³й Совѣтникъ Струковъ, порядочнаго обращен³я, шестнадцать лѣтъ въ одной должности и доволенъ. Въ городѣ ярмонка до 1-го ²юля. Изъ Вольска на второй станц³и, ямщикъ, отъ неосторожности сломалъ два валька: это ничего; потомъ тучи, какихъ не видывалъ, дождь проливной, грязь, темнота, вѣтеръ, холодъ, я въ безпокойств³и, товарищъ мой спитъ, а я самъ не свой; наконецъ, въ закрытой коляскѣ, задернувъ и занавѣску, помолясь и безъ стыда со слезами, предалъ себя Богу, заснулъ, и бѣды не было.
   26-го ²юня. Доѣхавъ до Жуковки, въ семь часовъ утра, у старосты на дворѣ, кончили утреннее убранство и пили кофей; но какъ доѣхали не на почтовыхъ лошадяхъ? увы! часа три въ темнотѣ плутали; изъ Жуковки поѣхали на лошадяхъ моего товарища, и въ Алексѣевкѣ (экономическое дѣло Саратовской губерн³и:) чрезъ гнилѣйш³й деревянный и безъ перилъ мостикъ, искуствомъ кучера, мы переѣхали благополучно; бѣда же обрушилась на бричкѣ, которая съ двумя кучерами, камердинеромъ и поваромъ опрокинулась въ ровъ и повисла на деревьяхъ; двѣ лошади остались на мостикѣ, никто изъ людей не ушибся, одна бричка сильно пострадала; общ³й испугъ на долго останется у всѣхъ. Нельзя не повторить: мосты и мостики, дороги и дорожки проселочныя; большею част³ю, новыя не додѣланы, а старыя запущены. Кое-какъ доѣхали до деревни Матюшкиной, принадлежащей моему товарищу, въ прекраснѣйшую погоду. Здѣсь крестьяне добрые люди, со слезами радости встрѣтили своего молодаго барина; хотя не богаты, претерпѣвъ два раза пожаръ, но большую каменную церковь строятъ при нѣкоторой помощи молодаго барина. Проѣхавъ семь верстъ, въѣхали въ село Никольское, также моего товарища; видимо, что иго бурмистра не тяготитъ крестьянъ: отъ стараго до малаго и женск³й полъ въ нарядахъ, окружили своего помѣщика, и обвились около него, какъ дѣти около своего отца; говорили, разсуждали, имъ хорошо, дѣльно отвѣтствовали, и душа моя была въ восторгѣ; тутъ любятъ и бурмистра и старосту, отъ того, что изъ среды своихъ выбираютъ лучшаго. Мы ночевали покойно, будучи счастливы,- счаст³емъ поселянъ; я вчужѣ радовался!
   27-го ²юня. - Побѣда подъ Полтавою 1709 года; мы были у обѣдни, хорошо служили, были у бурмистра, чисто, и три сына женатыхъ, молодцы; заѣхали и въ другую деревню моего товарища; поѣли и прямо въ Саратовъ; дорога хороша. Въ семь часовъ вечера были уже въ домѣ, принадлежащемъ Губернатору на берегу Волги. Здѣсь заочно угостилъ насъ гостепр³имный Алексѣй Давыдовичъ Панчулидзевъ, котораго по С. Петербургу знаю. Довольные, предались власти сна. Тутъ получилъ отъ кровныхъ письмо: здоровы, и другое - отъ молодой особы; второе роковое огорчило меня до слезъ; да будутъ счастливы всѣ достойныя дѣвицы; мнѣ осталось ожидать очереди, Богъ и меня не оставитъ. Саратовъ чистой городъ и много церквей; мы проѣхали почти весь, въѣзжая въ оный.
   28-го ²юня. Погода прекрасная; въ девять часовъ были у Губернатора, который принялъ чрезвычайно хорошо, пригласилъ обѣдать, и такъ какъ Почта отходитъ разъ въ недѣлю, то мы поторопились домой, написали письма, отправили; пр³ѣзжалъ къ намъ благосклонный Губернаторъ въ два часа; вмѣстѣ поѣхали къ нему обѣдать; столъ отличный по всему. Тутъ познакомился съ супругою его, Екатериною Петровною, привѣтливою дамою; увидѣлся съ давно-знакомыми, Екатериною Ивановною Рѣзановой, почтенною дѣвицею: съ дочерью покойнаго почтеннѣйшаго Сенатора Сушкова, Софьей Николаевной, которой красота наружная согласна съ красотами душевными: она за мужемъ за сыномъ Губернаторскимъ Алекѣсандромъ Алексѣевичемъ, чувствующимъ цѣну своей супруги, отличной молодой матери; всѣ ее почитаютъ, и въ одинъ голосъ превозносятъ ея сердце, умъ, душу. Тутъ же свидѣлся съ Совѣстнымъ судьею Ив. Мих. Веденяпинымъ, точно честнымъ человѣкомъ; онъ мнѣ обрадовался; мы давно пр³ятели; онъ для своего мѣста созданъ. Всѣ отмѣнно учтивы, зять хозяина живой; пр³ѣзж³й Н. А. Норовъ, похож³й на почтеннаго моего наставника Евграфа Петровича Батурина, {О подвигахъ его, можно читать въ Твердости Духа Русскихъ.} съ пр³ятнымъ просвѣщен³емъ человѣкъ; Предсѣдатель Уголовной Палаты Н. Л. Б. тихой. Послѣ обѣда сидѣлъ у нездороваго сына Губернаторскаго, съ которымъ по Петербургу знакомъ: съ достоинствами молодой человѣкъ; дома писалъ, въ девять часовъ ужинали - и день миновалъ. До полуночи, собрались грядами тучи, блеснули молн³и, грянулъ громъ, при сильномъ вѣтрѣ и полился ливнемъ дождь.
   

Категория: Книги | Добавил: Ash (12.11.2012)
Просмотров: 450 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа